С. Белковский Доброй субботы, дорогие друзья! Это радиостанция «Эхо Москвы». С вами Станислав Белковский, программа «Время Белковского». После долгой разлуки я снова с вами в субботний полдень. Некий краткий манифест программы я выдам через пару минут, поскольку мы решили начать с вопросов радиослушателей.

Надо сказать, что сегодня на нас обрушилось некоторое количество VIP-радиослушателей и YouTube-зрителей в предвкушении премьеры нового выпуска программы «Время Белковского». В частности, слушатель Владимир Рудольфович Соловьёв задает вопрос: «Белковский, какие новости вы бы считали главными на уходящей неделе?». Владимир Рудольфович, на уходящей неделе я считал бы главными две новости.

Первая: Сергей Борисович Цапок, известный в прошлом как лидер «кущёвской» ОПГ, на самом деле жив. Его видели во плоти 4 июня нынешнего года на месте дорожно-транспортного происшествия в городе Сочи, в то время как по официальной версии он скончался от инсульта в колонии летом 2014 погода, будучи осужден судом присяжных за многочисленные преступления в конце 2013 года.

Из этого можно сделать вывод, что российская пенитенциарная система, Федеральная служба исполнения наказаний не только перевоспитывает людей, но и воскрешает их. В этом смысле, мне кажется, можно поставить это на поток. Можно оказывать это как коммерческую услугу и перевести Федеральную службу исполнения наказаний полностью на самофинансирование.

Например, человек хочет очиститься, перезагрузить свою жизнь, избавиться от репутации и статуса лидера преступной группировки, жулика, мошенника, предателя родины. Садится в тюрьму, через полгода умирает от инсульта — и потом как новенький. Отдыхаешь на курортах уже совершенно в новом качестве и количестве.

Кстати, хочу напомнить, что Сергей Борисович Цапок был не только лидером «кущёвской» ОПГ, как посчитали присяжные, но и известным в стране социологом, кандидатом социологических наук. В 2006 году он защитил диссертацию об укладе и менталитете сельского жителя. Поэтому с учётом воскрешения Цапка в Сочи, может быть, мы доживём и до момента, когда будет создан социологический центр его имени. Подобно Левада-Центру — некий Цапок-Центр, ЦЦ. Тем самым будет открыта новая страница в отечественной социологии.

Вторая важнейшая новость, Владимир Рудольфович, связана с судьбой Чучи, канадского сфинкса — кота Бари Каримовича Алибасова, известного музыкального продюсера, который пострадал, к сожалению, выпив жидкость для мытья окон «Крот». И вот на этой неделе Бари Каримович Алибасов вышел из комы и никого не узнал. Но вспомнил о судьбе кота Чучи и узнал, что кот пропал. Что стало для Бари Каримовича единственной внятной ему и шокирующей новостью. Ему стало понятно, что единственным живым существом, которое действительно решало проблему одиночества Бари Алибасова, был кот Чуча.

Тому, кто найдёт кота Чучу, Бари Каримович предлагает либо 800 тысяч рублей, либо концерт группы «На-на». Тем самым мы заодно узнали, сколько стоит концерт группы «На-на» — видимо, те самые 800 тысяч рублей. Хочу заметить для слушателей радио «Эхо Москвы», зрителей YouTube-канала «Эха Москвы» и YouTube-канала «Белковский-ТВ», Владимир Рудольфович Соловьёв, автор вопроса, за концерт получает значительно больше. Поэтому если кто-то захочет объявить в розыск Владимира Соловьёва, надо предлагать существенно больше, чем 800 тысяч рублей, а не позориться.

Это были вопросы, а теперь переходим к манифесту программы «Время Белковского». Как сказал Владимир Владимирович (но не Путин, а Маяковский),

Время — вещь необычайно длинная.
Были времена — прошли былинные.
Ни былин, ни эпосов, ни эпопей.
Телеграммой лети, строфа!
Воспалённой губой припади и попей
Из реки по имени «Факт».

Надо сказать, что здесь, в этих стихах Маяковского, отражена психологическая разница между историками и журналистами с одной стороны и литераторами с другой. Вот радио «Эхо Москвы» создано историками и журналистами, часто сливающимися до степени неразличения. Ибо у историка и журналиста есть нечто важное психологически и ментально общее: они тяготеют к факту. Им важно восстановить факт, что было на самом деле. Я же, как литератор, факту не придаю никакого значения, поскольку считаю, что достоверность того или иного факта, события в истории установить невозможно.

Даже те исторические события, в которых показательно участвовал я за минувшие 25 лет, сегодня описывают и оценивают совсем не так, как описал и оценил бы их я. То есть иногда мне хочется себя ущипнуть и спросить себя, не во сне ли всё это было. С другой стороны, я спрашиваю себя: может быть, я неправильно помню, а правильно помнят те, кто описывает эти события?

С.Белковский: Федеральная служба исполнения наказаний не только перевоспитывает людей, но и воскрешает их

Поэтому наша программа всё-таки больше литературная, чем историческая. Но она об истории. Мы смотрим немножко назад — на 10, 20, 30, 100, 200 лет, находим интересные события, которые случились именно на этой неделе (в данном случае с 10 по 16 июня) любого года в прошлом, и сопоставляем их с какими-то событиями, трендами этой недели в этом году.

Еще раз подчеркну, что для меня как для литератора важен не факт, а тренд: к чему идет дело. Ибо на шампур тренда можно нанизывать любые факты — как настоящие, так и выдуманные. Как сказала Анна Андреевна Ахматова,

Что войны, что чума — конец им виден скорый,
Их приговор почти произнесён.
Но кто нас защитит от ужаса, который
Был бегом времени когда-то наречён?

Из физики мы знаем, что время существует с момента сотворения мира, а монотеистические религии вместе с физикой учат нас, что времени не будет после конца света. Я в восхищении от церкви. То есть, время существует только от сотворения мира до его упразднения, и как сказал Борис Борисович Гребенщиков, «мы будем ждать, когда кончится время, и встретимся после конца». А пока программа «Время Белковского» каждую субботу в полдень с копейками. Сегодня первый выпуск. Не судите строго.

15 июня 1815 года началась одна из самых успешных пиар-кампаний в новой и новейшей истории. Газета «Morning Chronicle», которая находилась в зависимости от известнейшего европейского банкира Натана Майера Ротшильда, начала публиковать заметки навстречу важному историческому событию — битве при Ватерлоо между Наполеоном Бонапартом и войсками союзной коалиции.

Как известно, сама битва при Ватерлоо произошла 18 июня, но уже за 3 дня «Morning Chronicle» начала выдавать на гора серию материалов о том, что шансов у союзников нет, Наполеон обязательно победит. А непосредственно 18 июня, в день битвы при Ватерлоо, «Morning Chronicle», лондонская газета, сообщила, что Наполеон уже победил.

На самом деле это было не так. Действительно, битва при Ватерлоо, как мы знаем, начиналась для Бонапарта достаточно неплохо. Английские войска под командованием Веллингтона отступали. Но в этот момент прибыли прусские войска фельдмаршала Блюхера и Наполеон был сокрушен. На чём и завершилась его эпоха в политической и военной истории Европы. Но газеты во главе с «Morning Chronicle» утверждали обратное и это привело к драматическому падению цен на акции и другие ценные бумаги в Британии. И это был звёздный час Натана Майера Ротшильда, организовавшего всю эту пиар-кампанию.

Само семейство Ротшильдов активно зарабатывало на торговле Великобритании с континентальной Европой. Эта лавочка прикрылась во 2-й половине 1-го десятилетия 19 века в связи с введением Наполеоном Бонапартом континентальной блокады. В частности, была блокирована торговля текстилем, на которой Ротшильды специализировались. Вся активность семейства сконцентрировалась на банке Ротшильда, который, в частности, кредитовал британское правительство и его военные усилия, направленные против Наполеона и реставрации последнего.

Как принято считать, на всей этой кампании по фальсификации «результатов народного волеизъявления» в битве при Ватерлоо Натан Майер Ротшильд заработал около 40 миллионов фунтов. По тем временам деньги совершенно гигантские. Я не берусь сопоставлять их, оценивать в сегодняшних ценах. Но то, что это несколько миллиардов фунтов сегодняшними — это безусловно так. И именно тогда, как считается, Натан Майер Ротшильд изобрёл изречение «Кто владеет информацией, тот владеет миром». Ни я, ни многие историки не уверены до конца, действительно ли это изречение принадлежит Натану Майеру Ротшильду, но по смыслу оно во многом верно.

Верно оно и применительно к сегодняшним дням. Например, в начале июня нынешнего года из телеграм-каналов, которые превратились в последние годы в огромный источник влияния на разные процессы как в политико-административной системе России, так и на финансовых рынках нашей необъятной родины, прошло сообщение о том, что председатель правления «Газпрома» Алексей Борисович Миллер уходит на днях и становится губернатором Санкт-Петербурга вместо Александра Дмитриевича Беглова. И, соответственно, пойдёт на выборы 8 сентября, которые, безусловно, под кремлёвские гарантии и выиграет.

В этот момент акции «Газпрома» начали уверенный рост, как только эта информация прошла. Поскольку хотя бы без НРЗБ кубометров газа не запомнить эти цифры. Например, в 9 утра 3 июня акции «Газпрома» стоили 214 рублей — в тот момент, когда появилось сообщение об уходе Миллера в губернаторы. К 11 часам — 228, а к полудню — 241 рубль за акцию. Инвесторы в этот день наторговали на 51 миллиард. То есть, в общем и целом акции «Газпрома» выросли за счёт этой утечки на 17% даже не за день, а за несколько часов от появления информации о том, что в «Газпроме» сменится руководство. В качестве нового руководителя был анонсирован Александр Дюков, глава компании «Газпромнефть».

Сам факт того, что слухи об отставке Алексея Борисовича Миллера способствовали буму газпромовских акций, говорит о том, как инвесторы относятся к нынешнему руководству «Газпрома». Действительно, ведь еще в минувшем десятилетии капитализация «Газпрома» была около 300 миллиардов долларов, и Алексей Борисович Миллер обещал, что в следующем десятилетии (то есть в том, которое заканчивается сейчас), «Газпром» будет стоить триллион долларов. Но вместо этого он стоит порядка 60 миллиардов. То есть он подешевел приблизительно в 5-6 раз по сравнению с пиковыми показателями начала 21 века, а уж о заветном триллионе никто сейчас и в самых буйных фантастических снах не заикается.

При этом ясно, что всё это была спекулятивная интрига, да и сама новость была несколько хромой. Любая, даже самая поверхностная аналитика свидетельствовала о там, что здесь что-то нечисто, потому что, в принципе, нынешний исполняющий обязанности губернатора Санкт-Петербурга Александр Дмитриевич Беглов в известной мере является ставленником «Газпрома».

Да, Санкт-Петербург всё больше становится не только северной столицей России, но и столицей «Газпрома», где «Газпром» не только зарегистрирован, но и где будут находиться его основные штаб-квартиры и центры приложения всяких публичных, представительских, светских и иных активностей. Но там достаточно активен близкий партнёр «Газпрома» Юрий Ковальчук. А Юрий Ковальчук во многом стоит за Александром Бегловым. Поэтому какой смысл менять одного ставленника на другого, совершенно непонятно.

С.Белковский: Для Миллера переход из «Газпрома» в Смольный, в кресло губернатора Петербурга, был бы явным понижением

Кроме того, для Алексея Борисовича Миллера переход с позиции главы «Газпрома» на Смольный, в кресло губернатора Санкт-Петербурга, был бы явным понижением. Уж если так понижать и унижать человека, то как-нибудь более красиво — например, путём отправки в Совет Федерации Федерального собрания Российской Федерации, что нередко делается. Но инвесторы оказались в такой ажитации, что слуху поверили, и кто-то на этом серьёзно заработал. Пусть не так много, как Натан Майер Ротшильд на битве при Ватерлоо, но тоже нехило.

А сейчас ещё грядет нечто новое «с человеческим лицом». Разрастается конфликт между крупнейшей российской нефтяной компанией «Роснефть» и главной и единственной транспортной монополий в области нефти — государственной компанией «Транснефть». Мы все знаем, что уже пару месяцев назад разразился скандал в связи загрязнением российской нефти дихлорэтаном. Что такое дихлорэтан, я, по правде сказать, не знаю. Но это легко узнать в Википедии всякому из слушателей и зрителей программы «Время Белковского», кто этим почему-то заинтересуется.

В результате сначала тревогу забила Белоруссия, которая начала получать некондиционную российскую нефть, непригодную для переработки на белорусских НПЗ, а потом Польша и Германия. Но самой обиженной, самой униженной в этой ситуации представила себя компания «Роснефть», возглавляемая одним из самых влиятельных бизнесменов и функционеров современной России, человеком, весьма близким к Владимиру Путину — Игорем Ивановичем Сечиным.

«Роснефть» сейчас требует жесточайших санкций к «Транснефти» и её руководству во главе с генерал-майором в отставке Николаем Токаревым, и требует опережающих выплат компенсаций за поставку незагрязненной дихлорэтаном нефти, поскольку «Роснефть» не только транспортирует собственную нефть по нефтепроводу «Дружба», жестоко пострадавшему в результате всего этого загрязнения, но и перерабатывает эту нефть на собственном заводе в Германии в Шведте. И уже с конца апреля завод в Шведте не получает ни капли нефти.

Помните: «единственное, что поможет смертельно раненому коту» — это капля нефти из нефтепровода «Дружба». Так сказал бы герой Михаила Афанасьевича Булгакова. При поддержке Министерства финансов России и его непосредственного руководителя, первого вице-премьера Антона Германовича Силуанова «Роснефть» предлагает распять «Транснефть» на санкционном кресте и стрясти с этой компании всё, что только возможно.

На это Николай Токарев, глава «Транснефти», также близкий к Владимиру Путину, жёстко и жестоко отбрыкивается и обращает внимание собравшихся, что «Транснефть» некогда обработала проект закона о контроле качества нефти, поставляемой российскими производителями в систему магистральных нефтепроводов — в частности, в нефтепровод «Дружба». Но именно «Роснефть» была главным лоббистом против этого закона — она заблокировала его принятие в редакции «Транснефти», поскольку в компании Игоря Ивановича Сечина посчитали, что принятие закона будет сопряжено с огромными дополнительными издержками на новое оборудование. И вот, мол, это производители нефти всё загрязнили дихлорэтаном.

Конечно, Следственный комитет, который в известной мере не чужд Игорю Ивановичу Сечину, виновных уже нашёл. Это некая организованная преступная группировка в Самарской области (сейчас я даже найду, как она называется), которая загрязняла сакральную российскую жидкость через узел слива нефти, расположенный в селе Николаевка Волжского района. В частности, под боем находится некая малоизвестная компания-нефтеперевалка, принадлежащая бизнесмену Роману Трушеву. Против 4 человек уже возбуждено уголовное дело.

Извините, что я говорю «возбУждено», но в современной России иначе нельзя. Когда говоришь «осуждЁнный», сразу хочется сказать «осУжденный», «возбуждЁнный» — «возбУжденный», и даже, согласитесь, «возбУжденный» звучит более эротично, чем «возбуждЁнный». Мне кажется, что российским сексологам следовало бы взять это соображение на вооружение. Извините за неудачную рифму.

Но сам Роман Трушев, в своё время ударившийся в бега (поскольку всякий российский бизнесмен знает, что когда начинается какое-то дело, хотя бы косвенно затрагивающее тебя, искушать судьбу не надо — есть много не столь демократических стран, где на запросы Следственного комитета Российской Федерации могут реагировать недостаточно оперативно) заявил, что это всё ерунда, потому что вся его нефтеперевалка поставляла в нефтепровод 25-30 тысяч тонн в месяц, А для того, чтобы так загрязнить всю эту историю дихлорэтаном и парализовать нефтепровод, нужно было от 3 до 5 миллионов тонн.

Здесь тоже содержится намек на то, что не только обычное российское разгильдяйство и отсутствие контроля в системе «Транснефти» привели к этому чудовищному загрязнению, но и что, возможно, к загрязнению была причастна могущественная «Роснефть», у которой во всей этой истории есть свои безусловные интересы, и они существуют уже не первый год.

В своё время, в 2007 году, Игорь Иванович Сечин, будучи высокопоставленным чиновником Администрации президента (формальный ранг господина Сечина никогда особенно не важен — важны его неформальные отношения с главой государства, которые прочны как узы дружбы между Россией и Китаем) пролоббировал Николая Токарева на позицию главы «Транснефти», добившись перемещения предыдущего руководителя, Семёна Вайнштока, на пост начальника приступавшей к работе государственной корпорации «Олимпстрой» — той самой, где после смены многих руководителей всё-таки были построены олимпийские объекты в Сочи. Но со временем отношения между господами Сечиным и Токаревым как-то разладились.

И на сегодняшний день у Игоря Ивановича Сечина в отношении «Транснефти» есть программа-максимум и программа-минимум. Программа-минимум — это добиться замены руководства этой компании, замены первого лица на какого-нибудь топ-менеджера, близкого и лояльного лично ему, Игорю Ивановичу. Таких немало и среди вице-президентов «Роснефти». Но есть и человек, который сегодня формально в «Роснефти» не работает, хотя даже одно время и возглавлял эту компанию, после ухода Сергея Михайловича Богданчикова, а сейчас возглавляет «Независимую нефтяную компанию», которая считается центром консолидации негосударственных энергетических активов, де-факто подконтрольных Игорю Сечину. Зовут этого человека Эдуард Худайнатов.

Почему бы ему, Эдуарду Худайнатову, в самом деле не возглавить «Транснефть»? В конце концов, Николай Токарев, хотя и генерал, хотя и работал в дрезденской резидентуре КГБ как раз в то время, когда Владимир Путин был там директором Дома советской культуры, но ему уже под 70. «Транснефтью» он руководит уже 12 лет. А ротация кадров, их омоложение — это один из важнейших принципов политики любого современного государства, которым якобы очень стремится стать путинская Россия.

С.Белковский: Санкт-Петербург всё больше становится не только северной столицей России, но и столицей «Газпрома»

Ну а программа-максимум — это просто поглотить «Транснефть», сделать её частью «Роснефти», так, чтобы «Транснефть» была акционирована и её контрольный пакет достался «Роснефти», а неконтрольный — кому-нибудь ещё. Да хоть бы и «Независимой нефтяной компании». Чем чёрт не шутит.

Кстати, ещё несколько лет назад обсуждался вопрос о том, что «Роснефть» готова купить компанию «Газпромнефть», возглавляемую ныне Александром Дюковым — тем самым мифологическим преемником Алексея Миллера, и переименовать её обратно в «Сибнефть», как «Газпромнефть» называлась в блаженные времена Романа Аркадьевича Абрамовича, продавшего её «Газпрому» и тем самым приведшего к переименованию.

Реализуются ли эти наполеоновские планы господина Сечина, пока непонятно. Тем более, что на всякого хитрого Сечина найдётся кто-нибудь с винтом. Например так называемая «корпорация адьютантов» — бывших охранников Владимира Владимировича Путина, которым уже опостылели губернаторские посты, где они набирались опыта гражданского государственного управления, и которые уже раздумывают о серьёзных местах в силовых структурах, в правоохранительной системе.

Например, на мой скромный личный взгляд, идеально смотрелся бы на посту министра внутренних дел нынешний ярославский губернатор Дмитрий Миронов, который уже работал в системе МВД после ухода из Службы безопасности президента. Ну а самый легендарный путинский адъютант — Алексей Геннадьевич Дюмин, ныне губернатор Тульской области, был бы хорош и в Федеральной службе безопасности, и в Министерстве обороны, и где только не. Так что большая схватка только начинается.

И мы отвечаем на вопрос радиослушателя Германа Оскаровича Грефа из Москвы: «Будут ли расти акции «Роснефти» в случае поглощения ею «Транснефти»? Если да, то в каком объёме следовало бы в них вкладываться?». Герман Оскарович, я думаю, что поглощение «Транснефти» не способствовало бы росту акций «Роснефти», поскольку это будет сопряжено для главной нефтяной компании страны со значительными издержками. Я бы не торопился, особенно если речь идёт о народных сбережениях.

А сейчас мы уходим на небольшой перерыв, сопряжённый с нашим источником существования: нефти у нас нет — остаётся только реклама!

НОВОСТИ.

РЕКЛАМА.

С. Белковский Доброй субботы, дорогие друзья! Это «Эхо Москвы», программа «Время Белковского». В студии Станислав Белковский. Напомню: мы обсуждаем события, которые случились на этой неделе 10, 20, 30, 100, 200, 500 лет назад и сопоставляем их с событиями дней сегодняшних, 2019 года, случившимися на этой неделе, с 10 по 16 июня.

И вот 12 июня 1989 года в Бонне, тогдашней столице Федеративной Республики Германия, председатель Президиума Верховного Совета СССР Михаил Сергеевич Горбачёв, недавно сменивший на этой должности великого Андрея Андреевича Громыко, многолетнего министра иностранных дел СССР, и канцлер ФРГ Гельмут Коль подписали документ, который официально предоставил всем европейским государством право самим решать, какая политическая система будет определяющей в их странах. Фактически этот документ положил конец так называемому «советскому блоку» — системе тоталитарных и полутоталитарных режимов, установленных в Восточной Европе по итогам Второй мировой войны и сталинской оккупации.

Вот как вспоминает это дело дипломатичный (иногда не в меру) Михаил Сергеевич Горбачёв в своих мемуарах:

«Мой ответный визит в ФРГ начался 12 июня 1989 года. Незадолго до того меня избрали председателем Верховного Совета СССР. Федеративная Республика Германии — адрес первой зарубежной поездки в новом качестве выглядел в этом контексте символически. Этим шагом мы как бы ещё раз подтверждали значение, которое придаём сотрудничеству с ФРГ.

Программа была исключительно разнообразной и насыщенной, дала возможность побывать в нескольких землях ФРГ, во многих городах и поселках, встретиться с политиками, предпринимателями, деятелями культуры, рабочими, представителями партий и общественных движений.
Визит начался церемонией у резиденции президента ФРГ Рихарда фон Вайцзеккера. Уже здесь мы вступили в контакт с жителями Бонна». «Вступили в контакт» — согласитесь, в этом есть что-то инопланетное. Что вообще сопровождает риторику Михаила Сергеевича Горбачёва на всём протяжении его карьеры.

«Особенно трогательной была встреча с группой учащейся молодежи. В присутствии президента состоялась живая беседа. Молодые люди хотели донести до меня свои чувства солидарности с реформами в Советском Союзе.
Незабываемая встреча произошла в Бонне на площади Ратуши. Уже на прилегающих улицах мы попали в настоящее половодье человеческих чувств, дружбы и симпатий». Какая есенинщина, чёрт побери! «Возгласы, пожелания… Всех не запомнишь. Но вот некоторые: «Горби! Творите любовь, но не стены», «Пожалуйста, так держать, Горбачев!».
Когда мы поднялись на площадку, или, точнее, балкон ратуши, по площади прокатился шквал аплодисментов и приветствий. А потом четырех— или пятилетний мальчик…». Видимо, здесь есть большая разница. Равно как и стойкая невозможность определить, было мальчику 4 или 5 лет — это тоже загадка для тех, кто будет расшифровывать эти мемуары десятилетия спустя. «...Себастиан Шиллинг…»  — фамилия Шиллинг тоже указывает на монетизацию всех процессов предоставления восточноевропейским странам фактической независимости. «...поднялся к нам с букетом цветов. Мы с Раисой Максимовной подняли его на парапет. Площадь ликовала».

С.Белковский: У Сечина в отношении «Транснефти» есть программа-максимум и программа-минимум

Дальше ключевая фраза: «Этот момент обошёл многие телеэкраны и страницы бесчисленных газет».Михаил Сергеевич Горбачёв очень нравился и нравится западным средствам массовой информации. Это было одним из важных мотивов при принятии им решений вообще.

Но более важным мотивом было стремительно ухудшающие экономическое положение Советского Союза. Уже при Горбачеве, с 1985 по первую половину 1989 года Советский Союз выделил братским странам 93 миллиарда долларов всяческой помощи. А тут, в условиях начавшегося падения цен на нефть и других неурядиц, самим денег не хватало, и стало понятно, что «советский блок» надо, называя вещи своими именами, сдавать. И 12 июня 1989 года в Бонне это и было зафиксировано.

Как об этом сказал впоследствии Александр Николаевич Яковлев, ближайший соратник Михаила Сергеевича Горбачёва и один из идеологов перестройки, «в результате выиграли все». Страны Восточной Европы обрели демократию, а Советский Союз избавился не только от финансового бремени, но и от оснований собственного существования, что ускорило, собственно, и процессы демократизации в самом СССР.

Надо сказать, что Александр Николаевич, пусть не полностью, но во многом прав. Протокол 12 июня привёл к тому, к чему и должен был привести. Уже в сентябре того же 1989 года пришло к власти первое посткоммунистическое правительство Польши. Президентом ещё оставался генерал Войцех Ярузельский, но у него уже не было никакой реальной власти. Правительство возглавил социал-демократ Тадеуш Мазовецкий. То же самое произошло в Венгрии. В сентябре венгерские власти открыли границу с Австрией, после чего огромное количество венгров хлынуло в запретный капиталистический мир.

Я, кстати, помню, что такое первая попытка оказаться в капиталистическом мире для меня. В 1985 году я ездил по школьному обмену в ГДР, Германскую Демократическую Республику, провел там 2 недели и, в общем, никакой существенной разницы с Советским Союзом не заметил. А в 1990 году я ненадолго съездил в Париж по частной линии. И в первый же день, как интеллигентный советский мальчик, не лишённый еврейского происхождения, я, конечно, отправился в Лувр. Лувр произвел на меня гигантское впечатление, но не могу сказать, что был потрясён «до основанья, а затем». Поскольку я до этого уже был в Эрмитаже, который, в общем, сопоставим по масштабам с Лувром. Что такое большой музей с выдающимся собранием, я знал.

А после Лувра я зашёл в некое учреждение культуры, которое действительно меня глубоко перепахало, как сказал Владимир Ильич Ленин о романе Николая Гавриловича Чернышевского «Что делать?». Зайдя в это учреждение культуры, я не мог пошевелиться минут 5. На меня напала так называемая каталепсия. Этим учреждением культуры был супермаркет на юге Парижа, который назывался Marche de Vanves, то есть «Маркет Ванва» (Ванв — это район). Сейчас я понимаю, что, в общем-то, по современным меркам маркет был плохонький. Но все эти 20 видов сыра и какие-то фрукты, существования которых я и не представлял, поразили меня. Я понял, что капитализм — это не социализм, это что-то совсем другое.

Соответственно, то же самое ощутили эти венгерские ребята, которые в сентябре 1989 года хлынули через границу с Австрией. Уже в конце 1989 года в Венгрии происходят свободные выборы. Коммунисты навсегда уходят от власти, побеждает Демократический Форум — партия христианско-демократического толка, во главе который стоял Йожеф Антал.

Аналогичные события происходят в Чехословакии. Волнения там начались ещё летом-осенью 1988 года в связи с годовщиной оккупации Чехословакии странами Варшавского договора в 1968. В итоге в ноябре 1989 года коммунистическое правительство подаёт в отставку, после чего сначала спикером парламента становится легендарный Александр Дубчек, а в конце декабря 1989 года президентом страны парламент избирает Вацлава Гавела. Коммунистическая эпоха заканчивается.

И, наконец, ключевые события происходят, конечно, в Германии. Хотя Эрих Хонеккер, бессменный лидер ГДР на протяжении десятилетий, был человеком весьма жёстких, тоталитарных взглядов и уходить никуда не собирался. Даже настойчивые рекомендации Михаила Горбачёва подумать о преемнике не имели для него существенного значения. Но уходить пришлось. Хонеккера сменил Эгон Кренц, а премьер-министром ГДР стал относительно популярный в то время политик, хоть и представитель правящей Социалистической Единой партии Германии (то есть коммунистов) — Ханс Модров.

Но вся конструкция Ханса Модрова продержалась несколько недель. Уже 9 ноября 1989 года была деблокирована граница между Восточным и Западным Берлином, началось разрушение Берлинской стены. Наш великий Мстислав Леопольдович Ростропович, который был наделён не только музыкальным гением, но и уникальным политическим (даже геополитическим) чутьём, тут же прилетел играть на виолончели на руинах Берлинской стены. И с этого момента стало ясно, что объединение ФРГ и ГДР в ближайшем будущем неизбежно. Оно было юридически оформлено 3 октября следующего, 1990 года.

Компенсацией за объединение и за вывод советских войск, согласованныеймежду Михаилом Горбачёвым и Гельмутом Колем, стали 13 миллиардов марок. Однако инвестиции Западной Германии в Восточную, чтобы выровнять уровень жизни, а главное, убить ностальгию по социалистическим временам (так называемую «остологию» — по-немецки Ost это Восток) — в это ФРГ вложила 7 триллионов евро, и конца и края пока не видно. Преодолеть ментальные различия, которые сложились за время существования двух немецких государств, полностью стереть границу между западным немцем и восточным — эта работа еще не завершена, кто бы что ни говорил.

Уже в том же 1989 году начались сепаратистские процессы в Югославии. Даже самая лояльная Советскому Союзу Болгария свергла первого секретаря ЦК Компартии Тодора Живкова и переименовала в Социалистическую партию, выдвинув на авансцену молодого лидера Петра Младенова. А ведь Болгария была настолько лояльна Советскому Союзу! Вы помните пошловатую пословицу «курица не птица, Болгария — не заграница», которая во многом была порождена искренним желанием Тодора Живкова присоединить Болгарию к Советскому Союзу в качестве 16-й республики. Но Леонид Ильич Брежнев, который в это время был уже староват и дряхловат, решил, что такое сложное политическое решение — для него это всё-таки уже неподъёмная ноша, и отказался.

И, конечно, завершился 1989 год революцией в Румынии, когда всенародный любимец Николае Чаушеску неожиданно оказался объектом всенародной ненависти. Sic transit gloria mundi — ни один политик не должен об этом забывать. От любви до ненависти вообще один шаг, а уж в политике тем более. Тогда его попытки, с одной стороны, стравить румын с венграми, требовавшими автономии в Трансильвании, а с другой стороны, призвать на помощь шахтёров, обернулись полным поражением и расстрелом его и его жены 22 декабря 1989 года.

Кстати, хотел заметить в связи с Трансильванией, что всё-таки ключевой фигурой румынской истории был и остаётся граф Дракула. В своё время, когда меня спрашивали на симпозиуме в Бухаресте, как назвать международный аэропорт Бухареста, я, естественно, всегда рекомендовал назвать его Dracula International Airport Тем более, что с графом Дракулой может быть запряжена целая прекрасная система универсальных слоганов, подходящих для любой страны, но для Румынии в особенности. «Нам нужна свежая кровь!» — я считаю, что под этим слоганом с изображением Дракулы любая политическая сила в Румынии может идти на выборы и побеждать.

С.Белковский: Я очень надеюсь, что курс международной политики будет кардинально изменён

В общем, страны Восточной Европы как-то моментально, воспользовавшись пактом Горбачёва-Коля от 12 июня 1989 года, выбрали свою судьбу. Интересно, сможет ли русский народ, народ Российской Федерации когда-нибудь тоже выбрать себе политическую систему, которая ему по душе? И какой пакт для этого нужно будет подписать, между кем и кем? Об этом рассуждает наш колумнист Дмитрий Белковский

Д. Белковский Мне 20 лет и я склонен мечтать. Мечтать о судьбе моей Родины и близких мне людей. И знаете, когда я думаю о том, какая будет политическая система моей стороны через 10 лет, в голову лезет ворох мыслей — весёлых и не очень.

Конечно, в первую очередь хотелось бы, чтобы имелась какая-то определённость с нашим политическим режимом. Ведь хотя де-юре мы находимся в стране с демократической системой, де-факто витают нотки авторитаризма. Это несоответствие действительно разрушает наше общество. Это видно, и события последних дней прямое этому подтверждение. Также это несоответствие является главной причиной дисфункции многих социальных институтов в нашем обществе.

Государство как важнейший социальный институт не должно санкционировать репрессии и давление на оппозиционно настроенную часть населения. Государство не должно создавать и распространять огромные коррупционные сети по всей стране. Я считаю, что государство должно служить народу, а не народ служить государству.

Также в моих мечтах витают мысли о независимых судах, которые будут защищать интересы граждан нашей с вами страны, а не интересы власть имущих людей или правоохранительных органов. Конечно же, добиться этого можно только с помощью создание независимых судей, независимых судов. Для этой цели, конечно же, необходимо, чтобы они были финансово и кадрово независимы от государственной машины.

Однако вообще можно ли требовать каких-либо изменений, если во главе страны 20 лет стоит межгалактический монарх НРЗБ армией некомпетентных чиновников, занимавшихся с ним в одном кружке по дзюдо? Я думаю, вопрос риторический. И он будет оставаться таким, пока мы не сможем децентрализовать власть. Пока мы не сможем распределить полномочия президента между парламентом и кабинетом министров. Я считаю, что это одно из важнейших достижений, которые мы должны достичь в течение этих 10 лет, если мы действительно хотим, чтобы что-то изменилось.

Конечно, есть ещё много проблем и желаний, которые приходят ко мне в голову. Также я очень надеюсь, что курс международной политики будет кардинально изменён. Я надеюсь, что мы будем находиться во взаимовыгодном сотрудничестве с другими странами, в состоянии мира, а не постоянной конфронтации, от которой миллионы людей страдают каждый день. Мы должны перестать гнаться за этим мнимым геополитическим влиянием, которое не приносит никаких заметных практических изменений в нашу страну, а дальше усугубляет её положение на международной арене.

И, в конце концов, я вижу народ, которому будет небезразлична судьба нашего государства, который будет принимать активное участие в создании и формировании этого нового государства и не позволит обращаться с собой неподобающим образом, нарушать свои права.

Я понимаю, что старшие поколения хотели совершенно того же. Прямое доказательство этому — Конституция Российской Федерации. К сожалению, их мечтам не довелось превратиться в реальность. Они превратились лишь в изуродованные осколки их желаний. То же самое стало и с Конституцией, которая некогда была символом нового начала и свободы, а сейчас вспоминается лишь в грустных шутках. Но нашему поколению, людям, которые сейчас растут и созидают в этом новом времени, дана возможность порвать этот кокон, который плела власть вокруг нашего общества эти долгие годы. Я верю, что у нас это получится».

С. Белковский Тем временем полемика о том, какая политическая система нужна России, в нашей стране продолжается. Мы помним, что ещё в 2015 году Вячеслав Володин — тогда простой первый заместитель руководителя Администрации президента и куратор внутренней политики, а нынче целый спикер Государственной Думы, 4-е лицо государства — обнаружил нашу национальную идею: «Есть Путин — есть Россия, нет Путина — нет России».

В этом смысле меня весьма удивляет, что День России отмечается 12 июня, в день принятия Декларации о государственном суверенитете РСФСР Съездом народных депутатов РСФСР в 1990 году и в день избрания Бориса Ельцина президентом страны в 1991 году. Я специально не стал брать эти события в повестку дня нашей программы «Время Белковского», потому что это несколько банально, слишком очевидно лежит на поверхности. Но если «есть Россия — есть Путин», как утверждает Вячеслав Володин, главным государственным праздником России, конечно, должен быть день рождения Владимира Владимировича 7 октября. Это совершенно очевидно.

Полемика продолжилась, в частности, и в этом, 2019 году программной статьёй Владислава Юрьевича Суркова, помощника президента Российской Федерации, под названием «Долгое государство Путина». Мне уже приходилось говорить в других программах в студии «Эха Москвы», что, на мой взгляд, ключевой, истинный мотив написания и публикации этой статьи — потрафить Владимиру Владимировичу в ситуации, когда административно-аппаратное положение Владислава Юрьевича Суркова очень непростое.

Де факто он помощник по самопровозглашенной Донецкой и Луганской народным республикам и тут у него куча аппаратных конкурентов. С одной стороны на него давит ФСБ со своими агентами влияния на этих территориях. С другой — Главное разведывательное управление (оно же Главное управление Генштаба вооруженных сил). С третьей стороны — кум Владимира Путина Виктор Владимирович Медведчук, главный неформальный советник российского президента по украинским делам.

Владислав Юрьевич нервничает. Надо взять и как-то подольститься к боссу, преподнеся президенту те мысли, которые президент сам думает. Это нормальная аппаратная логика: узнать, что думает начальник, и пересказать это ему своими словами. Тогда начальник думает: «О, такими подчинёнными разбрасываться нельзя, если они так хорошо умеют меня понимать» — буквально лучше, чем канадский кот Чуча Бари Каримовича Алибасова.

С.Белковский: Все путинские годы мы идём путём усугубления провинциальности — самой страшной беды России

На это «Долгое государство Путина» можно посмотреть и с концептуальной точки зрения. Что же там утверждается в качестве возможности выбора Россией, российским народом политической системы и исторического пути? А утверждается там, что выбора у нас нет. Статья так и начинается: «Это только кажется, что выбор у нас есть. Поразительные по глубине и дерзости слова. Сказанные полтора десятилетия назад, сегодня они забыты и не цитируются».

Какой ужас! Нет никакого выбора! Что утверждает Владислав Юрьевич Сурков? Что западные демократии являются просто ширмой для Deep State, «глубинного государства», управления сетевой структурой всяких подонков — бизнесменов, а также бюрократов в погонах и без. А у нас на их «глубинное государство» найдётся «глубинный народ», который засел где-то так глубоко в толще национально-государственного организма, что его ничем не проймешь — ни пропагандой, ни социологическими опросами, ни внешними образцами.

А на чём же построена стабильность «глубинного народа» в его отношении к происходящему? Она построена, конечно, на эксклюзивном взаимодействии с одним-единственным лицом — президентом страны, национальным лидером Владимиром Владимировичем Путиным. Сейчас я процитирую Владислава Юрьевича впрямую.

«Умение слышать и понимать народ, видеть его насквозь, на всю глубину и действовать сообразно – уникальное и главное достоинство государства Путина. Оно адекватно народу, попутно ему, а значит, не подвержено разрушительным перегрузкам от встречных течений истории. Следовательно, оно эффективно и долговечно».

Замечу, что в этой статье выделяются 4 исторических периода и тем самым 4 типа российской государственности: государство Ивана III, Российская империя Петра I, Советский Союз Ленина и нынешнее государство Путина. Тем самым Путин назван не более, не менее, одной их четырёх системообразующих фигур нашей истории. Правильно: так и надо обращаться с начальником, если хочешь уцелеть в аппаратном соревновании с ФСБ, ГРУ и Медведчуком.

«В новой системе все институты подчинены основной задаче – доверительному общению и взаимодействию верховного правителя с гражданами. Различные ветви власти сходятся к личности лидера, считаясь ценностью не сами по себе, а лишь в той степени, в какой обеспечивают с ним связь». То есть, видимо, связь с лидером (в частности, система правительственной связи АТС-1 и АТС-2) является основой основ национального самоощущения в России.

«Кроме них, в обход формальных структур и элитных групп работают неформальные способы коммуникации» — ну да, когда, например, журналистам подбрасывают наркотики — это прекрасный неформальный способ коммуникации, я согласен. «А когда глупость, отсталость или коррупция создают помехи в линиях связи с людьми, принимаются энергичные меры для восстановления слышимости» — видимо, речь идёт о многочисленных арестах должностных лиц, которые в последнее время участились.

То есть сразу сказано, что Путин вечен (при нынешнем уровне медицины лет 30 он ещё точно может продержаться) и рассуждать тут ничего. Кроме того, Россия проникла в мозги к Западу, посеяв хаос и показав, что хвалёная евроатлантическая демократия не стоит выеденного яйца, если российские хакеры могут повлиять на результаты выборов даже в Соединённых Штатах Америки. Америка, по утверждению Владислава Юрьевича Суркова, всё более нелюбима миром и даже самой собой. Поэтому нам нужно забыть о выборе политической системы или всё-таки найти двух каких-нибудь лидеров, которые подписали бы пакт, аналогичный соглашению Горбачёва-Коля от 12 июня 1989 года.

Теперь вспомним о том, что 12 июня 1991 года Санкт-Петербургу было возвращено его историческое название, а название из предыдущего периода — Ленинград — ушло в историю. Это очень важно с точки зрения европеизации России. Хотя мы свернули с пути европеизации, мы должны помнить, что Санкт-Петербург — это самый европейский, самый умышленный город России. Если столица Москва — это, в общем, город хаоса, Санкт-Петербург — это город с претензией на порядок. Конечно, немецкого порядка в России никогда быть не может в силу разности менталитетов, но хотя бы полунемецкий может быть. Ведь демократия не противоположна порядку. Демократия и есть порядок.

Если верить Владиславу Юрьевичу Суркову, что российские образцы интересны для евроатлантического мира, то, наверное, судьба Ивана Голунова и разгон марша в его поддержку 12 июня 2019 года — это не совсем те образцы, с помощью которых мы можем влезть в голову Европе. И все путинские годы мы идём путём усугубления провинциальности — самой страшной беды России.

О провинциальности, грубо говоря, написан весь Чехов. Мы все пронизаны страхом перед провинциальностью. И чем больше разговоров о духовных скрепах, безальтернативности нашего пути, о том, что выбирать нам не приходится, о «глубинном народе», спрятанном где-то в тайге и тундре национального сознания и отделенном от Европы, к которой мы на самом деле органически принадлежим, тем больше эта провинциальность начинает захлёстывать нас и тем больше мы ощущаем себя на обочине истории, тем более в эпоху технологической революции, когда технологические уклады меняются столь быстро, что мы даже зачастую не успеваем это отслеживать.

И чтобы немножко не только подумать о грехе провинциальности (а это грех), но и ощутить его в музыкальном формате, я хотел бы предложить послушать новую песню группы Rammstein — «Auslander». Солист её Тилль Линдеманн, как известно, также является бойфрендом известной постсоветской певицы Светланы Лободы, оказавшей существенное влияние на нынешний период творчества Rammstein.

Большое спасибо, дорогие друзья! Хорошей вам субботы и дальше! Это была программа «Время Белковского» на «Эхе Москвы». С вами был Станислав Белковский. Ура, до скорого!



Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире