'Вопросы к интервью


Подписывайтесь на Youtube-канал «Эхо Общество»

Алексей Кузнецов Еще раз добрый день! 13 часов 11 минут в Москве. В эфире программа «Родительское собрание». Ее можно смотреть на Youtube-канале «Эхо Общество», ну, и во всех остальных вполне традиционных местах. Сегодня мы рассуждаем на тему, которую мы сформулировали так: «Особые способности, особые потребности. Что нужно талантливому школьнику?» И я представляю гостей. Сегодня в студии один гость. Это Михаил Мокринский, советник руководителя департамента образования г. Москвы и директор школы-пансиона «Летово». Здравствуйте, Михаил Геннадьевич!

Михаил Мокринский Добрый день!

А. Кузнецов И у нас по «Скайпу» сегодня… Извините. Директор Центра педагогического мастерства, кандидат физико-математических наук, профессор Научно-исследовательского университета… Национального исследовательского университета Высшей школы экономики Иван Ященко. Здравствуйте, Иван Валерьевич, если Вы нас слышите.

Иван Ященко Да. Добрый день!

А. Кузнецов Добрый день! Замечательно. Вот есть такая проблема. Да? Казалось бы, не проблема, а она проблема. В школе, в любой хорошей школе есть некоторое количество детей, которые демонстрируют то, что на казенном языке называется особыми образовательными потребностями. Переводя на обычный русский, это дети особо мотивированное. Это дети, достаточно рано определившиеся с какими-то своими интересами. Это дети, демонстрирующие высокий уровень успехов в этой области, заинтересованные в необычных учителях, заинтересованные в дополнительной нагрузке. Вот они мне сегодня разговариваем, как с ними работать, как им помогать, как сделать так, чтобы максимально полно раскрыть их способности, возможности и все остальное. Давайте начнем прямо сначала, как их выявить. Иван Валерьевич, давайте Вам…

И. Ященко Да.

А. Кузнецов … поскольку Вы руководите этой программы по крайней мере в Москве.

И. Ященко Да, спасибо. Я бы в первую очередь хотел бы чуть-чуть поправить исходную установку. Мы уже много лет, ну, вот с 2010 года департамент образования Москвы принял следующее решение. Мы исходим не из того, что мы выстраиваем систему поиска и отбора тех или иных одаренных ребят, их концентрации где-то и работать с ними. А мы исходим из того, что каждый ребенок талантлив. И наша задача – помочь каждому ребенку раскрыть его талант. У кого-то он раскроется чуть раньше, у кого-то чуть позже, у кого-то, может быть, к сожалению, вообще там не получится в школе его раскрыть. Таланты могут быть в предметных областях, может быть, в профессиональной области. Талантов, может быть, очень много. И именно на это сейчас работают московские школы, система дополнительного образования. Мы работаем вместе с московскими вузами, научными институтами с тем, чтобы каждому ребенку помочь раскрыть его талант.

А. Кузнецов Ну, то есть…

И. Ященко Как только талант проявился, уже ему помогают работать с этим талантом. Он поправился на одном уровне, поддержка на уровне школы. Появились результаты чуть выше, на уровне города, системы учебно-тренировочных сборов, университетские субботы помогают раскрывать талант. Это комплексная система в городе, которая каждому ребёнку позволяет проявить себя, а потом достичь самых больших высот, которые только возможно.

А. Кузнецов Отлично. Вот давайте начнем с уровня школы. Вот для того, чтобы талант проявился, а мы это заметили, что… что можно предложить сегодня? Что стараются делать те же московские школы, чтобы… Какие ловушки они оставляют для вот этих вот проявлений таланта?

И. Ященко Ну, во-первых, для этого нужно качественное базовое образование. Если тебя не научили в школе складывать дроби, то твой математический талант может просто не проявится, потому что у тебя нет базовых знаний. Это первое. Второе – массовые интеллектуальные соревнования. Для нас главный этап Всероссийской олимпиады школьников – это школьный этап. Вы не поверите, ещё 6-7 лет назад большая часть московских школ вообще не проводила первый самый главный школьный этап.

А. Кузнецов Нет. Я в это поверю, поскольку я это знаю просто на практике.

И. Ященко То есть просто какого-нибудь отличника назначали победителем…

А. Кузнецов Да, да.

И. Ященко … и на следующий этап отправляли удобного учителю ребенка. Как только мы добились того, в том числе с помощью электронных систем, чтобы школьный этап действительно стал проводиться, это тот самый шанс посмотреть на предмет с другой стороны, увидеть, попробовать, получить первый успех. Плюс, конечно, массовые интернет-туры московской олимпиады школьников, 2-й нашей массовой системы. И, конечно, всевозможные популяризации, мотивации, университетские субботы, научно-популярные лекции, журнал «Квантик», который, кстати, получил премию за верность науке в этом году, московская электронная школа очень много ресурсов имеет и так далее. Это вот первый шаг – проявить себя.

А. Кузнецов Понятно. Михаил Геннадьевич, теперь вопрос к Вам. Значит, я просто хочу сориентировать наших слушателей, чтобы они понимали, что у Вас было к сегодняшнему моменту по меньшей мере две ситуации, когда Вам приходилось задумываться над тем, как Вы будете находить вот эти самые таланты. Во-первых, когда Вы приступали вместе с Вашими коллегами к созданию на базе обычной… самого обычного московского интерната-лицея при институте стран Азии и Африки. Это знаменитый московский… теперь знаменитый московский лицей 1535. И, во-вторых, Вы сейчас опять входите, если не в ту же воду, то в ту же реку, создавая школу «Летово», о которой у нас с Вами уже, ну, в смысле которая уже звучала в одной из наших с Вами передач. Вот как-то изменилась… с момента первого Вашего опыта изменилось Ваше представление о том, как находить таких ребят?

М. Мокринский Вы знаете, оно не просто изменилось. Свидетельство этому было в первой Вашей фразе, когда Вы заговорили о ребятах с особыми потребностями. 25 лет назад я впервые поехал на конференцию по одаренным детям. И участники конференции в то время были просто больны темой поиска, идентификации, как мы померяем, как не ошибемся. А потом всё встало на свои места. Стало ясно, что это дети просто разные, что они попадают в ту же группу, что дети с явно выраженными отличиями и в познавательных способностях, и в поведении и так далее, и так далее, и относиться к ним именно так и нужно. И изменилось, в общем, по большому счёту три основных, ключевых параметра. 1) Наука сказала, не надо пытаться мерками науки их находить. Есть четыре потока, в каждом из которых они себя проявят. 1-е – успешность. 2-е – мотивация.

А. Кузнецов Вы имеете в виду академические успехи?

М. Мокринский Да, конечно. В чём-то они отличаются, хотя бы в одном предмете, у себя в классе, на соревнованиях, в кругу… когда ходят на кружок. Второе – у них есть мотивация. Они пока еще не отличаются, но они так сконцентрированы, им так интересно, что грех их не поддержать, а там глядишь и пойдёт. 3-е – это часто ребята, которые цепки к определенному виду деятельности. Например, к исследованиям. Им всё удаётся на уроке, на уроке ты их не рассмотришь. Им надо дать действительное интересную и самостоятельную задачку, или надо посмотреть на динамику в необычной ситуации. И вот эти три способа, они и работают. А когда пытаются искусственным образом выявить потенциал ребенка, посмотреть, а что же с ним может произойти дальше, вот это часть всего и бывает либо педагогической ошибкой, либо просто недоработкой, потому что это…

А. Кузнецов То есть ловят ребенка и начинают его измерять, измерять, измерять. Да? Ему это неинтересно. Его это пугает иногда.

М. Мокринский Абсолютно.

А. Кузнецов Да.

М. Мокринский Это попытка углядеть то, что не проявилось. Дай проявиться.

А. Кузнецов То есть я так понимаю, что по 1-му вопросу у Вас с Иваном Валерьевичем никаких разногласий нет. Да?

М. Мокринский Конечно.

А. Кузнецов Надо создать такую среду, чтобы максимально у каждого ребёнка могло появиться то, что в нём заложено. Вот…

И. Ященко Можно…

А. Кузнецов Да, пожалуйста…

И. Ященко … еще буквально добавить один штрих к тому, что сказал Михаил Геннадьевич? Как мне кажется, любые попытки выявить одаренных и кого-то объявить одарённым, ну, что несомненно научный термин и очень важно, они еще имеют очень такой большой негативный смысл, потому что кого-то объявили одаренным, а всех остальных объявили как следствие не одаренными.

А. Кузнецов Ну, да.

И. Ященко А, может быть, у них просто пока талант не появился. Поэтому когда мы каждому помогаем развить, мы еще не проводим такую очень мощную отрицательную мотивацию. Ведь, понимаете, почему очень многие ребята не проявляются? Потому, что они, их учителя, их родители не верят в себя. Они даже не пробуют. У нас огромное количество школ говорили: «Мы обычная школа. Олимпиады – это там для каких-то супершкол». А ведь как только человек начинает пробовать, очень часто оказывается, что у него получается.

А. Кузнецов Понятно. Да. Значит, то есть иными словами сейчас перед руководителем там образовательного ли учреждения или руководителем… Ну, то есть в любом случае образовательного учреждения, просто разных его форм, стоит задача наполнить повседневную школьную жизнь различного рода видами деятельности, которые позволяют ребятам у самих себя в первую очередь выявлять вот эти… Да?

М. Мокринский Ну, я бы сказал, что вот термин, который Иван Валерьевич предложил – «обычная школа», он и должен быть как раз насыщен тем, что в этой обычной школе есть соревнования, есть творчество, есть исследования, есть уникальные маршруты для разных ребят. Так что школа дает возможность проявить разные интересы.

А. Кузнецов Вот теперь нам только что поступило, на мой взгляд, просто очень-очень важное сообщение от нашей слушательницы Евгении из Москвы. Вот что она пишет: «На основании своего школьного опыта, главное, что поможет мотивированному школьнику – это возможность учиться с такими же мотивированными школьниками. Когда на тебя косо смотрят за стремление успеть на урок, а не пропустить по уважительной причине, вырастают крылья, и ты начинаешь показывать результат, а не боишься высунуться. Нужна возможность уйти в продвинутую школу, даже если ты не отличник». Насколько я могу судить, в общем, вот концепция, которая, ну, периодически то выше поднимается, то ниже падает, что должно быть несколько таких вот заповедников для ребят, которые очень хотят учиться и демонстрируют высокие результаты, вот сейчас она мне кажется более или менее внизу. Иван Валерьевич, подтвердите или нет? Да?

И. Ященко Вы знаете я бы хотел подчеркнуть следующее: вот то, что сказала Евгения, оно верно по модулю психологического склада ребенка. Одному ребенку полезно оказаться в классе, где все 25-30-35 человек такие же как он супер крутые математики, а кто-то наоборот потеряется, окажется 20-м, а он всегда был первым и поставит на себе крест, скажет: «Из меня не получится математика». То есть поэтому эти две теории, они как бы, можно сказать, с одной страны конкурируют, с другой стороны дополняют. И то, что сделано в Москве, мы дополнили систему вот этих самых традиционных, ну, новых школ массовой работой. И если раньше у нас вот 10 лучших школ давали больше половины победителей, призеров Всероссийской Олимпиады, то в этом году у нас 222 школы дали победителей и призеров. Ну, вот в прошлом году. Этот год мы ждём. И уже нет доминирования школ. То есть видно, что родители могут выбирать. Какому-то родителю и ребенку лучше остаться у себя, потому что на тебя не смотрят косо, тебя уважают за твои результаты. Кого-то уважают за футбол, кого-то – за химию.

А. Кузнецов Ну, да.

И. Ященко Тебе комфортно психологически. У тебя хорошие друзья. Не надо никуда переходить, тем более трать час на дорогу в один конец, час на дорогу в другой. А кому-то, наоборот, хочется перейти, и он, наоборот, хочет конкуренции, он такой спортсмен. Он переходит. Так что это возможности каждого родителя, каждого ребенка выбрать.

А. Кузнецов Ну, то есть иными словами в данном случае наиболее разумная политика – это разнообразие. Да?

И. Ященко Конечно.

А. Кузнецов Создать такое разнообразие, чтоб была возможность…

И. Ященко Конечно.

А. Кузнецов … выбора. Хорошо. Да.

И. Ященко Кстати, можно еще вот…

А. Кузнецов Пожалуйста. Конечно.

И. Ященко … если есть буквально 30 секунд, я хотел бы добавить, что, например, на уровне страны, Вы знаете, больше 50 лет назад был создан холмогоровский интернат, ну, а потом другие как бы интернеты, которые исповедовали модель именно забрать ребенка из среды, иногда даже говорили, чуть ли не враждебной таланту и вот в интернате его держать. А образовательный центр «Сириус», который сделан по инициативе Владимира Владимирович Путина, он наоборот берет ребят на 3 недели интенсива вместе с учителями, вместе с тренерами, и вот потом они продолжают у себя учиться и, кстати, поднимая и вокруг себя…

А. Кузнецов То есть готовиться такая, извините за пищевую аналогию, закваска, которую Вы дальше стараетесь внедрить обратно в те школы, откуда эти ребята…

И. Ященко Конечно. Да нет. Ну, и сами ребята, они сохраняют… У нас же поменялась ситуация. Сейчас благодаря интернету ребята online-среде могут не терять связь…

А. Кузнецов Ну, да. Да.

И. Ященко … не только с «Сириусом», но и друг с другом. А социализация для талантливых ребят не менее важна, чем образовательная…

А. Кузнецов Михаил Геннадьевич, теперь мячик на вашей половине корта, потому что насколько я понимаю, поправьте меня, если я ошибаюсь, школа «Летово», которую Вы создаете с коллективом единомышленников, она по-прежнему рассчитана на идею забрать ребенка и поместить его в кампус, и, так сказать, там работать с ним плотно все 24 часа.

М. Мокринский Совершенно верно. Но при этом ведь никто не отменял задачу движения всего разнообразия вверх.

А. Кузнецов Конечно.

М. Мокринский Поэтому очень важно, удерживая и насыщая разнообразием систему образования, одновременно находить новые и новые возможности для правильного ответа на те вопросы, которые ставят перед нами одаренные дети. Например, когда они возвращаются из «Сириуса» какие-то школы оказываются стопроцентно готовыми принять и поддержать их, для каких-то – это очень серьезный вызов так же, как вообще вызов нахождения одаренного ребенка в школе, не среди одноклассников, а среди коллектива педагогов, которым, в общем, надо справляться с двумя очень непростецкими задачами. 1-я – как не допустить повторной дифференциации. Ты отобрал этих детей, собрал из них замечательный класс. Как сделать так, чтобы пребывание в этом классе было полезным и запомнилось потом на всю жизнь как правильный выбор не только первой половине класса, но и тем, кто в этом классе оказался в перевертыши? В прежней школе он был первым, здесь оказался первым с конца. Школа должна с этим научиться работать. И 2-е – она должна научиться давать такое же разнообразие и другую интенсивность. Посмотрите, в чём дело? Ребёнок приехал на сборы творческие, проектные, почти спортивные сборы, погрузился в другую жизнь…

А. Кузнецов С другим ритмом, с другим темпом. Конечно.

М. Мокринский Он не может вернуться в такой же темп в своей школе. Школа должна предложить ему другой тип интенсивности. Он должен быть загружен и своим любимым предметом, и он должен переключаться с одного вида деятельности на другой, пробовать себя во многом, находить какие-то каждый раз с помощью учителей и коллектива новые возможности реализовать себя и понять себя.

А. Кузнецов Иван Валерьевич, вот это, собственно говоря, о чем Михаил Геннадьевич говорит, как я понимаю, большая проблема. Действительно вот как бы… как работать с… и как Вы работаете, наверное, уже как-то со школами, готовя их к возвращению, условно говоря, ребят из «Сириуса», ребят и учителей? Как среднюю московскою хотя бы – да? – московскую школу заставить, вынудить, уговорить, я не знаю, как угодно заинтересовать, поднимать свой общий средний уровень под этих ребят?

И. Ященко Ну, во-первых, московским школам, конечно, проще, потому что московские школы, они лучше укомплектованы, лучше оборудованы, и они еще просто большие. А мы понимаем, что если школа маленькая, ну, она может там специализироваться – одна в математике, одна в химии, одна в физике. Ну, очень тяжело дать весь спектр. Когда школа большая, то вероятность просто, что ребёнок найдет… встретит учителя, который не просто будет хорошим предметникам, но и по психологическому типу у них будет контакт, гораздо выше. Поэтому большой московской школе гораздо проще принять обратно ребенка… Да даже не то, что принять, он не теряет связь со своей школой. Плюс у нас не разравно для таких ребят, ну, и вообще для большинства уже ребят, основное и дополнительное образование. Ребенок может ходить на кружки, ходить в московские вузы, научные институты, а часто вузы и научные институты приходит прямо к нему в школу, проводя какие-то факультативы интенсива. Соответственно проекты, инженерные классы, медицинские классы. То есть ребенку есть чего делать. Проектная работа. Ну, и просто друзьям рассказывает и тянет за собой весь класс. А когда ему нужен какой-то супер интенсив, у нас целая система, 4 раза в год выездные сборы по неделе, по две на базе Центра педагогического мастерства ведущих московских вузов, еженедельные занятия, семинары. То есть ребёнок одновременно и в своей школе, и в общей среде самых талантливых ребят города. То есть тут это действительно решается не путем перевода в школу, а путем такой интеграции в общегородскую среду.

А. Кузнецов Для учителей Вы проводите какие-то отдельные мероприятия?

И. Ященко Ой, конечно. Учитель – это вообще самое главное в этой истории. И собственно мы смогли проводить тот самый школьный этап, о котором мы говорили, только благодаря тому, что сделали массовые открытые онлайн-курсы по тому, как объяснять учителям, как собственно проводить школьный этап, и что этот школьный этап Всероса не должен быть изолированным соревнованием. До этого нужно провести какие-то занимательные занятия, показать, как решаются занимательные задачки, вообще рассказать, о чём это, после разобрать результаты. То есть действительно учитель в это очень включён. И, кстати, у нас очень много желающих работать учителями. Мы открыли бакалавриат на базе Высшей Школы Экономики и магистратуру педагогическую на математическом факультете. Одновременно с математиками готовят учителей.

А. Кузнецов Отлично…

И. Ященко Со следующего года стартует…

А. Кузнецов … надо уходить на перерыв, извините, на 5 минут на новости и короткую рекламу. Но мы с этой заданной Вами оптимистической ноты про учителей и начнем нашу следующую половинку.

**********

А. Кузнецов Продолжается передача «Родительское собрание». Я напоминаю, что мы говорим об особых способностях и особых потребностях наших школьников, что в гостях директор школы-интерната «Летово» Михаил Мокринский и директор Центра педагогического мастерства Иван Ященко. И перед самым перерывом Иван Валерьевич Ященко начал говорить о тех формах работы с учителями, которым потом предстоит… собственно уже сейчас предстоит выявлять в ребятах таланты и не давать этим талантам погибнуть на стадии вот таких ранних всходов. Я хотел бы вот о чём спросить моих собеседников? Значит, известно, что школьный учитель – это профессия, к сожалению, довольная такая консервативная и в значительной степени инерционная. И, наверное, не редко бывают ситуации, что ребята… Ну, ведь ребята, проявляющие какие-то яркие способности, они нередко очень непростые. Да? И в смысле характера, и в смысле поведения, и в смысле запросов и всего прочего. И, конечно, они могут и часто вызывают раздражение. Вот что бы Вы порекомендовали а) директорам школ. Как им бороться с такими настроениями своих педагогов вплоть для искоренения педагогов, или можно как-то помягче это делать? И, во-вторых, как объяснить приходящим в школу молодым, начинающим учителям, что на самом деле это самое главное – вот такие нестандартные ребята, потому что они всех остальных ребят постепенно будут мотивировать к тому, чтобы и им тоже стать нестандартными, а не послушными поднимателями руки, как там это было в свое время. Вот как… Какие у Вас есть на этот счет советы? Иван Валерьевич, пожалуйста.

И. Ященко Ну, во-первых, я бы хотел сказать, что Вы очень правильно упомянули еще и директоров. Если директор школы не верит, что в его школе учатся талантливые ребята, тут тоже ничего не получится. Есть, конечно, много успешных примеров. Ну, к сожалению, правда, не очень много, когда работа по развитию талантов идет вопреки администрации. И в советские времена такое было.

А. Кузнецов Конечно.

И. Ященко В общем, роль директора очень велика. Ну, я вот могу привести один пример, когда директором школы-интерната для незрячих ребят стал молодой, очень энергичный парень, работа вообще в школе и в частности по развитию таланта просто началась. В это раньше никто не верил. И у нас вот буквально несколько дней назад был мощнейший успех в городе. Победителем олимпиады по химии стал парень вот из школы для незрячих. То есть потому, что поверили. Поэтому если администрация не будет верить, тоже ничего не получится. В Москве есть рейтинг. И в этом рейтинге школ, который очень важен для школы. Там, конечно, там кто-то его критикует, кто-то хвалит. Но в этом рейтинге прописаны показатели в том числе по развитию талантов. И администрация московской школы да и коллективы московских школ понимают, что за каждым ребенком, который проявил свой талант, идут баллы рейтинга, которые в конечном счёте влияют на жизнь каждого собственно члена коллектива. Поэтому даже этого неудобного ребенка, а иногда еще и не удобного, яркого педагога, который успешно работает по развитию талантов, которого раньше просто там выталкивали, говорили: «Зачем нам такой неудобный учитель? Он, конечно, может, таланты хорошо раскрывает… развивает, но может журнал где-то заполнять неаккуратно. Так лучше мы его сейчас научим, поможем ему аккуратно заполнять журнал с тем, чтобы он успешно развивал таланты. То есть рейтинг действительно стал мощнейшим стимулом, и это нельзя не отметить.

А. Кузнецов Ну, вот у нас сегодня уже звучало, что в Москве, конечно, ситуация особая. И московским школам, конечно, по многим позициям несравненно проще, чем школам в регионах. А там по крайней мере до недавнего времени, может быть, сейчас ситуация изменилась, я не знаю, довольно часто… Я столкнулся с этим не в связи с учебным предметом, а, например, в связи с шахматами. Что там делали? Там собирали со всего региона ребят, одарённых в какой-то области, там в математике, шахматах, там еще в чем-то, в одну школу, создавали для них определенные условия, и дальше они шли на там заключительные этапы всяких соревнований, Всероссийской олимпиады и там чемпионаты России и так далее и там занимались зачастую очень неплохие места. Но это же для региона, как я понимаю, для… для остальных школы региона это очень плохо, это их обескровливает и в смысле учителей, и в смысле учеников. Иван Валерьевич, это правильно? Я так понимаю, что есть такая проблема?

И. Ященко Да, конечно, такая проблема есть и очень серьезная. Ну, кстати Вы упомянули регион и то, что мы говорили про директоров, когда мы начинали набор ребят в образовательный центр «Сириус», Вы не поверите, на уровне некоторых регионах нам заявляли совершенно в открытую: «А вы знаете, у нас математиков в регионе нет».

А. Кузнецов Вот так.

И. Ященко «И не надо у нас даже проводить отборы». Хотя те же самые теории психологов говорят, что если у тебя школа на 3-5 тысяч человек, ну, или там группа школ в муниципалитете, там точно есть победитель или призер Всероссийской олимпиады школьников по математике просто обязательно.

А. Кузнецов Чем… Чем они мотивировали «не надо у нас проводить отбор»? Вы – что? – деньги с них просили за эти отборы?

И. Ященко Нет! Нет! Они убежденно говорили, что у нас нет талантов по математике. Они в это верили. И в этом беда.

А. Кузнецов То есть нам так спокойнее. У нас талантов нет и слава Богу.

И. Ященко Да, да.

А. Кузнецов … потихонечку там…

И. Ященко … проблемы… А оказывается, есть.

А. Кузнецов Михаил Геннадьевич, Ваша школа рассчитана на то, чтобы как раз находить такие таланты в том числе и в так называемой глубинке, приглашать их, мотивировать их к тому, чтобы они приезжали сюда учиться. Вот как Вы строите эту систему работы с отдаленными уголками?

М. Мокринский Ну, 1) мы стараемся рассказать о себе так, чтобы было очень точно понятно, чем мы хотели бы быть полезны этим детям. Мы хотели бы быть им полезны и в том, что они раскроются в уже найденном им предмете, уже найденном ими пути. Но они должны услышать самое главное сообщение школы, что на этом всё не заканчивается, что с этого всё только начинается. И есть очень разные способы раскрыться и в любимом тобой предмете. Это может быть и спортивная подготовка к олимпиаде. Это может быть и исследовательская работа, и творческая, коллективная работа. Важно, чтобы школа действительно могла поддерживать вот этот серьезный, интенсивный уровень работы. А 2) мы пытаемся донести до каждого, кто заинтересовался нашим подходом, что действительно ключевая история – другой тип интенсивности образования. Это тот шаг, который обязана, с моей точки зрения, просматривать вперёд школа. Она сегодня стоит на очень прочной основе постсоветского наследия. Это системность. Это научность. Это умелость. И на этом ребята много работают и хорошо быстро растут. Но есть области, которые требуют дальнейшей технологизации и дальнейшего поиска в коллективной работе. И это уже не может быть сделано одним учителем, который творчески подходит, любит свой предмет, любит своих детей. Это обязательное коллективное предложение как формировать те компетенции, которые позволят этим заинтересовавшимся, появившемся ребятам увидеть свою будущую академическую карьеру, увидеть объемный мир будущей профессией, увидеть себя в этом мире, понять, в чём твои сильные стороны, понять, в чём нужна какая-то компенсация и работа над собой. И вот это два дополнительных шага, к той одарённости, которую мы заметили в академической сфере, в предмете, первое формирование тех компетенций, на которых строится вообще стратегия обучения и стратегия профессиональной жизни. И 3) каждому из нас предстоит ответить на самый главный вопрос: «Кто я? Какой я?» И вот это знание…

А. Кузнецов Ну, и зачем я?

М. Мокринский … о себе – да, – оно должно начинаться в школе. И для одаренных ребят она тоже крайне важная история, потому что начиная с успехов в том, в чём тебе дали сначала открыть калиточку, потом в зелёный свет, потом увидеть, как здорово, когда ты успешен, ты вдруг должен прийти к тому: «А что такое успех для тебя? Что такое состояться для тебя?» И вот эти два ответа, какой ты, для чего ты, зачем ты, и в какой ситуации ты можешь понять, какие сильные и слабые стороны, с которыми ты вышел в 7-й, 8-й, 9-й класс, могут поменяться так, что ты себя не узнаешь и не узнаешь с лучшей стороны, что-то изменилось за годы пребывания в школе. Вот это, как мне кажется, другой тип интенсивности. Ты не только идешь вглубь в том академическом направлении и в том предмете, который у тебя построен как основа твоего уж академического школьного успеха, ты раскаиваешься, разворачиваешься. И именно это, как мне кажется, делает сегодня школа. Именно это сегодня делает открытая система, в которой школы сотрудничают и с Иваном Валерьевичем, и с огромным набором возможностей московских музеев, московских форматов дополнительного образования. И открытость сетевой работы, которая сегодня доступна и для учащегося в сельской школе Башкирии, потому что именно это сегодня надо школе делать вместе с ребёнком. Он уже чудесно без неё ищет и находит образовательные ресурсы, интересные повороты, качественные решение. Школа должна впустить это в свою систему работы.

А. Кузнецов И вот оставшиеся у нас чуть менее 15 минут, я бы хотел чтобы два опытных педагога, которые много лет работают с такого рода ребятами, дали рекомендации для родителей. Вот всё-таки главнейший помощник, а может быть и не помощник, может быть и первый номер в этой работе – это, конечно же, семья. Да? Вот скажем так: начиная со стадии, что вы заподозрили в своём ребёнке какую-то способность. Какой алгоритм работы с этим пониманием, с этим подозрением Вы бы предложили? Иван Валерьевич, с чего начинать?

И. Ященко: 1е – начинать с веры, что твой любимый ребёнок талантлив. И задача просто найти ту самую область таланта. Причём эта область не обязательно должна быть именно той, которая очень любима родителями.

А. Кузнецов То есть…

И. Ященко Или, например…

А. Кузнецов … не пытаться до играть за себя, да?

И. Ященко Вот! Вот это одна из главных бед, потому что семья математиков считает, что ребёнок талантлив в математике. Мама влюблена фигурное катание, из дочки хочет сделать фигуристку. Ребёнок, он самостоятельная личность, и надо дать ему проявить себя в той области, в которой он талантлив, и радоваться его успехам в этой области, пускай даже, может быть, это область изначально вам была бы и не так интересна. Ребенок увлекся историей. Вы не любите. Ну, примите это как данность и радуйтесь вместе, постарайтесь тоже проявить…

А. Кузнецов То есть надо отказаться от уже сложившейся у взрослого человека иерархии: вот математика – это здорово, а история – это не здорово.

И. Ященко Ну, или наоборот.

А. Кузнецов Или наоборот. Конечно. Разумеется. Да.

И. Ященко И дать ребенку возможность пробовать и вместе переживать неудачи и радоваться успехам, чтобы не получалось так, что первая неудача, а очень часто 1-я попытка будет неудачной…

А. Кузнецов Ну, да.

И. Ященко … просто ставила крест. И вот завышенные ожидания родители создают самые большие проблемы у ребят. Мы с этим очень много сталкивались. Поэтому пробуйте. Есть очень много бесплатных олимпиад. Кстати, я хочу предупредить ещё родителей, сейчас стало такое огромное количество на волне вообще интереса к развитию таланта платных олимпиад, которые только имитируют олимпиады. Каждому желающему можно заплатить денежку, тебе выдадут диплом, потому что эти самые организаторы, они заинтересованы в том, чтобы всем выдать пряников, тогда будет больше участников.

А. Кузнецов Ну, естественно.

И. Ященко То есть все хорошие, знакомые олимпиады, проводящиеся официально при поддержке органов управления образованием, регионов, министерства, они все бесплатны. Поэтому, пожалуйста, их много, попробуйте! Есть интернет-олимпиады. Много всего. И проявляйте интерес к результатам ребенка, проявляйте интерес даже не только к формальным результатам, а проявляйте интерес к содержанию, ну, до того момента, пока у вас будет хватать соответствующего образования. Ну, на начальном этапе, я думаю, будет даже хватать, потому что ребёнку же будет очень приятно поделиться с родителями не просто дипломом, а рассказать: «Мам, пап, смотрите, какая была классная задачка. Смотрите, на олимпиаде я и не решил, но я узнал такой замечательный факт». Вот проявите участие, проявите интерес. Вот это главное на первом шаге.

А. Кузнецов Теперь вот предположим, – да? – всё у нас пока идет благополучно, и у родителей уже есть какие-то, ну, основания полагать, что ребёнок имеет способности к занятию каким-то, скажем, там предметом, необязательно учебным. Да? Вот следующий шаг – найти и… начинать искать какую-то секцию, кружок, школу, где это всё развито? Как?

И. Ященко Ну, во-первых, есть много кружков. Ну, москвичам опять-таки повезло, есть много вузов, много ведущих школ. Кстати, вот если говорить про математику, мы сейчас сделали проект «Математическая вертикаль», где ресурсными центрами как раз являются вот эти старейшие наши школы. То есть кружки шаговой доступности, в общем, почти в каждой школе есть соответствующее допобразование. Есть хорошие интернет-ресурсы. Ну, а уже в зависимости от дальнейших результатов, ну, если в регионе поддерживают развитие таланта, если есть соответствующий региональный центр как в Москве, наш ЦПМ, то дальше таланту не дадут погибнуть.

А. Кузнецов Михаил Геннадьевич, а что Вы посоветуете родителям, которые обнаружили у своего ребёнка некий, может быть ещё не до конца им понятными талант?

М. Мокринский Ну, давайте 3 совета и один или два примера того, как это состоялось. 1) Действительно надо верить в успех ребенка, и надо как во всякий успех верить не заточено, так, чтобы превратить его в монополию. Нет ничего страшнее в школьных решениях, чем монополия взрослого на принятие решений, чем монополия школы на заточку на какой-то один подход, один вид деятельность…

А. Кузнецов Надо периодически ребенка спрашивать…

М. Мокринский Абсолютно…

А. Кузнецов … по-прежнему ли ему это нравится, хочет ли он туда, сюда.

М. Мокринский Конечно. То есть одновременно с 1-й историей ты понимаешь, как ребёнок идёт по пути успеха, ты помогаешь ему строить какую-то систему проб, находок того, что в его жизни может поменять всё. Одно впечатление и новый поворот. 3-е – самое сложное для родителей. Никогда не останавливаться самому, потому что именно принятые решения, которые вчера работали, завтра могут оказаться самыми неправильными на следующем этапе развития ребенка.

А. Кузнецов Ну, например, вот?

М. Мокринский Ну, давайте я начну с положительных примеров.

А. Кузнецов Давайте.

М. Мокринский Я за последние месяцы провел очень много встреч и собеседований с родителями, которые поступали к нам в школу «Летово». И это были и родители уже поступивших и родители, которые собирались к нам поступать. Вы не поверите, я просто иногда наслаждался тем, какие логистические и содержательные шедевры строят родители для этих своих детей, не важно они уже появились как ярко состоявшиеся, одаренные ребята, или они просто с огромным интересом, с потенциалом, с энергией обучения и движения по жизни. Так вот. Лучшие из этих шедевров состоят из того, что родитель не остановился после первого класса, выдохнул на 4 года и сказал: «Мы нашли хорошую школу. Значит, теперь посмотрим, что будет при переходе в 5-й». Он работал всей семьей над тем, что есть сильные стороны школы, есть сильные стороны образовательные модели, есть дополнительные возможности открытого образования в регионе и в сети, есть особенности ребенка, которые меняются год за годом, их надо прощупывать, идти в след за ними и забегать вперед, предлагать альтернативы. Вот именно такие родители доросли до того, что они говорят: «Мы видим теперь не направление, а объём того, что нужно делать с нашим ребенком. Мы видим, что этот объём задан от части школой, от части юнармия, от части его интересами, от части той культурой и социумом, в которым он существует. И вот это основная сегодня ответственность родителя двигаться впереди ребенка, параллельно с ребенком, отслеживая, сканируя всё, что есть в образовательном пространстве региона, что есть в образовательном пространстве интернета, и что есть в меняющихся потребностях ребенка. Тут и возникает диалог школа-ребёнок. Тут и возникает диалог школа-родитель. Ну, и складывается то, что дорогого стоит: единое понимание того, куда двигаться ребёнку, и в чём роль педагога и школы в этом процессе.

А. Кузнецов Отрицательные примеры?

М. Мокринский Ну, отрицательные они все про монополию. Они про то, что родитель приходит, точно понимая, что ему не нужно ничего кроме прямого ответа. Это худший пример спортивной секции с опытным тренером, который отслеживает: «Так я сейчас хочу набрать ребят пятилетнего возраста на художественную гимнастику или на фигурное катание. Я смотрю не только на физические кондиции и на характер ребенка. Я смотрю, насколько мама будет беззаветно предана этому пути».

А. Кузнецов Понятно, понятно.

М. Мокринский Значит, вот если она пройдёт по этому пути до конца, ребёнок состоится. Если она вдруг в какой-то момент засомневается, это ли  нужно ее ребенку, пожалуй, я его не возьму. Вот я за тех родителей, которые засомневаются в том, нужно ли именно это его ребенку, потому что до этого момента они вели его вперёд, помогая, как могли по жизни и в предмете, и в области образовательной, но никогда не уперлись в то, что я хочу, а, значит, ты сделаешь.

А. Кузнецов Ну, и последнее. Вот опять у нас всё продолжается хорошо. Ребёнок у нас занимается. Ребенок интересуется. Мы вместе с ним тоже растем. И неизбежно возникает необходимость начинать освобождаться от чего-то второстепенного, что-то… Да? Ну, для того, чтобы, собственно говоря, ребёнок ещё иногда спал и немножечко там приходил в себя каким-то образом. Вот как отобрать те вещи от… которыми можно пожертвовать? Иван Валерьевич, вот как быть…

И. Ященко Это очень сложная задача. И это совместная задача и родителей, и школы, потому что с одной стороны если объявить всё, кроме твоего любимого одного предмета лишним, то мы раньше времени сузим пространство развития ребёнка кроме того, что просто общекультурное развитие важно не меньше, чем предметное, но и мы можем упустить талант в какой-то другой области. И, кстати, многие известные школы, которые специализировались раньше в одном предмете начинают специализироваться широко. Та же 57-я сейчас кроме математики набирает там биомедицинские, матэкономические классы и прочее.

А. Кузнецов Ну, кстати, уже довольно давно, по-моему. Да?

И. Ященко Нет, потом биомед, матэконом только сейчас. Гуманитарные намного раньше. Да. То есть потому, что действительно сама школа понимает, что ребенку надо предлагать широту. Но когда ребёнок начинает чем-то заниматься серьезно, во-первых, неизбежно возникает необходимость выбора, потому что тот же самый талантливый ребёнок может выиграть там 6 региональных олимпиад по 6 разным предметам, а на заключительный этап уже настолько не поедешь, ну, просто надорвешь чисто психологически. Поэтому, конечно, во-первых, где-то нужны другие формы, более интенсивные, более индивидуальные прохождения тех или иных других предметов. Например…

А. Кузнецов Или облегченные, да?

И. Ященко Ну, а где-то облегчённые. Почему у нас реально не произошел переход на профильное обучение? На бумаге произошло еще в 4-м году стандарт. Но потому, что все предметы боролись за свои часы, никто не хотел…

А. Кузнецов Ну, да.

И. Ященко … поступиться ни пяди назад. Вы не поверите, больше всего мне говорили спасибо за базовую математику те же самые гуманитарии, потому что наконец им дали возможность честно – честно! – сдать экзамен по математике на пятёрку, но по более реалистичному… Я не говорю «сильно облегченному», а специально для них сделанному экзамену. Соответственно программы должны быть соответствующие и не просто формально урезанные, а соответствующие. Например, сейчас мы ведем в ЦПМ большой проект по интегрированному курсу матема… физики, химии, биологии для ребят, которые специализируются в области математики. Аналогичный проект…

А. Кузнецов Попытка возродить…

И. Ященко … хотим сделать.

А. Кузнецов … естествознание. Да? Как некое…

И. Ященко Но честное. Не как какую-то затычку для галочки, а честную, интересную, учитывающую интересы детей. Мы, кстати, то же самое в «Сириусе»… У нас же есть там образовательные предметы, сейчас разрабатываем для тех же спортсменов. Со Станиславом Константиновичем Смирновым читали пилотные лекции для спортсменов и музыкантов, многим из которых уже сказали: «Не, математика вам точно не нужна. У вас два раза в день тренировки. Ребят, не до этого». Они ее полюбили. Они увидели, как это красиво.

А. Кузнецов Как Вы планируете в «Летово», Михаил Геннадьевич, вот структурировать вот это вот облегчённый вариант для тех, кому он вроде как сейчас не нужен?

М. Мокринский Ну, 1-е. Смотрите, должна быть та система диалогов, которые происходят с хорошим учителем. Он не может требовать от ребенка лишнего. И самое главное, когда ты нашёл всё, что хочешь сделать, когда ты структурировал это, ты должен упаковать так, чтобы все непрофильные задачи были интересны ребенку. И вот это главное мерило. Если сделал так, что интересно, всё пройдёт, вся интенсивность сложится. Если нет, попытался донавесить что-то, ребёнок ответит тебе: «У меня есть другой более интересный предмет, и я ухожу туда».

А. Кузнецов Ну, и это… Если это естественно, то это тоже нормально. Я благодарю моих сегодняшних гостей за участие в передаче. Надеюсь, что наше слушатели как… как в качестве родителей подчерпнули для себя что-то полезное. А я хочу напоследок анонсировать: 6 марта в Санкт-Петербурге, вечером в гостинице «Гельвеция» очередные «Дилетантские чтения». И мы с Виталием Дымарским говорим о Ленинградском деле, такое очень знаковое для Петербурга… значит, судебный процесс. Так что уже, я думаю, можно будет скоро потихонечку начинать интересоваться местами и билетами. Всем большое спасибо до внимание. Увидимся… За внимание. Увидимся и услышимся в следующее воскресенье!

Комментарии

1

Пожалуйста, авторизуйтесь или зарегистрируйтесь, чтобы оставить комментарий.

bda618 26 февраля 2018 | 16:10

Не понял, а где аудио? По ссылке грузится "Не так"

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире