06 июля 2000
Z Интервью Все выпуски

рассмотрение проекта постановления «О восстановлении памятника Ф.Дзержинскому на Лубянской плодащи в Москве»; перспектива создания согла


Время выхода в эфир: 06 июля 2000, 15:30

6 июля 2000 года.
В прямом эфире радиостанции «Эхо Москвы» руководитель агропромышленной депутатской группы Госдумы РФ Николай Харитонов.
Эфир ведет Владимир Варфоломеев.

В.ВАРФОЛОМЕЕВ: Сегодня у нас в гостях Николай Харитонов, тот самый человек, который предложил депутатам — кстати, уже не в первый раз — принять решение о необходимости восстановления в центре Москвы памятника Феликсу Дзержинскому. Буквально через 25 минут Госдума уже приступит к рассмотрению этого вопроса. Позиции противников и сторонников достаточно ясны и понятны. Ваш прогноз сегодняшнего голосования?
Н.ХАРИТОНОВ: Трудно предсказать. Я уже вижу по предварительной распечатке нашего первого утреннего голосования, что многие депутаты, в том числе и левого крыла, отсутствуют, нет карточек. Поэтому всякое может произойти. Безусловно, многое будет зависеть от того, как я буду выступать с проектом постановления, сумею ли я убедить. Но я убежден, что, по крайней мере, я найду поддержку представителей различных фракций в обязательном порядке. Так же как и критики будет достаточно.
В.ВАРФОЛОМЕЕВ: В самой Думе нет единства. Пять минут назад мы проводили опрос наших слушателей. В нем приняли участие более пяти тысяч человек. 69% против восстановления памятника, 31% — за восстановление. Другой опрос — агентства АРПИ. Здесь силы распределились примерно пополам: 38 процентов россиян за восстановление памятника, 35 — против. Сама проблема, ее рассмотрение и возможное принятие какого-то решения ведь может внести дополнительный раскол в наше общество. Ситуация и так в стране неспокойна и нестабильна. Зачем нужен еще один фактор серьезного раздражения?
Н.ХАРИТОНОВ: Я не думаю, что памятник Дзержинскому будет кого-то раздражать. Памятник — от слова «память». Если нам отшибает память, как мы жили, как мы работали Тем более этот человек стоял как раз у истоков становления Советского Союза, российской экономики. Кстати, он был великолепный экономист. Он категорически был против «ножниц». Кстати, ему принадлежат крылатые слова. Однажды, выступая на Лубянке, он сказал: «Там, где политика, там нефть. Там, где нефть, там пахнет политикой». Это тема большого разговора, я думаю, что нам эфирного времени не хватит. В принципе, человек не вечен на земле. Но добрая, хорошая память может остаться о нас с Вами, о другом человеке, если он работал и жил во имя другого человека, общества в целом. К этой категории относится Феликс Эдмундович.
В.ВАРФОЛОМЕЕВ: Думаю, я не ошибусь, если скажу, что большинству жителей нашей страны Феликс Дзержинский запомнился не как выдающийся экономист, организатор, не как нарком железных дорог, а прежде всего как создатель, вдохновитель той репрессивной системы, которая вначале носила название ВЧК и так далее, пути и остановки на этой нелегкой тропе нам всем известны.
Н.ХАРИТОНОВ: Нам сегодня легко критиковать с позиций сытого 2000 года для москвичей и Подмосковья тот босоногий, голодный 1920 год, когда создавались ВЧК и многие другие государственные органы. ВЧК — это в первую очередь экономическая и социальная безопасность страны. Просто за все эти годы население дезорганизовали через призму КГБ, репрессий. Феликс Эдмундович умер в 1926 году. Причем тут репрессии 1937 года и многое другое?
В.ВАРФОЛОМЕЕВ: Мы не говорим о репрессиях, о том, что именно Дзержинский расстреливал людей в 30-х и 40-х годах. Он, во-первых, создал ту самую систему, которая впоследствии расстреливала и убивала десятки миллионов людей.
Н.ХАРИТОНОВ: Я не исключаю, что были ошибки.
В.ВАРФОЛОМЕЕВ: Это ошибки?!
Н.ХАРИТОНОВ: Тогда скажите мне, что делать с государственными деятелями сегодняшнего дня, когда по вине раздачи суверенитета Чечня взяла и проглотила, и сегодня сотни, тысячи наших земляков, россиян гибнут в Чечне. А это как назвать? А за это какой памятник ставить Ельцину и многим другим, уже нынешним руководителям?
В.ВАРФОЛОМЕЕВ: Как раз таких предложений не было. Но Вы проводите параллели между людьми, которые совершали не только ошибки, но и, действительно, преступления, наверное.
Н.ХАРИТОНОВ: Вы пытаетесь втянуть и в большинстве своем Феликса Эдмундовича показать как преступника. Я Вам скажу другое. Человек со своей идеей не от хорошей жизни сидел в тюрьмах и прошел по тюрьмам. Видите, даже фото из журнала у Вас на столе. У него гимнастерка, галифе, шинель, сапоги — и всё. Это руководитель, у которого не было никаких ни дач, ни собственности, ни имущества за границей. Сегодня тип такого руководителя необходим. Миллионы, четыре миллиона беспризорных. Он боролся с беспризорными.
В.ВАРФОЛОМЕЕВ: Аскетизм, наверное, не может быть противопоставлен тем политическим воззрениям или тем реальным делам, которые совершались. Сейчас многие говорят, что, когда в 1991 году памятник Дзержинскому снесли с Лубянской площади, для многих россиян это было символом того, что страна отвернулась от своего старого прошлого, от коммунистического прошлого, от чекистского прошлого и повернулась в сторону новой жизни. Сейчас на дворе 2000 год. Мы что, снова делаем поворот на 180 градусов?
Н.ХАРИТОНОВ: Поверьте мне, демократы первой волны, начала 90-х годов, когда вместе с первым президентом Ельциным водили стотысячные хороводы по Москве, поверьте мне, не о такой демократии они мечтали, прожив десять лет. Демократия олигархов, жулья и ворья. Мы сегодня говорим, не от хорошей жизни сегодня народ избрал вчерашнего руководителя ФСБ Путина на пост президента. Это не тоска по сильной руке, тоска по порядку, тоска по диктатуре закона.
В.ВАРФОЛОМЕЕВ: Вы упомянули сейчас об олигархах. У меня в руках одна из цитат из дневника Феликса Дзержинского: «Я возненавидел богатство, как я вижу и чувствую всеми струнами своей души, что сегодня люди поклоняются золотому тельцу, который превратил человеческие души в скотские». И дальше — с похорон Дзержинского, слова Сталина: «Буржуазия не знала более ненавистного имени, чем имя Дзержинского, отражавшего стальной рукой удары врагов пролетарской революции». Сейчас, после более чем десяти лет новой экономической политики, что, пришло время новой борьбы уже с современной российской буржуазией, снова разорение нэпманов?
Н.ХАРИТОНОВ: Нет, разговор не идет о реприватизации. Вы сегодня, наверное, видите и слышите, что разговор идет о проверке юридической чистоты приватизации. Поверьте мне, в большинстве своем население России в результате ваучерной приватизации по Чубайсу себя чувствует сегодня обманутым.
В.ВАРФОЛОМЕЕВ: Как-то это все по времени совпало. Смотрите: возможное восстановление памятника Дзержинскому, проверка прокуратурой правомерности тех или иных приватизационных конкурсов и так далее.
Н.ХАРИТОНОВ: Вы же видите, что основное и главное сегодня — это вернуть доверие населения властям. Поэтому сегодня власти, чувствуя свои упущения, ошибки, ставят вопросы. И ничего страшного нет, если будет проверена законность приватизации того или иного или массового количества предприятий. Если там была законность, сохранены рабочие места, производство работает, не изменена направленность, коллектив работает — никто не говорит, что сегодня надо отобрать.
В.ВАРФОЛОМЕЕВ: В первый раз Вы предлагали восстановить памятник Дзержинскому еще в 1998 году.
Н.ХАРИТОНОВ: В декабре 1998 года.
В.ВАРФОЛОМЕЕВ: Тогда, при президенте Ельцине, не удалось этого сделать. Сейчас, когда у власти президент — чекист Путин, Ваши шансы, Вы считаете, выше?
Н.ХАРИТОНОВ: Дело здесь не в президентах. Сообразуясь с 73-ей статьей Конституции Российской Федерации по ведению отдельных вопросов самостоятельно (а город Москва — это самостоятельный субъект федерации, как Санкт-Петербург), Конституция, 73 статья предполагает такой вариант. Но мы, Государственная Дума и региональные депутаты, всегда считали и считаем, что Москва принадлежит не только москвичам. Это столица вчерашнего Советского Союза, сегодняшней России. Поэтому нам, депутатам Госдумы, посланцам регионов, небезразлично, какие памятники насаждаются в нашей столице. Одним нравятся памятники в исполнении Зураба Церетели. Мне, допустим, небезразлично, что поломан Феликс Эдмундович Дзержинский в граните, в бетоне. Памятник великолепно исполнен архитектором Вучетичем. Он, кстати говоря, архитектор в Трептов парке, Волгоградской, Сталинградской панорамы. Я Вам скажу другое: мертвого льва может пнуть осел.
В.ВАРФОЛОМЕЕВ: Вы в проекте постановления говорите: «Восстановление памятника Дзержинскому — это сохранение архитектурного облика Москвы». Но этот монумент появился на Лубянке не так-то давно.
Н.ХАРИТОНОВ: В 1958 году.
В.ВАРФОЛОМЕЕВ: До этого был фонтан. Почему не фонтан?
Н.ХАРИТОНОВ: Я не слышу голоса в защиту фонтана. Вчера, например, депутат Семенов из «Единства» подал идею восстановить памятник Сахарову. Я не против. Пусть встает, отстаивает идею восстановления памятника имени Сахарова на Лубянской площади. Я не возражаю, если поддержит Госдума, поддержит население. Я сегодня за то, чтобы восстановить на историческое место Феликса Эдмундовича Дзержинского. Без него Лубянская площадь беззащитна. И сами кэгэбисты и работники ФСБ беззащитны.
В.ВАРФОЛОМЕЕВ: Не знаю, обсуждали ли Вы на личных встречах с президентом Путиным эту проблему. На Ваш взгляд, Владимир Владимирович скорее за восстановление памятника?
Н.ХАРИТОНОВ: Президент, Вы прекрасно понимаете, сегодня принадлежит всем избирателям, значит всем политическим воззрениям. Но думаю, в глубине, как настоящий чекист, он бы не возражал, наверное. Если не удастся проголосовать в Государственной Думе, я могу сказать только одно: извини нас, Феликс, отстоять не сумели.
В прямом эфире радиостанции «Эхо Москвы» был руководитель агропромышленной депутатской группы Госдумы РФ Николай Харитонов.



Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире