Время выхода в эфир: 28 ноября 2020, 21:05

С. Белковский Доброй субботы, дорогие друзья! Это «Эхо Москвы», программа «Время» — «Время Белковского». С вами в студии Станислав Белковский.

Пожалуйста, если можно, подписывайтесь сразу на ютуб— и ютьюб-каналы «Эха Москвы», где выходит «Время Белковского», иначе вы это не увидите должным образом, и конечно, на эксклюзивный telegram-канал «Белковский», который является для меня, Белковского, важнейшим источником информации.

Если утром я не прочитаю что-то в своем telegram-канале, мне не о чем будет вам рассказывать. Поэтому подписывайтесь, ибо подписчики — это хлеб, кровь и, не побоюсь этого слова, вино эксклюзивного telegram-канала «Белковский». Вы — это я, а я — это вы.

Сначала традиционная рубрика «Извинения». И сегодня извиняемся мы перед Дмитрием Олеговичем Рогозиным, шефом «Роскосмоса». Многоуважаемый и дорогой Дмитрий Олегович! Я на протяжении ряда лет был к вам несправедлив, критиковал вас, присоединялся к хору тех, кто отрицательно оценивал вашу деятельность на посту главы нынешнего ведомства, да и в некоторых предыдущих ипостасях.

И сейчас я должен сказать, что, конечно, это я просто от раздражения, накопленного за долгую жизнь своими собственными неудачами, которые я изливал на более успешных людей, чем я, включая вас, дорогой Дмитрий Олегович. Вам тоже было, конечно, непросто. Извините, я больше не буду обращаться к Дмитрию Олеговичу во 2-м лице — только в 3-м.

У Дмитрия Олеговича тоже карьера сложилась не совсем так, как он хотел. Насколько я понимаю, он всё-таки мечтал стать крупным дипломатом и даже министром иностранных дел. И в какой-то степени им стал, потому что «Роскосмос» всё-таки отвечает, кроме всего прочего, за связь с инопланетными цивилизациями. Это тоже входит в сферу внешних сношений российского государства, ибо какая же России без космоса? Как говорил Федор Михайлович Достоевский по аналогичному поводу, из русского хаоса (это можно считать метафорой 90-х годов, «лихих» 90-х годов XX века) образуется русский космос.

Просто пик карьеры Дмитрия Олеговича пришелся на времена, когда на всех должностях нужны абсолютно системные люди, застегнутые на все пуговицы. Такие, например, как Сергей Викторович Лавров или его возможные преемники, среди которых называют Сергея Евгеньевича Нарышкина, нынешнего главу Службы внешней разведки, и Антона Эдуардовича Вайно, шефа кремлевской администрации. А Дмитрий Олегович Рогозин всё же был слишком ярок и экспансивен, опять же, для такого типа работы.

В итоге он стал вице-премьером по оборонному комплексу и, наконец, главой «Роскосмоса», где как раз мощный креативный ум и носитель ярких метафор может себя проявить, потому что основная функция куратора оборонного комплекса и «Роскосмоса» — это скрыть от управляемых ими сфер, что эпоха высоких технологий в оборонном комплексе заканчивается. Особенно, конечно, в космической сфере.

Вот сейчас, например, многие специалисты уже говорят о том, что заканчивается срок службы Международной космической станции, и надо строить новую. И Дмитрий Олегович Рогозин, прекрасно это понимая, тем не менее, стоически заявляет, что нет, надо модернизировать Международную космическую станцию. В переводе с рогозинского на общеупотребительный русский это означает: «Ну нет денег и не будет, ребят! Оставьте вы свои хотелки (как говорит Владимир Владимирович Путин — это одно из его любимых слов) и мечтания при себе». Но публично-то это сказать нельзя!

Если бы «Роскосмос», например, возглавлял какой-нибудь человек — плоть от плоти отрасли, белая кость профессионалов отрасли, он бы защищал интересы отрасли до последней степени, постоянно канючил бы деньги у государства, дергал бы Владимира Путина за рукав. И только Дмитрий Рогозин понимает, что этого делать ни в коем случае не надо.

А его талант политика, пиарщика и журналиста используется для того, чтобы объяснить отрасли, что всё, тем не менее, будет хорошо. «Денег нет, но вы держитесь там», как бессмертно изрек Дмитрий Анатольевич Медведев, один из важнейших идеологов и, я бы сказал, источников эстетики, фундаторов эстетики, если использовать умные слова нынешнего политического режима.

Поэтому Дмитрий Олегович Рогозин — единственный человек, который может занимать эту должность в эти непростые времена. Правильно ведь? Всякой грядке — свой овощ, и наоборот. Американской космической области нужен Илон Маск, который в состоянии отбиться от гигантской международной аферистки Эмбер Херд, а российской отрасли — верный семьянин, муж и отец Дмитрий Олегович Рогозин. Потому что, собственно, важнейший путинский принцип кадровой политики состоит в том, что каждый должен быть на своем месте, а не на чужом.

Если искать анекдот — наш, российский (русский — почему российский?), который описывал бы кадровую политику Путина в полном объеме… Я не сомневаюсь, что в Российской академии народного хозяйства и госслужбы на эту тему защитят не одну дюжину диссертаций, в том числе докторских. Потом они попадут в Диссернет к Андрею Заякину и Сергею Пархоменко, пройдут свой обычный крестный путь, но дело не в этом, а в том, что все эти диссертации, все их содержание описывается одним простым анекдотом — конечно же, про истинно русских патриотов-космистов Рабиновича и Хаймовича.

Стоит Рабинович в Нью-Йорке по адресу Уолл-стрит, 1, где, как известно, находится Bank of New York, на ступеньках этого Bank of New York и торгует семечками. Мимо него идет Хаймович. Оба они, в принципе, живут на Брайтон-бич. Хаймович говорит: «Рабинович, у меня к вам такое деликатное дело — вы не одолжите мне тысячу долларов?». — «Видите ли, — говорит Рабинович, — дорогой Хаймович, я с удовольствием одолжил бы вам тысячу долларов, но у меня с банком контракт: я не даю кредитов, банк не торгует семечками».

Вот путинская кадровая политика — это или ты даешь кредиты, или ты торгуешь семечками, но не то и другое сразу. А если пытаешься и то, и другое сразу, то разные судьбы тебя ждут — от отставки до вариантов гораздо похуже, которые мы наблюдали за последние годы.

Поэтому Дмитрий Олегович Рогозин прекрасно понимает философию и логику кадровой политики. Он отлично знает, зачем он на своем месте, справляется со своими обязанностями, безусловно. Упреки вызваны просто общим раздражительным фоном, существующим вокруг распадающейся космической отрасли НРЗБ неудачников типа вашего покорного слуги.

Я очень надеюсь, что Владимир Владимирович Путин всё же вознаградит Дмитрия Олеговича Рогозина и вернет его на политическую работу. Потому что в последнее время Дмитрий Олегович стал много рассуждать на общеполитические, а не космические темы. Хотя я согласен: что может быть космичнее общеполитического?

С.Белковский: Если Запад ведет санкции против российских элитариев, то Навальный одобрит эти шаги

Например, недавно было опубликовано его пространное рассуждение, которое, я думаю, не привлекло бы большого внимания без дополнительных импульсов, данных самим Дмитрием Олеговичем и его пресс-службой (может быть, теневой, какими-то теневыми пиарщиками), о том, что капитализм — это худшее из того, что создано людьми.

Кому, как не ему, это знать, поскольку он, собственно, вырос и сформировался при русском капитализме, в том числе диком капитализме лихих 90-х годов. Но это и правильно, потому что чтобы бороться с системой, нужно знать ее изнутри. Согласитесь, что вряд ли кто-нибудь лучше Бориса Ельцина мог стать сокрушителем коммунизма.

Но к чему вдруг Дмитрий Рогозин стал воевать с капитализмом? К тому, что, я думаю, он готовится пойти в Государственную Думу Федерального собрания Российской Федерации в 2021 году под знаменем какой-нибудь левой партии. То есть Дмитрий Рогозин собирается стать молодым Берни Сандерсом Российской Федерации или, не побоюсь этого слова, Александрией Окасио-Кортес.

Александрия Окасио-Кортес, как мы знаем, даже чуть моложе Рогозина, хотя я не сказал бы, что сильно красивее — они чем-то похожи, у них такой типаж. Она грозилась установить шест в своем кабинете в Конгрессе. Станет ли это делать Дмитрий Олегович Рогозин — посмотрим.

В любом случае, Дмитрий Олегович, извините за несправедливую критику прежних лет! Я думаю, что Дмитрий Олегович может пойти или от «Справедливой России», или по спискам партии «Родина». Хотя партия «Родина» всё-таки более тяготеет к право-патриотическому дискурсу, символизируемому близким другом Владимира Путина Евгением Пригожиным и влиятельным бизнесменом Константином Малофеевым — типичные правые националисты, согласитесь.

Может быть, даже возникнет какая-нибудь новая левая структура, совсем сандерсианская. Всё-таки пример Берни Сандерса доказывает, что жить надо долго не только в России, но и в Америке. Вообще лет 40 для того, чтобы принять участие в президентских выборах (вернее, в праймериз президентских выборов), у Дмитрия Олеговича есть.

Сенсация недели — это, конечно, визит Владимира Путина в Нижний Новгород. Президент Российской Федерации стремительно покинул так называемый бункер, хотя многие говорили, что он останется в нем всегда. Ну, бункер — мы понимаем, что это понятие виртуальное. Это не конкретный объект недвижимости под землей, а некая совокупность пространств, занимаемых Владимиром Путиным, возможно, одновременно, поскольку, в соответствии с принципом неопределенности российской политики, нельзя точно установить время и место пребывания Путина. Он может находиться в самых разных местах, о чем никому не сообщается.

Помните, как президент Борис Николаевич Ельцин «работал с документами»? Где он работал с документами, было совершенно неважно. Потому что «работа с документами» — это состояние души, как и бункер.

Говорили, что Владимир Путин очень боится covid-19 и поэтому ни с кем не встречается, что, на мой взгляд, является правдой, хотя доказательств в юридическом смысле у меня нет. Все посетители Владимира Владимировича должны были проходить 2-недельный карантин на объекте Федеральной службы охраны перед тем, как увидеть президента.

И вот неожиданно президент показывает, что он совершенно не боится никакого ковида, и прибывает не куда-нибудь, а в Нижний Новгород на объект атомной отрасли — в Российский федеральный ядерный центр в Сарове, а затем встречается с губернатором Нижегородской области Глебом Никитиным, что само по себе весьма символично, поскольку атомная отрасль и Нижегородская область находятся в сфере влияния братьев Ковальчуков, этого клана. Тем самым Владимир Владимирович Путин показал, куда он едет в первую очередь.

Знаете, это, опять же, из серии современной кремлинологии. Как при советской власти, особенно в поздний ее период, при Леониде Ильиче Брежневе и его преемниках, западные советологи определяли уровень влияния того или иного человека по месту на Мавзолее, ничего не зная о внутренней кухне в Кремля, так и я, тоже ничего не зная о внутренней кухне в Кремле, врать не буду (ничего не зная достоверно — скажу так), тем не менее, по приметам (заметки фенолога, чу!), где окажется Владимир Путин, в каком месте, можно определить, кто у нас в стране самый влиятельный. Если едет в Нижний — значит, Ковальчуки.

Но Владимир Владимирович ходил без маски и без перчаток и со всеми там общался! После этого даже пошла пиар-кампания о том, что он якобы отругал губернатора Нижегородской области Глеба Никитина. Ну, дорогие друзья, давайте не попадаться на примитивные уловки. Давайте хотя бы попадаться на сложные. Если Путин кем-то действительно недоволен, он с ним в лучшем случае не встречается, а в худшем случае отправляет в тюрьму. А если Путин подтрунивает над своим собеседником, а этот собеседник сидит перед ним тоже без маски и, самое главное, без ковидных наручников (хе-хе!), то значит, с ним уже всё хорошо. Всё остальное — это такой фон, чтобы никто не зазнавался.

Тем самым этой своей вылазкой… Почему она сенсационна? Не только выбором приоритетного объекта, который расставляет точки над «i» в нашей мавзолейно-шапочной конструкции современной страны, но и потому, что, оказывается, Владимир Владимирович не боится ковида! А зачем же тогда бункеризация и 2-недельный карантин при встрече с ним? Хе, а потому что те, кто внимательно смотрит и слушает программу «Время Белковского», и сам Белковский, который не боится, что Венедиктов убьет его за самоцитирование, знают, почему.

Потому что на самом деле Путин никогда не боялся ковида. Все эти бункеры и карантины связаны исключительно с его желанием избежать излишнего общения. Он устал от человечества. Он не ждет от него ничего нового, никакой информации. Он уже всё знает. Он видит эти глаза просителей алчных, которые хотят от него обязательно что-нибудь получить, не дав ничего взамен. Если эти просители являются его близкими друзьями, так положено. А если не являются?

Поэтому он ищет любой повод не участвовать в ненужных… «Его величество должны мы уберечь, — как, помните, пели сотрудники Федеральной службы охраны в известной песне, — от всяческих ему ненужных встреч». Вот, собственно, поэтому.

Понимаете, если человек не готов 2 недели сидеть на карантине, то и не надо. Он просто недостоин встречи с президентом. Психологически недостоин. То есть надо постоять на коленях, чтобы заслужить право посмотреть президенту прямо в его физические глаза. Вот для этого и нужен карантин. Для этого, по большому счету, нужен covid, некоторые аспекты которого мы обсудим сегодня в рубрике «Ковидославие».

Но поскольку всё-таки компания «Газпром-медиа» в связи со сложностями «Северного потока-2» указывает нам постоянно, что нельзя манкировать платными вопросами, нельзя засовывать их — нет, не туда, куда вы подумали, а во 2-ю и 3-ю часть нашей программы, поэтому начинаем прямо с одного из платных вопросов. Это вопрос Алексея Геннадьевича из Москвы.

«В связи с распространившимися слухами о том, что «Единая Россия» должна получить на выборах в Государственную Думу в 2021 году 23 депутатских мандатов (якобы такова установка Администрации президента), какова же судьба малых кремлевских партий типа партии «Новые люди»и др.? Алексей Геннадьевич из Москвы».

Уважаемый Алексей Геннадьевич! Такие слухи действительно на этой неделе прошли. Стандартная трактовка этих слухов была такая: в условиях обострения конфронтации с Западом Владимиру Путину нужно показать, насколько прочна и всенепременна его народная поддержка, и поэтому «Единая Россия» должна получить 2/3. Что ставит под угрозу интересы малых партий.

Непонятно, собственно, во-первых, даже как добыть эти 23 в условиях, когда текущий рейтинг «Единой России» 30%. Скажем так, если Владимир Путин сакрален и к нему, в общем, многое не пристает, то к «Единой России» пристает всё. Это партия ненавистной бюрократии.

Что бывает, когда народу действительно дают выбрать, показал 2018 год с губернаторским выборами в Хабаровском крае, Хакасии и Владимирской области, где в 2-х случаях из 3-х стали губернаторами вообще никому не известные люди Владимир Сипягин и Александр Коновалов, а в Хабаровском крае Сергей Фургал, который практически не вел кампанию и ни на что не рассчитывал. Победа просто упала к его ногам перезревшей грушей. Боксерской, я бы даже сказал.

Но он воспринял свою победу слишком всерьез, поэтому с ними так всё и случилось. Никогда нельзя воспринимать себя слишком всерьез — повар этого не любит, по известному анекдоту. Под поваром в данном случае я, конечно, не имею в виду великого Евгения Викторовича Пригожина, это просто совпадение.

Возвращаюсь к «Единой России». Откуда взять-то мандатов? Надо еще и системной оппозиции кое-что подкинуть — КПРФ, ЛДПР. Может быть, даже «Справедливая Россия» доживет. И потом Евгений Олегович Рогозин из партии имени Берни Сандерса и Александрии Окасио-Кортес в одном лице должен что-то получить. Потому что нельзя же просто отправить главу «Роскосмоса», большого начальника, в политическое небытие. Нужно гарантировать ему место в Государственной Думе.

С.Белковский: Сколько блестящих карьер рухнуло из-за того, что человек не может управлять своей похотью

Может быть, правда, он возглавит левую фракцию «Единой России» и будет соотноситься с ее формальным главой Дмитрием Анатольевичем Медведевым как Берни Сандерс и Джозеф Байден. Не исключено. Тем более не будем забывать: в «Единой России» Дмитрий Олегович Рогозин уже был. Некоторое время он был секретарем Генерального совета «Единой России» до того, как создал партию «Родина» вместе с Сергеем Юрьевичем Глазьевым.

Но просто тогда Дмитрия Олеговича Рогозина очень не любили важнейшие партнеры Кремля по «Единой России» мэр Москвы Юрий Лужков и президент Татарстана Минтимер Шаймиев — Юрий Михайлович Лужков и Минтимер Шарипович Шаймиев. Они всё-таки сказали Кремлю: «Ну не надо, пожалуйста, если можно. Не надо нас, стариков, обижать, чтобы Дмитрий Олегович Рогозин было у нас тут секретарем Генсовета». И его как быстро назначили, так быстро и убрали. Но «Единая Россия» для него как дом родной, вернуться в который бумерангом сладостно и почетно. Поэтому он тоже, может быть, возглавит левую платформу «Единой России».

Но какой главный изъян я вижу вообще в этом публичном рассуждении, которое сейчас доминирует в политико-информационном пространстве Российской Федерации? Это всё не про Владимира Владимировича Путина. Вообще все разговоры о том, что Путин беспокоится о рейтинге, о результатах выборов — они от лукавого. У Владимира Владимировича Путина власть от Бога, и рейтинг ему даст Господь Бог.

Кроме того, рейтинг «Единой России» никак не коррелирует с рейтингом Путина. Потому что, опять же, «Единая Россия» — это всего лишь политическая структура, а Владимир Владимирович Путин — богоданной вождь. «Причем здесь Курский вокзал?».

Вот Алексей Анатольевич Навальный, про которого мы сегодня еще подробно поговорим, не имеет зарегистрированной партии. Это мешает ему быть вождем оппозиции? Не мешает нисколько. Борис Николаевич Ельцин тоже стал президентом без всякой партии, и при любом удобном случае это подчеркивал. Хотя он не был богоданным вождем. Его легитимность коренилась именно в обожании масс, которое возникло в конце 80-х годов.

Поэтому история с «Единой Россией» — это история про Дмитрия Анатольевича Медведева и, если угодно, преемника Владимира Владимировича Путина на президентском посту.

Мы с вами уже неоднократно говорили в рубрике «Путин и дети», что преемника в том смысле, в каком был президентом сам Путин (и остается им), и был Дмитрий Анатольевич Медведев в 2008, не будет. То есть не будет такого полновластного, полноценного, полноформатного президента, всепоглощающего. Но тем не менее, президент будет — это предусмотрено той редакцией конституции, которая была вынесена на плебисцит 1 июля нынешнего года. И им должен быть кто-то, физическое лицо — так сказано в конституции. Им не может быть искусственный интеллект, компьютерная модель и так далее.

Дмитрий Анатольевич хорош именно тем, что его не любят сейчас все остальные элиты. Причем и те, которые любили его во время первого срока 2008-2012 готов, поскольку все они находятся в основном в изгнании или в тюрьме, и любовь их ограничена рамками их физического пребывания. И это как раз хорошо, потому что зачем Владимиру Путину преемник-президент, которого все любят? Тогда он утратит роль арбитра, а ему нужно оставаться арбитром после ухода от власти. Для этого и нужно, чтобы президент был не особенно любим.

Но он должен быть любим народом. И чтобы Дмитрий Анатольевич Медведев был любим народом, «Единая Россия», возглавляемая им, должна получить 23 голосов на думских выборах, а сам он, вероятно, стать спикером Государственной Думы.

Возможно, заканчивается эпоха Вячеслава Викторовича Володина, потому что на этой неделе поползли слухи о том, что его доверенное лицо Сергей Неверов лишится поста лидера фракции «Единой России» в Государственной Думе. Новым лидером, видимо, станет совместное предприятие Администрации президента, ее куратора внутренней политики Сергея Владиленовича Кириенко и Дмитрия Анатольевича Медведева.

Поэтому «Единая Россия» — это Медведев. И собственно, вся борьба выстраивается вокруг того, надо ли давать Дмитрию Анатольевичу Медведеву 2/3. Для этого Владимир Владимирович Путин должен внутренне решить, всё-таки готов ли он смириться с мыслью, что Медведев по-новой пойдет в президенты. Конечно, не в те, что в 2008 году — без всяких иллюзий, что он действительно будет действовать по принципу «что хочу, то и ворочу». Или не решится.

Вот это, собственно, и есть проблема вокруг «Единой России». И если всё-таки будет решено, что Дмитрий Анатольевич еще не дорос до внятного решения, что он преемник, то тогда в Думу запустят и малые партии, включая партию «Новые люди». Если же такого решения не будет, значит, «Единая Россия» получит мытьем или катаньем свои 23 голосов.

Технологии все налажены. Тем более, собственно, Алексей Анатольевич Навальный, скорее всего, призовет бойкотировать выборы, в которых он не участвует. Это значит, что все, кто мог бы проголосовать за другие партии, не придут на выборы, а электорат «Единой России» — опять же, или по зову сердца, или в силу задействования административного ресурса — придет. И так 23 голосов и будет получено.

Но это не значит, что малые партии создавались зря. Они же получают места в региональных парламентах, как те же «Новые люди». Вообще философия партийной системы, которую выстраивают Кремль сегодня, состоит в том, что получить мандаты от Кремля может любой дурак — думские мандаты. Ты заработай мандат сначала на низовом уровне.

Почему муниципальный фильтр не отменяется, и Кремль его отстаивает? Потому что сначала нужно провести своих муниципальных депутатов, потом провести депутатов в законодательное собрание регионов, а там снизу, по зернышку, как пресловутая курочка, доберешься и до Федерального собрания. А все хотят просто прийти в Кремль, чтобы тебе просто выдали чемодан с мандатами. Ну знаете ли, это надо было приходить лет 20 назад. И знать, куда. А тут уже, так сказать, поезд несколько ушел, унося с собой незрелые плоды.

Итак, это первый платный вопрос. А на второй платный вопрос — у нас теперь такая хитрая схема — мы ответим ближе к концу программы. Сейчас дело в том, что у нас заболел Глеб Валентинович Пьяных, автор и ведущий нашей рубрики «Глазами Пьяных», который задает непременный вопрос. И он поручил задать этот вопрос от его имени мне. Вернее, мы договорились о бартере: что сегодня я в рубрике «Глазами Пьяных» задаю вопрос от Глеба Валентиновича Пьяных, а один из ближайших выпусков программы «Время Белковского» вместо меня проведет он.

Кстати, заодно (всё-таки это демократия) будет понятно: если выпуск с его ведением получит значительно больший рейтинг, чем мой стандартный выпуск, тогда Глеб Валентинович Пьяных и останется ведущим программы «Время Белковского».

Причем называться она будет при этом «Время Белковского», а не «Время Пьяных». И не только потому, что «Время Пьяных» очень двусмысленно, хотя, может быть, точно отражает то, что происходит в стране, поскольку, как известно, если не знаешь, что делать, пойди набухайся. Это давняя истина. Или ложись спать, по другой версии. Поэтому программа должна называться «Время спящих», но будет называться «Время Белковского», чтобы подчеркивать некоторую абсурдность нашего существования, в соответствии с бессмертным принципом Козьмы Пруткова «Если на клетке слона прочтешь надпись «буйвол», не верь глазам своим».

Поэтому будет программа «Время Белковского» с Глебом Пьяных, подобно тому, как когда-нибудь будет и путинская Россия с другим президентом. Это примерно то же самое.

Вопрос Глеба Валентиновича Пьяных касается новой этики и казуса профессора Кобринского, известного филолога, который влип в череду скандалов со своими студентками по понятному поводу — как я оцениваю новую этику и сам казус Кобринского.

С.Белковский: По большому счету, в сексуальные отношения надо вступать по минимуму

Уважаемый Глеб Валентинович, от имени которого я сам себе задаю вопрос! Сам я казус Кобринского не оцениваю никак, потому что это совокупность неких частных дел и обстоятельств, в которые публичное внимание не должно сильно проникать. Во всяком случае, я считаю, что нужно оберегать ценность частной жизни. Тем более профессор Кобринский не является ни публичным политиком — демократическим политиком, прошу прощения — который обязан раскрывать данные о своей частной жизни, ни поп-звездой, чья частная жизнь должна интересовать всех. Но о новой этике абстрактно я бы хотел поговорить.

Я хотел бы — может быть, кого-то это удивит (надеюсь, что нет надеюсь — точнее, надеюсь, что немногих) — безусловно, выступить в поддержку новой этики. Да, я согласен с тем, что приставать на рабочем месте ни к кому не надо, и в сексуальные отношения на работе вступать не надо. Да и вообще, по большому счету, в сексуальные отношения надо вступать по минимуму.

Конечно, мои оппоненты и критики скажут: «Ну это ты, Белковский, потому так говоришь, что тебе много лет. Будь ты помоложе лет на 20, ты бы так не говорил». И это правда. Но всё же есть правда более высокого концептуального порядка, которую я сейчас изложу. Знаете, как, опять же, говорил мой покойный друг, великий русский поэт Михаил Генделев, ныне покойный, мы, как диалектики, наоборот обязаны смотреть.

Вот мы всё время смотрим на то, как там несчастные студентки, к которым пристают профессоры. А как же поживают несчастные профессоры, которые вместо того, чтобы заниматься наукой, уделять свое время семье, карьере и так далее, постоянно отвлекаются на студенток? Кто тут более пострадавший?

Понимаете, если новая этика будет взята на вооружение, то вся гигантская индустрия карьеры через постель очень быстро закончится. Если бы Харви Вайнштейн жил в условиях новой этики и имел новую этику в голове, то сейчас он снимал бы и дальше свои прекрасные фильмы, а тех актрис, которые его соблазнили и сделали за счет этого карьеру, не знал бы никто.

Рухнет движение Metoo, поскольку исчезнет предмет его деятельности. Наконец, отправятся в тюрьму некоторые моральные лидеры движения Metoo. Помните, Азия Ардженто, которая только стала моральным лидером движения Metoo, как тут же загремела под уголовное дело о совращение несовершеннолетнего в Калифорнии. Никто так и не ответил на вопрос, как совпадает ее моральное лидерство в движении Metoo с этим досадным инцидентом откровенно криминального свойства.

Ну да Бог с ним. Знаете, эта нога — у кого надо нога, как говорилось в бессмертном советском фильме о новой этике. И кстати, табличка «Берегись автомобиля!» вполне подходит и ко всей этой новоэтической ситуации. Берегись! Если ты видишь красивую молодую женщину, как известно, вырви глаз, который на нее смотрит, и укороти все прочие эмоции. Сколько блестящих карьер рухнуло из-за того, что человек не может управлять своей похотью.

Где сейчас Доминик Стросс-Кан, который был фаворитом в предвыборной гонке во Франции в минувшем десятилетии и мог стать президентом Франции? И кстати, по мнению многих, был бы очень неплохим президентом. Почему он им не стал и вообще завершил политическую карьеру?

И кстати, обрел свое счастье в «Роснефти», где он работает советником. Когда еще были открыты отели, мистера Стросс-Кана нередко можно было видеть в баре «О2» на последнем этаже отеля Ritz-Carlton в Москве. Ну, нередко — это я погорячился, потому что я сам очень редко там бываю, но иногда можно было встретить. У меня-то денег нет, в отличие от Стросс-Кана, поэтому если только меня кто-нибудь приглашает. Например, Дональд Трамп, который тоже там бывал до президентства. Тогда я имел возможность туда заходить и за счет Дональда Трампа что-нибудь выпить. Так сидишь — глядишь: идет Доминик Стросс-Кан.

Доминик Стросс-Кан прокололся на том, что он попытался, в общем, вступить в сексуальные отношения с горничной отеля, имя которой не помнит никто, кроме одного человека — Станислава Александровича Белковского. Нафиссату Диалло. Вот Нафиссату Диалло прекратила карьеру Доминика Стросс-Кана — великую политическую карьеру, которую он выстраивал десятилетиями. А если новая этика победит, бизнес Нафиссату Диалло закончится, а Доминик Стросс-Кан, новый Доминик Стросс-Кан спокойно себе станет президентом.

И опять же, достойные люди, укоротив свои странные инстинкты, отказавшись от них под давлением новой этики, получат совершенно новые возможности для саморазвития. Поэтому в рамках доктрины позитивной свободы, «свободы для», которую мы с вами разбирали в минувшем выпуске на базе эссе Исайи Берлина 1958 года, которое, как неожиданно выяснилось, хорошо знает Владимир Путин, мы должны поддержать новую этику. Во всяком случае, я всех к этому призываю, еще раз соглашаясь с тем, что это понимание приходит с возрастом, в том числе, в силу естественных физиологических причин.

Но возраст должен приносить не только болезни и прочие страдания, но и давать человеку что-то позитивное. Например, понимание вещей, которые сегодня кажутся мне совершенно простыми, а многим не кажутся даже до того момента, когда ты без 5 минут президент Франции, а спустя эти 5 минут — обычный нью-йоркский заключенный, и твой товарищ, как говорил в таких случаях Джек Николсон, человек-волк.

Это была рубрика «Глазами Пьяных», где в связи с болезнью Глеба Валентиновича и в преддверии того, как он начнет вести программу «Время Белковского», вопрос задавал лично и непосредственно я. Простите за эту узурпацию, но она обусловлена объективными причинами. Сразу подчеркну, что Глеб Валентинович не болеет covid-19. Поэтому через его рубрику «Глазами Пьяных» заражение не передается.

Сейчас у нас рубрика «Санкционный смотритель». Конечно, сегодня это гвоздь нашей программы. И не ржавый, а самый что ни на есть золотой. Потому что Алексей Анатольевич Навальный, идеолог новейших санкций против российской элиты, выступал тут в дебатах в комитете Европарламента по иностранным делам. Выступал он в компании других молодых оппозиционных политиков — Владимира Владимировича (не пугайтесь) Кара-Мурзы, Владимира Станиславовича Милова и Ильи Валерьевича Яшина.

При этом обратите внимание — фактическим он выступал один, если называть вещи своими именами, поскольку г-да Милов и Яшин являются ближайшими соратниками Навального, представителями его неформальной политической силы, а Владимир Владимирович Кара-Мурза был приглашен. Хотя он не относится к навальнистским силам, но был приглашен просто как товарищ по несчастью — человек, которого тоже отравили злые российские спецслужбы. Поэтому логика его привлечения тоже понятна.

Но Алексей Анатольевич Навальный уже сам определяет, кто будет выступать в комитетах Европарламента. Мы чуть позже вернемся к этому. То есть монополизация им оппозиционного ресурса идет полным ходом, если кто еще не понял. Как и должно было быть, собственно, о чем предупреждалось еще в 2013 году.

С.Белковский: Вообще все разговоры о том, что Путин беспокоится о рейтинге, о результатах выборов — они от лукавого

Поймите меня правильно, я ни в коем случае не отношусь к этому отрицательно. Вообще эксперт, аналитик, наблюдатель не должен относиться эмоционально к тому, что он обсуждает. Он смотрит на политику как астроном на звезды. Знаете, вот смотрим мы на Альфа Центавра, которая на расстоянии 4 световых лет: ну, Альфа Центавра и Альфа Центавра. Она же не хорошая и не плохая — она такая, какая она есть. Причем заметьте, она такая, какая она есть 4 года назад, потому что свет идет 4 года, и мы не видим Альфу Центавра в ее настоящем виде.

Вообще глаз человека (с этого начинается почти каждый учебник оптики) видит прошлое (исчезнувшее). И я тоже, когда смотрю на политику, вижу прошлое (исчезнувшее) — то, что случилось с великими политиками современности — Владимиром Путиным, Алексеем Навальным, Дональдом Трампом и другими — вчера, позавчера. А что с ними происходит сегодня, я не вижу.

В этом, конечно, слабость аналитики. Но в этом и ее сила, поскольку она позволяет опереться на долгосрочные тенденции и оценки, а не размениваться на текущие сиюминутные мелочи, которые часто отвлекают от главного — от смысла и содержания происходящего.

Соответственно, в ходе своего выступления Алексей Анатольевич вновь акцентировал, что под санкции должны попасть олигархи, владельцы крупных капиталов, крупной недвижимости и счетов на Западе. А люди, у которых нет таковых, включая генералов, как он отметил, под санкции попадать не должны.

Тем самым он еще раз подтвердил, что его доктрина, в общем, совпадает с путинской в своих основных началах. Потому что именно те люди, которые выступают более или менее за интеграцию России в Запад и объективно заинтересованы в том, чтобы Россия была частью евроатлантического дома, под санкции попадут и вынуждены будут вернуться в Россию без каких бы то ни было шансов к возвращению к прежней активности, в том числе к выполнению функции моста между Россией и евроатлантическим миром. Потому что в прекрасной России будущего, где будет править Алексей Анатольевич Навальный, их вообще всех посадят.

На то она и прекрасная Россия будущего, чтобы было кого сажать. Потому что одних выпустят, но тюрьмы же не должны простаивать. Потому что всякая система должна работать, чтобы не скукожиться, как Международная космическая станция к 2025 году. Поэтому как раз одни выйдут, другие зайдут. Не сносить же хорошо построенные пенитенциарные учреждения, которые выдержали проверку столькими поколениями наших дорогих и недорогих россиян со сталинских времен.

В результате чего Запад лишится текущего влияния на путинскую Россию, потому что это влияние в основном осуществляется через этих людей, которые имеют значительные экономические интересы на Западе. Представители же партии войны, которым на Западе терять нечего — те самые генералы, у которых нет большой недвижимости и счетов на Западе, а если есть, то всё уже давно арестовано и, опять же, тут ловить нечего, их не разарестуют — под санкции не попадут и, в общем, сохранят привилегированное положение по отношению к людям, так или иначе лояльным евроатлантическим ценностям.

Здесь мы видим ту самую ситуацию win-win, которая выгодна одновременно Владимиру Путину и Алексею Навальному в полном объеме. Владимиру Путину — поскольку он получает мощнейший рычаг репатриации и закрепощения своих элит, которого он никогда не имел. Алексею Навальному — потому что он становится источником критериев, кого отправить под санкции, кого не отправить, и тем самым абсолютным монополистом восстановления отношений с Западом в будущем.

То есть складывается биполярная олигополия из двух полюсов. Биполярная система Путин-Навальный. Это устраивает обоих, потому что Владимир Владимирович Путин, как фанат контроля, control freak, любит, чтобы всё было сконцентрировано в одном месте, в том числе и оппозиция, чтобы не размениваться на мелочи и не разбрасываться глазами по разным углам. Ну а Алексей Анатольевич приходит к статусу единого и безальтернативного лидера оппозиции, к которому он шел всю жизнь.

И здесь я хочу сказать пару слов о философии вождя вообще. Потому что мне часто задают вопросы, публично и непублично, вернется ли Алексей Анатольевич Навальный в Россию. Я неоднократно высказывал свою точку зрения, что да, вернется, потому что российский политик интересен всему миру именно в этом качестве, а не в качестве политэмигранта. Другие люди, гораздо более умные, чем я — например, Александр Глебович Невзоров — считают, что не вернется.

Опять же, по известному анекдоту, будут ли при коммунизме деньги? Помните, был такой анекдот, как армянское радио спрашивают (не к Карабаху будет сказано), будут ли при коммунизме деньги. Армянское радио отвечает: «Китайские оппортунисты считают, что при коммунизме денег не будет. Югославские ревизионисты считают, что будут. А наша партия, как всегда, подходит к вопросу диалектически: у кого-то будут, а у кого-то и нет».

Вот мы, программа «Время Белковского», должны подойти к вопросу диалектически: вернется ли Алексей Анатольевич Навальный в Россию? И да, и нет — вот наш ответ. Как говорил герой «Театрального романа» Михаила Афанасьевича Булгакова, телом в Калькутте, душой с вами. Душой — да, он и не покидал Россию. Он просто покинул ее при чрезвычайных обстоятельствах. А где он находится телом, в данном случае неважно, потому что он единственный оппозиционер, и заменить его невозможно. Поэтому где он, там и российская оппозиция. Помните, как сказал Андрей Андреевич Вознесенский в поэме «Лонжюмо» про Владимира Ильича Ленина:

Врут, что Ленин был в эмиграции.

Кто вне родины — эмигрант.

Всю Россию — большую, горячечную,

Он носил в себе, как талант!

Настоящие эмигранты

Проедали казну галантно.

Эмигранты селились в Зимнем (в данном случае в Кремле),

А России сердце само

Билось в городе с дальним именем

Лонжюмо.

С.Белковский: Может быть, даже возникнет какая-нибудь новая левая структура, совсем сандерсианская

Я прошу прощения за внезапные стихи. Мы сегодня не читали эпиграф. Почему? Потому что он перенесен сегодня на конец. Опять же, по просьбе «Газпром-медиа», которое сказало, что в наши абсурдные времена хорошо бы, чтобы эпиграф в конце, а платные вопросы в начале. Нельзя же, платные вопросы на то и платные, чтобы вытеснить поэтический эпиграф, совершенно бесплатный во всех смыслах. Извините, это было лирическое отступление.

И поскольку Алексей Анатольевич Навальный изоморфен Владимиру Владимировичу Путину, как мы с вами неоднократно подчеркивали, то ответ на вопрос, вернется ли Навальный, такой же, как ответ на вопрос, уйдет ли Путин. Да, конечно, когда для этого созреют необходимые обстоятельства и условия, Путин обязательно уйдет, а Навальный вернется.

Поскольку есть ряд объективных обстоятельств, которые мешают ему вернуться быстро. Во-первых, нужно завершить курс лечения, а российской медицине он не вправе доверять. Нужно получить гарантии безопасности, а от кого их получать? С одной стороны, понятно, что Владимир Путин сейчас очень заинтересован в физической безопасности Алексея Анатольевича Навального. Но ведь у Алексея Анатольевича много других недоброжелателей, которые имеют доступ к неформальному силовому ресурсу. Сможет ли всеконтролирующий президент Российской Федерации проследить, чтобы с Алексеем Анатольевичем ничего не случилось?

Да, он может дать сигнал всем постам Навального не трогать, а где гарантии? Такой же армии и охраны, как Путину, Навальному не дашь, и в бункере он сидеть не может. Поэтому, может быть, пока, временно, опять же, стоит посидеть за границей.

К тому же, а что особенно делать-то в России, если на выборы в Государственную Думу всё равно не пускают? И вообще на месте близких соратников Алексея Анатольевича я бы обратился к нему с письмом о том, что возвращаться пока не надо именно по соображениям как безопасности, так и нецелесообразности физического возвращения. Ибо если ты вождь, то неважно, находишься ли ты в той стране, чьим вождем являешься. От этого твой статус вождя никак не меркнет и не блекнет.

К тому же, на территории РФ уже есть один вождь — это Владимир Владимирович Путин. Зачем вам два Синявских, как говорилось в известном анекдоте про Иосифа Виссарионовича Сталина.

Опять же, биполярная модель не обязательно предполагает, что оба вождя находятся в одной и той же географической точке. Они существуют в некой астральной России, высшей, России в высшем смысле, которой, безусловно, беззаветно и преданно служат — я говорю это безо всякой иронии.

Теперь пару слов о философии вождя. В принципе, модель, которая может… Я не утверждаю что это так. Я хочу еще раз подчеркнуть, что у меня нет никакой инсайдерской информации. Я занимаюсь исключительно аналитикой, подобно тому, как астроном, глядящий в телескоп, анализирует Альфу Центавра, ничего не зная о том, что там происходит на самом деле, не имея никакой связи с Альфой Центавра, никакой агентуры на Альфе Центавра и так далее.

Так и я. Я только смотрю в этот телескоп и пытаюсь что-то понять. В этом смысле для меня Владимир Владимирович Путин и Алексей Анатольевич Навальный абсолютно одинаковы и равнозначны. Это удаленные от меня звезды, которые я могу завороженно разглядывать и по каким-то процессам, видным мне в телескоп, что-то угадывать, но не более и не менее того.

Опять же, чтобы никто не думал, что я что-то знаю. Нет, не знаю. Это чистая аналитика, чистый набор предположений, который может или подтвердится, или нет. И этот набор никого ни к чему не обязывает.

Но для Алексея Анатольевича Навального вполне эффективной может оказаться модель другого большого вождя — Александра Исаевича Солженицына, который точно так же был выдворен из Советского Союза в Германию вопреки его воле и достаточно долгое время находился на Западе, оставаясь интеллектуальным и духовным вождем для значительной части людей, неприемлющих советский строй, и тоже объяснявший Западу, как он должен обращаться с Россией.

Вот сейчас, если Запад ведет санкции против российских элитариев, то Алексей Анатольевич Навальный одобрит эти шаги. А не введет — Алексей Анатольевич, подобно Александру Исаевичу Солженицыну, скажет, что Запад мягенький, растаявший, не делает того, что надо делать в борьбе с путинским левиафаном, подобно тому, как Запад солженицынской эпохи не делал должного для борьбы с коммунистическим левиафаном.

Александр Исаевич Солженицын же вернулся в Россию, правильно? Когда ты вождь, подобно Машиаху, Спасителю, Мессии, твое пришествие не должно быть регламентировано никакими временными рамками.

Опять же, вспомним анекдот про Мессию — как Мессия (Машиах) пришел в Израиль, и все, кроме Хаймовича, пришли его встречать. Значит, нет Хаймовича час, два, неделю, месяц. Наконец, Мессия, крайне раздраженный, посылает Рабиновича за Хаймовичем. Рабинович заходит к Хаймовичу домой, видит — Хаймович спит. Рабинович расталкивает его и говорит: «Хаймович, ты что, обалдел? Мессия пришел, а ты спишь и не являешься к нему на встречу! Сколько тебя ждать?». — «Кто бы спрашивал», сонно отвечает Хаймович.

Поэтому вообще, понимаете, вождь… Это относится и к Владимиру Владимировичу Путину, и к Алексею Анатольевичу Навальному, и к Александру Исаевичу Солженицыну — всё это титаны, гиганты. Это не такие люди, как мы, из плоти и крови — как я, например. Ни в коем случае. Это особый биологический подвид.

За статус вождя человек платит огромную цену. Он проходит через испытания. Непременная составная часть, непременное меню жизни вождя, его карьеры — это архипелаг Гулаг и раковый корпус в тех или иных вариантах. У Алексея Анатольевича они есть. Он не один день провел в застенках, был в коме. Всё, что необходимо и достаточно для вождя, у него есть.

Именно поэтому, кстати, все вожди очень не любят вмешательства в частную жизнь. И я их понимаю. Потому что они тем самым защищают не себя, а своих родных. Ибо больше всего в семье вождя страдают ближайшие родственники вождя.

Даже как показывает новейший сериал «Корона», как нам показали про британскую корону, невыразимо тяжело жить с человеком, который качественно отличается от тебя по статусу. Не количественно, а качественно. Умнее, глупее — это всё субъективные вещи. А вот когда, скажем, твоя жена — королева Великобритании, она ведь уже не совсем человек. Она воплощение всех ценностей и институтов монархии.

Так и здесь. Очень тяжело членам семьи Владимира Владимировича Путина и Алексея Анатольевича Навального. И безусловно, огромный подвиг совершила Наталия Дмитриевна Солженицына-Светлова. Да, именно поэтому я полностью поддерживаю, что не нужно вмешиваться в частную жизнь вождей. Это лишнее. Это неправильно.

И вождь — это не демократический политик. Да, демократический политик, которого выбрали на выборах, а потом он ушел таким же боком, пошел в университет преподавать или на пенсию заниматься рыбной ловлей и охотой — это другое. Да, он действительно должен предъявлять свою частную жизнь миру. Но не вождь. Потому что в отличие от демократического политика, вождь богоданен. У него совершенно другие основания легитимности.

И поэтому Алексея Анатольевича Навального рейтинг и антирейтинг не волнует. Не суйте ему в нос какие-то там социологические вопросы. Конечно, формально он ответит, что в России нет свободных выборов, поэтому какое отношение рейтинги и антирейтинги имеют к делу. Но опять же, в переводе с навального на русский это означает: «Меня Господь Бог назначил единственным и главным российским оппозиционером. Я обладаю для этого всеми необходимыми и достаточными достоинствами, политическими и личностными активами и ресурсами. Поэтому зачем мне ваши рейтинги, когда кроме меня всё равно нет никого?». Это выбор одного из одного.

Это к вопросу о том, вернется ли Алексей Анатольевич в Россию. В астральном мистическом смысле он ее и не покидал. Он с нами. «Где двое или трое во имя Мое, там и Я с вами», как говорил Иисус Христос, Господь наш, да простится мне это несколько кощунственное сравнение. Kощунственного замысла в нем не было, а Господь всегда оценивает замысел поступка скорее, чем сам поступок. Это к вопросу о том, вернется или нет.

А санкции, как я уже говорил, выгодны и Путину, и Навальному по такому сценарию. Потому что Владимиру Владимировичу точно так же невыгодны санкции против генералов, отраслей экономики, банков и так далее.

Итак, второй платный вопрос. Мой тезка Станислав (к сожалению, отчество он не указал) из Никосии, Кипр, спрашивает: «Белковский, как вы оцениваете сообщение о том, что Турция поругается с Россией и снова станет ключевым союзником США? Это сообщение агентства Bloomberg за вчерашний день».

Дорогой Станислав (простите, не знаю вашего отчества)! Это, на мой взгляд, сеанс адского троллинга со стороны президента Турции Реджепа Тайипа Эрдогана в адрес США. И здесь в стремлении потроллить всемирного гегемона Эрдоган и его российский коллега Владимир Владимирович Путин абсолютно едины.

Началась новая эпоха урегулирования замороженных конфликтов. Когда рухнула старая инерция, предполагающая, что когда-нибудь территории, отделенные друг от друга в рамках замороженных конфликтов, вернутся в лоно единого государства (например, тот же Кипр станет частью объединенного Кипра в составе Евросоюза), Турция ясно взяла курс на признание Северного Кипра или даже его аннексию.

Посмотрим, как будет. Именно поэтому (я писал об этом в статье на этой неделе) важно было урегулировать карабахский вопрос до признания Северного Кипра. Иначе, при обратной последовательности действий США и Евросоюз могли бы предотвратить азербайджанское наступление в Карабахе. Чего они не сделали, поскольку прозевали и проспали всю эту ситуацию. Что еще раз подчеркивает, кстати, качество разведывательных структур в современном мире в разных странах. Оно может оказываться несколько преувеличенным в решающий момент.

С.Белковский: В переводе с рогозинского на русский это означает: «Ну нет денег и не будет, ребят!

После чего, готовясь к признанию Северного Кипра в совершенно новом качестве и к полному отказу работы по реинтеграции острова Кипр в лоно Евросоюза, Эрдоган начал мощно всех троллить. Сначала он затроллил Евросоюз с требованием немедленно принять Турцию после 57 лет переговоров. Ясно, что этого не произойдет и тем самым избавит Эрдогана от необходимости соблюдать приличия в отношениях с Евросоюзом.

То же самое делается сейчас в отношении США. Реджеп Тайип Эрдоган говорит: «Но мы же член НАТО, поэтому никакие санкции против нас вводить в принципе нельзя. И мы вообще друг США. Но Кипр мы заодно признаем. А что, мы от этого перестаем быть другом США? А из альянса с Россией мы формально выйдем, потому что не существует никакого альянса Турции и России».

Он существует только в мозгах Реджепа Тайипа Эрдогана и Владимира Путина, и на уровне неформальных договоренностей между ними, о содержании которых доподлинно ничего неизвестно. Они скорее интуитивные, чем дискурсивные. Потому что Турция и Россия сейчас просто объединены общей выгодой в противостоянии Западу и в стремлении доказать, что они могут решать собственные судьбы и судьбы окружающих их пространств (для Путина это постсоветский мир, для режима Эрдогана это восстанавливаемая им Османская империя) без США и Евросоюза.

Но это не означает, что Россия и Турция отпадут от евроатлантического мира. Здесь делается по ленинскому миру «прежде чем объединиться, нужно размежеваться». Нужно выторговать новые привилегированные условия альянса с евроатлантическим миром. И как раз к тому моменту, когда в силу естественных причин Владимир Путин покинет пост президента России, а Реджеп Тайип Эрдоган — президента Турции, проевропейские силы придут к власти в обеих странах, эти условия будут сформулированы. Наступит прекрасная Россия будущего — необязательно имени Алексея Анатольевича Навального.

Кстати, на этой неделе я обнаружил — это оффтоп, но важный: вновь напомнил о своих политических перспективах культовый и легендарный музыкант Сергей Владимирович Шнуров, который определил главную задачу оппозиции в интервью телеканалу «Дождь*». Он сказал, что главная задача политика нового поколения, к числу которых он, видимо, относит себя — это пережить нынешний режим. И физически, и ментально.

Да, пережить. В России надо жить долго. Соответственно, не надо сгореть сейчас в бессмысленных политических битвах в условиях отсутствия публичной политики. Сергей Шнуров это прекрасно понимает. Это, я думаю, прекрасно понимает и Алексей Навальный, почему судьба Александра Исаевича Солженицына наших времен для него не исключена. В смысле, достаточно долгое пребывание на Западе, которое подразумевает возвращение, но с открытой датой. Как и уход Владимира Путина от власти. Только Путин решает, когда уходить от власти, только Навальный — когда вернутся.

Поэтому тут не надо путать троллинг и реальную политику. Пока, до признания Северного Кипра будет продолжаться размежевание, а в российском случае — до урегулирования приднестровского конфликта.

И я возвращаю нас с вами еще и к мысли о «плане Белковского» 2004 года — о том, что действительно возможна интеграция Румынии и Молдовы с одновременным признанием независимости Приднестровья. И неинерционный сценарий урегулирования замороженных конфликтов последних лет свидетельствует о возрастании вероятности такого решения проблемы, которое еще недавно казалось совершенно невозможным, а сейчас уже таковым не кажется.

Но к вопросу о замороженных конфликтах, как и к премьере рубрики «Ковидославие» мы вернемся в следующей программе, поскольку сегодня банально не успели. А под занавес я хочу сказать, что умер Диего Армандо Марадона на 61-м году жизни. Это был настоящий гений — гений футбола, лучший футболист XX века.

Как всякий гений, он был совершенно несовместим с нормальной человеческой жизнью. Для человечества он был бельмом на глазу, проблемой для близких, для всех, кто его окружал. подобно тому, как Моцарт или Высоцкий. Мы еще раз вспоминаем, что гений не является умным и социально адаптированным человеком. Чаще всего наоборот.

Жизненное задание гения достаточно короткое, потому что он стоит на одну ступеньку ближе к Богу, чем человечество, и похороны гения поэтому становятся праздником для всех. И для человечества, которое прощается с гением с облегчением, поскольку оно никогда не может понять, зачем он приходил в мир — пока он не умер, конечно. И для самого гения, который отправляется к себе, к своим, так и не найдя опоры на камнях этого материального человечества, на камнях человеческих сердец, столь мягких и податливых, но не к гениям.

И поэтому в знак прощания с гением песня, в которой свое прощание с человечеством описал другой гений — Владимир Семенович Высоцкий. Гений часто говорит ровно наоборот — мы, как диалектики, наоборот обязаны смотреть: «Я не люблю фатального исхода, от жизни никогда не устаю».

Большое спасибо! Это была программа «Время Белковского» на «Эхе Москвы». С вами был Станислав Белковский. Обязательно подписывайтесь на ютуб— и ютьюб-каналы «Эха Москвы» и эксклюзивный telegram-канал «Белковский», который наш незаменимый информационный спонсор. До скорого!

* Телеканал Дождь - СМИ, признанное иностранным агентом.


Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире