'Вопросы к интервью
16 сентября 2007
Z Аргентум Все выпуски

Группа «Fleur» (запись)


Время выхода в эфир: 16 сентября 2007, 00:00

А.ПЛЮЩЕВ: Вы слушаете программу «Аргентум». У микрофона Александр Плющев и Лариса Ясногородская. Мы не будем скрывать, что мы не знаем, сколько сейчас времени. Наверное, какое-то начало первого, поскольку эту программу мы записываем. Гости у нас сегодня, можно сказать издалека, поэтому и не совпало время нашей программы со временем, которое они могут посвятить нам. Сегодня у нас в гостях группа «Флер». Доброй ночи.

Л.ЯСНОГОРОДСКАЯ: Доброй ночи. Я пока вам представлю гостей. Это Ольга Пулатова, Елена Войнаровская и Дмитрий Веков. Правильно? никого не перепутала? Ура. Значит, нет.

А.ПЛЮЩЕВ: Я перед началом эфира рассказывал группе «Флер» историю их появления в моей голове, но моем горизонте.

Л.ЯСНОГОРОДСКАЯ: Историю их появления рассказывал.

А.ПЛЮЩЕВ: Да. Значит, так. Ну я всем, кто приходит, рассказываю историю их появления. Значит, группу «Флер» я помню еще практически шесть лет назад. Когда только зарождалась программа «Аргентум», мне передали диск, и я сказал, что тоже-тоже хочу их к себе в эфир. И, в общем, бывает так, что группа приходит через день после того, как я их замечу. А бывает, что придет, а ты их даже и не заметишь, — бывает и так. Тут шесть долгих лет мы ждали, но, тем не менее, группа «Флер» сегодня у нас в эфире. Возможно, вы еще не знаете, кто это, но это стоит услышать. Правда, ей-богу. А я тут месяца два назад услышал вас в первых строчках хит-парадов, и, не думаю, что эту лучший вопрос, но тем не менее – каково вам было самим такой успех массовый? Вот уже у публики, уже на радио. Не на концертах, не среди ваших преданных фанатов, а вот такой, среди какой-то, искушенной, в общем, аудитории.

О.ПУЛАТОВА: Ну, мы не ожидали, что так будет. Это, конечно… мы не гордимся уже своей скромностью, специально отвечая так, как принято отвечать в таких случаях. Мы действительно не ожидали такой реакции на нас.

Л.ЯСНОГОРОДСКАЯ: Но когда все начиналось, как-то хотелось же, чтобы люди услышали музыку. А то просто так бы собрались – наверное, не записывали бы альбомы. Играли бы где-нибудь на квартирниках.

О.ПУЛАТОВА: Нет, конечно, всегда хотелось какой-то отклик получить, но мы всегда понимали, что мы не так широко популярны, может быть. И вдруг так… Ну приятно, что говорить…

А.ПЛЮЩЕВ: Мне-то как раз всегда казалось, что в этом есть серьезный потенциал. Потому что даже чисто по каким-то условным механическим призвукам – там очень красивый женский вокал, очень интересная музыка, классные стихи, и все это вместе еще очень энергетично подано. Очень энергетично, конечно. И все вместе это должно действовать на слушателя обязательно. И когда я слышу сейчас по радио – «Открытие этого года», — я все время удивляюсь, и весь вопрос – для кого это открытие этого года? Но я не нарочно начал с этой популярности. Мне кажется, мы сейчас находимся на таком переломном моменте, когда вы переходите из группы такой, для не то чтобы элиты…

Л.ЯСНОГОРОДСКАЯ: Ну для очень узкого слушателя.

А.ПЛЮЩЕВ: Для избранных, для тех, кто понимает, в некую широкую известность… Я просто… знаете, может, прямые параллели глупо проводить, но тем не менее: знаете, есть такая группа «Ночные снайперы» — я просто их помню до того и помню после того, как их узнали. Я не говорю, что хуже, что лучше. Я просто вижу, что их фанаты те как-то немножечко разочаровались. И как-то когда массовый успех пришел к группе «Ночные снайперы», они как-то немножечко отвернулись от них. И говорят – «Нет, вот тогда они были настоящие, а не сейчас!» Что вы думаете по этому поводу? Не боитесь ли вы, что будет так?

Д.ВЕКОВ: У нас это каждый год происходит. После каждого нового альбома от нас кто-то отворачивается.

Е.ВОЙНАРОВСКАЯ: Есть определенная категория людей, которые хотят, чтобы то, что им нравится, это было только их , и если это нравится еще кому-то, то это плохо. Но мы же не можем от этого зависеть все время. Все происходит естественно.

Д.ВЕКОВ: Но у нас все равно будет другая история, нежели вы привели пример. Однозначно.

А.ПЛЮЩЕВ: Я в этом совершенно не сомневаюсь. Параллели могут быть какие-то исключительно внешне, но тем не менее, с другой стороны, вы делаете нечто, может быть, сложное или сложноватое для непосредственного восприятия, вот чтоб прямо сразу вошло. И это нарочно? Ну, нарочно – плохое слово тоже. Это рассчитано для того, чтобы ваша публика была такая, не очень массовая? Так, чтобы это был какой-то определенный слой? Или вы вообще не задумываетесь, для кого вы это делаете?

О.ПУЛАТОВА: Это абсолютно естественно происходит. Такие вещи, такие песни. Все это происходит очень естественно. Вот у меня, например, наоборот – когда я пыталась сделать что-то более доступное, адаптированное, это настолько было нелепо, что в конце концов я плюнула на это и не стала пытаться быть кем-то другим.

А.ПЛЮЩЕВ: Наверное, для тех наших радиослушателей, которые не очень в курсе, что за группа «Флер» и почему я тут тоже рассыпаюсь, что я делаю, в общем, нечасто, я предлагаю послушать песню. Опять же, я редко настаиваю на том, чтобы это была песня ротаций. Наоборот, я всячески убеждаю артистов, чтобы они не ставили у нас песни из ротаций, но сегодня как раз некоторое исключение. Мне кажется, что радиостанция «Наше радио» выбрала для ротаций исключительно удачную песню, которая у них звучит и которая заняла первое место в их «Чартовой дюжине». Поэтому если вы не против, давайте начнем с «Шелкопряда», а потом дальше что хотите абсолютно. хорошо?

Д.ВЕКОВ: Пожалуйста. Достаточно показательная для «Флер» песня, и мы довольны, как она получилась.

А.ПЛЮЩЕВ: Спасибо большое.

ПЕСНЯ

А.ПЛЮЩЕВ: Ларис, давай с тебя начнем.

Л.ЯСНОГОРОДСКАЯ: О’кей. Я должна сказать, что когда Саша мне дал первый раз послушать вас – это буквально, наверное, было несколько дней назад, — мне как-то совершенно не понравилось. Я вообще не поклонница какой-то такой музыки… я не знаю, даже, как ее обозначить, потому что…

А.ПЛЮЩЕВ: Мне кажется, это гендерное, Ларис.

Л.ЯСНОГОРОДСКАЯ: Да, вопрос гендерства у нас возникает очень часто.

О.ПУЛАТОВА: А что это значит?

А.ПЛЮЩЕВ: Гендерное? Половое.

О.ПУЛАТОВА: А.

А. Ну, в смысле, что девочка не всегда любит девочек, бывает.

О.ПУЛАТОВА: А, понятно.

Л.ЯСНОГОРОДСКАЯ: Да. Но гости разные бывают, гости разные нужны. Но неважно. Мне не понравилось. И мне показалось это неинтересным, я такую штуку не люблю. Мне показалось, что это какой-то фолк с первого раза. И так… скривилась, в общем. Но сегодня я была дома, я послушала ваш «Шелкопряд», который только что звучал, и, в общем, я прямо заслушалась. При том, что это совершенно не моя музыка. Мне это направление совершенно неинтересно. Мне очень понравилось, и я прослушала еще раза два или три и как-то прониклась очень сильно. А вот кто приходит к вам на концерты? Кто вас слушает? Как люди вообще реагируют? Когда они первый раз слушают, говорят, что с первого раза понравилось? Или у друзей часто слушали?

А.ПЛЮЩЕВ: Или так же долго доходило, как до Ларисы.

Л.ЯСНОГОРОДСКАЯ: Ой, очень долго. Или слушали «Наше радио», где вас постоянно крутят?

Е.ВОЙНАРОВСКАЯ: Вообще у нас основная масса людей через Интернет узнали нас.

Л.ЯСНОГОРОДСКАЯ: Как интересно.

А.ПЛЮЩЕВ: Это при том, что на сайте группы «Флер» нет ни одного музыкального файла.

Л.ЯСНОГОРОДСКАЯ: Да, кстати.

Д.ВЕКОВ: На неофициальном есть все – там около полусотни отличных песен. Ну не знаю. «Шелкопряд» — это выбор «Нашего радио» наиболее удачный, но люди, которые приходят на концерты группы, знают практически весь материал, все песни, и нельзя сказать, что они только по рекламе «Нашего радио»…

Л.ЯСНОГОРОДСКАЯ: Но «Наше радио» написало у себя на сайте, что они как раз потому и поставили вас в эфир, потому что вы собираете залы безо всякой рекламы, как на «сарафанном» радио.

Д.ВЕКОВ: Да-да.

Л.ЯСНОГОРОДСКАЯ: А возраст какой этих людей?

Д.ВЕКОВ: Слушателей?

Л.ЯСНОГОРОДСКАЯ: Да.

Е.ВОЙНАРОВСКАЯ: Разные. Взрослые есть люди.

О.ПУЛАТОВА: В основном молодежь.

Л.ЯСНОГОРОДСКАЯ: То есть даже в основном молодежь?

Д.ВЕКОВ: В основном студенты.

Л.ЯСНОГОРОДСКАЯ: Даже студенты. Интересно. Но это люди, которые пользуются Интернетом, видимо, активно?

Д.ВЕКОВ: Речь не о каких-то возрастных ограничениях или стилистических – любители фолка, любители бардовской музыки или любители готики, — речь о каком-то внутреннем наполнении. Скорее можно говорить о характере человека, о его каком-то внутреннем мире, нежели о пристрастиях.

Л.ЯСНОГОРОДСКАЯ: Многие ваши поклонники пишут, что у вас философские тексты, не меньше. Вы согласны с этим?

Е.ВОЙНАРОВСКАЯ: Ну…

Д.ВЕКОВ: Недоброжелатели наши говорят, что у нас примитивные и чересчур простые тексты и что у нас музыка – прямо первый курс консерватории.

О.ПУЛАТОВА: Да, если говорить о слушателях, то их две категории: одни нас любят, другие ненавидят. Сначала было так.

Л.ЯСНОГОРОДСКАЯ: Но все равно слушают?

О.ПУЛАТОВА: А сейчас, с появлением того, что вы назвали широкой популярностью, появилась еще некая средняя категория, которым просто интересно – это на слуху.

Д.ВЕКОВ: Реклама, конечно, делает свое дело, но преданные, настоящие слушатели все равно как-то издали пришли.

Л.ЯСНОГОРОДСКАЯ: В начале программы Александр Плющев рассказал вам, как все у вас начиналось. Может, мы теперь послушаем вашу версию – как начиналась, как собиралась группа?

Е.ВОЙНАРОВСКАЯ: Да, вопрос сложный.

О.ПУЛАТОВА: Тут как раз все люди, которые к этому причастны, когда она начиналась. Дима у нас ведет в Одессе программу на радио, которая называется «Атмосфера» — альтернативной музыки всякой интересной, это сложно описать. И, в общем-то, мы познакомились благодаря этой программе, потому что мы с Димой познакомились, когда мой группа другая участвовала в вечеринке, которую он организовывал, а Лена была просто слушателем программы и писала разные песни. Еще я услышала в Ленином исполнении Димины стихи какие-то, они мне очень понравились. Ну, так, со временем мы и познакомились.

Д.ВЕКОВ: В любом случае, точка отсчета для группы – это знакомство. Однозначно.

О.ПУЛАТОВА: Да. До того, как мы начали репетировать, мы где-то полгода просто общались, и я, например, вообще не знала, что Лена пишет песни. Тексты я читала, они мне очень понравились. И Лене тоже нравилось то, что я делаю. Потом, где-то спустя полгода, мы начали вместе репетировать у меня дома. Сначала вдвоем. Потом появились другие люди. Лена печатала объявления на машинке и расклеивала по поводу того, что нам нужны музыканты. В консерватории, в музучилище, но никто не откликнулся, а потом как-то через общих знакомых нашли людей.

Л.ЯСНОГОРОДСКАЯ: А сейчас у вас такая единая команда – вы собираетесь принимать кого-то еще?

А.ПЛЮЩЕВ: Да. Если учесть, что там сейчас 8 человек…

Д.ВЕКОВ: Девять.

А.ПЛЮЩЕВ: Девять?

Е.ВОЙНАРОВСКАЯ: Это не предел.

О.ПУЛАТОВА: Я бы не назвала это единством, конечно, потому что это как в браке – люди вместе, но радости особой это не…

Д.ВЕКОВ: Люди разные. У каждого свои взгляды, интересы. Но как-то притерлись, и сейчас достаточно цельный коллектив и в инструментальном смысле, и по-человечески как-то.

А.ПЛЮЩЕВ: Я вот сейчас силюсь вспомнить какой-нибудь коллектив, даже, может, из советского прошлого, чтобы он был из Одессы. И кроме, собственно, Утесова, не помню никого.

Л.ЯСНОГОРОДСКАЯ: Я как раз об этом хотела сказать.

А.ПЛЮЩЕВ: Я, прямо скажем, прилично ограничен музыкальным образованием и в кругозоре, но тем не менее, я думаю, что практически любой человек, который несильно интересуется предметом, со мной согласиться.

Д.ВЕКОВ: Абсолютно.

А.ПЛЮЩЕВ: Да?

Д.ВЕКОВ: Да. И опять же, названный вами Утесов славу свою не в Одессе завоевал.

А.ПЛЮЩЕВ: Как так произошло, что вот такую музыку… и я нарочно ухожу от вопроса о жанрах, потому что я точно знаю, что вы сейчас будете говорить, что вы вне жанров, и это правильно, мне кажется, на этом и сойдемся, и мне ужасно нравится, когда приходят сюда люди, которые вне жанров.

Л.ЯСНОГОРОДСКАЯ: Все говорят, что они вне жанров.

А.ПЛЮЩЕВ: Ну какой смысл – вот играет человек рокабилли всю жизнь… а тут так здорово. Значит, тем не менее, как получилось так, что в Одессе, из Одессы, которая всеми воспринимается как какое-то шутейное место…

Д.ВЕКОВ: Столица юмора.

А.ПЛЮЩЕВ: …в хорошем смысле шутейное место, вы стали играть такую музыку? Как это получается так?

Е.ВОЙНАРОВСКАЯ: У нас тоже есть юмор. У нас черный только.

О.ПУЛАТОВА: У нас очень сильно участвуют противоречия. Вот у меня даже такое бывает, когда все вокруг радуются, мне хочется что-то такое сделать, знаете… Ну, нет-нет, вообще я не такая противная.

Д.ВЕКОВ: Все достаточно естественно произошло. Ну, когда-то должна была именно Одесса подарить.

О.ПУЛАТОВА: Ну нам повезло, что мы встретили именно друг друга, потому что город действительно тяжелый для творческих людей.

Л.ЯСНОГОРОДСКАЯ: Одесса?

О.ПУЛАТОВА: Потому что пофигизм – некая обратная сторона этого юмора. И в общем-то, Одесса – город людей таких, достаточно… ну, это сложно. И вот даже группу собрать сложно, и тех единомышленников, который относились бы с полной самоотдачей к чему-то. Таких людей вообще сложно найти, потому что менталитет другой именно в этом городе. Но тем не менее мы нашли все.

А.ПЛЮЩЕВ: А мне казалось, что там всегда какая-то творческая атмосфера. Но мы-то приезжие. Вы-то местные жители, вы-то приезжие, и мы когда приезжаем, вообще…

Е.ВОЙНАРОВСКАЯ: Там слишком большая концентрация творцов в одном месте, поэтому они…

А.ПЛЮЩЕВ: Да?

Д.ВЕКОВ: Ну вот именно с музыкой связанных.

Л.ЯСНОГОРОДСКАЯ: Вы скажите прямо – высокая конкуренция. Нет?

Е.ВОЙНАРОВСКАЯ: Да какая там конкуренция…

Д.ВЕКОВ: С музыкой не сложилось – художники есть, поэты есть, а вот…

Л.ЯСНОГОРОДСКАЯ: Вы известны в Одессе?

Д.ВЕКОВ: Да.

Л.ЯСНОГОРОДСКАЯ: На улицах узнают?

Е.ВОЙНАРОВСКАЯ: Бывает.

Л.ЯСНОГОРОДСКАЯ: А вообще в целом на Украине?

Е.ВОЙНАРОВСКАЯ: Ну да, наверное, да.

А.ПЛЮЩЕВ: Но вы сознательно поете по-русски, во-первых. Во-вторых, там, по-моему, очевидна, я не могу сказать – ориентация на русский рынок, но тем не менее – на русскоязычного слушателя.

О.ПУЛАТОВА: Дело в том, что Одесса – русскоязычный город в основном. У нас очень мало украиноязычного населения. Разве что какие-то из области приезжие. Но мы знаем украинский язык. Просто русский язык – это, в общем-то, наш родной, ну и на нем удобнее.

Д.ВЕКОВ: Мы, в конце концов, думаем на русском.

Е.ВОЙНАРОВСКАЯ: Да.

Л.ЯСНОГОРОДСКАЯ: Почему вы решили приезжать, выступать, выходить на Россию?

О.ПУЛАТОВА: А мы не решили…

Д.ВЕКОВ: Мы ничего не решали, да. Россия нас…

О.ПУЛАТОВА: Это вы решили.

Л.ЯСНОГОРОДСКАЯ: Мы, да. А как вам это тогда нравится в общем? Как вас приняла Россия, Москва? Концерты как проходят?

Е.ВОЙНАРОВСКАЯ: Очень хорошо.

О.ПУЛАТОВА: Гораздо лучше, чем на родине.

Л.ЯСНОГОРОДСКАЯ: Почему, расскажите.

О.ПУЛАТОВА: Нет пророка в своем отечестве.

А.ПЛЮЩЕВ: Это же часто так бывает. Часто я говорил об этом со многими артистами, которые приезжают из-за условной границы. Они говорят, что пока здесь нету успеха, в Москве, и там как-то так… как только ты здесь получаешь, сразу и там все отлично. Так что…

О.ПУЛАТОВА: У нас даже этот принцип не действует. То есть есть такой вот интересный момент – все концерты, которые происходят у нас в Одессе и в Киеве, за исключением очень редких каких-то концертов – вот в Харьков нас приглашал, в Луцк, — это концерты, которые мы организовываем сами. Нас не приглашают. Мы сами организовываем эти концерты. А в России нас все время приглашают.

А.ПЛЮЩЕВ: Давайте послушаем еще одну песню группы «Флер».

ПЕСНЯ

А.ПЛЮЩЕВ: Послушали. Мне нравится, как Лена реагирует иногда. Ну хорошо. Знаете, что я заметил? Что на альбомах у вас, достаточно чисто такое, математическое замечание, много песен. Вот обычно музыканты как-то жалеют – они штук 9-10 засунут, и ладно.

Е.ВОЙНАРОВСКАЯ: А у нас их просто вообще много. Мы просто пытаемся впихнуть все что возможно в следующий альбом.

А.ПЛЮЩЕВ: А автору не жалко?

Е.ВОЙНАРОВСКАЯ: У нас же два автора.

А.ПЛЮЩЕВ: Я заметил – у вас на всех альбомах через одно авторство песен? Я на одном из альбомов заметил, что строго через одно.

О.ПУЛАТОВА: Вы знаете, отношения субординации мы соблюдаем во избежание каких-то таких вещей… ну, такой баланс, о котором мы изначально договорились. Мы даже не договаривались, это как бы само собой.

А.ПЛЮЩЕВ: А чью песню первой ставите? Или бросаете жребий?

Е.ВОЙНАРОВСКАЯ: Обычно мои.

Л.ЯСНОГОРОДСКАЯ: А почему?

О.ПУЛАТОВА: Я не знаю.

Е.ВОЙНАРОВСКАЯ: Традиция.

О.ПУЛАТОВА: Даже на концертах, когда были пару раз какие-то тяжелые ситуации со мной, например, я начинаю с Лениных песен. А так… Ну, так оно повелось. Я на этом не настаивала.

Л.ЯСНОГОРОДСКАЯ: Да ладно, ладно. Сейчас выйдете из студии и начнете драться и говорить «В следующем альбоме моя первая песня» — «Нет, моя» — мы-то знаем, как это обычно бывает.

А.ПЛЮЩЕВ: Я слышал, что вы не очень-то на концертах общаетесь с публикой. Практически вообще не общаетесь. Так ли это? и если да, то почему?

Е.ВОЙНАРОВСКАЯ: Вот вы знаете, даже не знаю.

О.ПУЛАТОВА: На самом деле, у нас просто смысловая нагрузка текстов большая, и так мы уже много говорим своими текстами…

Е.ВОЙНАРОВСКАЯ: Просто нечего добавить.

О.ПУЛАТОВА: Еще что-то говорить было бы излишне, наверное.

Е.ВОЙНАРОВСКАЯ: Но иногда, когда кто-то кричит из зала, я знаю, как ответить, и я отвечаю.

Д.ВЕКОВ: Очень многое зависит. Вот в Центральном Доме Художника мы играли – мне кажется, что он просто не подразумевает какое-то особое общение.

О.ПУЛАТОВА: Просто если не возникает каких-то интересных мыслей спонтанных, то говорить какие-то стандартные фразы, которые принято говорить, вот меня от этого просто коробит. Поэтому я предпочитаю ничего не говорить лучше.

Д.ВЕКОВ: Тем более и люди-то так воспринимают музыку, что это не подразумевает каких-то разговоров.

Л.ЯСНОГОРОДСКАЯ: А вы вообще общаетесь с фанатами, с поклонниками своими? У вас же существуют Фан-клубы – вы, наверное, встречаетесь?

Е.ВОЙНАРОВСКАЯ: Конечно существуют.

Л.ЯСНОГОРОДСКАЯ: Там в Одессе? Или международные?

Е.ВОЙНАРОВСКАЯ: Ну и в Москве тоже есть. В Одессе есть фан-клубы. Они иногда даже собираются в клубах, в которые мы тоже все вместе ходим, но из деликатности не трогают нас. Но мы знаем их, даже в лицо всех знаем, чуть ли не по именам. Насчет Киева не знаю, а вот в Москве существуют фан-клубы, и они поздравляли меня с днем рождения, а до того, как мы приезжали, они нам подарили, всей группе, такой подарок – шар, который был склеен из фотографий членов фан-клуба, и он открывался, там была такая штучка – нужно было засовывать руку и вытаскивать оттуда разные предметы.

Д.ВЕКОВ: Персонажи из песен.

Е.ВОЙНАРОВСКАЯ: Да. Но мы, конечно, предметы не растащили, и этот шар у нас на репетиционной точке висит. В таком же виде мы его решили… даже конфетки, которые там внутри были, они там так и остались.

Д.ВЕКОВ: Там был червячок из «Шелкопряда».

О.ПУЛАТОВА: Да, был червячок, был печальный клоун, потом было какое-то сердце на палке… это стрела, извините.

А.ПЛЮЩЕВ: Вы знаете, Лариса тут уже упомянула философскую глубину ваших текстов. Я тоже, конечно же, знакомясь с ними, не мог этого не отметить, но в одной из песен, я ее не слышал, кстати, в виде музыки, я только видел ее в виде текста, — в одной из песен я увидел прямо такую социальную лирику. Там что-то было про скинхедов… это я про какую сейчас песню вспомнил?

Е.ВОЙНАРОВСКАЯ: «Формалин».

А.ПЛЮЩЕВ: Да. То есть вы, бывает, и на злобу дня что-то делаете? Что-то, можно сказать, конъюнктурное – скинхеды-то приходят и уходят, а Шелкопряды и чувства остаются…

О.ПУЛАТОВА: Ну, вообще эта песня, скинхеды туда случайно попали…

Л.ЯСНОГОРОДСКАЯ: А о чем вообще пишете? Только об эмоциях, о чувствах? Ну, это не значит, что это мало. Я просто спрашиваю.

О.ПУЛАТОВА: О любых вещах, которые каким-то образом затрагивают нас. О тех вещах, которые не могут нас равнодушными оставить.

А.ПЛЮЩЕВ: Есть ли у вас стихи, которые никогда не станут песнями?

О.ПУЛАТОВА: Есть.

А.ПЛЮЩЕВ: А много ли их?

О.ПУЛАТОВА: Немного, но есть. Они просто длинные, большие, поэтому из них сложно сделать песню.

А.ПЛЮЩЕВ: Когда вы пишете стихи – ну этот часто задают вопрос – что у вас рождается быстрее: сначала музыка или слова? Как обычно происходит?

О.ПУЛАТОВА: У нас по-разному.

А.ПЛЮЩЕВ: По-разному?

О.ПУЛАТОВА: Да.

А.ПЛЮЩЕВ: Когда, допустим, вы пишете стихи… Я с трудом себе представляю этот процесс… как писать стихи, я еще представляю, но как музыку – вообще никак. Но неважно. Когда вы пишете стихи, у вас звучит в голове музыка, бывает такое? Или же что-то подобное?

О.ПУЛАТОВА: Скорее наоборот бывает – что вот если какая-то мелодия есть, уже знаешь, о чем песня будет.

А.ПЛЮЩЕВ: Давайте послушаем еще одну песню группы «Флер».

ПЕСНЯ

А.ПЛЮЩЕВ: Вы слушаете радиостанцию «Эхо Москвы». Александр Плющев, Лариса Ясногородская. У нас в гостях группа «Флер». Знаете, что мне казалось всегда? Что подобного рода музыка, поскольку она, в общем, очень и очень интернациональна, она должна бы по идее пользоваться каким-то успехом за рубежом. Были ли прецеденты выступлений там? Я знаю, что вы выпускали диск даже французской…

Д.ВЕКОВ: Три диска во Франции мы выпустили, да. Это французский лейбл, но…

А.ПЛЮЩЕВ: Но наши там, наши люди, да?

Д.ВЕКОВ: Нет. Называется по-русски. Это очень странная история. Лейбл называется «Прикосновение». Но это чисто французский лейбл.

А.ПЛЮЩЕВ: Ну так вот. О зарубежном опыте более…

Д.ВЕКОВ: Мы не выступали, нет. Интерес был, но поскольку у нас девять человек в составе, огромные сложности с перевозкой, с проживанием были.

Л.ЯСНОГОРОДСКАЯ: А где диск этот продавался?

Д.ВЕКОВ: По всему миру, кроме России, Украины, Белоруссии.

А.ПЛЮЩЕВ: Потому что «Не для продажи в России», наверное, нет?

Л.ЯСНОГОРОДСКАЯ: А хорошо продавался?

Д.ВЕКОВ: Это лейбл маленький, и говорить о каких-то… Ну, нормально для того, чтобы какую-то реакцию узнали… Чили, Мексика – почему-то Южная Америка живо откликалась.

О.ПУЛАТОВА: Приходили после этого письма из разных стран.

Е.ВОЙНАРОВСКАЯ: Приглашали нас приехать.

О.ПУЛАТОВА: Да, о том, что знают о нашей группе и что им нравится.

Л.ЯСНОГОРОДСКАЯ: Но не получилось это на практике организовать?

Е.ВОЙНАРОВСКАЯ: Тяжело везти такую большую группу.

Д.ВЕКОВ: На первых порах это было очень активно, когда лейбл занимался промо, сейчас немножко что-то…

Л.ЯСНОГОРОДСКАЯ: Ведь российские музыканты, не только российские, музыканты СНГ обычно активно ездят к нашим бывшим соотечественникам. В Штаты, в Европу, в Израиль тоже активно ездят – выступают перед соотечественниками и собирают там большие залы. Вы такое не хотите попробовать?

Д.ВЕКОВ: Хотим.

Л.ЯСНОГОРОДСКАЯ: Ждете приглашения?

Е.ВОЙНАРОВСКАЯ: Ну да. Мы бы поехали.

А.ПЛЮЩЕВ: Тем более у Одессы есть столько связей зарубежных.

Д.ВЕКОВ: Да нет, все будет.

А.ПЛЮЩЕВ: Еще проблема – как только что-то становится на слуху, так сразу… какое-нибудь там «ДДТ» гастролирует в Америке больше, чем в Питере и Москве. Всегда так происходит. Хорошо. Кстати, о большом составе вашей группы: девять человек — это действительно очень много. И в связи с этим возникают трудности, о которых вы говорили. Бывает ли так, что приходится выступать каким-то урезанным составом? Не знаю, может, даже вдвоем и так далее, потому что не везде съездишь, и сцена-то не везде уместит столько народу, мне кажется, не в каждом клубе.

Е.ВОЙНАРОВСКАЯ: Ну, мы играем иногда вдвоем или по очереди какие-то отдельные песни.

Д.ВЕКОВ: Вообще, у нас был тур по России – от Ростова-на-Дону до Казани доехали.

Е.ВОЙНАРОВСКАЯ: Впятером ездили, да, тогда.

Д.ВЕКОВ: Шестеро.

А.ПЛЮЩЕВ: Дим, вот несколько лет назад, больше шести, шесть лет назад, где-то так, вы решили заняться продвижением, можно так сказать… ну, делами группы «Флер»…

Д.ВЕКОВ: Семь с половиной.

А.ПЛЮЩЕВ: Семь с половиной, хорошо. Чтобы быть точным. А что вас сподвигло на это? ведь наверняка как ведущего музыкальной программы — я представляю себе, что это такое, — через вас проходит огромное количество музыкантов, дисков всяких, демок и так далее. Вот почему вы вдруг решили остановиться на…

Д.ВЕКОВ: Вот на тот момент не было много музыки. И мне хотелось заниматься чем-то живым. Во-первых, хотелось. А во-вторых, я действительно когда познакомился с творчеством Оли и Лены…

О.ПУЛАТОВА: Ну Дима все время был частью происходящего…

Д.ВЕКОВ: …равнодушным просто не смог остаться. Как-то естественно это произошло. Слишком сильное впечатление произвели на меня.

А.ПЛЮЩЕВ: Вы производите впечатление весьма мирных людей. Ну, неконфликтных, я бы так сказал. Но в любом коллективе, даже таком маленьком, как наш, происходят конфликты. У вас девять человек, еще Дима… вы входите в девять человек?

Д.ВЕКОВ: Нет.

А.ПЛЮЩЕВ: Десять, смотрите. Два лидера есть. Мы знаем прецеденты, когда они живут-живут, а потом и не уживаются вместе. Как у вас это происходит? Как это решать? Бывают ли конфликты? Как они разрешаются? И так далее.

О.ПУЛАТОВА: Мы просто осознали важность нашего совместного существования. То есть это важнее всего на свете. Важнее всяких конфликтов. Конфликты бывают небольшие, но мы всегда помним о том, что есть главное…

Л.ЯСНОГОРОДСКАЯ: Так все сначала говорят.

Е.ВОЙНАРОВСКАЯ: Мы просто очень нужны друг другу. Мы это очень хорошо понимаем. И конфликтов у нас было очень много, но каких-то таких, мелких. Этот период просто прошел какое-то время назад.

Л.ЯСНОГОРОДСКАЯ: Ну почему нужны друг другу? Я правильно понимаю, что вы обе пишете и музыку, и стихи? И можно было бы и сольно попробовать…

О.ПУЛАТОВА: Нет, ну у нас есть какие-то и сольные вещи и проекты, мы и самостоятельно можем…

Л.ЯСНОГОРОДСКАЯ: Но главное — все-таки «Флер»?

О.ПУЛАТОВА: Да.

Л.ЯСНОГОРОДСКАЯ: Кстати, Ольга сейчас задумалась.

О.ПУЛАТОВА: Я просто подумала, что сама бы я никогда не решилась на такое дело, ничто меня не подвигло бы, чтобы играть свои собственные песни и прочее, просто сама, группа и все это… Потому что сначала, на самом деле, было очень тяжело. Но мы были вместе, вдвоем. Это придавало всему смысл какой-то. И так оно до сих пор и осталось.

Л.ЯСНОГОРОДСКАЯ: Кстати, насчет тяжело – скажите, ваша музыка, ваша деятельность музыкальная приносит вам только моральное удовлетворение или материальное тоже?

А.ПЛЮЩЕВ: Можете ли вы себе сейчас позволить не работать помимо музыки?

О.ПУЛАТОВА: Да, не работать можем.

А.ПЛЮЩЕВ: Так.

О.ПУЛАТОВА: На самом деле, каким-то большим удовлетворением…

А.ПЛЮЩЕВ: Вы знаете, что – я немножечко за вами наблюдаю, пока мы говорим, и я заметил – Лена человек задумчивый. Вообще, я больше всего жалею, что…

Л.ЯСНОГОРОДСКАЯ: Лена вообще такая закрытая. Вот ее просто чтобы разговорить… такое ощущении создается, просто невозможно.

Е.ВОЙНАРОВСКАЯ: Это вам так кажется.

О.ПУЛАТОВА: Это не так, на самом деле. Просто я подавляю ее своей активностью в данный момент. На самом деле, у нас взаимозаменяемое… вот когда мне очень плохо, Лена сразу на себя берет…

А.ПЛЮЩЕВ: Я о другом хотел спросить. Вот я больше всего жалею, что я сам себя поставил в такие условия, что у меня нет времени задуматься о чем-либо, а вот мне кажется, что Лена использует каждую секунду свободную для того, чтобы задуматься.

Л.ЯСНОГОРОДСКАЯ: О чем угодно. Так раз – и задуматься.

А.ПЛЮЩЕВ: Да. У вас бывает такое, что вы долго-долго думаете о чем-то, вообще о жизни…

Л.ЯСНОГОРОДСКАЯ: Вообще, Лен, вы много думаете?

А.ПЛЮЩЕВ: Вот не когда пишете стихи, а вот просто занятие такое – думать…

О.ПУЛАТОВА: Это просто какие-то навязчивые идеи.

Е.ВОЙНАРОВСКАЯ: Думать нужно поменьше. Потому что чем больше у нас думать о чем-то, тем к более мрачным итогам приходишь.

Л.ЯСНОГОРОДСКАЯ: А почему? Все плохо?

А.ПЛЮЩЕВ: Мы все умрем?

О.ПУЛАТОВА: О боже!

Л.ЯСНОГОРОДСКАЯ: Нет, ну серьезно, все как-то… скорее вы пессимист?

Е.ВОЙНАРОВСКАЯ: Нет, я оптимист. Я верю в лучшее. Но тем не менее очень часто бывает так, что… ну, все меняется очень быстро в мире. Ничего постоянного нет, и это удручает. Но вообще я верю в лучшее.

О.ПУЛАТОВА: Просто Лена, когда нужно поддержать какого-то человека, у которого депрессия, у Лены это получается очень хорошо – гораздо лучше, чем если нужно поддержать себя. В этом смысле. Ну, люди вообще склонны к каким-то таким идеям, не особенно…

А.ПЛЮЩЕВ: А у вас часто бывает подавленное состояние у самих?

О.ПУЛАТОВА: Ну, бывает.

Е.ВОЙНАРОВСКАЯ: Да. Это из-за того, что мы слишком много думаем.

А.ПЛЮЩЕВ: Я напоминаю, что в гостях у нас сегодня группа «Флер» — наши гости из Украины, из Одессы. Мы уже говорили, собственно, о том, как вы в Одессе воспринимаетесь. А как в целом на Украине? Кстати, в России любят группы с Украины, хотя знают-то немного. У нас здесь…

Л.ЯСНОГОРОДСКАЯ: Да ладно?

А.ПЛЮЩЕВ: Да. Десятка не наберешь. Спорим?

Л.ЯСНОГОРОДСКАЯ: Зато какие!

А.ПЛЮЩЕВ: Да, зато какие, действительно. Они могут составить конкуренцию любому российскому коллективу. Как вас воспринимают на Украине? Есть ли у вас концерты в Киеве, Харькове, крупных городах?

Е.ВОЙНАРОВСКАЯ: Есть, бывают.

Д.ВЕКОВ: В основном Киев.

О.ПУЛАТОВА: Киев, в Харькове мы были пару раз, да.

Д.ВЕКОВ: И начинали с этих городов.

О.ПУЛАТОВА: А в украиноязычные регионы нас приглашали один раз. Хотя, например, я знаю, что во Львове очень много есть наших поклонников. Но все же не приглашают.

А.ПЛЮЩЕВ: Казалось бы, там, во Львове вся обстановка должна соответствовать, вот если кто-то был, — вся обстановка должна соответствовать именно такой музыке, но почему-то не происходит. Нет, наверное, еще у людей обостренного чувства вкуса.

Л.ЯСНОГОРОДСКАЯ: А вы знаете что – а вот во время «оранжевой» революции вы поддерживали кого-то? Там же очень многие артисты разделились фактически на два лагеря…

А.ПЛЮЩЕВ: Да ты что? Серьезно?

Л.ЯСНОГОРОДСКАЯ: Да-да, честное слово. Даже братья Кличко чуть не подрались. Шутка. И поддерживали разные политические силы.

Е.ВОЙНАРОВСКАЯ: Но мы не участвовали.

А.ПЛЮЩЕВ: Я поясню. Просто наша радиостанция ярко выраженного политического характера, информационное радио. Вот.

Л.ЯСНОГОРОДСКАЯ: Мы срываемся иногда с Сашей.

А.ПЛЮЩЕВ: Да, нас немного заносит иногда на политические темы.

Д.ВЕКОВ: Скажем так, мы внутренне поддерживали те же силы, которые поддерживала ваша радиостанция, насколько я знаю.

Л.ЯСНОГОРОДСКАЯ: А я не знаю. Потом выйдем спросим у кого-нибудь.

О.ПУЛАТОВА: Вообще, на самом деле, участники группы у нас голосовали за разных кандидатов. То есть у нас не было какой-то такой навязчивой…

Л.ЯСНОГОРОДСКАЯ: Но вы как-то обсуждали это?

А.ПЛЮЩЕВ: А вы еще и на выборы ходите? Да?

О.ПУЛАТОВА: Я всегда хожу.

Е.ВОЙНАРОВСКАЯ: Я вообще не хожу, но в прошлом году пошла. И теперь жалею, потому что в этом году я на выборы не пойду.

Л.ЯСНОГОРОДСКАЯ: Потом все думала-думала об этом… зачем сходила?

А.ПЛЮЩЕВ: То есть, Лен, вы, видимо, разочаровались в политике, да?

Д.ВЕКОВ: Да политика – это грязь, да.

А.ПЛЮЩЕВ: Творчество интереснее, правда?

Е.ВОЙНАРОВСКАЯ: Конечно.

О.ПУЛАТОВА: Но видимо, те, кто добирается до каких-то политических достижений, они не могут остаться просто какими-то…

А.ПЛЮЩЕВ: Порядочными.

О.ПУЛАТОВА: Чистыми порядочными людьми. В этом все дело. Ну, так… Поэтому выбираешь наименьшее из зол.

Л.ЯСНОГОРОДСКАЯ: А если на вас обрушится настоящая популярность, вот такая вот слава… испытание славой…

Д.ВЕКОВ: В тур в поддержку той или иной политической силы мы не поедем.

Л.ЯСНОГОРОДСКАЯ: Подождите, я не к этому. Все, мне удалось оторваться от политической темы. Вы сможете устоять? Вы сможете не измениться? Вот каждый из вас, вот три лидера группы.

Е.ВОЙНАРОВСКАЯ: Я думаю, что…

О.ПУЛАТОВА: Да я думаю, что скорее всего мы слабо как-то это заметим. Нет, ну конечно, вряд ли что-то измениться.

А.ПЛЮЩЕВ: А кем вы были до того, как стать группой «Флер»?

О.ПУЛАТОВА: Я бухгалтером, если вы имеете в виду профессию какую-то. Но песни я всегда писала.

А.ПЛЮЩЕВ: Работали прямо в бухгалтерии?

О.ПУЛАТОВА: Да.

А.ПЛЮЩЕВ: Оль, вы не похожи на бухгалтера совсем. Даже молодые – на них отпечаток…

О.ПУЛАТОВА: Вообще я очень хороший руководитель и очень жесткий.

А.ПЛЮЩЕВ: Та-а-ак, Лена.

Е.ВОЙНАРОВСКАЯ: Ну, это неинтересно, потому что я тоже работала бухгалтером.

А.ПЛЮЩЕВ: А-а-а.

Л.ЯСНОГОРОДСКАЯ: Дима засомневался что-то как-то…

О.ПУЛАТОВА: Но мы вместе не работали.

Д.ВЕКОВ: Здрасьте, а последнее?

Е.ВОЙНАРОВСКАЯ: Ну, это так, не по специальности, но мне пришлось работать в наркологическом диспансере.

Л.ЯСНОГОРОДСКАЯ: Понятно. А чем конкретно занимались?

Е.ВОЙНАРОВСКАЯ: Ну, бумажной работой. Так получилось.

Л.ЯСНОГОРОДСКАЯ: А мне кажется, что Лена вообще легко бы смогла помогать людям. Больным, в смысле. Вы поняли.

А.ПЛЮЩЕВ: Но почему-то ее это исключительно веселит.

Д.ВЕКОВ: Так она и помогает.

О.ПУЛАТОВА: Да, вот сестра милосердия – это Лена…

Л.ЯСНОГОРОДСКАЯ: Что-то такое, да?

О.ПУЛАТОВА: Да.

Л.ЯСНОГОРОДСКАЯ: Мне кажется, Лена подошла бы, взяла за руку…

А.ПЛЮЩЕВ: Хорошо. Соответственно, продолжение предыдущего вопроса – а кем бы вы были, как вы думаете, если бы…

Л.ЯСНОГОРОДСКАЯ: Кем вы станете, когда вырастете?

А.ПЛЮЩЕВ: Кем бы вы были, если б не было группы «Флер»? Давайте вот представим на минуту такое катастрофическое положение дел, что вот не случилось вашего единения.

О.ПУЛАТОВА: Я ужасно хотела быть медиком. Вообще просто ужасно хотела получить медицинское образование, но на него не было денег. Поэтому я стала бухгалтером.

Е.ВОЙНАРОВСКАЯ: На самом деле, если бы не было группы «Флер» и если бы мы не встретились и не соединились, наверное, с нами могли бы произойти какие-то страшные вещи. Потому что группа нас очень сильно поддерживает; когда в жизни совсем уже все плохо, остается вот это, и это настолько силы придает даже в самых страшных ситуациях.

А.ПЛЮЩЕВ: Есть ли люди, которые, может быть, очень близки вам по жизни, но которые не очень понимают, что вы делаете, зачем вы это делаете, и им, может быть, кажется, что это не очень серьезно все?

Е.ВОЙНАРОВСКАЯ: Уже нет. Раньше было такое, но сейчас…

А.ПЛЮЩЕВ: Уже нет?

Л.ЯСНОГОРОДСКАЯ: Но вы от них избавились.

Е.ВОЙНАРОВСКАЯ: В смысле есть люди, которые считают, что то, что мы делаем, несерьезно, но нас…

Л.ЯСНОГОРОДСКАЯ: Ну как-то так – может, родители у кого-то…

Д.ВЕКОВ: Самые близкие люди считали, что это как-то бесперспективно и вообще несерьезно.

Е.ВОЙНАРОВСКАЯ: Раньше было. А сейчас как-то уже люди, когда приходят на концерты, родственники, видят, что полный зал, то им как-то приходится…

О.ПУЛАТОВА: Ну наверное меня всегда очень поддерживали. Было очень много людей в самом начале, которые говорили – Ой, боже, да что ж это такое?...

Л.ЯСНОГОРОДСКАЯ: Ты ж бухгалтер. Иди работай.

О.ПУЛАТОВА: Да. Что это вообще такое? А сколько за это платят? И вопросы о деньгах тогда меня больше всего возмущали. Сейчас у меня уже есть какие-то ответы такие, продуманные.

А.ПЛЮЩЕВ: Теперь что касается конкретных дел. Вы только что отыграли два концерта в Москве. Когда вы к нам снова?

Е.ВОЙНАРОВСКАЯ: Пока не знаем.

Д.ВЕКОВ: Говорят, что в конце октября.

А.ПЛЮЩЕВ: В конце октября, хорошо.

Д.ВЕКОВ: но это клубный будет концерт.

А.ПЛЮЩЕВ: Теперь давайте напомним, каким годом и условным месяцем датируется ваш последний альбом.

Д.ВЕКОВ: Май-месяц прошлого года.

А.ПЛЮЩЕВ: Это уже давно было-то. Слушайте, больше года нет альбома. Когда будет новый?

Д.ВЕКОВ: Месяц назад в Санкт-Петербурге начали запись нового альбома в студии…

Л.ЯСНОГОРОДСКАЯ: Когда планируете закончить?

О.ПУЛАТОВА: Что писать, у нас уже есть…

Д.ВЕКОВ: Один трек у нас… два трека у нас записано. Кстати, если у вас есть возможность с флэшки, можем устроить премьеры песни.

А.ПЛЮЩЕВ: Да легко абсолютно.

ПЕСНЯ

А.ПЛЮЩЕВ: Давайте посмотрим еще чуть-чуть вперед. Что дальше? Вы как себе представляете дальнейшее свое существование? Это очередной альбом, очередные гастроли, и, собственно, все?

Л.ЯСНОГОРОДСКАЯ: А можно, я конкретизирую этот твой вопрос?

А.ПЛЮЩЕВ: Давай.

Л.ЯСНОГОРОДСКАЯ: Вот как вы видите себя через десять лет?

А.ПЛЮЩЕВ: Опа!

Л.ЯСНОГОРОДСКАЯ: Вот так вот.

А.ПЛЮЩЕВ: Если б я тебе задал такой вопрос, ты бы умерла сразу вообще.

Л.ЯСНОГОРОДСКАЯ: Нет, я бы сначала тебя убила, а потом уже что-нибудь с собой придумала бы.

О.ПУЛАТОВА: Это так звучит просто, если об этом говорить – очередной альбом и очередные гастроли… Это мир сложный, который очень наполнен разными переживаниями для каждого из нас. Каждая песня и все события происходящие. Так что… надеюсь, что у нас будет возможность заниматься тем же, чем мы занимаемся.

Л.ЯСНОГОРОДСКАЯ: А что бы хотелось? Что бы хотелось изменить в том, что сейчас? В том положении вещей, что сейчас?

О.ПУЛАТОВА: Дим, тебе хотелось бы что-то изменить?

Д.ВЕКОВ: Да, нам есть над чем работать, очень сильно – над аранжировкой, над звуком. Тут нет предела совершенствованию.

А.ПЛЮЩЕВ: Вот как ни странно, Дима затронул важную очень тему. Ни странно – не потому что он человек какой-то там поверхностный или какой-то еще, нет, а потому что он говорит о сугубо практических вещах, а в них глубокий смысл, серьезный. Смотрите – он ищет проблему не вовне, а внутри. Вот это очень важная вещь, как мне кажется. Действительно, проблемы и главные вещи – они находят вовне нас или внутри нас? Вы как люди, которые пишут глубокие стихи, должны знать это, должны это чувствовать. Как вы думаете?

О.ПУЛАТОВА: Ну, думаю, что внутри. От себя никуда не убежишь. И всегда кажется, что есть какое-то место, где не будет никаких проблем. И это огромнейшая иллюзия. Это мое глубокое убеждение. Что если человек научится жить в гармонии с самим собой и решит какие-то свои внутренние проблемы, которые все время возникают – все время много каких-то лишних мыслей, и в общем-то, творчество является преодолением этих лишних мыслей в какой-то мере.

А.ПЛЮЩЕВ: Лена, что ты думаешь по этому поводу?

Е.ВОЙНАРОВСКАЯ: Я думаю, что нужно всегда рассчитывать на свои силы и… то, что происходит снаружи, оно, конечно, иногда помогает нам очень сильно, но главное все-таки – это то, что внутри. Какой-то внутренний стержень должен быть.

А.ПЛЮЩЕВ: Вы чувствуете себя, условно говоря, внутренне свободными, независимыми от окружающего мира, не связанными с его якорями, которые держат нас очень часто? Ну, есть какие-то вещи, от которых очень сложно быть независимыми. Например, родные люди. Но тем не менее, от зависимости от большинства вещей все-таки можно, как мне кажется, избавиться. Нет?

Е.ВОЙНАРОВСКАЯ: Периодически есть, наверное, такие моменты, когда мы не зависим ни от чего. Но в основном это такие моменты, творческие. Хотя конечно есть ситуации, когда невозможно абстрагироваться от внешних вещей.

Л.ЯСНОГОРОДСКАЯ:А что вообще важнее – творчество или близкие люди? Ну вот если так вопрос встанет.

О.ПУЛАТОВА: Надеюсь, что такого вопроса не встанет.

Л.ЯСНОГОРОДСКАЯ: Нет, ну если не жизнь или смерть, а вот, например, придется выбирать – репетиция или…

А.ПЛЮЩЕВ: Да, а тут мама звонит…

Л.ЯСНОГОРОДСКАЯ: …к маме на день рождения?

А.ПЛЮЩЕВ: Да-да, вот так вот.

Е.ВОЙНАРОВСКАЯ: На самом деле, очень сложно балансировать в этом вопросе. Вот у меня, допустим, есть ребенок. Это очень сложно. Иногда я просто чувствую себя страшно по поводу того, что я не могу уделить ей достаточно времени. Столько, сколько бы мне хотелось. Вот. И поэтому приходится просто разрываться. И я понимаю, что иногда приходится решать вопрос в пользу близких.

А.ПЛЮЩЕВ: Дим, меня всегда интересовала работа такая, как ваша. Не в смысле радиоведущего – она тоже немножко интересовала, но… — вот это продюсирование. А скажите, у вас возникало когда-нибудь мысль, что, дескать, зачем я с этим связался, вот бросить бы к чертовой матери или взять бы кого-то другого, или вообще никогда больше этим не заниматься?

Д.ВЕКОВ: Да нет. Всегда музыка спасала. То есть когда я понимал, что я люблю то, чем я занимаюсь, люблю песни. Всегда возвращался. Тем более, опять же, в Одессе мы создали недавно целый лейбл, где некоторое количество музыкантов близких по духу. Они разные по стилистике. Но музыкантов вокруг достаточно. Тем более я, опять же, не продюсированием занимаюсь. Вот в группе «Флер» такая, неофициальная должность у меня – арт-директор. Вот.

А.ПЛЮЩЕВ: Директор по искусству? Ну, я впрямую перевел. Кстати, о близких по духу — вы упомянули, что будете записываться на студии «Аквариума». Это какое-то творческое сотрудничество или вы чисто снимаете у них, арендуете студию?

О.ПУЛАТОВА: Ну, речь идет только о двух песнях.

Д.ВЕКОВ: Да, вот действительный директор…

А.ПЛЮЩЕВ: Директор по деньгам который.

Д.ВЕКОВ: Да. Он хороший друг «Аквариума», ребят…

А.ПЛЮЩЕВ: В группе «Аквариум» это называется «художник по деньгам».

Д.ВЕКОВ: Наверное, да. И мы записывались с Борисом Рубекиным. Это замечательные люди, просто супер обстановка.

А.ПЛЮЩЕВ: Вам не хотелось бы, это я так, условно говорю, — не хотелось бы сыграть совместный концерт? Например, первое отделение перед «Аквариумом».

Д.ВЕКОВ: Ну, каких-то таких желаний лично у меня особо нет.

Л.ЯСНОГОРОДСКАЯ: На разогреве, как говорится.

Д.ВЕКОВ: Ну да, что-то в этом есть. Если они…

Л.ЯСНОГОРОДСКАЯ: А в этом есть что-то обидное?

Д.ВЕКОВ: Нет, нет ничего обидного, но…

О.ПУЛАТОВА: Дело в том, что мне, например, нравится эта группа, но у нас так запутано с саунд-чеком и из-за количества людей и сложности отстройки, что, например, мы поняли, что фестивали или какие-то такие мероприятия, даже если мы участвует с какими-то коллективами, то это очень проблематично для нас, и нам лучше давать свои какие-то концерты, где были бы только мы. Ну, то есть какие-то нюансы.

Л.ЯСНОГОРОДСКАЯ: Слушайте, это так сложно. Может быть, просто уменьшить группу, уменьшить количество человек? Вы же могли путешествовать с пятью людьми.

О.ПУЛАТОВА: Вы понимаете, она стоит того. Вот как-то приходится балансировать, справляться с проблемами.

Л.ЯСНОГОРОДСКАЯ: Понятно.

А.ПЛЮЩЕВ: Ну что же, это была группа «Флер». Большое вам спасибо, что вы нашли время. После концерта, между прочим, у нас группа «Флер» была.

Л.ЯСНОГОРОДСКАЯ: С огромным количеством цветов у нас в гостевой оставленных.

А.ПЛЮЩЕВ: Спасибо вам большое. Приходите и приезжайте еще к нас. С большим удовольствием будем разговаривать и слушать.

Д.ВЕКОВ: Спасибо вам.

Л.ЯСНОГОРОДСКАЯ: Спасибо. Пока.

А.ПЛЮЩЕВ: Успехов вам.

О.ПУЛАТОВА: Спасибо.

Е.ВОЙНАРОВСКАЯ: Счастливо.

Комментарии

0

Пожалуйста, авторизуйтесь или зарегистрируйтесь, чтобы оставить комментарий.

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире