Время выхода в эфир: 04 апреля 2020, 21:05

С. Белковский Доброй субботы, дорогие друзья! Это «Эхо Москвы», программа «Время» — «Время Белковского». С вами Станислав Белковский — правда, сейчас не в студии. Я вещаю из глубокой самоизоляции, в соответствии с нормативными актами российских и московских властей, подчеркивая тем самым, что подловить нас на мелочи не удастся. Мы полностью соблюдаем карантинный режим, хотя он официально так и не называется, и тем самым лично доказываем, что никакие QR-коды и прочие формы пропусков для перемещения по Москве и Московской области ни нам, ни нашим согражданам, соотечественникам не нужны. Уровень самодисциплины у нас весьма высок. Понимание проблем, связанных с эпидемией коронавируса covid-19 — тоже.

Итак, основная сенсация текущей недели — это, пожалуй, отмена (формально — перенос на неопределенный срок) Уимблдонского теннисного турнира, который, как известно, проводится ежегодно с 1877 года в Уимблдоне, недалеко от Лондона (это юго-западный пригород Лондона) и неформально считается самым престижным теннисным турниром в мире. Хотя, опять же, формально он — один из 4-х турниров «Большого шлема» (Grand Slam). Эта серия проводится Международной теннисной федерацией ITF и включает открытый чемпионат Австралии, Франции (знаменитый Ролан Гаррос), Англии (этот самый Уимблдон) и Соединенных Штатов, который должен быть в конце августа — начале сентября и который, скорее всего, тоже будет перенесен.

Так вот Уимблдонский турнир всегда регулярно проводился с момента своего основания, кроме периодов Первой и Второй мировых войн. То есть лишь 3-й раз в истории переносят Уимблдон. Это еще раз подчеркивает, что пандемия коронавируса, как мы с вами и говорили в прошлом выпуске программы «Время Белковского» и вообще, воспринимается человечеством как аналог мировой войны. Такая мировая война-лайт, которую современное изнеженное человечество в состоянии вынести. Настоящей горячей войны, особенно с учетом наличия ядерного оружия у ряда стран и возможностей применения этого ядерного оружия (да и не только у ряда стран, но и у террористических организаций), мир бы не выдержал.

Видимо, Господь Бог еще не пришел к выводу о том, что этому миру пора прекращать свое существование. Один этот тезис уже настраивает нас на оптимизм в отношении исхода пандемии коронавируса. Уж если бы Господь захотел отменить свое творение, то он придумал бы что-то покруче covid-19. Например, всё ту же войну. Да мало ли у Господа способов? Ведь Господь весьма изощрен.

Как мы знаем, он сожалеет о своем творении. Метафорой слезы Господней, изливаемой им в знак этого сожаления, является так называемое реликтовое излучение температурой в 3 кельвина, возникшее в момент сотворения мира, в момент того самого Большого Взрыва. Как, помните, говорил и писал академик Андрей Дмитриевич Сахаров: «Я больше всего на свете люблю не физику и не свою собственную жену, а реликтовое излучение». Тем самым он манифестировал свои парарелигиозные взгляды.

Стихотворный эпиграф к сегодняшней программе связан с образом маски как одного из ключевых товаров (я бы сказал, артефактов) эпохи пандемии, и полезности чтения стихов. Потому что в режиме самоизоляции стихи часто приходят на помощь, в том числе, психологически. Ведь многие из нас стихов не перечитывали со школы. Если сейчас этим заняться, то вдруг может оказаться, что добровольно-недобровольное заточение под угрозой коронавируса не такое уж страшное. Итак, Александр Блок, из цикла «Снежная маска», стихотворение «Они читают стихи»:

Смотри: я спутал все страницы,

Пока глаза твои цвели.

Большие крылья снежной птицы

Мой ум метелью замели.

Как странны были речи маски!

Понятны ли тебе?— Бог весть.

Ты твердо знаешь: в книгах — сказки,

А в жизни только проза есть.

Но для меня неразделимы

С тобою ночь и мгла реки,

И застывающие дымы,

И рифм веселых огоньки.

Не будь и ты со мною строгой,

И маской не дразни меня,

И в темной памяти не трогай

Иного, страшного огня.

Александр Блок, «Снежная маска».

Бесплатные вопросы к нашему эфиру, которые наши уважаемые зрители и слушатели задают, несмотря ни на какую эпидемию. Лучшие вопросы, как вы помните — это рубиновый и бриллиантовый. Автор рубинового вопроса сегодня — Глеб Качановский, предприниматель из Брянска. «Как вы думаете, какой из наиболее драматических сценариев можно предположить для России в 2020-2021 годах, если ситуация с ценами на нефть будет ухудшаться, а пандемия коронавируса приобретет трагический размах?».

Я полагаю, что пандемия коронавируса не приобретет трагического размаха сама по себе. Скорее она выявит ряд других, сопряженных с ней проблем. Ведь мы уже убедились, что вирус covid-19 — это такая хитрая штука, которая убивает человека не сама по себе, а косвенно, через те болезни, которые у человека уже есть. Так же он относится к государствам и обществам. Он теребит, тормошит, наносит им болезненные укусы в тех местах, которые к этим укусам уже готовы. Он показывает государствам и обществам, где там у них весьма неблагополучно.

Вот в России очень неблагополучно с медициной. Как мы знаем, она, в общем, достаточно последовательно разрушалась с конца 80-х годов XX века. Почему она разрушалась? Сознательно, потому что такова была стратегическая линия государства: всех бедных не вылечишь. К тому же русский человек относится к себе очень поверхностно — в частности, пьет по-черному, смешивая алкогольные напитки, да и вообще здоровый образ жизни — это не для россиян. Ну а для богатых есть медицина в Европе и Северной Америке. А чтобы продержаться несколько дней до отправки в Европу и Северную Америку, есть определенные элитные клиники и в России.

С.Белковский: Пандемия коронавируса воспринимается человечеством как аналог Мировой войны
Правда, когда говорят о какой-то особой отдельной элитной высокотехнологичной медицине, которая будет существовать параллельно развалинам советской медицины, забывают, что медицина — это не в последнюю очередь (или в первую очередь) школа. В медицинском институте ты учишься 6 лет как проклятый, а потом еще учишься в ординатуре. Это вам не «Роснефтью» управлять, что, как мы знаем, может любая кухарка. Нет, врачом просто так, с полпинка, не станешь. Много лет только обучения — очень серьезного обучения. И когда школа разрушается, когда ее развитию не уделяется должного внимания, у вас не будет воспроизводства медицинских кадров.

Как это ни было бы смешно, ни роскошные здания клиник, ни ультрасовременное оборудование, закупленное даже в самых правильных местах, не спасут. Главная фигура медицины — это врач. А опытный врач даже диагноз определяет на глаз. Ведь наиглавнейшее в медицине — это диагностика, как было, так и остается. Поэтому если у вас нет школы, у вас не будет и медицины. Поэтому не пандемия коронавируса приобретет трагический размах, а кризис нашей медицинской системы, обнаженный этой эпидемией коронавируса. Этот сценарий действительно драматический.

И конечно, драматический сценарий связан с 10% падением валового внутреннего продукта, который ожидается в этом году. Ведь, собственно, эпидемия коронавируса и сопряженный с этим карантин (хотя он формально так не называется) затрагивает огромное количество отраслей — от авиаперевозок до торговли булочками. Про банкротство авиакомпании «Аэрофлот», которая осталась почти последней (ну, еще существует авиакомпания «S7», бывшая «Сибирь») мы не говорим. Государство, естественно, не допустит банкротства «Аэрофлота» и вольет в эту структуру столько денег, сколько ей необходимо для поправки дел. Но весь малый и средний бизнес если не умрет, то будет на грани выживания. Значительная часть структур малого и среднего бизнеса умрут в принципе. Меньшая часть окажется на грани выживания.

Ясно, что даже после карантина, введенного до 30 апреля президентом Владимиром Путиным, многие рестораны не откроются на прежних местах или с прежними владельцами. Да, правительство изображает, что оно пытается что-то сделать. Что можно будет льготно кредитоваться на выплату зарплат предприятиям, которые лишены выручки. Как это можно будет сделать практически, я пока не представляю. Думаю, что не представляет никто, в том числе и авторы соответствующих тезисов и лозунгов. Что якобы можно не платить аренду, и арендодатели под моральным давлением исполнительной власти России и правоохранительных органов с этим согласятся.

Да, конечно, наслать прокуратуру, Следственный комитет, следственный департамент МВД, который ныне сотрясаем очередным кадровым скандалом, связанным с задержанием двух заместителей главы этого органа за большую взятку, можно. Но это нельзя превратить в систему. Потому что всё-таки Россия — страна рыночной экономики. Страной плановой экономики, где всё можно решать с помощью государственных орудий и инфраструктуры, государственной бюрократии, она перестала быть уже 30 лет назад. Движение назад невозможно.

И сама стабильность власти, то, что народ зачастую был весьма лоялен даже к наиболее абсурдным решениям нынешней власти в сфере экономики, было связано с тем, что основы основ рынка не затрагивались. Если сейчас они будут затронуты, то неизвестно, как это скажется на стабильности всего режима президента Владимира Путина, тем более в ситуации, когда президент делегировал значительную часть полномочий по урегулированию кризиса, формально связанного с эпидемией коронавируса, регионам и губернаторам субъектов Российской Федерации.

Илона Павлова, швея из Тверской области (это бриллиантовый вопрос) спрашивает: «Белковский, как вы считаете, Лимонов умер из-за коронавируса?». И второй вопрос: «Понимает ли Путин, что объявив месячный карантин, по которому государство не собирается платить пособия своим гражданам, а министры не урезали себе зарплаты, он таким образом вырыл себе политическую могилу? Народ ему такого не простит».

Я отчасти уже ответил на второй вопрос, но отвечу более развернуто. Понимает ли Путин? Судя по его эмоциональному ряду, судя по тому, с каким выражением лица и тембром голоса он выходил к народу в телеобращении 2 апреля, отчасти понимает. Но он не думает, что он вырыл себе могилу. Ведь он прошел в России через всё. Через атомную подводную лодку «Курск», захват заложников в Беслане и «Норд-Осте», войну 2008 года, присоединение Крыма и войну на юго-востоке Украины в 2014 году, санкции. Он считает, что он всё равно выстоит.

Но, пожалуй, таким растерянным мы не видели его давно. Становится понятно, что тот самый «идеальный шторм», то есть падение нефтяных цен менее 20 долларов за баррель на фоне эпидемии коронавируса, беспокоит президента и не дает ему возможности просто отлеживаться в самоизоляции, где, впрочем, ментально он находится давно, поскольку связь с российской политикой и экономической реальностью он утратил, и не вчера, а достаточно давно.

Умер ли Лимонов из-за коронавируса? В какой-то мере да. Мы сегодня чуть позже еще поговорим об этом подробнее в нашей программе «Время Белковского». Но человек всегда умирает в момент исполнения жизненного задания. И в этом смысле коронавирус лишь выявляет это жизненные задание. Коронавирус — это триггер смерти. Он не сама смерть. Это очень интересная эпидемия. Именно поэтому человечество находится в таком сакральном ужасе перед ней, даже несмотря на то, что абсолютные цифры заболевших и умерших пока не кажутся сверхчудовищными и сопоставимыми с утратами в мировых войнах.

Да простится мне это. Я отнюдь не являюсь covid-19-скептиком. Нет, вирус существует, он представляет собой существенную опасность, хотя даже многие мои знакомые считают, что переболели коронавирусом на ходу. Это не значит, что я контактировал с больными и меня нужно поместить в инфекционную больницу, хотя бы уже потому, что у меня нет никаких симптомов коронавируса, ни малейших (тьфу-тьфу-тьфу, конечно) — ни насморка, ни кашля, ни высокой температуры, которую я замеряю, конечно же, каждый день. Я и так нахожусь в далекой и глубокой самоизоляции, никого не трогаю и прошу меня за язык не притягивать.

К тому же, куда же денется российское информационное пространство без программы «Время Белковского»? В случае, если с программой что-то случится, усугубится социальная депрессия, апатия, которые сами по себе являются важнейшими психосоматическими факторами распространения эпидемии.

Поэтому Эдуард Вениаминович Лимонов ушел из жизни тогда, когда сделал всё, что мог, и всё, что можно. И очень жаль, что не показали своевременно, когда она была снята в 2018 году, программу Познера с Эдуардом Лимоновым — программу, на мой взгляд, выдающуюся. В том числе в ней прекрасно выглядел Эдуард Вениаминович Лимонов. Хотя я совершенно не согласен с его позицией по Крыму и со многим другим, но это в данном случае неважно. Важно, какие глубокие пласты он затронул в своем диалоге с Владимиром Познером, превратившимся по ходу этой программы, я бы сказал, в монолог на фоне Владимира Познера.

С.Белковский: Не пандемия коронавируса приобретет трагический размах, а кризис нашей медицинской системы
Когда Познер спросил из своей знаменитой анкеты Марселя Пруста… Владимир Владимирович Познер (прошу прощения, забыл его упомянуть по имени-отчеству, как приличествует) спросил: «Какой вопрос вы бы задали Господу Богу?», Лимонов ответил: «Конечно, я бы распотрошил бы его по самому главному вопросу: зачем он это всё придумал?». Да, зачем он это всё придумал? «Тот, кто выдумал свет и тьму, и кто никогда не даст ответ на простой и важный вопрос: почему?», — как сказал другой великий русский поэт Илья Кормильцев, тоже ныне покойный.

Поэтому можно считать, что Лимонов умер из-за коронавируса. Чем меня порадовали, как бы ни двусмысленно звучал этот глагол в таком контексте, многочисленные некрологи Эдуарду Вениаминовичу Лимонову — что ни в одном из них не утверждалось, что Эдуард ушел безвременно. Он ушел вовремя. И Эми Уайнхаус в свои 27 лет, и другие члены «клуба 27» тоже ушли вовремя. Потому что «жить быстро и умереть молодым» — это понятная жизненная философия. И если ты на нее настроен, ты умрешь молодым. Нельзя жить под флагом «жить быстро и умереть молодым» и дожить до глубокой старости, равно как и наоборот. Лимонов хотел пройти весь путь Эдуарда Лимонова, чтобы превратиться в деда, в старика, в Мафусаила, в аятоллу Хомейни. Он и превратился. После чего со спокойной совестью ушел на покой.

Теперь платные вопросы по 15 тыс. рублей за вопрос. Инкассацией этих средств занимается компания «Газпром-Медиа». Я очень рад, что мы финансово поддерживаем «Газпром-Медиа» в эти тяжелые времена, когда вослед нефти падают цены на газ — на природный газ, а не какой-нибудь там. Соответственно, «Газпром» вынужден демпинговать, теряет часть своих рынков, не выдерживает конкуренции со сжиженным природным газом американского и прочего происхождения — и тут мы со своими 15 тыс. рублями за вопрос.

Антон Вячеславович, Москва: «Белковский, оцените, пожалуйста, обращение Путина к народу от 2 апреля». Я отчасти уже сказал, что Владимир Владимирович выглядел довольно растерянным. Он точно не предстал перед нами как вождь, готовый провести страну и политическую нацию россиян через пучину испытаний. Он воздержался от введения режима чрезвычайной ситуации, чрезвычайного положения, прекрасно понимая не только сакральную суть этих слов, но и то, что чрезвычайное положение, чрезвычайная ситуация сопряжены с вполне конкретными финансовыми обязательствами государства. А государство не хочет на себя их брать.

Надо сказать, что Владимир Владимирович вообще не любит выступать в таких ситуациях. Давайте вспомним «Норд-Ост» и Беслан. В кризисные дни он всегда поначалу исчезал из публичного пространства. Спикерами были другие. Как и сейчас, во время пандемии коронавируса, когда на авансцену вышел Сергей Собянин, руководитель рабочей группы Госсовета по борьбе с эпидемией, и даже Дмитрий Анатольевич Медведев из своего затворничества на улице Воздвиженка, из особняка, где он ныне базируется как заместитель председателя Совета Безопасности, восстал в ночное вещание своего инстаграма.

Но было понятно, что Путину всё равно придется выступать — всё-таки он президент, да еще и претендующий на обнуление своих 5 президентских сроков. И выступал он довольно блекло. Это не был верховный главнокомандующий. Это был скорее человек, который оправдывался за то, что через 20 лет его правления случилась вот такая беда. Хотя, казалось бы, стабильность, стабильность и еще раз стабильность. И функции сей неприятности он делегировал губернаторам.

Это, вопреки многим экспертам, не обозначает никакого возрождения федерализма. Поскольку федерализм прежде всего предполагает формирование региональной власти на свободных выборах в регионах, чего нет и пока не предвидится. Федерализм предполагает наличие автономных, самостоятельных, самодостаточных региональных элит, чего нет, потому что такие элиты давно разгромлены, а у власти в регионах находится присланные Кремлем временщики, как правило, связанные с теми или иными крупными финансово-промышленными группами, корпорациями, ассоциируемыми с представителями ближайшего окружения Владимира Владимировича Путина. Поэтому это никакой не федерализм. Это просто бегтво от ответственности, которое является одним из достаточно любимых Владимиром Владимировичем в определенных ситуациях жанром.

Тем более, что Владимир Владимирович любит обострения, но скорее на международной арене. Поскольку всякое обострение на международной арене для него возможность вернуться в любимую им стихию внешней политики, в которую он влюбился, еще работая в Дрездене. Вот, например, зачем-то же нужно было требовать сейчас отмены санкций против России и даже лоббировать соответствующую резолюцию Генеральной ассамблеи ООН, хотя шансы на ее принятие стремились к нулю. Нужно было оказывать гуманитарную помощь Италии и Соединенным Штатам Америки, хотя, в общем, и самой России не хватает аппаратов искусственной вентиляции легких, масок и специалистов. И очень остро не хватает, в чем мы с каждым днем будем убеждаться все явственнее и явственнее.

Но нет, там, где внешняя политика — там Путин другой человек. А там, где вериги внутренней политики, он нередко впадает в уныние, которое есть страшный грех, смертный грех. И отблески этого уныния мы видели в его телеобращении 2 апреля. Помните, что Дмитрий Сергеевич Песков даже прокомментировал, что время на часах Владимира Путина, на его наручных часах, не совпадало с фактическим временем выхода обращения в эфир. Это, конечно, техническое объяснение, но это и метафора, что Путин не живет в том времени, в котором живет страна. Вся наша жизнь в конечном счете — это метафора.

Следующий платный вопрос — Дмитрий Анатольевич из Плеса Ивановской области. Он задавал такой же вопрос и в прошлый раз, и теперь призывает меня к ответу, поскольку ситуация за неделю несколько изменилась: «Ну, Белковский, что хорошего вы скажете про коронавирус теперь, когда Трамп отрекся от своего оптимистичного взгляда, а в Америке фиксируется полный бардак?», спрашивает нас Дмитрий Анатольевич из Плеса Ивановской области.

Ну что же, да, Дмитрий Анатольевич, отчасти вы правы. Конечно, Дональд Трамп больше не утверждает, что откроет храмы к Пасхе 12 апреля и прекратит всяческие карантины в Америке, или даже не будет их вводить. Сейчас он говорит о том, что Америка может столкнуться с количеством жертв от 100 до 200 тысяч. Мы знаем, что сегодня Америка — чемпион, на первом месте по уровню заражения коронавирусом, что, впрочем, вполне объяснимо. Она — главная и единственная сверхдержава современного мира. А если ты большой начальник, то, собственно, ты должен не только получать лучшие букеты цветов, но на тебя должны сыпаться и самые жирные шишки.

Кстати, возвращаясь к предыдущему вопросу. В своем обращении к нации Владимир Владимирович Путин несколько разочарованно сказал, что даже в столице Москве переломить ситуацию к лучшему кардинально не удалось, несмотря на титанические усилия (в скобках и в подтексте) мэра Сергея Собянина, который в данной ситуации не просто столичный градоначальник, а еще и руководитель рабочей группы Госсовета по борьбе с коронавирусом, то есть человек-инстанция, который формулирует стандарты для всей страны.

Так вот, разочарован был Владимир Владимирович. Oтчего же быть таким разочарованным, Владимир Владимирович? Если бы вы диверсифицировали столичные функции и сделали вместо одной столицы три, то Москва не была бы таким жутким эпицентром коронавируса. Если бы столицы были в Москве, Санкт-Петербурге и где-нибудь за Уралом — например, в Иркутске, как предлагал ваш покорный слуга (мы даже внесли это в предвыборную программу кандидата в президенты Российской Федерации Ксении Анатольевны Собчак на выборах 2018 года), то, собственно, и борьба с коронавирусом была бы диверсифицирована, размазана по стране. А так, конечно, Москва — основной хаб. В нее стекается всё. Это гигантская 20-миллионная агломерация, которая выкачивает из страны не только все ресурсы, но и все проблемы. Что же вы хотели?

С.Белковский: Путин не думает, что он вырыл себе могилу. Ведь он прошел в России через всё
Здесь я не идеализирую Сергея Семеновича Собянина, который в очередной раз взялся перекладывать плитку в столице в условиях эпидемии. От этого он отказаться не может, поэтому с этой иглы его и не надо снимать, иначе с градоначальником случится, мне кажется, тягчайший психологический кризис, и нас запрут полностью. Уже будут не QR-коды, а росгвардеец будет приставлен к каждому столичному дому — в такой ярости будет пребывать руководитель рабочей группы Госсовета по коронавирусу.

Но объективно это связано с усилением москвоцентричности российской политики при Владимире Путине. Ведь были в 2000-2001 годах надежды, что, поскольку Путин питерский, он немножко уменьшит роль и значение Москвы как столицы. Чего ждали многие москвичи, в том числе и я. Я считал и считаю, что сокращение населения Москвы, количества автомобилей в Москве, гигантского давления на Москву всевозможных мигрантов, включая нелегальных, было бы для моего родного города огромным благом. Но нет, этого не случилось. Москва стала эксклюзивной столицей гораздо больше, чем была до Владимира Путина. И питерская команда здесь сработала против родного города. Может быть, и за него, избавив его от тех самых столичных функций, за которые сейчас пришлось бы расплачиваться.

То есть против или за — это большой вопрос. Да, против:

«Он был рожден имперской стать столицей.

В нем этим смыслом всё озарено.

И он с иною ролью примириться

Не может, и не сможет всё равно», как сказал про город Ленинград еще один великий русский поэт Наум Коржавин. Тут Путин сыграл против Петербурга. Но в смысле облегчения участи во время критической ситуации — за. Ну что ж, Москва несет бремя точно так же, как Америка несет главное бремя коронавируса в мировом масштабе, давно обойдя родину эпидемии — Китай. А в Америке, конечно, главный ее мегаполис — Нью-Йорк.

Наблюдатели, сидящие в Нью-Йорке, уже говорят, что ситуация кажется более сложной и тяжелой психологически, чем после терактов 11 сентября. Конечно, потому что теракты 11 сентября случились и случились. Было понятно, что меры безопасности, вводимые после них, кратковременные. А сколько продлится пандемия коронавируса? Что такое вымерший мегаполис, мы видим сегодня на примере Москвы. А Нью-Йорк — это мегаполис еще покруче Москвы. А мегаполис не может существовать в режиме полного спокойствия. Он обязан быть муравейником со своими жуками в муравейнике.

Вот теперь мы переходим к тому, что хорошего я хотел бы сказать о коронавирусе, независимо от позиции 45-го президента США Дональда Джоновича Трампа. Уже стало общим местом, банальностью, что после пандемии коронавируса мир не будет прежним. Да, конечно, не будет.

Считается, что вообще эпохой Возрождения мы обязаны чуме XIV-XVI веков, эпидемии «черной смерти», которая привела к гибели трети населения Европы, а во многих городах и до 34 населения. Кстати, пришла-то чума из Крыма. Там ее подхватили генуэзские торговцы, развезшие ее по всему Средиземному морю. Так что Крым — это сакральное место, которые лишний раз грязными пальцами лучше не трогать. То, что Владимир Владимирович Путин забыл об этом в 2014 году — это отдельная песня, которую мы сейчас не споем, ибо мелодия и мотив у нас нынче другие. Но тогда, когда изменился весь уклад и психология европейской жизни, тогда и начали появляться институты гражданского общества, независимого бизнеса и, в конечном счете, демократии.

Я не думаю, что коронавирус как-то ослабит тенденции глобализации. Нет. Всё равно его родина Китай. И стало ясно, что если бы не специфические аспекты китайской жизни, пандемии могло не случиться. Кстати, сейчас Америка обвиняет Китай в том, что он занизил в разы данные о заражениях и летальных исходах на своей территории, из-за чего Запад не смог как следует подготовиться к пандемии. Возможно, это правда, возможно, нет. Возможно, отчасти. Пока об этом рано судить. Критики Дональда Трампа утверждают, что он просто потерял месяц. Если бы он начал готовиться к эпидемии в полном объеме не в конце марта, а в конце февраля, таких цифр, как сегодня, не было бы. Но история не терпит сослагательного наклонения. История пандемии коронавируса тоже.

Поэтому я не буду говорить о том, к чему коронавирус приведет политически. Хотя мы сегодня видим, что многие нации сполочены в борьбе с ним. Каких-то жутких случаев повального мародерства и дезертирства мы не наблюдаем — во всяком случае, в Европе, в евроатлантическом мире. А ведь Россия — страна европоцентричная. Нас всегда волнует, что же там происходит в Европе и Северной Америке. Вот в Африке заболеваемость коронавирусом куда ниже. Там всего-то несколько тысяч зараженных. Особенно низкие цифры в Нигерии и Уганде. Но мы этим даже не интересуемся. Во-первых, нас не особенно волнуют африканские НРЗБ. Во-вторых, мы понимаем, что в Африке нет должной системы тестирования коронавируса, да и цена человеческой жизни там очень низка. Поэтому как соотносятся африканские цифры с реальностью, неизвестно, да и совершенно неважно.

Коронавирус отсекает всё лишнее. Вот сейчас мы не едим в ресторане — мы едим дома. И наверное, может быть, мы продолжим есть дома и после того, как эпидемия схлынет, после того, как мы уже не будем ее заложниками и режим изоляции будет отменен. Не к лучшему ли это? И вообще мы отсечем много лишних людей, которые нам не нужны. Потому что у нас сейчас есть время проанализировать, какие люди нам полезны, а какие вредны. Отсечем массу ненужных занятий. Мы выберем только лучшие книги, фильмы и другие произведения искусства, которые действительно нужны нам и которые в условиях изоляции раскрываются перед нами совершенно новыми гранями и красками.

В 1974 году Александр Исаевич Солженицын, нобелевский лауреат по литературе, автор «Архипелага ГУЛАГ», опубликовал в сборнике «Из-под глыб» свою статью «Раскаяние и самоограничение как категории национальной жизни». Она отчасти была посвящена полемике с некоторыми авторами «Вестника русского христианско-демократического движения». Я этого сейчас не касаюсь, поскольку это не имеет никакого значения. Я хочу коснуться только именно тезисов о раскаянии и самоограничения.

С.Белковский: Это просто бегство от ответственности, которое является одним из достаточно любимых Путиным жанром
Мне кажется, что они действительно не были должным образом обсуждены в нашем обществе ни во время революционных перемен конца 80-х — начала 90-х годов XX века, ни во время отката назад при Владимире Путине. Да, при Владимире Путине мы вновь увидели авторитаризм и возрождение некоего пассеистского дискурса, обращение к прошлому как к источнику легитимности настоящего, что, мягко говоря, далеко не всегда правильно. Но мы не услышали обсуждения темы раскаяния и самоограничения. Может быть, эпидемия коронавируса — самое подходящее время для этого?

Как говорилось в известном анекдоте про Рабиновича. Вызывают Рабиновича в КГБ СССР и говорят: «Товарищ Рабинович, это правда, что у вас брат в Израиле?». — «Да, товарищи, правда». — «А почему же вы нам об этом никогда не говорили?». — «Потому, товарищи, что вы меня никогда об этом не спрашивали». — «А вы не хотели бы написать брату письмо, товарищ Рабинович?». Рабинович берет лист бумаги, ручку и пишет: «Дорогой Хаим! Наконец-то я нашел время и место тебе написать».

Так вот, может быть, эпоха пандемии коронавируса (covid-19, а не какого-нибудь там левого поддельного коронавируса) как раз даст нам возможность порассуждать о том, что мы должны покаяться в наших грехах прошлого и настоящего и перейти действительно на позицию самоограничения, национального самоограничения? Что надо подумать о том, как отсечь все лишнее из нашей жизни. Режим изоляции уже ставит нас на эти рельсы. И в этом я вижу колоссальный положительный результат пандемии.

Я призвал бы моих уважаемых слушателей, зрителей, моих сограждан, соотечественников и вообще людей по всему миру, к которым я могу прямо или косвенно обратиться, не боятся смерти от коронавируса. Я хочу вернуться к моему излюбленному тезису, что человек умирает в момент исчерпания своего жизненного задания — не раньше и не позже. Коронавирус, этот страшный и смертельный, лишь высвечивает исчерпание жизненого задания. Именно поэтому он, например, охватывает дома престарелых, где, безусловно, существует глубочайший кризис самоощущения и самоосмысления человека.

Когда говорят о том, что умирают многие пожилые, это тоже по этой причине. Люди умирают даже не в силу возраста. Коронавирусом действительно заражаются молодые, подростки и дети. Умирают люди, у которых их жизненная философия движется к тупику или зашла в тупик. Когда они не знают, для чего они. Но если вы знаете, для чего вы, то вы не умрете. Если вы должны воспитывать детей или самих себя, или, например, закончилась ваша карьера в одной сфере, и сейчас должна начаться в другой, или даже у вас есть любимое домашнее животное (которые, кстати, не переносят коронавирус covid-19, хотя и могут им заражаться), если вам еще нужно построить дом (простите за пошлость), вы не умрете. Вы не заразитесь коронавирусом.

И помните о том, что любая попытка убедить себя в том, что вы живете в условиях смертельной опасности, есть самостоятельный фактор и источник смерти. Не надо недооценивать психосоматических факторов любой пандемии, любой эпидемии — и нынешней пандемии коронавируса в частности. Мы выживем, мы переживем эту эпидемию. Опять же, возвращаясь к жизненному заданию. Если кто-то из сотрудников «Эха Москвы» хочет стать главным редактором «Эха Москвы», то как минимум лет 20 ему прожить еще придется, потому что раньше Алексей Алексеевич Венедиктов не уйдет. Готов поспорить с вами на бутылку.

Мир после коронавируса поймет, что самое главное — это свобода. Да, свобода как воздух — когда она есть, ее не замечаешь. Так, кстати, сказал Борис Николаевич Ельцин в своем обращении к народу перед первыми думскими выборами 1995 года. А сейчас, когда ты заперт в четырех стенах, казалось бы, в общем, не в тюрьме сидишь, но всё равно понимаешь, насколько важна даже простейшая свобода перемещения по собственному городу, ты уже не променяешь эту свободу ни на что — ни на какие виточки, завитушки и всякие лишние детали и подробности современной постиндустриальной жизни.

Ну и конечно, пандемия коронавируса будет мощным стимулом к развитию современных коммуникаций — интернета, всех новейших видов средств массовой информации, неподконтрольных государстам, олигархам, корпорациям, а подконтрольных только самим физическим лицам. И вообще зависимость физических лиц от государства и корпораций уменьшится. Это еще раз подтверждает тезис о том, что сейчас, в нашу эру Водолея, сетевые структуры власти и управления будут превалировать над иерархическими. И пандемия коронавируса этому способствует. Это тоже один из ее положительных итогов.

Наконец, изменится отношение человека и к природе. То есть отчасти победит человеконенавистническая идеология гретинизма, как называет ее великий Андрей Николаевич Илларионов, бывший помощник Владимира Владимировича Путина по экономике.

С.Белковский: Мир после коронавируса поймет, что самое главное — это свобода
Кстати, не хотел об этом говорить, но меня часто переспрашивают о том, что Андрей Николаевич в интервью моему другу Дмитрию Ильичу Гордону назвал меня агентом ФСБ. Я хочу по этому поводу сказать: Андрей Николаевич, если у вас есть хоть какие-то доказательства этого тезиса, пожалуйста, предъявите их, если вам несложно. А если доказательств нет, то просто скажите в следующем интервью Дмитрию Ильичу Гордону, когда бы оно ни случилось, что я искал доказательства причастности Белковского к ФСБ, но не нашел. Извиняться передо мной не надо. Просто скажите: это так, были заметки на полях шляпы, как сказал бы Никита Богословский.

Потому что, собственно, вирус covid-19, если он специально не изготовлен в лаборатории Уханя, если он не является бактериологическим оружием (что еще, так сказать, не доказано и не опровергнуто, и до сих пор неизвестно, сколько времени займет проверка этой версии до ее окончательного итога), он есть плод неправильного обращения с дикой природой, от которой человек всё-таки должен дистанцироваться. Нужно закрыть цирки с животными, как одна из сотен мер, которые явятся положительным итогом пандемии коронавируса.

Итак, как говорил Александр Исаевич Солженицын, «спасибо тебе, тюрьма!», обращаясь к ГУЛАГу, спасибо тебе, коронавирус! Ты заострил многие проблемы, которые мы до конца не понимали и не могли разглядеть до тебя и без тебя.

Кстати, меня заинтересовал факт, что эпицентр пандемии коронавируса в Италии, важнейший эпицентр — это провинция Бергамо, откуда был родом Арлекин — по дантовской классификации в «Божественной комедии», бес, перемещающийся из Бергамо в Венецию, по одной из версий его судьбы. Также, возможно, он тот самый бес, который командовал войском призраков-охотников в германской мифологии — так называемый Эллекен.

В общем, сам образ Арлекина интересен в контексте изучения пандемии, ее причин и следствий. Но об этом не сейчас. Всё-таки у нас программа «Время Белковского», а еще не «Время Арлекина». Хотя сейчас скорее время Арлекина — он же Джокер. Поскольку время Джокера и время пандемии коронавируса смыкаются, многие люди, которые останутся без средств к существованию в результате карантинных мер (не самой по себе эпидемии, а карантинных мер), могут выйти на бунты уже в скором будущем. НРЗБ очередным Джокером-Арлекином — необязательно из Бергамо, но уж точно из недр, из чрева и из толщи пандемии коронавируса сovid-19. Это важнейший вызов, с которыми столкнется цивилизация, и который не надо недооценивать.

Леонид Арнольдович из города Киева спрашивает: «Почему политически и аппаратно неуязвим глава «Роснефти» Игорь Иванович Сечин? Неужели Владимир Владимирович Путин не видит его провалов в нефтяной политике и в его управлении «Роснефтью»?».

Уважаемый Леонид Арнольдович из Киева! Мы с вами знаем, что сегодня ситуация на нефтяном рынке очень непростая. Игорь Иванович Сечин обещал нам, что он обанкротит американских производителей сланцевой нефти. Ради этого, собственно, Россия и допустила нынешнее текущее падение цен существенно ниже цены отсечения, из-за чего сейчас страна испытывает существенные бюджетные проблемы, но пока еще продержаться можно. А если осенью будет нефть по 60, как грозится Игорь Иванович, то совсем другое дело. Правда, мы знаем, что Дональд Трамп, 45-й президент Соединенных Штатов Америки, уже как будто договорился с Саудовской Аравией и вообще с ОПЕК+ о снижении добычи нефти на 10-15 млн. баррелей в сутки. Поэтому цена может расти независимо от Игоря Ивановича Сечина уже сейчас.

Но дело не в этом. Понимаете, эффективность того или иного человека в окружении большого вождя определяется не только управленческими аспектами или теми или иными показателями корпорации «Роснефть». Она определяется тем, что трудно выразить простыми словами. Это не просто лояльность и преданность. Это готовность быть с тобой до конца. Человек такого амплуа есть в окружении любого крупного политика и государственного деятеля.

Игорь Иванович Сечин, например, был тем, кто настаивал на необходимости дожать Михаила Ходорковского и «ЮКОС» в 2003-2004 годах. И Владимир Путин этого никогда не забудет, потому что в понимании нынешнего российского президента если бы тогда «ЮКОС» и Ходорковского не дожали, он бы проиграл. Он должен был бы пойти на компромисс с Ходорковским и теми политическими кругами, которые тогда поддерживали тогдашнего владельца «ЮКОСа». И облик его правления, смысл, содержание путинского президентства стали бы совершенно иными. А Сечин говорил: нет, идем до конца, додавливаем гадину, и ничего нам за это не будет. Так и получилось. Запад ничего плохого России не сделал. Никаких санкций до 2014 года не вводилось, и уж тем более не вводилось в связи с делом «ЮКОСа» и Ходорковским. Владимир Путин оставался желанным гостем на «большой восьмерке» вплоть до времен аннексии Крыма.

Оказался ли Сечин прав в столь критической ситуации? Да. Прощаются ли ему за это всякие мелкие грехи и прегрешения? Конечно, прощаются, поскольку они несопоставимы по значению с той ролью, которую он играет в команде. Наконец, Владимир Путин всегда знает, что если надо за что-то заплатить в Венесуэле, или дать денег курдам для того, чтобы использовать их как рычаг в борьбе за влияние в Сирии, или проспонсировать северокорейский режим каким-то хитрым способом в обход западных санкций, Игорь Иванович Сечин всё сделает — или через «Роснефть», или еще через какие-нибудь частные структуры, формально не связанные, но фактически подконтрольные «Роснефти». Сечин сделет это, и он не испугается. Он не испугается ни санкций, ни разделить судьбу своего босса, какой бы эта судьба ни была.

Ещё раз повторю, что такие люди бывают в окружении всякого лидера. И крушение тех или иных лидеров часто связано с исчезновением такого типа людей из окружения. Например, крушение Наполеона Бонапарта. Видимо, Владимир Владимирович Путин об этом помнит, и именно с этим связана особая роль Игоря Ивановича Сечина в его окружении, которая, впрочем, не выходит, не распространяется слишком далеко. Да, в вопросах энергетики и разных деликатных схем и операций со странами-изгоями господин Сечин играет существенную роль. Но нельзя сказать, что он тотален. Например, Игорь Сечин был против преемника Дмитрия Медведева в 2008 году. Тем не менее, преемником стал именно Дмитрий Медведев. И таких примеров можно привести еще десятки.

Мы сегодня пропускаем рубрику «Трампозрение». Вернее, весь наш обзор записей в социальной сети twitter президента США Дональда Трампа будет состоять из одного-единственного твита — того самого. Большая часть твитов посвящена борьбе с коронавирусом и тому, что Трамп, конечно, его победит, несмотря на то, что его справедливо критикуют за многочисленные упущения, за тот самый потерянный месяц подготовки. Но главный твит, конечно, о том, что он поговорил с кронпринцем, а фактически правителем Саудовской Аравии Мухаммедом бин Салманом Аль-Саудом и практически договорился о снижении добычи нефти ОПЕК+ на 10-15 млн. баррелей в день, что будет обсуждаться на конференции ОПЕК + 6 апреля. Значит, нефть подорожает и американские сланцевые производители будут чувствовать себя не так плохо.

Количество подписчиков твиттера Дональда Трампа тем временем растет и приближается к 80 млн., тем самым еще раз доказывая, что в нашу эпоху, в эру Водолея, в эпоху Джокера и в эпоху пандемии интернет-СМИ, которое контролируется одним-единственным человеком, будь он президент Соединенных Штатов Америки или истопник, становится гораздо эффективнее традиционных СМИ, которым нужны редакции, редакционные уставы, владельцы, регистрирующие органы, контролирующие органы и черт лысый в ступе.

В этой связи нельзя не вспомнить о том, что именно на этой неделе, 4 апреля — Всемирный день интернета. Это, собственно, день святого Исидора Севильского, покровителя интернета. Покровителем интернета его сделал папа римский Иоанн Павел II в 2003 году. И неслучайно, потому что святой Исидор Севильский был любитель античности, энциклопедист, создатель многотомного труда «Этимология», который можно сравнить с современной Википедией. Кроме того, дата 4 апреля содержит в себе знаменитую «ошибку 404», самую распространенную сетевую ошибку до недавних времен.

С.Белковский: Благодаря пандемии коронавируса covid-19 100% россиян перейдут в интернет от традиционных СМИ
Если 30 лет назад мы практически не знали, что такое интернет, а еще до недавнего времени 70% граждан России было охвачено интернетом, то благодаря (здесь именно предлог «благодаря» вполне уместен) пандемии коронавируса covid-19 100% россиян перейдут в интернет от традиционных СМИ. Это важнейший позитивный политический итог пандемии. Давайте не будем об этом забывать. Еще раз: что хорошего, как спрашивает нас Дмитрий Анатольевич из Плеса, приносит нам коронавирус covid-19? Да много чего.

Не меньше, чем Иван-дурак, праздник которого мы отмечаем 1 апреля. Иван-дурак — типично русский герой, который достигает успеха вопреки любой рациональной аргументации, в сверхрациональной интуитивной сфере. Поскольку правильно отмечено исследователями, что Иван-дурак — это настоящий жрец. Это человек, который не нуждается в каких-то программах и планах. Это человек, который совмещает интуицию с прямым доступом к божеству. И благодаря этому он успешен, пусть даже человечество считает его дураком. Оно может считать его дураком до определенного предела — даже до смертного предела, но именно Иван-дурак движет вперед всю эту историю, особенно русскую.

Кстати, как сообщают нам сотовые компании (они как-то умудрились это изучить), благодаря коронавирусу население Москвы, жители Москвы (я не люблю слово «население») стали больше спать — в среднем на полчаса-час в сутки. Это очень хорошо. Как, вы помните, сказал героя «Мастера и Маргариты» Михаила Афанасьевича Булгакова, «сон укрепит тебя, и ты будешь рассуждать мудро». Не говоря уже о том, что во сне происходят самые интересные коммуникации с источниками священных знаний о нашем будущем. На этом базируется психоанализ и не только он. Поэтому спите спокойно, дорогие сограждане! Мы их сделаем. Мы преодолеем.

А сейчас, по традиции, на финише нашей программы — музыкальная композиция. В контексте пандемии коронавируса, Бергамо, эпохи Джокера, эпохи пандемии это знаменитая по сей день песня Аллы Борисовны Пугачевой «Арлекино».

Я Гамлета в безумии страстей

Который год играю для себя.

Спасибо, дорогие друзья! Это была программа «Время Белковского» на «Эхе Москвы». Слушайте, осязайте, смотрите, обоняйте нас каждую неделю! Обязательно читайте нашего информационного спонсора — эксклюзивный телеграм-канал «Белковский». Подписывайтесь на него. С вами был Станислав Белковский. До скорой встречи в нашу эпоху! Алла Пугачева — «Арлекино».



Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире