'Вопросы к интервью
Мне кажется, что ТЭФИ, вся эта история, весь этот клубок проблем, связанный с ТЭФИ – это диагноз состоянию телевидения в нашей стране, профессионального сообщества, понимания, что такое этот главный институт производства смыслов.

Я-то считаю, что телевидение – это вообще главный институт производства в нашей стране, поскольку он ответственен за мировоззрение человека. Поэтому когда говорят «Телевидение – это журналисты», меня это всегда удивляет. Телевидение – это авторы, телевидение – это режиссёры, телевидение – это смыслы, телевидение – это 100 миллионов ежедневно, телевидение – это восприятие времени, вызовов жизни, это всё.

Поэтому это так серьёзно, что телевизионное сообщество и политическая власть всячески стараются это микшировать. «Вы знаете, мы тут немножечко отражаем, рассказываем про новости, развлекаем вас, вы к этому серьёзно не относитесь, смотрите наши комедийные программы, наши мультики и сериалы в прайм-тайме и не думайте о жизни». Это всё не так.

И видно, как изнутри достаточно циничное сообщество стало разъедаться. А рынок ведь ещё и требует бизнеса, поэтому нет профессиональной солидарности, нет какой-либо кооперации, нет желания сохраниться и сохранить какую-то гуманистическую составляющую. Это больной цех. Вот первый вывод.

Второй. Вы знаете, что основным цензором нашей страны, конечно же, является даже не Кремль какой-нибудь, а рейтинг? То есть нужно зарабатывать деньги, и, следовательно, все машины, лифты должны двигаться на телевидении вниз, чтобы как можно большее количество было включённых ящиков, как можно больше. А это требует особых технологий, особой работы, контента и так далее. Единственное, что этому противостояло – это премия ТЭФИ. Премия ТЭФИ – это премия вне рейтинга, это вне доли, вне корпоративных интересов, вне всего. Это оценка репутаций.

И поэтому если ты противостоишь премии ТЭФИ, ты противостоишь вот этой альтернативе, то есть тому, что репутация, профессиональные качества будут как-то измеряться. И, например, какой-нибудь фильм «Подстрочник», который собрал пару процентов, доли и так далее, может получить «ТЭФИ». И это очень важно. Это для профессионалов важно. Это как альтернатива важно. Это для рынка важно. Это для того чтобы не потерять последние координаты важно. И, мне кажется, такой двойной удар такой двустволки произошёл в последнее время.

Самое интересное, Академия – это смешно. В Академии существуют академики. Вот, я тоже академик. Но мы ничего не значим, потому что так устроена Академия, так она была задумана, что всё равно вся сила и вся власть здесь у учредителей. То есть у каналов, там их было сначала мало, теперь их около 30, которые показывают, хотя номинируют производители, но показчики, как и в самом телевизоре, кажется, что тысячи каналов, ну, не тысячи, там, сотни производящих компаний производят, это всё ерунда. На самом деле десяток показчиков и являются крёстными отцами телевизора. Видимо, в них нет согласия, и до добра эта ситуация нашу страну не доведёт.

В декабре я был на региональном ТЭФИ, там у меня была лекция, я был, знаете, просто поражён! Я был поражён тому, как региональным телевизионным компаниям нужна эта премия, как были счастливы победители, какое было целостное это сообщество! И вот в присутствии кумиров, Познера, Швыдкого и многих-многих других региональные телевизионщики действительно радовались решению жюри, там было жюри, радовались тому, что из Москвы приехали знаменитости и раздавали эти премии. Было какое-то то чувство единения, которого столица и федеральный уровень давно лишён. Там премия что-то значит. Там премия для тех, кто не измеряет это количеством статуэток и миллиардами рекламных денег, было такое чувство гордости за телевизионщиков. Вот, насколько здесь в Москве какое-то чувство сожаления, разочарования и ожидания чего-то плохого в будущем, настолько там было видно, что это здоровое телевизионное сообщество. И будет огромная потеря для страны, если будет нанесён удар по региональному ТЭФИ.


Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире