'Вопросы к интервью
08 января 2006
Z Как в кино Все выпуски

Современные звезды — герои или типажи


Время выхода в эфир: 08 января 2006, 14:08

К. ЛАРИНА – Итак, представляю участников сегодняшней программы, продюсер Юрий Мацюк, здравствуйте, Юрий.

Ю. МАЦЮК – Здравствуйте.

К. ЛАРИНА – Мы представляем Юрия как продюсера фестиваля, фильма «Звезда эпохи», но, на самом деле, у него достаточное уже количество фильмов, которые наверняка знакомы нашим слушателям и, прежде всего, конечно же телевизионным зрителям, это фильмы, я так это привыкла называть, по старинке.

Ю. МАЦЮК – Да, правильно.

К. ЛАРИНА – Я человек консервативный, это фильмы «Две судьбы», «Под небом Вероны», «Дронго», «Звезда эпохи», «Замыслил я побег», это экранизация прозы Юлия Полякова. И режиссер большого кино, с искусством телевидения пока еще не знаком в полной мере, но я думаю, что и его достанет эта история когда-нибудь.

А. ГЕРМАН – Надеюсь, что нет.

К. ЛАРИНА – Зима придет, хлебушка попросишь, это называется. Алексей Герман, Алексей Алексеевич, добрый день, Алексей, здравствуйте.

А. ГЕРМАН – Да, здравствуйте.

К. ЛАРИНА – Напомню, что фильм «Гарпастум», кстати, Алексей, может быть, об этом не знает, буквально неделю назад в этой же программе, поскольку были такие праздничные дни, у меня не было гостей, все отдыхали, мы всех отпустили гостей, я с нашими слушателями провела такой небольшой опрос в течение всей программы, самые интересные и самые неудачные, на их взгляд, фильмы прошедшего года, 2005. И выяснилось, что фильм «Гарпастум», режиссером которого является Алексей Герман, попал и в тот, и в другой список. Я всегда очень радуюсь, мне кажется, как раз это самые интересные работы, которые попадают и в список разочарований, и в список удач, поскольку есть, о чем спорить. Скажите, Алеша, это, конечно же, приятно.

А. ГЕРМАН – Приятней нравиться, вы же понимаете.

К. ЛАРИНА – Там у нас было самое тоже, кстати, может быть, вам будет интересно, «Статский советник» у нас возглавлял рейтинг того и другого списка, т.е. он был и в числе самых худших, и самых лучших фильмов. Причем, как я поняла, в большей степени это относилось именно к телевизионному варианту, поскольку он был показан буквально в конце года по телевидению. На втором месте шла «9 рота» в качестве самых больших разочарований, как раз на третьем месте был «Гарпастум» в качестве и удач, и неудач, еще, может быть, стоит вспомнить из таких скандальных фильмов прошедшего года, фильм «Четыре» Хржановского, который тоже попал и в тот, и в другой список. А если говорить о телевидении, то безусловным событием наши слушатели назвали «Мастера и Маргариту». Не только потому, что, я так думаю, что это был конец года, что это было у всех на слуху, но и, в принципе, конечно, что это, действительно, событие в области экранизации, скажем так. Фильм «Звезда эпохи» тоже, кстати, попал и в тот, и в другой список.

Ю. МАЦЮК – Как почетно и хорошо.

К. ЛАРИНА – Почетно и хорошо, тоже называли его и в качестве «да», и в качестве «нет». На самом деле, тема у нас сегодня другая, это я так в качестве просто такого вступления, а тема наша сегодня такая – современные звезды, герои или типажи. Вообще, это, мне кажется, что это уже тема для диссертации, если всерьез говорить, поскольку я знаю, что даже педагоги театральных вузов актерских факультетов с горечью констатируют этот факт, что сегодня, увы, наступило время типажей, что приходится так людей и затачивать под это дело, под типаж, под среднестатистическую нужность и востребованность сегодняшним и кинематографом, и телевидением. И даже я слышала одну такую, тоже горькое мнение одного из мастеров педагогики актерской, театральной, что я нашим своим студентам объясняю основы системы Станиславского, учу их каким-то тонкостям, петелька, крючочек, а сам сижу и думаю, а надо оно им это? Сегодня слова получил, в кадр вошел и все. Главное, чтобы лицо подходило. Существует ли такая проблема, на ваш взгляд, уважаемые гости, мне как раз нравится, что у нас сегодня такой состав передачи, и продюсер, и режиссер. Юрий, к вам обращаюсь для начала.

Ю. МАЦЮК – Мне кажется, что проблема, действительно, существует, потому что на сегодняшний день, мне кажется, мы тут уже обменялись мнениями, что на сегодняшний день нет молодых Смоктуновских, нет молодых Леоновых, нет молодых Ефремовых, я бы мог бы перечислять. С чем это связано, этот список, это связано с тем, что система преподавания сегодня в наших театральных вузах, она несовершенна. И поэтому сегодня стоит, действительно, проблема, когда делаешь серьезное произведение, то ли сериал, то ли фильм, найти, действительно, настоящего актера. Я думаю, что это связано, во-первых, и рынок тоже как-то повлиял, когда принимают вузы за деньги, в общем, сегодня не секрет, что можно поступить без конкурса, а заплатив определенную сумму денег и, таким образом, стать актером.

К. ЛАРИНА – Но в творчестве, мне кажется, это малую роль играет, поскольку все равно, сколько бы ты ни заплатил, если ты бездарный, то тебя, по идее, никто не должен звать. Другой вопрос, что зовут почему-то.

Ю. МАЦЮК – Согласен, согласен, но, к сожалению, жизнь сегодня такова, что и позовут, потому что, во-первых, производство – дело дорогостоящее, хочешь, не хочешь, нужны инвесторы и т.д., поэтому иногда идут и на какие-то компромиссы. А вообще в искусстве компромиссов не должно быть, особенно когда подбираешь актеров. И должен вам сказать, мы столкнулись, когда мы работали над «Небом Вероны», мы долго искали героиню, Валерий Усков. И мы нашли героиню, израильскую актрису, которая не была известна, закончила театральную школу и т.д., и сегодня она уже снимается в Голливуде. Это говорит о том, как очень тщательно нужно подходить к отбору актеров, и тем самым выискивать таланты. Я должен сказать, что такие режиссеры, как Усков и Краснопольский, отличаются этим качеством. И каждый раз в своих новых фильмах, сериалах они открывают новых актеров. Например, как Вольская, Анжелика Вольская, которая играла в «Двух судьбах» одну из героинь вместе с Екатериной Семеновой, если вы помните, которая очень понравилась телезрителям. И сегодня она стала просто знаменитостью и не сходит с экранов телевидения. Что касается кино, то, наверное, по кино скажет Алексей.

К. ЛАРИНА – Алексей, конечно.

Ю. МАЦЮК – Что касается телесериалов, то я хочу вам сказать, что проблема существует вот в чем, мне кажется, мне, например, лично не нравится, когда одних и тех же актеров эксплуатируют все каналы.

К. ЛАРИНА – Юрий, мы сейчас все темы в одну кучу, это у нас все должно быть поступательно.

Ю. МАЦЮК – Хорошо.

К. ЛАРИНА – На эту тему мы отдельно поговорим.

Ю. МАЦЮК – Договорились.

К. ЛАРИНА – Я еще хотела затронуть тему, которую у нас тут Валерий Тодоровский, буквально недели две назад он у нас был, тоже известный режиссер и продюсер одновременно, на мой взгляд, необыкновенно талантливый человек, он как раз сказал, что у нас начинается потихонечку расслоение на артистов сериальных и артистов большого кинематографа. То, что, в принципе, давно уже существует в Америке уж точно. Я помню знаменитый, почти комический случай, когда к нам на кинофестиваль, на очередной в Москву был приглашен Джек Николсон, приехал-таки, и приехала актриса, которая исполняла роль Никиты в одноименном сериале, Пэт Уилсон, по-моему, ее зовут, не помню. Короче говоря, для нее это было счастье, потому что она здесь впервые попала с Джеком Николсоном на одну тусовку, понимаете, потому что там у них это невозможно. Они работают на разных полянах, это встреча их была невозможна. Алексей, пожалуйста, вам слово.

А. ГЕРМАН – Не согласен. Объясню, почему, я не согласен, что беда состоит в том, что появились платные места и идет много студентов на них. За время моего обучения во ВГИКе, например, я не встречал в творческих мастерских ни одного момента, когда кто-то, условия, приходил, давал мастеру взятку, он за эту взятку кого-то брал. Здесь надо понимать, что есть достаточно много бесплатных мест, куда поступают люди из провинции.

Ю. МАЦЮК – Я не взятки имею в виду.

К. ЛАРИНА – Платное обучение.

А. ГЕРМАН – Неважно, потому что все равно есть огромное количество мест бесплатных, где поступает очень много талантливых ребят из провинции. Я думаю, что проблема, на самом деле, глубже и состоит она из достаточно большого количества составляющих. Первая составляющая – это то, что падает требовательность к актерам. К сожалению, на мой взгляд, современные российские сериалы, как правило, на 90% сделаны, да, я не говорю о сериалах, понятно, сделаны некачественно, там плохо играют актеры, они плохо сняты. И самое ужасное, что среднее звено режиссеров, режиссеров, которые существуют и живут только на сериалах, не хотят, не умеют и не могут работать с актером. В условиях сериального производства, на мой взгляд, нет времени для того, чтобы объяснить элементарно актеру задачу, поискать какое-то решение, обговорить, поэтому, в первую очередь, это началось из-за низкого уровня сериалов. Второй момент очень важный, что в отсутствии контркультуры, которая у нас долго наблюдалась и только она у нас началась, настоящая контркультура, в художественном процессе всегда мало открытий. Только в ту секунду, когда начинает существовать культура официальная и когда начинает существовать культура полуандеграундная, культура не мейнстримная, культура, которую стараются не замечать, культура, которую стараются игнорировать, появляются плюсы и минусы, возникает какая-то искра, когда появляются творческие индивидуальности. Потому что иначе, иначе в культуре происходит усреднение, потому что, к сожалению, то, что, здесь я согласен, то, что мы наблюдаем, мы наблюдаем огромное количество актеров, которые, в принципе, не очень просто интересны по лицам, потому что, вспомните молодого, действительно, Евстигнеева, молодого Леонова, молодого Папанова. Сейчас в условиях рынка это нужно, потому что нужны среднекрасивые люди. Это важно. И конечно, здесь беда обучения театрального, потому что все-таки у нас не так много сейчас театральных режиссеров высочайшего мирового класса, потому что кто у нас есть, у нас есть Додин, у нас есть Любимов, но, в общем, и все. Есть огромное количество талантливых режиссеров, замечательных, но людей масштаба личности Товстоногова, который создал плеяду замечательных актеров, и Басилашвили, и Фрейдлих, когда это было событие, театр БДТ, где играли.

К. ЛАРИНА – Олег Ефремов как режиссер.

Ю. МАЦЮК – Табаков.

К. ЛАРИНА – Табаков.

А. ГЕРМАН – И отсутствие настолько требовательных режиссеров, на самом деле, развращает театральных преподавателей, и конечно, у нас абсолютно неправильно построено обучение в театральных вузах.

К. ЛАРИНА – Оно такое же, как и было, чем оно, оно ни в чем не изменилось совершенно, насколько я понимаю.

А. ГЕРМАН – Вы знаете, есть старый замечательный анекдот, когда в каком-то театре директор повесил объявление, что, условно, с 1 января 1975 г. весь театр должен работать только по системе Станиславского. Мы, к сожалению, потеряли направленность в обучении.

К. ЛАРИНА – Я не согласна с Алексеем, потому что еще раз повторю, во-первых, я сама заканчивала театральный вуз, актерский факультет. И система у нас как была, так она и осталась. Как и в мою бытность, когда я училась в институте, было важно, не куда ты попадешь, а к кому ты попадешь. Т.е. есть названия, конечно, есть свои традиции в Щукинском, в Щепкинском.

А. ГЕРМАН – У нас 3-4 мастерских на всю страну хороших, 3-4, это мало.

К. ЛАРИНА – С педагогами беда, я согласна.

А. ГЕРМАН – На огромную страну, 150 млн. человек, 4 мастерских.

К. ЛАРИНА – Но, с другой стороны, я хотела как раз про другое успеть поговорить, что нужно ли это в сегодняшнем, не знаю, это искусство, не искусство, я уж стала сомневаться вообще, поскольку у нас уже процесс создания кино, он уже близок больше к шоу-бизнесу, чем к искусству, к сожалению. Смотрите, рейтинг артистов передо мной, вот опрос последний РОМИРовский, это было в конце декабря 2005 года. На первом месте Сергей Безруков, на втором месте Александр Абдулов, на третьем месте Александр Домогаров, Александр Балукев, Гоша Куценко, Дмитрий Певцов, Евгений Миронов, Владислав Галкин, Дмитрий Харатьян, Олег Меньшиков, Константин Хабенский. Это я вам называю первую десятку. Безусловно, все востребованные артисты, все артисты, не знаю, тут Гоша Куценко отдельно, как раз больше про типажи, чем про актеров, не знаю, он и сам себя актером не считает.

А. ГЕРМАН – Замечательный Гоша актер.

К. ЛАРИНА – Но все остальные актеры потрясающей актерской школы, любого возьмите, что Хабенского, что Безрукова, что Домогарова. Блестящая школа актерская, профессионализм высочайшего уровня, я этих всех артистов нежно люблю. Но почему-то, в итоге, все, что они умеют, востребовано на 3%, понимаете? Это почему?

А. ГЕРМАН – Объясняется это элементарно, в условиях быстрого производства, в условиях того, что время, время, время, надо снимать, снимать, снимать, актер не имеет возможности найти себя в роли, поэтому он цепляется за уже сыгранное. И таким образом, он повторяет те удачные роли, которые у него были. Поэтому, условно, если тебе надо сыграть Гамлета, но у тебя, к сожалению, на это 14 съемочных дней, ты будешь играть не Гамлета, а оперуполномоченного, который у тебя удачно получился два года назад. Ты просто не успеешь найти.

Ю. МАЦЮК – Я думаю, причина гораздо глубже. Дело все в том, что нужно отметить, что успех сериала, всегда основой была хорошая литература, и когда нечего играть актеру, эти легкие сценария с точки зрения драматургии, они и приводят к тому, что актер, в общем, себя не может выразить. Когда мы смотрели, допустим, «Идиота» и «Мастера и Маргариту», то мы видели, что у актера была роль, ему было, что играть.

К. ЛАРИНА – Хотя сроки тоже были, между прочим.

Ю. МАЦЮК – Сроки были тоже сжатые, поэтому здесь не в сроках дело, дело все в том, что сегодня проблема в драматургии, в хорошей основе, поэтому мы видим на экранах телевидения не очень качественные сериалы, похожие друг на друга по схемам, таким образом, в эту схему и вписывают актеров. Поэтому здесь, мне кажется, в меньшей степени актеры виноваты, а все-таки здесь в большей степени нужно предъявлять требования более жесткие со стороны продюсеров к драматургическому материалу, соответственно, действительно, и к режиссеру. Дело все в том, что сегодня, когда запускаешь какой-нибудь фильм или сериал, проблема существует и в режиссуре. Я могу по пальцам пересчитать режиссеров, которые, в общем-то, будем говорить, не халтурят.

К. ЛАРИНА – Которые умеют работать с артистом.

Ю. МАЦЮК – Которые умеют работать с актером.

К. ЛАРИНА – О чем говорил Алексей, да.

Ю. МАЦЮК – Понимаете, и это проблема большая, над которой нужно всем думать, потому что, честно говоря, актеров у нас в стране много, потому что наша страна большая. Сейчас мы работаем над проектом «Бесов», я вас должен сказать, у нас нет отбоя от кандидатов для того, чтобы участвовать в этом проекте.

К. ЛАРИНА – Т.е. вы хотите сказать, что есть, кому играть это произведение?

Ю. МАЦЮК – Да, конечно. Да, причем нет отбоя. И стоит одна из главных проблем, кого выбрать на ту или иную роль. Режиссер Валерий Ахадов, вы знаете его, автор сценария Паша Финн, уже два года работаем над этим проектом.

К. ЛАРИНА – Подождите, вы сами себе противоречите, Юрий, вы сказали в начале программы, что, конечно, сегодня нет молодого Смоктуновского, молодого Ефремова. А сейчас говорите, на Достоевского, на «Бесов» есть, кого выбирать.

Ю. МАЦЮК – Сейчас я вам скажу, почему я говорю, я не противоречу. Дело все в том, что когда появляется драматургический материал и когда мы начинаем выбирать актеров, то мы объездили всю страну, и мы посмотрели в театрах многих актеров. Дело все в том, что мы, еще одна проблема, наверное, связана со средствами, что, в основном, если вы внимательно посмотрите, участие актеров – это вокруг Садового кольца, будем говорить так, мало приглашаем мы актеров с периферии. А на периферии очень много интересных актеров.

К. ЛАРИНА – Так нет сейчас таких режиссеров, как, не при Алексее будет сказано, его отец, который достал нам из «Красного факела» выдающегося артиста Андрея Болтнева, царствие ему небесное.

Ю. МАЦЮК – На это не надо жалеть времени, особенно в подготовительном периоде, и искать. И тогда, я думаю, будут открытия.

А. ГЕРМАН – Когда я здесь был в этой студии два месяца назад, мы говорили о том, что надо создавать базу данных актеров из провинции, что мы сейчас пытаемся этим заняться, что есть много замечательных молодых актеров, не только актеров, режиссеров, сценаристов, неизвестных, что это должна быть организация, которая возьмет на себя функции союза кинематографистов, который не занимается молодежью абсолютно, а занимается, в основном, недвижимостью, как известно. И я могу сказать, что после нашего с вами разговора мне был только один звонок. Мне позвонил Кирилл Козаков и предложил встретиться, встретиться и поговорить, что у него есть, есть уже какая-то проведенная работа, чего мы пока не сделали, потому что нет заинтересованности. Нет желания искать, и сейчас мы пытаемся сформировать, сформировать какую-то организацию, которая этим будет заниматься, но пока это не встречает поддержки. Это надо делать, потому что, таким образом, мы можем получить новое поколение актеров, потому что, на самом деле, если вы увидите, то молодых, ярких, 25-летних, 30-летних актеров все меньше и меньше появляется. Это плохо.

К. ЛАРИНА – Кстати, опять же, про «Мастера и Маргариту», когда мы это все обсуждаем, говорим, этот староват и этот староват, то-то, должны были быть помоложе все эти Коровьевы. Я думаю, а кто это будет вам играть, где вы найдете такого артиста уровня Александра Филиппенко на роль Азазелло? Где вы найдете молодого артиста на роль Воланда уровня Олега Басилашвили или уровня Вениамина Смехова, который это блестяще играл в театре. Вот же вопрос. Это же штучный товар получается, тоже проблема, сейчас мы об этом тоже поговорим, штучный товар, он все равно штучный товар. Та же Чулпан Хаматова, которая хорошо знакома всем присутствующим, у Алексея тоже она играла в фильме, где бы она ни играла, в сериале или в художественном большом кино, она все равно будет выдающейся артисткой и личностью, прежде всего, талантливой. Можно еще несколько человек назвать, на пальцах одной руки умещаются. Сейчас мы прервемся на новости, потом продолжим нашу программу. Наши слушатели тоже могут подключиться, 203-19-22, пейджер 725 66 33.

НОВОСТИ

К. ЛАРИНА – Я, кстати, сейчас у меня параллельная еще есть моя жизнь, я выпускаю журнал театральный, приложение к газете «Новые известия». И у нас там большая проблема с обложкой, потому что главный редактор как человек, который работает, гл. редактор «Новых известий» Валерий Яков, как человек, который работает на рынке, понятное дело, ему нужно, чтобы этот товар продавался. Продаваться он будет не с теми, кого мы сегодня вспоминаем с такой любовью, неизбывной, а с молодыми, яркими, узнаваемыми, как сегодня принято говорить, медийными лицами. Но нужно, чтобы эти еще медийные лица все-таки заявляли о себе как о талантливых персонажах сегодняшней эпохи, а таких нет, я не знаю, что мне Алексей на это скажет. У нас большие проблемы с женщинами молодыми, как это ни странно. У нас лялек полно, выбирай вообще любую, они по всем каналам. Кирилла Козакова вы вспоминали, который, насколько я знаю, занимается отбором актеров на сериалы на канале СТС, во всяком случае, до недавнего времени этим занимался. Там этих лялек, пожалуйста, вот они все красавицы, не вспомнишь никого из них, ни как фамилия, ни как зовут. Хотя все они вроде как дипломированные специалистки. Здесь, здесь что нарушено, я все хочу ответ на этот вопрос получить?

А. ГЕРМАН – Я издалека начну.

К. ЛАРИНА – Да.

А. ГЕРМАН – Вы сейчас говорили, выдающиеся, замечательные, замечательные, выдающиеся, а вам не кажется, что, на самом деле, проблема же глубже, проблема, что не нужны, проблема, что не ищут. Посмотрите, как странно и порой непонятно у нас устроен киномир, когда, сейчас будет проходить премия «Золотой Орел», где не представлена ни одна из тех картин молодых режиссеров, с молодыми актерами, которые прогремели по всему миру. Не представлена ни картина «Четыре», ни картина «Пыль», в основных номинациях, ни «Первый на Луне», а если вспомнить, то это те картины, которые, во всяком случае, «Четыре» и «Первый на Луне», которые в этом году получили самые серьезные призы на мировых фестивалях среди российских картин.

К. ЛАРИНА – Но это вкусовые пристрастия.

А. ГЕРМАН – Это не вкусовые пристрастия.

К. ЛАРИНА – Генерального секретаря.

А. ГЕРМАН – Нет, у нас появилась так называемая, я начинал с этого, у нас появилась контркультура, у нас появилась культура официальная, культура, куда допускаются те люди, которые занимают правильную социальную позицию, не защищают Музей кино, не трогают острых социальных тем. Здесь стоит сказать, что «Бумер» ведь тоже не был представлен и именно потому, что он показался слишком социально острым. У нас то, что задевает те струны, очень туго натянутые, которые сейчас у нас существуют в стране, это не надо. Посмотрите, когда я просто хотел бы, чтобы слушатели, у которых есть Интернет, залезли на сайт союза кинематографистов, посмотрели там одну бумагу, вступление руководителя этого союза бывшего, где сказано буквально следующее. Я примерно говорю, по контексту, что если раньше было модно брюзжать по поводу того, что у нас происходит в стране, то сейчас этого делать не надо, потому что это не конструктивно, потому что изменилась страна. И мы должны не замечать, не то, что не замечать, но мы должны говорить по контексту о хорошем, а не о плохом. Мы должны поддерживать, мы должны, что конструктивизм – это патриотизм, а это ведь неправильно, потому что, на самом деле, вся российская культура, вся российская литература, настоящая, весь российский театр, на самом деле, вышел из боли о своей стране, вышел из стремления интеллигенции, из представления о том, какая должна быть идеальная Россия, какой Россия должна быть, из переживаний, что она не такая. И как может быть у нас подъем молодых актеров, если все, очень многое, талантливое, необычное, замалчивается, если у нас, допустим, тот же союз кинематографистов сейчас на себя берет функцию идеологического контроля. Ведь согласитесь, что взлет российского кино, который приходился на 60-е, 70-е, 80-е гг., это был взлет индивидуальностей. Это был взлет ярких личностей. Но когда личность яркая становится не нужной, когда ее пытаются снивелировать, это невозможно, потому что искусство, культура сильна в противоречии, сильна в спорах, как спорили наши родители, мои родители на кухне. Да, как они спорили до хрипоты, какое кино хорошее, какое кино плохое и т.д. И только в этом может быть подъем, и только так могут появиться новые актеры, которые нестандартно выглядят, которые не медийные, в плохом понимании этого смысла. Поэтому мне кажется, что давайте не будем обо всем говорить в нашей культуре в превосходной степени, да, культура сложнее, культура – это живой организм, который развивается неведомыми нам путями. А если мы все будем говорить, что тот выдающийся, тот выдающийся, так о чем же тогда говорить?

К. ЛАРИНА – Я согласна с Алексеем, просто подписываюсь под каждым его словом, мне интересно, что скажет Юрий по этому поводу, но тут возникает вопрос, который я могу сформулировать после этой речи пламенной Алексея Германа. Стоит ли все-таки, опять же, наступать на те же грабли и опять начинать оценивать произведения искусства, любые, и кино, и литературу, и музыку, и театр, с точки зрения государственной целесообразности? Так я понимаю, у нас все сюда движется.

А. ГЕРМАН – Абсолютно, да.

К. ЛАРИНА – Юрий?

Ю. МАЦЮК – Я думаю, что нет, я согласен отчасти со своим собеседником, потому что, конечно, союз кинематографистов не выполняет той роли, которую он должен выполнять. Я имею в виду, что он должен заняться творческими больше вопросами, нежели хозяйственными спорами, и конечно, тут отчасти виноваты сами кинематографисты, которые должны сказать свое веское слово, когда будет пленум или съезд, об этом во весь голос. Это первое. Второе, мне кажется, что все-таки сегодня очевидно и ясно, что нужно поднять требовательность к самим себе, я имею в виду к тем, кто делает произведения искусства. Дело все в том, что наши знаменитые режиссеры, актеры и т.д. необычайно были требовательны к себе, что, к сожалению, мы наблюдаем сегодня обратное. И это печальный факт, отсюда многое и происходит с точки зрения качества произведения. Дело все в том, что, я помню, когда Смоктуновский, с которым я работал, он приходил на съемочную площадку и волновался, он никуда не торопился, он волновался, правильно он делает или неправильно это делает. Сегодня этого не происходит, этой такой вольтовой дуги, искры этой. И поэтому как-то прибегает актер на съемочную площадку, быстро отснялся, у него уже где-то реклама, где-то уже спектакль и т.д. Этого не должно быть.

К. ЛАРИНА – Другие цели и задачи.

Ю. МАЦЮК – Да, поэтому я считаю, что повышать надо требовательность, и еще одно, дело все в том, что сегодня почему-то все считают, что они умеют снимать кино. Это уже стало непонятным, почему, откуда это все происходит. Я, например, работаю 40 лет, и когда приходит человек, у нас же, смотрите, компаний развелось столько, что просто трудно себе представить, что, оказывается, у нас столько специалистов в этой области, все начали разбираться, все получают, и все понимают и т.д. Я думаю, что здесь есть, над чем задуматься союзу кинематографистов и всей творческой интеллигенции. Я думаю, что просто так выдавать лицензии на производство фильмов, наверное, не стоит. От этого и страдает и искусство.

К. ЛАРИНА – Не стоит – найдут в другом месте, не волнуйтесь, вы сейчас же прекрасно сами понимаете, что сейчас кино, я сейчас с вами поговорю, а потом ко мне придет какой-нибудь богатый дядя и скажет – Ксюша, а ты не хочешь снять кино про любовь? Я говорю – давай и все.

Ю. МАЦЮК – Я поэтому и говорю, должна быть внутренняя какая-то требовательность, ощущение того, что нужно, чего не нужно.

К. ЛАРИНА – Само не придет, товарищи, давайте все-таки с этим согласимся.

Ю. МАЦЮК – Давайте воспитывать.

К. ЛАРИНА – Мы весь год тут разговаривали про самоцензуру, весь год мы говорили о том, что можно, что нельзя, что существуют этические все-таки, есть же какие-то вещи, понимаете, главная тема этого года, товарищи, есть же какие-то вещи, нет, на это уповать больше нельзя. Надо вводить, как мы, не помню, с кем же мы говорили, со Жванецким, он сказал – да, настало такое время, что нужно издавать такой закон, что нельзя сморкаться в занавеску, что нужно мыть руки после еды, перед едой.

Ю. МАЦЮК – Наверное, это надо делать.

К. ЛАРИНА – Для того, чтобы снимать кино, надо все-таки это право заслужить. Нельзя снимать кино продавщице из галантереи. Алексей?

А. ГЕРМАН – Черт знает, не знаю про Жванецкого. Но удивительно, удивительно наблюдать, как интеллигенция, которая была, так была за свободу, которая так была за разницу мнений, которая так жарко спорила и обсуждала искусство и не только искусство, вдруг часть ее становится настолько реакционной, как она становится, как у нее появляется желание обучать, желание направлять, это не очень хорошо. Но я еще хотел одну такую штуку сказать, что, на самом деле, я думаю, что у нас есть огромное количество молодых, талантливых режиссеров. И потихоньку я наблюдаю, как растут, знаете, когда ты заходишь куда-то в гости, и вдруг ты видишь, что там всплывет про кино, там чуть из-за кино не подрались, там кто-то сказал, что ему не нравится Балаян, значит, ему чуть не дали, пардон, по морде, и это хорошо. И чем будет больше, чем будет больше этого накала, чем будет больше желания делать не ради денег, не ради славы, а делать что-то настоящее, делать нестыдное тем все будет лучше. И сверху это не проконтролировать и не направить, а про самоцензуру, это очень опасная штука, потому что давайте вспомним итальянский кинематограф, где был Пазолини, который был режиссер достаточно спорный, снимал картины на грани, но это, тем не менее, был Пазолини. И он остался в мировой истории кино как один из величайших режиссеров, поэтому я думаю, что желание самоцензуры идет от того, что людям просто нечего сказать, им удобней существовать в каких-то рамках. А мы будем говорить, что у нас все хорошо, им удобнее так снимать кино, им удобней так писать сценарий, им удобней так существовать, потому что они внутри себя не могут найти, найти то наболевшее, то, о чем хочется сказать. Ту боль или счастье, которое ты хочешь вынести, потому что замечательная, великая фраза состоит в том, что интеллигенция – это не лекарство, это боль. И интеллигенция в России должна оставаться такой, потому что иначе не станет и России, потому что только так она может жить.

К. ЛАРИНА – Такая планка, Алеша, боль, да, я понимаю, опять же, мы вспоминали сегодня всех этих выдающихся, выдающихся в буквальном смысле этого слова актеров, у которых, собственно, сам творческий путь в искусстве, он начинался с боли, и болью и заканчивался. И Товстоногов, и Любимов, и Смоктуновский, и Олег Борисов, бесконечно мной любимвй, а сегодня нет, сегодня коммерческий успех, как ты к этому ни относись, все равно это сегодня является.

Ю. МАЦЮК – Реалии времени.

К. ЛАРИНА – Да, и без коммерческого успеха, извините за выражение, никто вас не увидит. А коммерческий успех и боль, о которой мы говорим, эти две вещи несовместные абсолютно. Так не бывает. Поэтому сегодня, когда так легко наши молодые ровесники, Алексея Германа, нашего гостя, так легко поддаются этим искушениям, сами очень быстро для себя решают, а что такого. Тогда и получается, из «что такого» получается «9 рота», которая, на мой взгляд, совершенно профанация и темы, и боли, поскольку никому не больно и никого не жалко. Я не знаю, «Дневной дозор», «Ночной дозор», я просто не смотрела эти фильмы и не хочу их обсуждать, это просто, может быть, жанр, который несколько в стороне стоит от нашего сегодняшнего разговора, поскольку это чисто такая коммерческая история, развлекательная. А когда идет такая профанация, мне кажется, это гораздо опаснее. Или фильм «Звезда», который все так восхваляли, к которому у меня тоже, не «Звезда эпохи», а «Звезда», к которому у меня тоже очень сложное отношение, я не понимаю, что такое за гламурный кинематограф, который сегодня у нас семимильными шагами уже пошел. С вашими ровесниками.

А. ГЕРМАН – Послушайте, «Бумер» же хороший фильм.

К. ЛАРИНА – Замечательный.

А. ГЕРМАН – И был кассовый успех, думаю, что «Бумер-2» будет хорошим фильмом, насколько я понимаю, «Коктебель» достаточно хорошо прошел в Европе. Я так понимаю, что он принес какие-то деньги, возьмем.

К. ЛАРИНА – «Возвращение».

А. ГЕРМАН – «Возвращение», понятно, возьмем даже.

Ю. МАЦЮК – Удивительно, «Возвращение» у нас в стране в прокате провалилось.

К. ЛАРИНА – Да.

Ю. МАЦЮК – Тоже тема для обсуждения.

А. ГЕРМАН – Не так оно провалилось, не так оно провалилось.

К. ЛАРИНА – Пошли, скорее, из любопытства, а как кино оно не стало популярным, кассовым.

Ю. МАЦЮК – Не стало событием, к сожалению.

А. ГЕРМАН – Фильм, который хорошо заработал, возьмем фильм «Четыре», который у нас стараются не замечать, стараются делать вид, что его нет, так же, как и нет ряда других фильмов, стараются замолчать такие явления, старательно. Достаточно неплохо идет по миру. Поэтому здесь не надо замыкаться в простых схемах, кино очень по-разному развивается.

К. ЛАРИНА – Мы начали с артистов, давайте мы к ним все-таки вернемся. Здесь-то чего все-таки делать, что делать-то, я хочу этот вопрос вам задать, вы же занимаетесь работой этой кинематографической, вы ищете или не ищете актеров.

А. ГЕРМАН – Они есть.

Ю. МАЦЮК – Нет, актеры…

К. ЛАРИНА – Есть.

Ю. МАЦЮК – В России есть.

К. ЛАРИНА – А как все-таки разделить их на хороших и плохих?

Ю. МАЦЮК – Это время.

К. ЛАРИНА – Границы смыты.

Ю. МАЦЮК – Нет, время, время, только время покажет. Дело все в том, что, смотрите, я вам расскажу такую историю, сериал, допустим, «17 мгновений весны», где играла масса известных актеров, в то же время Визбор не был таким актером, он как раз работал в ТО «Экран», и после этого он стал известнейшим актером. И потом уже все забыли, что он был хороший бард и т.д., и все говорили – Борман. Так что время ставит все на свои места. Поэтому сегодня, когда, допустим, мы говорим о таких актерах, как, допустим, Смоляков, возьмем актер, очень интересный актер.

К. ЛАРИНА – Все равно это уже поколение все-таки среднее.

Ю. МАЦЮК – Но это поколение среднее, среднее, да. Допустим, возьмем Марину Александрову, это молодая актриса, которая, в общем, себя зарекомендовала не совсем плохо, действительно, есть в ней кукольное что-то.

К. ЛАРИНА – В ней есть очарование молодости, необыкновенное обаяние.

Ю. МАЦЮК – Но, наверное, на ее пути еще не попался режиссер, который с ней бы хорошо поработал. У нее есть все данные для того, чтобы стать, действительно, большой актрисой. Или возьмем, допустим, Руденко Анатолий, который играл Петю в «Двух судьбах», в последних «Две судьбы», на мой взгляд, очень интересный, у него большое будущее, у этого актера. Он молодой, ему всего 22 года, и он, снявшись в таком длинном, большом сериале, уже зарекомендовал себя. И мне обидно, что его начинают уже эксплуатировать и в рекламах, и в других сериалах. Или возьмите, молодой, вы говорите, нет, Ефимов. Ефимов, который, видите, вы даже не знаете.

К. ЛАРИНА – Знаете, Леша?

Ю. МАЦЮК – Есть такой актер, который сейчас играет.

А. ГЕРМАН – Внешне, наверное.

Ю. МАЦЮК – Он играл Петю Юсупова, а теперь его уже и в 100-серийном сериале задействовали.

К. ЛАРИНА – А хорошо ли это?

Ю. МАЦЮК – Это вопрос, конечно, очень серьезный, но дело все в том, что вы должны понять, телевидение нужно, 1000 часов, 1000 часов в день, это беда, с этим надо что-то делать, экран телевидения должен светиться, поэтому тут и возникают эти все проблемы, понимаете, от них никуда не уйдешь.

А. ГЕРМАН – Я, на самом деле, у меня абсолютно другое отношение к телевидению, молодые актеры есть.

К. ЛАРИНА – Какое отношение к телевидению?

А. ГЕРМАН – Я сейчас скажу, изначально, когда я начинал снимать «Гарпастум», мы не брали, если я понимал, что человек сыграл в сериале, за исключением двух-трех сериалов, он изначально, мы делали пробы, конечно, и т.д., но изначально ставил себе знак минус.

К. ЛАРИНА – А почему? Что происходит с человеком, который снимается?

А. ГЕРМАН – Растренировываются актеры, рестренировываются. Я, собственно говоря, понимаю, что у нас есть в стране режиссеров 15, которые понимают, что такое актерская профессия вообще. И я был очень рад, когда один из исполнителей главных ролей в моем фильме отказался от очень выгодного сериала как раз на 100 серий, где ему должны были заплатить огромные деньги, и выбрал театр, где, как вы понимаете, мало денег, меньше возможности купить машину и т.д. И я считаю, что это правильно, потому что, знаете, это же все бег на длинную дистанцию, а не на короткую дистанцию. Поэтому я считаю, что как раз телевидение губит и губит и крупных актеров. И ведь все уже говорят о том и все пишут, что у нас дискредитирована система звезд, т.е. что, условно, в Голливуде есть система звезд, у нас нет системы звезд. Почему это происходит, потому что с, условно, Джонни Деппом какой-то условный фильм – это событие. И туда люди рвутся, люди бегут. У нас ты можешь переключить канал и увидеть любого актера, т.е. это неинтересно. Поэтому я уговаривал нескольких своих товарищей отказываться от сериалов. Я им говорил – да, ты посидишь без денег, да, тебя не будут узнавать на улицах, но ты наберешь мастерства, ты будешь себя тренировать, и потом к тебе придет, и деньги, и успех, и слава, и золотые статуэтки, и все. Главное – себя не потерять в этом, считаю, что это правильная позиция.

К. ЛАРИНА – Это все равно получается, конечно же, личный выбор, как и в любые времена.

А. ГЕРМАН – В любой профессии.

К. ЛАРИНА – В любой профессии. Кстати, если говорить о советском времени, там свои были искушения, там были искушения близости к власти, да, и на этом многие покупались и гибли как творческие личности.

А. ГЕРМАН – Абсолютно, конечно.

К. ЛАРИНА – И мы такие примеры имеем перед глазами, бывший лучший, но опальный стрелок, что называется, а сегодня, хотя сегодня и это тоже появилось. Но, с другой стороны, меня, конечно, радует, что, я соглашусь, что есть, конечно, актеры и среди молодых людей, на которых хочется ставить, если говорить о длинной дистанции. Я, например, мы сегодня их не назвали, артисты, которые работают у Петра Наумовича Фоменко в театре, которых нечасто, но, мне кажется, очень здорово, что снимают в кино. Тот же Евгений Цыганов, для меня это просто открытие.

А. ГЕРМАН – Замечательный актер.

К. ЛАРИНА – Для многих.

Ю. МАЦЮК – Да, очень.

К. ЛАРИНА – Да, зрителей, хотя он и в сериале снимался у Андрея Эшпая, по-моему, прекрасно там они сыграли с Чулпан Хаматовой в фильме «Дети Арбата», он прекрасно сыграл сейчас у Учителя «Космос как предчувствие», и «Прогулку» можно вспомнить, в общем, Полина Агуреева.

Ю. МАЦЮК – Здесь однозначно нельзя говорить так.

К. ЛАРИНА – Да, так это, опять же, личный выбор, вы поймите, потому что талант – это такая вещь мстительная, они пока молодые, они этого не понимают. Не понимают, что это все богом дается и богом и отнимается. А нет того, кто бы ему об этом сказал, они Герману не поверят, потому что ему столько же лет, сколько и им. Скажут – да ладно тебе-то говорить, а должен же какой-то авторитетный учитель им об этом сказать.

Ю. МАЦЮК – Учителя, да, должны быть и подсказывать молодым людям. Была ведь в свое время школа Герасимова, говорили, Герасимов как педагог думал о своей мастерской и о своих актерах. И он внимательно наблюдал, кто где снимается, рекомендовал сниматься, не сниматься и т.д. Сегодня, к сожалению, когда выпускают актеров в свет, то уже они идут сами, сами по себе, своей дорогой.

А. ГЕРМАН – Это вообще личный выбор каждого, это их судьба.

Ю. МАЦЮК – И они, так сказать.

А. ГЕРМАН – Считать будут, извините, считать будут не через 5 лет, а через 10 или через 15 лет, это немножко надуманная проблема. Каждый выстраивает свою жизнь сам, замечательная мастерская Додина, абсолютно выдающаяся, на мой взгляд, в Питере, где многие актеры идут сниматься только тогда, когда, во-первых, это одобряет Додин, и, опять же, ставит выше их отрывки и спектакли, чем все другое. Это очень индивидуально.

К. ЛАРИНА – Как говорил мой учитель в искусстве, Константин Аркадьевич Райкин, зачет по пяточкам, понимаете, мне кажется, что это можно применить и к сегодняшнему времени. Мы должны уже завершать программу, опять же, только прикоснулись к теме, глубоко копаем и это правильно. Мне жаль, я бы хотела, мне, например, не хватило, знаете, кого в нашей компании, допустим, Егора Кончаловского, человека, к которому я отношусь с огромным уважением, он профессиональный человек, но получается, что волею судеб он все время снимает совсем не то, о чем он мечтает. Мечтает он снять, по-моему, «Морфий», он все мечтает снять, я уже во многих интервью это все его читала, а все время на «Морфий» денег ему не дают, а на «Побег» дают ему денег, и он это успешно снимает. Ну ладно, мы продолжим эту тему, спасибо большое моим сегодняшним гостям, еще раз представлю. Юлий Мацюк, продюсер, и режиссер Алексей Герман, искренне всем присутствующим и отсутствующим я желаю успеха, и всегда рады видеть вас в нашей студии, спасибо.

Ю. МАЦЮК – Спасибо вам.

А. ГЕРМАН – Спасибо вам большое.



Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире