'Вопросы к интервью


К. ЛАРИНА: 11 часов 10 минут, мы начинаем наше «Родительское собрание». У микрофона как обычно Ксения Ларина. Сегодня у нас тема «Нужны ли детям политические журналы»? Испугался тут один из наших слушателей, Дмитрий. Из Задонска пишет: «А что, в России может быть поставлен вопрос о запрете продавать несовершеннолетним издания, содержащие информацию о политике»? Нет, Дмитрий, что Вы, речь идёт о специализированных изданиях для детей, т.е. для несовершеннолетних. Наши гости сегодня: Михаил Баранников, главный редактор газеты «Пионерская правда». Здравствуйте, Михаил.

М. БАРАННИКОВ: Здравствуйте, дорогие друзья.

К. ЛАРИНА: Максим Юдов, юный корреспондент как я понимаю, пишет для «Пионерки». Да, Максим?

М. ЮДОВ: Да, конечно, здравствуйте.

К. ЛАРИНА: Дальше, Иван Внуков, учитель истории, и обществознания, лицея №1502 при МЭИ. Здравствуйте, Иван Викторович.

И. ВНУКОВ: Добрый день.

К. ЛАРИНА: И Ольга Бородина, вице-президент Российского книжного союза, вице-президент лиги образования России, генеральный директор гуманитарного издательского центра «Владос». Всё оставляем, не от чего не отказываетесь?

О. БОРОДИНА: Нет, ни от чего не отказываюсь.

К. ЛАРИНА: Тогда про журнал добавьте, который, к сожалению, мы сегодня не увидели, журнал, который Вы издаёте.

О. БОРОДИНА: Да, я готова рассказать о журнале. Мы начали издавать журнал «Максималист». Это общественно-политический журнал для молодёжи. Для старшеклассников и студентов.

К. ЛАРИНА: Давайте, для начала, тогда термины немножко разведём. В чём разница между политическим и партийным журналом? Вот мы сейчас у теоретика спросим.

М. ЮДОВ: Политика – это более объёмное слово, естественно, что оно охватывает более широкий круг вопросов. А партийность – это уже конкретная агитация за конкретную партию, с её идеологической направленностью, и с практическими действиями.

К. ЛАРИНА: «Пионерская правда» не является же рупором КПРФ?

М. БАРАННИКОВ: Нет, «Пионерская правда» не является рупором какой-либо политической партии.

К. ЛАРИНА: То есть это остался бренд, как «Московский Комсомолец», «Пионерская правда». А так всё равно можно сказать, что это общественно – политическая газета для детей и молодежи.

М. БАРАННИКОВ: В принципе, можно сказать, что общественно – политическая. Но это, прежде всего, газета, которая, прежде всего, отвечает каким-то общественным интересам ребёнка.

К. ЛАРИНА: Давайте немножечко разберёмся, для чего же нужны такого рода издания. Я хочу, чтобы Иван Викторович мам сказал несколько слов. Потому, что у него, как у педагога наверняка есть ответ на простой вопрос: Достаточно ли молодому человеку, мы будем говорить о старших классах, безусловно, уроков по обществознанию, и уроков по новейшей истории для того, чтобы как-то сформулировать свою историю, своё мнение по поводу происходящего сегодня в России. Может быть, для этого нужна какая-то побочная внеклассная литература, связанная именно с периодикой.

И. ВНУКОВ: Я бы мог сказать, конечно, шире. Что не только побочная литература, но и весь спектр воспитательной и досуговой внеурочной деятельности. Но то, что такие вопросы живо обсуждаются учениками, это однозначно. Порой, когда что-то происходит яркое в стране или в мире, то невозможно урок не начать с этого. Если ты не начнёшь, то ребята тебя обязательно к этому подведут. Поэтому, безусловно, ближе к старшим классам, нужна работа с ребятами. Ювелирно, ненавязчиво, информационная, чтобы их мнение обязательно учитывалось. И в этом спектре, наверное, периодика занимает далеко не последнее место.

К. ЛАРИНА: Но Вы такие журналы видели, которые Вы могли бы рекомендовать молодому человеку?

И. ВНУКОВ: С точки зрения политики?

К. ЛАРИНА: Да.

И. ВНУКОВ: Молодому человеку как-то не готов я сказать. Я думаю, что те издания, которые есть, они брендовые уже, и мне кажется, они достаточно хорошо информируют. Вот «Комсомольская правда», и «Московский Комсомолец». Я вполне уважаю те издания, которые по-своему излагают свои мысли. Вот сегодня с великим удовольствием узнал, что «Пионерская правда» жила, и я говорю это без всякой иронии, эта газета заслуживает того, чтобы о ней говорить. Вот некое поле, которое уже есть.

К. ЛАРИНА: Михаил, а у Вас есть дискуссионная площадка, в формате вашей газеты существует?

М. БАРАННИКОВ: Безусловно, есть. Я бы не сказал, что мы обсуждаем какие-то политические вопросы, и знаете, ещё очень интересная вещь. Я практически каждый год бываю на собеседовании на журфаке МГУ. И, безусловно, когда пытаешься понять, чем живёт не газетный подросток, а молодёжь, абитуриенты, спрашиваешь у ребят, что они читают, с точки зрения своего политического просвещения. И очень интересно, что с одной стороны «Пионерскую правду» не рассматривают с точки зрения источника получения политической информации. А с другой стороны дети, подростки, которые избрали для себя профессию, и пытаются в этом как-то ориентироваться, они читают взрослые журналы, и экономические, и политические, они абсолютно разные. Сначала думаешь, что вроде они просто называют какие-то названия, которые на слуху, с точки зрения рекламы, а начинаешь глубже с ними общаться, кто из авторов пишет, о чём пишет, какие рубрики есть в том или ином журнале. Они очень хорошо ориентируются, и все эти вещи знают. Не все конечно, но те, кто избрал для себя эту профессию, серьёзно, то они в этом разбираются.

К. ЛАРИНА: Максим, расскажите немножечко о том, как Вы туда попали, в качестве уже молодого журналиста? Я так понимаю, что это ваша будущая профессия?

М. ЮДОВ: Да, по всей видимости, я уже выбрала этот путь, довольно не интересная история, как я туда попал, но главное, что я пишу о том, что меня интересует. И собственно, написав о том, что мне было интересно, я и попал в пионерскую правду, как юный корреспондент.

К. ЛАРИНА: А что Вас интересует? Ваша тема?

М. ЮДОВ: Довольно широкий спектр. Конечно, чаще всего в «пионерской правде» публикуются материалы о различных детских общественных объединениях и организациях, о том, что проводится этими организациями. Это то, на чём делается упор, и о чём я чаще всего пишу.

К. ЛАРИНА: Но это государственные организации, или какие?

М. ЮДОВ: Нет, это молодёжные объединения. Не относящиеся к какому-то партийному кругу интересов. Это исключительно организации, которые занимаются какими-то социальными проектами.

К. ЛАРИНА: То есть то, что раньше называлось «Тимуровским» движением, а сейчас называются «Социальные проекты»? Да, про это?

М. ЮДОВ: Честно говоря, мне трудно сказать, поскольку я не совсем знаю о тех организациях, которые были ранее.

К. ЛАРИНА: А вот Вы видите, как мы все засмеялись? Мы всё помним. Оля, давайте теперь к Вам. Что у Вас там происходит?

О. БОРОДИНА: На самом деле, я бы тут хотела проблему пошире поставить. Потому, что на самом деле журналов, газет, которые рассчитаны на молодёжную аудиторию, достаточно много. Те, которые у Вас были ещё в Советской России, это практически всё сохранилось.

К. ЛАРИНА: Что вы имеете в виду? Опять же «Комсомолку», которую называл Иван? Я почему-то сомневаюсь, что «Комсомолка» – это газета для подростков. Я бы как раз её запретила продавать несовершеннолетним.

О. БОРОДИНА: Я говорю о молодёжных изданиях, которые рассчитаны якобы на молодёжь, но конечно мы понимаем, что и «Московский Комсомолец» — не всегда рассчитан на молодёжную аудиторию.

К. ЛАРИНА: Особенно раздел объявлений.

О. БОРОДИНА: Речь немножко о другом. Речь о том, читает ли сегодня молодёжь. И что она читает. Мы говорим о том, что мы готовим молодёжь, мы говорим о патриотическом воспитании, мы говорим о воспитании гражданина, который будет жить в этой стране, и строить это государство дальше. А что сегодня читает молодёжь – вот в чём проблема. Проблема чтения – это самая большая на сегодня проблема.

К. ЛАРИНА: То есть не то, что она проходит в школе, а что она читает.

О. БОРОДИНА: Вы понимаете, сегодня даже дети в школе – проблема учителя начальных классов. Вот мы как раз беседовали перед эфиром по поводу того, что у среднестатистического учителя начальных классов проблема с чтением у детей. Почему? Потому, что сегодня мы уже получили третье поколение не читающих людей. Сегодня ребёнок не видит читающего родителя дома. Потому, что родители не читают. Ребёнок сталкивается с такими средствами получения информации – как интернет, компьютер. А ребёнок сегодня пишет неграмотно в массе своей, как основная тенденция. Сегодня Россия из самой читающей страны в мире сидит на 38-м месте. И по статистике сегодня, по исследованиям, получается, что чем старше ребёнок, тем меньше он читает. Тогда возникает вопрос о том, почему и как сделать так, чтобы он читал. И вопрос, что он читает. Вот что сегодня читает ребенок? Есть ли у него трибуна на страницах журналов, газет, для того, чтобы высказать своё, детское, но своё мнение?

К. ЛАРИНА: Есть, у него есть трибуна в интернете, в «Живом журнале», на форумах. Насколько я понимаю, поскольку я часто заглядываю, я сама являюсь пользователем «Живого журнала», я вижу, как молодёжь, в том числе и совсем юная, как Максим, очень живо обсуждают просмотренные фильмы, прочитанные книжки, и мне кажется, здесь особой катастрофы нет. Другой вопрос, что эта жизнь совершенно отдельна от жизни, которую они ведут в школе, и которую они собираются вести дальше. В институте, на работе, и прочее. Вот это мне кажется самая большая проблема сегодня. Что с одной стороны мы хотим, как мне кажется, воспитать человека, умеющего свободно и самостоятельно мыслить, а с другой стороны почему-то очень этого боимся. Стараемся как можно больше клеше ему навязать. Прежде всего, в школе, наверное. Да простит меня уважаемый Иван. В этом есть какое-то противоречие, в этом есть какая-то неправильность. Мы через эту неправильность прошли, исключая Максима. Мы такую жизнь уже знали и видели. Мне кажется, это путь не верный. Не должно одно противоречить другому. Надо сделать так, чтобы они могли то же самое, что они делают в интернете, делать у себя в школе, на классных часах, на каких-то собраниях, делать в той же «Пионерской правде», или в журнале «Максималист», обсуждать какие-то события, в том числе и политические. А почему нет?

О. БОРОДИНА: Я с Вами полностью согласна. Другой разговор, что сегодня общество находится, и я сама наблюдаю, в таком периоде, когда все те участники вот этого читающего рынка, они не могут в некоторых деталях договориться между собой. Допустим, библиотекари, это святые люди на самом деле, которые занимаются продвижением книги. Они проводят огромное количество мероприятий с детьми, и с молодёжью в том числе. Но при этом, в библиотечной среде обсуждается вопрос, зачем брать в библиотеку Гарри Поттера? Это не хорошая книга, мы её брать не будем. И очень трудно доказать библиотекарю, что если он возьмёт эту книгу, то дети придут, и возьмут другие книги. А заставлять его читать то, что он не хочет сегодня читать, или не понимает, зачем ему это нужно, очень сложно. Или, например, позиция некоторых священников, которые занимаются просветительской работой. Мне приходится сталкиваться, как издателю с ними. Например, некоторые стоят на позиции, что надо запретить интернет, надо запретить телевидение, потому, что это несёт такую негативную информацию, что в результате этого вырастает преступность, и т.д. Это же невозможно запретить. Вот такие меры, они невозможны. Действительно вы правы, Ксения, что здесь нужно консолидироваться. Потому, что все средства получения информации, они нужны. Книгу нельзя запретить. Она не может исчезнуть. Но есть интернет, и его тоже запретить невозможно. Значит нужно найти возможность дозированного получения информации. Изо всех имеющихся на сегодня источников.

К. ЛАРИНА: Иван Викторович, а чем пользуются Ваши ученики, кроме того, что Вас слушают на уроках?

И. ВНУКОВ: При отборе информации?

К. ЛАРИНА: Да, при отборе информации, чтобы сформулировать своё мнение по поводу происходящих событий.

И. ВНУКОВ: Я думаю, что сегодня, в первую очередь, это электронное средство информации.

К. ЛАРИНА: Интернет?

И. ВНУКОВ: Да, интернет. Вчера как раз беседовал с ребятами, которые меня в дискуссионном клубе первые мнения о том, что касается того, нужны ли такие издания – это было то, что журналы и газеты сегодня читать не будут.

К. ЛАРИНА: Это Вы с ними обсуждали эту тему?

И. ВНУКОВ: Да, как раз вчера. Читать не будут, что бы там не старались сделать издатели. Такое пессимистическое мнение не было единственным, и доминирующим. Политические журналы в чистом виде тоже не нужны. Можно я так озвучу немного?

К. ЛАРИНА: Конечно.

И. ВНУКОВ: В чистом виде, тоже не нужны. Это я беседовал с коллегами, и друзьями, которыми доверяю. То есть, дети должны сами прийти к пониманию того, что происходит, явно не нужна идеологическая догма, или как мой друг сказал, чтобы были люди без приторной идеологии. С другой стороны, общественно значимые вопросы, как это сказать? Политика это или не политика, какие-то исторические события, какие-то акции происходящие.

К. ЛАРИНА: Отношение к службе в армии, в конце концов. Почему бы не обсудить?

И. ВНУКОВ: конечно, это и политика, и социально значимый вопрос. Это, конечно, нужно. Партии не должны лезть со своими программами, даже если это такая партия, как единая Россия. Вот такая была мысль. Может быть, вопрос давать не нужны или не нужны, а что писать, и как писать. Опять-таки, в этой связи я хочу сказать, что сегодня, если мы испытываем недостаток информации, я не считал себя сильно политичным, но голос Америки я с класса седьмого, наверное, слушал. Хотя мне учителя говорили: «зачем ты об этом говоришь? Слушаешь, и слушай, чем ты хвастаешь»? То есть, какой-то вакуум заполнить. Сегодня, я так считаю, молодёжь, подростки просто перегружены информацией. Вот даже интернет, в который я, как президент, с утра залезаю. Это же потом какой-то. Взрослый человек не в состоянии подчас разобраться. Ссылка на ссылку, и понеслось. Но, мы всё-таки какую-то платформу имеем, не знаю, хорошую или плохую, но, наверное, не очень плохую. А что у них за платформа, если они с детства, вот сегодня коллега Ольга говорила, что гласные не пишем, что пжлст, и что мы ещё там пишем в интернете, спсб. Этого достаточно, смайлика достаточно, ещё чего-то достаточно. С другой стороны, мне друг, который мне говорил про приторную идеологию, сказал: «Наверное, надо говорить ребятам, это уже, наверное, ближе к истории, что Россия – страна великая, и история у неё богатая. «Европа не справилась с Наполеоном и Гитлером» — сказал мне Дмитрий. Но, не мне сказал, а напомнил. И ещё такая точка зрения прозвучала, самая массовая, вчера на дискуссионном клубе, что нужно, может быть, не детские, а более к юношеским изданиям, и как-то, если хотите, завлекать молодёжь тем, что им сегодня ближе, и где-то разбавлять тем, что нужно донести до молодого поколения. Если сегодня техникой интересуются, то я убеждён, что сегодня все читают журналы, где есть новинки интернета, новинки мобильных телефонов. Мы вчера вспомнили такие хорошие издания, как «Техника молодёжи», «Вокруг света». А чтобы такого создать, некий такой симбиоз компиляцию из того, и того-то, и где-то давать то, что мы бы хотели, как взрослые, платформу базисную для нормального человека, всё-таки сформировать. Наверное, так. Потому что, если Вы говорите школа, то я подумал, а что же мы сегодня только не должны, и кому мы сегодня только не должны.

К. ЛАРИНА: Школа – это государственное учреждение.

И. ВНУКОВ: Это понятно.

К. ЛАРИНА: Куда Вам деться.

И. ВНУКОВ: Мне просто показалось, что мы сегодня, в целом, ни педагоги, ни родители, всё-таки толком не знаем, куда вести детишек. Вот так, если говорить честно, что внушать, и к чему призывать. Подрастеряны сегодня взрослые, и уж тем более подрастеряны дети. Надо, всё-таки, определяться в целом, что мы хотим.

К. ЛАРИНА: Так, давайте тогда к «Пионерской правде» обратимся. Вот на эту тему там разговор ещё ведётся? Вы можете точно сказать детям, которые раскрывают вашу газету, для чего существует «Пионерская правда». Для чего существует страна, в которой эта «Пионерская правда» выходит, для чего существуем мы, читатели, юные читатели «Пионерской правды», которые завтра будут взрослыми. Вы на эти темы говорите?

М. БАРАННИКОВ: Да, безусловно, но я не считаю, что это вопросы чисто политические. Если говорить о политике, то нужно понимать, что дети, наша читательская аудитория – это не электорат.

К. ЛАРИНА: Но это будущий электорат.

М. БАРАННИКОВ: Безусловно, они могут каким-то образом воздействовать на своих родителей, или ещё что-то. Мне, например, иногда кажется вполне объяснимым, что если брать какие-то политические партии, то свою деятельность в интересах своих политических организаций детских, они активизируют ближе к каким-то выборам. Безусловно, когда в редакции появляется какая-то информация, связанная с этим, она не попадает на страницы газет, потому что ребёнку бывает очень сложно сориентироваться в том большом политическом мире, который есть.

К. ЛАРИНА: Но Вы их как-то ориентируете, Вы помогаете им сориентироваться?

М. БАРАННИКОВ: С точки зрения их гражданской позиции да. Есть и дискуссия на этот счёт, и я даже проанонсирую такую вещь. У нас лежит небольшой рассказ Максима Юдова, где он рассказывает о новом ребёнке, кто пришёл в школу, о его личности, перешёл из класса в класс. И у ребят появится возможность высказать свою позицию. Что касается каких-то других вопросов, которые близки ребятам. Например, вопрос патриотического воспитания. Тут тоже пришёл материал от одного нашего юного автора, где он вместе с одним из классов побывал у Зои Космодемьянской в Петрищево. И вместо того, чтобы рассказать, насколько там было замечательно, он рассказал, а как же себя ребята вели при этом. Девочки хихикали, мальчики радовались, что урок прогуляли в связи с этой поездкой. И вот вокруг этих вещей высказываются многие ребята.

К. ЛАРИНА: Это было и в наше время, мы тоже хихикали.

М. БАРАННИКОВ: Безусловно.

К. ЛАРИНА: И такое сочиняли про Зою Космодемьянскую, не при максиме будет сказано.

М. БАРАННИКОВ: С точки зрения каких-то политических новостей, безусловно, для этого есть и интернет, и телевидение. Любая газета, любой журнал выйдет с существенным запаздыванием. И поэтому, нужно рассматривать средства массовой информации, ориентированные на детей и подростков, прежде всего, как трибуну для дискуссии, возможности высказать своё мнение, и, безусловно, его где-то обсудить. И мне бывает очень приятно, когда по публикациям в газете проходят какие-то классные часы, то есть какая-то обратная связь со школьниками, когда известна их чёткая позиция. Безусловно, она не может быть политической, потому что ребёнок у нас, несмотря на то, что является наблюдателем этого процесса, непосредственно в нём не участвует. Но то, что дети этим интересуются, мне кажется, что это очень хорошо. Что касается «Пионерки», то мы стараемся не навязывать им какое-то политическое мнение, стараемся очень осторожно затрагивать вопрос религии, потому что мне кажется, что эти два вопроса – это, прежде всего, семейные вещи. И с такой трибуны, с такого большого рупора об этом говорить не совсем стоит. Я думаю, что когда ребёнок вырастет, то он, имея какой-то свой информационный багаж, определится.

К. ЛАРИНА: А вопросы истории?

М. БАРАННИКОВ: Вопросы истории, безусловно. Это вещь очень нужная, потому что юные граждане России, став повзрослее, безусловно, историю своей страны должны знать, должны в ней разбираться.

К. ЛАРИНА: А у Вас это происходит тоже как-то в дискуссии, или Вы просто рассказываете случаи, которые всем известны? Допустим, к 9 мая рассказать про подвиг Зои Космодемьянской. Для этого, как мне кажется, большого таланта не надо.

М. БАРАННИКОВ: Нет. Во-первых, дискуссия, а во-вторых, мы открываем очень много новых каких-то интересных вещей, которые находят либо сами ребята, которые увлекаются историей, либо какая-то иная информация. Несмотря на то, что Гагарин достаточно давно совершил свой первый полёт в космос, какие-то новые вещи, о которых могут узнать ребята, фотографии, когда Гагарин был в «Пионерской правде», мы публиковали совсем недавно. Безусловно, это не общеизвестная какая-то информация, мы не перепечатываем учебники для этого, потому что зачем это делать, когда есть учебники. И предлагаем ребятам даже поспорить на какие-то вещи. Для этого тоже есть и интернет, и у газеты есть сайт.

К. ЛАРИНА: Что же, мы сейчас слушаем новости, возвращаемся в день сегодняшний, а потом продолжим нашу дискуссию. Я кстати забыла напомнить нашим слушателям средства связи. Пожалуйста: 363-36-59, телефон прямого эфира. Нам интересно ваше мнение, как Вы считаете, нужны ли детям общественно-политические журналы, специализированные журналы для подростков. И что там должно быть, если, по Вашему мнению, такие журналы нужны. Напомню, также, номер СМС, куда можно присылать Ваши реплики и вопросы: +7-985-970-45-45.

Итак, нужны ли детям политические журналы, общественно-политические издания. На эту тему мы сегодня говорим с нашими гостями. Здесь у нас главный редактор «Пионерской правды» Михаил Баранников, и его сотрудник, юный корреспондент Максим Юдов. Максим, а Вы там зарплату получаете?

М. ЮДОВ: Я думаю, что это не самый существенный вопрос. Самое главное высказаться.

К. ЛАРИНА: Но интересно же, это же работа.

М. ЮДОВ: В общем, гонорар, но он имеет чисто символическое значение.

К. ЛАРИНА: Неважно, человек должен получать деньги за работу. В командировки Вы, наверное, ещё не ездите?

М. ЮДОВ: Почему же, бывает.

К. ЛАРИНА: А куда?

М. ЮДОВ: К примеру, я ездил не так давно на слёт детских общественных объединений северо-восточного округа Москвы, где проходили, и обсуждали разные общественные объединения вопросы о том, как можно объединиться, как сотрудничать, составляли свои акции, чем можно вместе заняться для того, чтобы после этого в Москве их провести.

К. ЛАРИНА: То есть, Вы после этого возвращаетесь в редакцию, и пишите материалы?

М. ЮДОВ: Да, чтобы это получило более широкую огласку, и все узнали о том, что происходит.

К. ЛАРИНА: Хорошо, дальше всех представляю. Ольга Бородина. Опять всё перечислять? Давайте что-нибудь одно выделим.

О. БОРОДИНА: Давай выберем генеральный директор издательства «Владос».

К. ЛАРИНА: И Иван Викторович Внуков, учитель истории и обществознания лицея №1502 при МЭИ. Да, пишут нам слушатели по номеру +7-985-970-45-45. И обязательно сейчас несколько звонков послушаем. И вопрос, на который смогут ответить все участники сегодняшнего разговора. Дмитрий из Латвии спрашивает: «Интересно, а в каком возрасте появляются политические убеждения, как таковые, и когда эти убеждения становятся более устойчивыми»? Иван Викторович?

И. ВНУКОВ: Убеждения – это конечно очень сильно сказано. Не уверен, что у каждого взрослого человека есть убеждения. Как я обычно ученикам говорю: как за день могут поменяться мысли за кого голосовать. Накануне провели опрос, а потом вечером пришла соседка и убедила делать не так. Я думаю, что не убеждения появляются в возрасте даже 11-го класса, а, наверное, первичные представления, которые потихоньку формируются в будущие убеждения. А может быть, они и поменяются. Мне кажется, первичный интерес к общественно-политической жизни проявляется в классе 8-м и 9-м. потом он набирает такую широту, и остроту где-то к старшим классам, к выпуску, и потом формируется в дальнейшем. Это не убеждение ещё.

К. ЛАРИНА: А Вы как думаете, Оля?

О. БОРОДИНА: Я полностью согласна с коллегой. Потому что понимаете, убеждения ещё формируются у подростка, если взрослые работают над формированием этих убеждений. Худо или бедно, но в советской стране вот эта идеологическая подоплёка всего. И то, что дети переходили из одной детской политической организации в другую целенаправленно, планомерно. Было понятно.

К. ЛАРИНА: То есть, октябрята, пионеры, комсомольцы?

О. БОРОДИНА: Да, понимаете. И вот это формирование с детства убеждённости в правоте той идеологической платформы, которая в стране была.

К. ЛАРИНА: А Вы уверены, что именно так, в правоте? Мне кажется, что убеждённость в том, что другой не будет. Вот что было самое главное. Это условия нашей жизни. Мы сейчас не говорим о героических революционных годах, и даже не говорим о великой отечественной войне. Мы говорим о нашем времени, вот эта замечательная эпоха застоя, когда мы просто понимали, что другого не может быть в принципе.

И. ВНУКОВ: Помните, учение Маркса всесильно, потому что оно верно.

К. ЛАРИНА: А о какой правоте мы говорим, это никто не обсуждал. Вы что, помните дискуссии на эту тему?

И. ВНУКОВ: Что Вы, не дай бог.

О. БОРОДИНА: Нет, правота в самом прямом смысле, в котором Вы и говорите. Правота безапелляционная.

К. ЛАРИНА: Безальтернативная.

О. БОРОДИНА: Да. Вот правота и всё. И поэтому, была сформирована эта убеждённость у большинства молодёжи, и не нужно было ничего придумывать, не нужно было дискутировать. Дискуссии шли только в определённом русле вот этой самой правоты в кавычках. А сегодня это гораздо сложнее, потому что как раз коллеги говорили о том, что должна быть сопричастность подростка к тем проблемам, которые сегодня в стране. Должна быть сопричастность к истории страны. Вы понимаете, я тоже педагог, и в одном из ВУЗов Москвы читая лекции по теме революции, и затронув вопрос о, а это первый курс, люди, которые пришли только что из школы… Я читаю лекцию, и говорю о революции, и им говорю: Вы помните, наверное, как была убита царская семья, и где это произошло. Я их не спрашиваю, я читаю лекцию. И в это время один из студентов из первого ряда говорит: «Да, Ольга Ивановна, это было в Екатеринбурге по приказу Ельцина».

К. ЛАРИНА: Прелесть какая.

О. БОРОДИНА: Вы понимаете.

К. ЛАРИНА: У них всё в одно смешалось.

О. БОРОДИНА: Вот такая каша в голове, и правильна некоторая растерянность, о которой коллега Иван говорил. Взрослые растеряны почему. Потому что даже дети, изучая историю в школе, у них нет вот этого стержня, зачем, почему они должны это знать. Нет такого представления о том, что они действительно живут в совершенно великой стране с её бедами, победами, и так далее.

К. ЛАРИНА: Страданиями, позорными страницами.

О. БОРОДИНА: Да, и так далее. Но, это страна. Мать не выбирают, так же, как и родину.

К. ЛАРИНА: нет, о чём Вы говорите. Если говорить об этом, если можно обобщать вообще примитивно. Тут сидят все учителя, Вы историю преподаёте, и может быть, Вы меня поправите, но мне кажется, что история любой страны она трагична, она не может быть другой. В мире человечества не может быть другой истории, она всегда трагична, не бывает таких счастливых. Я думаю, что в Бахрэйне тоже есть свои беды и трагедии позади, несмотря на их золотые унитазы и фонтаны из нефти.

И. ВНУКОВ: Можно я добавлю буквально несколько секунд.

К. ЛАРИНА: Да. Я просто к чему говорю, что не надо этого бояться, не надо бояться трагических пятен историй. Нельзя, это неприлично.

О. БОРОДИНА: Она, как и человеческая жизнь, она разная.

И. ВНУКОВ: Мне в последнее время такая практика стала нравится, когда мы обсуждаем какие-то дискуссионные вопросы, и я да. Задание на дом, поговорить с мамами, папами, бабушками, дедушками. Сейчас элективные курсы распространённые, когда ученик сам выбирает предмет. Он обязан выбрать из перечня. Вот те, кто пришли ко мне. Вот поговорите дома, что Вы думаете о перестройке. Недавно о (неразборчиво) комсомола. Очень замечательно поговорили. Причём, я не ожидал, что ребята будут так со вниманием об этом говорить. Одна точка зрения, другая точка зрения, моя точка зрения, учебник. Но, главное, что были люди, которые в эту эпоху были и жили. Это получается очень интересная дискуссия, когда уже опора. Я говорю, что лишний раз поговорить с мамой и папой. Обычно же некогда.

К. ЛАРИНА: Мы сейчас у Максима спросим.

М. ЮДОВ: А можно вопрос?

К. ЛАРИНА: Да.

М. ЮДОВ: Интересный вопрос, а что делать. Мы говорим, что дети должны знать историю, о том, что дети должны быть патриотами. А что же делать, ведь невозможно навязывать. Здесь очень тонкая грань между тем, что можно сказать. Что так надо, и между тем, что это действительно волнует детей и молодёжь.

К. ЛАРИНА: А как ты сам на этот вопрос отвечаешь? Ты себя считаешь патриотом?

М. ЮДОВ: На самом деле, слово патриот – это такое сложное и спорное слово. Поскольку патриотом можно быть с какими-то принципами, но ничего не делать, и навредить даже хуже, чем бывают более пассивные. Это сложный вопрос о патриотизме вообще.

К. ЛАРИНА: А что такое патриотизм с твоей точки зрения?

М. ЮДОВ: В первую очередь, это какие-то действия. Но сопричастность к тому, что происходит у тебя в стране, в том, что сейчас действительно происходит в реалии. Наверное, это высшее проявление патриотизма, а не какие-то лозунги.

К. ЛАРИНА: То есть, искреннее сопереживание к тому, что происходит. Я могу здесь поспорить с Максимом. Мне кажется, что деяния и патриотизм, мне кажется, что деяние это не самое главное, действие. Что значит действие? Проголосовать правильно, или что ещё сделать? Высказаться правильно? Что значит действия? Какие тут патриотические действия могут быть? Вот я исключаю экстремальную ситуацию, когда нужно защищать свою родину, это другой вопрос.

М. ЮДОВ: Нет, можно привести массу примеров, которые публикуются в той же нашей «Пионерской правде», о том, как дети пытаются быть сопричастными к жизни страны. То есть, они элементарно помогают ветеранам, элементарно заботиться о своём районе, или хотя бы о своей улице. Это уже проявление патриотизма.

К. ЛАРИНА: Максим, а можно задать тебе такой сложный вопрос. Скажи, пожалуйста, а откуда в нашей стране берутся фашисты и скинхеды?

М. ЮДОВ: Да, это действительно очень сложный вопрос, поскольку странно, что в стране, которая стоит на том, что она была многонациональной, откуда берутся фашисты и скинхеды. Возможно, это какая-то попытка у молодёжи желания быть сильнее, выглядеть сильнее, не являясь на самом деле внутренне сильнее. Просто быть сильнее окружающих внешне, что называется внешняя свобода. Одна из довольно удачных попыток проявить эту внешнюю псевдосвободу, в общем – то, порой проявляется в подобных действиях.

К. ЛАРИНА: Но, при этом. У них уж супер патриотические лозунги, вот у этих группировок. Они как раз переживают за свою родину, они хотят, чтобы Россия была великой, чтобы в ней жили великие люди, и стараются защитить её от инородцев, выгнать тех, кто мешает строить великую страну. Разве не так? Вот они убеждены, вот если с ними тут поговорить, а мы с ними тут разговаривали, они патриоты. У них абсолютно патриотическая платформа.

М. ЮДОВ: В общем, так тоже можно сказать.

К. ЛАРИНА: Это разве не является ориентиром? Вот Вы говорите, что мы не знаем, не понимаем, взрослые растеряны. Мне кажется, что всё очень просто. Вот чтобы этого не было, разве этого недостаточно для педагогов и для взрослых?

М. БАРАННИКОВ: Максим прав. Лучше такой патриотизм, чем вообще ничего не делать, сидеть, и не вдаваться в эти вещи.

К. ЛАРИНА: «Откуда в нашей стране скинхеды и фашисты» — спрашиваю я у Ивана Внукова.

И. ВНУКОВ: Очень сложный вопрос. У меня эта тема вызывает какое-то очень сильное волнение душевное. Мне непонятно, почему это по всей Европе, и стране, которая победила фашизм, в стране, которая очень пострадала из-за фашизма. Может быть, мода какая-то, которая идёт, может быть, за этим стоят люди, которым нужно, может, за этим стоят финансы определённые. А потом уже по нарастающей, тем более, когда информация открыта. Очень легко сейчас вступить в контакт, в группу соответствующую. Там интересно, там своя иерархия, там можно себя проявить.

К. ЛАРИНА: Там всё, что нужно, вот то, о чём мы мечтаем с Вами, когда говорим о том, кто будет заниматься детьми, кто будет говорить всем о правильном выборе в жизни, что нужно печатать в таких журналах. У них, кстати, есть свои журналы, у них есть свои сайты, свои газеты, которые они читают. Они очень идеологически подкованы. Это не просто так, они не будут просто тупо отвечать на вопросы Россия для русских. Нет, они готовы к дискуссии на эту тему. Вот что самое страшное.

М. БАРАННИКОВ: Вы знаете, они действительно готовы к дискуссии. Я тоже очень часто общался со скинхедами, и однажды пересекался с одним мальчиком, молодой скинхед, ему лет 15, настолько убеждённый. А когда начинаешь с ним разговаривать. Он говорит: «Вот я русский». А я спрашиваю: «А скажи, пожалуйста, а после стольких лет монголо-татарского ига ты вообще уверен, что ты до конца русский? Может быть нет»? И мы встретились с ним чисто случайно через год, и я обратил внимание, что он перестал бриться налысо. С детьми нужно разговаривать на эти вещи. Возможно, это идёт от какого-то недопонимания, скорее всего.

К. ЛАРИНА: «Пионерская правда» к таким проблемам обращается?

М. БАРАННИКОВ: Грубо говоря, если обсуждать темы скинхедов, то у нас бывают на эту тему какие-то публикации. Нам интересно знать мнение ребят. Но, к сожалению, я бы так сказал, что «Пионерская правда» — это газета для благополучных ребят. Среди нас нет читателей скинхедов. И, наверное, мы бы предали свою совесть, если бы в духе моды мы много бы писали об этих скинхедах. Если говорить о политическом сознании ребёнка, когда оно пробуждается, Иван хотел продолжить. Я считаю, что оно пробуждается с самого рождения, и потом просто развивается. В качестве примера, у моих друзей 2-х летний ребёнок. И как-то приходим, а она в телевизоре новости смотрит, и пальцем в телевизор: «О, Путин», или: «О, Лужков». Для двухлетнего ребёнка это нормальная ориентация в политическом пространстве. Другой вопрос, что может быть на каком-то этапе развития ребёнка этот интерес у него может пропасть. Может быть и в 30, 40, и в 50 лет политическое сознание ребёнка может быть на уровне 5-го или 6-го класса. А что касается каких-то патриотических вещей, то, безусловно, нужно об этом разговаривать и спорить. Но, прежде всего, нужно глубоко изучать историю нашу для того, чтобы чётко понимать, что происходило и как.

К. ЛАРИНА: Мне очень понравилась мысль Ивана Викторовича по поводу истории собственной семьи. Мне кажется, что это очень важный момент. У нас действительно, очень мало этим занимаются. А я знаю, что во многих европейских школах на эту тему вообще дети целые рефераты пишут, по истории своей семьи. Я убеждена, что во всём виноват строй, в котором мы 70 лет существовали, потому что тогда, в 1917 году, мне не дадут соврать педагоги профессионалы, просто отрезали человеческую память, просто отрезали. Ничего не было, начинаем жизнь с нуля. А сегодня поговорить не то чтобы с детьми, а и с моими ровесниками, или даже с теми, кто старше. Бабушка, максимум прабабушка, помнит, что она там делала. А дальше темный лес. Это очень важно. Знаете, я тут смотрела передачу Познера с Михаилом Сергеевичем Горбачёвым. Меня это поразило, я впервые слышала такие откровения от Михаила Сергеевича Горбачёва, когда он рассказывал историю своей семьи. Сколько там всего намешано. Сколько там с одной стороны и раскулачивания, и пытки, и уничтожения, и репрессии настоящие. А с другой стороны, человек, который надеялся и верил в социализм с человеческим лицом. Это были его искренние убеждения. И писал сочинения, как он сам признался, «Сталин – наше знамя боевое». Вот Вам, пожалуйста, и конкретный человек, с такой судьбой. Вот про это бы надо больше говорить. Давайте мы послушаем несколько звонков, как мне кажется, у нас получился очень хороший разговор. Пожалуйста, берите наушники. Итак, 363-36-59, Ваш взгляд на сегодняшнюю тему, которую мы обсуждаем, нужны ли детям общественно-политические журналы, и если нужны, то что в них должно быть. Алло, здравствуйте.

Слушатель: Здравствуйте.

К. ЛАРИНА: Как Вас зовут, скажите?

Слушатель: Николай.

К. ЛАРИНА: Слушаем вас Николай.

Слушатель: Дело в том, что я затронул первое – патриотизм. На самом деле, это прибежище для идиотов. Надо этот вопрос сразу решить.

К. ЛАРИНА: Вот вас бы в школу запустить.

Слушатель: Вот люди собравшись…

К. ЛАРИНА: Николай, неконструктивный разговор, мне жалко на Вас время тратить. Алло, здравствуйте.

Слушатель2: Здравствуйте, я может быть, немного не по теме, но мне кажется, что одно из важнейших задач воспитания – это подготовка к самореализации личности, нахождения будущей профессии. У меня вопрос к Михаилу Баранникову. Вот в частности в сегодняшних тяжёлых условиях кризиса, и прочее, подготовка детей к взрослой жизни. Как себя реализовать в бизнесе, и так далее. Вот такая газета, как «Пионерская правда» имеет возможность и желание заниматься этими проблемами?

К. ЛАРИНА: Спасибо за вопрос. Пожалуйста, Михаил.

М. БАРАННИКОВ: Безусловно, газета этим занимается, потому что для нас очень важно, каким станет ребёнок в будущем. Важно, чтобы он умел разбираться в этой жизни, умел сам найти себе место, профессию. И, безусловно, если говорить о самой газете, и о других средствах массовой информации, которые ориентированы на наш возраст. То практически везде я встречаю публикации, которые помогают ребёнку в чём-то разобраться. Если говорить, как автор звонка, по поводу кризиса, то Вы знаете, я думаю, что пока он не особо ощутим, говорить о его последствиях сейчас тоже сложно, потому, что и сильные мира сего тоже не знают, что он из себя будет представлять.

К. ЛАРИНА: Это он для Вас не ощутим. А сколько людей уже ощутили на себе этот кризис, людей, которых уволили с работы. И потом целые предприятия закрываются по России. Я вижу, что до Москвы и до крупных городов, наверное, не дошло. Хотя частные фирмы уже несут большие убытки, люди теряют работу, и теряют деньги. И как мне кажется, что разговор на эту тему очень актуален. Потому что дети тоже могут ничего не почувствовать в семье. Нормальные родители сделают всё для того, чтобы ребёнок это не почувствовал.

М. БАРАННИКОВ: Безусловно. Но, с другой стороны, ребёнок не может предпринять какие-то меры, которые послужили бы тому, чтобы от этого кризиса как-то оградить даже хотя бы свою семью. Единственное, что мы можем посоветовать, так это набираться знаний, набираться опыта для того. Чтобы когда ребёнок вырастет, чтобы он не пополнил ряды безработных дворников, а мог получить реальную профессию, обрести реальные знания, учась в школе. Вот это самая главная вещь, с помощью которой ребёнок может подготовиться к кризису.

К. ЛАРИНА: Это, скорее, тема для Ольгиного издания. Там в «Максималисте» повзрослее, по поводу реализации, вообще подготовки к взрослой жизни.

О. БОРОДИНА: На самом деле я хотела бы ещё добавить по поводу того, что подняли вопрос о патриотизме, вот предыдущий звонок. Ведь на самом деле, мне кажется, что проблема в том, что у нас появляется огромное количество таких разных организаций связано с тем, что у нас нет системного патриотического воспитания. Нет системы, потому что нет подоплёки, на которую мы опираемся.

К. ЛАРИНА: У нас один только опыт нашей жизни, и повторять его – это смертельная ошибка. Это приведёт к тому же коллапсу абсолютному, и никого мы не воспитаем, никаких патриотов.

О. БОРОДИНА: А ведь на самом деле ребёнка подготовить к этой жизни вполне возможно, потому что его, маленького ребёнка, очень интересует не просто политическая жизнь. Его интересует всё, что он видит. Его интересует то, что делают взрослые, и он задаёт эти вопросы, его интересует семья, потому что ему интересно. Кто его бабушка, кто дедушка, кто прадедушка. Он задаёт эти вопросы, и ему нужно всё время это рассказывать. Если у родителей нет времени на это, то никакой системы в патриотическом воспитании не будет. Потому что в этом принимают участие и школа, и семья, и окружающие знакомые люди. И тогда ребёнок будет ощущать себя в этом мире нормально. И он должен знать сегодня о том, что в стране кризис. И что если его родители уволены, то рано или поздно, даже если родители сделают всё для того, чтобы ребёнка это не затронуло. Но, если они уволены. И если их материальное состояние резко ухудшилось, то рано или поздно ребёнка это затронет, потому что не у каждой семьи есть достаточные сбережения для того, чтобы продержаться неизвестно сколько, год, полтора, или два, как сейчас есть прогнозы.

К. ЛАРИНА: И тут никое патриотическое воспитание не спасёт. Можно сколько угодно повторять эту мантру – «Я люблю родину». Но, если ты сидишь без работы, тут надо делать что-то другое.

О. БОРОДИНА: Но, при этом, как мы с Вами говорили буквально несколько минут назад о том, что это жизнь, и ребёнок попал в эту реальность. Вот сегодня школа как, мы же не знаем с Вами, а предполагаем, что, наверное, будут сокращены субсидирования, на закупку литературы для школы, вообще субсидирования школы. Какие-то будут сокращены. Даже в школе будут какие-то сокращения, я уже не говорю про ВУЗ. Это в конечном итоге коснётся подростка.

К. ЛАРИНА: Давайте ещё один звонок, и будем уже закругляться. Алло, здравствуйте.

Слушатель3: Здравствуйте.

К. ЛАРИНА: Как Вас зовут?

Слушатель3: Павел, Екатеринбург. Я слышал, что ваш гость сказал, что такое патриот, и сказал, что он может сделать, что только призвать у детей получать знания. Я думаю, что он мог бы поднять тему того, что экономика и политика, если это общественно-политическая газета. Они взаимосвязаны, и можно было бы открыть дискуссию о необходимости приобретения отечественных товаров. Я думаю, что это вполне возможно, и это одна из сторон патриотизма, и дети могли бы понимать, что тем самым они участвуют в решении кризиса…

К. ЛАРИНА: Павел, очень красивое у Вас конечно предложение, но мне видится другая картинка. Мне видится молодая группировка, типа молодой гвардии, или наши, которые об стены латвийского посольства кидают банки со шпротами. Вот что я вижу. Других путей у нас почему-то никто не придумал. Вот почему, скажите так? Хорошая мысль, то давайте будем ориентировать нас всех на отечественное производство, на отечественную промышленность. Но, почему у нас всё наоборот, для начала перед этим надо обязательно надо что-нибудь поджечь.

И. ВНУКОВ: непрофессионалы во многих сферах берутся за то, что не особо умеют, пытаются какие-то старые формы, плюс новые мысли, и что в итоге получается. Непрофессионализм в целом. Я считаю, что концепция воспитания. Что её в принципе нет. Всё что угодно обсуждаем, ЕГЭ, историю…

К. ЛАРИНА: Иван Викторович, куда Вы ведёте детей?

И. ВНУКОВ: Всё зависит от личности.

К. ЛАРИНА: Вот Вы для себя что решили? Вот Вам важно чему научить учеников?

И. ВНУКОВ: мне важно научить учеников предмету, который я преподаю, и немного дать ориентир в сегодняшнем времени на центристских каких-то позициях, рассказать о том, что было, и как я себе вижу будущее, спокойно, безо всякого надрыва. А в целом, концепции нет, всё от личности зависит, директор, учитель, зам по воспитательной части. Веду дискуссионный клуб. Я сам его придумал. Если вдруг уйду, то, наверное, он пропадёт.

К. ЛАРИНА: Оля, пожалуйста, ваше слово.

О. БОРОДИНА: Я хочу сказать, что сейчас очень важно, особенно в такой сложный период страны, важно, чтобы люди, и дети, прежде всего подростки, были переориентированы в духовную сферу. Я хочу сказать, что Ваш сосед напротив, «Московский дом книги», ежегодно проводит по Арбату шествие под лозунгом «люблю читать».

К. ЛАРИНА: Но когда я вхожу в «Дом книги», первое что я вижу – это Оксана Робски, Ксения Собчак. И вот эти обложки мне этот «Дом книги» показывает на первых своих полках. А где-нибудь там подальше Белинский, Гоголь, Тургенев, Достоевский, и прочая ерунда, чтобы никто не видел.

О. БОРОДИНА: Ксения, дорогая, на самом деле Вы должны понимать, что «Московский дом книги» — это бизнес-предприятие, с одной стороны. Но, при этом, это социально направленный бизнес, и поэтому часть средств они тратят на то. Чтобы проводить такие акции.

К. ЛАРИНА: Я специально Вас провоцирую.

О. БОРОДИНА: Я понимаю. Я ещё хочу завершить, и сказать, что направление в духовную сферу, проведение таких мероприятий по всей стране, и в регионах в том числе, направленных на поднятие духовной жизни, это тоже патриотическое воспитание. Это, между прочим, может каким-то образом смягчить удар от экономического кризиса.

К. ЛАРИНА: Михаил.

М. БАРАННИКОВ: У молодёжи ещё десяти лет назад был безумный некий кумир американизма, американские шмотки, американские напитки. Я не думаю, что каким-то образом сказалась наша пропаганда развития патриотизма, но если посмотреть сейчас на современных подростков, то уже нет такого большого…

К. ЛАРИНА: Они что, носят отечественные штаны?

М. БАРАННИКОВ: В любом случае все американские штаны сшиты в Китае.

К. ЛАРИНА: Это совершенно не имеет никакого отношения к воспитанию патриотизма.

М. БАРАННИКОВ: Я согласен с этим, но я просто о том, что меняется время, и меняются соответственно подростки. К вопросу патриотизма. Я считаю, что скинхеды и патриотизм – это немного разные вещи.

К. ЛАРИНА: Они считают по-другому. Работать надо, и Вам в том числе. Работать надо с ними, и не бояться острых тем, вот мой призыв к «Пионерской правде». Всё. Зашкалило время. Максим, спасибо, удачи тебе, и до встречи.



Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире