Время выхода в эфир: 20 февраля 2021, 21:05

С. Белковский Доброй субботы, дорогие друзья! Это «Эхо Москвы», программа «Время» — «Время Белковского». С вами в студии Станислав Белковский.

Пожалуйста, подписывайтесь на ютьюб— и ютуб-каналы «Эха Москвы», где выходит наша программа, на эксклюзивный telegram-канал «Белковский», который есть наш ключевой информационный спонсор — без него программа «Время Белковского» невозможна, как и многое другое важное и положительное для нашей жизни. И наконец, обязательно сотрудничайте с организацией ФСБ, с которой ваш покорный слуга связан много лет — точнее, с момента ее основания.

Эпиграф. Анна Ахматова, «Стансы». Кстати замечу, что само слово «стансы» происходит от итальянского stanza, что означает во множественном числе «комнаты» и «остановки». Главная отличительная черта стансов как поэтического жанра — это относительная автономия строф, которые воспринимаются как изолированные комнаты или остановки, где ты можешь переходить из комнаты в комнату или от остановки к остановке, необязательно перетекая мыслью подряд. То есть это некое федеративное устройство стиха.

Стрелецкая луна. Замоскворечье. Ночь.
Как крестный ход идут часы Страстной недели.
Мне снится страшный сон. Неужто в самом деле
Никто, никто, никто не может мне помочь?

В Кремле не надо жить — Преображенец прав.
Там древней ярости еще кишат микробы:
Бориса дикий страх, и всех Иванов злобы,
И Самозванца спесь взамен народных прав.

Анна Андреевна Ахматова, «Стансы». Преображенец, упоминаемый в «Стансах» — это, безусловно, Петр I, который вместе со своей матерью Натальей Нарышкиной после известного Стрелецкого бунта 1682 года переехал в село Преображенское, где прошли главные моменты его детства, где был сформирован Преображенский полк, но главное, где он получил свое первичное образование и с тех пор ненавидел Кремль, что стало одной из причин переноса столицы на новое место. Не единственной, но весьма важной, в том числе на психологическом уровне и с позиций психологии бессознательного. В Кремле не надо жить.

Мы начинаем сегодня нашу программу с новой рубрики, которая называется «Последнее слово». Эту идею подсказал нам Алексей Анатольевич Навальный, выступивший сегодня с последним словом в суде. «Спасибо, жид, что подсказал где слово», как говорится в «Венецианском купце» Уильяма Шекспира.

Сразу обращаю внимание Роскомнадзора и всех критически настроенных слушателей, что это прямая цитата из Шекспира, поэтому использование слово «жид» не является наказуемым и предосудительным. Кроме того, конечно, ни в какой мере не относится к Алексею Анатольевичу Навальному ни формально, ни фактически.

В рубрике «Последнее слово» мы будем цитировать ключевые тексты недели, основные, и разбирать их по мере наших скромных сил и возможностей. Как говорил Штирлиц, запоминается последнее слово. Точнее, в легендарном сериале «Семнадцать мгновений весны» говорится: «Запоминается последняя фраза. Это Штирлиц вывел для себя словно математическое доказательство. Важно, как войти в нужный разговор, но еще важнее искусство выхода из разговора».

В этом тоже смысл рубрики «Последнее слово». Помните, был еще пошловатый, но мудрый анекдот о том, как Штирлиц, собственно, заходит к Мюллеру и говорит: «Служу Советскому Союзу!». — «Что-что?», — переспрашивает Мюллер. «Да здравствует товарищ Сталин!», — говорит Штирлиц. «Что-что?!», — переспрашивает Мюллер. «Хайль Гитлер!», — говорит Штирлиц. Штирлиц знал: запоминается только последняя фраза.

На самом деле в жизни запоминается не только последняя фраза — к сожалению или к счастью. Запоминаются и предыдущие. И человек в этом смысле не может быть свободен от своего прошлого. Но это совсем другая история, другая тема иной рубрики в одной из следующих программ. Хотя говорим мы об этом — неформально и неявно, в подтексте — каждый раз.

Итак, последнее слово Алексея Анатольевича Навального нынче получилось весьма примечательным. Пойдем по порядку. The best place to start is the beginning, как говорят наши англосаксонские партнеры.

«Мне кажется, в этом есть какой-то своеобразный сигнал, — сказал г-н Навальный, — который посылает мне вся эта власть в целом и владелец замечательного дворца Владимир Путин. Все это выглядит странным: «Но мы так можем, смотри, можем так сделать!»

Он как жонглер или фокусник: мячик крутит сначала на этом пальце, потом на этом пальце, потом на голове, и говорит: «Смотри, мы можем эту судебную систему крутить на любой части тела. Куда ты против нас лезешь? Мы можем всё, что угодно сделать! Смотри – вот прям так!». Но если честно, мне кажется, что такая их бравада… Вижу-то это не я один, а и обычные люди, которые смотрят на это. На них это тяжелое впечатление производит».

Итак, «вижу-то это не я один, а и обычные люди». То есть сам Алексей Анатольевич — не обычный человек, он великий. Не подумайте, что он такой же, как все. «Я не такой, как все» — помните, в клипе «Thriller» Майкла Джексона.

Это утверждение Алексея Анатольевича абсолютно верно — про судебную систему и фокусника-жонглера с мячиком. За исключением одного: в происходящем ныне нет ничего беспрецедентного. Эта система существует в нашей стране всегда и особенно в путинские годы. Так было и во время процессов по делу ЮКОСа, и так было, как ни смешно, с самим Алексеем Анатольевичем Навальным, когда он играл в азартные игры с этой системой. Вы помните, как его задержали и освободили в Кирове на следующий день после ареста в суде по делу «Кировлеса». Поэтому кому же, как не ему, знать, как эта система устроена. Здесь нет ничего нового.

Дальше Алексей Анатольевич переходит к самому важному и интересному. «Хотите, с вами поговорю о Боге и о спасении?, — говорит он. — Выкручу, так сказать, ручку пафоса на максимум». Дальше он говорит о себе как о верующем человеке, что, в общем-то, скорее служит, по мнению г-на Навального, «предметом постоянных насмешек в Фонде борьбы с коррупцией. Потому что в основном люди — атеисты. Я сам был довольно воинствующим».

Кстати, переход от состояния воинствующего атеиста к истинно верующему совершенно нормален для истории как вообще превращение Саула в Павла. Потому что истинно верующий — это тип сознания. И для того, чтобы стать по-настоящему религиозным человеком, неплохо побывать поначалу именно воинствующим атеистом. Это очень правильный, как раз не радикальный, а плавный переход.

«Но сейчас я человек верующий, и мне это сильно помогает в моей деятельности, потому что всё становится гораздо проще. Я меньше раздумываю, меньше дилемм в моей жизни, потому что есть книжка, в которой более-менее четко говорится о том, что надо делать в каждой ситуации».

Это очень интересно, потому что фактически Алексей Анатольевич неявно, сам того не желая и, может быть, не осознавая, заявил свои претензии на роль русского Мартина Лютера. Страна нуждается в религиозной реформации объективно. И эта реформация обязательно случится. В те или иные сроки, в тех или иных формах, с теми или иными игроками, но совершенно очевидно, что религиозный запрос русского народа не может быть удовлетворен в рамках действующих институций типа абсолютно дискредитировавшей себя РПЦ МП.

Я бы даже сказал, что она не столько дискредитировала себя как-то особенно, сколько при Владимире Путине особенно проявилась ее тотальная зависимость от государства, а точнее, принадлежность к государственной машине. Что это госинститут, который, подобно легендарному Рабиновичу, колеблется вместе с линией партии.

С.Белковский: Санкционный механизм превращается в инструмент ограничения гражданских и политических прав без суда. А это новое слово в праве

Поэтому, скажем, при позднем Михаиле Горбачеве и при Борисе Ельцине казалось, что Русская православная церковь Московского патриархата свободна и может быть отдельным субъектам, духовным водителем народа, в ней есть какая-то святость. Потом, естественно, всё это сошло на нет.

И нельзя сказать, что нынешний патриарх Кирилл Гундяев привнес в это что-то качественно новое. Он просто, как эффективный бюрократ, закрепил все черты и свойства РПЦ МП в качестве такого министерства, госкорпорации, но не церкви как общины верующих. В общем, на простых верующих РПЦ МП, конечно, наплевать. Как для Владимира Путина налогоплательщики — это крупные корпорации, так и для церкви они являются источником ее доходов, положения, влияния.

Именно поэтому патриарх должен всенепременно и лично быть настоятелем храма Министерства обороны, потому что там собираются все люди, от которых зависит его положение — в значительной степени и внутри церкви тоже. И он не может отдать этот пост, абсолютно ключевой, никакому другому священнослужителю, тем более влиятельному, тем более такому, которого он опасается в плане политико-аппаратной борьбы. Например, владыке Тихону Шевкунову, столь изящно, методом пинка вверх, вытесненному в Псков из Москвы, чтобы лишить его значительной части возможностей для контактов с представителями правящей элиты Российской Федерации.

И вот здесь Навальный-Лютер — это очень интересная доктрина. Еще раз подчеркиваю, что я отнюдь не уверен, что он когда-нибудь об этом думал. Мне это сегодня привиделось, когда я смотрел выступление Алексея Анатольевича в суде.

Это открывает огромные возможности, совершенно несопоставимые в большую сторону с собственно борьбой за президентский пост. К тому же стать предводителем русской Реформации — это очень круто, поверьте мне. И главное, тут нет инструмента демократических выборов, которые можно фальсифицировать. Позиция верующего формируется в его душе, а не в избирательном участке. Там нет избирательной комиссии, нет директора школы и так далее. Нет пеньков, нет Эллы Александровны Памфиловой — ничего этого у нас там нет. И роль Господа Бога, естественно, тотальная везде, но здесь как-то более ярко выражена в земном измерении.

Тем более, что если мы вспомним путь Мартина Лютера, он на определенном этапе, несмотря на то, что подвергся гонениям со стороны не только Рима, но и императора Карла V, всё же заручился поддержкой определенных ключевых фигур светской власти, которые, с одной стороны, использовали его в борьбе с папой и императором, с другой стороны, весьма способствовали распространению Реформации.

Но, конечно, ключевым тогда, наряду с поддержкой определенной части фигур светской власти в Германии, было изобретение книгопечатания, что позволило переведенную Лютером на немецкий язык Библию издать по-немецки и тем самым изменить многие подходы к христианству тех времен. Потому что при переводе прояснились какие-то смыслы, которых в латинской версии Библии простой немецкий человек понять не мог, ибо он очень часто банально не мог ее прочитать, и поэтому воспринял всё это через священников. Поэтому и десакрализация священства, его демократизация, превращение священника фактически в продвинутую версию психолога, психоаналитика и наставника.

Это всё случилось именно тогда и во многом отчасти благодаря технологической революции. А технологическую революцию мы переживаем и сегодня. И в этом смысле весь интернет с его соцсетями — это аналог печатного станка Гутенберга, просто на новом этапе развития человечества. Совершенно новая коммуникативная среда, в которой Алексей Навальный как политик и возрос, и произрос, как и многие другие важнейшие, наиболее яркие фигуры современного политико-мыслительного пейзажа нынешнего мира, в котором мы живем.

И здесь достаточно понятно, что делать, когда ты абсолютно гоним светской властью и находишься в тюрьме. Ты можешь стать духовным лицом, изучать Писание. Ты можешь обращаться к своей пастве. При этом на первом этапе власть не воспринимает тебя в этом качестве как прямую угрозу, поскольку, как сам Навальный дальше абсолютно правильно говорит в своем последнем слове: «У многих складывается впечатление, что я просто двинулся башкой на почве мытарств».

Потому что Россия, несмотря на все ее духовные скрепы и демонстративное присутствие элитариев в церквях, остается глубоко атеистической страной с советским мышлением. Если ты всерьез начинаешь говорить о Боге и о христианстве (а я сам на личном опыте с этим сталкивался миллионы миллионов раз), все думают, что у тебя, видимо, состояние измененного сознания и тебя надо лечить в той или иной форме и по той или иной причине.

Но это же является и преимуществом, потому что русский Лютер на своем стартовом этапе деятельности не будет никому опасен. Он станет опасен тогда, когда основной удар его оппонентами будет уже пропущен. Это качественно отличается от ситуации первозданного Мартина Лютера, которой был совершенно понятно опасен и Ватикану, и империи с первых же дней, когда в 1517 году он прибил в Виттенберге свой манифест. Хотя по версии, которой я склонен больше доверять, хотя проверить это невозможно, он ничего там не прибивал, а просто отправил архиепископу Майнцскому в качестве письма, и с этого всё началось. С этого началась вся Реформация.

Здесь духовные искания Алексея Анатольевича могли бы конвертироваться в достижения и поиски вполне светские и совпадающие с базовыми трендами русской истории, которые востребуют именно качественно новой религиозности, построенной на любви.

Акция «Навальный — это любовь», организованная его соратниками во время пребывания Алексея Анатольевича за решеткой, отнюдь не была анекдотичной, с моей точки зрения. Сама по себе постановка вопроса очень нужна, потому что людям сегодня нужна любовь. Они очень устали от этой многосотлетней ненависти и гнета не только государства, но и всех окружающих, от постоянного воспроизводства агрессии, и не только по вертикали, но и по горизонтали, в нашей стране, в нашем социуме.

Другое дело, что сам Алексей Анатольевич и его выступления в суде в те дни никак не ассоциировались с любовью. Поэтому был когнитивный диссонанс: какая же это любовь, когда ты громишь ветерана или объясняешь прокурору, чтобы она не облизывала пальцы? Это что-то на любовь не похоже. Это какая-то концентрированная энергия ярости, от которой мы все уже устали.

Но неважно. Ведь человек может меняться, особенно если Господь благословит его на это. И здесь открываются огромные возможности — для Алексея, для его сторонников и для России. Потому что, безусловно, огромный личностный потенциал этого политика может быть востребован, если он будет правильным и нужным в исторически оправданном и обоснованном русле.

С.Белковский: Грета Тунберг кажется сакральной фигурой, над которой можно иронизировать, но нельзя смеяться в голос

Здесь очень важно, как было всегда на всем протяжении истории, служит ли человек собственной миссии и в этом смысле движим смирением, даже если он невшибенно великий, или он служит собственной гордыне. В первом случае он с высокой вероятностью выиграет.

Как Наполеон Бонапарт, пока способствовал распространению определенных ценностей в Европе, выигрывал. В этом смысле он был движим миссией и в какой-то мере смирением скорее, чем гордыней. А как только он стал носителем чистой концентрированной гордыни, он проиграл. Хотя объективно шансов для этого было не так много. Ибо Европа на Наполеона тогда молилась (не надо понимать это выражение слишком буквально — кстати, сам Наполеон был отлучен от церкви).

И когда эти институции путинского постсоветского российского государства испугаются Навального уже в новом качестве, может быть, РПЦ МП отлучит его от церкви, что резко поднимет популярность Алексей Анатольевич, поскольку попы всех достали. И в этот момент даже многие критики Алексея Анатольевича Навального его остро поддержат и примкнут. То есть он окажется в какой-то степени в роли Льва Николаевича Толстого.

Я, конечно, не сравниваю впрямую Навального с пророком Львом Николаевичем, но типологически это будут очень близкие ситуации. Весьма близкие. При том на всякий случай скажу, что, естественно, церковь не отлучала Толстого — это некоторое преувеличение. Священным Синодом была издана бумажка, в которой Лев Толстой подвергался острой критике. Эта острая критика со стороны Синода, имевшего нулевой авторитет, естественно, только повысила его общественный вес и внимание к его идеям.

Это же произойдет с Алексеем Анатольевичем. Тем более, что понятие «отлучение от церкви» — это не пролонгация тюремного срока. Это нечто существующее абсолютно абстрактно. Особенно со стороны РПЦ МП с ее-то репутацией.

В общем, «Навальный — русский Лютер» — я бы над этой парадигмой задумался. Хотя мешает мне это сделать один человек. Это сам Алексей Анатольевич. Потому что дальше он зачем-то переходит к Гарри Поттеру, тем самым предполагая некоторую магическую природу своего сознания скорее, чем христианскую.

Он ссылается на одного из замечательных философов Полумну Лавгуд. Я понимаю, что «замечательный философ Полумна Лавгуд» — это ирония, но, скажем так, во всякой шутке есть доля шутки и доля правды. «Важно не чувствовать себя одиноким, потому что, конечно, на месте Волан-де-Морта я бы очень хотела, чтобы ты чувствовал себя одиноким», — говорит она Гарри Поттеру.

Понимаете, вся эта история с Гарри Поттером, конечно, прикольная, но к христианству она отношения не имеет. Фактически, апеллируя к ней, Алексей Навальный говорит, что считает себя таким же волшебником и фокусником, как Путин, только с другой стороны. Но христианский проповедник — это не волшебник и не фокусник. Единобожие противостоит магизму. Мы помним, кто такой был Симон Гиттонский, всю эту историю Священного Писания и всё прочее. «Я помню, как всё начиналось — всё было впервые и вновь». Поэтому не факт, что говоря о Боге, Алексей Анатольевич в полной мере отдает себе отчет, что он имеет в виду.

И дальше, когда мы анализируем всё его последнее слово до конца… Вы знаете, что психоанализ научил нас (и это очень просто), как узнать, какими понятиями человек оперирует на самом деле. Не когда он тщательно готовится к выступлению, не когда ему кто-то что-то советует, не когда он пытается обмануть окружающих, ввести окружающих в заблуждение сознательно. Если просто дать ему свободно и спокойно поговорить, бесцензурно, то он за полчаса вам всё расскажет о себе. На чем психоанализ в значительной степени и построен, и возможная польза от психоанализа тоже. Для этого не нужно грозить ему уголовным наказанием или засовывать иголки под ногти. Этого совершенно не требуется. Особенно в наше время.

Дальше, рассуждая об одиночестве, несколько нарочито употребляя это слово, Алексей Анатольевич выдает собственное одиночество. Я был несколько удивлен, что в последнем слове — ни слова о семье, ни единого. Хотя это очень даже входит в формальный канон такого типа выступлений. Посмотрите голливудские фильмы или что угодно, любые громкие судебные процессы, над кем бы они ни были.

Нет ни слова о других политзаключенных. Нет призыва их освободить. Нет солидарности с конкретными политзаключенными. Нет упоминания, например, Анастасии Шевченко, которая получила вчера какой-то абсурдный срок в Ростове-на-Дону. Нет упоминания о жертвах пусть точечных, но весьма болезненных репрессий против участников протестных акций 23 и 31 января нынешнего года — людях, выходивших непосредственно за Алексея Навального и по призыву его ближайших соратников.

Ничего этого нет. То есть оставшись один на один с собой и Господом Богом в тюремной камере, Алексей Анатольевич всё-таки сформулировал некое послание человечеству, в котором подчеркивается, что есть он и Господь Бог, безусловно. При этом природа отношений их неясна, если Алексей Анатольевич действительно считает себя магом и волшебником, а не человеком христианской миссии. Хотя он ссылается на книжку (книжка — это Библия) и тем самым подчеркивает, что всё же является христианином.

Хочу заметить, что Библия — это не книжка, где сказано, что надо делать каждый день. Это не Дейл Карнеги, мягко говоря. Это книжка, которая учит верить в Бога. Так сказать, миссия ее другая. А уже потом, по прямым и косвенным признакам ты понимаешь, что тебе надо делать каждый день.

Алексей Анатольевич постоянно упоминает слово «дворец», говоря о том, что представления о недвижимости, в принципе, являются для него важным и, возможно, гораздо более важными, чем для его оппонента Владимира Путина. И, в общем, к концу речи сползает до полемики с великой русской литературой. Говорит он следующее:

«Россия должна быть не только свободной, но и счастливой. У нас всё есть, но, тем не менее, мы какая-то несчастная страна. Русскую литературу откройте, великую русскую литературу — вы будете поражены. Да боже мой, одни описания несчастья и страданий. Мы очень несчастная страна. Мы в круге несчастий и не можем из него вырваться».

Страдание, видите ли (как учит нас великая русская литература, кстати, в том числе) — это неотъемлемый удел человека. Человек начинает страдать, когда он выходит из утробы матери. Он попадает в враждебный мир. Именно с этим связано, например, то, что в преддверии дня рождения человека часто начинает немножко колбасить и плющить, потому что он вспоминает, каков был гигантский стресс выхода из утробы матери на свободу.

Свобода вообще предполагает страдание. И кстати, если уж говорить о великой русской литературе, о которой мы можем говорить до бесконечности, но эфир у нас не резиновый, в отличие от города Москвы, то, например, в очень важной для русской литературы заочной полемике Владимира Владимировича Набокова с Федором Михайловичем Достоевским…

С.Белковский: Путин воспринимает многонациональный народ РФ как несовершеннолетних

Напомню, что Владимир Владимирович Набоков очень не любил Достоевского и прочитал о нем гневную лекцию. Но лекция получилась какая-то гневная наоборот, если внимательно прочитать, поскольку Набоков так возвеличил Достоевского в этой лекции, ругая его, как мало кому удавалось до него. Потому что, например, Владимир Владимирович сказал про Федора Михайловича, что все герои Достоевского дают понять, что жизнь, любое разумное существование человека сопряжено со страданием.

О, да. Это, в том числе, относится и к христианской доктрине. И человек преодолевает это свое страдание как? Каким инструментарием страданий он это преодолевает? А вот это как раз сказано в той самой книжке, на которую ссылается, в том числе, Алексей Анатольевич. И там всё абсолютно просто как Божий день или сибирский валенок — какая метафора кажется вам более уместной и лучше ублажает ваш слух. Тремя вещами он спасается — верой, надеждой и любовью, которая из них больше. Но страданий избежать, к сожалению, нельзя. Они преследуют нас ежесекундно — еженаносекундно, как сказал бы Анатолий Борисович Чубайс, тоже большой критик Федора Михайловича Достоевского.

Поэтому всё же в битве с Алексеем Анатольевичем Навальном я занимаю сторону великой русской литературы и желаю Алексею Анатольевичу, безусловно, самоопределиться полностью. Потому что этот человек выдающийся, несомненно, у которого огромный ресурс. Весь вопрос в том, насколько этот ресурс будет использован во благо, а не исключительно в удовлетворение личной гордыни этого человека.

Поскольку Господь, вы знаете, очень хитрый и изощренный чувак. Он ведет человека до определенного предела, ведет, ведет, глядя на то, как гордыня споспешествует светским земным успехам, а потом там что-то такое начинается, и уже ни черта не поймешь. А потом поймешь, когда ты идешь путем покаяния. И главное, чтобы это покаяние никогда не происходило слишком поздно, и плоды его были осязаемы и ощутимы.

Это была премьера рубрики «Последнее слово». В следующей программе «Время Белковского» мы продолжим. Рубрики у нас в программе зафиксированы, но их последовательность будет немножко меняться во времени в зависимости от важности тех или иных сюжетов, относимых субъективной волей автора-исполнителя Белковского к той или иной рубрики.

Рубрика «Путин и дети». Помните, у нас такая есть уже давно. Просто мы не в каждой программе к ней обращаемся. На этой неделе тема детей в российской политике, и в протестах в частности, снова актуализировалась. Мы с вами обсуждали, что все призывы к детям выходить на протестные акции — формально таких призывов действительно не было. Но неформально, если считать таргетированную рекламу в ТикТоке системой таких призывов, то были. Юридически их не было.

И тогда, собственно, возникла эта метафора с Крестовым походом детей 1212 года. Историях с Крестовым походом детей продолжилась. Кстати, вспомню, что тогда мы с Ириной Арамовной Баблоян вместе вели эту программу и обратились к председателю Симоновского суда г-ну Детишину (заметьте) с просьбой освободить Алексея Анатольевича Навального из заточения, на что г-н Детишин ответил единственным разумным решением — ушел в отставку. Потому что он понял, что он не может ни освободить Алексея Анатольевича Навального, ни принять обратное решение.

На этой неделе, как многие знают, Управление Следственного комитета Российской Федерации по городу Москве выпустило праздничный ролик, в котором напомнило о наступлении уголовной ответственности с 14 лет. Ролик этот выглядит абсолютно фантасмагорически, если не сказать хуже. Там взрослые дяди и тети рассказывают детям, как те сядут в тюрьму, если сделают что-нибудь не так. Дяди и тети стоят с праздничными тортами и всякими подарками и говорят, что с этого дня тебе самому, например, придется отвечать за убийство и причинение вреда здоровью. А до вчерашнего дня отвечали родители.

Помимо того, что всё это звучит и выглядит как-то по-людоедски, в чём, видимо, не отдавали себе отчет создатели ролика, но кроме того, здесь еще и полное непонимание детской психологии, поскольку постановка задачи «вчера тебе это было нельзя, родители тебе запрещали, а сегодня можно» как раз подталкивает ребенка к такому выбору. Ах, можно? Так, значит, и будет, если можно. Если можно без родителей побеситься, то почему нет?

Видимо, какие-то умные люди вмешались в этот процесс, и ролик ликвидировали достаточно быстро — в тот же день. К вечеру того же дня его с сайта убрали, но осадочек остался. Он заставляет нас поговорить о том, как вообще президент Владимир Путин воспринимает собственный народ.

Он воспринимает его как детей. И многие так называемые антиэкстремистские меры принимаются, а мероприятия проводятся под неформальным слоганом и девизом «Спички детям не игрушка». Типа, зачем пускать дорогих россиян на выборы, если они не могут сделать правильного выбора? Если они вечно выбирают то каких-то аферистов, то демагогов, то провокаторов насилия. Вот и не надо поэтому. Зачем демократические выборы детям?

То есть Путин воспринимает русский народ — российский народ, многонациональный народ РФ, прошу прощения — как несовершеннолетних. И когда мы это поймем, мы усвоим определенные важные части всей политической философии нашего нынешнего режима. Спички детям не игрушка. Повзрослеете и будете управлять страной.

А поскольку, как известно, есть такая теория (верная не до конца, но отчасти верная), что по-настоящему ребенок взрослеет, когда умирает отец, вот мы и узнаем таким образом (и узнаём прямо сейчас), когда же наш многонациональный народ РФ повзрослеет для установления демократического режима на вверенной его историческому попечению территории — когда в явном виде или метафорически умрет нынешний отец-основатель Владимир Владимирович Путин.

В детской теме еще затронем легендарную Грету Тунберг, которая на этой неделе раскритиковала марсианские исследования, и в частности высадку на Марсе марсохода. Perseverance он называется. Английское «perseverance» я бы перевел (у него есть несколько версий перевода) как «упорство, достойное лучшего применения».

С.Белковский: Россия, несмотря на все духовные скрепы и демонстративное присутствие элитариев в церквях, остается глубоко атеистической страной

Вот этот Perseverance, кстати сказать, сел на Марсе в кратере с очень звучным названием Эзеро — почти «озеро». Поэтому я думаю, что какое-нибудь следующее совместное предприятие американского НАСА и «Росатома»… «Роскосмоса» («Росатома» — это была оговорка по Фрейду) можно назвать кооператив «Эзеро» и какого-нибудь ветерана кооператива «Озеро» (например, находящегося ныне на пенсии Владимира Ивановича Якунина) поставить председателем.

Грета Тунберг даже сняла сатирический ролик, в котором сказала, что если 1% сверхбогатых жителей Земли так хотят заниматься марсианскими исследованиями, то неплохо бы им туда и переселиться. То есть, типа, проваливай в свой Израиль, такая-то морда. А поскольку 99% населения мира останется на Земле, указывает Грета Тунберг, нам лучше заняться проблемами климата — у нас просто нет выбора.

Грета всё более кажется мне сакральной фигурой, над которой можно иронизировать, но нельзя смеяться в голос. Потому что она всё-таки подтверждение тезиса, что истина глаголет устами младенца — даже если младенец часто не осознает истину, устами которой он глаголет… Которая глаголет его устами. Поскольку его мозги не засорены негативным опытом земного существования и царства Князя Мира Сего, через него очень удобно доносить истину. И Грета, возможно, им и является.

Она говорит совершенно правильно — что всё-таки Господь Бог (она не говорит такими словами, но я их перевожу с гретиного на русский) определил Землю местом проживания человека, и не надо никуда рваться. Не надо стремиться отказаться от обязанностей перед этой Землей, перед уникальным и эксклюзивным местом нашего проживания.

Ведь давно уважаемая физическая наука доказала, что если бы какие-то базовые параметры Вселенной были хотя бы чуть-чуть иными по сравнению с теми, какими они есть, никакой разумной жизни во Вселенной вообще бы не зародилось. На чем построен, в частности, так называемый сильный антропный принцип. Не будем сейчас вдаваться в эту подробность — многие знают, что это такое.

Вот Илон Маск, например, не менее выдающийся человек, чем Грета Тунберг, просто другой, проповедует обратное. Он обуреваем идеей бегства из настоящего в будущее. Темпоральное бегство, на чем во многом построена компания Tesla, которая сегодня не зарабатывает никаких денег, а ее капитализация растет как на дрожжах, потому что люди покупают будущее. Не нынешние доходы Tesla, а те, которые случатся потом.

А Грета — гений места. Она говорит о том, что другой Земли всё равно не будет, и поэтому самое главное — это среда обитания на этой Земле. В чем с ней тоже можно согласиться, и не согласиться с Илоном Маском, который предлагает подвергнуть Марс ядерной бомбардировке, и тогда, когда весь ядерный потенциал Земли будет использован для обустройства Марса, там, на той планете, будут созданы условия для жизни.

Жизни там никогда не будет. Это всё полная ерунда. Жизнь будет только на Земле. В частности, это впрямую вытекает как из христианской доктрины, так и из всей современной науки, созданной человечеством по благословению Господню. Но Маск тем самым здесь пророчески проговаривается, что это способ избавиться от ядерного арсенала Земли, что от него надо избавляться. Может быть, не таким способом, но избавляться надо всё равно, поскольку те риски, которые ядерное оружие предотвращало после Второй мировой войны, сегодня уже уступают рискам существования ядерного оружия.

Так что обращайте внимание на Грету Тунберг, даже если вы с ней не согласны — а вы, вполне возможно, с ней часто не согласны. Она говорит очень интересные вещи пророческого свойства. Естественно, это не всегда надо трактовать буквально. То есть не нужно превращаться в секту свидетелей Греты Тунберг. Любое сектантство вредно. К Алексею Анатольевичу Навальному тоже относится.

Итак, у нас программа «Время Белковского» на «Эхе Москвы». В студии Станислав Белковский. Пожалуйста, подписывайтесь на ютьюб— и ютуб-каналы «Эха Москвы», на эксклюзивный telegram-канал «Белковский» и сотрудничайте с ФСБ, то есть с Фондом Станислава Белковского, который тоже информационный спонсор нашей программы.

Теперь у нас традиционная рубрика «Санкционный смотритель», поскольку в области санкций против представителей российских элит на этой неделе происходило нечто важное. А именно сначала издание Bloomberg (оно что-то в последнее время так тесно сотрудничает с кремлевскими источниками, что трудно отделить, где они там поучаствовали, а где нет), но и вполне более нейтральные издание European Union Observer (EU Observer) сообщили, что очередные санкции будут объявлены в Евросоюзе 22 февраля, в ближайшие дни.

Сценарий Алексея Анатольевича Навального всё же принят не будет. То есть под санкции попадет «партия войны» и те должностные лица, которые непосредственно ответственны за гонения на г-на Навального. Но системные либералы и крупные бизнесмены, близкие к системным либералам и тем самым являющиеся тайным мостом между западными элитами и Кремлем, под санкции не попадут.

То есть в полном соответствии с уже обсуждавшейся нами доктриной Дэниела Фрида и Александра Вершбоу, опубликованной в январе на сайте Atlantic Council, что нужно ограничивать Владимира Путина, не давать ему разгуляться, но и не идти на слишком большой конфликт с Россией, так и будет сделано. Видимо, и европейцами и американцами.

Это и наша маленькая победа, поскольку программа «Время Белковского» и «Санкционный смотритель» ратовали именно за такой подход, а также за то, чтобы одно физическое лицо, даже такое великое, как Алексей Анатольевич Навальный, не могло по собственному усмотрению формировать санкционные списки. Это несколько противоречит принципам и нормам современного евроатлантического — и континентального, и англосаксонского — права.

Кроме того, в EU Observer сказано, как говорит один из собеседников издания: «Если мы будем преследовать олигархов, мы должны убедиться, что у нас есть прочная правовая база, чтобы эти санкции не были опровергнуты судебным иском в будущем». Это очень разумно, это позитивно. Причем поймите правильно, я совершенно не защищаю российских олигархов. Я с ними воюю, ментально и риторически, уже 20 лет. Но то, что верховенство права и закона должно действовать, и если мы хотим стать европейцами, то в рамках дискретного сознания законы распространяются на всех, а не только на тех, кто нам нравится или не нравится — это решение абсолютно правильное.

При этом, насколько я понимаю, страна Литва — единственное государство Евросоюза, которое выступает против подобного подхода и предлагает всё-таки применить санкционный список Навального из 35 человек в полном объеме. В общем, посмотрим. До 22 февраля осталось совершенно недолго.

А пока что я бы затронул еще проблему санкций на Украине, где неожиданно весь такой из себя плюшевый и комический президент Владимир Александрович Зеленский не по-детски разгулялся и начал вводить санкции против всех, кто, опять же, ему не нравится. Особенно против Виктора Владимировича Медведчука и его супруги прекрасной Оксаны Марченко (не помню ее отчества, приношу извинения) за их косвенную причастность к финансированию так называемого терроризма в самопровозглашенных ДНР и ЛНР, то есть в отдельных районах Донецкой и Луганской областей.

В результате этого санкционного погрома — точнее, его 1-й стадии — были закрыты 3 де-факто подконтрольных г-ну Медведчуку крупных телеканала — NewsOne, 112 и ZIK. Надо сказать, что и ваш покорный слуга сам неоднократно выступал на этих телеканалах. Я с полной уверенностью утверждаю, что в чистом виде пропагандистскими они не были. Я там излагал идеи и соображения, которые никак не соотносятся с приоритетами владельца этих каналов — и ничего, всё было в прямом эфире. И таких, как я, там было много. Поэтому утверждать, что это было какое-то орудие тоталитарной пропаганды, никоим образом не приходится.

Что из этого вытекает? Что санкционный механизм (и на примере Украины мы это видим) превращается в инструмент ограничения гражданских и политических прав без суда. А это уже очень серьезное новое слово в праве вообще.

С.Белковский: Интернет с его соцсетями — это аналог печатного станка Гутенберга на новом этапе развития человечества

Существует легенда, будто Филипп Орлик, украинец, был автором первой в истории Европы конституции. Я к этой легенде отношусь несколько иронически, хотя Украина к ней относится без иронии. Но видимо, история о том, что если человек не нравится, я могу ввести против него санкции и не выяснять никаких вопросов в судебном порядке — это, безусловно, новое юридическое слово. И Украина может претендовать на Нобелевскую премию по юриспруденции, если бы такая существовала.

Но интереснее здесь другое. Кстати, уже ходят слухи о том, что это может быть использовано для реприватизации и национализации многих предприятий в и на Украине — в частности, подконтрольных как пророссийским бизнесменам (как Виктору Медведчуку), так и бывшему президенту Петру Порошенко, владельцу корпорации «Рошен».

При этом надо заметить, что Виктор Медведчук является ближайшим другом Владимира Путина, а когда друзей Путина обижают, г-н Путин находит способ как-то больно ответно укусить. Так или иначе, самые большие опасения, которые сопряжены с этим санкционным обострением в и на Украине, связанные с тем, не приведет ли это к обострению войны в отдельных районах Донецкой и Луганской областей по карабахскому сценарию. И вот это сейчас самое (в плохом смысле слова) интересное. К этому надо готовиться в любом случае.

Причем фактическим инициатором этой войны может быть любая из сторон. И может быть, Украина специально провоцирует Владимира Путина через санкции против Медведчука, чтобы этой стороной был Кремль. Но с другой стороны, по известному анекдоту, в Политбюро тоже не дураки сидят, и Кремль может не поддаться на провокацию. Но тогда Украина решит, что, подобно Азербайджану в Карабахе, она может решить проблему военным путем. И под угрозой полного обострения отношений с США, Европой и Турцией Россия не сможет сделать так, как это было сделано в 2014-2015 году в Иловайске и Дебальцево, если вы понимаете, о чем я. В общем, здесь я бы призвал надеяться на лучшее, но готовиться к худшему.

Рубрика «Мавзолей» у нас совершенно неубиенная, где мы по косвенным признакам судим о том, что происходит в российской политике — вернее, за кремлевскими стенами и вокруг них, не имея инсайдерских источников информации. Помните, как американские советологи и политологи прошлого века по расположению членов Политбюро на Мавзолее определяли, какая нынче погода? Так и мы.

И вот обращаем внимание, что снова обострилась борьба за «Норильский никель». В последние дни было буквально несколько событий. Во-первых, «Норильский никель» наконец согласился выплатить 2 млрд. долларов компенсации ущерба за экологическую катастрофу 29 мая в Норильске. Хотя долгое время тянул резину. На этом во многом был построен подход корпорации к урегулированию проблемы: тянуть до бесконечности, пока Владимир Путин не скажет непосредственно Владимиру Потанину, что это надо сделать.

Обошлось без этого. Красноярский край, его руководство во главе с Александром Уссом предъявило отдельные претензии «Норильскому никелю». И, наконец, случилась еще одна авария. Естественно, не поймите меня правильно, как говорил Михаил Михайлович Жванецкий устами Аркадия Исааковича Райкина — я не утверждаю, что эта авария произошла как-то закономерно или была подстроена. Но это, конечно, случилось, к несчастью, случайно. Это несчастье, которое произошло случайно.

Что же случилось? Случилось, что на Норильской обогатительной фабрике обрушилась галерея дробильного цеха, в результате чего 5 работников госпитализированы, 1 погиб. Просто это несчастье снова обострило обсуждение вопроса о судьбе «Норильского никеля», который многие близкие к Владимиру Путину люди считают несправедливо принадлежащим и де-факто подконтрольным Владимиру Потанину .

При этом со штрафом в 2 млрд. долларов «Норильский никель» сделал достаточно хитрый ход. Он заявил, что деньги будут выплачиваться государству за счет сокращения прибыли и тем самым отказа от дивидендов. А это наиболее болезненно как раз для конкурирующей фирмы — других акционеров «Норильского никеля» во главе с Олегом Дерипаской, поскольку компания Дерипаски «РУСАЛ» обременена большими долгами, и обслуживает эти долги во многом за счет дивидендов от «Норильского никеля». Поэтому тем самым предполагается, что Дерипаска и близкая к нему семья Бориса Николаевича Ельцина должны включиться в борьбу за то, чтобы отмазать «Норильский никель» от этого огромного штрафа.

С другой стороны, нарастает постановка вопроса о том, не пора ли Владимиру Потанину вообще уйти с поста генерального директора «Норникеля» и, возможно, сократить свою долю в нем. Потому что как-то это не по чину. Приватизация-то была 25 лет назад, а сейчас-то уже пейзаж поменялся. За это время Владимир Потанин получил в виде дивидендов от «Норильского никеля» 30 миллиардов живых долларов — или полумертвых, но вполне еще зеленых и пахнущих даже в безналичной форме. Не хватит ли? И поэтому обострение борьбы за «Норильский никель» будет одним из важных сюжетов наступившего 2021 года с применением живой силы и техники.

Рубрика «Платные вопросы». Сегодня у нас один вопрос, но очень интересный. Его задает нам Константин Вадимович из Ростовской области. Напомню, что идя навстречу гуманитарным интересам российского народа и в рамках своей доктрины социальной ответственности корпорация «Газпром-медиа», владелец контрольного пакета «Эха Москвы», сократила цену за платные вопросы в нашей программе с 22 тысяч до 21.720 рублей. То есть платные вопросы стали существенно и качественно доступнее.

Так вот Константин Вадимович уже по новому тарифу спрашивает нас: «Белковский, что вы скажете по поводу восстановления памятника Феликсу Дзержинскому на Лубянке и опроса Общественной палаты Москвы, предлагающего выбрать между Феликсом Дзержинским и Александром Невским?».

Уважаемый Константин Вадимович! В последнее время много разговоров о том, что власть уже решила, и независимо от фактических результатов опроса будет объявлено, что москвичи поддерживают восстановление памятника на Лубянке Феликсу Эдмундовичу Дзержинскому, основателю нашей кровавой гэбни. А Александр Невский только для отвода глаз и сам опрос для отвода глаз.

Странным образом я считаю не так. Мне кажется, что в действительности всё не так, как на самом деле. Как раз власть хочет провалить историю с восстановлением памятника Дзержинскому. По каким косвенным признакам об этом можно судить?

Во-первых, само обращение с призывом восстановить. Их было полно за минувшие 20 с лишним лет. Но нынешнее формальное обращение к власти подписано людьми, которые, я бы сказал, при всём уважении к их гигантским достоинствам и их роли в гуманитарной экосистеме российского государства, общества и так далее, всё же не являются существенными авторитетами для Владимира Путина. Скорее наоборот.

Это такие люди, как писатели Александр Андреевич Проханов и Евгений Николаевич (он же Захар) Прилепин, известный публицист Олеся Александровна Рябцева (помните, она здесь работала, на «Эхе Москвы») и так далее. Но это не те, на чей призыв Владимир Путин должен быстро, немедленно и положительно отвечать. Не те люди. Скорее наоборот. То есть подобраны они тоже с таким иезуитским смыслом — пусть не обидятся на меня братья-иезуиты, я не их имею в виду в данном случае.

Скорее сам Владимир Путин хотел бы памятник Александру Невскому. Почему не Феликсу? Потому что Александр Невский гораздо больше похож на него нынешнего. Давайте вспомним, кто это был. Помимо того, что он святой и благоверный — официальный святой русской церкви, канонизированный, правда, в XVI веке, а сам он существовал в XIII. Но что же он сделал?

С.Белковский: Навальный, сам того не осознавая, заявил свои претензии на роль русского Мартина Лютера

Он, в общем, продался монголам. Он договорился с монголами против католической Европы и папы римского. Он активно ездил к монгольскому руководству — к нашим монгольским партнерам, благодаря их влиянию получал политическое право управлять Русью, стал великим князем. С монгольской помощью избавился от своего конкурента-брата.

Потом в интересах монголов, когда Новгород — собственно, основная вотчина Александра Ярославича — отказался платить дань, по официальной доктрине, чтобы не допустить туда монголов, он сделал всё своими руками, но очень жестоко: свой собственный новгородский народ поставил к стенке, чтобы поток дани начальству возобновился.

Всё это в официальной евразийской историографии трактуется исключительно в очень позитивном духе — что так и надо было делать, потому что монголы для нас гораздо более выгодными стратегическими партнерами, чем Европа. Ибо Европа хотела нас окатоличить, а монголы хотели нас только ограбить и убить, но наше сознание изменить они не хотели. Религиозные убеждения русского народа им были до фонаря, на котором они бы нас повесили, если бы фонарь уже существовал во плоти в это время и был изобретен наукой.

Вот, собственно, доктрина, почему надо было поступать как Александр Невский, а не как князь Даниил Галицкий, его основной исторический оппонент. Что, например, изложено во многих работах, но наиболее канонической… нет, не наиболее канонической, это я соврал, но одной из канонических является статья Георгия Владимировича Вернадского, известного историка-евразийца, сына Владимира Вернадского, скончавшегося в США нашего эмигранта, которая называется «Два подвига святого Александра Невского», где, собственно, излагается, почему Александр Невский — одна из самых правильных фигур в нашей истории и, безусловно, святой.

Г-н Вернадский пишет: «Историческая задача, стоящая перед Александром, было двоякой: защитить границы Руси от нападения латинского Запада и укрепить национальное самосознание внутри границ». Вам это ничего не напоминает? Вам не кажется, что именно в таком качестве себя воспринимает Владимир Владимирович Путин и сопоставляет себя со святым равноапостольным?

А вот, собственно, что объясняет нам г-н Вернадский. Что «основным принципом великой монгольской державы была широкая веротерпимость», черт побери (простите, что я сказал слово «черт» в этом контексте), «или даже более — покровительство всем религиям». Просто царство свободы, как Константин Юрьевич Богомолов предлагает нам своем манифесте.

«Первые монгольские армии, которые создали своими походами мировую монгольскую империю, состояли преимущественно из буддистов и христиан-несториан. Как раз во времена князей Даниила и Александра монгольские армии нанесли страшный удар исламу — взятие Багдада 1258 года». Замечательно, я считаю. В общем, иными словами, Путин — это современный Александр Невский. Я думаю, что в его сознании эта парадигма более или менее закрепляется.

Но кроме того, это очень удобно для многих. Для той же Русской православной церкви Московского патриархата, которая, конечно, готова поддержать хоть черта лысого, если скажут из Кремля — любого злейшего врага и гонителя христиан, поскольку никакого религиозного сознания в РПЦ МП нет. Там есть государственно-бюрократическое сознание и бизнес-сознание. Но всё-таки РПЦ МП гораздо удобнее поддержать святого благоверного князя Александра Невского, чем Феликса Дзержинского и сказать, что вот, мол.

Дальше, естественно, наши уважаемые представители исламской уммы Российской Федерации это поддержат, потому что здесь дружба с монголами, а с точки зрения значительной части представителей исламской уммы никакого монгольского ига не было. Этот термин вообще неправомерен. Был братский альянс монгольского и русского народов, направленный на противостояние всё тому же безбожному Западу. Ввод ограниченного контингента монгольских войск на территорию Руси только укрепил наше братство и способствовал созданию собственно Московского государства, в котором мы живем в той или иной степени по сей день, и поэтому принес огромную историческую пользу, опять же, многонациональной РФ. То есть исламская умма тоже будет за.

Наконец, прогрессивная общественность, которая сейчас устраивает истерику «Ах, окончательно закручиваются чекистские гайки, мы возвращаемся во времена ВЧК-ОГПУ, Дзержинский возвращается», облегченно вздохнет и скажет: «Ну слава богу, пронесло. Дзержинского не возвращают на Лубянку. Ради этого вполне можно ставить там святого благоверного Александра Невского».

Поэтому всё сходится. Поэтому я ставлю на Александра Невского независимо от результатов опроса. А если еще и опрос покажет, что Александр Невский лучше Феликса Дзержинского, то всё так и будет. При этом закончу свою сентенцию в ответ уважаемому Константину Юрьевичу Богомолову вот каким соображением, неочевидно вытекающим из тематики.

Дело в том, что эта программная статья (она не столько каноническая, сколько программная) Георгия Владимировича Вернадского начинается с полемики с известным маркизом Астольфом де Кюстином. Он, собственно, критикует Астольфа де Кюстина за слова Кюстина об Александре Невском. А Кюстин об Александре Невском сказал следующее (ну, мы знаем, что Астольф де Кюстин — не буду долго говорить — это автор известнейшей книги «Россия в 1839 году»):

«Александр Невский — образец осторожности, но он не был мучеником ни за веру, ни за благородные чувства. Национальная церковь канонизировала этого государя, более мудрого, чем героического. Это Улисс среди святых». Улисс — это Одиссей. Может быть, кто-то помнит, что в 90-е годы в Москве существовало такой культовое заведение — дискотека «У ЛИС`Са». Там устраивались кровавые разборки между бандитскими группировками.

Вот это вызывает крайнее возмущение Георгия Вернадского и всех его единомышленников: какой же он Улисс среди святых? Он наше всё! А у Владимира Владимировича Путина, на мой взгляд, это возмущения не вызывает, потому что он сам образец осторожности. Он воюет-воюет с Западом, но он не доводит ситуацию до отключения нас от SWIFTа, и Запад это знает. Поэтому и здесь Владимир Путин в чистом виде Александр Невский.

Астольф де Кюстин, столь враждебный установке памятника Александру Невскому на Лубянской площади, много чего интересного написал в этой книжке «1839», что имеет отношение как будто к николаевской России, но сейчас я чуть-чуть почитаю ее, и вы немножко обалдеете.

Во-первых, сначала он посетил могилу князя в Александро-Невской лавре и пишет о ней: «Сама по себе настоящий памятник. Я разглядывал гробницу Александра Невского скорее с изумлением, нежели с восхищением. Искусства в этом памятнике нет и в помине, но роскошь его поражает воображение». Вам это ничего не напоминает? Например, дворец в Геленджике.

Или, например, некоторые высказывания вообще о России, совершенно зверские и русофобские, с которыми, по известному анекдоту про Рабиновича и его попугая, мой попугай категорически не согласен. Вернее, я с моим попугаем. Например, «богатые здесь, в России — не сограждане бедных». Да, это очень верно подмечено. Богатые и бедные у нас — это люди разных биологических видов буквально. У них не общие права человека, поскольку бедные — не люди.

«Изо всех европейских городов Москва, — пишет де Кюстин, — самое широкое поле деятельности для великосветского развратника. Русское правительство прекрасно понимает, что при самодержавной власти необходима отдушина для бунта в какой-либо области, и, разумеется, предпочитает бунт в моральной сфере, нежели политические беспорядки. Вот в чем секрет распущенности одних и попустительства других». Это, кстати, большой привет Константину Юрьевичу Богомолову. Не все прочитали в его манифесте такой подтекст. А он там есть.

«Россией управляет класс чиновников. Управляет часто наперекор воле монарха. Самодержец всероссийский часто замечает, что он вовсе не так всесилен, как говорят, и с удивлением, в котором он боится сам себе признаться, видит, что власть его имеет предел. Этот предел положен ему бюрократией. ... В России монарх может быть любимым народом, даже если он совсем недорого ценит человеческую жизнь» И так далее. Вот такой был ответ на вопрос Константина Вадимовича.

Как всегда, под занавес у нас музыкальная композиция. Сегодня она посвящена Алексею Анатольевичу Навальному — ну, не авторами композиции, а мной, Белковским, посвящается Алексею Анатольевичу Навальному и его одиночеству. Это классика русского рока — Юрий Юлианович Шевчук и группа ДДТ, «Ты не один».

Большое спасибо! Это была программа «Время Белковского». В студии был Станислав Белковский. Подписывайтесь, пожалуйста, на ютьюб— и ютуб-каналы «Эха Москвы», эксклюзивный telegram-канал «Белковский» и всегда сотрудничайте с нашим ключевым информационным спонсором — организацией ФСБ. До скорого!



Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире