01 июня 2000
Z Интервью Все выпуски

международный День защиты детей; перспектива введения должности Уполномоченного по правам ребенка; проблемы усыновления российских дете


Время выхода в эфир: 01 июня 2000, 19:15

1 июня 2000 года
В прямом эфире радиостанции Эхо Москвы Владимир Васильев, депутат Мосгордумы, зам.председателя по социальной политике.

С.БУНТМАН: Я Вас поздравляю с Днем защиты детей.
В.ВАСИЛЬЕВ: Спасибо, я Вас тоже.
С.БУНТМАН: Когда я был ребенком, я думал, что меня защищают от родителей. И сейчас я тоже так думаю, но уже по другую сторону баррикад. Так вот, как же мы защищаем детей, что по этому поводу думает Мосгордума? Здесь несколько аспектов. Есть долговременные, а есть сезонные аспекты. Долговременные это то, что, насколько известно, будет введена должность уполномоченного по правам ребенка, потом еще должна быть решена проблема детей-сирот это долговременные проблемы. А сезонные — это как организовать отдых. Потому что несколько человек нам уже говорили, что период безвременья кончается, когда уже нет пионерских лагерей, а дети болтаются. Давайте начнем с летнего отдыха, тем более что начались каникулы, уже сейчас они идут.
В.ВАСИЛЬЕВ: Во-первых, я хочу сказать, что в московском бюджете, основном нашем жизненном денежном законе, на цели летнего отдыха детей выделено 518 миллионов рублей. С одной стороны, вроде цифра большая, с другой стороны, цифра не решает все проблемы, и на сегодняшний день мы отправим в загородные лагеря отдыха и выездные лагеря процентов на 30 меньше детей, чем в прошлом году.
С.БУНТМАН: Почему же это?
В.ВАСИЛЬЕВ: Во-первых, цены поднялись на путевки. Вы же знаете, у нас растет цена энергоносителя, и отсюда — все эти беды. Раньше у нас доллар прыгал, теперь доллар стабилизировался, теперь у нас другой момент есть, который влияет на всю нашу экономику, на всю нашу финансовую жизнь. Но, тем не менее, те ребята, которые входят в разряд группы риска, могут выехать в лагеря по линии нашего комитета по делам семьи и молодежи. Комитет по образованию имеет свои лимиты и свои путевки. Комитет социальной защиты может отправить ребятишек на отдых. Но в основном я говорю сейчас о тех комитетах, которые работают с категориями семей многодетных, социально незащищенных или малообеспеченных. Все-таки правительство большее внимания уделяет этим детям.
С.БУНТМАН: Вы сами определяете такие семьи, сами им отправляете какие-то предложения? Или они должны выходить на комитеты?
В.ВАСИЛЬЕВ: У нас в Москве органами опеки и попечительства являются управы, и в них есть специалисты, которые отслеживают такие семьи, у них есть списки — это вообще не проблема. Найти эту семью не проблема. Самое главное все сделать вовремя и найти финансирование под эти программы. Иногда даже бывают такие ситуации: я сегодня был на ВВЦ, там открывался огромный детский фестиваль. Надо сказать, Москва приняла в нем участие. Московское правительство тоже выделило средства и полторы тысячи детей приехало из разных регионов в Москву. Они приняты, размещены, накормлены, напоены и веселятся сегодня целый день и будут это делать до 4 июня. Это, я считаю, правильная межрегиональная политика, и на это мы не жалеем денег. Дети должны видеть свою столицу, они должны ее знать и должны понимать, что столица для них никогда не закрыта. Но я узнал еще одну вещь что ВВЦ имеет свою социальную сферу, имеет свой загородный лагерь, причем великолепный лагерь на 400 мест, великолепно подготовленный, и в первую очередь посылает туда детей своих сотрудников, давая им большие льготы, большие скидки. Они платят до 10% стоимости путевки, это всего лишь 500 рублей. Но по просьбе районной управы они берут до 20 ребятишек в смену из малообеспеченных и социально незащищенных семей.
С.БУНТМАН: Эта практика вообще распространенная — что такие мощные организации, как ВВЦ
В.ВАСИЛЬЕВ: ВВЦ, Детский мир, ЗИЛ, сохранившие свои лагеря и я очень им за это благодарен, берут обязательно ребятишек по рекомендации органов местного самоуправления.
С.БУНТМАН: В основном это Подмосковье или в другие места вывозят ребят?
В.ВАСИЛЬЕВ: По последним данным профсоюзов, у нас было около 700 с лишним пионерских лагерей того времени. Сейчас их осталось порядка 350, из них, по-моему, 2 или 3 есть где-то в Крыму. Наверно, это Анапа, это российский юг. Потому что на Украину я сам в свое время пытался отправить группу ребят в рабочий лагерь из группы риска, из программы Дети улиц. И мы столкнулись с очень большими трудностями, хотя Крым, симферопольское руководство готовы были принять ребятишек на уборку черешни, клубники и т.д. Но мы столкнулись с тем, что валютные отношения, визовые очень непонятные. В общем, чиновничий аппарат с нежеланием к этому отнесся, хотя сами люди, которые занимаются проблемами детства, готовы нас были принять. Но, к сожалению, так и не пробили мы эту брешь.
С.БУНТМАН: Как вы взаимодействуете с Московской областью, где много бывших пионерских лагерей?
В.ВАСИЛЬЕВ: Я не могу сказать, чтобы конкретно каждый депутат Мосгордумы как-то взаимодействовал. У московского правительства и московских профсоюзов достаточно хорошие связи, и, несмотря на то, что правительство Подмосковья менялось, люди, работающие в социальной сфере, — это особые люди. Они действительно работают сердцем чаще всего и стараются из любой ситуации найти выход, который позволил бы нам увидеть человека, ребенка в первую очередь, а не какую-то бумагу или инструкцию.
С.БУНТМАН: Конкретный вопрос: Я мать-одиночка. Как мне получить путевку в пионерский лагерь? Поясните технологию, если можно.
В.ВАСИЛЬЕВ: В первую очередь вам нужно обратиться в свой орган местного самоуправления, обратиться через школу в комитет образования. Я думаю, что где-то, смотря по какой категории вы пойдете, вам обязательно окажут содействие. А если нет, то позвоните ко мне в Мосгордуму, посмотрим, может быть, мы разберемся в вашем конкретном случае: 925-73-09. Только этой женщине. Если вся Москва ко мне позвонит, то я вряд ли справлюсь.
С.БУНТМАН: Более конкретные вещи. Вы говорили о группах риска, говорили об обездоленных детях. Есть дети-сироты, и есть проблемы усыновления, в том числе и иностранными гражданами. Что здесь существует в Москве?
В.ВАСИЛЬЕВ: Не просто в Москве, а вообще в России существует и распоряжение президента, и постановление правительства на эту тему. Недавно были изданы два распоряжения президента России, по которым устанавливаются новые более жесткие правила, во-первых, усыновления, во-вторых, контроля над этим усыновлением. Люди, которые усыновили за границу ребенка, должны встать на учет в трехмесячный срок, и эта информация передается в наши миссии, которые обязаны выделить сотрудников и проверить, в каких условиях живет этот ребенок, каким образом он воспитывается, что он получает и что он имеет. И в этом плане я считаю, что за последнее время у нас очень ужесточились меры по усыновлению международному. Я бы сказал так, что значительно снизилось количество жалоб, поступавших раньше на то, что где-то не совсем правильно себя ведут усыновители. Дети, которые у нас в Москве остаются и дети-сироты, в том числе, воспитанники школ-интернатов, детских домов, на сегодняшний день не в самом худшем положении, если брать это с точки зрения просто организации отдыха, досуга и т.д. У них у всех есть и финансы через их учреждения на то, чтобы они летом отдыхали. Кстати, они отдыхают неплохо: уезжают и в Турцию, и в Болгарию, и в тот же самый Крым, на Юг. Иногда я сам работал директором школы-интерната мои дети говорили: Все, мы уже больше не хотим, там слишком жарко. Отпустите нас в среднюю полосу. И мы чередовали: смена в Турции, смена в Подмосковье и только потом смена еще где-нибудь на юге. Они действительно получают нормальную социальную защиту. Хотя, конечно, эта защита не может заменить ни мать, ни отца, но, тем не менее, государство выделят достаточно средств на то, чтобы дети чувствовали себя комфортно.
С.БУНТМАН: В этом ужесточении есть обратная сторона. Потому что, с одной стороны, не будет больше случаев, когда пропадают следы ребенка, усыновленного в какую-то страну. А с другой стороны, много искренне желающих усыновить наших детей не могут это сделать из-за административных проволочек и сложностей. Как Вы считаете, можно решить такую проблему?
В.ВАСИЛЬЕВ: Я не думаю, что большая масса людей не может решить эту проблему только из-за проволочек. Те, кто поставил перед собой такую цель, у кого и цель эта идет от сердца, они проходят все контрольные точки и ничего их не страшит. Это нормальное явление и не только у нас, тем более зарубежное усыновление. Действительно все проверки должны быт сделаны и люди должны быть проверены, и мы должны быть уверены, что нас никто не обвинит потом, что мы разбазариваем наш генофонд и что детям там плохо. Я могу привести десятки, а может быть даже и сотни примеров, когда заграничные усыновители забирают таких детей, которых здесь, у нас в России никто не собирается даже близко брать. И они выводят их на такой уровень развития, который не снился у нас даже иногда совершенно здоровым детям. И это по-своему радует. Потому что я таких ребят встречал, которые у нас ни ходить не могли, ни говорить, ни читать, ни писать. И они только при зарубежном опыте работы медицины получили то должное реабилитационное пространство и поле, после которого они становятся полноправными членами общества. И еще один момент: те люди, которые усыновляют за границей детей, получают очень большие льготы именно в этом плане. Этот ребенок попадает под различные социальные гарантии, под социальную опеку тех государств, действительно получает большую финансовую поддержку в плане лечения и реабилитации.
С.БУНТМАН: Я очень надеюсь, что у нас подобная система когда-нибудь сформируется.
В.ВАСИЛЬЕВ: Я хотел бы, чтобы мы дожили до этого.
С.БУНТМАН: Дети нуждаются в защите собственных прав. Уполномоченный по правам ребенка это кто такой?
В.ВАСИЛЬЕВ: Это моя коллега, Зинаида Федоровна Драгункина внесла этот законопроект в Думу, и я никогда не думал, что я стану ее оппонентом и это может нас поставить по разные стороны баррикад. Но, тем не менее, пока я говорю о том, что я считаю, что ребенок должен быть защищен государством, государственными структурами. У нас есть все. Он рождается и попадает под систему здравоохранения, отслеживается. У нас есть все для того, чтобы этот ребенок развивался нормально. Потом он переходит в систему образования. Это детский сад, где опять за ним следят и медики, и педагоги, и сегодня, в конце концов, это психологи. Приходят в школу, пожалуйста бесплатное образование. Да, чего-то нам не хватает иногда: не всегда стоят парты, как положено, амфитеатром, чтобы ребенок по мере развития мог переходить по росту. Он сидит и получает сколиоз. У нас не всегда есть нормальная освещенность, потому что не хватает у нас на лампочки денег, и мы гробим нашего ребенка. Или, хуже того, мы ставим списанные компьютеры, забранные из последней фирмы, радуясь тому, что мы поставили это в школу, и таким образом приводим к слепоте нашего ребенка или к облучению. Это разные стороны этого момента. Но я всегда говорил: чтобы защитить ребенка, должен стоять забор. Мы защищаем свой садовый участок от кого-то, а когда мы говорим об уполномоченном в той ситуации, которая сегодня есть Наверно, в дальнейшем мы к этому придем и будет такой человек, такая должность. Но сегодня мы возводим без забора один огромный стол с огромными полномочиями. Мы ему все даем, он даже прокуратуру может контролировать. И в тот момент у нас везде дыры. У нас нет ювенальной юстиции. У нас судят подростка, если он совершил правонарушение, те же судьи, которые вчера судили самого кровавого бандита. У нас нет детских психологов именно в этих заведениях. У нас на сегодняшний день Госдума сделал такой подарок, что у нас нельзя беспризорных ребят, если они не совершили правонарушения, поместить в детский приемник, хотя мы их уже обнаружили. Они приезжие в Москве. Куда их помещать? Раньше их помещали в приемник. Сегодня никуда, пока ты не совершишь правонарушение. Он идет, его совершает, после этого мы радостно помещаем его в этот приемник. Все, сработала инструкция, сработал закон.
С.БУНТМАН: То есть надо систему приводить в порядок?
В.ВАСИЛЬЕВ: Конечно. Защищать ребенка должно государство и власть. Если она состоятельна, она его защитит. А если она несостоятельна, не помогут хоть 20 уполномоченных по делам мужчин, женщин, инвалидов, бездомных — кого угодно.
В прямом эфире радиостанции Эхо Москвы был Владимир Васильев, депутат Мосгордумы, зам.председателя по социальной политике.



Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире