Время выхода в эфир: 10 августа 2019, 12:10

С. Белковский Доброй субботы, дорогие друзья! Это «Эхо Москвы», программа «Время Белковского». С вами в студии Станислав Белковский. Как обычно, мы начинаем программу с ответов на платные VIP-вопросы по 12 тысяч рублей за вопрос. Как вы знаете, мы вынуждены, к сожалению, прибегать к услуге «платные вопросы» для обеспечения жизнеспособности и жизнедеятельности нашей программы. Впрочем, таких вопросов поступает традиционно много и наша инициатива была воспринята аудиторией весьма позитивно.

Вопрос № 1. Как я уже говорил прежде, авторы платных опросов имеют право сохранять анонимность. Хотя бы частично — например, не раскрывать полностью фамилию. Вот, например, Владимир Михайлович Г. из Переделкино Московской области спрашивает: «Белковский, слышно ли что-нибудь о возможном предстоящем визите папы Римского Франциска в Россию?».

Уважаемый Владимир Михайлович! Да, эти разговоры идут уже давно, но особенно интенсивно нынешним, 2019 года, летом. И здесь многое зависит от известной оперной певицы, скажем так, менее известной в России, но очень хорошо известной в Европе, которую зовут Светлана Давидовна Касьян. Эта молодая дама из бедной курдской семьи, родившаяся в Батуми, Грузинская ССР — на сегодняшний день одна из крупнейших звёзд постсоветского происхождения в Западной Европе. Ей 35 лет и она пользуется, как считается, исключительной благосклонностью папы Франциска.

24 июля нынешнего года, как раз в день своего 35-летия, Светлана Касьян провела его в компании папы Римского в Доме Святой Марты в Риме. Как отметили официальные фотографы и ещё некоторые люди, присутствовавшие за кулисами этой встречи, папа подчёркнуто принимал её без головного убора, как и положено встречать даму. Светлана Давидовна Касьян пригласила папу Римского приехать к ней с частным визитом и остановиться в её квартире в Москве на Таганке на улице Александра Солженицына, бывшей Большой Коммунистической. Она мотивировала это ещё и тем, что её дом находится непосредственно напротив католического храма Святого Мартина Исповедника. Святой Мартин Исповедник, поскольку он стал святым задолго до церковного раскола, считается святым и в православной, и в католической церкви. Папа Римский ответил согласием.

Конечно, это может восприниматься как ни к чему не обязывающий разговор. Но на минувшей неделе начали красить фасад храма Святого Мартина Исповедника. Всё это наложилось на слухи о том, что 4 июля нынешнего года, чуть раньше, Владимир Путин во время своего визита в Ватикан за рамками официальной повестки во время разговора с папой Франциском обсуждал возможность прибытия Верховного понтифика на празднование юбилея Победы 9 мая следующего, 2020 года. Возможно, миссия Светланы Касьян как-то сопряжена с идеей Владимира Путина заполучить папу на День Победы.

В общем, уважаемый Владимир Михайлович, я думаю, что верным признаком того, что папу таки пригласят в Россию и он вскорости приедет, будет начало ремонта фасада дома на улице Александра Солженицына, где живёт в Москве Светлана Касьян со своей семьёй. Это дом ещё дореволюционной постройки, 1914 года, очень хороший, но фасад его изрядно облупился. Если столичный бюджет начнёт финансирование ремонта фасада, значит, визит папы становится неотвратим, что, конечно, станет большим испытанием — и концептуальным, и организационным, а главное, духовным — для Русской православной церкви Московского патриархата. Как говорится, не ждём, а готовимся.

Вопрос № 2. Виталий Наумович Д. из города Санкт-Петербург спрашивает: «Белковский, считаете ли вы, что жёсткий разгон протестов в Москве в последние недели вкупе с возбуждёнными уголовными делами о массовых беспорядках и масштабным привлечением к ответственности протестующих или даже случайных прохожих — это ответ силовиков на их поражение в деле Ивана Голунова?».

Уважаемый Виталий Наумович! Нет, я никоим образом так не считаю и вообще не вижу никакой причинно-следственной связи между делом Ивана Голунова и тем, что происходит сейчас в Москве, с репрессиями в столице. Во-первых, начнём с того, что нет никаких силовиков. Мы об этом ещё поговорим сегодня во второй части программы, когда будем обсуждать годовщину провозглашения Владимира Владимировича Путина преемником первого президента Бориса Ельцина. Нет единой силовой корпорации. Есть многочисленные группы влияния, кланы — в частности, кланы внутри ФСБ.

Один из кланов, как мы говорили в прошлой программе «Время Белковского», использовал дело Ивана Голунова против другого клана и достаточно успешно. В данном случае в выигрыше остался Иван Голунов, потому что он очень быстро вышел на свободу именно благодаря наличию этой межклановой войны. Есть разные группировки в МВД, в Росгвардии, в других силовых структурах. Поэтому нельзя сказать, что силовики что-то проиграли в деле Ивана Голунова. Проиграл только один небольшой клан… Значительный клан — небольшим я его назвал в запальчивости и раздражении, простите меня. Он большой, но всё же далеко не всеобъемлющий и не имеющий никакого отношения к массовым протестным акциям в Москве.

Жёсткий разгон протестных акций связан с позицией президента Владимира Путина, который изначально был твердо нацелен на то, что хакасско-приморско-владимирский сценарий в двух столицах повторится не может и не должен. То есть нельзя допустить, чтобы оппозиционеры прорвались во власть в столицах. А, например, в Московскую городскую Думу могло избраться несколько сильных оппозиционных кандидатов, которые показали свой политический потенциал и возможности уже в ходе этих протестов. Например, Дмитрий Гудков, Любовь Соболь, Юлия Галямина и некоторые другие вполне могли стать депутатами и тогда они получили бы доступ к информации о распределении столичного бюджета в 33 миллиарда долларов.

Этого было твёрдо решено не допустить. Уже 2 месяца назад было ясно, что проходных кандидатов не зарегистрируют, зарегистрируют только непроходных, которые депутатами не станут. И что ответ на любые массовые акции на улицах будет максимально жёсткий. И будут создаваться весьма кровавые прецеденты, как, например, нынешнее дело с попыткой прокуратуры лишить родительских прав чету, которая вышла на митинг 27 июля с ребёнком, только за то, что она передала ребёнка на руки двоюродному брату его матери. Ясно, что это, с одной стороны, выглядит абсурдом, с другой стороны, цель этой акции — заведомо и заблаговременно посеять страх и панику среди всех, кто раздумывает, выходить в следующий раз на несанкционированные протестные акции или нет. И мэр Москвы Сергей Собянин здесь полностью транслирует волю вождя Владимира Путина.

Обольщаться, что Владимир Путин якобы стоит над схваткой, что он потом может подкинуть каких-нибудь сладких пряников в обмен на эти репрессии, что нечистый в лице силовиков попутал Путина и Собянина и вообще ключевую роль в этом играл Совет Безопасности — это всё, на мой взгляд, от лукавого, потому что что такое Совет Безопасности? Это в первую очередь Владимир Путин и Николай Патрушев как его секретарь. Они, в общем, выражают некую единую волю, которая доходит до региональных руководителей и до силовых структур на всех уровнях.

Надо отметить, что сегодня мы впервые, в порядке эксперимента, принимали оплату за вопросы не живыми деньгами, а товарами народного потребления. Так, Владимир Михайлович Г. из Переделкино Московской области передал нам конный портрет святейшего патриарха Кирилла кисти известного художника Никаса Сафронова. Этот портрет вдвойне дорог нам тем, что он тоже находился в квартире Никаса Сафронова во время её затопления соседкой сверху и был одной из немногих работ этого признанного мастера, которая не пострадала, поскольку находилась в специальном сейфе, освящённым лично патриархом Кириллом. Вот что патриарх животворящий делает!

А Виталий Наумович Д. передал в петербургский офис «Эха Москвы» бутылку коньяку по цене, сопоставимой с 12 тысячами рублей. Поэтому мы призываем наших слушателей, зрителей и осязателей не колебаться, если есть желание вместо денег оплатить вопросы товарами. Единственное, мы, конечно, будем просить прилагать к товарам чеки, поскольку это остро необходимо для отчётности. Знаете, времена сейчас суровые и налоговые органы ни единой секунды не дремлют.

Итак, это программа «Время Белковского» на «Эхе Москвы». С вами Белковский. Я вкратце напомню концепцию нашей программы. Мы берём текущую неделю 5, 10, 100, 500 и так далее лет назад, смотрим, какие интересные события происходили тогда, и сопоставляем их с днями сегодняшними, вписываем в контекст современности. Сегодня у нас неделя с 5 по 11 августа.

С.Белковский: Стабильность — это бог Владимира Путина

Начнём мы с телевидения. 8 августа 1935 года был назначен официальный куратор германского телевидения — нацистского телевидения. Это Герман Геринг, известный нам по многочисленным кинофильмам и школьным учебникам истории. Герман Геринг, как известно, был вторым лицом в Третьем Рейхе (не наоборот, не третьим лицом во Втором, путать не надо) после Адольфа Гитлера. У него были многообразные обязанности. Он много чем занимался: руководил гестапо, создавал военно-воздушные силы, был главным лесничим и главным егерем Третьего Рейха. Ему поручались особо ответственные задачи — в частности, создание телевидения.

Хотя, как мы знаем, изобретателем телевидения, этих технологий считается наш соотечественник Владимир Козьмич Зворыкин, который, правда, всё это проделал в Соединённых Штатах Америки, ибо на родной почве в тех условиях он, естественно, не мог найти ни финансовых, ни организационных возможностей для реализации своих идей, но первыми телевидение как массовую технологию запустили именно нацисты в Германии в 30-х годах. И первым их большим успехом на этом пути была организованная прямая трансляция Берлинской Олимпиады 1936 года. Это было первое шоу такого уровня и масштаба в мировой истории. В Советском Союзе такие прямые трансляции начались с Шуховской телебашни на Шаболовке только в 1939 году. Транслировался, как водится, 18-й съезд ВКП(б).

Телевидение понравилось Адольфу Гитлеру, в том числе, и как способ влияния на умы. Поэтому к делу подключился главный пропагандист Йозеф Геббельс, хотя Герман Геринг оставался главным куратором телевидения вплоть до своей отставки в апреле 1945 года. Да-да, я не оговорился: в апреле 1945 года, незадолго до полной катастрофы Третьего Рейха Адольф Гитлер обвинил Геринга в ряде трагических ошибок, в том числе в неправильном построении системы противовоздушной обороны, которое якобы привело Германию к поражению в войне, и уволил его, а также в последнем послании от 29 апреля 1945 года даже исключил бедного Геринга из НСДАП. Что, впрочем, нисколько не спасло основоположника германского телевидения от приговора Нюрнбергского трибунала и не предотвратило его самоубийства в тюремной камере.

По состоянию на 1935 год в частной собственности в Германии было около 500 телевизоров. Но создавались ещё общественные пространства-коворкинги — так называемые телевизионные комнаты, где люди могли смотреть телевизор. Поэтому количество видевших трансляцию Берлинской Олимпиады измерялось десятками тысяч человек. В общем, Вторая мировая война смешала планы нацистов, в которых была очень обширная программа развития телевизионной индустрии, в том числе в её пропагандистом измерении.

Надо сказать, что изобретатель телевидения Владимир Козьмич Зворыкин незадолго до своей кончины… Он прожил долгую жизнь — 94 года, умер уже в конце XX века и на завершающем этапе своей карьеры занимался уже не телевизионными технологиями, а медицинскими — медицинским оборудованием, на что его, возможно, подвигла вторая супруга, связанная с медициной. Но сам Зворыкин отзывался о собственном изобретении так:

«Я создал монстра, способного промыть мозги всему человечеству. Это чудовище приведёт нашу планету к унифицированному мышлению. Ты оцениваешь действительность по тем, кого ты видишь на экране, кого слушаешь. Иногда ты споришь с ними, возражаешь и даже, кажется, побеждаешь в споре. Но это только видимость. Главный — тот невидимый, кто нажимает на кнопки. Это он определяет, кого показывать и что говорить для достижения своих целей. Из сотен говорящих он, невидимый, выбирает тех, кто нужен ему, а не тебе, мне или истине. Он выбирает тех, кто втягивает тебя в болтовню о чепухе вместо обсуждения сути дела. Я никогда бы не позволил своим детям даже приближаться к телевизору. Это ужасно, что они там показывают. Хотя, конечно, есть в нём детали, которые мне удались особенно хорошо. И лучшая из них — выключатель». Так говорил Зворыкин, изобретатель телевидения.

В Советском Союзе телевидение было не только символом и источником власти (вспомните известный анекдот, как, например, во время трансляции 25-го съезда КПСС заседание съезда показывают по 1-й программе, по 2-й, по 3-й, а на 4-й программе сидит председатель КГБ Юрий Владимирович Андропов и говорит: «Я тебе попереключаю!»), но и отдушиной, способом досуга советского человека, возможности которого в сфере развлечений были весьма и весьма ограничены. Помните, как в фильме «Служебный роман» в сцене первого откровенного разговора Мымры (героини Алисы Фрейндлих) с героем Андрея Мягкова, героиня Алисы Фрейндлих, расплакавшись, говорит: «У меня нет никакой личной жизни — только телевизор». Телевизор заменял личную жизнь.

Естественно, в постсоветское время он в значительной мере утратил эти функции. Но отождествление телевизора с властью никуда не исчезло. Именно поэтому и олигархи 90-х годов так стремились взять под контроль телевизионные каналы. Я помню, что осенью 2000 года, когда мой хороший знакомый Борис Абрамович Березовский (ныне, к сожалению, покойный) лишился контроля над Первым каналом (тогда Общественным российским телевидением, ОРТ), он был действительно очень грустен. Когда мы с ним это обсуждали, он сказал: «Старик, понимаешь, мне жалко не самого канала как инструмента влияния. В конце концов, через 10 лет Останкинская башня будет совершенно не нужна. Телевидение можно будет запустить из любой розетки. Мне жалко просто того, что я лишился статуса «серого кардинала» Кремля».

Так оно и было. Но идут годы, предсказание Бориса Абрамовича Березовского полностью сбывается и уже сбылось. Это касается и нынешнего российского телевидения. Намедни Левада-центр, одна из известнейших социологических организаций страны, опубликовал результаты опроса о снижении внимания, интереса и доверия россиян к телевидению. Если 10 лет назад информацию по ТВ получали 94% россиян, то сегодня 72%. Реже всего новости по телевидению получает молодежь — 42% россиян до 25 лет против 93% среди людей 65+. Зато за 10 лет втрое выросла аудитория интернета и социальных сетей, постоянными пользователями которых тогда были 9%, сейчас 34% соцсети и 32% интернет в целом. В двух возрастных группах потребление новостей из соцсетей превышает долю телевидения: 64% против 42% у молодёжи от 18 до 25 лет и 56% против 49% у респондентов от 25 до 34 лет.

Соответственно, падают и рекламные доходы телевидения. Согласно недавно опубликованным данным Гэллапа, эти доходы, скажем, в июне 2019 года упали почти на 20% по сравнению с июнем 2018.

О чём это говорит? О том, что мы живём в эру Водолея, синкретическую эпоху, когда, естественно, происходит стирание граней. Всё сливается и большой разницы, скажем, между телевидением и медиа в интернете скоро не будет совсем. Не небольшая разница, а разницы не будет совсем. Не нужны огромные расходы на телевизионные студии. Собственно, всё можно делать в домашних условиях. Ютьюб-каналы и даже Телеграм-каналы и аккаунты в Инстаграме и Фейсбуке могут становиться популярнее и уж точно влиятельнее крупнейших телеканалов.

Тем более, что тот же свежий отчёт Левада-центра свидетельствует: падает не только внимание к телевидению — падает и доверие. Сегодня более половины россиян считают, например, что телевидение транслирует неверные данные об экономике. Аудитория устала от постоянного обсуждения проблем других государств, особенно Украины, которое навязывает официальное телевидение. И в этом смысле мощнейший рычаг влияния уходит из рук власти.

На днях руководитель офиса президента Украины Зеленского Андрей Богдан — опять же, в запальчивости и раздражении — сказал, что для коммуникации с народом офис президента и президент не нуждаются в журналистах. Это он, конечно, погорячился и неизвестно зачем обидел журналистское сообщество. Но в значительной степени г-н Богдан прав. Старое медиа-сообщество доживает последние времена. Не знаю, годы это или десятилетия, но оно будет стремительно переформатировано. Это всё произойдёт на нашем веку и молиться на телевидение мы больше не будем.

Собственно, мы, активная и продвинутая часть российского общества, и сейчас не молимся. Но близок тот час (в том числе, и в связи с естественной сменой поколений), когда всё заполонит одна сплошная информационная сеть на основе интернета. И попытки российских властей ограничить в этой ситуации интернет, создать какой-то собственный внутренний интернет выглядят откровенно жалко и неуместно. Первый всеобщий закон Белковского гласит: нельзя идти против истории. Пытаясь ограничить интернет, российская власть идёт против истории и тем самым уменьшает свои шансы в этой истории задержаться.

Во второй части нашей программы мы поговорим во многом о Владимире Владимировиче Путине в связи с годовщиной его назначения преемником Бориса Николаевича Ельцина. А сейчас у нас колонка нашего постоянного автора Дмитрия Белковского, где он рассуждает об отношении его поколения и его самого как представителя этого поколения к вождям, вождизму и тому, кто придёт Путину на смену.

Д. Белковский Для русского человека тема транзита власти всегда была животрепещущей и основополагающей. На протяжении всей нашей истории судьба России была неразрывно связана с жизнью её лидера, который являлся главным катализатором всех политических и общественных процессов. В сознании наших соотечественников правитель и государство — понятия, по сути, синонимичные. Образ правителя видится мне неким архетипом, который крепко обосновался в коллективном бессознательном нашего общества.

С.Белковский: Депутинизация — это когда ты перестаёшь о нём думать

В современных реалиях, где роль архетипа играет Владимир Владимирович Путин, проблема 2024 года и транзита власти в целом до сих пор существует в рамках старого как мир дискурса. Со стороны Кремля наблюдаются попытки сохранить устоявшийся архетип. Тому подтверждение — статья Володина о необходимости пересмотра Конституции, материал Bloomberg о планах правительства Российской Федерации провести электоральную реформу, слухи о присоединении Беларуси. Оппозиционное сообщество, в свою очередь, хоть и говорит о необходимости комплексных изменений, также всё время находится в поисках своего собственного архетипа — лидера протеста.

Результатом этого бесконечного поиска стал не только очевидный недостаток консолидации в оппозиционных рядах, но и полное отсутствие представлений о новом формате правительства России. И на вопрос, который уже успел стать риторическим, «Кто, если не Путин?» оппозиция дать ответа не может, а власть, собственно, и не пытается. По моему мнению, пока все суждения о будущем России рассматриваются в пределах этого вопроса, каких-либо кардинальных изменений в нашей жизни ждать не стоит. Мировая история учит тому, что власть, сосредоточенная в руках конкретной личности, редко приводит к чему-то хорошему. А попытки найти или создать лидера, который единолично и неожиданно станет мессией и положит начало новому чудесному миру, мне кажутся недальновидными и немного наивными.

В моём понимании правительство вообще не должно быть представлено одним человеком. Каким бы он ни был, он всё равно остаётся человеком со своим субъективным видением ситуации. Я, как квалифицированный мечтатель, вообще не хотел бы видеть нового или старого президента. Будь моя воля, я бы вовсе упразднил эту должность, а на его месте поставил нечто вроде Федерального совета Швейцарии — структуру, которая станет коллективным главой государства. Членами совета, по аналогии с той же Швейцарией, стали бы главы федеральных министерств, которые бы, в свою очередь, представляли бы различные политические партии, а не только злополучную «Единую Россию». Подобный формат правительства смог бы обеспечить государство разносторонней политикой, отражающей интересы максимального количества людей.

Но, к большому сожалению, в современной России о таком остаётся только мечтать. Ведь помимо вышеописанной проблемы коллективного бессознательного и архетипа, актуальными остаются и более приземлённые вещи — главенство силовых структур над законом, авторитарная пропаганда и нелегитимные и неконкурентоспособные выборы.

НОВОСТИ.

РЕКЛАМА.

С. Белковский Доброй субботы, дорогие друзья! Это «Эхо Москвы», программа «Время Белковского». С вами в студии Станислав Белковский. Перед тем, как перейти к разговору о Владимире Путине, главном герое белковских размышлений на протяжении многих лет, я хочу вспомнить о том, что август — вообще время катаклизмов и нередко начало войн в мировой истории. Вот не далее, как на этой неделе в 1914 году Австро-Венгрия объявила войну России, а Россия объявила войну Германии ещё 1 августа. Тем самым началась Первая мировая война.

В начале этой войны император Николай I, последний русский император (последний на сегодняшний день), излагал французскому послу Морису Палеологу свои планы по итогам войны. В победе он нисколько не сомневался и говорил, что России нужны Галиция и Северная Буковина, чтобы выйти к Карпатам. Говорил, что, безусловно, нужно лишить Турцию каких бы то ни было владений в Европе и сделать Константинополь вольным городом под международным контролем, не входящим в состав Османской империи. Он собирался предоставить независимость Армении или включить Армению в состав своей империи. Он собирался расширить присутствие на Балканах, а также взять себе Восточную Пруссию и определённую часть нынешней Польши. 1917 год, как мы знаем, не оставил и следа от этого оптимизма. Российская империя рухнула и погибла.

На этой же неделе 8 августа началась Пятидневная война в Южной Осетии, причём доклад Евросоюза, комиссии во главе с Хайди Тальявини признал, что эту войну начала Грузия, хотя ответ России был несоразмерен военным угрозам со стороны Грузии и, собственно, обвинения с российской стороны в геноциде в адрес Грузии несостоятельны: погибло не 2 тысячи, как вначала утверждалось российскими властями, а 162.

На этой же неделе в 2014 году 7 августа началась битва на Украине за город Иловайск, закончившаяся так называемым «иловайском котлом» и болезненным поражением вооружённых сил Украины. Примечателен «иловайский котёл» еще и тем, что тогда в войну впервые вступили регулярные российские войска — по разным данным, от 2 до 4 тысяч военнослужащих и значительное число боевой техники.

С этого момента конфликт на юго-востоке Украины, в отдельных районах Донецкой и Луганской областей (как они официально называются, ОРДЛО) принял замороженный и неразрешимый характер. Минские соглашения лишь зафиксировали эту неразрешимость, поскольку выполнить их невозможно. Это всё больше признают полуофициальные и даже официальные лица. Статус ОРДЛО нельзя изменить в конституционном порядке, нельзя провести в этих районах выборы по украинским законам. А раз так, то Россия никогда не передаст Украине контроль над границей в этих районах.

Резюме этого дела очень простое. Войну очень легко начать, как начала её в 2014 году Россия на Украине. Сначала аннексия Крыма, затем, хотя регулярные войска России появились только в Иловайске, но полковник Игорь Иванович Стрелков, он же Игорь Всеволодович Гиркин — это официальный сотрудник ФСБ, который сам признаёт, что триггером войны, спусковым крючком война стало его появление с отрядом в городе Славянск Донецкой области. Так что Россия имела к этому самое прямое отношение, даже с задействованием официальных вооружённых сил.

Начать войну легко, а закончить её почти никогда невозможно, потому что война — это не просто совокупность боевых действий. Сейчас Россия, например, участвует в гибридной войне, где роль традиционных вооружённых сил не так велика. Есть прокси-структуры — в частности, частные военные компании типа «Вагнера», занимающегося определёнными делами в Сирии и Африке. Есть система хакеров и ботов, которые ведут психологическую войну в интернете. Есть ещё много чего, много всяких средств.

Закончить войну трудно ещё и потому, что война в голове. Война порождает врагов. Сегодня, например, даже если поменяется власть в Кремле и придут люди, которые очень заинтересованы в мире и дружбе с Украиной, прекратить замороженный конфликт в ОРДЛО будет невозможно. Как, скажем, уже долгие десятилетия существует замороженный конфликт на Кипре или в Приднестровье. Потому что должны смениться поколения, прежде чем уйдёт это ощущение вражды. Сейчас в ОРДЛО между воюющими сторонами лежат 13 тысяч трупов и воскресить их, к сожалению, дано только Господу Богу. Но он в этот замороженный конфликт, судя по всему, пока вмешиваться не собирается.

С.Белковский: Я бы отвёл Березовскому процентов 15 проекта «Путин»

Поэтому всякий правитель, прежде чем начать войну, должен хорошо подумать, чем и когда она закончится, есть ли реальные ресурсы её быстро завершить и не обернётся ли победа поражением. Ибо страна, которая даже формально терпит поражение, становится врагом на долгие времена и может очень серьёзно отомстить. Как, собственно, Германия развязала Вторую мировую войну, чтобы отомстить за результаты Первой мировой войны и Версальский мир, поставивший Германию на колени. И прав был тогда маршал Фош, сказавший, что Версальский мир — это только перемирие лет на 20.

А теперь наш главный герой — Владимир Владимирович Путин. 9 августа 1999 года Борис Николаевич Ельцин отправил в отставку правительство Сергея Вадимовича Степашина и назначил исполняющим обязанности главы правительства Путина. День тогда был, я помню, очень сырой, дождливый и холодный, как почти всё нынешнее, 2019 года, московское лето. Путин был утверждён Государственной Думой в должности премьера 16 августа, через неделю, но уже 9 августа он официально был объявлен ельцинским преемником, по поводу чего Борис Николаевич обратился к народу и в этом обращении подчеркнул, что, в общем, абсолютно уверен в своём преемнике.

«Уважаемые россияне, — сказал Ельцин. — Сегодня я подписал указ о выборах в Государственную Думу. Они состоятся 19 декабря. Фактически дан старт избирательному марафону. Ровно через год будут президентские выборы, и сейчас я решил назвать человека, который, по моему мнению, способен консолидировать общество, опираясь на самые широкие политические силы, обеспечить продолжение реформ в России. Он сможет сплотить вокруг себя тех, кому в новом, XXI веке, предстоит обновлять великую Россию. Это секретарь Совета Безопасности, директор ФСБ России Владимир Владимирович Путин».

Путин, безусловно, обновлял Россию. Его движения были в самых разных направлениях. Он приходил к власти как человек, который, с одной стороны, должен гарантировать интересы семьи Ельцина и преемственность базовых элементов курса Бориса Николаевича. Он приходил как западник и в начале своего правления на полном серьёзе говорил о возможности вступления России в НАТО и Евросоюз. Это были не шутки.

Привела Владимира Путина к власти не какая-то страшная силовая корпорация, о чём было много спекуляций в прошлом и в меньшей степени в этом десятилетии, а семья Бориса Николаевича Ельцина — Валентин Юмашев, Татьяна Дьяченко — при поддержке близкого к семье бизнеса — в частности, Романа Абрамовича. Роль Бориса Березовского, раздуваемая многими, в назначении преемника Ельцина, на мой взгляд, серьёзно преувеличена. Я бы отвёл ему процентов 15 проекта «Путин». Собственно, главной заслугой Березовского была идея движения «Единство», блока «Единство», состоявшего из 5 политических сил, на базе которого впоследствии была создана «Единая Россия».

Успех «Единства» на думских выборах 1999 года, безусловно, ускорил принятие решения о досрочной отставке Бориса Ельцина и досрочных выборах президента. Стало понятно, что Путин их выигрывает, а тогда рейтинг Путина был 52% и Администрация президента и семья опасались, что этот рейтинг не удастся удержать до июня, когда выборы должны были пройти по графику — в июне 2000. Поэтому, собственно, Борис Николаевич и ушёл в отставку в новогоднюю ночь. Такой замысел возник ещё в октябре, когда рейтинг Владимира Путина впервые серьёзно подскочил. Но главным инструментом, который привёл Владимира Путина к власти, была, конечно, Чеченская война, начавшаяся после до сих пор не объяснённых и таящих в себе определённые исторические закладки взрывов домов в Москве. К концу 1999 года рейтинг одобрения молодого премьер-министра и наследника Ельцина был 83%.

Здесь, конечно, был очень важен контраст между старым больным Ельциным и молодым, красивым и здоровым Путиным. Надо сказать, что в конце 90-х годов на президентский пост, на позицию преемника Ельцина претендовали многие — и Виктор Черномырдин, и Юрий Лужков, и Евгений Примаков, и даже спикер Совета Федерации Егор Строев. Но все эти люди не понимали, как не понимал этого тогда, конечно, и я (я тогда ещё не занимался изучением психоанализа применительно к политике), что Ельцин не мог назначить пожилого преемника, преемника-брата, а таковыми были, безусловно, и Черномырдин, и Лужков, и Примаков, и даже Строев. Он должен был назначить преемника-сына. Ему нужен был сын — психологический сын.

С.Белковский: Владимир Владимирович семью не подвёл, полностью защитил и гарантировал её интересы

В этом смысле, например, Борис Немцов мог стать преемником, да. Но эти шансы он потерял уже к 1997 году, поскольку не с теми связался, занял неправильные позиции по некоторым вопросам. Кроме того, Бориса Николаевича несколько смущала легковесность Бориса Ефимовича. Надо сказать, что да, эта легковесность имела место. Борис Немцов посерьёзнел и потяжелел психологически уже после того, как ушёл из власти в оппозицию в прошлом и нынешнем десятилетиях. Я с ним общался не так часто, но это давало мне возможность зафиксировать изменения в Немцове. Он с годами становился всё серьёзнее и серьёзнее, а в конце 90-х годов нельзя сказать, что он слишком чётко понимал, каково бремя власти и что такое быть президентом в России.

Владимир Путин понимал это с самого начала. Он очень боялся власти, и этот комплекс самозванца, ощущение, что он оказался не на своём месте, не в своём кресле, преследовал его в первые годы правления. Он исчез, пожалуй, после Беслана, когда он наконец понял, что даже в условиях тяжелейшего кризиса он может выстоять, что он принимает правильные решения, и, как говорил во время переворота 18 брюмера Наполеон Бонапарт во дворце Сен-Клу, обращаясь к депутатам, «со мной следует богиня победы и богиня удачи». Вот этот невероятный фарт стал одним из девизов Владимира Путина — его вера в то, что какие бы проблемы ни накапливались в его путинской России, они всё равно будут решены, а все кризисы путинского периода так или иначе локальные.

Потом совершенно официальным преемником был Сергей Вадимович Степашин, но он оказался недостаточно надёжным. Он стал вступать в переговоры с различными кланами за пределами контроля ельцинской семьи. Он уже действительно возомнил себя готовым президентом летом 1999 года, когда его рейтинг подскочил до 23% и, хотя оставался вторым в президентском забеге после рейтинга Евгения Примакова, но обнаруживал устойчивую позитивную динамику. Кроме того, Степашин даже пустился в переговоры с Евгением Максимовичем Примаковым на тему того, что Примаков может стать президентом в 2000 году, а Степашин в 2004. То есть Примаков отсидит в президентском кресле один срок.

Это было уже совсем недопустимо с точки зрения ельцинской семьи и именно поэтому Сергей Вадимович Степашин уступил место кремнёвому большевику Владимиру Владимировичу Путину, который очень правильно проявил себя с этической точки зрения с позиции семьи Ельцина в истории с Анатолием Собчаком, которому он помог бежать от следствия Юрия Скуратова во Францию, и в истории с самим Юрием Скуратовым, который подал в отставку и сложил оружие, отказался от политической борьбы, которой ожидали от него многие, в том числе и в лагере Примакова-Лужкова, под личным давлением тогдашнего директора ФСБ Владимира Владимировича.

В общем, Владимир Владимирович семью не подвёл, полностью защитил и гарантировал её интересы. И хотя у нас принято ругать «лихие 90-е», но лично о Борисе Николаевиче Ельцине Владимир Владимирович Путин всегда высказывался в высшей степени лестно и комплементарно. И Ельцин-центр — мы помним, что Путин выступал на его открытии, и памятник Ельцину — всё это существует в камне и в душе ельцинского приёмника. Хотя психологически Путин — это, безусловно, анти-Ельцин. Этим во многом объясняется и абсолютный отход от ельцинской политики и формирование новой политики при втором президенте России.

Ельцин был революционером-реформатором по складу ума. И поэтому он часто принимал решение что-нибудь поменять — например, отправить кого-нибудь в отставку — даже тогда, когда это было совершенно не нужно. Владимир Путин — консерватор. Поэтому он идёт на любые изменения только в ситуациях, когда этих изменений уже никак невозможно избежать. Именно поэтому все его чиновники сидят на своих постах десятилетиями, независимо от их эффективности. Для него, как для всякого консерватора, лояльность важнее эффективности. Поэтому никакие провалы не ведут к понижению акций человека в глазах действующего президента, если этот человек его не предал. Если предал, то никакая эффективность не спасёт.

И Владимир Путин индуктивист. Он считает, что положительный опыт прошлого обязательно будет воспроизведён в настоящем и будущем. Он опирается на те схемы, которые, с его точки зрения, зарекомендовали себя хорошо. Поэтому, скажем, в России никогда не будет мягкой финансовой политики, поскольку для Путина очень важно иметь эту кубышку, заначку. Психологически она для него важнейшая гарантия стабильности режима. Точно так же в путинской России никогда не будет движения в направлении либерализации, поскольку закручивание гаек и усиление правоохранительных структур он видит важнейшим залогом, опять же, стабильности своей власти.

Стабильность — это бог Владимира Путина. И когда спрашивают, зачем Путин читает послание Федеральному собранию, а не отменят их, хотя видно, что эта процедура его раздражает, зачем он устраивает прямые линии с народом (на последней линии он чуть не заснул) и так далее — это ритуал. А ритуал — важнейший элемент обеспечения стабильности, важнейший компонент стабильности. Поэтому несмотря на то, что Путин не любит публичность и тяготится публичными обязанностями (отсюда, кстати, его многочисленные легендарные опоздания, которые в первую очередь объясняются прокрастинацией, нежеланием нести это бремя публичных обязанностей), он от ритуала не отступит. Положено читать послание Федеральному собранию — значит, буду читать. А иначе элиты, а потом и народ могут испугаться.

С.Белковский: Нет единой силовой корпорации. Есть многочисленные группы влияния, кланы

Считается, что путинская власть — это власть силовиков. Это не так. В самом начале программы мы уже говорили, что нет никакой единой корпорации силовиков, подобно тому, как существовали корпорации военных, например, в Турции или в странах Латинской Америки. Есть множественные группы влияния людей в погонах, которые, впрочем, тесно связаны с бизнесом. Многие из них сами крупные бизнесмены. И существует броуновское движение — постоянная борьба этих групп между собой. Путинская власть — это монетократия, власть денег.

Ещё один пропагандистский фантом путинской эпохи — это вертикаль власти. Её тоже не существует. Существует горизонталь власти. В России власть возникает в любой точке, где крупный капитал сочетается и совмещается с бюрократическим ресурсом — гражданским и силовым. Например, если некий крупный бизнесмен контролирует прокурора и главу ФСБ или МВД, а также председателя суда в каком-нибудь регионе, он является властью в этом регионе. Если какое-то из этих звеньев выпадает, значит, схема и модель власти меняется.

Количество этих центров тоже постоянно меняется. Сегодня, чтобы, например, посадить крупного, влиятельного человека в тюрьму, совершенно необязательно личное решение Путина. Это может решаться уровнем или даже двумя уровнями ниже, и Путин в это не вмешивается, поскольку в этом броуновском движении, в этой горизонтали власти он тоже видит залог и причину стабильности своего режима. Действительно, это некий аналог сетевой структуры, а в современной реальности сетевые структуры эффективнее и надежнее иерархических. Хотя Путин это так не рационализирует. Он, как консерватор, воспитанный в Советском Союзе, безусловно, сторонник иерархических моделей. Но бессознательно он поддерживает эту горизонталь власти.

Сейчас уже много говорится о сценариях транзита власти, о том, что Путин когда-нибудь должен уйти. С президентского поста он вполне может уйти даже до 2024 года, что вызовет бурю восторгов, в частности, на Западе. Но все модели транзита, которые сегодня обсуждаются в Администрации президента, так или иначе обозначают, что Путин останется во власти и всё равно будет самым влиятельным лицом страны.

Мы с вами обсуждали казахстанский сценарий, который ещё недавно считался достаточно продуктивным, при котором Путин возглавляет Совет Безопасности, Совету Безопасности переподчиняются силовые структуры, потому что контроль над сферой безопасности Путин отдать никому не может. Это тоже, так сказать, его абсолютный объект поклонения — он помешан на безопасности. Возможно, это связано с какими-то переживаниями и образами его детства, но это уже другой вопрос, который мы как-нибудь пообсуждаем отдельно. Здесь есть что пообсуждать, но не сейчас — у нас остаётся мало эфирного времени.

Но тут неожиданно выяснилось, что сам казахстанский сценарий даёт сбои в Казахстане. Это связано во многом с тем, что, по некоторым данным, очень плохо чувствует себя Нурсултан Абишевич Назарбаев, бывший президент и пожизненный лидер нации. Он лечится в Германии. Естественно, идея транзита власти по-путински исходит из того, что Путин в момент ухода с президентского поста будет ещё ого-го, молод, красив и здоров — не без помощи пластической хирургии и других современных медицинских технологий.

В Казахстане сегодня все кланы объединились против дочери Назарбаева Дариги и не хотят, чтобы она стала преемником. Уже близятся силовые разборки между кланами, которые пока сдерживает разве что председатель Комитета национальной безопасности Карим Масимов, полностью лояльный Назарбаеву, у которого он был и премьером, и руководителем Администрации президента, и даже рассматривался как возможный преемник, но не мог им стать, потому что этнически он уйгур, а для Казахстана это неприемлемо.

Поэтому поиски сценария транзита власти будут продолжены и путинская России в её нынешнем состоянии (уже не та прозападная, которая существовала в начале его правления, а антизападная и изоляционистская, поскольку Путин полностью разочаровался в возможности договориться с Западом и интегрировать Россию в международные институты) будет сохраняться ещё неопределённое время. И нам в ней жить.

Вообще избавление от Путина, друзья мои, надо начинать с себя. Депутинизация — это когда ты перестаёшь о нём думать, ты видишь в жизни другие приоритеты. Пусть даже ты отстранён от политики, от возможности влиять на формирование власти, но жизнь всё равно продолжается.

«Вот этой жизнью, вот этим способом

Существования белковых тел

Живём и радуемся мы, что Господом

Дарован нам живой удел», как сказал поэт Лев Лосев. Не белковских тел, а белковых тел.

Я хотел посвятить этому соображению или это соображение я хотел посвятить той музыкальной композиции, которую мы послушаем сейчас. Сейчас у нас разгар августа, и вы послушаете Юрия Юлиановича Шевчука и группу «ДДТ», его «Метель августа». Большое спасибо! Это была программа «Время Белковского» на «Эхе Москвы». С вами был Станислав Белковский. Пожалуйста, слушайте, смотрите, осязайте нас и подписывайтесь на нашего информационного спонсора — эксклюзивный телеграм-канал «Белковский», где мы будем отвечать на те вопросы, на которые не успеваем отвечать в эфире нашей программы. До скорого!



Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире