'Вопросы к интервью
А. САМСОНОВА: 22 часа 11 минут в столице. Мы вас приветствуем. Тоня Самсонова, Эвелина Геворкян.

Э. ГЕВОРКЯН: Здравствуйте.

А. САМСОНОВА: И Наталья Шопен.

Н. ШОПЕН: Я бы сказала, что уже ночь совсем. Самое лучшее время для беременных.

А. САМСОНОВА: Ну конечно, самое лучшее время для таких беременных тем. Ну что ж мы начинаем наш проект «Бэби бум» на Эхе Москвы. Мы будем встречаться с вами каждое воскресенье в 22 часа 10 минут. Ну, на самом деле Алексей Алексеевич Венедиктов давно хотел сделать программу о беременных. Все-таки необходимо было одно важное условие – беременная ведущая.

Э. ГЕВОРКЯН: Мы выполнили этот спецзаказ. Можно сказать, выслужились перед начальством.

А. САМСОНОВА: Но вы раньше выполнили это. На сколько месяцев? На один, мы считали.

Н. ШОПЕН: Я даже скажу по секрету, что даже Роман Плюсов, наш корреспондент, присоединился к этой инициативе главного редактора, по мере сил. Мы решили не приглашать его пока в эфир, но думаю, он тоже появится как будущий молодой отец в этой программе. Итак, у нас у каждой программы будет своя тема. Давайте сразу заявим о том, что тема этой программы это отпуск по беременности, потому как все мы еще не вышли в декрет…

А. САМСОНОВА: …но все уже были в отпуске.

Э. ГЕВОРКЯН: И сразу хотим обратиться, что мы будем общаться далеко не только с беременными, справки из консультации нам приносить не надо. Вот также хотим слышать в этой программе мужские голоса…

А. САМСОНОВА: 363-63-59.

Э. ГЕВОРКЯН: …отцов, мужей, подруг, матерей и так далее. То есть всех, кто видит в своем ближайшем окружении беременных, звоните, участвуйте в обсуждении.

А. САМСОНОВА: У нас всю программу работает СМС, мы активно читаем сообщения. +7 985 970 45-45. Прежде, чем мы начнем, пару слов о передаче. Каждую неделю мы с вами будем делиться своими дневниками, своими записями, тем, что наболело. Сейчас как раз к этим дневникам и приступим, их послушаем. Мы специально для вас подготовили.

Э. ГЕВОРКЯН: …иногда они будут печальные.

А. САМСОНОВА: …иногда они будут веселые, у вас будет повод над нами посмеяться. В любом случае мы обсудим каждую запись. Это будет до половины часа. К нашей основной теме: «Беременные в отпуске: есть ли риск» мы перейдем во второй половине часа. Я сразу скажу, что нам приходило на сайт очень много вопросов о том, что произошло в Турции, о том, как россиянка родила преждевременно своего ребенка в Турции, о том, как мы к этому относимся.

Н. ШОПЕН: …и оставила своего ребенка заграницей, вернулась в Россию и теперь пытается вернуться обратно в Турцию, чтобы вернуть своего младенца.

Э. ГЕВОРКЯН: Поговорим об этом позже. И мы надеемся, что мы будем обязательно отвечать на ваши смс-сообщения, не забудьте об этом, и мы будем принимать ваши звонки.

А. САМСОНОВА: А теперь время переходить к дневникам, и сначала мы послушаем дневник Эвелины Геворкян.



Запись: Эвелина Геворкян, 24 года, 7-ой месяц, ожидает мальчика, спешит до родов получить водительские права.

Э. ГЕВОРКЯН: Вчера вместе со свекровью пошла выбирать детские вещи среди тех, что носила племянница. Сестра мужа до сих пор хранит их в чемоданах и коробках на шкафах. Вот распаковали мы эти богатства, а я в замешательстве, без понятия, что мне может пригодиться из этих маленьких, смешных вещичек для кукол. Состоявшиеся мамаши при виде пинеток, комбинезончиков охали от умиления и со знанием дела сортировали: это пойдет, это слишком большое, розовое пока брать не будем, мальчик, скорее всего, родиться. В этот момент в доме у родственников кроме меня оказалась одна семейная пара с ребенком. Гостья вспоминала почти каждую вещь. Выяснилось, что после племянницы вещи носил ее сын, и вот теперь маленькие реликвии перейдут по наследству и моему ребенку. В какой-то момент у меня мелькнула мысль: я ведь вполне могу купить своему ребенку все новое, и вещи не будут связаны с энергетикой предыдущих детей и семей, потом нашла эту традицию передавания вещей по наследству доброй и практичной. Ведь куда меньше мне нравятся причитания некоторых эгоистов, что, мол, ужас, на ребенка нужно столько много денег, думать надо, прежде чем рожать, вот сначала разбогатеем, подкопим денег на ребенка. Незачем отмазываться, малыш не понимает, во что одет, питается первое время бесплатно, грудью, а друзья и родственники всегда готовы помочь.

Конец записи.

А. САМСОНОВА: Эвелин, то есть ты готова использовать для своего ребенка вещи от других детей?

Э. ГЕВОРКЯН: Ну что значит использовать? Я подозреваю, что и я в детстве ходила в вещах, которые моей маме передавали подруги от своих детей.

Н. ШОПЕН: …это точно. Тогда были другие времена. В Питере это была большая проблема. Тонь, а у тебя? Как ты сама считаешь?

Э. ГЕВОРКЯН: Подождите, зачем сейчас тратить лишние деньги, как мне кажется, их можно пустить на что-то другое более актуальное и позитивное. Дело в том, что дети не изнашивают вещи так, как взрослые. Они зачастую успевают их пару раз надеть. Эти вещи, ну я их видела, они все прекрасного качества.

А. САМСОНОВА: …ты знаешь, есть два вопроса. Есть вопрос возможности, если нет денег, то вопрос о том, использовать ли вещи старших братьев и сестер, вопрос этот не стоит. Но если есть средства, то человек сталкивается с таким выбором, что сразу объявляется куча друзей, чьи дети выросли из автокресла, коляски и так далее, из одежды. Но у меня не то, чтобы чувство брезгливости, просто я думаю, ну как же так, мой ребеночек. Мне хочется, чтоб я ему все выбрала, всю одежду. Коляску выбрать того цвета, которого я хочу, ту коляску, которую я хочу, а не ту, которую мне подарят. Главное не чувствовать себя обязанной – вот это для меня тоже важно.

Н. ШОПЕН: А мне понравилось в словах Эвелины то, что не нужно паниковать по поводу рождения ребенка, что нужно огромное количество денег. В этом смысле мне кажется, нужно жить в большем доверии к миру, потому что если так получается, что мир готовит нового человека для появления на свет, то он сделает очень много, чтобы этот человек появился. И вообще мне кажется, главное — максимальное отсутствие страха в людях в принципе.

Э. ГЕВОРКЯН: …я совсем не опровергаю эту традицию. Если мне захочется коляску синюю с перламутровым цветом, я пойду ее и куплю. Дело в том, что вчера, когда мои родственники предлагали эти вещи, я не нашла нужным отказываться, потому что это были достаточно хорошие вещи и мне приятно их было от них получить.

А. САМСОНОВА: Ты не боишься столкнуться с ситуацией, когда действительно не сможешь отказаться. Тебе привезут коляску. Скажут: вот мы тебе отдаем коляску. И ты не сможешь не пойти с ней гулять, а то вдруг обидятся.

Э. ГЕВОРКЯН: я уже элементарно сказала подруге, что мне элементарно негде ее хранить или еще что-нибудь. Тут вопрос, можешь ли ты отказать человеку или подруге вежливо.

А. САМСОНОВА: А ты можешь сразу заявить свою позицию?

Э. ГЕВОРКЯН: Да.

А. САМСОНОВА: Ребята, мы для своего ребенка все покупаем сами, спасибо, не надо.

Э. ГЕВОРКЯН: Да. Это просто. На самом деле малыш, когда рождается, он нуждается в таком минимуме вещей. У нас у всех сейчас такие жилищные обстоятельства, что у нас элементарно места в квартире не хватает для всех этих вещей, которые спустя несколько недель просто будут малы.

Н. ШОПЕН: Вот и прекрасно, потому что я сразу сдам все эти вещи обратно и таким образом, они не будут занимать у меня место.

А. САМСОНОВА. Это вопрос циркуляции вещей от одного малыша к другому. Это расширяет пространство квартиры, потому что ты знаешь, куда их отдать потом. Ну что, Наташа, переходим к твоему дневнику?

Н. ШОПЕН: Но он будет достаточно грустный, сразу предупреждаю вас.

Запись. Наташа Шопен, 27 лет, 7-ой месяц, ожидает девочку или мальчика. В последнее время перестала бояться нырять и плавать с ластами и маской.

Н. ШОПЕН: А знаете, этому государству не нужны дети. Убеждаюсь в этом каждый раз, когда прихожу в новое учреждение. Вся эта неделя прошла в коридорах городской поликлиники, где мне нужно было пройти целую стайку врачей. Гинеколог пригрозила, что пока не принесу все справки, в декрет она меня не отпустит. Так что в свободное от работы время я просиживала в очередях к окулисту, лору, невропатологу и прочих в окружении соответственно не очень здоровых бабушек и дедушек, а также мужчин и женщин. Никаких специальных правил, позволяющих беременной женщине избежать очереди, как оказалось, еще не изобрели. В итоге, кашель и хлюпающий нос, а зачастую и испорченное настроение. Мне попадались почему-то 2 типа врачей. Приветливые и ироничные, они с легкостью давали мне справку, но чаще напряженные и раздраженные, требующие каких-то дополнительных бумажек. Так, терапевт отказалась писать заключение до тех пор, пока я не принесу из консультации анализы крови и мочи. Я уверяла, что в этом нет необходимости, что с этими анализами знаком мой гинеколог, но она это восприняла как оскорбление. Сказала, что это она, она терапевт, а не мой врач и предложила прийти в другой раз с бумажками. Я жаловалась маме, она меня успокаивала, удивлялась, что я этого не знаю, ведь это всегда так, все врачи так относятся, особенно к беременным, посоветовала перед приемом пить валерианочку. И вы знаете, я совсем не люблю страну, где перед встречей с врачом нужно пить валерианочку.

Конец записи.

А. САМСОНОВА: Да, что-то грустно у тебя получилось.

Н. ШОПЕН: А у вас был такой опыт? Просто любопытно даже, вот у меня в консультации, в которую я хожу, мне приходится тратить, чтобы ее посетить, около 3-5 часов. Я просто засекла время, и все это время я отнюдь не нахожусь на приеме у врача. Я сижу в очередях и все.

А. САМСОНОВА: Да, как у вас… Этот вопрос относится не только к Вам, Наташа, но еще и к нашим слушателям, которые могут присылать свои смски +7 985 970 45 45. Присылайте мне, пожалуйста, свои комментарии. Вот мне уже прислали, что я сноб. Я сноб, этого не отрицаю. Иван к предыдущему дневнику сказал, что если бы Эвелина в детстве ходила в новых вещах, а не в поношенных, она бы выросла, безусловно, другим человеком.

Н. ШОПЕН: …например, не снобом, как Самсонова.

Э. ГЕВОРКЯН: …ну что же, давайте вернемся к консультациям нашим. Не даром существует житейская мудрость бывалых вставать на учет как можно позже. Существуют исследования французских ученых о том, что женщине нужно как можно меньше, таким образом, медицинское вот это ведение, оно может быть не так уж важно. Эти 3-5 часов лучше потрать на бассейн, гимнастику, пение, вышивание, прогулки, и от этого было бы больше пользы малышу. Я хочу сказать, что была поражена, когда вставала на учет, со мной ли это, России ли это происходит, потому что я шла, как на бой, думала, меня не будут прикреплять к консультации из-за вопроса с регистрацией. Ничего подобного. У меня было ощущение, что у нас в консультациях бесплатных изголодались по пациентам, что видимо все уходят в частные клиники, и я как раз сталкиваюсь с тем, что…

А. САМСОНОВА: …скажи мне номер, пожалуйста.

Э. ГЕВОРКЯН: около метро Алексеевская, консультация на улице Бочкова.

А. САМСОНОВА: …потому что прикрепиться можно к любой консультации, насколько я знаю. Там нужно найти какую-то причину или отмазку. Я сказала, что снимаю квартиру рядом с этой консультацией, поэтому я хочу здесь. Нет, без проблем, я пошла к главному врачу, и меня прикрепили.

Н. ШОПЕН: Но, вот, Эвелина, на самом деле, очень точно сказала, что шла в консультацию как на бой, но я не знаю, как у вас, но у меня на протяжении всей беременности возникает ощущение того, что как только я сталкиваюсь с какими-то государственными структурами, мне постоянно приходиться защищаться, мне постоянно приходиться бороться.

Э. ГЕВОРКЯН: …ты защищаешь своего ребенка, а что делать

А. САМСОНОВА: …нет, подожди, а зачем ты туда ходишь?

Э. ГЕВОРКЯН: А как иначе? А декретный отпуск? Если бы не декретный отпуск, я бы никогда там не появлялась. Мне неинтересно мнение врачей, которые постоянно перестраховываются и требуют от меня кучи бумажек, которые нужны им, а не мне, не моему ребенку нужны эти бумажки. Им нужны для какой-то статистики.

А. САМСОНОВА: Я очень скептично отношусь к регулярным осмотрам у врача. Измерение давления, регулярным приходам с целью, чтобы врач успокоился и знал, что у тебя все в порядке. Но что мне кажется действительно необходимым, это анализы. Поэтому то, что я делаю точно, это сдаю постоянно какие-то анализы из вены, руки уже как у наркомана, честно говоря, они все исколотые этими иголками.

Э. ГЕВОРКЯН: Странно, честно говоря, потому что у меня брали кровь из вены всего один раз. Но постоянно, когда я сталкиваюсь, например, в метро, когда реально просто хочется сесть отдохнуть…

А. САМСОНОВА: …слушайте, а…

Э. ГЕВОРКЯН: …тебя укачивает, например, и вот мужчины, как я заметила, совершенно не спешат тебе место уступать.

Н. ШОПЕН: Я тоже это заметила, но мне кажется, это потому что они не всегда очень понимают, что ты беременна, может быть думают, что ты полная. Женщины чаще уступают, потому что они лучше понимают, что девушка беременна. У них был такой опыт.

Э. ГЕВОРКЯН: Здесь Наталья из Москвы пишет: «Успокойтесь, Эвелина», это все-таки мне смс адресована, — «бывают ситуации хуже, чем у Вас, моей дочери на сносях, очень деликатному человеку приходилось, доказывая врачу, что она аллергик, и наркоз для нее опасен, говорить, что она не будет ломать специально руку или ногу, чтобы доказать опасность наркоза для себя». На самом деле, у меня была аналогичная история, когда я очень неважно себя чувствовала, но реально у меня ничего не болело, я очень устала и я пришла к врачу и сказала, что я беременна, дайте мне больничный лист хотя бы на несколько дней, чтобы я отдохнула от работы. Мне сказали, вы знаете, по закону мы не имеем права, мы можем положить только Вас в больницу. Вы там отлежитесь, а потом, по результатам анализов, мы можем Вам дать больничный на три недели. Я сказала, а зачем мне ложиться в больницу, у меня же вроде ничего нет, все анализы нормальные. На что мне ответили, вы главное согласитесь лечь в больницу, а что Вам проколоть, мы уже потом найдем.

Н. ШОПЕН: Я думаю. Мы к этой теме, медицинской, государственной медицины, бумажек и наших прав обязательно будем возвращаться и обращаться к опыту наших слушателей, которые нас научат.

А. САМСОНОВА: Но тут еще вопрос отношения. Никто не гарантирует тебе, что ты пойдешь в платную клинику, и там к тебе будут относиться хорошо.

Э. ГЕВОРКЯН: Моя сестра старшая ходила в платную клинику, сидела в тех очередях и беседовала с теми же самыми раздраженными врачами.

А. САМСОНОВА: Хотя ты знаешь, я смотрела опрос общественного мнения по тому же самому вопросу…

Э. ГЕВОРКЯН: …слишком много времени нужно, чтобы переходить от одного врача к другому, и бумажки, бумажки, бумажки…

А. САМСОНОВА: просто люди, когда выбирают между платной медициной и медициной государственной, ключевым в выборе является именно отношение врачей. Я хочу сидеть в чистой клинике, где врач будет мне улыбаться и говорить: «как дела?». Я не говорить, чего опять приперлась. Хотя бывают разные врачи, что говорить. Ну что, переходим к следующему.

Запись: Тоня САМСОНОВА, 21 год. 5-й месяц, ожидает результатов УЗИ. Теперь переходит дорогу только по пешеходному переходу и на зеленый свет.

А. САМСОНОВА: В последнюю неделю перед отпуском в Москве было + 35. Мое скептическое отношение к путешествию на машине по русскому Северу, постепенно таяло. Надо сказать, что эта поездка была запланирована довольно давно. Мама с папой еще в начале весны предложили мне съездить вместе с ними в Карелию. Правда, мне казалось, что новость о моей беременности как-то изменит планы, все-таки ехать сутки на машине на 4-ом месяце, это довольно экстремально. Но мама сказала, что я просто трусиха, что все будет отлично, что пожить неделю в лесу, это здорово. Моя осторожная мама, которая до 20 лет не отпускала меня в походы с друзьями, потому что мало ли что, говорит, что ехать не страшно. Значит, это действительно не страшно. В Москве +35 жары и это опасней. Дышать нечем, двигаться тяжело, и я пару раз плюхнулась в обморок на улице. Чтоб уснуть приходится вдыхать кислород из баллончика и стоять под ледяным душем. Короче, лучше жить неделю в лесном домике между озером Янисярве и Каменным в Карелии, чем между Тверской-Ямской и Садовым в Москве. Чтобы совсем не бояться, я решила перед отъездом заглянуть к своему врачу и получить благословение на поездку, а заодно и список лекарств, которые нужно взять с собой. С первым пунктом проблем не было. Врач сказа, что такая поездка абсолютно для меня безопасна, и она меня спокойно отпускает. Вопрос, какие лекарства нужно взять с собой, вызвал недоумение: «А ты что болеть там собралась? Зачем тебе лекарства?» Какая клевая тетенька! Раньше я встречалась только с врачами вида «врач-панекер». Чуть что сразу в больницу на сохранение, чуть что где болит, немедленно резать, а тут полная адекватность. Нет, болеть я не собиралась, я собиралась все предусмотреть заранее. Я аллергик, у меня может заболеть голова, какие мне можно таблетки. Не зря я все это спросила. Буквально в первый день отпуска у меня началась страшная аллергия, и я собиралась принять рекомендованное врачом лекарство. Господи, слава Богу, что я догадалась еще раз прочесть инструкцию прежде, чем их выпить. Там было написано, что эти таблетки можно пить беременным только в том случае, если необходимость сохранить жизнь и здоровье матери выше, чем необходимость сохранить плод. А если б я их выпила? Что тогда? И начинаю понимать Калоева? Как так можно? Врачу, что, совершенно все равно? Значит, она со мной так спокойно и адекватно разговаривала и убеждала, что никакие лекарства мне не нужны потому, что ей плевать. Меня просто трясло. Хотя опасных моментов больше не возникало. Суточный переезд я перенесла хорошо. За рулем сидел папа и объезжал каждую выбоину, кочку, канавку, чтобы не сильно трясло. И я сразу вспомнила, как мы куда-то ехали с Плющевым на его «Матиссе» по трамвайным путям, трясло страшно, он волновался, не знал, как спросить, и так сказал: «Из тебя там ничего не вывалится?». Я очень смеялась. Потом мы ехали на большом джипе «Форд Экспедишн», и на заднем сиденье было мое гнездо из спальников и пледов с подушками. Так что вполне себе безопасный отпуск.

Конец записи.

А. САМСОНОВА: Ну что, переходим к теме нашей программы?

Н. ШОПЕН: На самом деле можно порадоваться за тебя, что он в результате оказался безопасным, вот у меня первый вопрос, даже не по поводу врача. Как ты перенесла машину?

А. САМСОНОВА: Ты знаешь, все было отлично.

Э. ГЕВОРКЯН: Сколько вы ехали?

А. САМСОНОВА: Мы ехали сутки туда практически, потому что мы заезжали в разные города, останавливались, с собакой надо было погулять. Мы ездили с собакой. Отлично.

Н. ШОПЕН: Потому что я, например, не боюсь летать на самолетах, не боюсь лазить по горам, по камням и купаться в море, но я совершенно не переношу машину, но даже более того, у нас все время в машине есть такой комплект специальных, простите за интимную подробность пакетиков. Когда мы стоим в пробках и приходится вдыхать всю этот запах, мне становится плохо.

А. САМСОНОВА: Ты знаешь, я приехала в первый день в Москву, и мне понадобился пакетик в машине. Я думаю, это просто воздух хороший и просто у Форда большие колеса, подвеска.

Н. ШОПЕН: Что надо делать в этой ситуации? Отдыхать или не отдыхать?

Э. ГЕВОРКЯН: Отдыхать или не отдыхать? Ну, в моем случае, я и на самолете успела полетать, потому что мы отдыхали 2 недели вместе с друзьями. Более того, у нас в компании было 2 беременных, потому что моя подруга тоже… 3 молодых человека, наши там мужья тоже были. И надо сказать, что перелет мы обе перенесли хорошо. И там внутри, в Испании мы брали машину и путешествовали по побережью, по соседним городам. В данном случае моей подруге было похуже, чем мне, болела спина. А я, например, прекрасно перенесла дорогу, поэтому может быть, это зависит от самочувствия конкретной женщины.

А. САМСОНОВА: Ты знаешь, в какой-то момент мне было реально страшно, потому что когда ты отъезжаешь от Петербурга… Мы были в районе Сартоваллы, там дорога жуткая просто. Она вся в ямах, объезжай не объезжай, ты все равно в них попадаешь, и меня трясло.

Н. ШОПЕН: Но с другой стороны, мы беременные, но невозможно с себя сдувать пылинки. Я вот только что на работу сейчас ехала, и маршрутка тряслась так, что я подскакивала до потолка. При чем здесь путешествия?

А. САМСОНОВА: я не думаю, что это полезно, просто. Но и не знаю, насколько это вредно. Я знаю, что самолеты могут быть вредными, может подняться давление.

Н. ШОПЕН: Можно я еще очень коротенечко прочитаю одно смс в ответ на мою дневниковую запись? «Милая Наташа, а я инвалид и я на костылях ходила в медком каждые 10 дней, встала на учет в 31 неделю. Сейчас дочке 17 лет. Все будет хорошо, не волнуйтесь. Оля». Оля, спасибо большое. Я не хотела пожаловаться в этом смысле, что только у меня такая ситуация, как раз нет. Я говорю, что в принципе, отношение нашего государства к беременным женщинам оставляет желать лучшего, потому что я знаю, есть страны, которые заинтересованы в детях, где люди тебе улыбаются, где они тебе рады… (говорят вместе).

Э. ГЕВОРКЯН: Наташ, но я меньше всего похожа на адвоката нашего государства, скажу я прямо. Однако все эти инструкции, часто идиотские, с одной стороны, написаны из-за заботы о тебе. С другой…

Н. ШОПЕН: Какие инструкции? Что я должна в очереди сидеть вместе с кашляющими и хлюпающими бабушками и дедушками по 2-3 часа?

Э. ГЕВОРКЯН: Нет, то, что ты должна приходить в определенные дни.

Н. ШОПЕН: Ну хорошо, я могу, я готова приходить туда каждые 2 недели. И я могу записываться, если врач говорит, приходите такого-то числа. Я готова прийти в это число, в определенное время, если я буду знать, что я приду и не буду сидеть 5 часов в очереди. В то время как какой-нибудь ремонтный рабочий, у меня был случай, делал что-то с дрелью, с дверью. Мне нужно просто спокойствие и комфорт. Эта консультация находится в самом центре города. Она обшарпанная, она страшная. Там какие-то люди знакомые гинекологов проходят без очереди, и просто я трачу на это время, у меня нет такой возможности. Я хочу, чтобы меня любила эта страна. Каждый раз, когда я сталкиваюсь с какими-то государственными учреждениями мне приходится…

Э. ГЕВОРКЯН: Ну, подожди, мне эта страна выдала витаминки. Ничего себе, нормальные.

Н. ШОПЕН: Мне – нет.

Э. ГЕВОРКЯН: Ну почему? Все это должны выдавать нормальные консультации. Может быть, ты обращаешь внимание на негативные истории?

Н. ШОПЕН: Обращаемся ко всем консультациям: выдавайте нам бесплатные витаминки! Не знаю, правда, насколько это меня успокоит.

Э. ГЕВОРКЯН: Тем более есть совершенно адекватное отношение со стороны врачей тоже.

А. САМСОНОВА: А вы спрашивали в консультации, какие лекарства перед отпуском брать с собой? Ты куда летала?

Э. ГЕВОРКЯН: я говорила, что летала в Испанию…

А. САМСОНОВА: Там другой климат, море…

Э. ГЕВОРКЯН: Я ничего не спрашивала, я ей сказала, что смогу прийти не раньше, чем через 2 недели. Она ничего не сказала. Только когда я приехала, меня пожурила: «Вы, наверное, там арбузы и дыни ели?». Да, конечно. – Прекратите это есть, прекратите пить…

А. САМСОНОВА: Почему?

Э. ГЕВОРКЯН: …потому что я много вес набираю, мне надо ограничить количество жидкости. Я, тем не менее, вышла из этого кабинета, купила арбуз, дыню и стала есть еще больше. Потому что мне это вкусно, приятно и я в данной ситуации не хочу слушать врачей, хочу слушать свое самочувствие и свои ощущения. Даже не врачи, а очень многие знакомые меня предупреждали: ты на море? Какое море? А ты знаешь, что на море беременным греться нельзя? Ой, береги себя». Загорать, ни в коем случае.

Н. ШОПЕН: …беременная – это инвалид.

Э. ГЕВОРКЯН: Одним словом, все знакомые меня предупреждали, вместо того, чтобы порадоваться, что я наконец-то еду в отпуск, и я помню, что меня раздражало, что все за меня опасались.

Н. ШОПЕН: Да, на самом деле…

Э. ГЕВОРКЯН: мне кажется самое главное в этом вопросе, поменьше страхов, побольше доверяйте сами себе. Женщина беременная, это доказано тысячи раз, она интуитивно более чуткой становится.

А. САМСОНОВА: А ты купалась, скажи?

Э. ГЕВОРКЯН: Конечно, я не вылезала, из этой воды…

А. САМСОНОВА: А если там грязная эта кода?

Э. ГЕВОРКЯН: На море, на Черном море там была просто кристальная, чистая вода. Я там плавала в ластах и в маске и смотрела на проплывающих мимо рыб. Мы фактически сдружились с частью моря.

А. САМСОНОВА: А вы в домике жили?

Э. ГЕВОРКЯН: Мы жили в палатке, и это было совершенно дичайшее место. Там было очень тепло. Ночью приходили еноты, по ночам выли шакалы. Нет, они не приходили в нашу палатку, они нас боялись, а вот еноты нас не боялись, приходили, и никакого страха я не испытывала. Но я скажу вам вот что, у нас есть огромная государственная машина, целью которой является максимально запугать беременную женщину. Нас не успокаивают. Считается, беременная, значит, больная. Всегда там пишут: больной, диагноз-беременная.

Н. ШОПЕН: Все так реагируют, ведь если ты поехала в отпуск, ты рискуешь. Как перелет? Ты полетишь на самолете.

Э. ГЕВОРКЯН: …как женщины рожали раньше? Они рожали не в том роддоме, в котором они заключили договор, рожали там, где рожается…

(говорят все вместе, неразборчиво)

Н. ШОПЕН: Все, закрыли эту тему, а то сейчас дойдет до мордобития по поводу того, что раньше была экология лучше, и трава зеленее.

А. САМСОНОВА: Слава Богу, что мы все вернулись из отпуска и не считаем свой отпуск экстремальным, хотя я, наверное, не рискнула бы жить в палатке и ты бы, Наташа, не рискнула бы ехать сутки на машине. Не знаю, как ты Эвелина.

Э. ГЕВОРКЯН: Давайте уже посоветуемся со специалистом и услышим его мнение. Чуть позже мы услышим мнение врача.

А. САМСОНОВА: Сегодня мы планировали поговорить по телефону с Ириной Сергеевной Долженко и мы анонсировали это, старшим научным сотрудником Центра Акушерства и Гинекологии. К сожалению, сейчас не можем дозвониться. Как только появится возможность, мы будем обязательно это делать. Я только хочу напомнить, что есть эксперты среди наших радиослушателей. 363 36 59 наш телефон, он вполне себе работает, поэтому мы можем начать принимать звонки.

Э. ГЕВОРКЯН: Впереди нас ожидает мнение звездных фигур. Анастасии Волочковой, Марии Бутырской, фигуристки, Татьяны Лазаревой, телеведущей. Все они также поделились с нами заранее своим опытом, как они отдыхали и чего они опасались, каких рисков. И мы послушаем обязательно и их экспертное мнение.

А. САМСОНОВА: Ну что ж… Я напомню, у нас есть смс +7 985 970 45 45, вполне можете присылать смс-ки со своими комментариями. А пока давайте снимем один телефонный звонок. Алло!

Радиослушатель: Алло, добрый вечер!

А. САМСОНОВА: Здравствуйте, как Вас зовут?

Слушательница: Меня зовут Влада.

А. САМСОНОВА: Алло, мы Вас слушаем.. Алло…Разъединилась, к сожалению линия. Ну давайте еще раз 363 36 59. Одну секунду. Послушаем… Эх, не получается. Ну что ж

Э. ГЕВОРКЯН: Технический прогресс нас подводит, зато я могу сказать, что всегда считала, что декрет — это лучшее время для того, чтобы путешествовать, но как оказывается очень многие именно в это время боятся путешествовать. Давайте узнаем у специалиста, имеем ли мы право…

Н. ШОПЕН: Мы дозвонились до Ирины Сергеевны. Алло, здравствуйте!

А. САМСОНОВА: Алло, добрый вечер!

И.С. ДОЛЖЕНКО: Здравствуйте.

А. САМСОНОВА: Здравствуйте, Ирина Сергеевна. Я напомню, у нас Ирина Сергеевна, старший научный сотрудник Центра Акушерства и Гинекологии. Ирина Сергеевна, у нас накопились вопросы.

Э. ГЕВОРКЯН: Да. Я самая первая позволю себе вопрос, опасно ли летать на самолетах беременным особенно на поздних сроках, ведь говорят, что перепады давления, могут быть преждевременные роды. У всех у нас на слуху эта история с Турцией, где наши соотечественники ребенка таки оставили.

И. С. ДОЛЖЕНКО: Вы знаете, однозначно сказать нельзя. Всегда последние сроки беременности тревожат. Сказать, что совсем ничего нельзя не могу. Не могу вас обманывать. Можно, конечно, особенно, если необходимость такая есть. Но, наверное, во второй половине беременности я бы как врач, как мама и как женщина не рекомендовала, особенно если нет особой необходимости, кататься на самолетах, особенно в дальних перелетах.

Н. ШОПЕН: Ирина Сергеевна, у меня есть данные, что полет на самолете безопасен вплоть до 36 недельного срока.

И. С. Долженко: Вы понимаете, трудно сказать, что сам полет что-то с вами сделает. В самолете та же атмосфера, которой мы с вами дышим, какие то перепады давления, с которыми каждый взрослый человек справляется. Более того, беременность это физиологическое состояние, это не болезнь. Поэтому вопрос очень важен, когда есть сочетание индивидуальных особенностей у женщины плюс беременность.

Э. ГЕВОРКЯН: Зачем тогда эти справки требуют некоторые авиакомпании?

И. С. ДОЛЖЕНКО: Правильно требуют, потому что они опасаются. Ведь поднявшись в воздух, никто вам никакой помощи не окажет, это ведь не поезд, который может остановиться. И кто мог бы подбежать к станции, прийти, помочь.

Э. ГЕВОРКЯН: Тем не менее, были прецеденты, когда женщины рожали в воздухе.

И. С. ДОЛЖЕНКО: Были, и не раз, они описаны, и стюардесс, кстати, учат принимать роды.

А. САМСОНОВА: Вот этот вопрос интересный

И. С. ДОЛЖЕНКО: да. А что же сделать? Всегда надо иметь в виду, что какие-то экстренные ситуации возможны.

Э. ГЕВОРКЯН: А вот если мне, беременной, до капризов хочется полететь на море, вы мне напишете такую справку?

И. С. ДОЛЖЕНКО: В этом разговоре нет, потому что я не умею лечить по телефону. Поэтому я советую, подойдите к своему доктору. Он уже знает Ваш организм, какие особенности течения беременности. Есть какие-то критические сроки, особенно у женщин, у которых были какие-то инциденты с беременностями предыдущими, если это не первая. Понимаете? А что касается Вашего отдыха, то если Вы заметили, что медицина идет сзади Ваших желаний, никто Вас за руку не схватит. Первый шаг делает женщина, а мы можем только помочь или предупредить об опасности. Что, очень хочется на море?

Все вместе ведущие: Да. Очень хочется, особенно сейчас.

А. САМСОНОВА: Ирина Сергеевна, можно еще один маленький вопрос, у нас время заканчивается. С самолетами более-менее понятно. А что предпочесть: поезд или автомобиль, если сутки ехать, на чем все-таки лучше?

И. С. ДОЛЖЕНКО: Я бы предпочла на хорошем автомобиле. Когда вы можете остановиться, подышать воздухом, когда вы хотите. Как-то меня условия поезда не очень радуют, а автомобиль сейчас очень комфортным может быть, потому что вы хоть ноги сможете протянуть, потому что беременность с опущенными ногами в течение суток, это отнюдь…

Э. ГЕВОРКЯН: Ирина Сергеевна, что принимать при головной боли, ведь обычные таблетки нельзя, все-таки перепады давления, когда ты приезжаешь в какое-то другое место.

И. С. ДОЛЖЕНКО: При перепадах давления, если это не гипертония, нужно сделать массаж головы и шеи, и плечевой зоны. Как правило, застойные явления очень важны в нашей головной боли. Но хоть покрутите головой только не резко, медленно, тихо, кругом.

А. САМСОНОВА: Мы все в студии начали резко крутить головами.

И. С. ДОЛЖЕНКО: Резко не надо, дорогие. Вот до крайней точки. С одного плеча до другого. Назад. Мягко. Вообще женщина во время беременности должна все делать мягко, нежно, красиво.

А. САМСОНОВА: Спасибо большое. Ирина Сергеевна Долженко, старший научный сотрудник Центра Акушерства и Гинекологии сегодня отвечала на наши вопросы. Ну а теперь мы переходим к еще одной рубрике, которая нас сегодня ждет. Мы задали вопрос известным дамам о том, как они проводили во время своей беременности отпуск.

ЗАПИСЬ: ЛЮДИ С ПОЛОЖЕНИЕМ ОБ ИНТЕРЕСНОМ ПОЛОЖЕНИИ.

М. БУТЫРСКАЯ: У меня все-таки была работа, и я не могла бросить ее, куда-то уехать, я продолжала жить тем же самым, чем и до этого. Я ходила на работу, куда-то выходила. Единственное, что я конечно больше уставала, и мне требовалось больше отдыха. А в принципе старалась ничего не менять. У меня получился короткий отпуск, я совсем забыла, так давно, мне кажется, я была беременна, и я с мужем, у них на Новый год были игры в Швейцарии, туда взяли жен и я с Вадимом ездила в Швейцарию и немножко мы одни там отдохнули. Я очень люблю кататься на горных лыжах. Но, честно говоря, в этот момент я не позволила себе это удовольствие. Думаю, не дай Бог что. Я считаю, что все надо делать с головой. Я смотрела на эти горы, мне очень хотелось, но я отказалась от катания на горных лыжах. Вы знаете, мне кажется, нужно и можно иногда выезжать беременным женщинам на отдых, но вы не забывайте, что вы не одни. С вами рядом маленький зародыш, который должен стать человеком в скором времени и поэтому самое главное, все делать с головой.



А. САМСОНОВА: Интересно, угадали ли вы по голосу известную фигуристку Марию Бутырскую, которая делилась с нами своими соображениями о том, как она проводила во время беременности свой отпуск. Ну а теперь на очереди Анастасия Волочкова. Слушаем.

ЗАПИСЬ: ЛЮДИ С ПОЛОЖЕНИЕМ ОБ ИНТЕРЕСНОМ ПОЛОЖЕНИИ.

А. ВОЛОЧКОВА: Хочу сразу предупредить, что случай моей беременности не может служить примером для других женщин, поскольку она была у меня слишком активная. Хотя, как знать. Может именно и так ее нужно проводить. Во всяком случае во время беременности я отдохнула больше всего в своей жизни, у меня был самый продолжительный отпуск, он продолжался 10 дней. И я отдыхала в Малайзии. Мы поехали с моим мужем Игорем, и я была на 5,5 месяце беременности. И я делала все, что было можно. Я занималась балетом, делала специальные упражнения, которые я делаю каждый день у балетного станка, а в Малайзии мне этот станок заменяла ручка тренажера. Я плавала в море, очень много, парилась в русской бане, русской бани там не было, но была электрическая сауна, в которой можно попариться с веником. И вот почти что каждый день я обязательно процесс парения совершала. Ну, еще мы ездили на рыбалку на яхте, плавали в горном озере, ходили в горы, потому что было прекрасное сочетание природных условий. Это было и озеро, и море, и джунгли, и горы. Встречались там с обезьянками, которые к нам приходили на веранду, в нашу виллу. Очень много было всего интересного. А на 7,5 месяце я поехала с Игорем на Кипр. Во время беременности я практически не советовалась с врачами. Я советовалась, когда узнала, что беременна. И когда услышала, что мне надо усесться дома на диване и смотреть на все красивое и оберегать себя от стрессов. Я вышла из кабинета врача и подумала, что самым большим стрессом для меня будет сидеть дома в ничегонеделании.



А. САМСОНОВА: Это была Анастасия Волочкова. Третий комментарий, который мы получили, это комментарий от телеведущей Татьяны Лазаревой. Как она проводила отпуск во время беременности.

ЗАПИСЬ: ЛЮДИ С ПОЛОЖЕНИЕМ ОБ ИНТЕРЕСНОМ ПОЛОЖЕНИИ.

Т. ЛАЗАРЕВА: Когда я была беременна Софьей, это вторая у нас была девочка – Софья. На сроке 8 месяцев мы поехали с Михаилом в Крым, отдыхали там, загорали, прекрасно себя чувствовали, замечательно все было. А когда я была беременна Антониной, на 7 месяце, мы со старшими детьми поехали в Рим, были на Сицилии. Там я ходила много, потому что они меня таскали по экскурсиям, Колизею. Я все хорошо перенесла, потому что я считаю, что все эти поездки, ничего криминального в этом нет, можно найти более сложные ситуации, и никуда не уезжая. Потому что, когда я приехала беременная Софьей из Крыма, у меня начались съемки передачи «Пальчики оближешь», была дикая жара в Москве. Все это происходило в студии, работал свет, и работали печки. И я чувствовала, как мне стекает на пятки собственный пот. В общем, совершенно не криминально, если вы куда-нибудь едите, это только на пользу.



А. САМСОНОВА: Спасибо.

Н. ШОПЕН: Лично мне больше понравилось мнение Анастасии Волочковой. Не то, как она проводила отпуск, а как она к нему относилось. Иногда самым большим стрессом для беременной является как раз визит к врачу.

А. САМСОНОВА: Слава Богу, никто нам не позвонил и не написал о плохих ситуациях.

Э. ГЕВОРКЯН: Нам написал Андрей, который сказал, что вы будете смеяться, да, это действительно смешно, но его мама родила его в самолете, может быть по этому у него страх высоты. А Марина, мать двоих детей, написала, что ездила летом в Минск на машине. На 6-ом месяце. Ныла всю дорогу, ее пустили за руль, было все отлично, доехали. И так как она была беременна, ехала очень внимательно, по самочувствию. Мне кажется, это очень правильно, когда беременная опирается на собственную интуицию.

А. САМСОНОВА: Как было у вас? Мы хотим послушать звонки. 363 36 59 телефон для тех, кто когда либо ездил сам, будучи беременным, в отпуск…

Э. ГЕВОРКЯН: …или оказывался в компании, где среди вас была беременная.

А. САМСОНОВА: …или у кого просто есть мнение по поводу обсуждаемой темы «Беременные в отпуске: есть ли риск», и мы задаем вопрос, имеет ли беременная моральное право отдыхать заграницей.

Э. ГЕВОРКЯН: А теперь звоните нам, я думаю, мы запустим и Интернет-голосование электронное и задаем тот же вопрос: имеет ли моральное право беременная отдыхать заграницей?

А. САМСОНОВА: И я напомню, что Владимир Жириновский вносил законодательную инициативу о том, что запретить беременным отдыхать заграницей. И это несколько противоречит правам человека. Мы не спрашиваем вас, поддерживаете ли вы инициативу Жириновского, мы спрашиваем, поддержали бы вы свою жену, сестру, свою дочку, если бы она сказала вам, я хочу улететь отдыхать заграницу.

Э. ГЕВОРКЯН: на 35, 36 неделе…

А. САМСОНОВА: …считаете ли вы, что такой риск оправдан, что желание в течение 9 месяцев недельку отдохнуть оправдывает риск.

Э. ГЕВОРКЯН: Если беременная женщина имеет право на отдых заграницей, звоните нам по телефону 660 01 13, если не имеет такого права 660 01 14. И мы запускаем голосование. Вот это голосование пошло. Вы можете звонить по этим телефонам 660 01 13, если имеет, 660 01 14, если нужно остаться дома.

А. САМСОНОВА: …9 месяцев потерпеть, не отдыхать и не ездить заграницу.

Э. ГЕВОРКЯН: Ага а потом еще потерпеть, пока ребенок не вырастет.

А. САМСОНОВА: Имеет ли право беременная женщина отдыхать заграницей, тот же вопрос мы задаем по телефону, и я подключаю наших слушателей к беседе. Добрый вечер. Здравствуйте, как Вас зовут?

СЛУШАТЕЛЬ: Здравствуйте, меня зовут Жанна и я из Петербурга.

А. САМСОНОВА: Да, Жанна, как вы считаете, имеет ли моральное право?

ЖАННА: Имеет и должна. У меня двое детей, и я отдыхала с обоими, где-то до 7 месяцев совершенно спокойно можно ездить и самое страшное, это потом появиться у врача, потому что нужно взвешиваться, они всю эту прибавку к весу меряют. И это намного страшней, чем то, что происходит в отпуске.

Н. ШОПЕН: …и объяснять, откуда взялся загар, это, наверное, самое страшное. А после 7-го месяца Вы бы отправились в путешествие заграницу?

Жанна: Если бы обстоятельства сложились, то поехала бы, но скорее осталась дома.

А. САМСОНОВА: Вот! Вот оно что! До 6-го месяца это называется не роды.

Э. ГЕВОРКЯН: когда мы готовились к эфиру, в статьях умных читали, что опасность родить на начальных сроках гораздо больше 30-40 % риска, а на поздних сроках этих рисков мало. В самом крайнем случае ты родишь в другом городе, в другой стране.

А. САМСОНОВА: До 6 месяцев это называется грустным словом выкидыш, а не роды.

Э. ГЕВОРКЯН: я еще раз напомню, у нас есть интернет-голосование, вы можете ответить на тот же самый вопрос по телефону 660 01 13, если вы считаете, что беременная женщина имеет право отдыхать и 660 01 14, если не имеет такого права.

А. САМСОНОВА: А я тем временем снимаю еще один телефонный звонок. Добрый вечер. Алло, здравствуйте, Вы в эфире.

СЛУШАТЕЛЬ: Алло, здравствуйте. Меня зовут Наталья, я из Подмосковья.

А. САМСОНОВА: Да, Наталья, считаете ли Вы, что беременные имеют право отдыхать заграницей.

НАТАЛЬЯ: Вы знаете, я бы лично не поехала…

А. САМСОНОВА: А почему?

НАТАЛЬЯ: Может быть, я исхожу из своей ситуации. У меня сейчас ребенку чуть больше года. Дело в том, что у меня был страшный токсикоз, я 2 месяца лежала в больнице. Я боялась, что с ребенком что-то случится. У меня была возможность, но я не поехала.

Э. ГЕВОРКЯН: Вы сами почувствовали собственное состояние, и вы не поехали.

НАТАЛЬЯ: Да. Я почувствовала, что мне лучше остаться дома. А так если будет вторая беременность и будет все в порядке, и будет возможность куда-нибудь поехать, заграницу или куда-нибудь еще, я не буду отказываться.

А. САМСОНОВА: На восьмом месяце поедите?

НАТАЛЬЯ: На восьмом, наверное, нет.

Э. ГЕВОРКЯН: Послушайте, дайте я скажу. Поскольку я была в отпуске, и нас там было 2 беременных, я не знаю, что первично. То ли моя подруга позволяла себе больше капризов: ой, что то мне плохо, спина болит, постоянно ставила себя на первое место, как будто меня там не было беременной, или человек себя действительно хуже физически чувствовал. Я просто про то, не программируем ли мы себя сами своими собственными страхами и мыслями на это плохое самочувствие, в том числе и в дороге.

Н. ШОПЕН: Давайте послушаем, что думают наши радиослушатели по поводу этой инициативы отдыхать беременной. И мы заканчиваем наше голосование. Итак, мы не знаем, что думаете Вы, но наши радиослушатели думают так: 67% говорят, что нельзя, не имеет никакого морального права беременная отдыхать заграницей, сидеть дома.

Э. ГЕВОРКЯН: …на поздних сроках.

А. САМСОНОВА: …нет, мы говорили вообще о беременных.

Э. ГЕВОРКЯН: …мы задавали вопрос, на поздних сроках…

Н. ШОПЕН: Давайте, вы потом обсудите, о чем мы говорили. И 33% все-таки на нашей стороне.

А. САМСОНОВА: …все-таки 23 радиослушателей Эха Москвы послушали трех известных людей: Татьяну Лазареву, Марию Бутырскую, Анастасию Волочкову.

Э. ГЕВОРКЯН: …и еще трех известных людей (смеется). Которые съездили в отпуск.

А. САМСОНОВА: И считают, что риски слишком высоки и не имеет морального права беременная…

Э. ГЕВОРКЯН: …и вот пусть эти 23 сидят дома, а я буду вспоминать о своем прекрасном отдыхе в Испании и на Лазурном берегу, как мы на машине ехали.

А. САМСОНОВА: Эвелина, я еще раз хочу сказать, что, слава Богу, что у нас все обошлось, что мы отлично съездили, набрались здоровья. И каждый раз, как бы мы не относились к врачам, лучше пойти и еще раз проконсультироваться. Я напомню, что все-таки не зря 23 наших слушателей считают, что морального права беременные не имеют, и мы их втроем не убедили.

Н. ШОПЕН: «Моя подруга ездила в Индию, вернулась на седьмом, все хорошо. Маша».

А. САМСОНОВА: …пытается убедить вас Наталья Шопен.

Н. ШОПЕН: …на собственном опыте. Да, не бойтесь.

А. САМСОНОВА: Ну что ж наша передача уже близится к концу, мы хотим быстренько сделать анонс следующей.

Э. ГЕВОРКЯН: О, потому что это будет очень спорная программа.

А. САМСОНОВА: В следующее воскресенье мы встретимся с вами, чтобы обсудить тему, где рожать: дома или в роддоме. В пятницу на сайте появится интерактивное голосование. Вы можете проголосовать он-лайн, мы результаты объявим в эфире.

Э. ГЕВОРКЯН: Позвоните, расскажите о своем опыте, где вы рожали дома или в роддоме. Тема очень спорная.

А. САМСОНОВА: Наша программа подходит к концу, но вы еще успеете послушать чудесные новости.

ЧУДЕСНЫЕ НОВОСТИ.

Впервые в истории штата Флорида на его территории, в семье Каролины и Бена Биллеров родились сразу 6 близнецов: 5 сыновей и 1 лапочка-дочка. Как сообщает CNN, 5 детей чувствуют себя удовлетворительно. С последним, самым слабеньким мальчиком работают врачи. Сохраняя умеренный оптимизм, они говорят, что все будет хорошо. Вес малышей от 1 до 1,5 килограмм, что абсолютно нормально для младенцев, родившихся через кесарево сечение на 2 месяца раньше срока. Как рассказал счастливый отец, основной виновницей торжества можно считать старшую дочь Биллеров, которая очень просила маму и папу подарить ей младших братиков-близняшек. Все они вместе со старшей сестренкой должны вернуться домой через 2 месяца.

Еще одна трогательная история произошла в штате Огайо. Здесь счастливая мать Виктория Лосито второй раз подряд родила тройню. Таким образом, она вместе с мужем Тимом Лосито воспитывают 6 общих детей плюс супруги имеют троих детей от предыдущих браков. Роды последних тройняшек начались на 34 неделе и потребовали кесарева сечения. Малыши появились на свет недоношенными. Однако их состояние не вызывает у врачей беспокойства, только удивление. Ведь шанс зачать тройню естественным путем 1/8000. Вероятность повторного зачатия 164 млн.

А теперь из США переместимся в Великобританию, которая буквально замерла в ожидании еще одной удивительной тройни, ее готовится произвести на свет Кэрол Хорлак, суррогатная мать-рекордсменка. В свои 40 лет она родила 11 детей. Двух собственных дочерей и еще 9 малышей для других родителей. В апреле к ним прибавится еще трое, для пары из Греции. Как пишет газета «Сан» в Великобритании запрещено оплачивать услуги суррогатной матери, однако их неофициальные гонорары могут достигать 30 тысяч долларов за ребенка. Кэрролл утверждает, что пока заработала в общей сложности около ста тысяч. Не такие большие деньги за 12 лет непрерывной беременности. Она говорит, что рожает детей не из-за денег, а из-за ощущения счастья, хотя материнских чувств к чужим детям после родов не испытывает. Каждая пара присылает ей раз в год детские фотографии.



Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире