Безусловно, мы начали свое расследование, хотя бы для того, чтобы выяснить, не было ли это результатом ошибки внутри. Эта информация не подтвердилась. У нас задействованы специалисты-компьютерщики, которые разбираются в этом. Потому что я при всем желании в этом разобраться никак не могу. Единственное, что у нас действительно не были приняты какие-то меры предосторожности, обычные при работе с компьютерными сетями.
В прямом эфире радиостанции «Эхо Москвы» редактор отдела расследований «Новой газеты» Владлен Максимов.
Эфир ведут Лев Гулько и Константин Кравинский.

К. КРАВИНСКИЙ — Добрый день. Сегодня у нас очень интересный гость, человек, который у нас неоднократно бывал. Когда мы слышим «Новая газета» — подразумеваем сервер. Когда мы слышим «сервер» — подразумеваем «Новая газета».
Л. ГУЛЬКО — Сейчас мы смеемся, а тогда было не до смеха, наверное?
К. КРАВИНСКИЙ — Я так думаю.
В. МАКСИМОВ — В общем, да. Радости было немного.
Л. ГУЛЬКО — А чем все-таки закончилось?
К. КРАВИНСКИЙ — Вы, по-моему, сразу начали вести собственное расследование. Это я почерпнул из СМИ.
В. МАКСИМОВ — Безусловно, мы начали свое расследование, хотя бы для того, чтобы выяснить, не было ли это результатом ошибки внутри. Эта информация не подтвердилась. У нас задействованы специалисты-компьютерщики, которые разбираются в этом. Потому что я при всем желании в этом разобраться никак не могу. Единственное, что у нас действительно не были приняты какие-то меры предосторожности, обычные при работе с компьютерными сетями.
К. КРАВИНСКИЙ — То есть какой-то код?
В. МАКСИМОВ — Код, защита Кто мог знать. Вот теперь знаем, предпринимаем какие-то меры. Тогда у нас где-то за час до выхода четвергового номера все полосы исчезли, стерлись.
Л. ГУЛЬКО — Это было хулиганство или запланированная акция?
К. КРАВИНСКИЙ — Политическая?
В. МАКСИМОВ — Каких-то конкретных заявлений мы не получали.
К. КРАВИНСКИЙ — То есть никто на себя это не взял, как у нас говорят.
В. МАКСИМОВ — Да, никто это на себя не взял, как это обычно у нас в стране происходит. У нас никто ничего на себя не берет.
К. КРАВИНСКИЙ — Кстати, я тоже всегда об этом думал. Там почему-то все на себя берут, а у нас что-то никто не берет.
Л. ГУЛЬКО — Потому что мы не в Чикаго.
В. МАКСИМОВ — Да, там люди образованные
Л. ГУЛЬКО — Но у вас в отделе расследований какие-то соображения есть?
В. МАКСИМОВ — Утверждать что-то трудно. Но у нас есть несколько конфликтных направлений в последний месяц. Конфликтные ситуации складывались и с нашими бывшими инвесторами, и в связи с позицией «Новой газеты» в освещении чеченской войны. Второе — это все еще продолжающееся наше противостояние с ФСБ.
Л. ГУЛЬКО — Об этом мы поговорим чуть подробнее.
К. КРАВИНСКИЙ — Об этом тоже хотелось бы поговорить, по поводу публикаций о рязанском гексагене.
Л. ГУЛЬКО — И третье?
В. МАКСИМОВ — Это можно просто связать с тем, что все это произошло перед выборами.
К. КРАВИНСКИЙ — Там, кстати, какой-то материал был
Л. ГУЛЬКО — Потом газета вышла.
В. МАКСИМОВ — Основные материалы мы выпустили в следующий понедельник.
Л. ГУЛЬКО — Про Александр-Хаус
В. МАКСИМОВ — Да-да. И про штаб Путина. Эти материалы вышли, мы выпустили на 8 полос больше.
Л. ГУЛЬКО — Занимались ли сотрудники спецслужб Вы вели свое расследование, а они свое, да?
В. МАКСИМОВ — К нам приезжали специалисты из МВД. По-моему, это называется отдел «Р», радиотехнический отдел. Но пока, насколько я знаю, какого-то своего заключения они нам не предоставили.
Л. ГУЛЬКО — Но работа ведется? Вы все-таки ждете от них какого-то заключения?
В. МАКСИМОВ — Работа ведется, но к сожалению, по опыту в стране и в мире, именно с компьютерными хакерами, — очень трудно их найти и докопаться.
Л. ГУЛЬКО Но, тем не менее, меры защиты вы все-таки предприняли?
В. МАКСИМОВ — Естественно.
Л. ГУЛЬКО — Теперь можно быть спокойным?
В. МАКСИМОВ — Я надеюсь.
К. КРАВИНСКИЙ — Теперь давайте коснемся публикации в сегодняшней газете об информационной атаке на «Новую газету» в связи с рязанским гексагеном. Что там происходит?
В. МАКСИМОВ — Скажем так. Мы как журналисты находим какую-то информацию, в частности, по инциденту в Рязани, с этими странными учениями. Эти учения еще тогда нам показались, по крайней мере, необычными. Но впоследствии наш корреспондент Павел Волошин получил какие-то факты, подтверждающие, что это были не просто учения. При этом наша газета заняла позицию, что мы не являемся истиной в последней инстанции, мы эти факты обнародуем, и ждем, что они будут восприняты официальными органами, и наши версии будут как-то учтены в расследовании этого инцидента. Правоохранительными органами эти факты были восприняты, но не так, как нам хотелось бы, потому что мы тут же получили мощный информационный накат на нашу газету.
Л. ГУЛЬКО — Через кого?
В. МАКСИМОВ — Через главу ЦОС ФСБ Здановича на его пресс-конференциях и через ряд СМИ, в том числе телеканалы. Нас обвиняли и обвиняют сейчас во всех возможных грехах.
Л. ГУЛЬКО — И как вы будете защищаться, если будете отвечать на это?
В. МАКСИМОВ — На все нападки мы отвечать не будем. Потому что я думаю, нашим читателям не будет интересно, если мы будем развивать какую-то склоку, обмениваться какими-то выпадами. Мы просто продолжаем публиковать на страницах своей газеты информацию по этой теме, мы ее не оставляем. Причем мы опять же все время подчеркиваем, что мы готовы сотрудничать (в хорошем смысле) с правоохранительными органами, и не хотим, не ставим цели их очернить. Есть факты, пускай они их объяснят.
К. КРАВИНСКИЙ — И пусть их проверят, это же нормально.
В. МАКСИМОВ — Пускай их проверят, дай бог, если это не так. Я лично первый буду рад, что наши плохие предположения не подтвердились. Но, к сожалению, пока мы не получили никаких заключений.
К. КРАВИНСКИЙ — А какие еще расследования проводит на сегодняшний день отдел расследований?
Л. ГУЛЬКО — «Менты «Новой газеты», это называется
В. МАКСИМОВ — В последнее время у нас было достаточно много материалов. Но в последнее время у нас сформировался один из наших основных героев. Это ФСБ. В частности, это была история с сотрудницей телекомпании НТВ, где сотрудники ФСБ пытались оказывать на нее давление.
Л. ГУЛЬКО — В связи с чем?
В. МАКСИМОВ — Дело в том, что у нее с сыном сейчас не очень хорошая ситуация. Он проходит в качестве свидетеля по одному мелкому уголовному делу. Причем подмосковный следователь еще даже не сформулировал точно обвинение, было ли это просто хулиганство или еще что-то. И вдруг на него вышли сотрудники управления по защите конституционного строя — наследник бывшего пятого управления — с настойчивой просьбой предоставить материалы дела. На что следователь ответил, что он не понимает, почему ФСБ заинтересовалось этим делом, счел их просьбу не соответствующей закону и отказал им в этом. Также сотрудник ФСБ выходил на маму этого сына с какими-то странными предложениями о том, что он доброжелателен, готов помочь в ситуации с сыном, но он не альтруист. Причем он не сформулировал, чего он конкретно хочет, но подчеркнул, что деньги ему не нужны. В принципе эта ситуация похожа на классическую попытку вербовки, наверное, не очень удачную. ФСБ придерживается такой версии, что они просто хотели пригласить на работу сына сотрудницы НТВ, который является студентом юридического института. Поэтому они сначала проверяли, соответствует ли он.
Л. ГУЛЬКО — А к мальчику обратиться
В. МАКСИМОВ — При этом ни мальчику, ни маме, ни ректору института не поступало никаких запросов.
К. КРАВИНСКИЙ — А когда появится эта публикация?
В. МАКСИМОВ — Эти материалы уже были.
К. КРАВИНСКИЙ — С продолжением, да?
В. МАКСИМОВ — Да.
К. КРАВИНСКИЙ — У нас практически не осталось времени, к сожалению.
Л. ГУЛЬКО — Мы должны поздравить «Новую газету», которой 1 апреля исполняется 7 лет.
К. КРАВИНСКИЙ — Поздравляем от души, с удовольствием сотрудничаем, и, надеюсь, и будем сотрудничать.
В прямом эфире радиостанции «Эхо Москвы» был редактор отдела расследований «Новой газеты» Владлен Максимов.


Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире