Время выхода в эфир: 17 октября 2020, 21:05

С. Белковский Доброй субботы, дорогие друзья! Это «Эхо Москвы», программа «Время» — «Время Белковского». С вами в студии Станислав Белковский.

Наш сегодняшний выпуск мы начинаем с новой рубрики. Это рубрика «Извинения». На необходимость ввести эту рубрику в программе «Время Белковского» навел нас, безусловно, Рамзан Ахматович Кадыров, за что мы ему очень благодарны. С этого момента Рамзан Ахматович может считаться полноценным соавтором программы «Время Белковского» — как минимум, ее концепции.

Спасибо большое, Рамзан Ахматович! На этот раз спасибо, а не извините, поскольку извиняться не за что. Ну, в данный момент извиняться не за что. Если будет за что, извиняемся тут же, не вопрос. Кроме того, превентивно я уже извинялся в этом сезоне превентивно извинялся перед Рамзаном Ахматовичем за все высказывания, которые вольно или невольно могли его задеть. Поэтому не будем повторяться.

Извиняемся мы за Белковского, автора и ведущего нашей программы, который иногда допускает не вполне корректные высказывания. Например, в прошлом выпуске я имел неосторожность слишком критически отозваться о лауреате Нобелевской премии по литературе этого года американском поэте Луизе Глюк. Это было даже не критическое высказывание — оно скорее небрежным, недостаточно точно и тонко сформулированным.

Более того, я сравнил Луизу Глюк с Леонидом Ильичом Брежневым. Но как объяснили мне знатоки мужской красоты, в частности, известный журналист и общественный деятель Антон Вячеславович Красовский, как раз в плане внешности это сравнение скорее лестно и комплиментарно, поскольку Леонид Ильич Брежнев был очень красив во всём, особенно в бровях.

Но всё равно это сравнение довольно двусмысленно. То есть получалось, что я как будто ставлю под сомнение авторитет Нобелевского комитета и литературные заслуги Луизы Глюк.

Хочу уточнить, что эти заслуги, конечно, налицо. И чтобы понимать, за что присуждается Нобелевская премия по литературе, мы должны вникнуть собственно в суть явления и сказать следующее: она присуждается за расширение границ понимания и восприятия литературы. По крайней мере, в последние десятилетия. Она присуждается не за конкретное литературное произведение, и даже не за литературный путь. Неважно, хорош писатель или плох в чьем-то восприятии. Ведь «хороший» и «плохой» — это категории субъективные, на которые Нобелевский комитет ориентироваться не может. Он должен ориентироваться на нечто большее. Смотреть на это с точки зрения истории и, более того, вечности.

Так вот расширение границ литературы, представлений о том, что такое литература — да, это всегда заслуживает Нобелевской премии для того, кто подобного расширения добился не только в теории, но и на практике.

Скажем, присуждение Нобелевской премии Бобу Дилану и Светлане Алексиевич — это всё подтверждение этого тезиса. И Луизе Глюк – тоже. Она расширила представления о том, что такое литература.

Поэтому я думаю, что в обозримой исторической перспективе мы можем ожидать Нобелевских премий по литературе для людей, которые еще изменят наш взгляд на понимание литературного процесса и собственно предмет литературного творчества.

Например, известные пранкеры Вован и Лексус могли бы претендовать на эту награду. Безусловно, я должен оговориться, что всячески осуждаю саму практику пранка и пранкерство как занятие. Но нельзя не согласиться с тем, что именно с литературной точки зрения, например, записанный Вованом и Лексусом диалог мнимой Греты Тунберг с совершенно реальными лидерами современного мира — это очень высоко и, более того, тонко. Это очень хорошо показывает, каких интеллектуальных высот достигли лидеры современного мира, ключевые представители правящей мировой элиты, которые говорили с Вованом и Лексусом как с настоящей Гретой Тунберг.

Это говорит о том, как Вован и Лексус перевоплотились в Грету Тунберг. Это удается не каждому автору. Скажем, Лев Толстой мог перевоплотиться во что угодно, в кого угодно из своих героев, включая Анну Каренину, рожающую Кити Щербацкую или, например, Холстомера, став лошадью. Разве Вован и Лексус не близки к такому же перевоплощению в собственных героев? Близки.

А там уже недалеко и присуждение Нобелевской премии по литературе искусственному интеллекту, потому что будет доказано, что искусственный интеллект может быть писателем, поэтом, эссеистом и вообще кем угодно, пока его не отключит от сети естественный интеллект нашего Господа Бога.

К тому же, понимаете, мы должны отдавать себе отчет в том, что мы слишком много уделяем внимания и придаем значения самому институту Нобелевской премии. Особенно по литературе. Русский писатель не может спокойно умереть, или не получив Нобелевскую премию, или не убедившись, что он никогда ее не получит, не создав систему внутреннего и внешнего оправдания этого трагического сюжета.

Это в нас говорит сталинское наследие, как ни странно и, может быть, ни смешно и ни забавно. Потому что на такой пьедестал Нобелевскую премию вообще, и по литературе в частности, возвел именно генералиссимус Иосиф Виссарионович Сталин.

Именно для него было очень важно, чтобы именно Максим Горький получил в 30-е годы Нобелевку, потому что тогда была бы доказано, что именно советская литература есть наследница великой русской, ее продолжательница.

Но Максим Горький не получил Нобелевку — ее получил Иван Бунин. В результате выяснилось, что именно несоветская, а даже где-то местами антисоветская литература есть продолжательница и наследница великой русской. С этого момента Иосиф Виссарионович утратил интерес к Алексею Максимовичу Горькому, который спокойно умер на даче в Горках в 1936 году, а так бы, может быть, еще жил и жил.

Да и сам Иосиф Виссарионович мог получить Нобелевскую премию мира, причем дважды. Он был номинирован в 1945 году за победу над нацизмом, а в 1948 за вклад в укрепление мира во всем мире. Есть основания полагать, что именно несправедливость Нобелевского комитета, обошедшего генералиссимуса, привела к очередному витку репрессий в Советском Союзе и к очередному нагнетанию Сталиным международной напряженности в начале 50-х годов, что и закончилось известным сюжетом «Хрусталев, машину».

С.Белковский: Владимир Путин несет бремя власти, но оно ему не в охотку. Когда он говорит о рабе на галерах, это совершенная правда

Теперь переходим к сенсациям недели. Но перед тем, как перейти, я всё-таки резюмирую предыдущий сюжет. Простите, видите, трудно извиняться — сбиваешь в смысле, и голос иногда как-то недобро подрагивает. Недобро по отношению к себе — ведь ты сам виноват во всём том, за что тебе приходится извиняться.

Поэтому вместе с десталинизацией нашего сознания, которая неизбежна, собственно, будет утрачено и наше сакральное восприятие Нобелевской премии мира, Нобелевской премии по литературе и Нобелевки вообще. Эта награда станет просто одним из многочисленных призов в ряду других, тоже важных, но отнюдь не смысло— и тем более не жизнеобразующих. Спасибо всем, кто принял эти извинения, и особенно Луизе Глюк – напомню, Нобелевскому лауреату по литературе 2020 года.

Сенсации недели. Во-первых, продолжаются протесты в Хабаровске. В 99-й раз хабаровчане вышли на акцию в поддержку арестованного бывшего губернатора Сергея Ивановича Фургала, против президента Владимира Владимировича Путина, а также акцию солидарности с борющимся народом Белоруссии. Сегодня вышло более тысячи человек. Хотя былой численности этих акций уже нет, на что власть и рассчитывала, но сегодня не было ни разгонов, не задержаний. И сами протестные мероприятия продолжаются — завтра будет 100 дней как. Это само по себе в хорошем смысле сенсационно.

Основная сенсация недели связана, конечно, с отравлением Алексея Анатольевича Навального. Надо заметить, что здесь дело как-то всерьез запутывается, потому что выдвигаются всё новые и новые версии, противоречащие одна другой. Сообразно моему скромному пониманию, противоречащие, несовместимые друг с другом. Я не берусь делать выводов об этой драматической истории. Я лишь констатирую факты.

Вот, например, на этой неделе авторитетнейших газета мира «New York Times», немного отвлекшись от борьбы с Дональдом Трампом, который, к сожалению «New York Times», пока так и не умер, хотя газета этого очень хочет (причем она хочет какой-то унизительной смерти Трампа, но об этом мы поговорим несколько позднее, ближе к концу эфира, в рубрике «Трампозрение»), заявила, что Алексея Анатольевича Навального отравили дважды, в два захода. Сначала, собственно, в гостинице «Ксандр» в Томске через бутылочку с минеральной водой «Святой источник», а потом уже в кафе томского аэропорта порошком боевого отравляющего вещества через чашку чая.

Эту версию серьезно поддержал один из авторитетнейших источников по всем политическим и околополитическим вопросам в России профессор Валерий Дмитриевич Соловей, который справедливо указал, что он всё это сформулировал еще 9 октября. Процитирую Валерия Дмитриевича Соловья, чтобы, не дай Бог, ничего не напутать.

«В случае с Навальным была разработана достаточно сложная операция, проблема с осуществлением которой и спасла ему жизнь. Расчет строился на том, что смерть должна была произойти во время полета.

Та доза яда, растворенного в жидкости, которую он должен был принять внутрь, должна была привести к первым симптомам и летальному исходу через 3 часа после применения. То есть яд он должен был принять в аэропорту и не раньше.

Но у группы, которая работала над этим делом, возникли сомнения в возможности применения яда таким способом. Поэтому часть яда была помещена в карман одежды Алексея еще в гостинице с очень приблизительным расчетом начала действия.

В аэропорту, указывает Валерий Дмитриевич Соловей, всё получилось, как планировали, но дозу сократили из-за опасения, что яд, употребленный с жидкостью, вместе с дозой через контакт с кожным покровом, сработает раньше. Плюс должны были ввести вещество, которое постепенно снижало уровень сахара в крови. Ввести это вещество должен был человек при случайном столкновении. Добавим, что, по нашим данным, колоть атропин Навальному начали в больнице по рекомендации запаниковавшего сотрудника ФСБ».

Надо сказать, что с атропином тоже многое неясно. Вы знаете, дорогие друзья, что есть омские врачи-убийцы, которые, конечно, собирались прикончить Алексея Анатольевича Навального, но не успели и не смогли из-за своевременного вмешательства международного сообщества, вынудившего Владимира Путина отпустить главного российского оппозиционера в Германию. И есть герои-спасители Алексея Анатольевича Навального. В первую очередь это бригада скорой помощи, которая забрала его в Омске с самолета.

Так вот яркий представитель клана врачей-убийц главный токсиколог Омской области Александр Сабаев заявил, что в машине скорой помощи, вопреки его собственному утверждению, Алексей Навальный не получал атропин, то есть противоядие от боевого отравляющего вещества семейства «новичков».

Это понятно. Г-н Сабаев и должен так говорить. Над ним нависает ФСБ, да и сам он, в общем, со слов Алексея Анатольевича Навального, мы знаем кто. Но странным образом представитель группы героев-спасителей, медбрат скорой помощи Антон Чернявский солидаризировался с этой версией и сказал, что да, только в той самой больнице, где, по логике стороны обвинения, Алексея Анатольевича должны были умертвить неправильно оказанной медицинской помощью и в первую очередь неправильным диагнозом, только там и применили антидот атропин. То есть, с одной стороны, хотели убить, с другой стороны, вводили антидот.

Г-н Сабаев при этом заявил, что атропин вводился Навальному во время нахождения в отделении реанимации больницы скорой помощи № 1, но совершенно по другим показаниям и не в тех дозировках, которые необходимо применять в качестве антидота при отравлении химпрепаратами.

Окончательно запутал эту историю наш постоянный герой, будущий соведущий и соавтор программы «Не новички» Владимир Иванович Углев, бывший ответственный работник ГосНИИОХТ — ведомственного института, где разработали «новичок» и все яды этого семейства, который сказал дословно следующее (опять же, цитирую, чтобы не было никаких неточностей или подозрений в неточностях):

«В эфире «Эха Москвы» Владимир Иванович Углев заявил, что главное, что сделали врачи в Омске (это врачи-убийцы, заметим) — они прежде всего сняли с Алексея Навального зараженную одежду». Зачем они так сделали, если они убийцы?

«Возможно, даже провели санитарную обработку тела и тем самым прекратили поступление вещества в организм». Казалось бы, с точки зрения логики убийц, они должны были поступать наоборот. Но тут путаницы становится слишком много, и я не берусь это углубленно комментировать, будучи очень далек как от проблематики отравлений боевыми отравляющими веществами, так и от конкретного сюжета.

«Самое главное, они ввели его в кому. В этих случаях это лучшее лекарство. А атропинизация, отмечает г-н Углев, в этом случае не помогает. Врачи в Омске, далее сообщает он, которые непосредственно занимались Алексеем, это поняли, потому что его показатели стали ухудшаться, и они прекратили атропинизацию». То есть то ли спасли с помощью атропина, то ли спасли тем, что прекратили вводить атропин, поскольку при «новичке» он не нужен и даже вреден.

Наконец, самую революционную версию выдвинула на этой неделе авторитетная британская газета «Guardian», которая сообщила, что Алексея Анатольевича Навального отравила 2-я служба Федеральной службы безопасности Российской Федерации. Это защита конституционного строя, возглавляемая генерал-полковником Алексеем Седовым. Убивать Алексея Анатольевича они не собирались, а просто хотели намекнуть ему, что он должен покинуть страну и оставить политическую деятельность.

Эта версия кажется мне наименее убедительной, потому что, во-первых, что же — дважды травили, как говорит «New York Times» (вернее, как сначала сказал Валерий Дмитриевич Соловей, а потом его версию подтвердила «New York Times»), чтобы точно не убить?

С.Белковский: Человек власти, для которого главное в жизни — власть, не нуждается в собственности

И потом эта версия «Guardian» совершенно исходит из полного непонимания психологии Алексея Анатольевича Навального, который является человеком столь же амбициозным, сколь и мужественным. И если он борется за власть в современной России, то будучи человеком не только очень амбициозным и очень мужественным, но и очень умным, с блестящими аналитическими способностями, он прекрасно понимает цену вопроса. Неужели он испугается каких-то намеков?

Нет, не испугается. Он уже через многое прошел — и через тюремное заключение брата, и через собственные страдания в спецприемниках, и через всякие провокации на улицах, через аресты счетов, через гонения на соратников. Нет, Алексей Анатольевич совсем не из пугливых, и так просто выдавить его из российской политики и заставить отказаться от главной цели жизни невозможно.

Поэтому здесь уже есть элемент глубокого недоверия к версии «Guardian» — во всяком случае, с моей стороны. К тому же, не очень понятно: если 2-я служба ФСБ и Алексей Седов, то почему он не попал под санкции, о которых мы поговорим ниже, а попал только его босс Александр Бортников?

Надо сказать, что Алексей Седов — это вообще человек, пользующийся значительным доверием лично президента Владимира Путина, насколько нам известно. Неслучайно ему доверяют очень деликатные поручения – например, прослушивание легендарного режиссера Кирилла Семеновича Серебренникова, художественного руководителя «Гоголь-центра».

Понятно, почему поручили именно 2-й службе ФСБ. Потому что при прослушивании Кирилла Семеновича Серебренникова выявлялась масса пикантных деталей, которые ни в коем случае не подлежали разглашению. Владимир Путин должен был быть уверен, что никаких утечек точно не будет. Их и не было. А то, знаете, так поручишь кому-нибудь слушать, а потом завтра в какой-нибудь газете «Комсомольская правда» появляется распечатка. Потому что у человека, который всё это читает в первых руках, что называется, велик соблазн этим как-то с кем-то поделиться.

Существует аппаратный апокриф, согласно которому генерал Седов приобрел особое доверие и уважение со стороны Владимира Путина, когда около 10 лет назад отказался от поста руководителя Федеральной таможенной службы, то есть одной из главных кормушек страны, оставшись там же, где он и есть. Поэтому ему действительно даются особенно ответственные поручения.

Но здесь непонятен аппаратный баланс «Бортников-Седов». Если рассуждать в терминах аппаратных интриг, может быть, действительно, кто-то из них хотел подставить другого. Правда, непонятно, кто кого. В общем, путаницы всё больше.

А тем временем Алексей Анатольевич, как нам сообщают германские СМИ, проходит реабилитацию в немецком регионе Шварцвальд, в общине Ибах района Вальдсхут на юго-западе Германии, в федеральной земле Баден-Вюртемберг и, мы надеемся, уже скоро вернется в Россию. Может быть, в конце октября, если этот план подтвердится, даже совершит визит в Вашингтон. Если нет, то в ноябре, наверное, будет уже в России. И здесь он, конечно, появится уже в совершенно новом качестве.

Кстати, на этой неделе опубликовано еще одно блестящее интервью Алексея Анатольевича Навального журналу «Еconomist», в котором он правильно говорит, что для политика иногда полезно заглянуть в глаза смерти. Если помните, мы об этом говорили в прошлом выпуске программы «Время Белковского», вспоминая Виктора Ющенко, который стал главным организатором и триумфатором «оранжевой революции» в Украине и на Украине в 2004 году, перед этим отравившись диоксином и в значительной степени утратив свое прекрасное лицо. Да, за всё в жизни надо платить, а в длинном и сложном походе к власти в авторитарной стране — тем более.

Еще одна сенсация недели, небольшая, но примечательная — это начинающийся процесс над бывшим президентом Франции Николя Саркози, которому предъявлено обвинение в создании преступного сообщества, получившего деньги лично от бывшего ливийского диктатора Муаммара Каддафи и членов его семьи. Эти деньги (по разным данным, от 25 до 50 млн. евро) полковник Каддафи предоставил Николя Саркози на финансирование политической карьеры и деятельности последнего. Предоставил, конечно, тайно.

Это дела французские, не наши. В общем, можно было бы их и не трогать, если бы не одно «но». Дело в том, что на сегодняшний день многие члены семьи Каддафи погибли в результате революции 2011 года, когда осенью того года погиб и сам полковник Каддафи. Но кто-то еще жив и действует, как, например, сын полковника, Сейф Каддафи, который отвечал и отвечает за семейные финансы. Действительно, кто же еще должен отвечать за финансы, как не человек по имени Сейф?

Сейф Каддафи располагает не только остатками этих финансов (что, впрочем, наверное, суммы не очень маленькие, как минимум по обывательским меркам), но и данными о том, куда, по каким направлениям в разное время шли эти деньги. В том числе и всеми сведениями о финансировании Николя Саркози.

А сам Сейф Каддафи и другие члены семьи в настоящее время тесно сотрудничают с Кремлем — неформально, через уполномоченного Владимира Путина по этим вопросам, легендарного бизнесмена, так называемого «президентского повара» Евгения Борисовича Пригожина.

Поэтому можно сказать, что Евгений Пригожин, а через него Владимир Путин во многом управляют этим процессом против Николя Саркози, и от них зависит, действительно ли будет мощный взрыв, который забрызгает многих и многих во французской и европейской элите, или его не будет.

То есть, иными словами, Кремль приобрел здесь очередное пространство для теневого торга. Почему начало процесса над Николя Саркози и должно привлечь наше внимание — это к нам относится.

Эпиграф
Я скажу тебе начерно, шепотом,
Потому что еще не пора:
Заповедана потом и опытом
Безотчетного неба игра.

И под временным небом чистилища
Забываем мы часто о том,
Что счастливое небохранилище —
Раздвижной и прижизненный дом.

Осип Мандельштам.

Бесплатные вопросы. Рубиновый вопрос — от Аркадия Михайловича Шварцера, искусствоведа из Московской области: «Алексея Леонидовича Кудрина дважды выбирали лучшим министром финансов Европы. Поясните, как человек с такими качествами мог стать таким выдающимся деятелем?». Здесь не «человек с такими качествами», сказано несколько более грубо, но я этого в эфире из уважения к Алексею Леонидовичу Кудрину цитировать не буду. Простите, уважаемый Аркадий Михайлович!

Да, действительно, Алексей Леонидович Кудрин, как мы знаем, был министром финансов России 11 лет — с 2000 по 2011 год. Ушел в отставку в знак протеста против назначения Дмитрия Анатольевича Медведева преемником Владимира Владимировича Путина.

Он действительно считается весьма важной фигурой в российских и мировых финансах, потому что именно он сумел сократить до минимума внешний долг Российской Федерации. Он же объяснил президенту Путину и всей стране, что нужно стерилизовать денежную массу, а все сверхдоходы бюджета помещать в Стабилизационный фонд.

С.Белковский: Если человек уже вышел на майдан, температура воздуха его не волнует. В нем кипят страсти совершенно другого замеса

Благодаря наличию этого фонда Россия относительно спокойно прошла финансовый кризис 2008-2009 годов. И вообще сама философия Кудрина, положенная в основу управления государственными финансами, во многом способствовала демпфированию разных кризисных явлений нашей экономики в различные годы и периоды развития.

Надо сказать, что на этой неделе, 12 октября, Алексею Леонидовичу Кудрину исполнилось 60 лет, с чем мы его и поздравляем. По этому поводу он дал программное интервью изданию РБК.

Там есть немало интересных моментов, но самый интересный момент — о покушении на Алексея Леонидовича, которое, по его словам, планировалось в 2005-2006 годах. Заказчиком этого покушения вроде как была мощная коммерческая структура, которая долгие годы имела льготы от Минфина России, а г-н Кудрин этих льгот ее лишил. В результате чего к Алексею Леонидовичу была представлена круглосуточная государственная охрана по линии ФСО — Федеральной службы охраны Российской Федерации.

Эта история не заслуживала бы отдельного упоминания, если бы не ее внутренняя философия, которая достаточно примечательна. Дело в том, что Алексей Леонидович или иронизирует, или ошибается. Вряд ли это покушение действительно планировалось.

Ну судите сами. Во-первых, от личности министра финансов не зависела так уж выдача и отмена этих льгот. Не дай Бог, конечно, тьфу-тьфу-тьфу, ликвидация министра никак не приводила к решению вопроса со льготами, поскольку преемником Алексея Леонидовича стал бы его единомышленник.

Во-вторых, какой же степенью отмороженности должна в наше время обладать коммерческая структура, чтобы планировать покушение, то есть попытку убийства, не просто одного из топ-чиновников страны, но еще и личного друга Владимира Путина? Как Путин относится к защите и обеспечению интересов своих друзей, мы хорошо знаем.

Наконец, как признается сам Алексей Кудрин в интервью РБК, никаких уголовных дел потом не было. Как же это так? Простите, покушение на столь важную видную фигуру, близкую к Путину — и ничего? Никаких последствий, никакой мести? Нет, так в путинской России не бывает.

Просто дело в том, что в определенный момент (на мой взгляд, это было не в 2005-2006, всё это началось в 2002 году, и здесь у уважаемого юбиляра, может быть, случилась небольшая пространственно-временная аберрация) Владимир Путин посчитал, что он недостаточно контролирует своих чиновников. А с 1998 года вице-премьеры и министры правительства Российской Федерации перестали быть охраняемыми лицами — так решил тогда Борис Ельцин. Поэтому, чтобы лучше следить за своими чиновниками, за их коммуникациями, за их личной жизнью и так далее, Владимир Путин решил приставить к ним охрану. Для этого нужен был благовидный повод, он же предлог. А повод какой? Растущая угроза и риски — всякие там «покушения» и так далее. Спецслужбы нередко так делают.

Поэтому мне кажется, что эти фейковые покушения были использованы для того, чтобы обеспечивать всех чиновников охраной. А эта охрана должна была регулярно докладывать о том, что там происходит с чиновником — не ходит ли он налево (не столько в вульгарно-матримониальном, сколько в самом что ни на есть политико-экономическом смысле слова). Ибо лояльность первому лицу — 100%, беспримесная лояльность — есть важнейший критерий эффективности высокого должностного лица в путинской России. Она, а не что-то иное.

Бриллиантовый вопрос — от Елены Алмазовой, что показательно. «Поясните, пожалуйста, белорусский феномен относительно пандемии коронавируса. Толпы людей в течение длительного времени выходят на улицы, естественно, не соблюдая никакой социальной дистанции, без масок и перчаток. И при этом никакой эпидемической катастрофы, по-видимому, не происходит. В чем дело?».

Уважаемая Елена, здесь действительно в вопросе заложен ответ, и это всегда хорошо. Я, кстати, обращал внимание, что на игре «Что? Где? Когда?» очень часто бывает, что для того, чтобы понять правильный ответ, надо очень внимательно слушать вопрос. Только и всего. Там внутри всё написано и сказано.

Собственно, опасность covid-19 определяется отношением к нему. «Гипноз — это наш страх», как сказал кролик про удавов в бессмертном произведении Фазиля Абдуловича Искандера «Кролики и удавы». Если люди концентрируются на covid-19, если они постоянно думают о нем, если они боятся его, то, скорее всего, они станут его жертвами. Не только в силу психосоматических причин, но и в силу вполне объективного снижения иммунитета в результате стресса. Это просто как дважды два.

Поэтому пандемия страха и паники, которую создали мировые элиты нынешней весной, безусловно, привела не только к усиленному и ускоренному распространению covid-19, к увеличению заболеваемости, но и к более тяжелым формам, собственно, течения самой болезни у многих миллионов людей по всему миру.

Поэтому меня всегда восхищают люди, которые убивают себя алкоголем, наркотиками, курением в промышленных масштабах, на которых висят тяжкие грехи в виде заказных убийств или крупных хищений из бюджетов всех уровней, а они переживают, не заболеют ли они ковидом и буквально круглосуточно не снимают масок и перчаток. Вот ничего их не волнует — героин не волнует, уголовные дела не волнуют, а вот covid их точно добьет.

И добьет. А почему он их добьет? Потому что как в известном анекдоте про алкоголика, его мать и булочку. Когда алкоголик уже пошел на второй литр водки, а мама ему говорит: «Вася, съешь хоть булочку на закуску». Наконец, ближе ко второму литру водки алкоголик съедает эту булочку и падает, уже не в силах сидеть. И говорит матери: «Вот до чего довела твоя булочка!».

Вот сovid-19 – это такая булочка в судьбе человека. Когда человек так себя убивает разными способами, covid-19 может просто выступить катализатором очень нежелательных последствий, в том числе привести к смерти.

Ну, про теорию жизненного задания мы говорить не будем — мы ее много раз обсуждали применительно к этой проблеме. Поэтому когда человек поглощен чем-то другим, когда он воодушевлен чем-то другим, отмобилизован какой-то тематикой, какими-то важными задачами в жизни, ему не до ковида. Вот в Белоруссии именно это и происходит.

Я помню, как во время обеих революцией в и на Украине (к первой, «оранжевой», я имел больше отношения, ко второй значительно меньше, но, тем не менее, тоже был включенным наблюдателем в эти процессы) всякие кремлевские советники говорили: «Вот сейчас ударят морозы, и люди с майдана разойдутся».

Дорогие коллеги! (ну, коллегами их трудно назвать…). Дорогие друзья! (ибо другом можно назвать кого угодно, хотя бы формально). Понимаете, если человек уже вышел на майдан, температура воздуха его не волнует, поверьте. Ибо в нем кипят страсти совершенно другого замеса. Его жизненные ставки гораздо выше, чем страх простудиться.

С.Белковский: Лояльность первому лицу — важнейший критерий эффективности высокого должностного лица в путинской России

Собственно, возвращаемся к теме, почему Алексей Навальный не может бояться каких-то там угроз спецслужб и воспринимать их намеки. Потому что он вошел в игру с максимальной ставкой. Ему нельзя намекнуть на то, чтобы он из этой игры вышел. Его можно только убить, не дай Бог, или он останется в этой игре и пойдет в ней до конца.

Так и здесь. Именно поэтому белорусы не обращают внимания на covid. Многие перенесли его бессимптомно, многие в легкой форме. Для них covid — это обычное сезонное острое респираторно-вирусное заболевание, каких много и какие случаются в жизни человека постоянно.

Так оно и есть. Собственно, поэтому паника по поводу ковида — это один из важнейших факторов, собственно, риска и опасности. Если мы не паникуем, если мы спокойно к этому относимся, всё будет хорошо.

Я обычно не люблю рассказывать о себе такое, но я сам переболел ковидом полгода назад. Наши внимательные зрители могли обратить внимание, что я всегда вещаю из студии «Эха Москвы», но был какой-то очень короткий период, когда я вещал из непонятного помещения, но не из студии. Вот это был период, когда я болел ковидом и, естественно, не мог находиться на рабочем месте.

И ничего, вы знаете, всё прошло более-менее, тьфу-тьфу-тьфу, несмотря на то, что я человек тучный, не очень молодой, страдающий гипертонической болезнью 2-й степени. То есть у меня много показаний к тяжелому течению.

Я бы сказал, что перенес бы это заболевание еще гораздо легче и не обратил бы на него внимания вообще, если бы не постоянная паника, изливавшаяся на меня буквально из каждого утюга, о том, что мы скоро все умрем. Если бы эту панику отключили, я вообще, может быть, ковида у себя бы и не заметил. Но, по крайней мере, хорошо, что я не приходил в студию и никого не заразил. Вообще никто из моих знакомых не пожаловался на то, что от меня заразился.

Теперь «Путин и дети» — наша специальная рубрика. Я хотел дать ее премьеру в прошлый раз, но банально не успел. Она предшествует платным вопросам, поскольку, не дай Бог, мы не успеем сегодня, и это будет уже не смешно.

Рубрика «Путин и дети» появилась после того, как в эфир вышел 18-й эпизод известного проекта государственного информационного агентства ТАСС, в котором журналист Андрей Ванденко берет интервью у президента России.

Вообще этот проект очень хороший, очень сильный. Он раскрывает Владимира Путина, которого раскрыть очень сложно. Мы знаем, насколько закрыт и мнителен российский президент. Андрею Ванденко это, как ни странно, удалось. Это огромная удача.

Причем я бы сказал, что 18-й эпизод — это уже не просто интервью. Это проект и продукт кинематографического качества. Это уже кино — такое серьезное голливудское кино. И Андрей Ванденко уже выступает здесь в роли режиссера этого кино. Хотя, конечно, у Андрея Ванденко роль второго плана, а исполнитель главной роли — Владимир Путин.

Здесь мы узнали многое, чего нам прежде не хватало времени и возможности осмыслить по поводу российского президента. Например, его отношение к детям. Он относится к детям как к собственности, и важнейшая эмоция по отношению к детям — это контроль.

Здесь очень важно понимать разницу между собственностью и властью. В нашем сегодняшнем сознании кажется, что собственность и власть — это одно и то же. И в российской системе монетократии (власти денег) кажется, что собственнику и должна принадлежать власть, а тому, у кого власть – собственность.

На самом же деле власть и собственность — антагонисты. Человек власти, для которого главное в жизни — власть, не нуждается в собственности. Вот возьмем Бориса Николаевича Ельцина. Он что, когда-нибудь задумывался о том, сколько у него денег или недвижимости? И наоборот, человек собственности не может овладеть властью, потому что ему всё равно нужна бумажка, подтверждающая собственность, которая порождает, собственно, контроль, прилагаемый к собственности. Собственность и контроль взаимозаменяемы.

Именно поэтому бизнесмены, как правило, очень неуютно чувствуют себя во власти — настоящие, не формальные бизнесмены. И напротив, классические властители, люди, которые управляют в силу своей харизмы и энергетики, очень неуютно чувствуют себя и редко добиваются успехов в бизнесе. Водораздел между этими, скажем так, фракциями веществ непреодолим или, как минимум, труднопреодолим.

Владимир Путин — не человек власти. Он человек собственности и контроля, но оказавшийся во власти. То есть он бизнесмен на политической должности — в отличие, скажем, от Бориса Ельцина, который был прирожденным политиком, и, кстати, Алексея Навального, который тоже прирожденный политик.

Владимир Путин несет бремя власти, но оно ему не в охотку. Когда он говорит о рабе на галерах, это совершенная правда. Собственно, многие его интервью начинаются с того, как мало он спит. А почему мало спит, по 5 часов в сутки? В том числе и в 18-й серии проекта с Андреем Ванденко — опять жалобы на сон.

Он живет на свежем воздухе, в сосновом лесу — что в Москве, что в Геленджике, что на Валдае. У него, насколько мы знаем, нет вредных привычек, он занимается спортом, постоянно проводит время в бассейне. К его услугам лучшие врачи, тренеры, инструкторы по здоровому образу жизни, которого он, судя по всему, придерживается. Почему же он так плохо спит? Из-за огромного груза психологической напряженности. Именно из-за этого психологического бремени, которое связано у него с нелюбимым занятием — властью. Но бросить это занятие в силу чувства долга он не может.

И вот к детям он тоже относится как к собственности и контролю. Причем и к своим детям, которых он долгое время скрывал от общественности вообще, и по мере сил скрывает и сегодня. Ну, внуков тотально, как он объяснил Андрею Ванденко. Дочерей уже нельзя, поскольку они вышли в публичное пространство и занимаются наукой. Сколько у Путина детей и внуков — достоверно и доподлинно никому не известно и вряд ли когда-нибудь будет известно.

Это же распространяется и на граждан России вообще, ибо они тоже дети. И «закон Димы Яковлева», запрещающий американцам усыновлять российских детей… Помните, это «закон подлецов», относительно которого было много удивительного, но главное – «В чем его симметричность списку Магнитского?», задавались мы тогда вопросом. В одном случае санкционный список в отношении каких-то российских должностных лиц, в другом случае — лишение российских детей права обрести дом в США.

А вот так. Потому что дети — моя собственность, и я ее американцам не отдам. «Не отдам ее в чужие руки – ни матери, ни другу, ни жене», как сказал Сергей Александрович Есенин о своей лире – «только лиры милой не отдам».

Примерно так же Владимир Путин хочет, чтобы дети разделили его участь, его судьбу. Это его главное бессознательное желание. И его дети в широком смысле — граждане России, и его собственные биологические дети и внуки, и его виртуальные дети из ближнего круга.

Так, Владимир Путин в этом 18-м эпизоде очень нежно говорит Андрею Ванденко об охранниках, которых он тоже воспринимает как детей, ибо они живут его жизнью. Они всё время с ним. Они играют с ним в хоккей, катаются на горных лыжах. Они всё время при отце. Они компенсируют ему дефицит общения с реальными детьми.

Именно этим обусловлено влияние «адъютантов» в современной России. Мы знаем, что все они — Алексей Дюмин, ставший в итоге губернатором Тульской области, ярославский губернатор Дмитрий Миронов, Евгений Зиничев, возглавляющий ныне МЧС России, Валерий Пикалев, который, возможно, вскоре станет губернатором Санкт-Петербурга, родного города президента — всё это люди, которые делают большую политико-административную карьеру при Владимире Путине. Неслучайно – это ведь дети. Его дети, которые его собственность и под его контролем.

С.Белковский: С десталинизацией нашего сознания будет утрачено и наше сакральное восприятие Нобелевской премии

И вообще некий коллективный преемник Путина, которая сейчас кристаллизуется, состоит из виртуальных путинских детей. Это и уже перечисленные охранники. Это и многократно упоминавшийся нами глава Российского фонда прямых инвестиций Кирилл Дмитриев. И второй по влиянию юрист России, как его называют сейчас, после принятия поправок к конституции, Андрей Клишас, шеф сенатского комитета по конституционному законодательству. Люди 70-х годов рождения прошлого века. Всё это дети. Из них будет формироваться следующий постпутинский контур власти, если он, конечно, будет формироваться по путинскому сценарию.

Путин очень виден в этом фильме Андрея Ванденко. Он виден так, как не раскрывался никогда. Я не уверен, что он даже сам отдает себе отчет в этом. Путин там говорит в ответ на вопрос Андрея Ванденко: «Вы изменились за время своей жизни?». На что Путин крестится (что он очень редко делает публично, кроме, собственно, ритуальных мероприятий в церкви) и говорит: «Мне мои друзья детства и юности говорят, что я, кажется, не изменился».

Здесь Владимир Путин выдает базовый тип своего мышления. Oн архиконсерватор. Для него главное — не измениться. Консерватор отличается от реформатора с точки зрения психологии бессознательного, что консерватор бессознательно боится будущего, не хочет его наступления, а идеалы и образцы видит в прошлом. Реформатор, напротив, боится прошлого, а идеалы и образцы видит в некоем еще не созданном будущем. Реформатор хочет меняться. Консерватор не хочет.

Сейчас мы говорим не о сознательном. Сознательно можно говорить всё, что угодно, и делать всё, что угодно. Мы говорим о бессознательном – о том фундаменте, который всегда удерживает человека в его жизни, как бы он ни менялся и как бы он ни поднимался или ни падал по социальной лестнице.

И поэтому когда мы говорим, что Владимир Путин возглавляет всемирную Партию Прошлого, это так. Он не может ее не возглавлять. Но я не хочу сказать, что всемирная Партия Прошлого — это плохо. Это просто не Партия Будущего. Это другое.

Ведь прошлое хорошо уже тем, что там, в прошлом, наше детство и наша молодость. И начинает работать логика бессмертного анекдота про чукчу, которого спрашивают, когда ему было хорошо — при Сталине, Брежневе или Горбачеве. Чукча отвечает: «Конечно, при Сталине было лучше всего». – «Почему, чукча?». – «Потому что при Сталине чукча был молодой, его девушки любили».

Это всё прошлое. А будет ли это в будущем — неизвестно. Для консервативного сознания, скорее всего, нет. Для реформаторского, скорее всего, да. В этом разница. И проблема оппонентов Владимира Владимировича Путина во многом состоит в том, что они тоже принадлежат к Партии Прошлого. Психологически они абсолютно изоморфны ему. Они живут тем же. Просто для них идеал не там, где для Путина, а в другие годы. Но неважно — он в прошлом.

Например, со стороны «прогрессивной общественности» мы всё время слышим, что в современной России нет свободы слова. Да как же ее нет, дамы и господа? Она только появилась, сравнительно недавно – с тех пор, как любой может открыть свой YouTube-канал, свой аккаунт в социальных сетях и вещать всё, что угодно, без цензуры. Да что вы?

Скажем, Юрий Дудь, один из наиболее успешных медиа-людей, медиа-проектов последних лет — он что, как-то зависим от Кремля, у него нет свободы слова? Она у него есть. И заметим, мы не найдем у него постоянных отсылок к Владимиру Путину и упоминаний кровавого режима. Ему это просто неинтересно. Он живет вне этих теорий и понятий.

А статусные, титульные оппоненты Владимира Путина живут в тех же понятиях. Для них свобода слова — это когда начальник назначил тебя вести передачу на федеральном канале. Это хороший, добрый начальник. Тебя убрали с федерального телеканала — это значит, плохой, злой начальник, и свобода слова на этом закончилась. Нет, свобода слова теперь везде. Она идет из каждой розетки, как правильно сказал в свое время, 20 лет назад, Борис Абрамович Березовский.

Поэтому и Владимир Путин, и его многочисленные оппоненты принадлежат к одной и той же Партии Прошлого, только к разным ее фракциям. В этом странная специфика их садо-мазо-борьбы.

И может так статься, что прекрасная Россия будущего — концепция, которая пока не сформирована или, по крайней мере, нам не предъявлена — отличается от современной кровавой путинской России только одним: там другой вождь. А всё остальное — как водится и как мы привыкли с нашим сознанием, ищущим вождя, подобно тому, как телефон, оставшийся без сети, мучительно ищет эту самую сеть.

Платные вопросы. Константин Анатольевич из Липецка прочитал на этой неделе труды известных экспертов экономиста Владислава Иноземцева и политолога Аббаса Галлямова о возможных политических перспективах премьер-министра Михаила Мишустина. Он спрашивает, как я оцениваю, действительно ли может Михаил Мишустин стать преемником Владимира Путина.

Я под влиянием Константина Анатольевича из Липецка тоже прочитал работы весьма уважаемых мной Владислава Иноземцева и Аббаса Галлямова. Основной элемент этих работ состоит в том, что под Михаила Мишустина, под премьера, под кураторством его доверенного заместителя и, я так понимаю, соученика по высшей школе Дмитрия Чернышенко формируется большой медиахолдинг, который должен работать на нынешнего главу правительства и его политические перспективы. Что прямо или косвенно свидетельствует в пользу того, что Михаил Мишустин пытается представить себя на российском троне.

Как я к этому отношусь? Понимаете, чтобы оценивать такого рода усилия, поможет ли медиахолдинг, формируемый Дмитрием Чернышенко, Михаилу Мишустину стать президентом, надо понять, что такое премьер-министр в путинской системе власти.

Первый премьер-министр Михаил Касьянов был достаточно независимой политической фигурой. Но это был не путинский премьер — его поставила семья Бориса Николаевича Ельцина.

На протяжении ряда лет Владимир Путин мечтал о том дне, когда он сможет от Михаила Касьянова избавиться, и поэтому культивировал людей, критиковавших Михаила Михайловича Касьянова. Это и давние путинские друзья Алексей Кудрин и Герман Греф. Это и Андрей Николаевич Илларионов, назначенный советником Путина специально, чтобы рассказывать, как плох Михаил Касьянов с его инертным и малодееспособным кабинетом, и так далее.

Но все последующие премьеры, которых Путин назначал сам, уже отвечали определенным критериям и требованиям. Напомню: это Михаил Фрадков; недолго был Виктор Зубков, который просто грел кресло для Владимира Владимировича; затем Дмитрий Медведев, и сейчас Михаил Мишустин.

Помимо очень странного тяготения к образу премьера-медведя, которое мы видим у Владимира Путина… Я сейчас поясню, что имеется в виду. Понимаете, Медведев – понятно: он такой плюшевый медвежонок. Мишустин тоже и по фамилии близок к медведю.

Начиная с Михаила Фрадкова. Михаил Фрадков имел аппаратное прозвище Винни-Пух. То есть внешне он напоминал Владимиру Путину медведя. Какого? Видимо, двух культовых медведей из его детства — собственно Винни-Пуха который, помните, лучший друг Кролика и утешитель Иа-Иа.

При этом под Иа-Иа может пониматься и русский народ. Если мы посмотрим какой-нибудь титульный сериал на канале «Россия», он начинается со сцены «Доброе утро, если оно действительно доброе». Метафорически, конечно, не буквально.

С.Белковский: Русский писатель не может спокойно умереть, не получив Нобелевскую премию или убедившись, что он никогда ее не получит

Итак, Винни-Пух. Зубкова пропускаем. Потом Дмитрий Медведев и Михаил Мишустин. Если мы присмотримся к Михаилу Мишустину, это молодой Михаил Фрадков. Он похож на него даже внешне.

Итак, путинский премьер — это политически несамостоятельная фигура, которая никак не может и не должна дышать в спину вождю. Это важнейший критерий, без которого путинского премьера быть не может.

Именно поэтому Алексей Кудрин или Сергей Собянин никак не стали путинскими примерами, хотя по какому-то формальному набору своих качеств и достоинств, может быть, соответствовали этому посту гораздо больше. Но нет, это никак невозможно.

Как говорил Борис Ельцин об уволенном им вице-премьере Полеванове, «товарищ не понял своей роли». Путинский премьер-министр должен хорошо понимать эту свою роль. Он плюшевый медвежонок. Как, знаете, Винни-Пух был хорош тем, что он становился таким типом медведя, который нравился его хозяину Кристоферу Робину. Вот премьер должен в первую очередь нравиться хозяину Кристоферу Робину. Поэтому ему не нужно думать о самостоятельном пиаре.

Ну какой может быть у Михаила Фрадкова самостоятельный пиар? А еще раз говорю, что Михаил Мишустин — это Михаил Фрадков 2.0. Это усовершенствованная, современная модель Фрадкова. Не менее, но и не более того.

Он должен о GR, o government relations — взаимодействиях с правительством. Да, это звучит абсурдно, что правительство должно заниматься GR. Но он должен заниматься связи с реальным правительством, то есть с Геннадием Тимченко, с братьями Ротенбергами, с братьями Ковальчуками, с Игорем Сечиным. От успехов этого правительства в GR и зависят политические перспективы Михаила Мишустина.

В этом смысле Михаил Мишустин плохо начал свою пиар-компанию. Он начал ее с серии статей, в том числе достаточно известных журналистов, в которых говорилось, что премьер-министр у нас самый гениальный менеджер в мире. У нас только один самый гениальный менеджер в мире — он же лучший друг физкультурников. И никто не должен пытаться этот статус.

Еще там, в этой пиар-кампании, резко критиковался Дмитрий Анатольевич Медведев. Это тоже не по-человечески. Дмитрий Анатольевич хоть и падший ангел, но он член команды. Зачем же уже так плевать ему в спину? Не надо.

Поэтому если Михаил Мишустин приходит к созданию собственного медиахолдинга и начинает заявлять себя как публичная политическая фигура, он прокладывает себе путь на выход из премьерского кресла. Надеюсь, что Михаил Владимирович Мишустин действительно так умен, как говорят о нем организаторы его многочисленных пиар-кампаний, и поэтому слишком далеко на этом пути он не зайдет.

Сергей Павлович из Еревана спрашивает, будет ли всё же Россия спасать Армению. «Военно-политические источники «Коммерсанта» говорят, что за нынешней войной полностью стоит Турция».

Уважаемый Сергей Павлович! Россия будет спасать Армению в рамках неких секретных договоренностей с Турцией и, конечно, Реджепом Тайипом Эрдоганом. А что именно Эрдоган начал всю войну, мы об этом в программе «Время Белковского» и в эксклюзивном telegram-канале «Белковский» говорили еще 2 недели назад. Поэтому если военно-политические источники «Коммерсанта» в следующий раз захотят узнать что-то вовремя, пожалуйста, слушайте «Время Белковского» и читайте нашего информационного спонсора — эксклюзивный telegram-канал «Белковский».

Всё зависит от того, сможет ли Владимир Путин о чем-то договориться с Реджепом Тайипом Эрдоганом. Спасать Армению просто так, особенно с учетом личного негативного отношения Владимира Путина к премьер-министру Николу Пашиняну (а об истоках и причинах этого отношения мы неоднократно говорили) он не будет.

Рубрика «Санкционный смотритель». На этой неделе, как известно, Евросоюз и присоединившаяся к нему Великобритания ввели санкции против первой группы лиц, среди которых выделяется кремлевский куратор внутренней политики Сергей Владиленович Кириенко и директор Федеральной службы безопасности Александр Бортников.

Я почему-то забыл отчество Бортникова. Приношу глубочайшие извинения. В следующей программе в рубрике «Извинения» они будут даны более подробно и развернуто. Очень прошу прощения у генерала армии Бортникова.

Кроме того, под санкции попали несколько подчиненных Сергея Кириенко, включая начальника управления внутренней политики Андрея Ярина, и два заместителя министра обороны, один из которых отвечает за научно-техническую деятельность и тем самым может влиять на создание боевых отравляющих веществ, а другой, Павел Попов, отвечал за уничтожение химического оружия и его безопасное хранение. Поэтому если яд «новичок» и всё прочее циркулирует в России, то по вине этого человека.

Также, естественно, под санкции попал полпред в Сибирском федеральном округе Сергей Меняйло, поскольку именно в Сибири отравили Алексея Навального. Правильная географическая привязка. Почему-то ни губернатор Томской области, где случилось отравление, ни губернатор Омской области, где кровавые врачи-убийцы могли убить Алексея Анатольевича, под санкции не попали. И конечно, попал безотказный ГосНИИОХТ, где этот «новичок» и все яды этого семейства разрабатывались. Легендарный ГосНИИОХТ.

Тем самым начинается реализация того сценария санкций, о котором мы говорили в прошлый раз – который абсолютно выгоден сразу и одновременно и Алексею Навальному, и Владимиру Путину. Санкции вводятся не против российской экономики, не против отраслей и предприятий. В этом смысле Российская Федерация как государство и ее народ не страдают впрямую. Они вводятся против ключевых представителей путинской элиты, которые должны четко сделать выбор, с кем они — с Путиным или против него.

Как мы с вами уже отмечали, это приводит к обрушению института системных либералов, сидевших все эти годы на двух стульях — типа Алексея Кудрина, всё того же Дмитрия Медведева и отчасти Сергея Владиленовича Кириенко. Они не нужны. Ты или за Путина, или за Навального. Вот на это направлены санкции, которые должны в итоге привести к расколу элит. Евросоюз подтвердил, что эта логика будет реализована.

Кроме того, Сергей Владиленович Кириенко вообще очень плох именно для Алексея Анатольевича Навального. Лично я, Белковский, не верю в то, что кремлевская служба внутренней политики действительно могла иметь какое-то отношение к отравлению. Не ее это дело совершенно, как минимум. Но то, что Сергей Владиленович Кириенко плох уже тем, что он политически боролся с Алексеем Анатольевичем Навальным и, главное, всё время создавал какие-то альтернативные Навальному оппозиционные структуры (точнее, пытался и пытается создавать) — это так.

Поэтому он должен был попасть под санкции. Ибо он мешает этому твердому разделению «Путин или Навальный». Никакой оппозиции, кроме Навального, быть не может, как не может быть никакой власти, кроме Путина, стремящегося через санкционный механизм заполучить репатриацию и закрепощение своих собственных элит, поставив их перед четким вопросом: с кем вы, наконец, мастера культуры?

Поэтому да, Кириенко, безусловно, должен был попасть под санкции. Это абсолютно выгодно и его боссу Путину, и ключевому оппоненту этого босса, его политическому альтер-эго Алексею Навальному.

Как дальше будет развиваться сценарий с санкциями, мы обсудим в следующем выпуске программы «Время Белковского», всё в той же рубрике «Санкционный смотритель». Но первая волна, первые 6 физических лиц плюс ГосНИИОХТ подтверждают нашу теорию в полном объеме.

Новый виток санкций, новая волна будет уже, видимо, до конца 2020 года, поскольку рабочая группа при Евросоюзе, занимающаяся формированием списка, взяла на это несколько недель. Санкции будут, напомню, против физических лиц.

На финише у нас рубрика «Трампозрение» — обзор твитов президента Дональда Трампа за минувшую неделю. Предвыборная кампания выходит на завершающий этап. Дональд Трамп в своем твиттере требует привлечь к уголовной ответственности Джозефа Байдена и его сына Хантера Байдена за коррупцию, поскольку, согласно всяким утечкам через газету «New York Post», Хантер Байден получал большие взятки и от украинской компании «Бурисма», и от китайских энергетиков в то время, когда Джозеф Байден был вице-президентом. Тем самым выгодоприобретателем всех этих коррупционных сделок мог быть сам Джозеф Байден.

Оппоненты Дональда Трампа, во-первых, привлекают внимание к тому, что его, видимо, перелечили дексаметазоном от коронавируса. Поэтому теперь после выхода из больницы он гиперактивен, а значит, его можно отстранить от власти на основании 25-й поправки к конституции США из-за его недееспособности.

Также нам сообщают, что в самом штабе Дональда Трампа разброд и шатание. Штаб уже готовится к поражению на выборах 3 ноября и к тому, кого в этом обвинят, кто попадет под раздачу.

Да, опросы общественного мнения показывают, что Джозеф Байден имеет двузначное преимущество перед Дональдом Трампом. Но почти то же самое было и 4 года назад. Самое смешное, что в 2016 году штаб Дональда Трампа точно так же готовился к поражению. Уже был назначен главный виновник — председатель Национального комитета Республиканской партии Райнс Прибус, который впоследствии стал первым шефом аппарата Трампа, руководителем его администрации, поскольку поражения не случилось, а случилась победа. Поэтому всё же пока воздержимся от более жесткого прогноза, кто победит. Важно, что всё равно обострение и раскол в американском обществе сегодня максимальный.

И завершаем нашу программу музыкальной композицией. На этой неделе в Москве состоялась премьера оперы выдающегося русского композитора Александра Журбина «Анна К.». Она мне очень понравилась хотя бы тем, что там очень внятно изложена близкая мне идея.

«Анна К.» — это по мотивам «Анны Карениной». И Александр Журбин, и авторы либретто Анна Родионова и Сергей Плотов достаточно выпукло показали, как и Анна Каренина, и великий русский композитор Петр Ильич Чайковский пали жертвами общественного мнения. Вот эта страшная сила общественного мнения, которому надо учиться противостоять, под колесами которого так легко погибнуть — да, как политконсультант на пенсии, я это прекрасно понимаю. Эта идея оперы «Анна К.» мне близка.

Но музыкальная композиция будет не из «Анны К.» Александра Журбина. Это Боб Дилан, с которого мы начинали Нобелевскую премию. Кавер на его известную композицию «Oh Sister». Аранжировщиком этого камера выступил Лев Журбин, сын Александра Журбина. Мне это очень понравилось, поэтому не могу отказать себе в удовольствии дать Боба Дилана и Льва Журбина на финише нашей программы «Время Белковского» на «Эхе Москвы».

Обязательно подписывайтесь на ютьюб— и ютуб-каналы эхо «Эха Москвы», где выходит «Время Белковского», и на эксклюзивный telegram-канал «Белковский», без которого это «Время» невозможно. Это был Станислав Белковский в студии «Эха Москвы». До скорого!



Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире