25 июля 2000
Z Интервью Все выпуски

предстоящее 26 июля обсуждение второй части Налогового кодекса в СФ РФ; политика правительства РФ и Центробанка по удержанию инфляции; курс


Время выхода в эфир: 25 июля 2000, 17:15

25 июля 2000 года.
В прямом эфире радиостанции Эхо Москвы Алексей Кудрин, вице-премьер правительства России, министр финансов России.
Эфир ведет Алексей Венедиктов.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Мы, конечно, сегодня поговорим и о том событии, которое может случиться завтра. Завтра Государственная Дума может одобрить налоговый кодекс, и это будет налоговая революция, может отвергнуть налоговые законы — мы будем говорить о том, что будет тогда. Но у меня сначала немножко другой вопрос. Сегодня Всероссийский центр изучения общественного мнения отметил следующее: рост цен для 83% россиян является проблемой, которая в наибольшей степени их тревожит. И нам звонили люди, которые знали, что вы придете к нам, и спрашивали: Как же так? Рубль укрепляется, доллар падает, а цены растут.
А.КУДРИН: Действительно, такая ситуация в экономике любой страны может сложиться очень редко, это уникальная ситуация. Она связана с несколькими действующими в настоящее время в экономике России факторами. Прежде всего, это высокие цены на нефть. Это означает, что нефть продается по высокой цене, валюта поступает в Россию в достаточном количестве. Когда предложения валюты много, то рубль должен укрепляться, и этот процесс происходит. Центральный банк в этой ситуации может выкупать валюту и сдерживать укрепление рубля, иначе его повышение в отношении доллара.
А.ВЕНЕДИКТОВ: А зачем сдерживать? Замечательно, пусть укрепляется!
А.КУДРИН: Да, вообще-то если стратегически, то любая страна всегда занимается тем, что частично, постепенно, чтобы это было прогнозируемо для бизнеса, укрепляет свою валюту в отношении всех других. В целом это и нашей стране полезно. Но делать это постепенно и не так быстро, как происходит зачастую, когда за полгода рубль сейчас в номинальном выражении укрепился на 2%, а в связи с тем, что идет сейчас инфляция эти вещи тоже могут совпадать в это же время происходит и реальное укрепление рубля еще больше, почти до 20%.
А.ВЕНЕДИКТОВ: За полгода до 20% — суммарно, с учетом инфляции?
А.КУДРИН: Реально, да. Это означает, что нашему экспортеру сегодня сложнее будет продать свои товары на Запад. То есть после девальвации, после сильного ослабления рубля это было очень удобно, а импорт, наоборот, в нашу страну был очень дорогой: нужно на рубли поменять валюту, еще и купить. А рубли-то мы те же самые зарабатываем. Поэтому это сложно. Поэтому импорт стал уменьшаться, нам стало выгоднее экспортировать. И в связи с этим сейчас вывозится большое количество сырьевых товаров, даже часть машинно-технической продукции, валюта идет в страну, и, казалось, это хорошо. С другой стороны, увеличение валюты на внутреннем рынке приводит к укреплению рубля. Месяца два назад он был 28,3, сегодня это уже ниже 28 27,9 и т.д. Поэтому в этой ситуации экспортерам становится сложнее в ценовых сравнительных анализах или в ценовых соревнованиях соревноваться с экспортерами или с товарами на других рынках. Поэтому в настоящее время экспорт может снижаться. Для нашей страны снижение экспорта нашего товара на Запад означает снижение конкурентных возможностей российской экономики по сравнению с другими для участия в рынках, для получения спроса на наш товар. В этой связи это немножко снижает экономический рост. Мы меньше будем иметь заказов, меньше вырастет производство. Поэтому это не так хорошо, когда это очень быстро. Поэтому проблема укрепления может идти, но не так быстро, как хотелось бы. Когда высокие цены на нефть, они давят валютой на наш рубль, это может произойти быстро. Но завтра-то нефть станет обычной, цены вернутся, и тогда получится, что рубль снова будет возвращаться, и так его будет колебать в течение года на 1-2 рубля. Этого не хотелось бы. Поэтому Центральный банк сдерживает укрепление рубля, покупает валюту, тем самым выбрасывает на рынок рубли. То есть он купил валюту, рубли вышли на рынок, и они могут оказать давление в виде инфляции, если не впитаны экономикой.
А.ВЕНЕДИКТОВ: Алексей Леонидович, Вы слушателям просто скажите, им деньги в чем держать в товарах, в рублях или в долларах? Сейчас. Я понимаю, что в августе может быть другое, но в июле — тратить деньги, хранить деньги, в рублях, в валюте, в долларах?
А.КУДРИН: Вы знаете, доллар он и в Африке доллар, поэтому избегать доллара не нужно. Если текущие расходы конечно, меняют. Но специально бегать сейчас от доллара не нужно, он всегда останется надежной валютой, в которой удобно хранить свои сбережения. Ситуация кардинально не изменилась, эти изменения на рынке носят временный характер, как я сказал, связанный с конъюнктурой цен, поэтому здесь особенного ничего
А.ВЕНЕДИКТОВ: В Москву приезжает Тарик Азис (?), вице-премьер правительства Ирака. Я знаю, что одной из тем переговоров будет снятие эмбарго с Ирака. Снятие эмбарго с Ирака означает, что на мировой рынок, если Россия занимает такую позицию, хлынет нефть из Ирака, таким образом, цены на нефть пойдут вниз. Что России выгодно в данном случае? Чтобы иракская нефть пошла на рынок? Но тогда опустятся цены. Или чтобы эмбарго сохранялось, цены достаточно высокие? Но тогда Ираку с нами трудно взаимодействовать.
А.КУДРИН: Вы знаете, средняя цена на нефть за 10 лет достаточно невысокая, даже без эмбарго. И тот рост, который сейчас ощущается — по ряду причин, не только зависящих от продажи иракской нефти. Поэтому мы строим прогнозы из консервативных цен, которые не являются супервысокими, как сейчас. На такие цены, как сегодня, нужно особенно не надеяться в будущем. Поэтому я бы сказал, что серьезно мы не боимся снятия эмбарго на нефть с Ирака. Я думаю, что это не так быстро состоится это снятие. Россия и сегодня, кстати сказать, экспортирует нефть из Ирака в рамках квот, которые выделила ООН, которые мы сумели завоевать на конкурсах. И тем самым помогаем, осуществляя на деньги от этой нефти поставку в Ирак гуманитарных товаров. Я на прошлой неделе встречался с министром финансов Ирака, мы эти вопросы обсуждали.
А.ВЕНЕДИКТОВ: То есть для России не будет существенным ударом снятие эмбарго с Ирака?
А.КУДРИН: Во-первых, не будет, во-вторых, это не так быстро ожидается. Поэтому сейчас говорить об этом еще рано.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Вопрос завтрашнего заседания Совета Федерации, где будет обсуждаться пакет законодательных инициатив правительства, уже одобренных Государственной Думой, по изменению налогов в стране, вызывает интерес не только потому, что там могут быть лично у меня снижены или повышены налоги (я еще не посчитал)
А.КУДРИН: У вас налогов нужно будет меньше платить.
А.ВЕНЕДИКТОВ: Я сильно надеюсь на это. Но еще и потому, что это может стать политическим вопросом. Вы только что приехали сюда с заседания бюджетного комитета Совета Федерации. Не могли бы Вы рассказать, чем аргументируют сенаторы свое осторожное отношение к тем налоговым законопроектам, которые так бурно были одобрены Госдумой? Что их смущает политическая составляющая или экономическая?
А.КУДРИН: Вы правильно заметили, что осторожное. Поскольку сейчас мы уже успели переговорить со многими губернаторами и налоговый кодекс как серьезный шаг к улучшению ситуации в стране, к поддержке или снижению налогового беремени на наш реальный сектор сегодня не вызывает ни у кого большого отторжения или даже поддерживается Но я повторяю: осторожность, потому что каждый губернатор отвечает за свой регион. И конечно, отмена определенных налогов снижает доходы, в том числе бюджетов территорий. Поэтому все сейчас усиленно считают, проверяют, что произойдет. Поэтому мои встречи в комитете по бюджету, сегодня вечером я встречаюсь с клубом губернаторов под руководством Егора Семеновича Строева Желание разъяснить, как и налоговым кодексом, и бюджетом, который мы внесем в августе, мы сумеем решить те проблемы, которые сегодня стоят у регионов и не решаются То есть в результате введения налогового кодекса и бюджета на следующий год мы не ухудшим положение субъектов, а считаем, что улучшим. Хотя у некоторых субъектов окажется денег поменьше, но таких регионов всего несколько и, как правило, у них обеспеченность значительно выше, чем у других. То есть впервые так станет, что получат те, кто больше нуждается. И конечно, нужно иметь в виду, что мы живем в одной стране. Предприниматель, который платит налоги в Москве, не имеет в виду, что только москвич должен потребить эти деньги. Очевидно, что у нас есть регионы, где сегодня сложная ситуация, миграционная политика северные территории, территории Дальнего Востока, у которых социальный уровень значительно ниже. И конечно, рубль, заплаченный налогоплательщиком в России, должен работать на гражданина России. И сегодня, к сожалению, мы пока не создали такой системы. Мы знаем, что у нас в Москве, Петербурге, в ряде городов их около десяти — нет задолженности по зарплате, а в других она постепенно то возрастает, то снижается, и правительство вынуждено помогать даже сверх бюджета этим территориям. Мы должны сделать такую систему бюджетную, чтобы налоговый потенциал рос, промышленность росла и чтобы он более равномерно распределялся по России. Тогда у нас страна будет более в экономическом плане здоровой и обеспечит устойчивый темп экономического роста.
А.ВЕНЕДИКТОВ: Не получится ли на Вашем примере так, что и те города, где вовремя платят зарплату, в результате налоговой реформы начнут оказываться в должниках?
А.КУДРИН: Нет, как раз здесь этого совершенно не произойдет, потому что у тех, о которых я говорю, очень хороший потенциал, который многократно превышает вопросы зарплаты. Зарплата не должна быть вопросом. Это одна маленькая, но важная составляющая. Есть коммунальные расходы, есть главная функция, в том числе и у территориальных бюджетов, по здравоохранению, образованию. Мы сегодня должны говорить о том, чтобы эти функции более качественно исполнялись. Зарплата этот вопрос должен быть вне обсуждений. Зарплату везде в бюджетной сфере врач, учитель, должен получать. И это наш комплексный документ, и налоговый кодекс, и бюджет будущего года дают. Сейчас я это пытался пояснить. Хотя самым острым вопросом остается дорожный фонд, строительство дорог в стране. Если я назову цифру, сколько у нас тратится на дорожное строительство в год, многие не поверят. В долларовом выражении, даже в сегодняшних девальвированных рублях 5 млрд. долл. в год.
А.ВЕНЕДИКТОВ: Конечно, не поверят!
А.КУДРИН: Но это так. И нам хотелось бы зачастую, чтобы дороги были лучше на такие деньги, чтобы было больше результатов. Да, в дорожные фонды сейчас собирается часть зачетом, по завышенным ценам, не везде проводятся тендеры, зачастую эти дорожные фонды находятся вне местных бюджетов, не подконтрольны областной местной Думе, местной счетной палате. Это очень удобно иногда. И претензии нам предъявляют: Вы сейчас сокращаете налоги с оборота, тем самым уменьшаются поступления в дорожные фонды. Объясняю: налоги с оборота мы должны сократить совсем, потому что они
А.ВЕНЕДИКТОВ: То есть уничтожить?
А.КУДРИН: Уничтожить. И главное что все согласны. Даже губернаторы и Дума, даже те фракции, которые голосовали потом против в целом о налоговом кодексе, допустим, ОВР, — они за то, чтобы сокращать, но не так быстро, и обеспечить гарантированное поступление средств на дорожное строительство из бюджета. А кто это может обеспечить? Говорят: Вот налоги сейчас уберем, а вы потом не выделите эти средства. Поэтому мы сейчас должны договориться с губернаторами о механизмах достаточно гарантированного понятного перечисления средств в дорожные фонды.
А.ВЕНЕДИКТОВ: Сегодня, по-моему, Лужков сказал такую яркую фразу, что у России было две беды всегда дураки и дороги, только-только стали поправлять дороги, боимся, что дураки помещают это сделать
А.КУДРИН: Юрий Михайлович — человек очень яркий
А.ВЕНЕДИКТОВ: Вам есть что на это ответить?
А.КУДРИН: Конечно. Дело в том, что Москва один из тех регионов, который как раз может потерять. Но мы договорились, я предложил в том числе Юрию Михайловичу на заседании комитета: в дорожном строительстве Москва не потеряет. Но поскольку налог с оборота все-таки нужно ликвидировать, мы предлагаем другой механизм, который будет — и путем поступления налогов в бюджет Москвы, и путем дополнительных средств федерального бюджета, которые будут собраны с нефтеперерабатывающих заводов. Но здесь есть определенная логика, связанная с тем, что по дорогам ездят машины, для этого нужен бензин. Эти деньги собираются с тех, кто создает бензин и все равно через цену это получают. Цена на бензин не возрастет, но сбор, этот вид налога, закрепить для нас за тем, чтобы компенсировать эти выпадающие доходы за счет ликвидации налогов с оборота, можно. И этот механизм мы предложили, прогарантировали. Дума согласилась с нашими предположениями. Мне кажется, что Юрию Михайловичу нужно с нами активней поработать. Здесь частично теряется его самостоятельность. Но не в том, на какие дороги тратить это ради бога, Москва и впредь будет нормально строить налоги. А теряется в связи с тем, что часть субвенций должна быть направлена в Москву. Мы не хотим сейчас как-то ограничивать, просто механизм сбора налогов и акцизов за бензин так сложен. Поэтому я вижу пути, по которому мы можем урегулировать эти вопросы.
А.ВЕНЕДИКТОВ: Вы успеете урегулировать эти вопросы до завтрашнего заседания Совета Федерации — с Лужковым, с Яковлевым, с Росселем?
А.КУДРИН: Ведь все территории в таком же положении оказались, ведь все так же получали эти налоги. Так вот я хочу сказать, что сейчас многие территории Я говорил, что мои прогнозы 50 на 50. Многие территории убедились, что этот механизм может сработать. Я хочу, чтобы он сработал, чтобы налоговая реформа не пострадала, чтобы из-за этого конкретного вопроса мы не отодвинули нормальную работу нашего реального сектора промышленности еще на год
А.ВЕНЕДИКТОВ: Встречаясь на Окинаве с руководителями 7 индустриальных стран, Путин и российская делегация вообще, я так понимаю, поняли, что для наших партнеров, индустриальных стран, очень важна эта налоговая реформа. Грубо говоря, они ставят на эту налоговую реформу. И президент Ширак ровно об этом и говорил что введение этой налоговой реформы это показатель, будет ли Россия идти по рыночному пути. Это действительно так или это агитационная шумовая завеса?
А.КУДРИН: Серьезно, кроме тех вопросов, о которых я сказал, налоговая реформа решает не только вопрос о сокращении налогового бремени. Сама система налогов позволяет в меньшей степени утаивать налоги, уводить в теневой бизнес. У нас в стране сократится теневая экономика, станет меньше криминала, меньше разборок по поводу этих теневых денег, выгоднее будет легализовать зарплату. Я хочу сказать, что ко мне обратились, отреагировали многие предприниматели, очень состоятельные, даже артисты сказали: Нам теперь проще будет декларировать, показывать. Конечно, раньше больше 50% с зарплаты собиралось или в виде налога на фонд оплаты, или в виде подоходного по прогрессивной шкале. Сейчас у нас не прогрессивная, а регрессивная шкала будет по основным начислениям в государственные внебюджетные фонды. Поэтому это серьезный шаг вперед, это наконец-то попытка шагнуть в будущее, в состояние растущей экономики, когда у нас будет не сокращаться производство, а расти, и доходы населения будут не уменьшаться, а расти. Поэтому сегодня связать этот вопрос с положением конкретного региона или одного дорожного фонда даже в Москве было бы неправильно. Но мы, со своей стороны, готовы принять те шаги, которые бы успокоили губернаторов, показали бы, что вопрос жилищно-коммунального хозяйства в субъектах Российской Федерации решим за счет бюджета, лучше распределив с точки зрения методики распределения трансфертов по регионам. Сегодня ни в коем случае нельзя в ущерб всей налоговой реформе, в ущерб будущему страны поставить на первое место свои ведомственные и региональные интересы.
А.ВЕНЕДИКТОВ: Говорят о том, что проект бюджета 2001 года уже готов у вас, в основном уже с учетом того, как будто налоговая реформа прошла и законы приняты и одобрены, акцептированы и Госдумой, и Советом Федерации, и президентом. В том случае, если Совет Федерации, те 50%, с Вашей точки зрения, плохих, которые случатся, отвергнет по каким-то причинам этот налоговый кодекс, каково будет действие правительства? Новый бюджет верстать, на согласительную комиссию идти, преодолевать вето, сажать губернаторов?
А.КУДРИН: Я не сказал бы, что те 50%, которые проголосуют, — они такие плохие.
А.ВЕНЕДИКТОВ: Я не имею в виду 50% шансов. Если Совет федерации не утвердит?
А.КУДРИН: Я так думаю, что нам нужно будет побеждать губернаторов. Конечно, будет сложно. Но мы надеемся уже в ходе заседания Совета Федерации завтрашнего, как у нас принято в Думе, собраться и посовещаться — руководители, какую-то рабочую группу создать. Мы готовы к работе. Важно не отложить принятие налогового кодекса.
А.ВЕНЕДИКТОВ: Осень это поздно?
А.КУДРИН: Не надо откладывать на осень. Мы дадим такой сигнал бизнесу, что что-то не клеится, не дорешали вопросы. Мне кажется, что этого не нужно делать. Мы надеемся, что завтра убедим губернаторов. Я вижу те аргументы, которые в прямом разговоре могут их убедить, сегодня буду еще с ними встречаться, как я сказал. Но в любом случае, мы будем вносить бюджет в новом законодательстве. Я могу напомнить: в прошлом году утверждался бюджет одновременно с изменениями в налоговой системе. Это очень неудобно, в этом году мы решили уйти от этого. Мы готовим к концу недели первый примерный вариант параметров, поскольку с каждым министерством у нас идет работа по всем статьям, мы теперь должны только уместиться в те параметры, которые мы себе задали. И в этой связи мы проходили такой вариант, когда налоговые законы идут вместе с бюджетом. Но вот этого надо не допустить, надо завтра принять налоговый кодекс.
А.ВЕНЕДИКТОВ: Спасибо большое. Я надеюсь, что Вы убедите ваших коллег из верхней палаты, и думаю, что налоговая реформа, которая так важна нашей стране, уже с нового года войдет в силу.
А.КУДРИН: Спасибо!


Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире