Время выхода в эфир: 24 октября 2020, 21:06

С. Белковский Доброй субботы, дорогие друзья! Это «Эхо Москвы», программа «Время» — «Время Белковского». С вами в студии Станислав Белковский.

Начинаем программу с нашей новой рубрики, премьера которой состоялась в прошлом выпуске — «Извинения». На этот раз извиняемся за непростительную ошибку, которую я совершил на финише прошлого выпуска, забыв отчество директора Федеральной службы безопасности Российской Федерации, генерала армии Бортникова. Он Александр Васильевич. Александр Васильевич, примите глубочайшие извинения!

Кстати, на этой неделе Федеральная служба безопасности, обычно столь закрытая для средств массовой информации, оказалась в фокусе общественного внимания в связи с отставкой генерала армии Сергея Михайловича Смирнова, первого заместителя директора. Поползли слухи о том, что это может быть связано с неудачей ФСБ в деле отравления Алексея Анатольевича Навального.

Впрочем, отставка Сергея Михайловича Смирнова, которому недавно исполнилось 70 лет, была предрешена и решена еще весной. Что, впрочем, не полностью опровергает версию о том, что она может быть связана с делом Алексея Анатольевича Навального. Потому что у ФСБ есть аналитические подразделения. Наверняка лучшие аналитики спецслужбы связаны с одним из наиболее информированных людей нашего времени и наших мест — профессором Валерием Дмитриевичем Соловьем. И Валерий Соловей мог объяснить им, что осенью, в августе, случится неудачная попытка отравления Алексея Навального. Кто-то должен будет отвечать — давайте уже подготовим отставку генерала армии Смирнова. Так тоже могло быть. Я вполне склонен эту версию рассматривать всерьез.

Впрочем, если вернуться к первой версии о том, что Сергей Михайлович Смирнов покидает службу в связи с достижением предельного возраста пребывания на ней, то можно отметить, что среди претендентов на его должность, а также и на пост директора ФСБ, поскольку в следующем году в связи с достижением того же возраста, скорее всего, свой пост покинет и Александр Васильевич Бортников (еще раз приношу ему свои извинения, хоть он и не Рамзан Ахматович Кадыров), рассматриваются сразу несколько весьма маститых специалистов.

В частности, руководитель службы контрразведки (1-й службы) генерал-лейтенант Владислав Владимирович Меньшиков. Руководитель 2-й службы генерал-полковник Алексей Семенович Седов — его имя также упоминалось в контексте отравления Алексея Анатольевича Навального, хотя, на мой взгляд, вполне зря. И конечно, руководитель службы экономической безопасности генерал-полковник Сергей Борисович Королев. Всё это руководители ФСБ, призванные на высокие посты уже достаточно давно, за исключением г-на Королева, который занимает эту должность с 2016 года, и который пользуется доверием первого лица.

Но также еще в минувшем году не исключался вариант, при котором Федеральную службу безопасности возглавит тандем, например, из нынешнего тульского губернатора Алексея Геннадьевича Дюмина, бывшего доверенного адъютанта Владимира Путина и командующего Силами специальных операций Российской Федерации, и профессионального многоопытного чекиста, каковым может оказаться любой из названных мною генералов. Посмотрим.

Сенсации недели. Первая сенсация — безусловно, Хабаровск. Очередная акция в поддержку Сергея Фургала и с критикой нынешних властей края — исполняющего обязанности губернатора Михаила Дегтярева — и президента Владимира Путина. Несмотря на снегопад и скользкие улицы, более тысячи хабаровчан приняли в ней участие, хотя из-за погодных условий пришлось поменять маршрут.

Накануне Михаил Дегтярев публично заявил, что претензии граждан на власть не имеют под собой никаких оснований, поскольку власть — это мэр Хабаровска г-н Кравчук, представитель «Единой России», он (губернатор) и президент Путин.

Это несколько не соответствует доктрине самого Владимира Путина, который на этой неделе на Валдайском форуме, который, впрочем, давно уже не проходит на Валдае, заявил, что источником власти в России является доверие граждан. А конституция Российской Федерации еще имеет особое мнение на эту тему — что источником власти в РФ является многонациональный народ РФ.

Впрочем, скоро, в соответствии с новым законодательством, запретят публикации особых мнений судьям Конституционного суда и, видимо, особых мнений вообще. Но всё равно президентское мнение останется специальным и особым одновременно. Я призвал бы Михаила Дегтярева обратить на это внимание.

Ключевая сенсации недели — это острая полемика между президентом Владимиром Путиным и его ярчайшим оппонентом Алексеем Анатольевичем Навальным о том, кто, как и почему санкционировал вывоз Алексея Анатольевича из Омска в Берлин, в клинику «Шарите» вскоре после отравления политика.

Владимир Владимирович, выступая на всё том же Валдайском форуме по видеосвязи из так называемого бункера (бункер, как вы понимаете, понятие не географическое, а ментально-культурное, и располагаться он может где угодно — и в подмосковной резиденции Ново-Огарево, и в Сочи, и в Геленджике, и даже на Валдае, где не проходит форум, но где часто и без всякого форума бывает наш президент), сказал, что это он санкционировал путешествие Алексея Анатольевича из Омска в Берлин, которое было бы невозможно без его президентского вмешательства, поскольку у Алексея Анатольевича были ограничения на выезд из страны в связи с расследованием против него уголовного дела. Видимо, того самого — о клевете на ветерана Великой отечественной войны.

Тем самым Владимир Владимирович, конечно, дал понять, что он никак не собирался травить Алексея Анатольевича, а уж если и собирался, то точно не способствовал бы его выезду в клинику «Шарите». На это достаточно гневно, но в то же время с присущей ему иронией, отреагировал Алексей Анатольевич Навальный, который указал, что никаких ограничений на выезд у него не было. У него был действующий загранпаспорт — видимо, с шенгенской визой, раз не было никаких проблем с пересечением германской границы, а подписку о невыезде он давать отказался.

Собственно, сам факт его пребывания в Томске и Омске во время предвыборной кампании (вернее, в Томске и Новосибирске, прошу прощения — в Омске он оказался случайно из-за драматической истории в самолете) показывает, что никакой подписки о невыезде у него не было, поскольку подписка о невыезде обычно дается следователем в пределах субъекта федерации.

По мнению г-на Навального, собственно, версия Владимира Путина, высказанная им на Валдайском форуме, только подтверждает… На всякий случай цитирую, чтобы потом меня не обвинили в том, что я это придумал: «Ждали, пока я умру либо пока новичок растворится. Ошиблись. Лаборатории трех стран нашли яд у меня в крови. Сказанное еще раз убеждает меня: Путин — заказчик этого покушения. Он запретил меня вывозить, чтобы скрыть следы химоружия. От него, а не от врачей, возникла так называемая «нетранспортабельность».

С.Белковский: Сама философия замены Лужкова на другого мэра состояла в том, чтобы убрать хозяина Москвы

Надо сказать, что концепция Алексея Анатольевича относительно того, что с ним случилось, его отравления, полностью целостна и внутренне непротиворечива. Несмотря на то, что во всей этой истории есть ряд труднообъяснимых подробностей, и многие версии и детали противоречат одна другой. Мы об этом подробно говорили в прошлой программе.

В частности, по версии газеты «Нью-Йорк Таймс», весьма авторитетного издания, Алексея Анатольевича Навального хотели отравить два раза — сначала в гостинице «Ксандр», потом в аэропорту города Томска. Травили два раза. По версии же также влиятельного издания «Гардиан», вообще не собирались убивать, а травили для острастки, что кажется мне весьма странноватенькой версией, скажем так.

Также до сих пор непонятна судьба этих бутылок и то, что спецслужбы, которым было поручено вроде как отравить Алексея Анатольевича, не зачистили территорию отеля «Ксандр» и дали спокойно вывезти из страны бутылки со следами боевых отравляющих веществ. И так далее. Но это никак не отменяет того, что версия г-на Навального абсолютно ясна. Она соответствует сама себе, что называется.

Политически она сводится к следующему. У меня в России есть один единственный враг — это Владимир Путин. Никаких других врагов в России у меня, Алексея Навального, быть не может. Потому что всё остальное — это гораздо ниже по уровню, чем я и Путин. Есть только два политика, и только один из них, Владимир Путин, мог отдать приказ меня отравить. Конечно, силами своих спецслужб.

Все разговоры о том, что это могли сделать какие-то частные оппоненты по каналам, не связанным с государственными спецслужбами, конечно, с точки зрения версии Алексея Навального лишены оснований, потому что у политика такого уровня, единственного соперника, равного Путину в борьбе, единственного политического брата Путина, пусть и враждебного ему, как Авель и Каин, не может быть частных конфликтов. Никто просто не осмелится ничего сделать с Алексеем Анатольевичем, кроме самого страшного — Владимира Владимировича Путина.

И вообще Алексей Анатольевич независим от частных интересов и разборок. Он может быть зависим только от своих отношений с президентом, на чье место он претендует и где он, судя по всему, рано или поздно окажется.

В этом смысле в полемике г-д Навального и Путина Навальный, конечно, имеет значительные преимущества по очкам. Потому что Владимир Путин не предъявляет никакой версии, альтернативной навальнистской. Ну представьте себе, что идут дебаты двух политиков. Один говорит другому: «Ты убил старушку». А второй отвечает первому: «Убивал или не убивал, не знаю. Отвяжитесь от меня». Ясно, что аудитория поверит первому политику, независимо от того, прав он или нет. Потому что у него концепция есть, а у второго политика ее просто нет.

Вот у Владимира Путина нет концепции того, что случилось. Именно поэтому доверие к его словам, мягко говоря, не нарастает. А те, кто привык доверять Алексею Анатольевичу Навальному, конечно, полностью верят его концепции. Еще раз подчеркиваю, она очень грамотно сформирована и сформулирована. Ей трудно не поверить.

Тем временем, кстати, Алексей Анатольевич Навальный поднялся на 9 мест в рейтинге доверия исследовательского холдинга «Ромир» среди россиян. Он теперь на 4-м месте после Владимира Путина, Сергея Лаврова, министра иностранных дел, и Владимира Жириновского.

Кстати, в первую десятку попали Андрей Малахов, Максим Галкин, Константин Хабенский, даже Владимир Рудольфович Соловьев. Губернатор Хабаровского края Сергей Фургал теперь занимает 29-ю позицию. А вот, например, спикер Совета Федерации Валентина Матвиенко опустилась в рейтинге на 24 позиции и оказалась на 62-м месте между Сергеем Лазаревым и Гариком Мартиросяном.

Андрей Милехин, вице-президент Gallup International, прокомментировал это так. Он считает происходящее вполне объяснимым. Россияне за время самоизоляции (карантина) соскучились по развлекательному контенту и зрелищам. Поэтому любые публичные фигуры с максимальным потенциалом зрелищности растут в рейтинге, а фигуры более скучные падают, независимо ни от каких других обстоятельств и причин.

Эпиграф. Федор Иванович Тютчев. Думаю, далее, по ходу нашей программы, мы все, включая меня, поймем, к чему этот эпиграф.

Когда дряхлеющие силы
Нам начинают изменять
И мы должны, как старожилы,
Пришельцам новым место дать,

Спаси тогда нас, добрый гений,
От малодушных укоризн,
От клеветы, от озлоблений
На изменяющую жизнь.

От чувства затаенной злости
На обновляющийся мир,
Где новые садятся гости
За уготованный им пир.

От желчи горького сознанья,
Что нас поток уж не несет
И что другие есть призванья,
Другие вызваны вперед.

Ото всего, что тем задорней,
Чем глубже крылось с давних пор.
И старческой любви позорней
Сварливый старческий задор.

Бесплатные вопросы. Они есть, несмотря на то, что мы на этой неделе их не собирали, поскольку они остались еще с предыдущих выпусков. Вопросы очень хорошие, которые уместно задать именно в этом выпуске.

Рубиновый вопрос от Владимира Иосифовича из Минска. Наверняка, раз он из Минска, то он тоже участвует в протестах против Александра Григорьевича Лукашенко и фальсифицированных, как мы считаем, результатов выборов в августе. «Белковский, на этой неделе исполняется 10 лет со дня назначения Сергея Собянина мэром Москвы. Как вы оцениваете это 10-летие?».

Уважаемый Владимир Иосифович! Собственно, я думаю, смысл вопроса, подтекст: действительно ли похорошела Москва при Сергее Собянине, как любит утверждать мэрия и все близкие к ней политические, административные, интеллектуальные и творческие круги.

С.Белковский: Есть огромное количество людей, которые заинтересованы в карантине, мощнейшая социальная база по всему миру

Я действительно коренной москвич. Но на этой неделе Олег Владимирович Кашин, известный журналист, который прожил 10 лет в Москве, а ныне живет в Лондоне, а сам он уроженец Калининграда, затеял очень правильную полемику на тему, кто вообще может считаться коренным москвичом. То есть надо ли для этого родиться в Москве, а если родиться в Москве, то откуда должны приехать родители, и сколько лет всё это должно продолжаться.

Полемика абсолютно оправдана. Чтобы говорить о коренном москвиче, нужно ввести критерий коренного москвича — базовый критерий. У нас такой критерий есть. Я о нем скажу чуть позже, а сначала подведу к нему.

Дело в том, что у города Москвы есть основополагающая идея. Эта идея — хаос. Москва — город-хаос. Она так и формировалась на всём протяжении своей истории как столицы. Неслучайно как только Россия стала империей, она стала нуждаться в новой столице — столице порядка.

Эту идею хаоса описывали и характеризовали многие, но лучше всех это удалось, пожалуй, в очень кратких и точных словах Сергею Александровичу Есенину:

Я люблю этот город вязевый,
Пусть обрюзг он и пусть одрях.
Золотая дремотная Азия
Опочила на куполах.

Вот это Москва в чистом виде. Совсем не то, что Санкт-Петербург —

Люблю тебя, Петра творенье,
Люблю твой строгий, стройный вид,
Невы державное теченье,
Береговой ее гранит.

В Петербурге — идея порядка. Конечно, поскольку Петербург всё-таки находится в России, а не в другой стране, то полного порядка там быть не может. С переходом Петербурга под контроль Москвы в начале XX века (в 1918 году) Москва стала транслировать Петербургу свой хаос, и этот хаос усугубился. Но всё равно основополагающие и фундаментальные идеи этих двух городов разные. И коренным москвичом, на мой взгляд, может и должен считаться тот, кому нравится эта московская идея хаоса.

Вот таким коренным москвичом и был Юрий Михайлович Лужков, бывший мэр (напомню, если вдруг кто забыл), который воспроизводил этот московский хаос — золотую дремотную Азию, опочившую на куполах. Кроме того, движимый самоосознанием и внутренним ощущением коренного москвича, он инкриминировал и навязывал Москве свой вкус — была «лужковская Москва», и он был ее хозяином.

Сама философия замены Юрия Лужкова на другого мэра (даже неважно, Сергея Собянина или нет) в 2010 году при президенте Дмитрии Анатольевиче Медведеве и, конечно, при деятельном участии тогдашнего премьер-министра Владимира Владимировича Путина состояла в том, чтобы убрать хозяина Москвы и назначить топ-менеджера, балансирующего между разными федеральными группами интересов и влияния.

Поэтому когда сейчас говорят, что крупнейшие подрядчики московской мэрии — братья Ротенберги, а, например, заместитель г-на Собянина по транспорту Максим Ликсутов выражает интересы «Трансмашхолдинга» г-д Махмудова и Бокарева — да, так оно и должно было быть. Ради этого Собянина и приводили.

Собянинская Москва — это совсем не лужковская Москва. Сергей Собянин, как не москвич, во-первых, не увлечен этой идеей хаоса так, как Лужков. Она ему не органична. Кроме того, он не пытался инкриминировать и привить Москве свой вкус. Он всё делал по науке.

И в этом смысле надо применить метод, известный в психологии как «взгляд марсианина». Нужно посмотреть на Москву не так, как будто мы в ней родились или не родились, живем или не живем, а как будто мы только что узнали о ее существовании и смотрим откуда-то, как минимум, с высоты птичьего полета, а лучше из космоса, с Марса — отсюда этот термин «взгляд марсианина». И тогда мы поймем, что коренным москвичам не должно казаться, что Москва сильно похорошела при Сергее Собянине, потому что традиционного, первичного, автохтонного московского хаоса, который так любил и воспроизводил Юрий Лужков, стало меньше.

А те, кому московский хаос никогда не нравился (независимо от места рождения, кстати), должны оценить, что Москва стала более европейской столицей. Она стала гораздо ближе к Лондону, Парижу и Берлину, чем была при предыдущем градоначальнике.

Поэтому, на взгляд марсианина, Москва или похорошела, или нет, но единой универсальной точки зрения на это быть, на мой взгляд, не может, уважаемый Владимир Иосифович из Минска.

Бриллиантовый вопрос сегодня от нашего постоянного клиента Глеба Валентиновича Пьяных, девелопера из Московской области, в прошлом знаменитого журналиста, о том, почему власти продолжают нагнетать панику, связанную с covid-19, почему врачи участвует в нагнетании этой паники, и как я считаю, имеет ли эта паника под собой основания.

Нет, я считаю, что паника вообще никогда не имеет под собой оснований. Это одно из самых вредных состояний человеческой души и ума. Но тем более она не имеет оснований сегодня.

Вот, например, возьмем (тоже процитирую, чтобы ничего не перепутать — знаете, одну циферку перепутаешь, потом заплюют) трактовку российской статистики, которую предлагает нам известный аналитик Анатолий Несмиян. Он вместе с нами смотрит на график превышения смертности в Москве над среднестатистическими значениями за последние несколько лет.

Если взять всего лишь один месяц май, то в мае сверхсмертность в Москве достигла 5799 случаев. «А теперь начинается главное, — указывает нам господин Несмиян. — По данным Департамента здравоохранения Москвы, от ковида, как основной причины смерти, в мае умерло 2757 человек».

Далее. «В том числе, пишет Депздрав Москвы, к ковиду мы отнесли те случаи, когда лица имели отрицательный тест на ковид (как при жизни, так и посмертно), но результаты патологоанатомического исследования и клинические признаки свидетельствовали о том, что даже при отрицательном результате, скорее всего, причиной смерти явился коронавирус. Таких в Москве за май было 433 человека».

То есть к ковиду были отнесены все спорные и сомнительные случаи. Статистика натягивалась как могла. Ни одной смерти от пневмонии, не связанной с ковидом, не было зафиксировано в мае на всю 12-15-миллионную Москву. «Это напоминает Нигерию, — пишет Анатолий Несмиян, — где весной в один из месяцев число больных загубивших от ковида, было меньше, чем число людей, убитых полицией за несоблюдение карантинных мероприятий».

С.Белковский: Медведев остается важным, если не ключевым членом команды Путина. Списывать его со счетов не надо

Да, так оно и есть. Я не вижу никаких оснований для паники. А лекарство от болезни может оказаться страшнее самой болезни. К жесткому антиковидному карантину это относится.

Здесь уже вдогонку процитирую еще одного нашего эксперта, известного продюсера Сэма Клебанова, живущего в Швеции, который докладывает нам, как сегодня дела в Швеции, где, как мы знаем, жесткого карантина не было.

Хотя, еще раз подчеркиваю, неверна теория, что в Швеции вовсе не было ограничительных мер. Были. Многие из них не были директивными, не были императивными, но в силу высокого доверия между народом и властью всё равно соблюдались. Просто не было жесткого завинчивания гаек. Массовые мероприятия с количеством участников более 50 человек были и остаются отменены, и там еще много чего. Но главное, шведы понимали, что нужно сохранить традиционный образ жизни людей, и тем самым не допустить массового психоза как самого опасного при любом такого типа приключении.

Это им удалось. Хотя весной все кричали, что Швеция вся вымрет подчистую. И только в сентябре этого года Всемирная организация здравоохранения неожиданно объявила шведскую модель образцовой.

Так вот на сегодняшний день среди 31 страны ЕС (плюс Великобритания и ассоциированные страны в Европейском экономическом сообществе) Швеция на 25-м месте по новым случаям на 100 тысяч жителей. По смертности — на 27-м месте из 31. В августе в Швеции умерли 77 человек с ковидом, в сентябре — 51, а за 21 день октября — 46. Для сравнения, в апреле 2569.

То есть шведская модель таки себя оправдала. Напомню, главное — это сохранить образ жизни и избежать паники и страха. Вот в чем смысл шведской модели, а не спасать экономику, которая, естественно, не могла не упасть хотя бы потому, что шведская экономика экспортно ориентированная, а Евросоюз закрылся от всяческого импорта шведской продукции.

Возвращаемся к вопросу Глеба Валентиновича Пьяныха. Почему паника всё-таки нагнетается несмотря на то, что шведская модель уже признана образцовой? Хотя надо сказать, что супержесткого карантина в Российской Федерации мы не видим, и вообще Владимир Путин в очередной раз призвал региональные власти относится к ограничительным мерам с повышенной осторожностью.

Потому что, дорогой Глеб Валентинович, есть огромное количество людей, которые заинтересованы в карантине. У карантина есть мощнейшая социальная база по всему миру. Правящие элиты во многом отражают чаяния этой социальной базы. Это люди (их общее количество оценивается на экспертном уровне очень грубо от четверти до трети населения планеты Земля), чьи заработки не связаны с результатами их труда. То есть которые получают деньги независимо от того, что они сделали. К таким людям относятся, в частности, все бюрократы и вся бюрократия. Политическая бюрократия, общественная бюрократия, корпоративная бюрократия.

Например, сидит какой-нибудь чиновник, который занимается проблемой приднестровского урегулирования последние 28 лет. Например, сидит в Брюсселе. Он входит в состав 127-й рабочей группы по урегулированию и уже сделал большую карьеру. Зарплата у него выросла со 100 тысяч в год, которые он получал в 1992 году, до 300 тысяч. Ну, 300, конечно, европейский чиновник получать не может, но существенно выросла. Допустим, он сегодня получает 150 тысяч евро.

Никакого приднестровского урегулирования, естественно, он не предвидит. И быть его на самом деле в обозримом будущем не может, а если может, то никакого влияния на этот процесс чиновник не оказывает. Поэтому ему очень важно, чтобы процесс длился, длился и длился.

Карантин этому способствует? Конечно, ну что вы! Например, в марте-апреле были запланированы встречи по Приднестровью. Они были сначала перенесены на осень из-за карантина, а сейчас из-за так называемой второй волны, которой, конечно, не существует (это продолжение все той же волны, связанное с отменой первой стадии жестких карантинов), перенесены еще на полгода. Тем самым чиновник официально год получает зарплату ни за что. Ему не надо отчитываться.

Или корпоративный юрист сидит на гигантской зарплате — какой-нибудь большой: 10 миллионов долларов в год. Это происходит сплошь и рядом, даже в России. Это вам не брюссельский чиновник. Все суды перенесли, всё растянулось на год, ничего делать не надо.

К тому же, многие сотни миллионов, если не миллиарды людей по всему миру не любят ходить на работу. И карантин дает им такую возможность. Нет, одно дело, если твоя компания обанкротилась и тебя уволили — да. Тогда не ходить на работу плохо. Но если тебе платят зарплату как и прежде, почему нет? И поскольку решения принимают именно люди, оплата труда которых не зависит от результата, то конечно, большая часть всемирной правящей элиты за карантин.

Даже посмотрите: в вашем окружении наверняка есть люди, которые кричат, что завтра мы все умрем от ковида. Это кто? Это в основном люди, которых удовлетворяет статус-кво сидеть дома и получать зарплату ни за что. А вот предприниматели, чьи заработки зависят от результата их трудов (например, у вас, Глеб Валентинович, наверное, зависит от того, сколько домов вы продадите, является функцией того, сколько домов вы покажете, сколько клиентов к вам приедут, а не спрячутся в ужасе по домам) — эти люди, как правило, рано или поздно пополняют ряды людей… не ковидоскептиков, это слишком жестко, но которые реалистично смотрят на то, что такое эпидемия ковида.

Теперь продолжаем дальнейшее исследование механизмов паники. Почему еще она нагнетается помимо того, что она выгодна очень значительной части населения земного шара, причем тем людям, которые причастны к принятию важных и важнейших решений.

Потому что, в принципе, запугивание является одной из двух базовых маркетинговых технологий. Их, собственно, две — обольщение и запугивание. Первое, обольщение — ты покупаешь наш товар и становишься самым умным и красивым в мире. Второе — ты не покупаешь наш товар и тогда тебе капец.

Вот запугивание — это маркетинговая технология, которая, во-первых, должна проверить, насколько человечество податливо к этому всему. Ринется ли носить маски, покупать за бешеные деньги лекарство от ковида, массово вакцинироваться. Работает массовая технология запугивания? Работает, черт побери!

Дальше, возьмем врачей. Во-первых, во врачебной деятельности запугивание выполняет важную гуманитарную функцию, потому что если врач перестанет запугивать пациента, пациент совсем забьет болт на здоровый образ жизни. Поэтому врачи умеют запугивать как никто, и они молодцы в этом смысле. Но сейчас медицине важно ни в коем случае не допустить перегруза инфраструктуры, чтобы не было слишком много больных в стационарах. И это объективно так.

Запугивание работает в каком смысле? Есть очень важный психологический феномен. Если человек считает, что он полностью соблюдает правила, то ему кажется, что он никогда не заболеет. А если ему кажется, что он никогда не заболеет, то он чаще всего и не болеет, поскольку психологическое здесь главнее соматического.

Хотя полно случаев, когда люди, вообще не выходившие из дома, заболевали ковидом и, больше того, переносили его в более тяжелой форме, потому что такого типа болезнь требует физической активности на свежем воздухе, а пребывание в четырех стенах как раз очень вредно.

Но это неважно. Если человек уверен, что он не заболеет, потому что он носит маску и перчатки и лишний раз не покидает жилище, то он, скорее всего, не обратится в стационар. Не может же он признать себе, что все его меры предосторожности были напрасны?

С.Белковский: Для того, чтобы Потанин ушел со своего поста, нужно только одно — чтобы с ним встретился лично Путин

Помните, я вам рассказывал пример про одного гинеколога, ставшего наркологом, который объяснил мне 20 лет назад, что важнейший способ исцелить алкоголика — это взять с него много денег. Потому что когда алкоголик заплатил столько денег за свое мнимое лечение, он психологически не сможет после этого пить. Потому что ему будет западло. Вот так и здесь.

Вот, собственно, все причины и запугивания, и паники. И главное, мы уже убедились в том, что (извините, что повторяюсь) человечество к этому податливо. А значит, уже можно и дальше что-нибудь совершить с человечеством, потренировавшись, размявшись на ковиде.

Например, на этой неделе в журнале «Ланцет», самом влиятельном биомедицинском журнале мира, где просто так ничего не публикуется, появилась статья о том, что 4 уже разработанные вакцины от covid-19 могут стимулировать СПИД, повышать предрасположенность человека к СПИДу (синдрому приобретенного иммунодефицита).

Так что, может, в 2021 году на смену пандемии ковида еще придет пандемия СПИДа. Нам и раньше всякие спидооптимисты говорили, что пандемия СПИДа на самом деле есть, просто мы не обращаем внимание. Вот сейчас через ковидные механизмы паникообразования будут введены и спидозные, отдельные.

Или, например, «Вloomberg» на этой неделе сообщил, что хотя раньше утверждалось, что ковид не задерживается на поверхностях, что поверхности неопасны — нет, снова задерживается. А на каких поверхностях он больше всего задерживается (по мнению экспертов «Блумберга», до 4-х недель)? На наличных деньгах. Поэтому готовьтесь к всемирной кампании за отказ от наличных денег.

И правительства мира, и финансовые элиты давно добиваются полного запрета наличных денег, но у них нет достаточного инструмента, чтобы надавить на человечество. И вот он появился. Через наличные деньги вы заболеваете страшными недугами, приобретаете их и умираете. И тут уже вся надежда на спецслужбы, которые все свои темные дела оплачивают наличными — что они не позволят полностью вывести наличные деньги из оборота.

Платные вопросы. В предыдущих выпусках их было мало, и компания «Газпром-медиа», которая так жалуется на то, что у «Газпрома» неприятности с «Северным потоком-2», требует, чтобы всё-таки было побольше платных вопросов. Сегодня их два. Напоминаю, 22 тысячи рублей за вопрос. Тариф, установленный компанией «Газпром-медиа». Он не меняется, несмотря ни на что, уже достаточно долго.

Дмитрий Юрьевич из Нижневартовска спрашивает о политической судьбе Дмитрия Анатольевича Медведева. «В частности, недавно Дмитрий Анатольевич был назначен руководителем рабочей группы Совета Безопасности по новым инфекциям. Какие у него вообще политические перспективы?».

Уважаемый Дмитрий Юрьевич! На мой взгляд, Дмитрий Анатольевич Медведев остается важным, если не ключевым членом команды Владимира Владимировича Путина. В этом смысле списывать его со счетов не надо. Да, конечно, его преемник в премьерском кресле Михаил Владимирович Мишустин хочет убрать из правительства все остатки медведевщины.

Именно с этим связан запланированный погром Министерства юстиции, которое возглавляет Константин Анатольевич Чуйченко — пожалуй, последний в кабинете министров прямой член команды Медведева. Министерство финансов России на этой неделе обнародовало проект, в соответствии с которым Министерство юстиции лишиться контроля над Федеральной службой исполнения наказаний и Федеральной службой судебных приставов, а это очень жирные и важные куски в самых разных смыслах. И ФСИН, и ФССП перейдут в МВД.

Это, собственно, погром Минюста в чистом виде и наступление на интересы г-на Медведева. Правда, само МВД пока не в восторге от этого плана, и в этом смысле министр Владимир Колокольцев может считаться человеком, лояльным Дмитрию Анатольевичу, понимая, что у Дмитрия Анатольевича сохраняется прекрасная прямая коммуникация с Владимиром Владимировичем, и так уж плевать ему в спину, опять же, хотя он и не премьер, не надо.

Есть основания полагать, что Дмитрий Анатольевич в ближайшее время будет всё больше и больше заниматься партией «Единая Россия», укреплять себя в нише ее председателя, лидера ее предвыборного списка на думских выборах в сентябре 2021 года. И после этих выборов он может стать даже председателем Государственной Думы вместо нынешнего спикера Вячеслава Володина.

Таким образом он остается в обойме ключевых людей страны. И в этом смысле даже рабочая группа Совета Безопасности по новым инфекциям не должна быть объектом нашей с вами иронии и насмешек. Что такое новые инфекции? Это те эпидемии, которые придут на смену ковиду и станут мощнейшим инструментом манипулирования массами.

Вы знаете, что есть какие-то супербактерии, которые резистентны ко всем видам антибиотиков. И когда ковидная паника схлынет, нужно будет создать новую и убедить население Российской Федерации, например, что только тот не заболеет из-за супербактерий, кто проголосует за «Единую Россию». И так далее.

Кстати, мешать Дмитрию Анатольевичу в этом, конечно, будут его многочисленные оппоненты. И не только новый (с января 2020 года — по путинским меркам новый) премьер Михаил Владимирович Мишустин, но и многочисленные личные друзья президента.

Такие, например, как легендарный Евгений Борисович Пригожин. На этой неделе пришли известия о том, что он поведет в Государственную Думу партию «Родина» вместе с другим почти столь же легендарным бизнесменом Константином Малофеевым.

Партию «Родина» вообще можно назвать Партией Плохих Парней имени Путина. ПППП — четыре П. Bad guys. Потому что Евгения Пригожина и Константина Малофеева среди прочего объединяет следующее: они способны на очень радикальные поступки, заведомо несогласованные с вождем.

Кто-то может начать боевые действия в отдельных районах Донецкой и Луганской областей, отправив полковника Игоря Гиркина-Стрелкова в Славянск. А кто-то может (заметьте, я говорю «кто-то», не называя никаких конкретных имен, поэтому никаких обвинений в моих устах нет, и подозрений тоже) разобраться в Центральноафриканской республике с излишне любопытными журналистами. Владимир Путин же ничего об этом не знает и никаких приказов на эту тему не отдает.

В любой команде эти плохие парни важны и нужны потому, что они не жалеют живота своего и репутации своей ради вождя. А не наоборот, как системные либералы — все блага, все царства мира приобретают за счет Владимира Владимировича Путина, а потом там, на Западе, пытаются отмазаться и сказать: «Мы никакого отношения к этому режиму не имеем, мы белые и пушистые».

Поэтому плохие парни занимают достойное место в путинской системе власти, и вполне логично, что их Партия Плохих Парней (имени Путина, конечно, но под водительством Евгения Пригожина и Константина Малофеева) может получить заметное место в Государственной Думе следующего созыва. Что не должно, впрочем, помешать карьерным перспективам Дмитрия Анатольевича Медведева, который может еще стать спикером Совета Федерации, если всё-таки примет пожизненное сенаторство как бывший президент Российской Федерации.

С.Белковский: Для России проблема в одном: те, кто выступает оппонентами Путина, сами живут мыслями в прошлом

Но этому категорически противостоит нынешний спикер Валентина Ивановна Матвиенко. Она, кажется, уходить никуда не собирается. И она тоже имеет отдельное независимое влияние на президента Путина. Вы знаете, что сейчас встретиться с Владимиром Путиным почти невозможно. Он полностью самоизолирован, и поэтому если у тебя есть какое-то заочное влияние, то оно и сохраняется. А если его нет, то оно не может быть приобретено на ровном месте.

Сергей Валентинович из Московской области спрашивает о ситуации вокруг корпорации «Норильский никель». Как мы знаем, идет суд Росприроднадзора против «Норильского никеля» с целью истребовать компенсацию экологического ущерба после катастрофы 29 мая. К 6 месяцам исправительных работ приговорен мэр Норильска Ринат Ахметчин. В конце октября будут новые выборы мэра.

На этой неделе был большой скандал в Совете Федерации. Валентина Ивановна Матвиенко, спикер, обрушилась на «Норильский никель», его акционеров и на генерального директора Владимира Олеговича Потанина. Она заявила, что «Норникель» несет ответственность за превращение Норильска в трущобы и не может считаться социально ответственной корпорацией. «Я не призываю к совести, — сказала Валентина Ивановна Матвиенко о «Норильском никеле». — Там сплошной цинизм и абсолютное безразличие к отечеству, где они живут и зарабатывают огромные деньги, и где живут в некомфортных условиях люди, которые им зарабатывают эти миллиарды».

Валентина Ивановна Матвиенко — человек весьма информированный. Она знает, что думает Владимир Владимирович Путин, иначе она бы так не говорила, и Совет Федерации так не интересовался бы этим. А Владимир Владимирович Путин думает следующее: что компания и корпорация, которая выплатила дивиденды почти в 5 млрд. долларов за 2019 год (заметьте, гораздо больше, чем сумма ущерба, истребуемая Росприроднадзором через суд), вообще могла бы поделиться с наиболее достойными представителями правящей команды.

А генерального директора можно и поменять на личного представителя Владимира Владимировича Путина. И такие кандидаты есть. Владимир Олегович Потанин, нынешний генеральный директор, прекрасно отдает себе в этом отчет. И поэтому он надеется на то, что история просто затянется.

Для чего вообще нужен суд? Почему «Норильский никель» не взял и сразу не выплатил сумму, которую ему так или иначе придется выплатить? Ему нужно тянуть резину до последнего. Ведь для того, чтобы Потанин ушел со своего поста, нужно только одно — чтобы с ним встретился лично Путин. И по мере того, как эта встреча откладывается и откладывается, вероятность того, что в обозримой перспективе в «Норильском никеле» поменяется генеральный директор, уменьшается.

Поэтому тянуть, тянуть и тянуть — логика Владимира Олеговича Потанина. Сколько удастся тянуть, и заменит ли его на этом посту Владимир Владимирович Путин на своего человека (то есть формально он этого сделать не может, но если он хорошо попросит, то Владимир Олегович уйдет, а ключевые акционеры — это и сам Владимир Олегович, и его партнер Олег Владимирович Дерипаска — поддержат новую кандидатуру), пока неясно. Посмотрим.

Рубрика «Путин и дети». Мы продолжаем эту тему — Путин и дети в самом широком смысле. Я напомню теорию, которую я излагал в прошлый раз — о консерваторе и реформаторе. Что все люди, и особенно политики (поскольку они не совсем люди, тут слово «особенно» уместно) по базовому психотипу бывают или консерваторами, или реформаторами. Причем в течение жизни это не меняется. Меняются формальные взгляды, идеологии, те или иные смысловые приоритеты, находящиеся в области сознательного, но не бессознательное. Бессознательный консерватор боится будущего и ищет образцы в прошлом. Бессознательный реформатор боится прошлого и алчет прихода будущего.

Борис Ельцин был классическим бессознательным реформатором, который рассуждает так: «Уже пришла пора что-то менять». В этот момент Борис Ельцин, первый секретарь Московского горкома партии, кандидат в члены Политбюро ЦК КПСС, влиятельный член правящей верхушки, берет и уходит в никуда. Естественно, ничего не зная о том, что он когда-нибудь станет президентом Российской Федерации — не когда-нибудь, а уже через 3 года. Владимир Путин — ровно обратное. Все его приоритеты в прошлом.

И в этом смысле успех реформатора и консерватора зависит от того, совпал ли политик со временем. Борис Ельцин вышел на авансцену политики в революционную эпоху распада Советского Союза, формирования в мире совершенно новых конструкций, крушения биполярного мира в 1989 году. Формально это дата падения Берлинской стены — ее можно считать последним днем биполярного мира. Поэтому, конечно, как реформатор, он пришелся очень ко двору.

За реформатором вполне логично к власти пришел консерватор Владимир Путин, который должен был это бурлящее море пореформенной России как-то ограничить, придать стране стабильность. Ему это удалось. Именно поэтому Борис Ельцин и должен был уйти. Он понимал, что уступает власть консерватору. Да, конечно, ему, как всякому властолюбивому человеку, это было тяжело, но он преодолел эту черту. Именно как реформатор.

Реформатору всегда легче уходить, потому что он не держится за то, что было в прошлом и остается в настоящем. Ему всё равно принадлежит будущее. А вот консерватору принадлежит только прошлое, и он чувствует себя комфортно только в прошлом.

Сейчас вышла книга министра обороны Сергея Кужугетовича Шойгу «Про вчера». Я ее… прочитал — сильно сказано, пролистал. Вот эта книга, мне кажется, написана для одного читателя — для Владимира Владимировича Путина. Это книга о советском и раннем постсоветском прошлом, о котором говорится буквально следующее: конечно, это всё были какие-то безумные времена с элементами гротеска и абсурда, но это наше прошлое — оно такое замечательное. Вот именно так и думает о прошлом Владимир Владимирович Путин. Будущее ему не нужно.

Но будущее приходит. Оно приходит независимо от пожеланий правителя. Мы живем в эпоху технологической революции, когда всё меняется моментально. Когда иерархии прошлого уже не имеют никакого значения — мы с вами тоже об этом говорили.

И что делает в этой ситуации Владимир Путин? Был вариант вовремя уйти в 2008 году и стать главой Международного Олимпийского комитета, освободив дорогу российскому реформатору — Путин упустил эту возможность. А с тех пор, как он упустил возможность полностью передать власть Дмитрию Анатольевичу Медведеву в 2012 году, он каждый день всё более и более становится символом прошлого в мире будущего. На что обращают внимание самые разные люди, в том числе и те, кто вчера очень симпатизировал Владимиру Владимировичу Путину.

Например, легендарный Патрик Бьюкенен, 82-летний американский политик и мыслитель, бывший советник трех президентов США — Ричарда Никсона, Джеральда Форда и Рональда Рейгана. Он считается палеоконсерватором — самым олдскульным консерватором-республиканцам.

Долгие годы он восхищался Путиным как консерватором — тоже палеоконсерватором. Но сейчас в «Нью-Йорк Таймс» старик Бьюкенен пишет уже нечто совсем иное. Он как раз указывает на то, что Путину осталось не так долго. «Обстоятельства, — пишет Бьюкенен, — могут вынудить Владимира Путина пойти на то, чего у него нет никакого желания делать вообще». В том числе и в окружающем его пространстве, где и с Белоруссией не всё хорошо, и с Украиной, и с Арменией.

Базовый вывод Патрика Бьюкенена такой: «Похоже, что в противостоянии с Россией на стороне Америке выступает само время». А время — это самое страшное. Помните,

Что войны, что чума? (ковид) — конец им будет скорый,
Их приговор почти произнесен.
Но как нам быть с тем ужасом, который
Был бегом времени когда-то наречен?

Так сказала Анна Андреевна Ахматова. «Необходимо только избежать военного конфликта, — продолжает Патрик Бьюкенен. — И направленная на это политика является такой же мудрой, какой она была в период Холодной войны». То есть Патрик Бьюкенен фактически говорит: этот путинский режим надо просто пересидеть и переждать, потому что он будет сметен ходом истории.

С.Белковский: Мораль санкций в том, что под них должны попасть люди, которые являются проводниками влияния российских денег на западные политические системы

Это мудрая мысль. Для России проблема только в одном: те, кто выступает оппонентами Владимира Владимировича Путина, сами живут мыслями в прошлом. Они тоже консерваторы, а не реформаторы, даже если они молодые и красивые, как Алексей Анатольевич Навальный. Сама идея иерархии с вождем оппозиции, единым и безальтернативным, с которым нельзя спорить (или ты за Путина, или за Навального, нет никаких нюансов или полутонов) — это всё отражение тотального сознания, на котором, собственно, ментально и базируется авторитаризм.

На этой неделе, кстати, отмечалось 30 лет создания движения «Демократическая Россия», которое… Ну, не оно похоронило Советский Союз — он похоронил себя сам, и Коммунистическая партия похоронила Советский Союз. Но «Демократическая Россия» была важным субъектом перемен в 1990-1991 годах, в те позднесоветские времена.

И вот легендарный Николай Ильич Травкин, один из основателей «Демократической России», сокрушался в социальных сетях, почему так невозможно сегодня. «Тогда мы все очень легко объединились, — говорит Николай Ильич, — и победили. А почему сейчас мы никак не можем объединиться и даже задуматься о победе?».

Дорогой Николай Ильич! Потому что тогда (я тогда был маленьким, но уже достаточно взрослым, чтобы всё это наблюдать рационально) все были уверены, что Советский Союз накрывается медным тазом, что коммунизму пришел конец. В этом были уверены и сами коммунисты в массе своей, в том числе партийные работники, которые неожиданно поняли, какой убогой жизнью они живут, несмотря на формальную власть, находящуюся в их руках. Все хотели избавиться от старой системы, и старая система трещала по швам.

Сейчас оппоненты Владимира Владимировича Путина вовсе не хотят избавиться от старой системы. Они хотят избавиться от него и сохранить эту необъятную иерархическую систему, кроме того, круто замешанную на коррупции и непотизме, присущем оппонентам Путина так же, как и его непосредственному лагерю. И вот это и не дает возможности ни формулировать реформаторские цели, ни тем более добиваться их реализации.

А Путин, конечно, продолжает культивировать своих политических детей, о которых мы говорили в прошлый раз. В эту нишу, кстати, активно вторгается премьер-министр Михаил Мишустин, потому что он точно разговаривает с Путиным как прилежный сынок с властным суровым отцом. Даже Дмитрий Медведев никогда так не разговаривал с президентом. Дмитрий Медведев всё-таки был почти на дружеской ноге с Путиным, чего никак нельзя сказать о г-не Мишустине.

У нас на этой неделе была полемика с ведущим политологом России и Израиля Аббасом Галлямовым о том, существуют ли президентские перспективы Михаила Мишустина. На мой взгляд, нет, потому что он только молодой и продвинутый в технологическом смысле аналог Михаила Фрадкова 2004-2007 годов.

Может быть, и да, но в любом случае преемник Путина — это будет его коллективное дитя. Это не будет один человек. Это будет такой детский сад имени Путина. Может быть, Михаил Мишустин и будет в него входить, а кто будет президентом и будет ли президент… Конечно, он не будет играть ту роль, которую при Владимире Владимировиче Путине, если транзит власти пройдет по путинскому сценарию. Потому что возможно всё.

Знаете, известные эксперты, такие, как политолог Валерий Соловей или бизнесмен Дмитрий Потапенко, говорят о том, что скоро Путин может потерять власть, и с ним что-нибудь случится. На это я могу сказать, что, если помните, я, Белковский, долгие годы развивал на «Эхе Москвы» теорию брюнеток и блондинок — о том, что есть такие молодые красивые дамы, которые ничего не знают про политику, но настолько одарены интуитивно, что могут делать очень точные политические прогнозы — точнее, чем те, кто знает. Ибо информация в данном случае только замусоривает взгляд и мешает сделать правильный вывод.

Так вот Партия Брюнеток и Блондинок со временем превратилась в Партию Блондинок и Динозавров из моего любимого анекдота про политический анализ. Блондинку спрашивают, с какой вероятностью можно встретить на улицах Москвы динозавра. «50%», — отвечает она. «Почему 50%?». — «Ну как, или встретим, или не встретим».

Вот так и здесь. Как всякое физическое лицо, создание Божье, Владимир Путин или вскоре уйдет от власти, или вскоре не уйдет. Вероятность этого — 50%, как и встретить динозавра.

А что касается детей, то, понимаете, всякий старый консерватор, который лишен какого-то проектного задания, который не видит будущего и не хочет его видеть, а хочет постоянно культивировать прошлое в настоящем и в будущем, он так или иначе приходит к легитимации себя через детей. Что всё это я делаю не для себя, а для детей — опять же, в широком смысле слова «дети». Вот сидит какой-нибудь чиновник, как и Путин, много десятилетий на одном и том же посту, и думает: «Я же не могу уйти со своего поста. Что тогда будет с моими детьми — их же заклюют».

Вот эта логика «Путин и дети» воспроизводится в политической системе современной России. Но она воспроизводится и в так называемой оппозиции. «Куда же мы все уйдем? А что же будет с нашими детьми?». И сказать этим людям «Ну уходите уже поскорее, потому что сначала вы, а потом Путин» не получается из чувства врожденного такта. Как сказал великий русский поэт Тимур Кибиров,

Отвечал человеческий фактор.
И такое он стал говорить,
Что из чувства врожденного такта
Я за ним не могу повторить.

Рубрика «Санкционный смотритель». Пожалуй, главное, что я хочу сказать… Про первые топ-6 физических лиц во главе с Сергеем Владиленовичем Кириенко и ГосНИИОХТ мы в прошлый раз говорили. Я хочу заметить, что санкционная философия Запада всё более и более кристаллизуется. Сейчас будут новые списки. И я думаю, что как раз Валерий Гергиев, вопреки пожеланиям Алексея Анатольевича Навального, в них не окажется.

Собственно, сам факт попадания туда Сергея Кириенко, конечно, отвечает смысловым и ценностным приоритетам г-на Навального, Но дело не в этом — не столько в этом, я бы сказал. А в том, что под санкции должны попасть люди, которые являются проводниками влияния российских денег на западные политические системы. Вот в этом мораль санкций.

В этом смысле мы можем разобрать два кейса людей, которые не попали под санкции, но, скажем так, попали под них неформально — по сути дела, попали. Это, например, Олег Тиньков, который сейчас ожидает судебного решения об экстрадиции или об отказе в экстрадиции в США из Великобритании в связи с какими-то налоговыми нарушениями в Соединенных Штатах Америки.

Мы знаем, что на прошлой неделе сорвалась сделка между «Тинькофф Банком» и «Яндексом» — крупнейшая за долгое время в этом сегменте рынка. Можно много рассуждать о причинах срыва сделки, о том, что Олег Тиньков привык сам управлять своим бизнесом, он предприниматель с авантюрной жилкой, а тут он должен был передать управление огромному бюрократизированному гиганту «Яндексу» и так далее.

Но всё же главная причина, на мой взгляд, не в этом, а в том, что если всё же будет вынесено решение об экстрадиции Олега Тинькова в США, то для него единственный способ спастись — это переехать в Россию. Я не хотел употреблять глагол «бежать». А для этого ему нужен крупный бизнес в России, а не замороженные большие деньги на Западе. Ему нужны правильные политические контакты и покровительство в России. Правильно? Для этого ему совсем не нужно продавать «Тинькофф Банк» кому бы то ни было, а нужно ровно наоборот — сохранять его до последнего.

То есть под угрозой санкций человек перемещается в российское политико-экономическое пространство, что очень выгодно этому пространству и выгодно Западу в том смысле, что этот человек больше не влияет на западные дела. Он в них не лезет.

Или, например, тот же самый Роман Аркадьевич Абрамович, который 20 лет вкладывал большие деньги в Великобританию. В частности, в британский футбол — клуб «Челси». И что же? Может быть, Великобритания его сильно отблагодарила, дала за это британский паспорт и разрешила баллотироваться в парламент по спискам Консервативной партии? Нет, нифига подобного. Она лишила его инвесторской визы в 2018 году и вынудила покинуть Великобританию, переместиться в Российскую Федерацию, а для поездок по миру получить израильский паспорт, что, в общем, понижение для человека такого калибра, как Роман Абрамович.

Почему? Потому что большие российские деньги, лояльные Владимиру Путину и связанные с ним, не должны влиять на Запад — ни на его политику, ни на образ жизни, ни на мировоззрение. Ни на что. И вот все такие деньги, видимо, в ближайшее время попадут под санкции. А вот кто под угрозой — это мы обсудим в следующей программе «Время Белковского», в той же рубрике «Санкционный смотритель».

Еще раз подчеркну, что санкции выгодны не только Алексею Навальному, который становится демиургом этого процесса, не только Владимиру Путину, который с их помощью решает задачу репатриации российских элит, их капиталов и закрепощения элит, но и западным элитам по тем причинам, о которых я только что сказал. То есть эта ситуация уже не win-win между Путиным и Навальным, а win-win-win — сплошная тотальная победа.

Правда, это противоречит принципам и идеалам глобализации. Но Запад хочет на это сказать, что когда режим прошлого в России уступит место режиму будущего, тогда и вернемся к вопросу о глобализации. А так — простите, ребята, вы же сами хотите изоляции. Вы сами хотите бежать от реалий современного мира. Бегите к себе домой — там хорошо.

На этой неделе, кстати, легендарный Эдвард Сноуден получил постоянный вид на жительство в Российской Федерации. А Эдвард Сноуден — человек, который очень серьезно повлиял на Владимира Путина тем, что окончательно убедил его: американские элиты… спецслужбы (и тем самым элиты) не соблюдают никаких правил игры, как хорошо описано в сериале «Карточный домик», где Эдвард Сноуден фигурирует — он является прототипом одного из персонажей этого сериала. А значит, и мне, Путину, такое тоже позволено.

И под занавес у нас рубрика «Трампозрение» — обзор записей в социальной сети twitter президента США Дональда Трампа за неделю. На этой неделе, естественно, как мы знаем, в Нэшвилле, Теннесси, были последние предвыборные дебаты Дональда Трампа и его соперника Джозефа Байдена.

Поляризация американского общества привела к тому, что сторонники Байдена объявили победителем его. В частности, опрос канала CNN это показывает. Сторонники Дональда Трампа на канале Fox News, наоборот, заявили, что безусловно, дебаты выиграл нынешний президент.

В твиттере Дональд Трамп уделяет большое место еврейской тематике. Он репостит статью из «Нью-Йорк Пост» о том, что со времен Джорджа Вашингтона в США не было более полезного для евреев президента, чем Дональд Трамп. В свою очередь, он обращает внимание на то, что Джозеф Байден всегда был противником активной социальной политики, и приводит в качестве доказательства его весенние дебаты с Берни Сандерсом на праймериз Демократической партии. И так далее.

Но тем временем, несмотря на то, что общенациональные опросы предрекают победу Байдену, в swing states — тех штатах, где будет решаться судьба выборов, и где всё не предрешено, разрыв между ними пока сокращается. Как мы знаем, Дональд Трамп пытается использовать против Байдена компромат, связанный с бизнесом его сына Хантера Байдена, и доказать, что и сам Джозеф Байден был активно вовлечен в этот бизнес с украинскими и китайскими партнерами. Для этого на свет Божий выведен бывший бизнес-партнер Байдена Тони Бобулински, который сейчас активно сотрудничает со следствием.

Важнейшей победой Дональда Трампа, стало, конечно, выступление судьи Эми Кони Барретт, 47 лет, матери 7-х детей, в юридическом комитете Сената США, который одобрил ее назначение судьей Верховного суда. И если до этого выступления 37% американцев поддерживали кандидатуру консервативной дамы Эми Кони Барретт, то после выступления — 51%. Это значит, что Дональд Трамп будет иметь абсолютное большинство в Верховном суде. И если исход голосования будет решаться в суде, то это для Дональда Трампа, безусловно, очень важно.

А теперь музыкальная композиция. Она посвящается Владимиру Путину и его культу вчера. Ее автор Пол Маккартни в свое время сказал, что он никогда не мог понять, придумал он эту композицию или увидел ее во сне. Так вот Владимир Путин, как всякий ультраконсерватор, относится к числу людей, которые предпочитают не придумывать, а видеть во сне. Они верят в то, что случилось прежде и с другими, а не может случиться с ними и в будущем.

Это легендарная «Yesterday» — самая популярная песня ХХ века по опросам BBC. Напоминаю Владимиру Путину, что мы живем в ХХI, а он всё еще хочет жить в ХХ. «Yesterday» ему в помощь!

Это была программа «Время Белковского» на «Эхе Москвы». С вами был Станислав Белковский. Обязательно подписывайтесь на ютьюб— и ютуб-канал «Эхо Москвы», где выходит наша программа. И конечно, подписывайтесь на нашего эксклюзивного информационного спонсора… Прошу прощения, нашего просто информационного спонсора (впрочем, и эксклюзивного тоже) эксклюзивный telegram-канал «Белковский», без которого «Время Белковского» немыслимо. Большое спасибо, до скорого!



Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире