'Вопросы к интервью

Время выхода в эфир: 09 октября 2005, 14:13

К.ЛАРИНА – Мы отправляемся в передачу «Как в кино» и сегодня у нас звездный гость, композитор Александр Журбин, прежде чем сказать добрый день Александру Журбину, давайте музыку послушаем, это будет правильно.

ПЕСНЯ

К.ЛАРИНА – Лирик больше Александр Журбин, Саш, ну скажи?

А.ЖУРБИН – Ну, это во мне тоже есть, особенно когда прекрасные стихи, стихи Осипа Мандельштама в данном случае, то как-нибудь лезет.

К.ЛАРИНА – А я поставила одну из моих любимых вещей, которая звучала «Эскадрон гусар» романс «Не пробуждай», вот такая вещь чудная. Ну, мы должны сегодня обхватить все, поскольку речь пойдет о беспрецедентном фестивале под названием «Журбин, Журбин, Журбин…», который отмечает твою круглую дату, сколько? 150 лет со дня рождения?

А.ЖУРБИН – Ну, практически, в общем, на самом деле отмечаю целых 5 юбилеев, и все уже запутались, где какой юбилей.

К.ЛАРИНА – А 5 – это что? Один это как бы понятно – биологический возраст.

А.ЖУРБИН – Который на самом деле значения не имеет, потому что человеку столько лет на сколько он себя ощущает, второй, это юбилей моей первой мелодии, который я тоже отмечаю, я написал ее в 10 лет?

К.ЛАРИНА – А какой? Напой мелодию.

А.ЖУРБИН – (напевает мелодию) Вот такая смешная, но мне было 10 лет, потом в 20 лет я серьезно начал писать музыку, всякие симфонии и квартеты, в 30 лет я написал «Орфея и Эвридику», и через 5 лет я активно начал работать в кино, я уже 25 лет работаю в кино.

К.ЛАРИНА – А я думала еще что-нибудь: супружеской жизни, какая-нибудь золотая свадьба.

А.ЖУРБИН – К сожалению не круглая дата, у нас женой 29 лет.

К.ЛАРИНА – Но тем не менее, в программе вашего фестиваля семейного, есть камерный концерт «Семья Журбиных», я это вижу, то есть там все поют и пляшут.

А.ЖУРБИН – Абсолютно, и это будет уникальный концерт, в том смысле, что в нем будет участвовать мой сын Левочка, который постоянно живет в Америке.

К.ЛАРИНА – Он музыкант?

А.ЖУРБИН – Да, очень высокого класса, очень хороший музыкант, он приедет специально на этот фестиваль поздравить отца и сыграть его концерт, причем будет исполняться его музыка тоже.

К.ЛАРИНА – Грандиозный подарок, конечно, делает себе сам Александр Журбин, хотя, я так понимаю, судя по разнообразию и по диапазону, что не только для себя, но и для людей, потому что здесь можно пойти и в театр посмотреть спектакль с музыкой Журбина, в том числе совсем уже мюзиклы, совсем оперетта, совсем драматический спектакль, совсем детский, концерт симфонической музыки, рок-опера, наконец, «Орфей и Эвридика», о которой мы уже вспомнили сегодня, мюзикл «Губы», «Униженные и оскорбленные», это мы отдельно поговорим, мюзикл «Блуждающие звезды», это театр под таким названием когда-то существовал, по-моему, в Америке.

А.ЖУРБИН – Под моим руководством, совершенно верно.

К.ЛАРИНА – Да, там наши, Лена Соловей там участвовала в этом театре. Ну, смотрите сколько, ну и киновечер конечно, я бы, все-таки, начала с кино, раз у нас программа такая, больше ориентированная на кино-музыку. Это, конечно, особый талант, особый дар, говорю честно, как у Шварца в «Голом короле»: «Ваше величество, вы гений», потому что на самом деле, не знаю, согласишься ты или нет, мне кажется, что эта культура, она уходит из нашей сегодняшней жизни, в отличие от США, на которых мы все киваем, у них музыка кино как отдельный жанр существует и активно развивается. У нас, увы, это почему-то перестает быть отдельным жанром, хотя есть чем гордиться, ну начиная хотя бы с присутствующего здесь Журбина, кино композитора в том числе. Как ты думаешь, почему это произошло?

А.ЖУРБИН – Ты понимаешь, действительно, я уже могу говорить с позиции старшего возраста, наше поколение пришла целая группа композиторов, и я могу их очень быстро перечислить: Артемьев, Гладков, Дашкевич, Рыбников, Минков, Максим Дунаевский, вот мы все пришли как-то одновременно, ну, с интервалом 5-6 лет и стали писать музыку в кино, и мы показывали, что в кино надо писать не только там шлягер, песенку, хотя это тоже иногда нужно, но надо писать серьезную симфоническую музыку, какие-то концептуальные вещи, которые помогают режиссеру. А нынешние композиторы, мне, может быть, стыдно сказать, но я даже не знаю имен композиторов…

К.ЛАРИНА – А их никто не знает.

А.ЖУРБИН – Они как бы фигурируют, появляются, условно говоря, Сидоров…

К.ЛАРИНА – Потому что это скорее музыкальное оформление, чем музыка.

А.ЖУРБИН – Да, дело в том, что современная техника, современные компьютеры позволяют, в принципе, человеку без всякого музыкального образования или с минимальным музыкальным образованием, что-то такое, сочинять музыку. Достаточно знать несколько кнопок и все, музыка будет играть, и многим режиссерам это нравиться, поскольку у режиссеров тоже уровень музыкальной культуры не очень высокий, это их устраивает, особенно если какой-нибудь там, шлягер появляется, который еще подхватит какая-то молодежь, так и все, этого достаточно. И как ты права, что в Америке совсем другой подход к кино-музыке. Американские кинофильмы, мы можем их ругать, мы можем их хаять, что это все коммерческое искусство, но посмотрите, как там сделана хотя бы одна вещь, музыка, вообще звук, как сделан.

К.ЛАРИНА – Увертюры отдельные существуют как класс в кино.

А.ЖУРБИН – Всегда выпускаются диски потом – саундтрек, и когда выходит этот саундтрек, и ты его слушаешь, ты понимаешь… часто в кино бывает, что эта музыка зажата, где-то за разговорами, шумами, но когда ты слушаешь ее отдельно, ты убеждаешься, что это чистое отдельное симфоническое полотно. А у нас никто этого больше не делает, я иногда пытаюсь, но с переменным успехом.

К.ЛАРИНА – Но мне кажется, что дело не только в том, что сейчас, скажем, дешевле сделать на компьютере музыку, чем заказать ее хорошему композитору, тут, мне кажется, утерялось что-то в самом киноискусстве, ведь то же самое можно сказать о художественном оформлении и о том, что называется титрами, в конце концов, это мы так привыкли, что в титрах должно быть написано кто исполнитель главных ролей или режиссер-постановщик, но это тоже отдельная часть кинематографа, как поклоны в спектакле.

А.ЖУРБИН – Которые тоже надо уметь сделать. Но, к сожалению, если мы уж так говорим, то надо говорить о более глобальном, о некой инфляции вообще нашей жизни, потому что люди перестают читать книги, почти не читают серьезной литературы, люди перестают слушать серьезную музыку, смотреть серьезные фильмы, люди как-то привыкли к легкому поглощению искусства, потому что искусство это некая пилюля, проглотил и понесся, а прожевать хороший бифштекс, такой классный прожаренный, на это уже ни у кого нет времени, как-то все куда-то очень несутся, это очень жалко. А на самом деле этот процесс происходит, наверное, не только в России, но и во всем мире, такое облегчение, упрощение, уплощение и вообще это все как-то ужасно, на мой взгляд, но что делать, с этим бороться невозможно.

К.ЛАРИНА – Конечно, мне все-таки хочется, чтобы мы вернулись к лучшим образцам киномузыки, чтобы у нас та же тема Лары жила бы вечно, ведь дурное кино «Доктор Живаго», смешно даже…

А.ЖУРБИН – Абсолютно, не имеющее отношение к роману Пастернака вообще никакого.

К.ЛАРИНА – Но эта музыка, вот за нее можно все простить, пусть она будет существовать.

А.ЖУРБИН – И более того, нам должно быть особенно обидно и даже стыдно, российским людям, что на Западе именно эта тема — (напевает), эта тема является символом России, сочиненная на самом деле французским композитором Морисом Жарром, не имеющим никакого отношения к России, и в «Докторе Живаго» она играет, и все говорят: «Какая чудная русская мелодия, вы знаете?», я говорю: «Я знаю, только это не русская мелодия», но вот так получается.

К.ЛАРИНА – А если наши образцы, все-таки, вспомнить, Саш, если говорить о музыке кинематографической. Ну, Свиридов.

А.ЖУРБИН – Да, ну, он не так много писал в кино.

К.ЛАРИНА – «Метель».

А.ЖУРБИН – Да, правильно.

К.ЛАРИНА – Это же было написано для кино, это же был заказ по сути, и стало совершенно гениальной музыкой.

К.ЛАРИНА – Да, конечно, да. И великую музыку для кино писал Прокофьев, Шостакович, и высокого класса композиторы не гнушались, а наоборот выкладывались, когда писали для кино. Из нынешних, я уже перечислил – Леша Артемьев, замечательный мастер кино, который писал и Тарковскому, и тому Михалкову, и другому, и он вообще, так сказать, универсальный, уникальный талант, на самом деле, очень яркий и прекрасный композитор. Но таких мало и становиться все меньше и меньше, это как-то ужимается, эта материя и киномузыки очень мало, очень мало настоящей киномузыки, не говоря уже о том, что, скажем, киномюзикл, ну, мой любимый жанр, мне довелось написать 2-3 киномюзикла…

К.ЛАРИНА – «Биндюжник и король», а давай еще вспомним.

А.ЖУРБИН – Ну, вообще есть не так много. Ну, начнем с того, что в 1930-е годы были замечательные киномюзиклы: «Волга, волга», «Веселые ребята», «Цирк», это настоящие киномюзиклы с шикарными постановочными номерами, потом… «Свинарка и пастух»…

К.ЛАРИНА – Ну, потому что тоже хотелось, как в Америке, все эти легенды мы знаем, где чего посмотрел, увидел и услышал и сказал, чтобы завтра было у нас так.

А.ЖУРБИН – Конечно, Александров не зря так долго пасся в Америке, его многому там научили, но ничего плохого в этом не вижу, это было сделано на русском материале, но с американскими всякими штучками. А потом это искусство, действительно, стало исчезать и фактически, я не знаю, трудно вспомнить, там был грузинский фильм, если ты вспомнишь, мюзикл такой был, вылетело из головы, девушки там какие-то, ну, в общем, там замечательно…

К.ЛАРИНА – Нет, ну то, что когда-то пытался делать Квинихидзе, да, «Мелодии Верийского квартала», «Небесные ласточки», «Соломенная шляпа» то, что делал Евгений Гинзбург по телевидению, все его бенефисы, это же мюзиклы.

А.ЖУРБИН – И это были прекрасного качества работы, и Женя Гинзбург, на мой взгляд, мог сделать гораздо больше, сейчас он не такой молодой человек, а во ему не дали снимать столько, сколько он мог бы снимать, а мог бы он наснимать кучу прекрасных мюзиклов, но как-то его судьба сложилась, что он пошел в другую сторону, очень жалко. Ну, «Три Мушкетера» в каком-то смысле мюзикл.

К.ЛАРИНА – Это просто хорошие вставные песни, так же «Мери Поппинс» Дунаевского.

А.ЖУРБИН — Ну, у меня был фильм «Бедная Маша», «Солнце в авоське», ну ничего особенного, потому что, мюзикл нельзя снять дешево, уже многократно об этом говорили, к сожалению, на мюзикл должен быть хороший бюджет и, причем, достаточно большая часть этого бюджета должна быть положена на музыку, на ее запись, на ее правильную раскадровку, на хореографию, а у нас же считают так: ну написали несколько песенок, ну и черт с ними. Жалко, потому что Россия, я считаю, страна музыкальная.

К.ЛАРИНА – Насколько мне известно, сегодня все равно пытаются каким-то образом внедрить мюзикл и в кино, вот после такой уже моды, которая существует в театре. Я  знаю, что сегодня уже разрабатывается несколько сценариев, и уже делаются попытки.

А.ЖУРБИН – Я тоже об этом слышал.

К.ЛАРИНА – Но музыку не могут найти, вот какая интересная штука, музыку берут готовую, что называется из подбора.

А.ЖУРБИН – Это не правильно, тогда никакого мюзикла не получится. В мюзиклах должна быть драматургия.

К.ЛАРИНА – Ну а как? «Мулен Руж», он же из хитов состоит.

А.ЖУРБИН – Ну, так он-то и не мюзикл в конечном счете, потому что мюзикл строится на каких-то арках: вот песня прозвучала здесь, а потом она же… вот «Призрак оперы», который мы недавно посмотрели, можно по-разному относиться, но это настоящий мюзикл, потому что есть главная тема, есть идея, она трансформируется, то есть музыка как бы является действующим лицом в этом жанре, «Мулен Руж» очень милая картина, и много там красивых танцев, песен, но мюзикла-то нет, а есть просто набор опять же некой…

К.ЛАРИНА – Ну, мы же хотим как, вот если мы говорим, что у нас может быть мюзикл, если мы постараемся, если у нас будет композитор, режиссер, оператор, да ни один, да и денег естественно побольше, и артист, который может неожиданно естественно запеть, а потом заговорить, потом зарыдать и станцевать, тогда у нас получится, но мы же сразу хотим уровня «Вестсайдской истории», на меньшее не согласны.

А.ЖУРБИН – Но для того чтобы она появилась надо снять 30 фильмов, ну, среднего, нормального уровня.

К.ЛАРИНА – А есть сейчас материал готовый у тебя как у композитора для кино?

А.ЖУРБИН – Есть. Я могу сказать, что у меня только что в Москве прошел мюзикл под названием «Владимирская площадь» по Достоевскому, и он же идет в театре Чихачева под названием «Униженные и оскорбленные», и я считаю, что если бы какой-нибудь режиссер снял его, это был бы настоящий русский мюзикл в кино, где все бы пели вместо того, чтобы говорить, но настолько все понятно, настолько все очевидно, и настолько трогательная история, что это было бы как те же самые «Отверженные», «Призрак оперы».

К.ЛАРИНА – Я себе не представляю, как Достоевского можно сделать в мюзикле.

А.ЖУРБИН – Действительно, кстати говоря, возвращаясь к моему фестивалю, на моем фестивале тоже будет исполнено в театре им. Чихачева эта опера, опера или мюзикл, границу очень сложно провести.

К.ЛАРИНА – А там диалоги есть?

А.ЖУРБИН – Очень мало, там почти они не говорят. Это все поется история Достоевского трогательная, сентиментальная, безумно душещипательная история маленькой девочки, которая осквернена, в общем, обычная такая для Достоевского история, но она удивительно, на мой взгляд, легла на музыку.

К.ЛАРИНА – Давай сейчас послушаем, потом продолжим, чтобы мы успели до новостей послушать.

А.ЖУРБИН – Это будет песня, такое трио, под названием «Чудесный сон».

ПЕСНЯ

НОВОСТИ

К.ЛАРИНА — Ну и как вы понимаете, в эти дни отмечает свой юбилей не только радиостанция «Эхо Москвы», но и мой сегодняшний гость Александр Журбин, кстати, летом же день рождения, как и у нас, и у нас в августе, но к нам никто не ходит летом, поэтому мы все делаем осенью.

А.ЖУРБИН — Да. Конечно.

К.ЛАРИНА – То же самое произошло и с Александром Журбиным, наверное, когда был маленьким, тоже переживал, что у всех мальчиков день рождения, как день рождения…

А.ЖУРБИН – Абсолютно. У меня никогда не было нормального дня рождения, потому что в августе все разъезжались, поэтому всегда осенью.

К.ЛАРИНА – Давайте подробнее еще поговорим про фестиваль Журбинский, который начинается 14 октября, в пятницу, и продлится до 26 октября, до среды, то есть получается 10, 12 дней.

А.ЖУРБИН – Ну, на самом деле получается 14, полные две недели.

К.ЛАРИНА – Две недели.

А.ЖУРБИН – Да, да. И это, в общем, действительно гигантское такое событие, я, конечно, не буду перечислять все, но если вы позволите, я перечислю несколько событий.

К.ЛАРИНА – А ты участвовал сам в формировании всего этого действа?

А.ЖУРБИН – Конечно.

К.ЛАРИНА – То есть выбирал.

А.ЖУРБИН – Конечно, конечно. Мне помогает компания Росинтерфест, в общем, я сам выбирал то, что мне хотелось бы, чтобы прозвучало на этом моем своеобразном отчете. Значит, 14 числа будет симфонический концерт, это крайне редкая вещь, чтобы моя музыка звучала, да еще при первоклассном исполнении, будет играть оркестр, национальный российский оркестр, РНО, так называемый плетневский оркестр, и будет два солиста – Миша Симонян и Борис Андрианов, будут играть мой скрипичный концерт и виолончельный концерт.

К.ЛАРИНА – А ты сам будешь за роялем?

А.ЖУРБИН — Нет, в этом случае не буду. Может быть, я продирижирую один сюрприз в конце, но не буду раскрывать, это будет сюрприз для публики. Потом будут мои мюзиклы, они и так идут в Москве, так что приходите в любой день, потом будет концерт музыки для детей, я знаю, что у «Эха Москвы» огромная детская аудитория, так вот в зале Чайковского в воскресенье будет концерт музыки для детей, будет участвовать огромное количество хоровых, оркестровых, хореографических коллективов, будет мой друг Петя Синявский петь наши общие песни, в общем, короче говоря, у нас будет такой веселый концерт в воскресенье. В понедельник будет концерт музыки для баяна, никто даже не знает, что это музыка для баяна, а я, между прочим, являюсь классиком баянной музыки.

К.ЛАРИНА — А ты играешь на баяне?

А.ЖУРБИН — Не-а, не играю на баяне, но я знаю, как для него писать, а баянисты во всем мире это играют, буквально во всем мире, в Австралии, в Японии и т.д. Мюзикл «Мышеловка» впервые приезжает из республики Коми, очень интересный мюзикл по Агате Кристи, понятное дело, рок-опера «Орфей и Эвридика» в рекламе не нуждается, тем не менее, они всего один раз играют, 19 октября, так что следите за афишей и приходите на «Орфея и Эвридику», и, наконец, 20 числа будет главный концерт, концерт в зале «Россия», где будет закладка моей, уж извините за нескромность, звезды и, кроме того, будет большой концерт звезд российской эстрады и, в общем, там будет очень большой набор людей, буквально быстро перечислю: там будет Иосиф Кобзон, Николай Басков, будет Витас, кстати говоря, довольно для меня новое имя, Тамара Гвердцители, Алена Свиридова, Кристина Орбакайте, Анастасия Стоцкая и много-много других.

К.ЛАРИНА – А там будут премьеры песен, ты что-нибудь специально сделал к этому вечеру?

А.ЖУРБИН — Да, да, будут звучать новые совершенно песни, которые никогда до этого не звучали, и конечно будут звучать песни мои популярные. Потом значит мюзикл «Губы», мюзикл «Униженные и оскорбленные» в  театре Чихачева, и потом будет три подряд моих вечера в разных творческих домах: в «Доме кино», в «Доме актера» и в ЦДЛ, то есть в доме литераторов – они все будут посвящены разным…

К.ЛАРИНА — То есть в кино про кино, в театре про театр и в ЦДЛ про литературу.

А.ЖУРБИН — Как ты догадалась?

К.ЛАРИНА — А в Доме медика слабо выступить?

А.ЖУРБИН — И похвастаться своей болезнью: «Вот знаете, у меня печень болит». Это хорошая идея. Просто дело в том, что я являюсь членом всех этих творческих союзов, и я решил, что они все, точнее они все решили, что я должен в каждом из этих союзов выступить. Обещаю, что после этого фестиваля надолго…

К.ЛАРИНА — Ничего и никогда не напишу. Не дай бог!

А.ЖУРБИН — По крайней мере, не буду мучить людей своей музыкой, но так уж сложилось, что эти 2 недели Москва будет вынуждена меня послушать.

К.ЛАРИНА — Я хочу еще послушать музыку, которую Саша сегодня принес к нам в студию, поскольку я все-таки люблю лирическое начало моего сегодняшнего гостя, я приготовила парочку романсов, один хотела поставить, который я вообще не знаю, что это такое, причем удивительно, что здесь слова Николая Гоголя, ни больше, ни меньше.

А.ЖУРБИН — Кстати, это романс тоже впервые прозвучит в зале Россия в исполнении Леонида Серебренникова и Кати Гусевой, замечательный такой, новый дуэт, и вот сейчас вы услышите, как они замечательно поют, и действительно стихи необычные.

К.ЛАРИНА — А у Гоголя не было вообще романсов?

А.ЖУРБИН — Нет.

К.ЛАРИНА – А много стихов?

А.ЖУРБИН – Немного. Он писал стихи только в юности, и потом они были частично им самим уничтожены, ну, в общем, там долгая история, мало кто знает, что Гоголь писал стихи, но, тем не менее, романс на стихи Гоголя, называется он «Тебя зову».

ПЕСНЯ

А.ЖУРБИН – Действительно очень красивые стихи.

К.ЛАРИНА – Пока шла музыка, я посмотрела, что пишут наши слушатели на пейджер, здесь много вопрос к Александру Журбину, сейчас я их процитирую, но как я и предполагала, вообще ужаснее занятия, чем вспоминать самое лучшее, нет, потому что, конечно же, мы кого-нибудь да забыли. «Люблю музыку Журбина, — пишет нам Зоя Николаевна, — но кино начиналось все-таки с музыки Дунаевского». Ну как тут поспоришь, конечно.

А.ЖУРБИН – Мы, между прочим, назвали «Веселые ребята», и  тут как говорится никакого спора нет.

К.ЛАРИНА – Потом, конечно же, Шварц, безусловно, классик кино.

А.ЖУРБИН – Да, потрясающий композитор.

К.ЛАРИНА – Андрей Петров, которому мы отметили недавно 75 лет, тоже будет большой вечер его совсем скоро в Москве.

А.ЖУРБИН – Я его обожаю, и его считаю замечательным.

К.ЛАРИНА – Микаэл Таривердиев.

А.ЖУРБИН – Вообще супер, мастер кино.

К.ЛАРИНА – Нам здесь подсказывают, что и в сегодняшнем кино, во всяком случае, в некоторых сериалах есть музыка, которая заслуживает внимания. Я согласна. Ну, во-первых, то, что сегодня заводили в начале передачи, фрагмент из «Московской саги», можно по-разному относиться к этому фильму, но то, что музыка там запоминающаяся, и несколько песен стали хитами благодаря Александру Журбину, это точно, но потом я, конечно же, согласна с нашими слушателями, которые вспоминают «Гибель Империи», великолепная там музыка, и «Дети Арбата» очень красивая и изящная музыка, по-моему, Леденев композитор, если я не ошибаюсь, не помню точно. Ага, ну вот и вопросы пришли. «Александр, — Светлана спрашивает, — а что для вас значит музыка Beatles, сегодня 65 лет Джон Леннону.»

А.ЖУРБИН – Боже мой, как интересно! Действительно, я забыл, что сегодня день рождения Джона Леннона, обычно в этот день в Нью-Йорке все собираются на «Strawberry fields», это на «Земляничной поляне», и там поют песни Beatles, кстати, очень много приходит русских ребят, и тоже знают наизусть все песни, вот я говорю про Нью-Йорк. А что значит для меня Beatles? Ну, очень много, как для всех людей моего поколения, и я думаю, что ничего лучшего в 20 веке не было, это как бы такая кульминация музыки 20 века, так же как говорят, Моцарт был в 18 веке, Чайковский и Брамс были в 19, а в 20 веке были, как ни странно, Beatles. Я их обожаю, и мне довелось Пола Маккартни слышать здесь в Москве на Красной площади, и это незабываемо, это одно из лучших впечатлений моей жизни, мне довелось сидеть достаточно близко, и я просто был на седьмом небе от того, что я слышал так Пола Маккартни. Что касается Джона Леннона, то совсем недавно в Нью-Йорке был поставлен мюзикл под названием «Lennon».

К.ЛАРИНА – Там, кстати, Йоко Оно принимала участие

А.ЖУРБИН — Совершенно верно, именно Йоко Оно была его главным продюсером и, кстати, между нами говоря, именно поэтому он и провалился, потому что очень многие поклонники Джона не любят Йоко, это известная история, считают, что она была его злым гением, что она ему испортила жизнь.

К.ЛАРИНА – И она развалила Beatles вообще.

А.ЖУРБИН – Да, да. Не будем углубляться в эту очень тонкую и деликатную тему, но, в общем-то, я очень люблю Beatles, спасибо, Светлана, за этот вопрос.

К.ЛАРИНА – Есть еще вопросы, связанные с театром, мы сегодня называли много театральных спектаклей, как музыкальных, так и драматических, в которых участвует музыка Журбина, что сегодня есть?

А.ЖУРБИН – В этом фестивале будет представлено целых 8 спектаклей, в Москве постоянно идет 6 мюзиклов, я так недавно с иронией, с каким-то смехом был потрясен, увидев в каком-то журнале типа «Афиша» или «Таймаут», в какой-то печатной афише было написано — идет Эндрю Ллойд Уэббер «Cats», Эндрю Ллойд Уэббер «Иисус Христос Суперзвезда», и шесть моих мюзиклов, то есть 2 Уэббера и 6 моих.

К.ЛАРИНА – Это просто похоже на фрагмент из «Театрального романа», Шекспир, Достоевский, Чехов и Максудов.

А.ЖУРБИН – Да-да-да, я где-то к этому приближаюсь. Я так конечно шучу на эту тему, но, тем не менее, это приятно, и действительно у меня сейчас много новых театральных проектов, они ставится в провинции…

К.ЛАРИНА – А в Москве?

А.ЖУРБИН – В Москве? Ну не буду говорить.

К.ЛАРИНА – Просто был какой-то момент хороший, когда очень много названий появилось именно в Москве с музыкой Журбина, я, например, большая поклонница оперетты, «Чайка» очень нравится.

А.ЖУРБИН – Я тоже ее очень люблю, кстати она в Театре «Школа современной пьесы» будет идти.

К.ЛАРИНА – В рамках фестиваля, да?

А.ЖУРБИН – Да, 16 октября, приходите, посмотрите, если вы еще не видели, а вообще, могу похвастаться, что «Чайку» сейчас перевели на английский язык и американские артисты уже ее разучили и, может быть, будет постановка в Америке. Я немножко забегаю вперед, но уже был такое прослушивание, и мне очень понравилось, скажем так.

К.ЛАРИНА – Дальше, по поводу романсов спрашивают наши слушатели. Каким образом происходит работа именно над этим жанром, какой первый романс вы написал?

А.ЖУРБИН – Ну, наверно, первый я написал, когда был еще очень таким маленьким мальчиком, я помню, я написал романс на стихи Пушкина, где были такие слова: «Я пережил свои желанья, я пережил свои мечты…» Написал это четырнадцатилетний мальчик, это смешно. Но с тех пор я написал много романсов, и, кстати говоря, очень мои романсы и любимые и известные в фильме «Эскадрон гусар летучих», у нас нет возможности что-нибудь послушать?

К.ЛАРИНА – Есть.

А.ЖУРБИН – Какие вы волшебники!

К.ЛАРИНА – Да.

А.ЖУРБИН – Давайте послушаем романс «Не пробуждай, не пробуждай» — это мой любимые романс и любимый многими, многими и  будет звучать в зале Россия.

К.ЛАРИНА – Между прочим, один из фактов признания, очень долгое время многие люди даже не знали, что это музыка Журбина, они думали, что это старинный русский романс.

А.ЖУРБИН – Я тебе больше скажу, даже в сборнике было напечатано: «Стихи Дениса Давыдова, музыка народная», главное, напечатана моя музыка.

К.ЛАРИНА – Старинный русский романс на музыку Журбина из фильма «Эскадрон гусар летучих»

А.ЖУРБИН – Поет Александр Хочинский.

ПЕСНЯ

К.ЛАРИНА – Ну нравится мне, не могу, ужасно нравится, красиво, очень.

А.ЖУРБИН – Время уходит.

К.ЛАРИНА – Да, у нас мало времени остается, поскольку мы хотели чуть-чуть совсем еще музыки послушать, меня что заинтересовало во всем в этом, по поводу книги, это уже совсем будет новая премьера, поскольку одну книгу Александра Журбина, которую мы читали, это про Америку «Как это делается в Америке» она, по-моему, называется.

А.ЖУРБИН – « Как это делается в Америке», да.

К.ЛАРИНА – А это что?

А.ЖУРБИН – На самом деле это уже третья книжка, у меня за это время вышла еще одна книжка, называлась «Александр Журбин. Композитор.» Ну, в общем, такая интернетская шутка. А третья будет называться «Композитор, пишущий слова», но это опять же, в общем, пишу я все время об одном и том же, а именно о себе любимом, а о чем же еще? На самом деле, все писатели только об этом и пишут. Даже если под другими именами, все равно это о себе. Я пишу о своем творчестве, о своей жизни, кого я встречал, это в общем мемуарная эссеистика или эссеистические мемуары. Эти книжки мне лично очень важны, а выясняется, что для многих тоже Я встречаю людей совершенно незнакомых, они говорят: «Ваша книжка моя самая любимая. Она лежит все время на столе» Мне этого достаточно. Никакого особого тщеславия. Никаких писательских амбиций у меня нет, я просто пишу, когда у меня есть время, я что-то пишу: иногда печатаю в газетах какие-то статьи, иногда выступаю на радио…

К.ЛАРИНА – А стихи ты не пишешь?

А.ЖУРБИН – А стихи писал только в юности. Стихи я пишу юмористические, я большой мастер капустника, это я обожаю, и все знают, что я сделаю хорошо.

К.ЛАРИНА – Музыка и слова Александра Журбина, таких произведений нету?

А.ЖУРБИН – Практические нет.

К.ЛАРИНА – А вдруг!

А.ЖУРБИН – Нет, нет. Может быть, когда-нибудь я созрею для этого, но я стесняюсь, когда есть великие поэты, когда есть Пастернак, есть Бродский, и вдруг я начну писать свои домоделанные. У меня жена, между прочим, пишет стихи, у меня есть дома свой поэт, замечательная поэтесса, Ирина Гинзбург-Журбина.

К.ЛАРИНА — А на ее стихи есть песни?

А.ЖУРБИН — Конечно, а как же! «Лошадка-жизнь»

К.ЛАРИНА – Давыдова, да?

А.ЖУРБИН – Много. И в «Московской саге» есть ее стихи, она будет участвовать в моем фестивале, конечно, во всех концертах мы будем с ней что-то петь, так что моя Ирочка – моя партнерша и жена.

К.ЛАРИНА — Нам нужно уже подбираться к финалу, еще раз давай напомним все выходные данные. 14 октября открывается фестиваль симфонической концертной музыки Журбина… да, кстати, я не спросила еще одну важную вещь, и все об этом спрашивают, а вот послушать, это можно только прийти и послушать, а нельзя купить где-нибудь альбомчик, включить, сесть в кресло, одеть наушники, получить удовольствие.

А.ЖУРБИН — На самом деле, на этих концертах какое-то количество моих компакт дисков и моих книг будет продаваться, наверное, но вообще это действительно большая редкость, я, к сожалению, не очень хороший бизнесмен, и у меня очень мало, что выходит на дисках, на это надо очень много энергии, искать спонсоров, никто сейчас не выпускает бесплатно, значит, нет уже таких государственных дисков, как было раньше, надо искать какого-нибудь богатенького дяденьку, чтобы он дал деньги, у меня это не очень хорошо получается, поэтому диски у меня очень большая редкость, но, тем не менее, на этих концертах, если вы придете на мой фестиваль, то где-то будет киоск или ларек, в котором можно будет купить что-то из моей музыки, записанное на диск, в том числе оперу «Орфей и Эвридика», мою симфоническую музыку, ну и что-нибудь еще.

К.ЛАРИНА – Саша, последний вопрос, сегодня в России хорошее время для музыки?

А.ЖУРБИН – Я считаю, что да  Я себя чувствую здесь хорошо. Во всяком случае, если раньше в 70-80ые годы была цензура, нас ограничивали, нельзя было писать рок музыку, нельзя было писать авангардную музыку, так сказать слишком левое, слишком правое, нужно было как-то удержаться в середине, сейчас можно абсолютно все, никаких ограничений, никто не проверяет тебя, единственное ограничение сейчас – это коммерческое, так сказать, это пишешь, а кто за это платит, если никто не платит, то зачем ты это пишешь, конечно, есть какие-то сумасшедшие, которые могут себе это позволить, а я пишу для себя, но так жить невозможно все равно же есть семья, человек не может жить без вознаграждения, так что нужно думать о том, для кого ты пишешь, но если музыка находится просто, что может быть прекрасней и в России сейчас, к счастью, большое количество людей, которые любят мою музыку, и я им очень благодарен, и я для них, собственно говоря, и пишу, так что приходите на мой фестиваль.

К.ЛАРИНА – Александр Журбин у нас в гостях сегодня, спасибо большое, удачи и с наступающими праздниками.

А.ЖУРБИН – Спасибо, Ксения, спасибо.



Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире