'Вопросы к интервью
А.ВЕНЕДИКТОВ: Вы слушаете «Эхо Москвы». Сейчас в Москве 11:15. Начинается наше «Родительское собрание». Доброе утро нашим гостям. Вы так киваете, как будто вы на телевидении. Это радио — тут придется говорить. Сколько стоит школа? В первую очередь, мы опираемся на мнение родителей, поэтому у меня просьба к родителям звонить по нашим телефонам. Для москвичей – 7839025, для немосквичей – 7839026. Что самое дорогое? Какие самые большие расходы были в этом году к 1-му сентября для ваших детей? Что было самым дорогим из того, что пришлось купить? На что больше всего потратили денег к 1-му сентября? Передо мной исследование, которое провел Фонд «Семьи Франции». Это такой отдельный Фонд, который следит за семейными расходами. Это исследование показывает, что в 1906 году к их 1-му сентября, скажем так, расходы делились следующим образом: средний ребенок (так называемый средний класс – 6 класс) потратил 202 евро, то есть 7 тыс. рублей, на покупки к 1-му сентября. 28 % — это самый большой расход – ушло на спортивную форму, то есть на все, что нужно для уроков физкультуры. Второй по объему расход – 25 % — это канцтовары: тетрадки, фломастеры, ручки. Все остальное – 48 % — это разное, то есть мелочевка. А есть ли у Вас какие-нибудь сведения, сначала у Вас, уважаемые гости, на что, к 1-му сентября тратят деньги семьи, которые готовят ребенка в 1-ый класс, в 6-ой класс, в 11-ый класс. Пожалуйста, Александр.

А.РЫВКИН: Я думаю, что в первую голову одежда и канцелярия.

А.ВЕНЕДИКТОВ: А что значит одежда? Формы нет?

А.РЫВКИН: Формы нет, но есть инициатива родителей, которые хотели бы, чтобы их дети выглядели достаточно одинаково. В советское время форма действительно была дешевой. Сейчас время изменилось, а желание у родителей построить всех осталось, особенно в младшей, начальной школе. Исходя из этого, я думаю, до 1000 руб. тратится на одежду. Если больше… Я, правда, сам не покупал.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Неужели Вы думаете, что к 1-му сентября покупают новую одежду, если нет формы? У ребенка есть рубашка – он пошел в рубашке. У ребенка есть ботинки — он пошел в ботинках.

А.РЫВКИН: 1-ое сентября считается праздником, поэтому хотят как-то обновить гардероб.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Ефим, пожалуйста. Вы что скажете?

Е.ГАЛИЦКИЙ: По нашим опросам…

А.ВЕНЕДИКТОВ: Напомню, что это Фонд «Общественное мнение».

Е.ГАЛИЦКИЙ: Уже 4-ый год мы проводим исследования, на что тратят деньги семьи в образовании. Это исследование проводит Фонд «Общественное мнение» совместно с Высшей школой экономики. По нашим подсчетам, в прошедшем году, чтобы отправить ребенка в 1-ый класс школы, нужно было 12 тыс. рублей.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Больше, чем французам.

Е.ГАЛИЦКИЙ: Да. Это в Москве. По сравнению с Францией, Москва все-таки столица. За пределами столицы в среднем нужно 2200 руб.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Вот это разрыв. 1 к 5.

Е.ГАЛИЦКИЙ: Примерно половина семей говорят, что покупают книги для подготовки к школе, канцелярит. На это уходит примерно 1,5 тыс. руб. В среднем по всем поступающим эти траты составляют 120 часть расходов в Москве и примерно 13 в регионах. Примерно каждая третья московская и каждая пятая немосковская семья официально платит на подготовку к школе в среднем по 9 тыс. рублей. Это плата за то, что ребенка готовят к поступлению в школу.

А.ВЕНЕДИКТОВ: У Вас тоже, Александр, есть дошкольное образование?

А.РЫВКИН: Да.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Это, грубо говоря, платные курсы.

Е.ГАЛИЦКИЙ: Да, это стоит примерно 9 тыс. в Москве и чуть больше 1 тыс. в регионах. Москва и другие места – это очень разные вещи. Доля в тратах – это примерно ¼ в Москве и 12 % в других регионах. Примерно каждая 10-ая московская и 20-ая немосковская семья платит частным лицам. Я говорил об официальных подготовках, а это уже неофициально. Это бывает реже, но и суммы побольше. 13 тыс. стоит подготовка с частными лицами.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Если мы уже вынем эту подготовку, как частную, так и дошкольную, то самая большая статья расходов, по опросам, – это что?

Е.ГАЛИЦКИЙ: Если говорить о Москве, то у нас есть сведения, что почти половина денег уходит на то, чтобы поступить в ту школу, в которую хочется. Это значит кому-то заплатить или кому-то дать подарок.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Это не взятка. Это подарок. Я задаю вопрос нашим родителям. Напомню для москвичей – 7839025, для немосквичей – 7839026. Мы говорим не только первоклассниках, а вообще об уходе в школу. Наш вопрос заключается в том, какая самая большая статья расходов перед 1-ым сентябрем в вашей семье? Неважно, какой класс. Могут звонить старшеклассники и говорить, на что они больше всего тратят. Мы сейчас примем несколько звонков из Москвы и из регионов и поймем, существует ли та разница, о которой говорил Ефим, в конкретных семьях, которые нам звонят. Первый звонок. Здравствуйте.

ЕЛЕНА: Здравствуйте. Меня зовут Елена. Я из Москвы.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Елена, у Вас есть ребенок, потому что по голосу Вы сами?..

ЕЛЕНА: У меня ребенок идет в этом году во второй класс. Я просто хотела сказать, что в этом году мы пока ничего не сдавали. В прошлом году, когда мой ребенок был первоклассником, мы оплачивали парты в школе.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Секундочку. Давайте про этот год. Вы что, ребенку ничего не покупаете к школе?

ЕЛЕНА: Конечно, я купила все канцтовары, всю одежду.

А.ВЕНЕДИКТОВ: У меня вопрос: на что в этом году Вы потратили больше всего денег?

ЕЛЕНА: Одежда, пожалуй, и канцтовары.

А.ВЕНЕДИКТОВ: А что, Вы специально одежду покупаете?

ЕЛЕНА: Нет, специально одежду я не покупаю, но так как ребенок растет, то постоянно нужно.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Хорошо, а сели бы он не шел в школу, Вы бы все равно покупали одежду.

ЕЛЕНА: Я бы покупала, но в школе нужна и спортивная форма, и кроссовки, и ботинки.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Во сколько Вам это обошлось?

ЕЛЕНА: Пока приблизительно в 6 тыс.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Спасибо, Елена. Мы будем отдельно говорить про стоимость школы вообще, про эти спонсорские взносы. Я прошу сейчас не брать в сторону, иначе мы сейчас только туда и уйдем. 7839026. Здравствуйте.

НАТАЛЬЯ: Наталья. Я живу в Подмосковье.

А.ВЕНЕДИКТОВ: И учатся у Вас дети в Подмосковье?

НАТАЛЬЯ: Да, ребенок идет в 5-ый класс.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Какой Ваш самый большой расход?

НАТАЛЬЯ: В этом году школьная форма, потому что у нас была серая форма…

А.ВЕНЕДИКТОВ: У Вас в школе форма?

НАТАЛЬЯ: Да. С этого года у нас черная форма.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Во сколько она Вам обошлась?

НАТАЛЬЯ: В 2 тыс. плюс черная обувь, туфельки для девочки.

А.ВЕНЕДИКТОВ: А спортивная форма?

НАТАЛЬЯ: Я не знаю пока, как это у них будет. В младшей школе физкультура была добровольная, то есть бассейн, и учительница сама занималась с ними физкультурой. А если сейчас будет учитель, то нужна будет форма.

А.ВЕНЕДИКТОВ: И сколько Вы уже потратили к 1-му сентября?

НАТАЛЬЯ: Около 5 тыс. Но Вы знаете, Алексей Алексеевич, у меня ребенок учится в лицее. У них нет бесплатного обучения, то есть у нас все классы платные.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Понимаю, это отдельный разговор. Мы сейчас к первому вернемся. Надо подумать еще, что Наталья сама выбрала этот лицей для ребенка. Еще два звонка и мы подведем итог 1-го сентября. Здравствуйте. Откуда Вы звоните? Как Вас зовут?

ЛАРИСА: Я звоню из Казани. Меня зовут Лариса.

А.ВЕНЕДИКТОВ: В какой класс идет Ваш ребенок?

ЛАРИСА: У меня идет дочь в 8-ой класс.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Я даже догадаюсь, на что у Вас расходы. Рассказывайте.

ЛАРИСА: В основном, расходы сейчас на то, чтобы ребенка одеть, потому что подростки – это уже не дети.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Вот-вот, я тоже так думал. И сколько у Вас это забрало в этом году?

ЛАРИСА: В общей сложности, учитывая, что она еще спортом занимается, купальник, шапочка, очки в бассейн, и это помимо спортивной формы в школу, около 10 тыс.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Уже? Скажите, а канцелярит почти ничего не забирает?

ЛАРИСА: Ручки, тетрадки покупаются в течение года по мере необходимости. Специально мы их не закупаем.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Понял. Одежда. Спасибо, Лариса. Все-таки московский звонок теперь, чтобы уравновесить. Здравствуйте.

ИРИНА: Меня зовут Ирина.

А.ВЕНЕДИКТОВ: В какой класс у Вас идет ребенок?

ИРИНА: У меня ребенок идет в 10-ый класс.

А.ВЕНЕДИКТОВ: И как Ваши расходы?

ИРИНА: Достаточно большие.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Что у Вас больше всего забрало?

ИРИНА: Одежда. В школе заставляют принудительно вводить форму.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Школа принимает решение?

ИРИНА: Да.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Ну так школа и заставляет. Одежда, наверное, еще спортивная форма.

ИРИНА: Да, кроссовки, сменная обувь.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Во сколько Вам это уже обошлось?

ИРИНА: Около 10 тыс.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Спасибо большое. Все. Деньги большие, чем Вы, Ефим, сделали и по Москве, и не по Москве. Комментируйте, Александр.

А.РЫВКИН: Комментарий относительно формы.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Одежда. 4 звонка – 4 раза говорят про одежду.

А.РЫВКИН: Да, но последний звонок меня настораживает: обязательная школьная форма, заставляют носить и т.п. В реальности в законе об образовании написано, что все среднее общее образование управляется государством, то есть не самой школой…

А.ВЕНЕДИКТОВ: Это, как говорит наш министр обороны Иванов, чушь. Школа приняла решение ввести форму, меньшинство родителей против, большинство за – надо подчиняться. Но ведь вопрос в том, что, если вы покупаете форму, то вы экономите на покупке других одежд, как я понимаю.

А.РЫВКИН: Отнюдь. Это все та же одежда.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Вам все равно покупать одежду, просто это такая одежда для школы?

А.РЫВКИН: Да.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Так вы купили джинсы, а так вы купили брюки.

А.РЫВКИН: Конечно.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Так у него 5 пар джинсов и 1 школьные брюки, а так у него 6 пар джинсов.

А.РЫВКИН: Какая разница. Но здесь еще психологический элемент, потому что если покупаешь форму, то и джинсы надо покупать. Сегодняшние дети как только приходят из школы, сбрасывают с себя все это, если они в школе ходят в форме. Они хотят ходить…

А.ВЕНЕДИКТОВ: По-разному.

А.РЫВКИН: Да. Хотят быть индивидуальностями.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Итак, одежда. Ефим.

Е.ГАЛИЦКИЙ: Вы знаете, по нашим данным… Мы отдельно одежду не видим, у нас есть данные на учебники, канцелярию, школьную форму. Тут обнаружился такой странный эффект. Я говорю уже не о первоклассниках, а обо всех классах школы. В Москве ¾ сообщили, что у них бывали такие траты в этом году. Вне Москвы 90 % сообщило, что такое у них было. Допустим, в селе такая сумма за учебный год составляет 6 тыс., а в столицах субъектов Федерации 3 тыс. руб. в год. То есть здесь странные эффекты.

А.РЫВКИН: Дело в том, что наполняемость сельских школ значительно меньше. Исходя из этого, траты в классе, где присутствует 25 детей, будут меньше на круг, чем в тех, где сидят 4, 5 и т.д., поэтому затратность на селе увеличивается.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Я напоминаю, что у нас «Родительское собрание». У нас в гостях Ефим Галицкий, ведущий специалист Фонда «Общественное мнение», и Александр Рывкин, директор Центра Образования №1811. Мы говорим о стоимости школ. Во второй части программы речь пойдет об «операционной стоимости». Этот час я закончу письмом от Любы: «У детей немыслимо тяжелые рюкзаки. Моя дочь Эвелина идет в 3-ий класс. Я приобрела ей портфель на колесах плюс обувь, а одежды у нас и так достаточно». Ужасно, конечно.

/новости/

А.ВЕНЕДИКТОВ: Мы вместе с ведущим специалистом Фонда «Общественное мнение», кандидатом экономических наук Ефимом Галицким и директором Центра Образования №1811 Александром Рывкиным продолжаем говорить о том, сколько стоит сегодня школа. Переходим от 1-го сентября. Боюсь, что сейчас мы уйдем в бесплатное или небесплатное образование, но на самом деле любая услуга должна быть просчитана. Сначала у меня вопрос к Вам, Ефим. Можно просчитать, сколько стоит государству, родителям, общественным организациям, которые имеют свои школы, полноценное среднее образование ученика, который пришел в 1-ый класс в Москве и вышел из 11-го?

Е.ГАЛИЦКИЙ: У меня нет данных по государству, мы занимаемся семьями. На протяжении 4 лет, как я уже говорил, проводится мониторинг экономики образования. Мы видим по школе, что каждый год затраты семей на образование одного ребенка росли примерно на 1/3 ежегодно.

А.ВЕНЕДИКТОВ: В Москве или по стране?

Е.ГАЛИЦКИЙ: Это и в Москве, и  по стране.

А.ВЕНЕДИКТОВ: То есть рост одинаковый?

Е.ГАЛИЦКИЙ: Примерно да. Цифры такие: 9, 17, 19, 21. Это в тыс. рублей по Москве. 4, 5 , 7, 10 – это по России. Это суммарные траты семьи на то, чтобы ребенок учился.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Операционная стоимость.

Е.ГАЛИЦКИЙ: То, что нужно семье, чтобы ребенок проучился год. Деньги достаточно большие. Если сравнить это с тем, что люди говорят о своих доходах…

А.ВЕНЕДИКТОВ: Секундочку. 10 тыс. руб. в год – это 370 долларов в год. Значит это около 30 долларов в месяц.

Е.ГАЛИЦКИЙ: Это примерно 8 % тех доходов, которые нам сообщают. То есть если ребенок один, то школа забирает почти десятину, а если ребенка два…

А.ВЕНЕДИКТОВ: Александр, что Вы думаете по этим цифрам?

А.РЫВКИН: Я думаю, что это достаточно заниженные цифры, если речь идет о годе. Что касается вообще реальных расходов, то их надо рассматривать индивидуально. Есть люди, которые очень хотят выбрать соответствующую школу и готовы платить спонсорские взносы и т.д., потому что, если брать простую общеобразовательную школу даже в Москве, я не вижу, чтобы были такие траты.

Е.ГАЛИЦКИЙ: 30 долларов в месяц?

А.ВЕНЕДИКТОВ: Смешно.

А.РЫВКИН: Смешно, но мне кажется, нет даже этих 30 долларов.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Меньше тысячи рублей в месяц? Книжки больше заберут.

А.РЫВКИН: Это все зависит от финансирования.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Скажите, учебники у нас бесплатные? Бесплатные. Это была всегда большая статья расхода. Пока мы говорим с нашими гостями, я хочу обратиться к слушателям. Может быть, кто-то из вас очень скрупулезно ведет бюджет своей семьи, то есть записывает каждую трату. Некоторые, я знаю, получают от этого удовольствие. Если кто-то из вас вел такой бюджет семьи и может вычленить траты на школу за год, ваши телефоны 7839025 (Москва) и 7839026 (не Москва). Хотя я сомневаюсь, что кто-то в нашей стране так делает, кроме наших уважаемых олигархов. Но если вдруг у кого-то есть под рукой эти данные, нам будет очень интересно. Я все-таки бы вернулся к своему вопросу. Мне кажется, главная беда в том, что ни государство, ни специальные статистические службы не просчитывают специально, сколько стоит семье, государству, обществу обучить одного ребенка в обычной муниципальной школе города Москвы с 1 по 11 класс. Он вошел и вышел через 11 лет. Стоимость обучения, его содержания, зарплата учителей, покупка школьной формы, амортизация канатов в физкультурном зале – это все не подсчитано. Как можно тогда вообще заниматься образованием, я вообще не понимаю.

А.РЫВКИН: Я думаю, что в Москве и регионах просчитана такая подушевая норма.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Но это все равно государственная часть. И плюс еще семья. Это просто надо сложить.

А.РЫВКИН: В реальности все, что собирается поверх бюджетных средств в учебных заведениях, связано, прежде всего, с ситуацией недофинансирования или есть какое-то взяточничество.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Сложно сказать, как это называть, взятка это или нет.

А.РЫВКИН: Или уговорить, чтобы человек стал спонсором.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Я прекрасно помню, когда я работал классным руководителем, что денег на занавески, мы на первом этаже занимались, не было. Мне директор сказал, что или без занавесок, когда к тебе заглядывают на уроки, работать или надо собрать деньги с родителей. Родители говорили, что дети отвлекаются, я сказал, что это проблема родителей, это не проблема школы, хотя, конечно, это проблема школы. Или доска уже совсем не такая.

А.РЫВКИН: Очень много того, что необходимо. Скажем, покрасить кабинет. Это требуется делать каждый год. Естественно, в финансировании косметический ремонт на каждый год не закладывается.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Тогда, может быть, и не надо?

А.РЫВКИН: Нет инициативы. Надо, конечно, сохранять, но в любом случае эксплуатация требует постоянного подновления. В этом смысле наиболее горячие родители берутся за это.

Е.ГАЛИЦКИЙ: Конечно, все эти затраты есть. Когда Вы сказали, что мои цифры были занижены, Вы отчасти были правы. На самом деле все бывает по-разному. Есть платные школы. В Москве, если это школа с углубленным изучением предметов, то плата составляет 41 тыс. руб. в год, а вне Москвы – 6 тыс. руб., то есть это уже совсем другие деньги. Плата за обучение – это сейчас не слишком распространенное явление. Плата за обучение бывает в 13 % случаев, а вне Москвы в 6.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Мне пишут, что 700 руб. в месяц стоит охрана даже летом и еще 1,5 тыс. ежемесячно, что нужны классы. Дальше там восклицательный знак. Это же государственная гимназия. То есть вопрос в том, должен ли федеральный бюджет или городской бюджет выделять деньги на охрану?

А.РЫВКИН: Я скажу, что пока нет. Пока этот вопрос не решен. В бюджете это не стоит.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Елена из Москвы пишет: «Родители в муниципальных школах оплачивают охрану, уборщиц, спортснаряды, учителей, учебники по английскому и французскому, ежегодные сборы на ремонт».

А.РЫВКИН: По поводу ремонта я говорил. Что касается уборщиц… Те, кто жалуется на уборщиц… Это опять инициатива родителей. В каждой московской и немосковской школе прописана должность уборщицы.

А.ВЕНЕДИКТОВ: 3.

А.РЫВКИН: Нет, они считаются по квадратному метру уборки. При этом учитывается, что дети в основной и старшей школе, приобщаясь к общественно полезному труду, должны сами убирать себе кабинет.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Елена забыла уже.

А.РЫВКИН: Исходя из этого, что делать с недовольными родителями?

А.ВЕНЕДИКТОВ: Давайте послушаем телефоны. Просто интересно, неужели среди наших слушателей кто-то так скрупулезно вел расчеты. 7839025 и 7839026. Только по этому вопросу, пожалуйста, потому что это очень интересно и все слышат, как Вы считали. Здравствуйте. Как Вас зовут?

МАРИНА: Марина.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Вы вели расчетную книгу?

МАРИНА: Вела месяца 4.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Хорошо.

МАРИНА: Хочу сказать, что в сентябре у меня расходы составили 6 тыс. рублей.

А.ВЕНЕДИКТОВ: А ребенок в каком классе был?

МАРИНА: В 1-ом. Далее выходило не менее 4-5 тыс., потому что надо было постоянно что-то докупать – пластилин, бумагу. Поэтому услышать цену в 30 долларов…

А.ВЕНЕДИКТОВ: Да, я хотел об этом сказать. Вы в московской школе?

МАРИНА: Да.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Спасибо большое. Пожалуйста Вам. 130 долларов в месяц. Это я Ефиму.

Е.ГАЛИЦКИЙ: Бывает всякое, конечно. Я называю средние цифры.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Вы сказали 12 тыс.

Е.ГАЛИЦКИЙ: Если усреднить, то получается такая сумма, но бывают очень разные элементы затрат. Они не всегда встречаются. Я уже сказал о плате за обучение. Возьмем школу с углубленным изучением предметов, стоимость обучения 41 тыс., как я уже сказал, но такое бывает редко. В результате в общем котле затраты на обучение составляют 20 %, а остальное — другое.

А.ВЕНЕДИКТОВ: У меня есть предложение. Пока мы слушаем телефон, мы сейчас проголосуем. Спросим у наших родителей, превышают ли их школьные семейные расходы 3 тыс. руб. в месяц. Нам нужно 100 человек, уважаемые родители. Пусть нам позвонит 100 человек на наш интерактивный телефон. У меня вопрос: в Вашей семье на одного ребенка, если у Вас ребенок учится в школе, ежемесячные расходы в ходе учебного года превышали ли в прошлом году 2600 руб., то есть 100 долларов? Итак, если превышали, то 9805948, если нет – 9805949. Голосование начинается. Вот у нас уже есть порядка 56 звонков. Ситуация на самом деле некрасивая. 90 звонков. 111. Могу останавливать, могу не останавливать. Давайте 200 звонков примем. Все. Соотношение понятно. 23 позвонивших родителей считали, что превышает. Я хотел бы принять еще один звонок не из Москвы. Здравствуйте. Как Вас зовут?

ВЛАДИМИР: Владимир из Ярославля. Я просто хотел внести уточнение, что расходы зависят от того, насколько престижная школа.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Хорошо. У Вас какая история?

ВЛАДИМИР: У меня расходы составляют от 5 до 8 тысяч в месяц.

А.ВЕНЕДИКТОВ: В каком классе ребенок?

ВЛАДИМИР: 4 класс.

А.ВЕНЕДИКТОВ: На что в основном деньги тратятся?

ВЛАДИМИР: Это достаточно престижная школа, одна из лучших школ в Ярославле. Мы можем себе это позволить, потому что я мелкий предприниматель.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Ну и молодец.

ВЛАДИМИР: Жена у меня работает бухгалтером.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Молодец. Надо в детей вкладываться, в образование. Это правда. Все-таки, если говорить о структуре этих «от 4 до 5», то на что у Вас больше всего денег уходит в месяц?

ВЛАДИМИР: В основном, канцелярия, даже не учитывая поборы в школе. Это нормальное явление, я считаю. У нас нет в школе обязательной формы, хотя мы голосовали за то, чтобы ее ввести.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Понимаю. Спасибо большое. Итак, Ярославль. 4-5 тыс. рублей. Правда, престижная школа, правда, не считая одежды. Видите, как все красиво. Не считая того, что Вы называете «насильственной спонсорской помощью», а Владимир называет это «поборами». Это вложение в детей. У меня вопрос к Ефиму. Ефим представляет у нас Фонд «Общественное мнение». Как родители относятся к этой «насильственной спонсорской помощи»? У нас есть точка зрения Владимира, и она справедлива, поскольку это вложения в детей.

Е.ГАЛИЦКИЙ: Трудно сказать на счет справедливости. Я могу сказать, что эмоционально им это тяжело. Все чаще наши интервьюеры сталкиваются с жалобами, что это становится уже…

А.ВЕНЕДИКТОВ: Помогите, Александр. Как сказать? Справедливо или?..

А.РЫВКИН: Может быть, это необходимо. И родители, в общем-то, понимают, в каком состоянии находится большинство школ.

А.ВЕНЕДИКТОВ: А давайте еще раз спросим у наших слушателей, потому что довольно любопытное соотношение. Я хочу сказать, что никакого социологического значения наши опросы не несут. Кто захотел, тот позвонил. Считаете ли вы, что те деньги, которые Владимир назвал «поборами», а Александр «насильственной спонсорской помощью», где говорили про охрану, ремонт, уборщиц, — это вложение в детей, то есть справедливо? О цифре можно спорить, но в целом это справедливо, так и должно быть. Если вы считаете, что так надо, ваш телефон — 9805948, если вы считаете, что это просто поборы, которые не идут на ваших детей, то ваш телефон – 9805949. Нам нужно 100 человек. Итак, вопрос справедливости. У нас уже 130 человек. Здесь даже другое соотношение. Владимира большинство явно не поддерживает. 200 звонков. Все. Итак, 25,6 % считают, что эти деньги — вложение в детей, 74,4 % считают, что это… А что это? Александр, Вы с этим сталкивались?

А.РЫВКИН: Я думаю, что они действительно считают, что деньги уходят кому-то. Я хотел прокомментировать, почему эти люди на самом деле все-таки платят. Мы все хотим остановить процесс, ведь если мы говорим, что это незаконные поборы, то их надо останавливать.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Или их делать законными. Я Вам расскажу историю. Несколько лет назад мы с моим приятелем подарили нашей школе компьютерный класс. Поставили компьютеры, заплатили за интернет. Прошел год. Надо платить трафик. Как это делать? Это не заложено ни в какой бюджет. Или мы берем с детей и родителей или находим какого-нибудь родителя типа меня или бывшего ученика или учителя, который просто тратит на это свои деньги, или мы закрываем этот компьютерный класс, превращая его в железяки. Все незаконно. Никто не может заплатить законно трафик в компьютерный класс.

Е.ГАЛИЦКИЙ: Московский департамент оплачивает трафик.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Я это сделал несколько раньше, чем Московский департамент принял это решение. Да, это действительно так и огромное спасибо Москве, но не каждый город на это способен. А что сделает деревня Зюзюкино, где бюджета никакого, а компьютерный класс был поставлен бывшими учениками, предположим? Кто же будет там оплачивать трафик?

Е.ГАЛИЦКИЙ: В области образования осталась та же ситуация. Мы не покупаем знания, а продолжается какая-то крепостная зависимость, мы приписаны к школе, пришли. Никого не волнует, научат там ребенка чему-то в итоге или нет. Если нужно дать образовательную услугу определенного качества, компьютерный класс, например, то если приходят люди и дают свои ваучеры, и кто помешает это сделать?

А.ВЕНЕДИКТОВ: Один хочет этого, другой не хочет. Мы с этим сталкиваемся. Половина родителей сдала на занавески, половина – нет, поэтому эти дети могут сморкаться в эти занавески, а эти дети не могут. Такие случаи бывают, когда говорят, что, если вы не сдали на компьютерный класс, ваш ребенок не будет туда ходить.

А.РЫВКИН: Я хочу сказать, что способ подушевого нормативного финансирования образования и способы движения средств не от органов управления к школе, а движение родителей с ваучерами по школам – это единственный способ избавиться от поборов.

А.ВЕНЕДИКТОВ: А я думаю, что даже там, где такие штуки есть, в странах с более долгой системой образования, такие проблемы есть. Я знаю, что в муниципальных школах Нью-Йорка хуже, чем в… Боюсь какой-нибудь город обидеть. Скажем, худшей школы в Ярославле. Не обидим Владимира. Там безумные проблемы, там безумные поборы. Там те же самые проблемы. Я думаю, можно минимизировать потери, но это же все люди с разной культурой, с разным материальным положением и т.д. Я думаю, что здесь надо искать пути минимизации.

Е.ГАЛИЦКИЙ: Это действительно очень проблемная область. Немудрено, что нигде в мире эта проблема не решена, потому что это связано с социальными гарантиями государства и т.д. Но надо как-то потихоньку двигаться.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Я закончу Анатолием, который пишет: «Это один из тех многочисленных скрытых налогов, о которых наше государство стеснительно умалчивает, громко крича о 13». Должен Вам сказать, Анатолий, что когда была вот такая система, когда, как в советское время, не было вообще никаких налогов, это было все равно, поэтому 13, 41… Все равно это налог, но уже налог на вашего конкретного ребенка. Сейчас буду защищать школы, потому что когда вы платите в вашу школу, ремонтируя класс, куда завтра придет ваш ребенок, и кричите о том, что это должно делать государство, все-таки ваш ребенок туда придет, а не налог, который ходит неизвестно куда, приходит и уходит. Спасибо большое. Напоминаю, что у нас в эфире были ведущий специалист Фонда «Общественное мнение», кандидат экономических наук Ефим Галицкий и директор Центра Образования №1811 Александр Рывкин.

Комментарии

0

Пожалуйста, авторизуйтесь или зарегистрируйтесь, чтобы оставить комментарий.

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире