09 сентября 2018
Z Родительское собрание Все выпуски

Образовательные проекты Тинькофф. Как готовят айтишников для российской экономики со школьной скамьи


Время выхода в эфир: 09 сентября 2018, 13:11

А.Кузнецов Добрый день! В Москве начало второго. Не могу сказать точнее, потому что передача идет в записи, и мы, к сожалению, не увидим из-за этого ваших эсэмэсок. Это программа «Родительское собрание». Алексей Кузнецов. Кирилл Бурсин – за звукорежиссерским пультом. И сегодня мы говорим о такой, в общем, достаточно нетрадиционной для нашей передачи вещи. Мы говорим о частной инициативе в образовании, причем, в основном в высшем его звене.

У нас сегодня тема передачи: «Образовательные проекты Тинькофф. Как готовят айтишников для российской экономики со школьной скамьи». И поделиться этим опытом и рассказать о перспективах к нам пришла руководитель образовательных программ «Тинькофф Банка» Екатерина Шестимерова. Здравствуйте, Екатерина!

Е.Шестимерова Добрый день!

А.Кузнецов Скажите, пожалуйста, вот только ленивый не говорит про то, что образование вообще штука консервативная, а российское образование, особенно в IT-сфере, в общем, это образование, как принято считать, кто-то говорил вчерашнего, а кто-то – позавчерашнего дня. И судя по тому, что частная структура занялась всерьез образованием, видимо, так оно и есть. Что, собственно, вас как организацию подтолкнуло к тому, чтобы запустить достаточно масштабную деятельность по изменению, улучшения образования в IT-сфере?

Е.Шестимерова В первую очередь это недостаток специалистов. То есть, условно, чтобы понимать масштабы, если к нам завтра придут 2 тысячи хороших разработчиков, мы их всех сможем взять на работу. И мы упираемся исключительно в тот момент, что нам не хватает рабочих рук, чтобы запускать какие-то новые проекты.

А.Кузнецов То есть у вас, по сути, как говорят баскетболисты, короткая скамейка, у вас нет выбора.

Е.Шестимерова Да.

Е.Шестимерова: Мы запустили «Тинькофф Финтех Школу». Это трехмесячная школа, где ребята вечером занимались

А.Кузнецов К вам приходят молодые специалисты, вы можете их всех взять.

Е.Шестимерова Получается, так.

А.Кузнецов А вам хочется взять не всех, набрать все-таки лучших.

Е.Шестимерова Нам хочется, да. И дело в том, что это не только наши проблемы, это проблемы всех IT-компаний России. То есть не мы одни с этим сталкиваемся. Есть, безусловно, очень умные ребята, но их очень мало.

А.Кузнецов И плюс, я так понимаю, по-прежнему, очень серьезная конкуренция с зарубежными компаниями, которые тоже переманивают таких специалистов.

Е.Шестимерова Да, естественно. И у «Гугла» и у «Фейсбука» очень развиты летние стажировки и привлечение ребят. И очень много моих одногруппников туда ездили.

А.Кузнецов То есть то, что называется «охота за головами» — хедхантинг. То есть отслеживать таких…

Е.Шестимерова Да. Но им есть что предложить. Они предлагают интересные проекты и достойную компенсацию. Ребята с большим удовольствием туда ездят.

А.Кузнецов Ну, разумеется. Можно себе представить. А в какой вы ситуации? Что вы можете предложить?

Е.Шестимерова Мы точно можем предложить очень интересные задачи. Например, если говорить про летние стажировки, которые мы устраиваем для студентов даже первого курса, ребята приходят в команду и делают какой-то реальный проект, который через два месяца их работы…

А.Кузнецов Мы сейчас об этом поговорим подробно. Я вас сбил, моя вина. Иначе мы немножко уйдем от темы. Первое, как я понимаю, и, возможно, главное – это такой кадровый голод, который вы ощутили.

Е.Шестимерова Да.

А.Кузнецов А есть ли еще что-то? Если какие-то особые Тинькофф-требования, то есть вы бы хотели, чтобы к вам приходили люди с уже заложенными навыками, умениями, идеологией в голове?

Е.Шестимерова У нас основной подход, которым мы руководствуемся в работе, — это забота о клиенте. И когда разработчик что-то делает, он в первую очередь думает, чтобы было не удобно ему что-нибудь запрограммировать, было быстро и коротко, а чтобы пользователь, который будет пользоваться этим всем, ему было хорошо. И вот эта в некотором роде эмпатия, умение думать за других, умение делать так, чтобы всё было хорошо, удобно, классно – вот этому мы стараемся учить на наших образовательных программах.

А.Кузнецов Заранее, чтобы к вам приходили люди, уже наученные, чтобы потом не отвлекать их от основного производства и не заниматься этим. Хорошо.

Скажите, пожалуйста, а вот это достаточно распространенное убеждение, что российские вузы в айтишной сфере сегодня выпускают специалистов вчерашнего дня, оно действительно соответствует действительности или это такой стереотип?

Е.Шестимерова Есть, конечно, вузы, которые стараются менять программы и успевают, и делают это прекрасно, это: МГУ, МФТИ, «Вышка».

А.Кузнецов – Мгу это ВМК и Мехмат, как я понимаю?

Е.Шестимерова Да. Там очень хорошее наследие мощной математической школы, и есть какие-то локальные инициативы, которые позволяют хорошим ребятам устраивать свою жизнь хорошо. Но в целом некоторые учебные планы, конечно, вызывают вопросы.

А.Кузнецов Да, и вместе с вопросами сразу ответы, судя по тому, что вы занялись всем этим делом. Скажите, пожалуйста, сколько лет уже первой самой образовательной программы Тинькофф?

Е.Шестимерова Первая образовательная программа была запущена два года назад летом, чуть раньше…

А.Кузнецов То есть два года, в общем, вы в эту сферу пришли.

Е.Шестимерова Да.

А.Кузнецов С чего вы начинали? Какая программа была первой?

Е.Шестимерова Мы запустили «Тинькофф Финтех Школу». Это была трехмесячная школа, где ребята вечером приходили и занимались по трем направлениям.

А.Кузнецов Ребята – это были школьники, студенты, или могли и те и другие?

Е.Шестимерова Это были в основном студенты 3-го,— 5-го курса, но было немного выпускников и немного ребят помладше. Мы запустили три направления. Это была разработка на языке Scala, это была Андроид-разработка, и это было машинное обучение. Плюс контент-разработка. И сначала ребята сдавали экзамен по программированию, что они что-то уже умеют делать. И мы потом их этому навыку за три месяца учили.

А.Кузнецов То есть чтобы поступить на эти курсы, они должны были некий отбор пройти, да?

Е.Шестимерова Да, они сдают вступительные испытания и после них занимаются и приобретают какую-нибудь конкретную профессию, навык.

А.Кузнецов Какой примерно конкурс у вас сейчас? Сколько вы отбираете из скольких желающих?

Е.Шестимерова Сейчас в школе 150 мест. И на них поступает примерно 4 тысячи человек.

А.Кузнецов Ничего себе! У вас получается порядка 25 человек на место.

Е.Шестимерова Получается так.

А.Кузнецов Это вот то самое, о чем вы говорили в самом начале. У вас теперь появляется возможность отбирать. Хорошо. Это бесплатное образование?

Е.Шестимерова Да, это полностью бесплатное.

А.Кузнецов Хорошо, вот они к вам пришли. Сколько времени продолжается обучение?

Е.Шестимерова Они учатся три месяца, если мы говорим про этот образовательный проект. Это совпадает с учебным циклом. Они начинаются в сентябре и в феврале. И примерно в мае, за неделю до сессии…

А.Кузнецов Вы их отпускаете.

Е.Шестимерова Отпустить, чтобы они не сломались.

А.Кузнецов А, кстати говоря, о сессии – может быть, у вас какая-то обратная связь от них есть – как вам кажется, вот это параллельно идущее обучение на ваших курсах, оно их основному обучению каким-то образом помогает? Они могут выдать какую-то работу у вас за самостоятельный проект?

Е.Шестимерова Да, кстати, ребята, которые курсовую работу у нас защитили, они часто договариваются с научным руководителем и сдают этот же курсовой проект как свой основной в университете. У нас с основными университетами уже налажены отношения, и они достаточно дружелюбно относятся к такому движению.

А.Кузнецов В основном из каких вузов к вам приходят ребята на этот проект?

Е.Шестимерова В основном это МГУ – Мехамат, Физфак и ВМК, это МФТИ и это ФКН «Вышки».

А.Кузнецов «Бауманки» нет?

Е.Шестимерова Бауманцы бывают, но их меньше.

А.Кузнецов А это потому, что вы прямо ориентировались на эти названные вузы или так исторически сложилось, что именно оттуда к вам…

Е.Шестимерова Так исторически сложилось, что наши, можно сказать, Отцы-основатели — это выпускники МГУ, МФТИ.

А.Кузнецов То есть их какая-то личная связь. Понятно, естественно. Хорошо. Это был первый пробный шар. Судя по тому, что он продолжается, я так понимаю, что он был удачный, да?

Е.Шестимерова Да.

А.Кузнецов Что за ним последовало?

Е.Шестимерова После этого мы начали заниматься академическими образовательными программами, составили программу обучения на два года и открыли магистратуру в МФТИ. Сейчас у нас есть министерская программа, по которой каждый год обучается 20 студентов. У нас прошел первый год ее. У нас есть первые выпускники…

А.Кузнецов И для них, я так понимаю, это тоже бесплатная?

Е.Шестимерова Да, конечно. Ребята показывают хорошие успехи, они там запускают свои проекты. В общем, мы тоже считаем эксперимент удачным.

А.Кузнецов Пока на нынешней стадии. Потому что если это магистры, они два года учатся, я так понимаю?

Е.Шестимерова Да.

Е.Шестимерова: Так исторически сложилось, что наши, можно сказать, отцы-основатели — это выпускники МГУ, МФТИ

А.Кузнецов Это магистерская программа. Туда поступают в основном ребята сразу после бакалавриата или, скажем, отправляете уже принятых на работу сотрудников доучиваться?

Е.Шестимерова Туда поступают ребята из бакалавриата. И наши пары, которые мы ведем, они открыты для сотрудников. Они проходят на нашей площадке, и наши сотрудники могут на них ходить.

А.Кузнецов То есть это параллельно такой факультет по повышению квалификации.

Е.Шестимерова Да. То есть кто-то заскучал, захотел какой-нибудь академичности в своей жизни – ходят с большим удовольствием, экзамены даже сдают.

А.Кузнецов А в чем участие этих вузов, если это на вашей площадке, вами отобранные ребята – они как участвуют?

Е.Шестимерова Образование в МФТИ состоит из двух частей. Есть часть курсов, которые читает МФТИ на своей площадке, и есть часть учебной нагрузки, которую берем на себя мы и делаем какие-то свои направления, образовательные пары и научные семинары.

А.Кузнецов Грубо, приблизительно соотношение в процентах: какое, вашего и не вашего?

Е.Шестимерова Я думаю, где-то 50 на 50.

А.Кузнецов А вот теперь такой момент. Те люди, которые идут учиться на вашу магистерскую программу, — есть ли какая-то договоренность о том, что если они успешно магистратуру заканчивают, то им у вас гарантировано рабочее место?

Е.Шестимерова Здесь другой момент: когда они поступают в магистратуру, они вместе с этим выходят на работу, не на полный рабочий день, конечно же, как правило, 2-3 дня в неделю. И их работа – э то работа над их дипломной работой. И это очень хорошее сочетание получилось, что вечером они слушают пары и усваивают какой-то материал; днем они то, что узнали, применяют на практике и реализуют уже в своей дипломной работе, которая выльется в какой-то инструмент у нас.

А.Кузнецов И что за эту работу над дипломной работой они получают зарплату?

Е.Шестимерова Конечно.

А.Кузнецов Мне как студенту последних лет советского высшего образования очень трудно это представить.

Хорошо. Человек, который попал в такую магистерскую программу, безусловно, может чувствовать, что, по крайней мере, на этой стадии ему крупно повезло. Он учится без отрыва, что называется, от производства, и он получает за это зарплату. Кем они у вас потом станут? Вот кого вы видите из них? Кого бы вы хотели, чтобы вы получили?

Е.Шестимерова Сейчас это ребята, которые занимаются проектами по машинному обучению и по разработке на языке Scala. И мы видим, что они быстрыми темпами, благодаря своему прошлому мощному математическому аппарату, смогут дорасти до руководителей и лидеров каких-то проектов, которые они смогут уже вести самостоятельно.

А.Кузнецов Лидер любого проекта в любой сфере – это не только узкопрофессиональные знания и качества, но это и определенный склад характера. Вы как-то с этой точки зрения отсматриваете, отслеживаете?

Е.Шестимерова Кому-то интересно копать вглубь и становиться экспертом в своей области, кому-то интересно – вширь и под контролем держать большую область. Мы не заставляем, что бы все пришли в какую-то определенную область.

А.Кузнецов На какой стадии вы вешаете на него ярлычок «лидер», условно говоря, или «специалист в узкой области», «копатель вглубь»?

Е.Шестимерова Мы не вешаем ярлыки. Мы руководствуемся принципом: сколько ответственности ты можешь на себя взять, столько и бери, за это и отвечай. Вот.

А.Кузнецов То есть определение границ этой ответственности будет происходить уже во время работы в компании.

Е.Шестимерова Да.

А.Кузнецов А вот когда вы берете ребят на ту же магистерскую программу, вы смотрите только на их академические успехи до этого? Ведь, когда отбирают работника, какие-то его личностные качества тоже проверяют.

Е.Шестимерова Мы проводим с ними собеседования. При этом это независимая комиссия из нескольких человек, которые независимо выносят свои решения и оценивают по каким-то критериям: насколько человек хорошо впишется в ту или иную команду; насколько он обладает скиллом problem solving…

А.Кузнецов В переводе на русский… навыком, умением…

Е.Шестимерова Навыком докопаться до сути и добиться решения проблемы, то есть как бы не то что у меня не получилось – и я больше ничего не делаю, а как нужно было еще? Вот эта жадность до результата, желание дойти до конца – это очень важно.

А.Кузнецов «Во всем намерен я дойти до самой сути…». А вы тренируете эти качества в ходе этого вашего обучения?

Е.Шестимерова Это скорее происходит в ходе работы. То есть руководитель со студентом проводит разбор ситуации, что вот было так, а нужно было попробовать еще вот это, вот это… и не стесняйся, пожалуйста, в следующий раз это делать. То есть посредством все-таки ментора и обратной связи.

А.Кузнецов Хорошо. Это второе ваше направление работы. Это магистерская программа. Значит, 20 человек у вас через год должны ее закончить. Вы набираете в этом оду или вы хотите выпустить сначала первых?

Е.Шестимерова Мы набираем. Уже набрали. И 3 сентября первый учебный день.

А.Кузнецов То есть через год у вас пойдет по 20 человек в год, вы будете получать людей с магистерской подготовкой.

Е.Шестимерова Получается, так.

А.Кузнецов Расширять, пока не знаете, будете ли?

Е.Шестимерова Пока с 20 комфортно. Вот мы с ними справляемся, они обозримы. Можно идти выше и думать, например, про что-нибудь в аспирантуре. Можно идти ниже и думать что-нибудь про бакалаврские направления…

А.Кузнецов А какой-то отсев за прошлый годы был, или 20 поступило и 20 учится?

Е.Шестимерова Там один человек у нас ушел. Мы никого не привязываем к батарее. То есть нет такого, что ты пришел в Тинькофф и здесь два года должен отработать.

А.Кузнецов Понятно. Вы просто не имеете права этого делать.

Е.Шестимерова Там имеется в виду, могут быть какие-нибудь санкции со стороны того, что…

А.Кузнецов А, проучился как бы и не стал работником. Да, бывают такие…

Е.Шестимерова Мы такого не делаем. Ребята понимают, что им интересна и привлекает совершенно другая область. У нас есть человек, который понял, что ему больше интересно игры разрабатывать, но он написал уже дипломную работу, у него был наработанный материал исследования. Поэтому мы его со спокойной душой отпустили.

А.Кузнецов Но он остался у вас работать.

Е.Шестимерова Нет, он остался у нас учиться. Он ходит к нам на пары. Всё хорошо. Дипломная работа у него есть. А профиль работы сменил.

А.Кузнецов То есть и такое возможно?

Е.Шестимерова Конечно.

А.Кузнецов Можно уйти с работы, но остаться учиться.

Е.Шестимерова Насильно мил не будешь.

А.Кузнецов Безусловно, но можно же выставить за дверь. Я понимаю. Но вы этого не делаете. Хорошо. Это что касается ваших магистров будущих. Что еще? Чем вы еще занимаетесь?

Е.Шестимерова В этом году мы начинаем вести кружки для школьников.

А.Кузнецов То есть вы пошли и вниз тоже, если брать эту лестницу образовательную.

Е.Шестимерова Да. И пойдем еще ниже, на самом деле, дальше.

А.Кузнецов В чем вы видите необходимость этой работы. Неужели не хватает той селекционной работы, которую проводят те замечательные вузы, которые вы называли?

Е.Шестимерова Тут дело опять-таки в том, что чем раньше начинаешь, тем лучше результат будет в дальнейшем. То есть недостаточно того, что приходят умные ребята. Хочется, чтобы больше умных ребят становилось в России. И сейчас мы начинаем с маленького направления. Мы открываем кружки по программированию, по машинному обучению, по олимпиадной математике в Москве и в Рязани, и Нижнем Новгороде.

А.Кузнецов Как узнают про это дети, их родители, кроме как слушая «Эхо Москвы»?

Е.Шестимерова Во-первых, у нас так исторически сложилось, есть какие-то знакомые школьники в этих регионах. Мы им пишем напрямую и через личный контакт, плюс реклама в социальных сетях.

Е.Шестимерова: Мы никого не привязываем к батарее. Нет такого, что ты пришел в Тинькофф и 2 года должен отработать

А.Кузнецов То есть это определенная среда, я имею в виду ребят, которые интересуются математикой, программированием…

Е.Шестимерова Да, это очень ограниченна тусовка.

А.Кузнецов И поэтому там, видимо, легко распространяется информация.

Е.Шестимерова Да.

А.Кузнецов Вы пробовали контактировать как-то с летними матшколами? Это все-таки движение мощное и старое, еще с советского времени.

Е.Шестимерова Конечно. Очень многие наши вице-президенты прошли через институт этих летних школ. Многие наши сотрудники тоже классные именно потому, что в какой-то момент позвали, и они начали заниматься, и попали в эту тусовку.

А.Кузнецов То есть я так понимаю, что помимо всех рациональных соображений, о которых вы уже сказали и еще, наверное, скажете, вот руководители «Тинькофф Банка», которые принимают решения, они еще и реставрируют свою юность, как физматшкольную, летнелагерную, олимпиадную и прочее?

Е.Шестимерова Да, они с большим трепетом относятся к этому делу. И мы разработали систему поддержки летних школ и олимпиад. И провели какую-то спонсрскую работу, чтобы это дело жило и продолжалось. Даже вице-президенты поехали туда, посмотрели, как и что.

А.Кузнецов И вот что вице-президенты увидели, мы с вами об этом поговорим через пять минут. Оставайтесь с нами. Это программа «Родительское собрание». Мы с вами говорим об образовательных проектах «Тинькофф Банка».

НОВОСТИ

А.Кузнецов Вернулась в эфир программа «Родительское собрание». У нас в гостях – Екатерина Шестимерова, руководитель образовательных программ «Тинькофф Банка». И мы говорим о том. как «Тинькофф Банк» уже два года пытается улучшить российское образование.

Итак, мы дошли с вами перед перерывом до того, что вы начинаете работать со школьниками через кружки различные. Поскольку, как вы сказали, ваши вице-президенты, они люди прошедшие через систему советского, российского математического образования – это и школы определенные, выездные мероприятия, олимпиады и многое другое, — вот собираетесь ли вы в миниатюре пытаться воссоздать эту среду?

Е.Шестимерова Она сейчас существует. Она хорошая, она правильная. И, кажется, ее нужно просто поддерживать. То есть главная проблема – что ресурс хороших преподавателей, он ограничен, и он сейчас там полностью задействован и создавать что-то новое – это откусывать от существующего. Но этого делать не надо.

А.Кузнецов То есть вы не хотите разрушать, забирая самое лучшее.

Е.Шестимерова Нет, конечно. Это надо просто поддерживать и смотреть, чтобы всё было хорошо.

А.Кузнецов Вот у вас появляется несколько, будем надеяться, успешных кружков. Дальше.

Е.Шестимерова Это будет расширение по географии, в городах присутствие наших центров разработки.

А.Кузнецов Вы можете эти города называть, чтобы люди в этих городах начали готовиться?

Е.Шестимерова Это очень сложно.

А.Кузнецов Их много.

Е.Шестимерова Городов – да. Мы присутствуем, по-моему, в 11 городах. И какой будет следующий, мы еще пока не определяли.

А.Кузнецов Я обращаюсь к слушателям, По крайней мере, если вы живете в городе, где вы видите присутствие «Тинькофф Банка», то есть перспективы.

Е.Шестимерова Есть два момента. Есть присутствие в плане того, что у нас там есть центр разработки, где сидят разработчики, и есть как бизнесы, где мы карточки доставляем. Это две разных вещи.

А.Кузнецов То есть ищите центр разработки. Хорошо. Вы расширяете географию…

Е.Шестимерова И переход в онлайн, конечно.

А.Кузнецов Вот давайте поговорим про переход в онлайн. Хотя закон об образовании вполне себе признает юридическую законность такого дистанционного онлайн-образования, но, насколько я понимаю, на практике есть определенные проблемы с его реализацией или их нет?

Е.Шестимерова Ну, наверное, один из странных моментов, что для того, чтобы вести образовательную деятельность, нужно получать образовательную лицензию, и для нее должны быть классы со строгим контролем по строгим принципам…

А.Кузнецов И над всем этим – Рособрнадзор, разумеется.

Е.Шестимерова Честно, таких деталей не знаю.

А.Кузнецов Уверяю вас, где-то он да прячется

Е.Шестимерова Казалось бы, зачем. Дальше есть много проблем в самом онлайн-образовании, что нет личного контакта. И есть разные попытки как-то это поменять, скрестить с офлайном, то есть часть материала ты проходишь онлайн…

А.Кузнецов То, что в советское время называлось вечерняя и заочная форма обучения. То есть они на какое-то время приезжали, поучились, потому получили задания, разъехались опять на несколько месяцев. Что-то в этом роде.

Е.Шестимерова Получается, так.

А.Кузнецов Расширение вашего присутствия в онлайне. Я понял. Что еще у вас планируется?

Е.Шестимерова Тут дело такое. Мы что-то запускаем, смотрим, как оно идет, где какие минусы, плюсы – исправляем. И дальше смотрим, какие у нас потребности возникают, и уже из этого придумываем какие-то новые форматы, новые направления.

А.Кузнецов Мы с вами заговорили о летних математических школах и вообще о матобразовании в Советском Союзе, в России. И вот я очень хорошо помню (еще лучше помнят те, кто через это проходил), что это с самого начала всегда было не только образовании в узком смысле слова, то есть получение определенных знаний и навыков. Это обязательно было связано со всякими походами, спектаклями, капустниками, КВН. То есть создавалась совершенно определенная культурная – наверное, самое правильно слово – среда. И многие вспоминают те же самые летние математические лагеря и школы не столько из-за того, что там решали задачки в огромных количествах и устраивали, там, скажем матбои и матрегаты, но и потому, что там ставились совершенно замечательные капустники, проводились другие вещи.

Вот над этим вы работаете? Потому что образование — это же, конечно, не только сумма знаний в голове.

Е.Шестимерова Тут есть поговорка моего знакомого, что можно вырастить 5 победителей всероссийской олимпиады, но нельзя вырастить одного, потому что только когда у тебя есть тусовка, только когда у тебя есть окружение, только тогда у тебя есть интерес этим всем заниматься. И в этом смысле в своих образовательных программах мы стараемся эту тусовку создавать. У нас есть восхитительные преподаватели и менторы, которые являются действующими разработчиками…

А.Кузнецов В чем разница, в вашем понимании: преподаватель и ментор?

Е.Шестимерова Есть преподаватель, который читает лекции, ведет семинары, а также каждая группа людей из 4-5 человек, у ней есть свой ментор, с которым они делают курсовой проект, он отвечает на их все вопросы, знакомит с какими-то процессам.

А.Кузнецов Тьютор — то, что более принятое, на самом деле, просто я понимаю что, скорей всего, о том же самом…

Е.Шестимерова И благодаря этому личному общению и возникает…

А.Кузнецов Та самая культурная среда.

Е.Шестимерова Да.

А.Кузнецов Хорошо. Давайте вернемся к этой фразе, что – совершенно с этим согласен, — что надо растить их группой. Это довольно последнее время (нетрудно определить, какое) популярная, к несчастью, на мой взгляд, идея. Когда гимназии, лицеи говорят: «Один из смыслов нашей группировки здесь заключается в том, чтобы дети варились в середе себе подобных – мотивированных, заинтересованных и так далее», — на это раздается такой гул не одобряющей общественности: «Вот, конечно, вы сливки снимаете, вы их там у себя… а остальные дети что?» И надо сказать, что видна такая определенная политика. Например, в той же самой Москве ликвидированы гимназии. Они все теперь называются школами. Опять же – я не вижу другого смысла в перемене вывески, — чтобы не раздражать возмущенную общественность, что у нас не все у нас вроде бы равны. Хотя здесь речь идет о том, что с точки зрения прав-то все равны, просто одни этими правами пользуются, они мотивированы, а другие только их декларируют.

То есть, получается, что вы, по сути, еще одна организация, которая детей собирает… такой крысолов Гамельнский: так сказать умных детей под дудочку уводит в замечательные сверкающие чертоги, где с ними будут заниматься умные педагоги и прививать, реконструировать очередную культурную среду. Вы встречаете какое-то общественное одобрение? И вообще, какую вы встречаете реакцию внешнюю?

Е.Шестимерова: Мы открываем кружки в Москве и в Рязани, и Нижнем Новгороде

Е.Шестимерова У нас сложная иногда случается репутация, у организации банка, и нам приходится прикладывать чуть больше усилий для того, чтобы рассказать, что внутри всё не так и хорошо. То есть неодобрение больше связано с какими-то скандалами, которые происходят вокруг. Но с этим справляемся. Если люди видят себе подобных, если умный человек рассказывает о том, что всё здесь нормально, то доверия к нему, конечно, больше. Пока проблем, которые вы озвучили, мы не встречали.

А по поводу гимназий, кажется, что социальные лифты, которые были этими гимназиями, с отборами, созданием какой-то среды, они, на самом деле, нужны. Я поступила в академическую гимназию в Санкт-Петербурге из маленькой деревни, и это дало мне большой прорыв к тому, чтоб достичь каких-то результатов. И таких детей по России очень много, которые готовились к экзаменам и потом не остались у себя, где им развернуться негде, что-то улучшить, а смогли чего-то достичь.

А.Кузнецов Чтобы закончить этот разговор о школьном этапе образования. Вы сказали, что у вас есть определенные совместные проекты с МГУ, с Физтехом, Вы собираетесь со школами что-то подобное пытаться создать?

Е.Шестимерова Пока мы про это не думали.

А.Кузнецов Понятно. Еще что-то из проектов образовательных «Тинькофф Банка»?..

Е.Шестимерова Пока это всё. У нас есть какие-то разовые мероприятия, которые мы проводим. Это какие-то матбои, это какие-то хакатоны или экскурсии по нашему офису.

А.Кузнецов Вот предыдущее слово я, честно говоря, не знаю.

Е.Шестимерова Хакатон – это мероприятие для разработчиков, где им ставится какая-то задача, Например, разработать приложение. И, условно, их запирают либо на 24 часа, либо обычно это 72 часа в закрытом помещении, и они там нон-стопом что-то на коленке собирают.

А.Кузнецов По сути, такое соревнование разработчиков.

Е.Шестимерова И потом проводится анализ проектов и кто-то кому-то вручает призы за лучшую реализацию.

А.Кузнецов Но это проводится уже среди профессиональных или будущих разработчиков?

Е.Шестимерова Как правило, это студенты, которые хотят попробовать свои силы запилить себе что-нибудь для портфолио. Это популярный формат.

А.Кузнецов Образование, как вы совершенно правильно заметили, мощнейший социальный лифт. И, кстати говоря, если вспомним историю российского дореволюционного образования, ведь частный бизнес очень много в свое время сделал в каких-то направлениях, обгоняя государственные – это и частные гимназии, это и коммерческие училища и так далее. Государство тогда, не всегда, но много положительных примеров, мудро заимствовало положительный опыт этой коммерческой части российского среднего и высшего образования.

Чувствуете ли вы какой-то интерес к вашим проектам и разработкам у государственников, скажем так?

Е.Шестимерова В целом, нет. То есть никакой инициативы не встречаем. Но со стороны вузов, с которыми мы сотрудничаем, всё нормально для того, чтобы какие-то новые спецкурсы, которые мы создаем, встраивать в учебные планы, которые в вузах существуют. И к этому относятся положительно.

А.Кузнецов Насколько я понимаю, вы считаете, что в идеале специалиста в высшей школе должны готовить в какой-то мере преподаватели теоретических дисциплин, в какой-то мере практики, прошедшие сами, а, может быть, работающей в данным момент где-то на конкретном производстве, в широком смысле слова производстве.

Е.Шестимерова В целом да. Чтобы не возникало ситуации, когда люди программируют на бумажках целый год и не пишут ничего реального, это было бы полезно.

А.Кузнецов Это скорее к вопросу оборудования и возможностей технических?

Е.Шестимерова Нет, все-таки есть некоторый педагогический подход и направление, когда заставляют на бумажке.

А.Кузнецов Я понимаю, о чем вы говорите. Моя дочь училась с архитектурном институте. Они некоторое время чертили вручную, хотя понятно, что уже есть множество для этого компьютерных программ.

Так вот, если у вас какие-нибудь программы поощрении для ваших уже действующих сотрудников, специалистов, которые подталкивали их к тому, чтобы они занимались еще педагогической деятельностью?

Е.Шестимерова Да, конечно. У нас есть программа компенсаций преподавателям. У нас есть система геймификации и поддержки. То есть внутри разработана некоторая валюта в баллах, и за определенные внерабочие активности – выступление на какой-нибудь конференции или та же преподавательская деятельность – внутри компании начисляются баллы, которые потом можно обменивать на новые телефоны, новые ноутбуки или там самокат себе…

А.Кузнецов Но не на деньги.

Е.Шестимерова Есть и денежная компенсация, а есть вот такая.

А.Кузнецов А в чем педагогический замысел, почему они должны быть именно овеществлены?

Е.Шестимерова Там ситуация такая, что это единая доска лидеров, у которой есть свой рейтинг: кто сколько баллов заработал. Это публично доступная информация, на которую все смотрят. И появляется некий соревновательный эффект.

А.Кузнецов То есть если приз материален, если приз вещественен, то этот соревновательный эффект, он выше, на ваш взгляд?

Е.Шестимерова Мы пока не понимаем. Это не так давно запустилось всё. Но посмотрим, как пойдет.

А.Кузнецов То есть то, что человек достал из кармана новый телефон или приехал, скажем, к себе в кабинет на самокате и сказал: «Вот это мне за мои баллы» — вы считаете, что это дополнительная пропаганда этой деятельности. Понятно.

Такие организации, как та, в которой вы работаете, они тратят достаточно серьезные усилия на перспективное планирование. На что вы бы хотели выйти именно в образовательных проектах?

Е.Шестимерова Тут у нас нет каких-то KPI, в смысле каких-то планов, которых мы должны достичь. Мы действуем по ситуации: какой будет запрос – таков будет и ответ.

А.Кузнецов А откуда приходит запрос? От руководства банка?

Е.Шестимерова Не совсем. Мы достаточно часто сами ходим по разным руководителям команды и с самими разработчиками общаемся, спрашиваем, где что болит, где что не получается, не хотите ли вы стажера себе на лето взять, чтобы эту задачку себе закрыть?

А.Кузнецов Кстати говоря, стажировка. Стажировка ведь вещь, которую наша система образования прекрасно знавал в свое время. Но вот так и не смогла во многих случаях хорошо ее наладить. Потому что, действительно, стажерам на производстве довольно часто подозрительное отношение. Вот на них нужно тратить дополнительные усилия, к ним нужно прикреплять каких-то наставников, им нужно придумывать какие-то задачи. В общем, любая группа пэтэушников после первого курса, направленная на завод, прекрасно знает, что на заводе ей далеко не всегда были рады.

Как вы стимулируете ваши подразделения к тому, чтобы они заказывали вам стажеров-практикантов?

Е.Шестимерова Мы со всеми этими проблемами сталкивались. Дело в том, что у нас достаточно большой конкурс опять же на стажировки, и ребята, которые доходят до конца, они все очень умные и способные, и даже если они чего-то не знают, они очень быстро в этом разберутся и начну облегчать жизнь ментора.

В первый год, когда мы запускали, это было достаточно тяжко. Но у нас появились первые примеры и первые довольные менторы. Которые сказали, что «вообще отлично, то есть человек пришел и за два месяца этот кусок, до которого я никак не мог добраться, полностью разрулил, снял с меня, опыт получил; я ему еще и отзыв написал».

Е.Шестимерова: У нас вся штаб-квартира – это разработчики, либо математики. Мы — не банк, мы — IT-компания

А.Кузнецов Конкретный этот ментор или тьютор – понятен его интерес. Но вот когда приходит такой практикант, и все другие сотрудники подразделения понимают, что это, возможно, перспективный сотрудник, не начинают к нему относиться как к конкуренту, подкладывать кнопки на стул, соль в кофе насыпать?

Е.Шестимерова Ох, никогда такого не было. Вся атмосфера, которая там, она дружественная…

А.Кузнецов А с чем вы это связываете? Ведь, на самом деле, это нормально для человеческой конкурентной среды.

Е.Шестимерова Так нет конкурентной среды. Нет же какого-то ограничения по росту.

А.Кузнецов Но количество рабочих мест, оно же ограничено. Если ты делаешь хорошо, тебя возьмут, значит, к кому-то начнут присматриваться: а не уволить ли?

Е.Шестимерова Тут дело в том, что мы слишком быстро растем. И у нас сейчас потребность на большой рост…

А.Кузнецов То есть у вас большой спрос, у вас большое предложение, скажем, рабочих мест, вы можете себе позволить обходиться практически без конкуренции.

Е.Шестимерова Да. Но и надо понимать, что у нас нет ребят, которые занимались экономикой. У нас вся штаб-квартира – это разработчики, либо математики.

Мы — не банк, мы — IT-компания, и все процессы, которые у нас построены, они полностью по IT-компании. Поэтому так сложилось.

А.Кузнецов Скажите, пожалуйста, на ваш взгляд, скажем, вспоминая свой институтский, может быть, школьный опыт, что государство могло бы заимствовать из ваших проектов как определенную модель для себя?

Е.Шестимерова Мне кажется, что нужно начинать глобальные эксперименты с онлайн-образованием. Когда есть талантливые преподаватели, например, в Санкт-Петербурге, которые классно ведут курс по алгоритмам и структурам данных, и есть аналогичный курс, который в каких-то небольших региональных вузах запускается, и там преподаватель успевает только 20% этой программы пройти.

Было бы интересно попробовать, чтоб было смешанное обучение, когда ребята слушают лекции и имеют возможность связи с очень сильным преподавателем и с какой-то поддержкой на месте.

А.Кузнецов А что для этого необходимо: упрощение бюрократических процедур, которые не позволяют, скажем, ролик, записанный преподавателем, использовать в процессе обучения. Вуз может за это получить по шапке, что он использует материалы, которые не прошли определенной апробации и одобрения.

Е.Шестимерова Детально юридических вопросов я не знаю, но, вероятно, есть инертность и на местах, и чаще всего просто даже не приходит в голову, что вообще так можно. Сейчас есть много платформ онлайн-образования, которые делают очень классные вещи. И это и Courserа, зарубежная и Stepik российский. И там очень много качественных материалов, но встроить их в образовательный процесс достаточно сложно.

А.Кузнецов Предположим, нашу программу – я надеюсь, что так оно и будет, — послушали родители ребенка или сам ребенок лет 20, и он решил, что то, что он услышал (он, она, оно), ему понравилась – куды бечь, как себя предложить вашей организации?

Е.Шестимерова Не обязательно нашей. Какого-то кружкового движения, его много. Вбить что-нибудь в поисковых системах про образовательные программы – либо наши, либо других компаний. И у всех есть сайты, у всех есть социальные сети и ВКонтакте и в Телеграме, и можно там поизучать, как поступать, как процессы везде идут.

А.Кузнецов Через условные 10 лет, каким будет потенциальный сотрудник вашей IT-компании, кого вы ждете через 10 лет?

Е.Шестимерова Это человек, который разбирается в технологиях, который умеет программировать, который обладает эмпатией, который относится с заботой об окружающих, в том смысле, чтобы то, что он делает, было удобно и хорошо; который умет вести здравые дискуссии и строить предположения и продукты на фактах, а не на своем личном мнении…

А.Кузнецов Вот э то, наверное, довольно непростая задача для людей, которым 23-24 года и они совершенно точно знают, как миру жить и как правильно.

Е.Шестимерова На самом деле, нет. То есть ребята в целом проводят какие-то дискуссии и искусство споров, искусство дебатов в той или иной мере зарождается и проходит.

А.Кузнецов То есть это, безусловно, если я правильно вас понял, человек, который не ищет готовое решение, не ищет готовый авторитет для того, чтобы за ним укрыться, а который готов все время спорить, пробовать, предлагать свое, но при этом прислушиваться и к тому, что говорят остальные.

Е.Шестимерова Да.

А.Кузнецов И вот этот человек, будем сейчас, что он пошел в 5-й класс, видимо, в 6-й, может быть, если это тот, кто закончит вуз через 10 лет. Вы сознательно делаете ставку на молодых людей со словами, что легче научить, чем переучивать?

Е.Шестимерова Да. Во-первых, чем старше, тем больше появляется какая-то инертность, уже накоплены какие-то шаблоны мышления. И очень часто, когда к нам приходят совсем молодые ребята, мы им выдаем какую-нибудь задачку, и они берут ее и решают. А если взять опытного специалиста из другой компании, они скажут: «Ну, нет, этого нельзя сделать. Мы уже так пробовали У нас не получилось». В общем, когда человек не знает, что так нельзя, он берет и делает отлично.

А.Кузнецов Спасибо большое! Мы говорили с Екатериной Шестимеровой, руководителем образовательных программ «Тинькофф Банка» о том, как «Тинькофф Банк» готовит айтишников со школьной скамьи, но и с прицелом на то, что, может быть, какие-то из этих программ будут востребованы российской образовательной системой в целом и не только для IT-сферы, но и для остальных. Спасибо большое! Всего вам доброго, до следующего воскресенья!



Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире