Время выхода в эфир: 29 мая 2021, 21:05

С. Белковский Доброй субботы, дорогие друзья! Это «Эхо Москвы», программа «Время» — «Время Белковского». С вами в студии Станислав Белковский.

Пожалуйста, не забывайте подписываться на ютьюб— и ютуб-каналы «Эха Москвы», где выходит наша программа, на эксклюзивный telegram-канал «Белковский», который есть наш главный информационный спонсор, и без которого программа «Время Белковского» невозможна, а также обязательно сотрудничайте с организацией ФСБ, Фондом Станислава Белковского, которые ваш покорный слуга имеет честь представлять с момента его (фонда) и ее (организации) основания.

Начнем на этот раз извинений. Я приношу извинения всей аудитории, и особенно дочери Роберта Максвелла Гилейн Максвелл, которая сейчас находится в американской тюрьме, за то, что неправильно называл ее по имени в прошлом выпуске. Я говорил про Гизлейн Максвелл и яхту «Леди Гизлейн», с которой упал в последний путь ее отец Боб Максвелл осенью 1991 года. На самом деле вот это «з» не произносится — Гилейн Максвелл и яхта «Леди Гилейн».

Также отдельные извинения человеку, который указал мне на эту досадную оплошность — легендарному британскому медиа-менеджер Владимиру Воронову. Это человек, который дружил с покойным Робертом Максвеллом. По легенде, которой я склонен доверять, он во многом способствовал контактам Роберта Максвелла с советским руководством и даже лично был переводчиком на встрече британского медиамагната с генеральным секретарем ЦK КПСС Константином Устиновичем Черненко 8 марта 1984 года. Впоследствии г-н Воронов стал одной из ключевых фигур в медиахолдинге Руперта Мердока, а сейчас находится на заслуженном отдыхе. Пользуясь случаем, также передаю ему привет.

Дальше эпиграф. Начинаем мы с прозаического, а не стихотворного эпиграфа. У нас сегодня будет двойной, двухчастный эпиграф. Хотя этот прозаический эпиграф принадлежит перу выдающегося российского поэта, а именно Евгения Вадимовича Ройзмана — оппозиционного политика, бывшего мэра Екатеринбурга. Это цитата из его Фейсбука о том, как его пригласили на линейку в 9-ю школу города Екатеринбурга:

«Праздник в школе. Цветы, белые банты, старшеклассники. А я еще мыслями там, в приемной (это, видимо, несколько лет назад, когда он еще был мэром Екатеринбурга). А надо выступить. Я испугался, и спрашиваю: «А что сказать-то?». Мне говорят: «Ну скажи напутственное слово, последний звонок все-таки».

И я вдруг говорю: «Запомните: страна такая, сам не сделаешь — никто не сделает. И еще: в наших проблемах, хоть на личном уровне, хоть на уровне страны, не виноват никто, кроме нас самих. И запомните: вам никто в этой жизни ничего не должен. И чем раньше вы это поймете, тем больше у вас в жизни шансов на успех».

Это было пять лет назад, — указывает Евгений Вадимович Ройзман. — Я бы и сегодня это повторил. И, пожалуй, добавил бы: «Уезжайте. Если есть возможность — уезжайте. Двери закрываются». Мне очень больно это говорить, но я бы сказал».

Тема о том что «пора валить», снова актуализируется. Но поскольку всякий человек, как мы с вами уже обсуждали в прошлый раз, имеет фиксированные пространственно-временные координаты, и вырвать русского человека из его ментально-культурной среды просто так невозможно без потери им части души и сердца (да простятся мне эти пафосные высказывания), то надо снова вернуться мыслями и помыслами к проекту «Русский ковчег», который Институт национальной стратегии, тогда мной возглавлявшийся, разработал еще в 2009 году. Той самой России-2 в теплых морях.

Подумаем над этим, потому что действительно, если кто-то будет уезжать, то уезжать надо, скорее всего, именно туда — к своим же, хотя и за пределами этой политико-административной системы.

С.Белковский: Человек в фуражке — это символ и ключевая инстанция российской власти на протяжении столетий

И теперь уже стихотворный эпиграф. Другой выдающийся русский поэт Иван Венедиктович Елагин (урожденный Матвеев). Он, может быть, не столь известный поэт, поэтому я скажу пару слов.

Родился в России в 1917 году, жил в Советском Союзе и был участником второй, а не первой эмиграции. Он покинул Советский Союз в 1943 году. До этого он жил в Киеве, а тогда переехал сначала в Мюнхен, а затем в Соединенные Штаты Америки, не желая возвращаться под контроль сталинского СССР.

Мне не знакома горечь ностальгии.
Мне нравится чужая сторона.
Из всей давно оставленной России
Мне не хватает русского окна.

Оно мне вспоминается доныне,
Когда в душе становится темно —
Окно с большим крестом посередине,
Вечернее горящее окно.

Иван Елагин.

Рубрика «Мавзолей». Мы возвращаемся к событиям текущей российской политики и по косвенным признакам пытаемся оценить, что происходит внутри российской власти и вокруг нее. Это так называемая «мавзолейная» аналитика.

Пожалуй, одно из важных событий недели — это приговор Мосгорсуда в отношении полицейских, подбросивших в 2019 году наркотики известному журналисту Ивану Голунову. Подполковник полиции Игорь Ляховец получил по делу о полицейском произволе 12 лет лишения свободы. Оперативники, которые непосредственно подбрасывали наркотики и незаконно задержали г-на Голунова (3 человека) — по 8 лет. И Денис Коновалов, заключивший сделку со следствием и полностью признавший свою вину, был осужден на 5 лет заключения.

Приговор, конечно, весьма суровый. Он вызвал у самого потерпевшего Ивана Голунова значительный энтузиазм. Вот хочу процитировать его интервью его же родному изданию «Медуза»*:

«Я почувствовал, что это победа общества. Как я сказал в зале суда, я благодарен абсолютно всем, кто меня поддерживал, кто выходил с пикетами, кто писал в соцсетях или даже лайкал какие-то сообщения о моем деле. Люди требовали справедливости. И последние два года я добивался того, чтобы справедливость восторжествовала. Сегодняшний приговор — это огромная победа всего общества. Доказательство того, что мы реально можем изменить ситуацию.

— Тебе не кажется, — спрашивает его интервьюер, — что это просто частный случай, а в общей массе ничего не изменилось?

Иван Голунов отвечает так:

— Мне говорили, что ничего не будет, никого не привлекут, никого не уволят и так далее. Сейчас начинается модная тема о том, что это частный случай, а все на самом деле осталось как есть. Нет! Не осталось как есть! Количество дел по наркотикам с июля 2019 года по Москве в целом снизилось на 30%. Еще я люблю читать на ночь приговоры судов, и у меня все меньше вопросов к ним возникает», — сказал Иван Голунов.

Издание «Медуза» также сделало заявление по этому поводу, в котором, среди прочего, говорится:

«Показательно жестокое наказание для полицейских, которые пытались посадить Голунова, могло бы стать важной моральной победой общества над полицейским произволом или хотя бы поучительным уроком для других силовиков, которые превышают должностные полномочия и участвуют в системной коррупции.

Однако никакого ощущения торжества справедливости из-за того, что настоящие преступники понесли заслуженное наказание, нет (здесь «Медуза» несколько расходится с Иваном). И дело далеко не только в том, что в колонию отправляются исполнители и организаторы, а не заказчики преступления.

За 2 года, прошедших с момента задержания Голунова в центре Москвы, масштаб полицейского насилия и произвола, — говорится в заявлении «Медузы», — только приумножился, а силовики и вовсе стали основой политической системы России. Прав у тех, кого преследуют власти, почти не осталось. Власти практически полностью уничтожили политический и гражданский активизм и деморализовали тех, кто мечтал о свободной России.

В этом есть и наша вина, — говорит «Медуза». — Очень часто хочется вернуться в июнь 2019 года (когда, собственно, разразилось дело Голунова) и многое сделать иначе. Не давать поводов для упреков и злорадства. Искать общий язык с теми, кого в действительности считаешь единомышленниками. Умение оставлять ошибки и взаимные претензии в прошлом, способность к компромиссу, объединению и солидарности — только это поможет нам выжить. Если вообще что-то поможет».

На мой взгляд, это излишне трагический финал и излишне пафосный для «Медузы» — издания, которое всегда позиционировалось как крупнейшее и влиятельнейшее средство массовой информации мира и чуть ли не самое свободное СМИ или последнее и единственное СМИ в России.

На мой взгляд, силовики не вчера проникли далеко в российскую власть. Кроме того, вообще человек в фуражке — это в известной степени символ и ключевая инстанция российской власти на протяжении столетий. И власти не деморализовали тех, кто мечтал о свободной России — здесь, опять же, идет некая попытка обобщения собственных представлений. Каждый может продолжать бороться на своем месте. Вообще, если «Медуза» так пессимистична, то что же делать нам, простым смертным, ползающим по грешной земле?

Но кроме всего прочего, надо отметить, что, конечно, дело Ивана Голунова — это исключительный случай. И странно, что ни сам потерпевший, ни «Медуза» не обращают на это никакого внимания.

Я напомню, что 6 июня Иван Голунов был задержан. 11 июня, уже через 5 дней, дело было прекращено. Как раз буквально в эти же дни наряду с общественной кампанией появился ряд публикаций, в которых назывались заказчики всей этой провокации с подбрасыванием наркотиков, ключевой фигурой среди которых был подполковник УФСБ, сотрудник управления по Москве и Московской области Марат Медоев.

28 июня, не где-нибудь, а на саммите «большой двадцатки» в Осаке Владимир Путин ответил на вопрос о деле Голунова и не стал укрываться за своими типичными формулировками «это вопрос силовиков», «суд разберется» и так далее, как он делает чаще всего. Нет, он прямо заявил, что речь идет о полицейском произволе. И этот произвол был властями пресечен.

То есть Владимир Владимирович, безусловно, знал о деле Голунова и занял в нем вполне четкую проголуновскую позицию. Вскоре после этого г-н Медоев был уволен из московского ФСБ и десантирован в Мосэнерго прикомандированным сотрудником.

Уже тогда стало понятно, что всё это часть большой аппаратной комбинации. Вероятно, г-на Медоева и его непосредственного начальника, руководителя УФСБ по городу Москве и Московской области генерала Алексея Дорофеева.

Кстати, Дорофеев знаменит еще и тем, что именно его машину забросали снежками 23 января нынешнего года у цирка на Цветном бульваре во время массовых акций в поддержку Алексея Навального. Тогда поползли слухи, что водителю этого автомобиля выбили глаз. Но, судя по всему, это было не так.

И тогдашнего руководителя службы экономической безопасности Сергея Королева. Он тоже был затронут этим скандалом, поскольку Сергей Борисович Королев считается не просто покровителем, а даже в прямом смысле крестным отцом Марата Медоева.

Всё это представители определенной аппаратной группы. Вместе г-да Королев и Медоев работали в Министерстве обороны под руководством Анатолия Эдуардовича Сердюкова, министра с 2007 по 2012 года, к которому они были близки. Близки они были, собственно, и ко всему клану, который олицетворяет незабвенный Виктор Алексеевич Зубков, бывший премьер-министр России, председатель совета директоров «Газпрома».

Соответственно, именно тогда, в 2019 году, речь шла о том, что Сергей Королев уже тогда должен был стать первым заместителем директора ФСБ, а вскоре возглавить Федеральную службу безопасности должен был тандем из директора Алексея Геннадьевича Дюмина (напомню: это доверенный адъютант Владимира Путина, ныне губернатор Тульской области) и, собственно, первого заместителя Сергея Борисовича Королева.

С.Белковский: Владимир Путин, безусловно, знал о деле Голунова и занял в нем вполне четкую проголуновскую позицию

Вся эта история в результате скандала вокруг Ивана Голунова отложилась на неопределенный срок. Назначение Сергея Королева первым заместителем директора ФСБ — на 1,5 года: он занял эту должность в марте нынешнего 2021 года. Что касается перспектив Алексея Дюмина как директора, они по-прежнему неясны.

Отмечу также, что отец подполковника Марата Медоева Игорь Медоев — герой России, один из самых известных снайперов, который работал в структурах ФСБ и был одним из создателей Сил специальных операций Министерства обороны, которыми некоторое время командовал всё тот же Алексей Дюмин, уйдя с позиции адъютанта Владимира Путина и еще до прихода на пост губернатора Тульской области.

Поэтому в этом деле имело место очень существенное столкновение влиятельных интересов, из-за чего, собственно, всё и стало хорошо с Иваном Голуновым. Он очень быстро вышел из узилища. Владимир Путин не только на саммите в Осаке поддержал его — фактически он тут же уволил нескольких генералов МВД, включая начальника управления внутренних дел по Западному округу Москвы г-на Пучкова, главного наркополицейского Москвы г-на Девяткина, и впоследствии еще нескольких человек.

В общем, тот клан, который хотел использовать эту историю для противодействия г-дам Дюмину, Королеву, Дорофееву и иже с ними, сработал успешно. И игнорировать это обстоятельство никак нельзя. Поэтому, в общем, нельзя представлять эту историю просто как результат победы гражданского общества над полицейским государством. Это, как минимум, не так. И сегодня надо об этом говорить честно, иначе невозможно извлечь из этой истории правильных уроков.

Также я бы отметил, что скорейшему освобождению Ивана Голунова и закрытию против него уголовного дела способствовал и такой признанный защитник свободы слова, куратор независимых российских медиа Алексей Алексеевич Громов, первый заместитель руководителя Администрации президента, за что ему тоже отдельное спасибо.

В общем, поэтому нельзя говорить о том, что процесс по делу Голунова как-то качественно изменил отношения власти и гражданского общества, власти и медиа. Хотя, безусловно, всё, что было, и в том числе справедливое наказание для организаторов провокации — это хорошо. Хотя я никому не желаю тюрьмы и не буду аплодировать тем большим срокам, которые получили исполнители — но, конечно, не заказчики.

Заказчики не должны страдать в рамках все той же политико-экономической системы, одно из крыльев которой сначала устроило голуновское дело (тогда считалось, что подполковник Марат Медоев и его покровители вовлечены в крышевание кладбищенского бизнеса, отдельные темные стороны которого расследовал журналист), а другое крыло немедленно нанесло контрудар, и очень успешный контрудар, поскольку тогда удалось непосредственно завладеть вниманием Владимира Путина и убедить его в собственной правоте.

В общем, дай Бог всем здоровья, и дай Бог всем трезвого взгляда на то, что происходит. В том числе и с самими собой, а не только с окружающими.

На этой неделе продолжилась подготовка к ключевому событию политического сезона — саммиту, на котором должен быть дан старт разрядке международной напряженности. Было объявлено, что этот саммит состоится 16 июня в Швейцарии, в Женеве, в отеле InterContinental.

Вы будете смеяться, но лично я, Белковский, однажды остановилась в отеле InterContinental в Женеве. Это было аж в 1994 году, в незапамятные времена. Это довольно страшноватый отель такого советского образца. Но если исходить не из эстетических, а иных приоритетов, он, конечно, вполне подходит.

Во-первых, символически, поскольку именно там впервые встретились очно Михаил Горбачев и Рональд Рейган в ноябре 1985 года, и с этого момента началось сближение Советского Союза и США в те благословенные времена. Там же, собственно, передавалась кнопка с надписью «Перегрузка» (то есть фактически «перезагрузка») российско-американских отношений при Бараке Обаме.

Но главное, что этот отель в принципе находится недалеко от здания ООН — в нескольких минутах пешего хода от женевского здания ООН. И он абсолютно хорошо предназначен и предуготовлен для проведения мероприятий и для обеспечения безопасности. Он весь нашпигован разного рода прослушивающими и подглядывающими устройствами, и там легко гарантировать безопасность высоких участников по периметру.

Я проверил: свободных номеров с начала 2-й декады июня и по ее конец в «Интерконтинентале», конечно, нет. Он полностью абонирован для проведения саммита и размещения как минимум одной из делегаций. Я не думаю, что обе делегации поместятся в одном и том же отеле. Но Владимир Путин, скорее всего, разместится именно там. Тем более он вообще любит такого типа гостиницы, архитектурно напоминающие Дрезден периода его молодости — не старый Дрезден, а наш, советский Дрезден.

Уже очевидно, что один из важных вопросов, которые Джозеф Байден собирается обсуждать с Владимиром Путиным — это отношения с Китаем. Сейчас для Америки это всё более и более острый вопрос. Становится очевидно, что сдерживание тоталитарного Китая и крестовый поход против него — один из первейших пунктов американской повестки дня.

Всё это начиналось еще при Дональде Трампе. Потом Дональд Трамп сам был канселирован, объявлен опасным авантюристом, но его идеи не умерли. Они просто уже в новом формате, в новой обертке взяты на вооружение демократической администрацией сегодняшних дней.

В частности, Джозеф Байден на днях в очередной раз заявил, что у него растет внутренняя уверенность: дескать, коронавирус sars-cov-2 и вообще заболевание covid-19 — это вещь рукотворная, сделанная в той самой легендарной лаборатории в Ухане. В ближайшие 90 дней американские спецслужбы должны предъявить этому доказательства.

С.Белковский: Клан, который хотел использовать эту историю против Дюмина, Королева, Дорофеева, сработал успешно

Также Джозеф Байден в своих публичных выступлениях отметил, что договориться с китайским лидером Си Цзиньпином и вообще с режимом по ключевым вопросам не удастся. В частности, президент США сказал, что у него было 24 часа личных встреч только с Си Цзиньпином и переводчиком, 17 тыс. миль путешествий в Китай, и Си Цзиньпин убежденно верит, что Китай к 2030-2035 году возьмет Америку под контроль, победит Америку, поскольку только автократии могут принимать быстрые решения, ибо они не требуют консенсуса, а демократия в этой борьбе с автократией проиграет.

Здесь, если слова Си Цзиньпина верно транслируются Джозефом Байденом, китайский лидер не совсем прав. Есть моя любимая легенда (как всякая легенда, она, безусловно, абсолютно достоверна) о том, как индейцы продали голландцам Новый Амстердам, где сейчас находится Нью-Йорк — вернее, остров Манхэттен (он назывался Манна-Хата на их языке), где потом возник Новый Амстердам, предшественник Нью-Йорка, за некую сумму Х. Подсчеты показывают, что если эту сумму Х положить в банк тогда, несколько столетий назад, то сегодня в надежном банке она стоила бы ровно столько, сколько Манхэттен в целом.

Это значит, что решение, которое долго принимается с помощью консенсуса, всё равно реализуется эффективнее, чем неконсенсусное решение. Результат его, несмотря на задержку на стартовой стадии, оказывается лучше или, по крайней мере, ничуть не хуже решения неконсенсусного.

Кроме того, с психологической точки зрения, всякие решения, принимаемые под давлением тех или иных обстоятельств, бескомпромиссные и некомпромиссные решения так или иначе хуже выполняются, поскольку даже те, кто их принял формально, бессознательно против них бунтуют и будут так или иначе саботировать, даже если на рациональном уровне это отрицают.

Поэтому здесь Джозеф Байден прав, а Си Цзиньпин, скорее всего, нет. Но крестовый поход грядет. Он уже начался. Вспомним бойкот американскими компаниями Китая из-за использования рабского труда мусульман Синьцзян-Уйгурского автономного района.

Сейчас нарастает угроза того, что Китай действительно может военным путем попытаться решить тайваньский вопрос. Почему нет? Ведь Гонконг уже практически законопатили, хотя еще недавно это оказалось малореальным. И после аннексии Крыма, после того, как Турция и Азербайджан без консультаций с США и Евросоюзом организовали и выиграли Карабахскую войну в минувшем году, почему мы не можем предполагать, что Китай развернет наступление против Тайваня? И помешать этому наступлению, как показывает современный опыт, будет весьма сложно. Во всяком случае, одними только окриками и тем более всхлипами это точно не удастся сделать.

Поэтому, естественно, Джозеф Байден заинтересован в формировании глобальной коалиции против Китая, в которой Россия должна играть существенную роль. В этом плане если Россия соглашается, то Соединенные Штаты могут пойти на уступки во многих других вопросах, включая вопросы взаимодействия с Украиной, вопросы нерасширения НАТО на постсоветском пространстве, де-факто (хотя не де-юре, конечно) признание российского статуса Крыма, ну и, как минимум, нерасширения нынешних санкций против России, а может быть, даже их частичного смягчения.

Собственно, о том, что сюжет с Китаем, тот вектор, который был задан еще проклятым Дональдом Трампом, блестяще поддерживается Джозефом Байденом, говорят и многие другие детали. В частности, в недавнем докладе Госдепартамента США, посвященном ситуации с религиозными свободами в разных странах, исчезла фраза о том, что США признают Тибет неотъемлемой частью Китайской народной республики.

Теперь руководители тибетского правительства в изгнании получили возможность официально приходить в американские государственные учреждения, а не встречаться стыдливо за их пределами, как это было относительно недавно. Впрочем, эта практика сложилась при Дональде Трампе, и при ненавидящих его и ненавистных ему демократах сохраняется.

Разумеется, в центре внимания саммита разрядки международной напряженности (ну, в одном из центров внимания) будет ситуация в Белоруссии. Я не буду возвращаться к факту скандальной истории 23 мая, когда был посажен самолет RyanAir в Минске. Я, с одной стороны, попытаюсь охарактеризовать психологию вопроса, а потом перейдем к обсуждению темы: как, собственно, Джозеф Байден и Владимир Путин будут решать судьбу Белоруссии.

Психология поведения белорусского лидера Александра Лукашенко достаточно очевидна и прозрачна. Он не считает, что он совершил что-то неконвенциональное. Он абсолютно логичен и последователен, поскольку вообще нет ничего более логичного и последовательного, чем безумие. И оно в его представлении так совершенно не выглядит.

Александр Григорьевич Лукашенко, безусловно, считает себя отцом белорусской государственности. До него никакой Белоруссии, в его представлении, не было. Поэтому уйти он может, но только вместе с государственностью. Здесь они связаны неразрывно. Именно поэтому он в последнее время так часто говорит о смерти, подписывает какие-то бессмысленные декреты о том, что должно быть в случае его убийства, как будто эти декреты будут кого-то интересовать при таком драматическом развитии событий, и так далее.

Видно, на чем он сконцентрирован в принципе. Главное для него — это угроза физического уничтожения. В этом смысле он действует так, как будто она может быть приведена в действие в любую секунду. «На миру и смерть красна», как любит подчеркивать Владимир Владимирович Путин, характеризуя этим тезисом одно из важнейших достоинств вверенного его правлению русского… российского многонационального народа, прошу прощения за неточность формулировки.

Собственно, для Александра Григорьевича Лукашенко белорусский народ — это дети. В этом смысле здесь они близки с Владимиром Владимировичем Путиным, который тоже относится к народу РФ как к детям. Но Путин не считает себя тождественным России. Он всё-таки наследник определенной монархической традиции, которая существует столетия, со времен Московского царства, и будет в понимании Путина существовать и после него.

После Лукашенко никакой Белоруссии быть не может. Дети его предали. На выборах 2020 года они кинули отца, не оценив тех огромных благодеяний, которые он им, образования и воспитания, которые он им дал, и тех головокружительных возможностей, которые, собственно, и позволили им бунтовать против отца. И поэтому по отношению к предавшим его детям Лукашенко может быть максимально жесток. Он должен их наказать.

Разумеется, в этом есть и иррациональное измерение — в том, что он делает. Посадив самолет RyanAir, он показал всем своим оппонентам, что он готов на любые шаги, чтобы до них дотянуться. Вчера посадил самолет, а завтра устроит какой-нибудь теракт, затрагивающий лидеров белорусской оппозиции. Почему нет? Поэтому всем надо, конечно, усилить режим безопасности — точнее, тем правительствам западных стран, которые сейчас их укрывают.

Также он послал очень внятный сигнал белорусской бюрократии. Ведь, собственно, Роман Протасевич и его подруга Софья Сапега вели этот телеграм-канал «Черная книга Беларуси», где деанонимизировали белорусских бюрократов, гражданских и силовых, враждебных восставшему и взволнованному народу.

С.Белковский: Нельзя говорить о том, что процесс по делу Голунова как-то качественно изменил отношения власти и общества

Александр Григорьевич Лукашенко показывает: вот, я защищу свою бюрократию любой ценой. Я даже из самолета, летящего над Белоруссией, вытащу людей, которые смеют делать что-то типа «Черной книги Беларуси». Тем самым он привязывает бюрократию к себе, показывая: пока я жив, с вами всё будет в порядке; если со мной что-то случится, то за ваши жизни и судьбы никто ломаного гроша не даст.

Но главное — это всё же бессознательное: наказать предавших его детей, то есть активную часть белорусского народа и общества, и снова повернуться к старшему брату, с которым у него складывались не очень хорошие отношения на всём протяжении современной истории. Но теперь он хочет показать по принципу старого анекдота. Помните, когда умирает армянский католикос и говорит собравшимся вокруг него последнее слово, завет: «Больше всего на свете берегите евреев. Потому что если вырежут всех евреев, примутся за армян».

Так и здесь: если что-нибудь случится со мной, Лукашенко, то вся негативная энергия Запада пойдет на Путина, и все те же технологии будут использованы для отстранения Путина от власти. Это вообще сюжет сериала: как дети предают отца, как отец разгневан, как он их наказывает, как он у них всё отнимает, как он гоняется за ними с топором, а потом приходит к старшему брату и говорит: «Ну пойми, вся цель моей жизни — это защищать тебя, мой старший брат».

То есть новое жизненное задание Александра Григорьевича Лукашенко — не воспитывать детей, а защищать старшего брата. Но старший брат знает цену всему этому. Тем не менее, Александр Григорьевич Лукашенко действует так, как он считает нужным, логичным, законным и последовательным. Будет действовать так и дальше.

Для России всё это, разумеется, выглядит весьма неоднозначно. С одной стороны, Владимир Путин по-прежнему не хочет падения Александра Лукашенко по некоему сценарию, который будет расценен как прозападный — в результате революции, ныне забуксовавшей и заглохшей. Это никак не вписывается в этику Владимира Владимировича. С другой стороны, и ассоциироваться с действиями и логикой поведения Александра Григорьевича Москва не очень хочет.

В частности, уже заявлено, что Москва официально не имела никакого отношения к принудительной посадке самолета 23 мая в Минске. Собственно, Москва уже начинает спокойно принимать самолеты европейских авиакомпаний, летящих в обход Белоруссии.

Предыдущие эксцессы на эту тему были объяснены техническими сложностями, связанными с тем, что все эти рейсы до сих пор является чартерными, ибо из-за covid-19 регулярное авиасообщение между нашими странами так до сих пор не восстановлено. А когда оно восстановится, вообще всё будет легче. Собственно, как нам нынче сообщили, и российские авиакомпании собираются летать, минуя территорию Белоруссии, чтобы не ссориться с Европой никак.

Поэтому, бесспорно, Владимир Владимирович Путин должен как-то разменять свою бесконечную дружбу с Александром Григорьевичем Лукашенко на некие дивиденды Запада, да, в общем, и получить от самого Александра Григорьевича что-нибудь более весомое.

Соединенные Штаты Америки уже объявили, что они с 3 июня приводят в действие санкции против большинства крупнейших предприятий Белоруссии — в частности, концерна «Белнефтехим», нефтеперерабатывающего завода «Нафтан», «Гродноазота», шинного завода «Белшин» и других. Эти санкции были введены еще в 2011 году, но всё время как бы приостанавливались, то есть де-факто не вводились в действие. Сейчас они вводятся де-факто.

Я думаю, что если Александр Григорьевич Лукашенко нуждается в очередных деньгах от России, то эти деньги должны идти не в виде невозвратных кредитов, а в виде оплаты акций всех этих предприятий. То есть Россия могла бы приватизировать белорусскую промышленность, и уже с этих позиций говорить как с Минском, так и от имени союзного государства с Соединенными Штатами о дальнейшей разрядке международной напряженности, в том числе на белорусском участке этой напряженности.

Тем временем Евросоюз заявил, что готов выделить 3 млрд. евро на финансирование реформ в случае смены власти. Это некий намек на «план Маршалла». На мой взгляд, сумма должна быть значительно больше, на порядок. Но в первую очередь должен быть план. Должна быть концепция развития страны, идущей на смену личному колхозу и совхозу Александра Григорьевича Лукашенко, которым она является сейчас в понимании белорусского лидера.

Под занавес рубрики «Мавзолей» я хочу сказать пару слов о грядущих выборах в Государственную Думу. Результат их уже известен. Эти выборы не будут столь значительным событием, как, например, в 2011 году, когда сомнения активной части российского общества в их результатах вывели народ на улицы и привели к Болотной площади, проспекту Сахарова и определенным уступкам Кремля, ныне уже почти забытым, хотя еще отчасти сохраняющимся в ткани российской политической системы.

Тогда, в 2011, сами по себе думские выборы на сознательном уровне были не причиной, а поводом для выступления. Истинной причиной выступлений было, конечно, разочарование в возвращении Владимира Путина на президентский пост в эпоху безнадежности, которая с тех пор и продолжается. Хотя, собственно, сами надежды просто индивидуируются и индивидуализируются, становятся для каждого своими, а не некими стандартными, общими и трафаретными, какими они воспринимались в зыбкую пору медведевской перестройки-2 при президенте Дмитрии Медведеве.

Сейчас уже ясно, что «Единая Россия» получит свои 23 мандатов, а та 1/3, которая достанется не «Единой России», в общем, будет распределена между различными упырями сталинистско-антисемитского толка из системной оппозиции. Системная оппозиция как-то нарочито (и, видимо, в рамках кремлевского сценария) играет на этих выборах роль зла даже большего, чем «Единая Россия».

Что, на мой взгляд, ставит под сомнение концепцию «умного голосования» имени Алексея Анатольевича Навального, в соответствии с которой, надо поддержать любого человека, способного победить единоросса. Но если единоросса способен победить сталинист, контролируемый Кремлем, то совсем непонятно, зачем это.

С точки зрения Алексея Анатольевича понятно. С точки зрения прагматических интересов г-на Навального, которые не в полной мере афишируются, можно объявить всех избранных при поддержке «умного голосования» некой виртуальной навальнистской фракцией и сказать, что такая фракция в Госдуме существует, хотя де-факто ее не будет. Особенно с учетом того, что лидеры системной оппозиции уже не просто подняли на щит Иосифа Виссарионовича Сталина, но и полностью отреклись от Алексея Навального, объявив его агентом ЦРУ и врагом России.

Поэтому, на мой взгляд, нужно вообще разделить понятия «умный» и «правильный», и прибегнуть к философии правильного голосования, поддержав тех людей, которые совершенно открыто и недвусмысленно исповедуют определенные ценности — ценности европейского пути развития, парламентской демократии, антиавторитарной и антитоталитарной, которые не хотят ни Ленина, ни Сталина, ни какого бы то ни было другого вождя в России в обозримом будущем.

С.Белковский: Один из важных вопросов, которые Байден собирается обсуждать с Путиным — это отношения с Китаем

И которые, конечно, не выиграют выборы и не пройдут в Государственную Думу в 2021 году. Но благодаря нашей поддержке они могут просто остаться в политике и выйти на политическую авансцену несколько позже — на выборах 2026 года, где нынешней системной оппозиции может и вовсе не быть, или как-то еще. Это другой вопрос.

Победить сегодня невозможно, и не нужно ставить вопрос о быстром успехе в качестве критерия эффективности оппозиции и вообще какой-либо фронды. Победить можно только завтра. И скорее для этого завтра нужно сплачивать тех, кто может быть героем завтра, а не сегодня. Пусть очень тихим и маленьким героем в рамках известной вам доктрины банальности добра.

Сейчас мы быстро ответим на платный вопрос (это вопрос от Германа Владимировича из отдельных районов Донецкой и Луганской областей) и дадим один платный совет, потому что нам надо всё-таки поддерживать экономику нашей программы.

Платный вопрос — 21.720 рублей. Герман Владимирович из отдельных районов Донецкой и Луганской областей хочет моей оценки грядущего финала Лиги чемпионов УЕФА. Сразу по окончании нашей программы, напомню, начинается финал «Манчестер Сити»-«Челси». Не пропустите как нашу программу целиком, так и финал Лиги чемпионов УЕФА.

Фаворитом явно выглядит, конечно, «Манчестер Сити». К тому же совокупная стоимость стартового состава игроков «Манчестер Сити» около 500 млн. евро, а «Челси» — только 300. Хотя деньги не имеют для нас с вами сакрального значения, как в рамках правящей российской монетократии, но всё же они что-то характеризуют в современном футболе.

Тем не менее, я бы не сбрасывал со счетов весомую вероятность победы «Челси», потому что она стала бы логичной кульминацией периода доминирования немецкого менеджмента (в смысле, тренерского искусства) в европейском футболе.

Сложился бы покер. В ушедшем десятилетии — 3 немецких тренера. Юпп Хайнкес с «Баварией» в 2013 году (он мог бы, кстати, выиграть и в 2012, когда победа «Челси» всё же была не по игре), затем Юрген Клопп с «Ливерпулем» в 2019 и Ханс-Дитер Флик с «Баварией» в 2020 выиграли Лигу чемпионов. И теперь 4-м должен стать Томас Тухель.

Тем более, собственно, приглашая его, Роман Аркадьевич Абрамович, владелец «Челси» и делает ставку на немецкий тренд. С поправкой на то, что Роман Абрамович любит быть в любом тренде вторым, а не первым — Mr. Second, а не Mr. First — считая, что рисков у второго гораздо меньше, чем у первого. Так оно и есть. Первопроходцы часто гибнут под обломками собственного первопроходчества, а вторые как раз оказываются более системными и эффективными в таких вещах.

Именно исходя из этого и странной логики футбольного бога, я считаю победу «Челси» отнюдь не исключенной. Хотя раньше я болел против «Челси», сейчас болею скорее за. А кто победит, мы узнаем уже в ближайшие часы, вскоре после завершения программы «Время Белковского» сегодня, 29 мая. Финал, напомню, проходит в Португалии, в Порту, на стадионе Драгау, куда он был перенесен из Стамбула из-за всё того же covid-19.

И платный совет, который мы даем сегодня правительству Российской Федерации во главе с Михаилом Владимировичем Мишустиным. Напомню: миллион рублей должен быть перечислен на счет организации ФСБ в экосистеме «Сбер».

Дело в том, что на этой неделе Александр Иванович Бастрыкин, председатель Следственного комитета, заявил, что в казанском расстреле, в трагедии, где студент колледжа убил 21 человека, виноваты родители погибших, потому что они не оплачивали охрану в школе.

Это не так с предметной точки зрения, потому что дело не в охране и в ее мощи, ибо на все школы охраны не напасешься. Виктор Васильевич Золотов, командующий Росгвардией, хотел передать Росгвардии функции охраны школ. Но он, видимо, считал, что ему из бюджета немедленно выделят на это триллионы рублей. А когда выяснилось, что из бюджета ничего не дадут, немедленно съехал с темы. Охранять школы бесплатно или за маленькие деньги никто не хочет.

Но дело, опять же, в том, что нужно управлять уровнем общественной агрессии. Для этого нужна реформа здравоохранения, как мы с вами говорили, нужно, чтобы семейным и участковым врачом стал психотерапевт, он же духовник пациента. То есть тем самым возникает совмещение функций психотерапевта и духовного лица, и так далее.

Не в охране дело. Дело, кроме всего прочего, в том, что таких высказываний, столь явно пренебрежительных по отношению к собственному народу и фактически возлагающих на родителей вину за их расстрелянных детей, руководители силовых структур и чиновники вообще допускать не должны. Особенно незадолго до выборов. Понятно, что наши боссы презирают нас до мозга костей, но зачем же так откровенно-то? Ведь это наносит большой ущерб репутации и рейтингу этой власти.

Поэтому правительство Михаила Владимировича Мишустина, как флагман всеобщей цифровизации, должно озаботиться созданием искусственного интеллекта, который может быть в специальных гаджетах и устройствах — и в смартфонах, и в очках, и в качестве пломб в зубах крупных руководителей, которые препятствовали бы такого типа высказываниям. То есть которые быстро анализировали бы любые высказывания, вылетающие изо рта чиновника и способные дискредитировать власть, и в этот момент с помощью специального электронного заряда закрывали бы чиновничий рот.

Вот, мне кажется, собственно, организация ФСБ, которую я имею честь представлять, готова также стать разработчиком такого матобеспечения, такого искусственного интеллекта и непосредственно гаджета, который будет роздан всем российским чиновникам, желающим контролировать свой словопоток — фильтровать базар, как это называют в определенных кругах.

Собственно, фильтром базара и должен быть этот самый гаджет. Представьте, сколько в России чиновников, особенно силовиков — их число растет буквально с каждым днем. Поэтому это гигантский мегапроект. Я думаю, что каждый чиновник заплатит за фильтр базара, поскольку от эффективности базара зависит его аппаратная стабильность. И поэтому фильтры можно продавать значительно — в десятки раз — дороже себестоимости. Так что мы просим не только миллион рублей за совет, но и предоставление нам подряда на создание этого гаджета и долю в прибыли от подобного стартапа.

Это был платный совет. А теперь, в финале нашей программы, мы продолжаем белковские чтения — трактат «Эпоха Возвращения», первую часть которого ваш покорный слуга имел честь читать в прошлом выпуске программы «Время Белковского».

Остановились мы, хочу напомнить, на белковских теориях смерти и старости, важнейший вывод из которых — старости нет. Жизнь человека состоит из двух неравных периодов — периода становления, когда он проходит процесс индивидуации и понимает свои пространственно-временные координаты (кто он, что он, где он, в чем его миссия, в чем его жизненное задание), и периода зрелости, на протяжении которого это задание реализуется.

Итак, я продолжаю оглашать текст трактата «Эпоха Возвращения». Собственно, исходя из теории смерти и теории старости, важнейший критерий гармонии нашего бытия — это качество постоянной среды обитания. Как выясняется, нельзя жить везде и нигде. Хотя время от времени, по необходимости, перемещаться по миру можно весьма быстро.

Здесь важно отметить, что онлайнизация деятельности человечества, столь внятно проявившаяся во время эпидемии covid, всё равно не отменяет нашей оффлайновости в смысле бытия и сознания, даже в случае экспериментов по части технологической сингулярности.

Цифровой человек не может полностью заместить и вытеснить первозданного, сотворенного Господом Богом аналогового человека. Эти версии будут жить и действовать вместе и параллельно — конечно, при сохранении и превалировании аналоговой версии как созданной и заповеданной, как я уже сказал, Создателем.

Собственно, здесь и проходит граница между человеком и искусственным интеллектом, делающая невозможным тотальное доминирование искусственного интеллекта (ИИ-настоящего) при всём к нему уважении. Потому что у него нет нуминозного опыта — важнейшего свойства интеллекта естественного, аналогового человека.

Отсюда же и качественно новое отношение к времени в эпоху Возвращения. Время — это неотъемлемая характеристика наличного физического бытия от рождения до смерти человека. В то время, как до рождения и после смерти, как мы понимаем, времени нет — есть лишь вечность.

Поэтому, страшась жизни и имманентного ей времени, человек бессознательно, как бы он ни объяснял и ни мотивировал свои поступки сознательно, на уровне рационального подхода, стремится уничтожить последнее — убить время. Отсюда, собственно, и термин «убить время» во всей его полноте, и популярность возможных практик, технологий и продуктов в известном жанре time-killing.

В эпоху Возвращения с его приоритетом жизненной гармонии, базирующейся на неизбывности места и времени, о чем я только что сказал, основным становится не убиение, а культивирование (я бы даже назвал его облагораживание) времени, функционально означающее единственно верное структурирование этого самого времени.

В этом контексте мы можем ввести понятие «живого времени». «Живое время» — это вся совокупность отрезков жизни и деятельности человека, когда он реализует и воплощает свое жизненное задание, не уклоняясь от него. Разумеется, в меру скромных человеческих сил и возможностей. Или когда он предуготовляет себя к реализации этого жизненного задания — в зависимости от того, о каком жизненном этапе, первом или втором, идет речь.

Следующая черта эпохи — это вытеснение на второй план приоритетов экспансии и роста, доминировавших прежде, и замещение их приоритетом гармонии — и божественной, и естественной, человеческой и природной, включая единение человека с природой, сообразно некоторым из современных постгуманистических представлений.

С.Белковский: Лукашенко, безусловно, считает себя отцом белорусской государственности. До него Белоруссии не было

Актуализируются, собственно, представления о пределах роста в том виде, в каком они были сформулированы еще в 1970-е годы — что бесконечный рост невозможен. Издержки его начинают превосходить выгоды. Мы будем наблюдать вытеснение перманентного интереса к первичным и вторичным показателям экспансии, включая тот самый экономический рост. Он будет замещен прежде всего индикаторами и индексами гармонии и счастья.

Дальше эпоха Возвращения будет характеризоваться последовательным (хотя, разумеется, и неполным, не моментальным) вытеснением иерархических структур управления сетевыми при установлении одной-единственной прямой иерархической, но не опосредованной какими-либо сообществами посвященных или административным аппаратом, самодовлеющей коммуникации «человек-Бог».

Мы будем наблюдать переосмысление роли и места государств в жизнедеятельности человечества и человека. В том числе мы увидим и постепенное вытеснение в прошлое иерархических конфессиональных структур. О том, что Римско-католическая церковь проходит этим путем, мы говорили в прошлый раз. Ну а про РПЦ МП и говорить нечего, поскольку это скорее государственная, чем конфессиональная структура.

Еще одна черта эпохи Возвращения — это примат творческой индивидуации человека и обретение каждым своего уникального и эксклюзивного жизненного задания. Это задание всегда известно Богу, но лишь постепенно осмысляется личностью в ходе и в процессе жизни. Имманентные человеку место и время, вот эти пространственно-временные координаты — это ключевая составная часть жизненного задания, отвечающая на вопрос: где и когда всё (то есть жизненное задание) должно быть воплощено?

Жизненное задание также может быть определено как призвание. В некоторых индоевропейских языках есть слова, которые фактически объединяют понятия «призвание», «профессия» и «специальность». К примеру, немецкое die Berufe. Вот Мартин Лютер, автор знаменитых 95 тезисов, основоположник протестантизма, употреблял Berufe именно в этом смысле.

В 2020 году с этой его странной пандемией, которая была не столько вирусной, сколько пандемией паники, пандемией переходного периода, паники перехода из одного исторического периода в другой, актуализировались все приоритеты, о которых мы с вами говорили в прошлом выпуске и говорим сейчас.

Например и в частности, стало понятно, что человеку необходим единственно правильный и постоянный дом. Как сказал великий русский писатель и поэт Иван Бунин, «у птицы есть гнездо, у зверя есть нора». Дом с заданными пространственно-временными координатами.

Всякая свобода перемещения поэтому условна и относительна. Она является благом в той мере и до тех пор, пока не противоречит идее постоянного дома и не разрушает последнюю. Ты живешь в собственном доме и перемещаешься настолько, насколько это является для тебя благом, а не просто так вообще.

Человеку следует не посвящать себя бессмысленной суете, пожирающей навсегда невозвратное время, но концентрироваться на реализации жизненного задания, которое прежде всего надо постичь и сформулировать с помощью и рационального, и нуминозного опыта — как сложится и получится.

Сюда же следует отнести постепенное формирование оптимального и, возможно, единственно правильного круга общения, позволяющего избегать лишних вредных контактов, собеседников и контрагентов вообще. Для чего малый медленный мир значительно пригоднее большого и быстрого. Этому covid-19 с его карантином (точнее, пандемия паники с карантином) нас тоже научили и обострили наше внимание к этому.

Дальше, что сказал нам 2020 год? Нет и не может быть никакой профессиональной медицины, которая в критической ситуации помогла бы сразу всем. Главное — это постоянно культивируемое психосоматическое здоровье, и отсюда не в последнюю очередь очевидный приоритет вопросов образа жизни и среды обитания перед соображениями экспансии и роста, о чем мы уже говорили выше.

Болезнь (собственно, минувший год еще раз привлек к этому наше внимание) используется как повод, мотив и инструмент отказа от банальных, как всякое добро, обязательств — и человеком, и человечеством. Потому мы и склонны болеть гораздо чаще и глубже, чем к тому есть реальные предпосылки.

Качественная ревизия этого отношения к недугам и к самой системе взаимодействия «болезнь — внешняя среда» позволит резко снизить нагрузку на систему профессионального здравоохранения и одновременно повысить качество услуг в этой сфере. Индустриальная медицина существует и хранится для действительно необходимых, непререкаемых случаев, прежде всего вероятностно несчастных и таких же вероятностно (например, рождение человека).

Старости, как и смерти, как объективного состояния нет. Старость и практически тождественное ей умирание заживо — это патологическое психосостояние, а не функция возраста или разнообразных параметров физического состояния живого людского организма.

В процессе и результате так называемой пандемии covid-19 умерли прежде всего люди, считающие себя стариками и воспринимаемые обществом как официальные старики. Неслучайно местами повышенного скопления пандемийных смертей и трупов стали дома престарелых, эти неформальные кладбища номинально живых людей.

Человечество отныне не должно бороться со старостью, не потакать, не сострадать ей, ибо старости нет. Человек никогда не становится старым до самой физической смерти. Два периода жизни, о чем мы уже говорили — это становление и зрелость.

Дальше. Паника — враг, неизбежно настигающий человека, равно как и большие скопления людских масс в ситуациях, когда излишняя самонадеянность нашего биологического вида перестает себя оправдывать, а оторванность от фундаментальных принципов бытия и развития предстает слишком очевидной.

Подражательной паники, как формы коллективного индуцированного психоза, необходимо избегать еще и потому, что спасение в самом широком смысле слова всегда так или иначе индивидуально, даже если оно в определенных случаях и ситуациях воспринимается как коллективное, то есть групповое.

Следующий урок 2020 года: человечество нескрываемо заплыло жиром. Накопилось слишком много лишних ресурсов. Здесь, как говорится, easy come — easy go. 13 трлн. долларов — эта цифра Всемирной организации здравоохранения и Билла Гейтса, с которой мы, не моргнув глазом, простились из-за ковидной пандемии страха-паники, демонстрирует: проблема не в дефиците разнородных ресурсов, а в критической недостаточности компетентного и ответственного распоряжения и управления ими. Так что мы придем к безусловному базовому доходу — никуда не денемся. И ресурсы для этого у человечества есть.

Вот эти доводы, предъявленные и оформленные пандемией-2020, позволяют нам и стимулируют нас действовать в рамках заданной и описанной парадигмы эпохи Возвращения и теории Возвращения. В известном смысле возвращение — это метафора всей человеческой жизни как таковой, что многократно описано в мировой литературе с древних времен.

Например, в гомеровой «Одиссее», где Улисс (Одиссей) пытается избежать участия в Троянской войне с помощью соли земли и безумия века сего (это, собственно, пророчество о библейских формулах), но не успевает и вынужден отправиться в жизнь. А его возвращение — это путь к самому себе, на вожделенную Итаку.

На этом наше время сегодняшнего выпуска истекает. Мы продолжим чтение доклада «Эпоха Возвращения» в следующем выпуске «Времени Белковского». А сейчас, под занавес, как это всегда у нас принято, музыкальная композиция.

Она связана и с важным событием этой недели — юбилеем великого Боба Дилана, лауреата Нобелевской премии по литературе. Боб Дилан получил нобелевку в 2016 году, еще раз подчеркнув концепцию Нобелевской премии по литературе наших времен. Это расширение границ понимания и восприятия возможностей литературы. И в честь Боба Дилана и новой эпохи его легендарная культовая композиция «The Times They are a-Changin`» — «Времена меняются».

Взгляните-ка, люди, на эту волну.
Вода изменила свою глубину,
И скоро послышатся крики «Тону!».
В этом море нельзя искупаться —
Плывите, иначе пойдете ко дну.

Боб Дилан. Это была программа «Время Белковского» на «Эхе Москвы». Обязательно подписывайтесь на ютьюб— и ютуб-каналы «Эха Москвы», где выходит наша программа, на эксклюзивный telegram-канал «Белковский», нашего главного информационного спонсора, без которого программа невозможна, и конечно, сотрудничайте с нашей организацией ФСБ. До скорой встречи!

* Признана в РФ СМИ — иностранным агентом



Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире