Время выхода в эфир: 03 августа 2019, 12:07

С. Белковский Доброй субботы, дорогие друзья! Это «Эхо Москвы», программа «Время Белковского». С вами в студии Станислав Белковский. Как всегда, мы начинаем программу с ответов на ваши платные вопросы. Сейчас цена вопроса 12 тысяч рублей за штуку — они несколько подорожали с момента старта нашей программы из-за опубликованных Росстатом реальных данных об инфляции. В общем, не исключаем и дальнейшего подорожания ближе к концу года, но будем максимально толерантны к любым запросам и постараемся цены ни в коем случае не завышать.

Итак, вопросы. Первый вопрос задаёт нам Владимир Григорьевич Соколянский из города Прая, республика Кабо-Верде — это Острова Зелёного Мыса. Он спрашивает: «Верна ли распространённая на днях РИА «Новости» информация о том, что вы, Белковский, будете советником посольства Российской Федерации в Кабо-Верде?».

Уважаемый Владимир Григорьевич! Это неоднозначная история. В первую очередь я хотел бы обратить внимание руководителя международного агентства «Россия сегодня», в состав которого входит бренд РИА «Новости», Дмитрия Константиновича Киселёва, что государственные информационные агентства едва ли должны распространять информацию, получаемую неформальным образом из конфиденциальных, закрытых источников. Я просил бы Дмитрия Константиновича Киселёва провести служебное расследование, как случилась утечка этой информации — утечка явно преждевременная.

Дело в том, что я вам уже рассказывал, и, может быть, даже неоднократно, о проекте «Русский Ковчег», о создании России-2 в тёплых морях, в государстве, которое будет создано за счёт инвестиций 100 тысяч состоятельных россиян, каждый из которых готов вложить в это предприятие не менее 100 тысяч долларов (то есть бюджет проекта — 10 миллиардов долларов США, чего достаточно), и где будет развита политическая и экономическая система евроатлантического образца, где будет демократически избираемый парламент, формирующий столь же демократическое правительство. Государственным языком будет русский. Будет какой-то аналог российского флага, гимна, герба и так далее. В общем, это будет государство русских типа «острова Крыма» из бессмертной книги Василия Павловича Аксёнова.

Этот проект вынашивается уже более 10 лет. Для формулирования его концепции и технологии реализации был создан Всероссийский общественный институт Русского Ковчега — сокращённо ВОИнРуК. Первоначально мы думали, что такое государство может быть создано путём прямого приобретения уже существующего государственного образования или в Карибском бассейне, или где-то на островах Тихого океана. Разброс был большой — от Сент-Китс и Невис до Науру и Вануату. Ну процессы оказались несколько сложнее, чем мы думали. В итоге было принято решение сконцентрироваться на Кабо-Верде — Островах Зелёного Мыса.

Это в Атлантическом океане, но значительно южнее, чем Карибское море. Бывшая португальская колония, а ныне независимое государство, которое известно всему миру благодаря певице Сезарии Эворе, родившейся и большую часть жизни прожившей на Кабо-Верде. В России среди состоятельных россиян немало поклонников Сезарии Эворы, что тоже будет стимулировать реализацию проекта «Русский Ковчег».

В общем-то, мне никакая должность не нужна, но я действительно мог бы стать советником посольства в Кабо-Верде, чтобы получить дипломатический статус и паспорт, что облегчило бы моё непосредственное организационно-техническое участие в реализации этого проекта. Поэтому всё возможно, но ещё раз повторяю: преждевременно говорить об этом — значит увеличивать риски проекта и снижать вероятность его последовательной и успешной реализации. Поэтому просил бы всех обращаться с этой информацией настолько деликатно и осторожно, насколько это возможно вообще.

Другой вопрос — совсем другой вопрос, я бы сказал. Джон Гальяно из Гибралтара спрашивает про российскую компанию «Роснефть», контролируемую государством. В частности, про приобретение ей модной одежды на общую сумму 1.300 тысяч евро дизайнера Роберто Джиромбелли. Джон Гальяно — это, видимо, известный модельер, действительно уроженец Гибралтара и резидент Гибралтара — интересуется, насколько уместно для компании с приоритетным государственным участием приобретение одежды на такую сумму, не вызывает ли это раздражение у народа и политического руководства России.

Я думаю, что в вопросе Джона Гальяно есть ещё и некий шкурный подтекст. Мне кажется, его несколько покоробило, что он и сам мог бы сделать коллекцию одежды для «Роснефти», причём за сумму меньшую, чем Роберто Джиромбелли — дизайнер маститый, но, согласитесь, далеко не такой прославленный, как Джон Гальяно, бывший шеф-дизайнер дома Dior. Косвенно это подтверждается тем, что Джон Гальяно, автор нашего вопроса, некоторое время назад встречался с нашим общим приятелем в Париже и говорил как раз об этом.

Вспомним историю его увольнения из Dior. Мы помним, что его уволили из Dior в 2011 году за антисемитские высказывания в баре парижского района Маре. Ну, Джон Гальяно был нетрезв. Но, как говорится, что у трезвого на уме, то у пьяного на языке. И это было использовано домом Dior как повод для увольнения. Сейчас Джон Гальяно возвращается к активной деятельности и снова рассматривается как один из лучших и перспективнейших модельеров мира. Собственно, в разговоре с этим моим приятелем он всячески опровергал собственный антисемитизм и подчёркивал, что среди евреев есть вполне приличные и порядочные люди — например, Михаил Леонтьев, пресс-секретарь «Роснефти» в ранге вице-президента, в чём содержался намёк, что есть и получше, чем Роберто Джиромбелли.

Дорогой Джон Гальяно! Вы, конечно, великий дизайнер, но в политико-экономических реалиях современной России вы не разбираетесь. Да, все эти закупки у Джиромбелли выглядят довольно странно. Я, конечно, могу всё это заполнить, поэтому вынужден буду воспользоваться моим ноутбуком, где написано, например, что для топ-менеджмента «Роснефти» закупались курточки по 224 тысячи рублей, пиджаки и брюки под главным брендом Duca Sartoria, под которым шьёт Роберто Джиромбелли, женские пальто по 260 тысяч рублей за штуку, мужские пиджаки по 202 тысячи и женские жакеты по 153 тысячи рублей за штуку. Это, очевидно, составная часть социальной программы «Роснефти» — программы стимулирования лояльности менеджмента.

Всего было закуплено 210 пиджаков однобортных и двубортных, 210 пар брюк, 210 пуховиков, 300 рубашек поло, 70 свитеров из замши, 70 кардиганов, 70 вязаных кофт, 70 жилетов, 140 курток и 70 кожаных пиджаков. Один пиджак стоил 1600 евро, одна пара брюк — 380 (кстати, не так много — видимо, верхняя часть туловища для «Роснефти» важнее нижней в том, что касается менеджмента) и один жилет — 690 евро (жилет вдвое дороже брюк, то есть моя гипотеза подтверждается).

Отвечаю прямо на поставленный вопрос: нет, народ в целом ничего об этом не узнает. Об этом же не расскажут по Первому каналу. При всей популярности нашей программы «Время Белковского» мы тоже не дерзаем утверждать, что охватываем большую часть российского народа — вовсе нет.

Владимира Путина это раздражать не будет. Дело в том, что «Роснефть» и её руководитель Игорь Сечин — это, с одной стороны, весьма типичное и характеристическое явление путинской России, а с другой стороны — нечто совершенно исключительное с точки зрения современной экономики. В своё время говорили, что Владимир Путин сломал хребет олигархии — в частности, удалив Бориса Березовского и Михаила Ходорковского. Бориса Березовского удалив из страны (поскольку всё же, на мой взгляд, степень личной вражды между президентом и этим олигархом несколько преувеличена историками), а Михаила Ходорковского законопатив в тюрьму на долгие годы. Он удалил людей, которые хотели располагать влиянием больше нужного, выше определённого допустимого предела и косвенно покушались на полномочия президентской власти.

Глава «Роснефти» Игорь Сечин, на мой взгляд, является Березовским и Ходорковским в одном флаконе. Только он гораздо влиятельнее, чем они оба вместе взятые образца конца 90-х годов, на мой взгляд. Он очень похож на Бориса Абрамовича Березовского по способу ведения дел.

С.Белковский: Глава «Роснефти» Игорь Сечин, на мой взгляд, является Березовским и Ходорковским в одном флаконе

Как фактически устроен бизнес «Роснефти»? Это же не бизнес в классическом понимании этого слова. «Роснефть» решает многие конфиденциальные политические задачи Кремля. Например, вкладывает совершенно безнадёжные миллиарды долларов в Венесуэлу. Или инвестирует 1.800 миллионов долларов в месторождения и нефтепровод в иракском Курдистане, тем самым стимулируя курдов к определённой позиции по Сирии, при том, что эти вложения тоже весьма сомнительны, ибо государство Ирак настаивает на том, что все сделки с активами в иракском Курдистане или затрагивающими территорию иракского Курдистана, должны идти строго через Багдад, и этим дело и кончится.

Структуры, близкие к «Роснефти», поставляют нефть в Корейскую Народно-демократическую республику имени товарищи Ким Чен Ына сверх лимитов, установленных международными санкциями против этой страны в связи с её ядерной программой. Вот в 2018 году в Сеуле вышел доклад так называемого Асанского института политических исследований (это корейский think tank), в котором утверждается, что государственные предприятия Северной Кореи в 2015-2017 годах закупили 623 тысячи тонн российской нефти, конечным источником которой была «Роснефть», а передаточным звеном — так называемая «Независимая нефтегазовая компания» (ННК), возглавляемая ближайшим соратником и конфидентом Игоря Ивановича Сечина Эдуардом Юрьевичем Худайнатовым. При том, хотя господин Худайнатов считается владельцем «Независимой нефтегазовой компании», в этом есть некоторые сомнения, потому что откуда у Худайнатова взялись деньги на огромные приобретения, которые осуществляет ННК — непонятно. В общем, есть гипотеза, пока не подтверждённая, что де-факто Игорь Иванович Сечин тоже не чужд интересам в этой компании.

Взамен на решение всех этих деликатных вопросов Игорь Иванович Сечин имеет от государства огромные блага и льготы. Вот сейчас запрашиваются льготы на общую сумму 2,5 триллиона рублей для разработки проектов в Арктике. Это деньги налогоплательщиков в чистом виде, и как они будут использованы, совершенно неясно. Применительно к Игорю Сечину этот вопрос и не стоит, как не стоял он применительно к Борису Березовскому в конце 90-х годов XX века. На Михаила Ходорковского тех же времён Игорь Иванович Сечин похож тем, что, оказывается, вполне оперирует категориями типа «трансфертное ценообразование» и «скважинная жидкость». За эти два термина Михаил Ходорковский получил 13 лет тюрьмы, впоследствии сократившиеся до 10 в связи с его высочайшем помилованием в декабре 2013 года.

У Игоря Ивановича с этим всё нормально. «Роснефть» приобрела 3 нефтеперерабатывающих завода в Германии, которые занимают примерно 12% рынка нефтепродуктов ФРГ и, собственно, туда, на эти заводы, по трансфертным ценам совершенно спокойно поставляется нефть. Опять же, это никого не смущает и не представляется непатриотичным.

То есть это типичный березовско-ходорковский бизнес, но с поправкой на существенно большее политическое влияние. Например, все активы, которые нужны Игорю Ивановичу Сечину, он спокойно добывает с помощью силовых структур вне рамок каких-то рыночных отношений. Сначала, естественно, ЮКОС, потом «Башнефть», где под домашним арестом посидел Владимир Петрович Евтушенков, глава АФК «Система» — бывшего контролирующего акционера «Башнефти». Или будь то «Итера» имени Игоря Макарова. Собственно, и цены сделок устанавливаются во многом под давлением правоохранительных органов, находящихся в распоряжении главы «Роснефти».

Игорь Иванович, естественно, имеет и существенное влияние на кадровую политику, хотя формально он не является никаким звеном в вертикали исполнительной власти. Но вот Алексей Валентинович Улюкаев, бывший министр экономического развития, осмелился прогневить Игоря Ивановича — и поехал на 8 лет в колонию общего режима якобы за вымогательство у Сечина 2 миллионов долларов. Хотя, как справедливо говорил Алексей Валентинович на суде, как можно было требовать взятку у человека, который неформально в системе неизмеримо главнее и влиятельные тебя? — это ерунда! Ерунда-ерунда, а 8 лет ещё никому не помешали.

Или, например, сейчас активно обсуждается, сыграл ли Игорь Иванович Сечин какую-нибудь роль в кадровых решениях, касающихся Федеральной службы безопасности. Все мы помним скандальное дело Ивана Голунова, когда журналисту-расследователю, работающему ныне в издании «Медуза», подкинули наркотики и он счастливым образом уже через пару дней оказался на свободе благодаря личному вмешательству Владимира Владимировича Путина, который почти никогда не вмешивается в такие вопросы, а здесь вот сразу узнал, что Голунова взяли несправедливо, и даже на пресс-конференции в Осаке, на саммите G20, сказал, что это прямой произвол, а не как обычно, что это дело правоохранительных органов и суда, и он в это всё не вмешивается.

Кто-то, очень близкий к Владимиру Владимировичу, настроил его соответствующим образом. Есть гипотеза (опять же, пока неподтверждённая), что было очень важно показать кому-то, что за незаконным задержанием Ивана Голунова с мифическими наркотиками стоит группа офицеров ФСБ, обслуживающая интересы так называемой «кладбищенской мафии», а сама эта группа в свою очередь завязана на главу службы экономической безопасности ФСБ Сергея Королёва, который недавно получил воинское звание генерал армии и должен был занять пост первого заместителя директора ФСБ с перспективой и директорства.

Это не вполне устраивало Игоря Ивановича Сечина, благодаря чему так счастливо и быстро вышел на свободу Иван Голунов, а сами кадровые перестановки в ФСБ задержались, потому что Сергей Королёв слишком влиятелен на сегодняшний день, а для Игоря Ивановича важно сохранение определённого кадрового баланса, при котором в системе Федеральной службы безопасности существенную роль играют его неформальные агенты влияния, такие, например, как генерал Ткачёв.

Поэтому, уважаемый Джон Гальяно, с «Роснефти» всё как с гуся вода. Никакие рыночные критерии, равно как и репутационные, к этой компании не относятся. Так что расслабляйтесь спокойно. В том, что Михаил Леонтьев очень честный и порядочный человек, я не сомневаюсь и при случае (хотя просили об этом не меня, а нашего общего с господином Гальяно приятеля) обязательно ему передам.

Это «Эхо Москвы», программа «Время Белковского». И переходим от вопросов к нашим темам. Напомню в двух словах концепцию нашей программы. Мы изучаем историю, смотрим, что произошло на этой неделе 5, 10, 100, 500 и более лет назад и сопоставляем те события с нынешними — с тем, что происходит сегодня в России, вокруг неё и в мире вообще.

Вот, например, на этой неделе, 30 июля, в 1840 году император Николай I запретил использование термина «Беларусь», заменив его на «губернии Северо-западного края». В наши дни обсуждается вопрос о том, не будет ли поглощение Беларуси Россией, аншлюс Беларуси способом решения «проблемы 2024» для Владимира Владимировича Путина.

Я обсуждал это дело с некоторыми экспертами, которые считают, что у них есть надёжные источники в самых кремлёвских глубинах. И эти эксперты со ссылкой на источники в глубинах, в придонной зоне Кремля сообщили мне, что сценарий якобы таков. Александра Григорьевича Лукашенко, президента Белоруссии, заставляют («Как заставляют?», — спросил я. «Под угрозой физической расправы», — ответили мне) согласиться на присоединение Беларуси к России, после чего уже в рамках нового конституционного акта этого откорректированного государства, расширенной Российской Федерации — Русобелии, так сказать (хорошее название Русобелия, правда?), Владимир Владимирович Путин получает возможность ещё как минимум 2 срока нами править.

Эта теория сейчас активно распространяется, причём не только кругами, считающими себя близкими к Кремлю, но и некоторыми источниками, аффилированными с белорусскими властями, как ни странно.

Что я думаю по этому поводу? У этого проекта, безусловно, есть мощная оппозиция в Беларуси. Но это не городская интеллигенция националистического толка, как некоторые думают — это самый влиятельный человек в Беларуси Александр Григорьевич Лукашенко. Он на это ни за что не пойдёт. Не будем забывать, что Лукашенко уже почти четверть века имеет неограниченную власть в своей стране — больше даже чем у Путина в России, поскольку в Беларуси нет олигархических кланов, которые были бы хотя бы близко сопоставимы по влиянию с первым лицом и могли бы существенно воздействовать на его позицию, особенно по стратегическим вопросам.

Лукашенко пришёл к власти в июле 1994 года, но неограниченную власть приобрёл несколько позже. Не будем забывать ещё и об особенностях карьеры Александра Лукашенко. Это не такая карьера, как у Владимира Путина, который был приведён к власти за руку и посажен на трон семьёй Бориса Ельцина при поддержке крупного капитала и спецслужб. Нет, Александр Лукашенко пришел из ниоткуда, с поста директора совхоза, и всю полноту власти обрёл исключительно личными усилиями, без какой бы то ни было элитной поддержки. Тогдашние белорусские элиты, пусть рыхлые и неоформившиеся, но всё же были почти консолидированы против лидера этого типа, но проиграли борьбу с ним.

С.Белковский: «Роснефть» решает многие конфиденциальные политические задачи Кремля

Легенда гласит, что на первой встрече с Владимиром Путиным в качестве президента, когда Путин стал президентом в 2000 году, Александр Григорьевич Лукашенко сказал ему: «Владимир Владимирович, я вам страшно завидую». «Чему же вы завидуете? — ответил ему Владимир Владимирович. — У России столько проблем. Их предстоит решать, а я не знаю как». «Ну что вы, Владимир Владимирович! Вы-то пришли на всё готовое и хорошо упакованным. А когда я стал президентом, моя команда состояла из 2 человек — меня самого и моего помощника Шеймана с пистолетом».

И вот имея только себя, Шеймана и пистолет, который, конечно, как известно, в сочетании с добрым словом лучше, чем просто доброе слово, Лукашенко стал последним диктатором Европы. Правда, в 2014 году он достаточно остроумно заметил Владимиру Владимировичу Путину, что тот, аннексировав Крым, его передиктаторил.

Надо сказать, что господин Лукашенко долгие годы разыгрывает вот эту схему торговли между Россией и Западом, действуя в этом смысле достаточно успешно, если вынести за скобки его категорическое нежелание проводить рыночные реформы и стремление законсервировать некий уголок Советского Союза в Беларуси, что объективно невозможно и не может длиться вечно.

Но вместе с тем Лукашенко нередко действует и вразрез не только с позицией официальный России и Кремля, но и вразрез с теми трендами, которые ассоциируются с современной Россией. Например, когда Россия запретила игорный бизнес и этому последовала Украина в лице тогдашнего премьер-министра Юлии Владимировны Тимошенко, Лукашенко категорически отказался это делать. Когда Россия отказывается легализовать криптовалюты и вводит всякие ограничения в отношении интернета, Александр Лукашенко подписывает декрет о развитии цифровой экономики, в котором легализует криптовалюты и снимает определённые ограничения в отношении интернета.

В конце первого десятилетия XXI века (об этом немногие знают) в Беларуси практически легально жил Борис Березовский, известный оппонент Владимира Путина — пусть не такой жёсткий оппонент, как, опять же, принято считать, но оппонент. И Путин об этом знал. И Александр Лукашенко не передал Березовского Путину, а даже соблюл некие березовские бизнес-интересы в своей собственной стране.

Хочу напомнить, что в 2014 году, вскоре после присоединения Крыма, в интервью Ксении Собчак Александр Лукашенко на полном серьёзе объявил о готовности принять у себя Алексея Анатольевича Навального. Я не сомневаюсь, что если бы Навальный захотел, так бы и случилось. Другое дело, что Алексей Анатольевич не собирается покидать Россию — страну, в которой он рассчитывает рано или поздно взять власть, и Белоруссия НРЗБ. Но Лукашенко вполне мог бы его принять.

Поэтому Александр Григорьевич на аншлюс не пойдёт. А угроза физической расправы для четвертьвекового диктатора — это просто смешно. Он как раз оказывается полностью беззащитным, если соглашается на этот виртуальный кремлёвский план и становится, например, вице-президентом этого нового государства Русобелия. Тут он совершенно беззащитен перед кремлёвской силовой машиной. Кроме того, он уже не может рассчитывать на поддержку Запада и на то, что Запад захочет сдержать Россию и помочь Беларуси отстоять свой суверенитет.

Кроме того, я настаиваю на том, что никакой «проблемы 2024» для Владимира Путина вообще не существует. Он убеждён, что останется у власти в том формате, в каком захочет, и на столько лет, на сколько захочет. Его «красная линия» в том, что он не готов сдать редут, от которого он не готов отступить — это контроль над силовиками. Поэтому я вполне допускаю, например, казахстанский сценарий транзита власти, при котором Путин остаётся председателем Совета безопасности, и Совет безопасности назначает руководство силовых структур, а эти силовые структуры подчиняются не президенту, а Совбезу. А параллельно существует ещё и президент, который занимается гражданскими, экономическими и международными делами.

Заодно, собственно, казахстанский сценарий уже в ближайшие несколько лет покажет свою эффективность либо неэффективность, и на основании этого Владимир Путин сможет принимать решение в преддверии 2024 года. А уж если Путин уйдёт от власти хотя бы на год раньше (с президентского поста, а не от власти — это две большие разницы, как говорят в Одессе), Запад будет настолько демонстративно счастлив, что может даже смягчить санкции против России и, в общем, гром аплодисментов будет слышен даже здесь у нас, в студии «Эха Москвы». Поэтому я не поставил бы и рубля на аншлюс Беларуси. Хотя, может быть, я и заблуждаюсь.

Сейчас мы уходим на новости и рекламу. Оставайтесь с нами в программе «Время Белковского» на «Эхе Москвы»!

НОВОСТИ.

РЕКЛАМА.

С. Белковский Доброй субботы, дорогие друзья! Это «Эхо Москвы», программа «Время Белковского». С вами Станислав Белковский. Продолжаем разговор о событиях мировой истории в контексте ситуации дней сегодняшних.

Кстати, на этой неделе (я упомяну об этом вскользь) в 1802 году во Франции состоялся плебисцит о том, может ли Наполеон Бонапарт быть пожизненным консулом. В плебисците приняло участие чуть менее 50% французов, однако более 90% французов проголосовали за то, что да, Наполеон может быть пожизненным консулом. Смею вас уверить, что если такой плебисцит состоится сегодня в России, Владимир Владимирович его как-то выиграет. В этом смысле ещё раз подчеркиваю, что «проблема 2024» существует в нашем с вами воспалённом коллективном уме. В, может быть, не менее воспалённом, но индивидуальном уме Владимира Владимировича её нет. Он сохранит свою власть на столько, на сколько захочет, и любым доступным ему способом.

Кстати, на этой неделе опубликованы данные Левада-центра, согласно которым 38% россиян не хотят пролонгации правления Владимира Путина в 2024 году, но 54% россиян всё-таки хотят. Здесь вопрос, какая цифра важнее. Кстати, я, вы знаете, скептически отношусь к социологии и, в общем, не считаю её, строго говоря, наукой, поскольку с помощью социологических методов можно объяснить всё что угодно, в том числе соотношение между длиной носа и формой ушей человека и его политическими взглядами.

С.Белковский: Это не такая карьера, как у Путина, который был приведён к власти за руку и посажен на трон

Я долго думал, как всё-таки можно улучшить качество социологических исследований и сделать их более инструментальными, более применимыми на практике современной России, поскольку очень часто главная проблема — респондент не говорит правды интервьюеру, поскольку зачастую воспринимает его как полицейского агента власти и не хочет наживать себе на задницу случайных неприятностей, а поэтому отвечает не то, что думает на самом деле, а то, что, как он считает, хочет услышать от него власть. Поэтому, собственно, при правильной формулировке вопроса Владимир Путин всегда получит столько процентов, сколько ему надо, в любом социологическом опросе.

Одно ноу-хау пришло мне в голову. Здесь я опираюсь на опыт великого Венедикта Васильевича Ерофеева и его бессмертную поэму «Москва-Петушки», что многие проблемы в России решаются с помощью коктейлей. Помните, там были коктейли «Слеза комсомолки», «Сучий потрох», дававший определённые результаты.

В нашем случае результативным может быть коктейль «Сыворотка правды». Я бы лучше назвал его «коктейлем Фёдорова» в честь Валерия Фёдорова, генерального директора Всероссийского центра изучения общественного мнения. Там в определённых пропорциях смешиваются разные сорта водок, причём здесь очень важно подойти именно к составу. Там должна быть и «Белая берёзка», и «Журавли», и немного «Царской оригинальной», и «Царской золотой». Подчёркиваю, это всё ещё в зависимости от вопроса. Если вопрос про Путина, то без «Царской» не обойтись. Если по каким-то общечеловеческим вопросам, то вполне можно обойтись и более дешёвыми сортами — например, водкой «Праздничной», моей любимой.

И дополнительная часть социологического исследования: перед тем, как респондент отвечает на вопрос, он выпивает 100 грамм «коктейля Фёдорова». Опять же, по принципу Джона Гальяно «что у трезвого на уме, у пьяного на языке», он даёт социологам гораздо более точные данные и о популярности Путина, и об отношении народа к власти, и об оценке перспектив Российской Федерации.

Я планирую запатентовать, собственно, и идею, и рецепт «коктейля Фёдорова». Хотя коктейль Фёдорова, но собственником и правообладателям рассчитываю быть я как автор и идеи, и рецептуры. Рецептуру я не раскрываю специально. Что просто надо подпоить респондента — это любой додумается. А вот какой должен быть состав, чтобы ответ на вопрос интервьюера был абсолютно правдивым — это уже другое. Если и ВЦИОМ, и Левада-центр, и другие наши ведущие социологические организаторы воспользуются коктейлем, посмотрим, как изменится восприятие русским народом нашей действительности в очень краткосрочной перспективе.

3 августа 1988 года, опять же на этой неделе, великий миротворец и гуманист Андрей Андреевич Громыко подписал указ Президиума Верховного Совета СССР (он был тогда председателем Президиума Верховного Совета СССР) о помиловании немецкого лётчика-любителя Матиаса Руста.

Как известно, в мае 1987 года Матиас Руст на легкомоторном самолете Cessna вылетел из Германии, пролетел через Норвегию и Финляндию, преодолевая страх и даже выбросив канистру с авиакеросином (или бензином — меня часто поправляют, что, кажется, Cessna заправляется не керосином, а бензином, но я не берусь об этом судить, да это и неважно в обсуждаемом контексте). Совершенно беспрепятственно преодолел воздушное пространство Советского Союза (войска ПВО не смогли или не захотели его ни сбить, ни принудить к посадке) и приземлился на Красной площади. Причём, он хотел приземлиться в Кремле, но там было большое скопление туристов, и, опасаясь столкновения с этими туристами, он сел на Васильевском спуске, после чего в народе Васильевский спуск приобрёл туристический псевдоним «Шереметьево-3».

Тогда же ещё родился анекдот о том, что нужно установить усиленный наряд милиции у фонтана перед Большим театром, поскольку там может всплыть американская подводная лодка. Поскольку в позднесоветское время фонтан у Большого театра был традиционным местом тусовки гей-сообщества, то ещё и гей-сообщество восприняло это довольно болезненно — как попытку с помощью милиции дополнительно регулировать и без того незначительное пространство публичной коммуникации, которое у него существовало в те времена. Сейчас этой проблемы, естественно, не существует.

Матиас Руст не имел никаких злых намерений. Он хотел встретиться с Михаилом Горбачёвым. Потом, как утверждал сам господин Руст (а было ему тогда 19 лет — он и сейчас весьма молодой человек), Горбачёв, наверное, не захотел с ним встретиться, потому что он понял: Советского Союза больше нет — именно с момента беспрепятственной посадки Матиаса Руста в «Шереметьево-3». Отчасти это так, потому что стало понятно, что вся великая военная мощь Советского Союза является если не блефом, то, в общем, явлением весьма условно-досрочным, которое не всегда может быть использовано.

Михаил Сергеевич Горбачёв после этого уволил 34 маршала и генерала, включая министра обороны маршал Соколова и командующего войсками противовоздушной обороны маршала Колдунова, и провёл большую чистку в армии, вообще перейдя к её решительному сокращению и оптимизации её численного состава и управленческих механизмов, что было поручено будущему ГКЧПисту Дмитрию Тимофеевичу Язову, в то время ещё всего лишь генералу армии (маршала он получил после победы в сражении при Тбилиси, если вы помните, когда определённые спецподразделения орудовали там сапёрными лопатками).

Естественно, вояки (прошу прощения за этот вульгарный термин), многозвёздные генералы и однозвёздные маршалы тут же придумали кучу легенд о том, что полёт Руста вообще был большой политической провокацией именно с целью разгромить высшее руководство Вооружённых сил. К ним присоединились и некоторые спецслужбисты.

Например, генерал армии Дейнекин, главнокомандующий ВВС РФ в 1991-1997 годах, сказал следующее: «Нет никаких сомнений, что полёт Руста был тщательно спланированной провокацией западных спецслужб. И проведена она в согласии и с ведома отдельных лиц из тогдашнего руководства Советского Союза». Здесь, конечно, намёк на Александра Николаевича Яковлева, особенно любимого высшим генералитетом всех силовых структур позднего Советского Союза. «На мысль о внутреннем предательстве меня наводит тот факт, что сразу после посадки Руста на Красной площади началась невиданная чистка высшего и среднего генералитета. Сбить «Цессну» могли столько раз, сколько…».

Согласно логике генерала Дейнекина, в заговоре тогда участвовали и маршалы Соколов и Колдунов, поскольку они позволили Русту приземлиться на Красной площади. То есть они организовали заговор против самих себя. Ну, в определённом возрасте, в определённом ментальном состоянии это возможно. Как говорится, в процессе расследования очень важно не выйти на самих себя.

Командующий зенитно-ракетными войсками ПВО СССР Расим Акчурин: «Акция была вовсе не безобидной, а спланированной, чтобы опорочить нашу армию. Был снят главком Александр Иванович Колдунов — удивительный человек, дважды Герой Советского Союза…» и всякая прочая ерунда.

Но, конечно, адский отжиг — это генерал-полковник Леонид Ивашов, многим известный. «За 3 недели до прилёта Руста министр обороны маршал Соколов докладывал Горбачёву, как работают системы ПВО. Когда маршал вернулся с доклада, выяснилось, что сов.секретные документы он забыл у Горбачёва на столе».

Во-первых, непонятно (это уже мой комментарий), почему нельзя забыть секретные документы у верховного главнокомандующего. Он что, к секретам не допущен? Во-вторых, как вообще можно было их забыть, пребывая в здравом уме и твёрдой памяти? Что, в общем, подчёркивает, что уходить с должностей надо своевременно.

С.Белковский: Лукашенко долгие годы разыгрывает вот эту схему торговли между Россией и Западом

«Наутро я (то есть Ивашов) понёсся в Кремль». Непонятно, почему документы забыл министр обороны, а понёсся Ивашов, который был далеко не самым большим начальником в то время. «Михаил Сергеевич, министр был у вас на докладе и забыл карту». То есть вы представляете, что заходит человек, который тогда был в звании полковника, открывает ногой дверь к генеральному секретарю и говорит: «Карту отдавай!». «Не помню, где она. Сам ищи!». Горбачёв карту не вернул». Из изображении Ивашова следует, что Михаил Сергеевич предложил ему покопаться в его генсечьем кабинете. Замечательно! Мы в это сразу верим.

Полковник Звягинцев, бывший заместитель командира корпуса ПВО: «Когда начались разборки, я вспомнил, что дня 3 у нас на севере страны не менялось радиолокационное поле. Обычно оно меняется каждый день, а тут 3 дня. Дежурные ПВО засекли Руста мгновенно, как только он пересёк границу, но в отчётах написали: стая птиц». В общем, понятно, что кризис менеджмента вооружённых сил нужно было списать на заговор. Но, как я уже говорил, видимо, в заговоре участвовали и какие-то высшие военачальники, поскольку без них он никак не мог быть реализован. Это все понимали, и понимали, что, в общем, Матиас Руст никакой опасности для Советского Союза не представлял и не представляет, и благополучно его отпустили.

В наши дни происходит история, похожая на это рустианство. Это история с 24 украинскими моряками, из которых 22 военнослужащие, а 2 — сотрудники Службы безопасности Украины, которые были арестованы пограничной службой ФСБ России 25 ноября минувшего 2018 года при попытке пересечь Керченский пролив во время похода из Одессы в Мариуполь, в Азовское море.

Вся эта история остаётся достаточно мутной с точки зрения её генезиса и истинных причин, потому что тогда, 25 ноября, в тот же день, экс-президент Украины Пётр Порошенко в полночь созвал Совет Безопасности. Полночь в воскресенье — это очень эффектный жест. Понятно, что заседание, созванное в 23:00 или в час ночи, не имело бы такого психологического эффекта. Было объявлено о введении на Украине военного положения сроком на 2 месяца. Зачем оно было нужно в контексте проблемы с моряками, совершенно непонятно, зато понятно, зачем оно было нужно Петру Порошенко — найти повод для переноса президентских выборов, поскольку уже было ясно, что он их не выиграет никаким честным путём.

Но Украина не Россия. Во-первых, украинская оппозиция восстала против такого сценария. И, как считается, федеральный канцлер Германии Ангела Меркель позвонила Петру Алексеевичу Порошенко и сказала, что американские разведывательные спутники по-прежнему летают, шпионы BND в Киеве по-прежнему сидят — в общем, все всё знают и ясно, что это политтехнологическая комбинация Порошенко, поэтому надо как-то дать задний ход. И Порошенко его дал. Было введено военное положение сроком на 1 месяц, а не 2, что исключало отмену или перенос выборов, и только в регионах, непосредственно граничащих с Россией, что тоже было функционально не нужно, но было плодом компромисса. Все стороны дали задний ход, но в основном украинский президент.

Потом, собственно, украинских моряков обязали говорить, что они отказываются от дачи показаний как военнопленные, чтобы они не разболтали ничего лишнего. И, насколько мне известно, все адвокаты украинских моряков получают непосредственные инструкции из Службы безопасности Украины, что им можно знать и говорить, а чего знать и говорить им нельзя, что подтверждает версию о специфическом характере всей этой истории с самого начала как спецоперации имени Порошенко, сделанной руками СБУ. Ну, это что-то типа убийства журналиста Бабченко — псевдоубийства псевдожурналиста Бабченко, да простится мне этот термин. Под термином я имею в виду «Бабченко».

Но сами несчастные моряки до сих пор находятся здесь. Они ни в чём не виноваты. В общем, они стали заложниками всех этих политических игрищ в России. Им предъявлено обвинение в незаконном пересечении государственной границы Российской Федерации. Ведутся долгие и мучительные переговоры о том, как всё-таки передать их Украине, что, безусловно, как жест доброй воли и благодарности Российской Федерации за возвращение права голоса и статуса нашей делегации в Парламентской ассамблее Совета Европы было бы очень верно и уместно.

Просто нет подходящего сценария, потому что сценарий обмена, на который намекает Россия, неприемлем для Киева. Киев заявляет, что Россия должна просто освободить моряков на основании приказа Международного трибунала по морскому праву, на что Россия отвечает, что юрисдикция трибунала на неё не распространяется. Россия предложила передать моряков Украине при условии продолжения там уголовного процесса против них по российскому законодательству, что, в принципе, означает, естественно, освобождение моряков, поскольку ничто не помешает Украине это сделать, но будет как бы формальным признанием того факта, что Украина тоже считает их виновными в пересечении российской государственной границы, чего, естественно, власти в Киеве категорически не признают.

Поэтому пока ситуация цугцванга. Недавно уполномоченная украинского парламента по правам человека Людмила Денисова (заметьте, на Украине уполномоченный по правам человека существует при парламенте — он уполномоченный парламента, а не президента, как в России) заявила, что есть некая система договорённостей и что моряки вот-вот вернутся. Её российская коллега Татьяна Москалькова и один из адвокатов Николай Полозов сказали, что им об этом ничего не известно.

Но намёки, что до конца августа моряки всё же окажутся дома, есть. Уже даже есть первый добрый сигнал, добрая весть. С буксира «Яны Капу», который тоже был задержан и конфискован как вещественное доказательство по этому делу, была возвращена на Украину собака Джесси, которая была на этом буксире. Тогда она была 3-месячным щенком. Сейчас Джесси уже заматерел или заматерела — я, честно говоря, не помню пол этой собачки. Она находилась в воинской части в Керчи, а сейчас уже дома. Наверное, это очень добрый знак того, что скоро вернутся и моряки.

Я хотел бы, пользуясь случаем, призвать российские власти интенсифицировать этот процесс, признавая тем самым ещё и другое: что всё-таки это был договорный матч и иным он быть не мог. Сама схема задержания моряков тогда, 25 ноября, была довольно странная. Они провели очень много времени не пытаясь пройти через Керченский пролив, а задержаны были уже тогда, когда начали отходить обратно в сторону Одессы. То есть, по всей видимости, Пётр Порошенко согласовал это с определёнными влиятельными фигурами в Москве. Это не могло происходить без ведома военного руководства, спецслужб, а может быть, и самого Владимира Владимировича Путина. Выиграть выборы и остаться у власти Петру Порошенко это не помогло, хотя Россия делала на это большую ставку.

Поэтому, как пел Юлий Ким тогда, в 1988 году, «партия, правительство, отпустите Руста!»— и Руста таки отпустили. Так вот, партия и правительство, пожалуйста, отпускайте украинских моряков на любых условиях. И чем менее эти условия будут шкурными для России, чем менее агрессивной будет постановка вопроса и задачи, тем для Российской Федерации лучше.

С.Белковский: Намёки, что до конца августа моряки всё же окажутся дома, есть. Уже даже есть первый добрый сигнал
Не всё же нам ухудшать своё положение в мире и свой имидж. Я понимаю, что мёртвым пожар не страшен, мёртвые не потеют, что исправить имидж при Владимире Путине нам никак не удастся, да и после его гипотетического ухода (это ещё когда будет!) это ещё огромная и сложная задача. Но дорога в тысячу ли начинается с одного шага, как гласит китайская пословица. И как сказал Иосиф Александрович Бродский, «жалко, что от него не зависит дорога обратно, превосходящая многократно тысячу ли, особенно отсчитывая от «о»», то есть от нуля. Поэтому свободу украинским морякам, потому что они, как и Матиас Руст, ни в чём не виноваты.

На этой неделе, но в 1913 году, российская полиция запретила футбольный матч в городе Касимове (ныне это Рязанская область), сославшись на то, что это несанкционированное массовое сборище. Причём было это не просто на этой неделе, а аккурат 3 августа 1913 года, незадолго до начала мировой войны и введения сухого закона — двух мер, которые погубили Российскую Империю.

Вы уже понимаете, о чём я и к чему я. Я к событиям, которые происходят в последние недели в городе Москве, когда отказ Московской городской избирательной комиссии зарегистрировать оппозиционных кандидатов на выборах в Мосгордуму привёл к массовым выступлениям — и санкционированным, как на проспекте Сахарова, где впервые со времён Болотной площади и того же проспекта Сахарова собралось целых 22 тысячи человек (даже больше, по-моему — 22.500) и несанкционированным, которые завершились избиением оппозиционных младенцев, русских образованных горожан, вновь вышедших, как и тогда, выражать свой протест, и арестами на разные сроки собственно несостоявшихся оппозиционных кандидатов в депутаты Мосгордумы.

И Алексей Навальный, как неформальный лидер протеста, и Дмитрий Гудков, и Михаил Светов — один из лидеров Либертарианской партии и заявитель митинга на Сахарова, получили аж по 30 суток ареста. Другие кандидаты в депутаты — 10-15 суток. То есть это меры достаточно драконовские при том, что, в общем, никаких угроз насилия не было. Следственный комитет уже возбудил дело по статье Уголовного кодекса о массовых беспорядках, хотя всё, что происходило на Тверской в районе Пушкинской площади в дни массовых выступлений, не имело ничего общего с массовыми беспорядками. Если внимательно почитать статью УК, никто ничему не угрожал никаким насилием. Люди собирались мирно и без оружия, как разрешает им 31-я статья всё ещё существующей Конституции Российской Федерации.

Существует теория, что тем самым кто-то подставлял Сергея Семёновича Собянина и хотел исключить возможность его превращения в преемника Владимира Путина. Я и сам до какой-то степени и до какого-то времени верил в эту теорию. Сейчас не верю. Объясню вам, почему.

Сергей Семёнович Собянин, собственно, дал программное интервью, в котором полностью поддержал действия Росгвардии и ОМОНа и заявил, что протестующие несли смерть и разрушение. Поэтому власть должна была действовать жёстко — не только имела право, но и обязана была действовать жёстко. Но тем самым Сергей Семёнович Собянин никоим образом не подставился, и никакие силовики его не подставляли. Во всяком случае, моя попытка тщательного детального изучения случившегося, его причин и следствий приводит к таким выводам.

Дело в том, что Владимир Путин ещё давно, в 2013 году, признал эксперимент «Навальный-2013» неудачным. Тогда и Сергей Собянин, и куратор внутренней политики в Кремле Вячеслав Володин считали, что надо выпустить на выборы оппозиционера. Он наберёт процентов 15, действующий мэр — 60 +. С одной стороны, выборы будут легитимированы участием непримиримого оппозиционера, с другой стороны, никаких угроз существующему строю это нести не будет. Получилось вовсе не так. Алексей Анатольевич Навальный надыбал почти 28% голосов и вообще чуть было не случился второй тур вместе с электоральным инфарктом у многоуважаемого господина Собянина. Поэтому с тех пор Сергей Собянин вынужден придерживаться максимально жёсткой линии, которой придерживается и Владимир Путин: никаких поблажек оппозиции.

К этому пониманию, к этой точке зрения Путина ещё дополнительно подтолкнули ещё и странные результаты выборов в нескольких регионах в минувшем году — в Приморском крае, в Хакасии, в Хабаровском крае, во Владимирской области, где никому не известные представители системных оппозиционных партий победили известных единороссов только по причине нарастающего системного отвращения населения к «партии власти». Именно поэтому, собственно, все единороссы, идущие в Мосгордуму, номинально считаются самовыдвиженцами, а не выдвигаются от партии. Хотя партия их финансирует и это невозможно скрыть.

Тем самым Сергей Собянин работал на аудиторию из одного человека — Владимира Путина. Он транслировал линию Путина, он действовал так, как хотел Путин, так, как понравилось Путину. И он это прекрасно понимал, будучи архиопытным аппаратным игроком — не публичным политиком, но уж на аппаратном поле у Сергея Собянина есть не так много конкурентов — разве что фигуры типа Сечина и ему подобных.

Поэтому то, что сделал Сергей Семёнович Собянин в Москве, существенно подорвало доверие к нему со стороны активной части москвичей, существенно уменьшило базу его лоялистов в Москве. Люди, которые всерьёз считали, что Москва похорошела при Сергее Семёновиче Собянине, верили в урбанистические сказки и были готовы смириться с отсутствием демократического механизма смены власти в Москве ради вот этого хорошения, реального или мнимого, сейчас уже не осмелятся открыть рот в поддержку действующего градоначальника.

Но это и не должно волновать Сергея Семёновича. Источник его легитимности — в Кремле, в голове Путина, подобно тому, как Афина находилась в голове Зевса до явления миру. И поэтому шансы Собянина стать преемником не уменьшились, а увеличились, ибо он взял грех на себя. Он выглядит кровавым тираном, тем самым снимая это бремя с Владимира Владимировича Путина, но делает он то, что считает нужным Владимир Владимирович Путин.

Я знаю, что мы не можем призывать к участию в несанкционированных акциях. Мы этого и не делаем. Мы просто говорим, что сегодня, 3 августа, в городе Москве возможны какие-то акции. Если кто-то из москвичей считает для себя возможным и нужным принять в них участие — это, так сказать, право каждого, гарантированное Конституцией и общим законодательством.

Шансы Собянина стать преемником не уменьшились, а увеличились, ибо он взял грех на себя

Спасибо! Это была программа «Время Белковского» на «Эхе Москвы». В студии был Станислав Белковский. Слушайте нас, читайте эксклюзивный telegram-канал «Белковский» и подписывайтесь на него, ибо он — важнейший источник информации и информационный спонсор нашей программы «Время Белковского».

А на финише у нас, как всегда, музыкальная композиция. Эта композиция группы «Рабфак». Она широко известно в узких кругах, но как раз в тех кругах, которые борются сегодня за свободные выборы в Москве, она известна неплохо. Она, например, открывала первый митинг на Болотной 10 декабря 2011 года. Правда, потом некоторые представители прогрессивной общественности сказали, что на Болотной и Сахарова должны выступать артисты уровня Мика Джаггера и Дэвида Боуи, а «Рабфаку» там не место, и «Рабфак» там больше не выступал. Но начиналась Болотная с «Рабфака». Создатель этой группы Александр Михайлович Елин — известнейший российский рок-поэт, автор текстов для группы «Ария» и многих других. Сейчас прозвучит моя любимая песня «Рабфака». Она называется «Песня о правде».

Я больше на кухне не жду перемен.

Я встал на площади в полный рост.

Слушайте и до встречи через неделю!



Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире