'Вопросы к интервью

Время выхода в эфир: 27 августа 2007, 00:07

Л.ЯСНОГОРОДСКАЯ: 00 часов и почти что 10 минут в Москве. На «Эхе» программа «Аргентум». Саша Плющев в студии.

А.ПЛЮЩЕВ: Добрый вечер! Я уже тут здоровался! Час выступал!

Л.ЯСНОГОРОДСКАЯ: Да! От тебя уже все устали, на самом деле, мне кажется.

А.ПЛЮЩЕВ: Вот, я, поэтому помалкивать буду.

Л.ЯСНОГОРОДСКАЯ: А меня зовут Лариса Ясногородская, так на всякий случай, я же не была тут час, до этого.

А.ПЛЮЩЕВ: Мы с Ларисой Ясногородской сегодня принимаем людей, у которых ну, у одного из которых, точно могли бы быть сами в гостях, если бы 5 лет…Когда? 6 лет назад, пришли на радиостанцию. Но мы не выдающиеся люди, поэтому он нас не позвал бы, наверное. Хотя, смотрите, была какая история. Я когда пришел на радиостанцию работать, в службу информации, первый мой эфир, это был собственно и приход мой первый на радиостанцию…первый мой эфир он состоялся в ночь, когда этот человек, который сидит сейчас рядом со мной, вел эфир на «Эхе Москвы» — это Александр Лаэртский. Я рад поприветствовать.

А.ЛАЭРТСКИЙ: Здравствуй, Саня! Привет, Лариса!

Л.ЯСНОГОРОДСКАЯ: Привет!

А.ЛАЭРТСКИЙ: С собой я привез еще одного Александра. Нам надо было сесть, в общем-то, наоборот. Чтобы ты сидел, Лариса…

Л.ЯСНОГОРОДСКАЯ: А зачем? Зачем? Я сижу и передо мной три Александра!

А.ЛАЭРТСКИЙ: А тогда садись ко мне на колени, будешь сидеть четко на коленях у Александра и между двух Александров. А с нами собственно еще Александр Антонов, музыкант группы «DUB TV». И соответственно мой такой приход, как ты сказал, хорошее слово… он вызван тем, что мы замутили с Александром и группой «DUB TV» совместный проект. Если позволите, я вкратце расскажу, как это все начиналось, я, в общем-то, ушел вообще отовсюду. Уехал на долгое время, вообще, и занимался… воровал в другой области, скажем так, вот и вдруг поступает звонок от Александра из группы «DUB TV» и он говорит: «Мы, в общем-то, мутим сборник, с разными артистами. Давай ты споешь нашу песню». Мне никто, никогда такого не предлагал, я расплакался, помню…Ну, потому что это знаете как, ну, вот получается, что тебя уважают…Всем хочется, чтоб тебя уважали.

А.ПЛЮЩЕВ: Скажи, у тебя потекла тушь, в тот момент?

А.ЛАЭРТСКИЙ: У меня как бы потекло…

Л.ЯСНОГОРОДСКАЯ: Он пользуется водостойкой, Саша! Не провоцируй!

А.ЛАЭРТСКИЙ: У меня потекло все! Например, даже, да! Я говорю: «Хорошо, корешок, нет базара!» Приехали, послушали и записали этот трек. Мы можем его сейчас послушать. Давай, включай нам его.

Песня

А.ПЛЮЩЕВ: Вот, Александр Лаэртский, которого вы слышали, здесь же Александр Антонов, группа «DUB TV» , который, собственно, и проявил инициативу всего этого. Значит мы с Лаэртским чуть-чуть попозже поговорим. Сейчас с Антоновым…

Л.ЯСНОГОРОДСКАЯ: А пока напомню номер смс. Хорошо?

А.ПЛЮЩЕВ: Правильно!

Л.ЯСНОГОРОДСКАЯ: Как раз самое время, пишите нам +7(970)985-45-45. И задавайте вопросы двум Александрам, потому что третий уже сегодня наполучал свою долю вопросов.

А.ПЛЮЩЕВ: Саш, значит вот какой вопрос у меня. С чего вдруг вспомнили об Александре Лаэртском и решили его так привлечь? Я понимаю, если это было там, в году 2000, тогда Лаэртский пользовался огромным спросом. Он и сейчас то у определенной части населения пользуется огромным спросом, а тогда он у всех на слуху, а сейчас он отошел от дел, 6 лет не делал ничего, в музыке я имею в виду.

А.АНТОНОВ: Во-первых, просто была такая песня, которая олицетворяла… вот, которую мы сейчас только что послушали. Да? Она в принципе, на мой взгляд, такая олицетворяет эффект ностальгии …С моей точки зрения вот эти, ну, такую середину 80-х годов, когда я учился в институте и что-то у меня там такое было… И вот эта песня на мой взгляд, с этим временем связана. С другой стороны я слушал первый альбом Саши, дорогого, и мы еще, кстати, в то время играли концерт. У меня была такая замечательная панк-группа «Дети Кеннеди». И мы играли в начале, ну, в конце 80-х, в начале 90-х, совместные какие-то там концерты, в разных этих ДК так называемых советских. И просто я такое подумал, ну, кто может спеть эту песню? И ответ был очевиден. Я позвонил Сане мы очень быстро этот вопрос решили. И такая хорошая песенка получилась. Вы ее услышали, дорогие радиослушатели, хорошая песенка. Так получилось.

А.ПЛЮЩЕВ: Но это будет какой-то большой проект или это единичный? Вот там песня…

А.АНТОНОВ: Не, не, не, не, не….На ту пору мы еще написали песню с Жанной Агузаровой, ее до сих пор можно услышать по некоторым радиостанциям она крутиться. «Про радугу». Да. Потом с Гошей Куценко записал песню, ну, в общем, много этих песен. Ну, это такой же пантеон прям, получился монстров, я уж не знаю, давайте, вроде и так хорошо слушать, или в интернете может выложить. Ну, просто очень… слишком такой получается одиозный проект, ну прям не знаю, в Кремле его презентовать. Ну, просто очень монстрозный проект получается. Да!

А.ПЛЮЩЕВ: Саша, а у тебя то до этого, неужели не было никаких предложений подобных? Че ты сейчас то сорвался?

А.ЛАЭРТСКИЙ: Как я уже сказал…

А.ПЛЮЩЕВ: Жил как нормальный человек.

А.ЛАЭРТСКИЙ: Да. Жил как нормальный, на Лазурном берегу тусовался, в какой-то момент, Саша, дело в том, что в нашем возрасте, я не знаю, какого ты года выпуска, но, наверное, помоложе меня. Но, тем не менее, ты дойдешь до такой стадии, найдешь покой в хорошем смысле этого слова, когда тебе очень будет комфортно в некоей среде, которую ты сам себе создашь, которую ты сам себе заработаешь. Да? Ну, если ты по настоящему творческий человек, и тебя прет, как меня, то ты вот так повторишь мою счастливую судьбу, которая, еще надеюсь, не закончилась. То внутреннее беспокойство все равно, оно будет внутри тушки, оно никуда не денется.

А.ПЛЮЩЕВ: Охота к перемене мест?

А.ЛАЭРТСКИЙ: Ну, даже понимаешь, это все в нашем возрасте опять же возможно и, скажем так, проблема в другом, в любом месте ты все равно чувствуешь некое беспокойство…

Л.ЯСНОГОРОДСКАЯ: Можно было бы купить красный Феррари.

А.ЛАЭРТСКИЙ: Да, знаешь, можно купить и запорожцев десяток,

Л.ЯСНОГОРОДСКАЯ: Тоже вариант!

А.ЛАЭРТСКИЙ: Это к делу — то есть у меня был очень дорогой автомобиль, и чтобы его просто не угнали из-под окна, когда там… Я взял реально пятерых людей из гаража собственно и купил пять запорожцев. И мы обставляли этот дорогой автомобиль, я не буду марку называть, запорожцами во дворе как бы на ночь, чтобы просто к нему не подобрались всякие люди, пока я там играл, в общем, занимался своими делами. Так вот для того, чтобы вот это как я это называю, состояние прет, каким-то образом нашло себе выход иногда мне необходим такой – то импульс извне соответственно, а поскольку я уже мудрый парень, то этот импульс должен нести, очевидно, некий позитивный оттенок, прежде всего. То есть, если б мне позвонил Дима Билайн, то очевидно это было бы, ну никуда не годилось. Тут звонит человек скажем так некоммерческого свойства, которого тоже очевидно прет, не по-детски и выступает с таким предложением. То есть я очень хорошо, Саш, чувствую людей, понимаешь, и радиостанция мне в этом помогла, то есть я их чувствую, не знаю, как собачка других собачек. И Саня мне пришелся по душе именно по этой причине, и я это предложение принял, а остальные предложения сейчас рассматриваю, они, знаешь, посыпались, но так я могу превратиться в некоего такого исполнителя чужих песен. То есть могу прямо сказать, когда мне это надоест, я эту тему, конечно же, прикрою.

А.ПЛЮЩЕВ: Но на самом деле мы сегодня собрались для того, чтобы твою новую пластинку как-то обсудить.

А.ЛАЭРТСКИЙ: Не мою, а нашу.

А.ПЛЮЩЕВ: Вашу, вашу новую пластинку обсудить, да. И последует ли за ней твоя собственная?

А.ЛАЭРТСКИЙ: Ну, конечно.

А.ПЛЮЩЕВ: Потому что я думаю миллионы, миллионы, если не миллиарды поклонников сейчас, затаив дыхание, ждут этого момента.

А.ЛАЭРТСКИЙ: Конечно. Ты так плавно подвел. Во-первых, сейчас готовится выпуск альбома трибьют на песни певца А.Лаяртского, собственно. Потом опять же, поскольку я не то что скромно, но реально мне особо ничего не надо по жизни. Да? Я вот сижу себе и счастлив. И эту инициативу проявил человек, с которым я даже лично не знаком, то есть он говорит: «Давайте запишем трибьют». В каком-то своем life journalе разместил объявление. Я смотрю, один трек пришел, другой, и так постепенно треков накопилось уже на одну пластиночку. Хотя начал это Кирилл Немоляев, он записал трек песни «Дети хоронят коня», в очень хорошем варианте.

А.ПЛЮЩЕВ: Но Кирилл Немоляев то, он человек известный – лидер группы «Бони НЕМ», а вот эти люди, которые участвовали в этом трибьюте, они все известные? Или просто были со стороны? Начинающие люди?

А.ЛАЭРТСКИЙ: Понимаешь, изначально меня, Саш, удивило количество коллективов, играющих людей и причем играющих достаточно качественно, и не просто играющих качественно, а умеющих хорошо записываться, сейчас у людей так скажем то ли возможности появились, то ли уши стали другие, то есть, в общем, косяков особых я не наблюдаю, но прямо скажу, что поскольку я долгое время был не в теме, что называется, то название большинства коллективов мне не известно, и это опять же ни о чем не говорит, потому что те композиции которые присланы которые мы отбираем, в созданном специально под этот проект художественном совете, они в общем-то хорошие, хорошие, прям скажу композиции. Вот, а потом пришлось уже перехватить инициативу, и сейчас вот эти треки…в общем, их присылают очень много. Вот сейчас уже на данный момент накопилось треков порядка тридцати штук, то есть это уже считай уже двойная пластинка. Вот. Соответственно…

А.ПЛЮЩЕВ: Это уже отобранных, ты имеешь в виду? То есть те, которые не отбракованы?

А.ЛАЭРТСКИЙ: Да, да, да, но я могу сказать следующее-это может быть, наверное, жесткач, да, но тем не менее, вы поймете сейчас такое время, что если сейчас будут появляться треки, которые будут лучше, чем те, которые присланы, то будет идти некая борьба за выживание, об этом предупреждены все участники этого проекта.

А.ПЛЮЩЕВ: Участников будут отстреливать — тех кто плохие, сразу раз!

Л.ЯСНОГОРОДСКАЯ: Чтоб не мучились!

А.ЛАЭРТСКИЙ: Да, да, да. Хочу предложить Вашему вниманию трек, который создал, опять же, Александр Антонов, группа «DUB TV», этот трек останется по любому. Ну, это скажем так не только такой реверанс тебе, Сашок, что, дескать, ты меня позвал, а я тебя, нет. Вопрос не в этом… действительно хорошая получилась песня с интересным видением, к тому же он исполнил песню, Александр, которую я совсем уже забыл сам, вот, и я ее слушал, как новую.

А.АНТОНОВ: Нет, ну она без мата была, я чисто, поэтому так это….

А.ЛАЭРТСКИЙ: Ну да…давай послушаем.

Песня

А.ЛАЭРТСКИЙ: Вот такая вот композиция записана группой «DUB TV» и, Саня, спасибо, я считаю удачное исполнение пьесы…

А.АНТОНОВ: Да, че ты, пожалуйста, пожалуйста, Саня, для тебя все что угодно!

Л.ЯСНОГОРОДСКАЯ: Реверансы, реверансы пошли!

А.ЛАЭРТСКИЙ: Но я, кстати, кстати, что я могу, если позволительно сказать, что господа, которые заинтересованы, в этом проекте можете тоже прислать треки, мы их будем рассматривать, соответственно, если треки будут талантливы, независимо, собственно даже, наверное, от качества записи по большому счету. Главное, чтобы это было главное, чтобы там присутствовала энергетика и желательно, чтобы она была, конечно, позитивна, то мы обязательно эти треки используем в данном трибьюте. Вот, ну соответственно, к чему я все это говорю… То, что, знаете, когда встречаются два творческих человека, у которых, в общем-то, отношения переходят за одну песню и уже рождается вторая песня, волей по неволе, возникает желание продлить эти творческие отношения. Потому как остается некая незаконченность, и того и другого прет, и тот и другой что-то, как бы, хочет сделать совместное, может быть, и вот у нас получился такой совместный проект. То есть, мы с группой «DUB TV» записали альбом, который называется «Лица». Значит, в этом альбоме двенадцать… Да, Саня, треков?

А.АНТОНОВ: Не знаю. На диске четырнадцать.

А.ЛАЭРТСКИЙ: Четырнадцать, значит, ты два опять присобачил каких-то чужих.

[смех в студии]

А.ЛАЭРТСКИЙ: Или это дурацкая шутка брэнд-мастера? В общем, там четырнадцать композиций, в этом альбоме. Альбом называется «Лица». Музыка, соответственно целиком, группы «DUB TV», а тексты, в общем-то, мои. Ну, и исполнял там тоже, если это можно назвать исполнением, тоже я. Щас сразу многие люди спросят, почему альбом называется «Лица»? Откуда это название? Предугадывая эту тематику, сразу хочу сказать, что лица, на мой взгляд, это некий аналог дверей, то есть человек рождается с одним лицом, умирает с другим лицом, соответственно лицо — это всего лишь дверь. У кого-то, там, хорошая, дубовая дверь с золотой ручкой, у кого-то дерматиновая, но это, например, вовсе не значит, что за хорошей дубовой дверью с золотой ручкой что-то есть.

Л.ЯСНОГОРОДСКАЯ: Тогда можно было бы назвать альбом «Двери».

А.АНТОНОВ: Нет, группа такая была.

Л.ЯСНОГОРОДСКАЯ: Угу, мы слыхали.

А.ЛАЭРТСКИЙ: Да нет, можно бы, назвать и трамвай.., но мы, знаешь, решили назвать «Лица», а за дерматиновой дверью может стоять «бентли-континенталь» такой нехилый, да?, или что-нибудь в этом духе. Или стоять что-то очень красивое, например, ну неважно, это так, фантазии.

Л.ЯСНОГОРОДСКАЯ: [смеется]

А.ЛАЭРТСКИЙ: Да? То есть лица, на самом деле, не значат ничего, порой, за красивым лицом кроется полный дебил, а, например, за Квазимодо — всем пример известен,…так что мы…

А.ПЛЮЩЕВ: И показал, почему-то, на Ларису?

Л.ЯСНОГОРОДСКАЯ: [смеется]

А.ЛАЭРТСКИЙ: Я показал на то, что на коленях у нее сидит. Что это у Вас?

А.АНТОНОВ: [смеется]

А.ЛАЭРТСКИЙ: В мою пору здесь сидела девушка Прохор, на этом месте у меня на коленях, она пролезала вот здесь под этой штукой туда вот, и как-то незаметно змеей просто просачивалась. Помнишь, да, Сань, как ты ее испугался, из лифта выходя? Да? Помнишь, да?

А.ПЛЮЩЕВ: Да я..

А.ЛАЭРТСКИЙ:.И Курмангалиев, помнишь? Первый раз видел, как человек с места задом отпрыгнул на пять метров, Эрик Курмангалиев, от девушки Прохора, когда она кинулась его целовать, собственно, это был фурор здесь.

Л.ЯСНОГОРОДСКАЯ: Провоцирует на рекорды!

А.ЛАЭРТСКИЙ: Да, да 

А.ПЛЮЩЕВ: Не, кстати, эта замечательная программа с Эриком Курмангалиевым, она стала легендой и, а мне опять же повезло -я работал в ту смену на новостях…

Л.ЯСНОГОРОДСКАЯ: Ничего тебе не повезло, ты специально так, наверное, в расписание ..

А.ПЛЮЩЕВ: Да. И когда ты входишь в студию ,а тут, при включенном микрофоне все это происходит, а человек говорит «Ой, у вас тут вся студия «фьють» обвешана»

Л.ЯСНОГОРОДСКАЯ: [смеется]

А.ПЛЮЩЕВ: Или, это я уже отцензурировал сам себя сейчас. А там не было отцензурировано ничего, или когда, ну ты входишь, а она такая говорит «Ой, мущщинка пришел». Прекрасный был эфир, прекрасный! Он до сих пор по Интернету ходит, я ссылки иногда на него вижу в сообщениях неофитов. Знаешь, только что человек в Интернет вошел «…О!! есть Лаэртский!! О!! Такие песни!! О!! А вы видели эфир с Курмангалиевым?!»

А.ЛАЭРТСКИЙ: А знаешь, Саня, о чем это говорит, кстати? Ты сказал об интернет-неофитах – это, кстати, отдельная очень тема на мой взгляд. Прикинь, чем больше интернет-неофитов, тем все более внушительней подтверждается теория об интернетизации страны. То есть помнишь, да? Что в 92 году было три пользователя интернета – Борис Николаевич, ты и я. Потом стало пять, не будем называть имена, да?

А.ПЛЮЩЕВ: [смеется]

А.ЛАЭРТСКИЙ: Сейчас уже, понимаешь, эти неофиты, скоро в самую дальнюю пердь дойдет Интернет, понимаешь? И тогда..

А.ПЛЮЩЕВ: Да он уже, собственно, там..

Л.ЯСНОГОРОДСКАЯ: Что, что тогда?

А.ЛАЭРТСКИЙ: И тогда, тогда все средства массовой информации центральные, кроме первого канала, они прекратят свое существование, просто за отсутствием спроса.

Л.ЯСНОГОРОДСКАЯ: Вымрут.

А.ЛАЭРТСКИЙ: Конечно, конечно, как только скорость Интернет соединения станет доступной приблизительно такой как, например, скорость моей брички, окруженной запорожцами. Как только будет возможно, что называется, слушать потоковое радио, а не смотреть слайд шоу как сейчас. Все — это будет свобода! Это будет полное отсутствие контроля, это будет полное отсутствие какой-то цензуры, хотя я считаю, что цензура нужна, это отдельный разговор, все! И все господа! Да, вы ж без работы останетесь!

А.АНТОНОВ: Ну, ничего ко мне пойдете! Еще два запорожцев прикупим, капотик и левую фарку прикрутим.

А.ПЛЮЩЕВ: Ну, Александр работает в этом направлении, большой сайт –laertskiy.com.

А.ЛАЭРТСКИЙ: Да!

А.ПЛЮЩЕВ: Я, почему сделал plushev.com, я исключительно под тебя работаю.

А.АНТОНОВ: А у меня ru будет!

А.ЛАЭРТСКИЙ Я тебя хочу поблагодарить, ты на самом деле тактичный парень. Уважаемые радиослушатели, обратите внимание,Александр, во-первых, когда уже был решен полностью вопрос с закрытием программы «Монморанси», соответственно, от меня ничего не зависело, от тебя ничего не зависело, все все понимали. А Саша мне позвонил и сказал: «Ты не будешь как бы против?» — я сказал: «Саша, я не могу быть вообще никак против. Я только за, чтобы ты пришел как бы на смену этой программе». И у тебя хватило такта назвать программу «Серебро», Саня. То есть, я надеюсь, что твой преемник -такой все равно найдется, потому что время идет — он назовет ее «Бронза», хотя бы, чтобы….спасибо..

А.ПЛЮЩЕВ: Да пожалуйста,, Александр, я всегда говорил, что ты это ты! Кто такой Лаэртский, и кто такой я?

Л.ЯСНОГОРОДСКАЯ: Да, я подтверждаю, так и говорил. «Лаэртский — это же..». Во, видите, я даже фамилию перестала выговаривать. На самом, деле, Александр, количество приветов, которые вам передают по смс просто зашкаливает все мыслимые пределы! Я даже не буду называть имена людей, в общем, вам огромное количество приветов, видимо, от людей которые слушали вас раньше или слушают сейчас или знакомы лично, в общем, их очень много, вот. Передайте и вы им привет.

А.ЛАЭРТСКИЙ: Ну, чмоки!

А.ПЛЮЩЕВ: Саш, ты известен как один из людей, которых, которые, если не первым, то во всяком случае ты очень активно это дело использовал, я имею ввиду ненормативную лексику в песнях. Во всяком случае, я не знаю, может быть, были до тебя, но если все вспоминают Лаертского. «…Ага, я вот помню, песня такая «Гавно и муравей». Вот, значит или там еще что-то..

Л.ЯСНОГОРОДСКАЯ: Да ее уже просят поставить, кстати.

А.ПЛЮЩЕВ: Конечно, а как же!

А.ЛАЭРТСКИЙ: Не дождутся!

А.ПЛЮЩЕВ: Знаменательная песня, но сегодня не будет. Я имею в виду, продолжил ли ты в этом направлении деятельность?

А.ЛАЭРТСКИЙ: Саня, дело в том что, конечно же, я об этом стараюсь уже и не говорить, потому что в 90 году, с Владом Листьевым в программе «Тема», этот вопрос рассмотрели так.

А.ПЛЮЩЕВ: Да.

А.ЛАЭРТСКИЙ: Как никак, кстати, вот я вот пересматривал, может, года три назад, там. По необходимости, надо было кому-то записать, я удивился насколько была все-таки вот эта программа в те годы открытая, легкая для восприятия и совершенно, насколько на уровне была выше нынешних, так называемых ток-шоу..

А.ПЛЮЩЕВ: По уровню обсуждения, прежде всего.

А.ЛАЭРТСКИЙ: По уровню обсуждения, да даже, знаешь, по уровню и съемки, по уровню декораций, то есть, конечно… Ну, ладно это отдельная тема. А так, Саша, когда есть необходимость применять какие-то, скажем так филологические изыски, ну, мне приходится их применять, потому что это к сожалению интерфэйс, который позволяет по фактам принимать те или иные ценности ну, иначе мы не…Ну, вот русский язык есть, объясни пожалуйста россиянам что-нибудь на китайском — не объяснишь, да? Также есть определенные категории людей, которые просто не способны воспринять что-то без определенной скажем так интонации.

А.ПЛЮЩЕВ: Подачи.

А.ЛАЭРТСКИЙ: Да, подачи, связки..

Л.ЯСНОГОРОДСКАЯ: А это что, какая-то целевая аудитория?

А.ЛАЭРТСКИЙ: Целевая аудитория, это, вообще, скажем так, все что возможно, все то, что способно воспринимать человеческий язык, видеть, наблюдать.

Л.ЯСНОГОРОДСКАЯ: Все у кого есть уши

А.ЛАЭРТСКИЙ: Но при этом, я совершенно не стремлюсь, и не навязываюсь, а что касается этих вот матных выражений, да? То это лучше вот, к там, не знаю, питрескому чувачку под корпоративы заточенному. К нему с этими вопросами.

А.ПЛЮЩЕВ: Вот я хотел как раз, а ты опередил, здорово подвел, как ты говоришь, здорово подвел к следующему вопросу. Я абсолютно уверен, несмотря на то, что это музыкально совершенно разная стилистика, но я абсолютно уверен, что не было бы Лаэртского, не было бы никакой группы «Ленинград» или она была бы совсем другая, нежели сейчас.

А.ЛАЭРТСКИЙ: Да, была бы, Саш, была бы, абсолютно. Да, дело в том, что время диктует правила, время показывает, что продается, время показывает, что покупается…

А.ПЛЮЩЕВ: Да, ты знаешь, найдутся же люди, которые скажут, что в твоем таком пренебрежительном намеке в сторону «Ленинграда»..

А.ЛАЭРТСКИЙ: Почему пренебрежительному?

А.ПЛЮЩЕВ: «…к питрескому чувачку, заточенному под корпоративы» — не пренебрежительный намек разве?

А.ЛАЭРТСКИЙ: Ну, почему? Я считаю, что у него очень хорошая песня одна «Черный бумер» он хорошо исполняет.

[в студии смех]

А.ЛАЭРТСКИЙ: И полностью отстойная песня про это как, еще не помню там… ну, где то, там он с телкой че-то такое…вот.

А.ПЛЮЩЕВ: Это, по-моему, тоже «Черный бумер»? Нет?

А.ЛАЭРТСКИЙ: Ну, или «Бумер черный». В общем, суть не в том, Саня, для меня это не является ни самоцелью ничем, но и к тому же, скажем так: «Как захочу, так и будет!». Это очень важно уметь сказать себе, причем на полном основании зная, что так оно и будет. Вот как захочу, так и будет! Это круто, ты подумай!

А.ПЛЮЩЕВ: А вот зависти к успеху «Ленинграда» у тебя нет, вот ты честно скажи, честно и откровенно.

А.ЛАЭРТСКИЙ: Упаси, Господи!

А.АНТОНОВ: [смеется] Ты что? Ну, какая зависть? Какой успех?

А.ЛАЭРТСКИЙ: Успех будем откровенны,а если, например, Саша, у тебя зависть к успеху Дмитрия Билайна, ну, то есть вопрос такой какой-то…

А.ПЛЮЩЕВ: Ну, мы как-то в разных площадках совсем. Если б не было меня, Дмитрий Билайн, точно был бы. Сто пудов, мне кажется!

А.ЛАЭРТСКИЙ: Скажем так, с этой братвой на разных полянах топчемся вот, то есть у меня маленькая такая земляничная полянка, а у них там полянки притоптаны головные, матерью слонихой, но суть не в этом.

А.ПЛЮЩЕВ: К успеху другого Дмитрия с фамилией на Б у меня нет зависти, скажу пользуясь случаем, но ты не в курсе, неважно, да, это наша внутренняя шутка.

А.ЛАЭРТСКИЙ: Вообще я могу сказать следующее, что зависть это на самом деле неплохое чувство, но нужно знать, кому завидовать.

Л.ЯСНОГОРОДСКАЯ: Оно стимулирует, мне кажется.

А.ЛАЭРТСКИЙ: Да оно стимулирует, я вот, например, искренне завидую Шаде, то есть у нее, например, классные сиськи, классное лицо, классный голосу нее, классные аранжировки, она очень хороша, пластична, она танцует на слабую долю. Вот вы обратите внимание! Я ей завидую, если б я был бы женщиной, я хотел бы быть как Шадэ. Вот. Но я не могу завидовать практически никому из своих односельчан, из жителей проживающих в этой стране, практически никому, с точки зрения денег Абрамовичу Роману — нет, ну никому, понимаете?

Л.ЯСНОГОРОДСКАЯ: А как вы думаете, вам завидуют?

А.ЛАЭРТСКИЙ: Вы знаете, не знаю, и не могу анализировать и не хочу, именно по этой причине я как бы на шесть лет и с этой темы соскочил, и занимался, скажем, так своими делами.

А.ПЛЮЩЕВ: А по радиоэфиру ты  не скучаешь никак?

А.ЛАЭРТСКИЙ: Сань, признаюсь, никакой чесотки нет по этому поводу, потому что это утомительное дело, вот я шел..

Л.ЯСНОГОРОДСКАЯ: Я думала сейчас признаюсь: «Я просто не могу…»

А.ЛАЭРТСКИЙ: Я признаюсь в другом, я помню, как мы тут начинали. Как бывалые журналисты тут сидели, рассуждали о политике и все равно любили сказать: «Эфир. Мы без эфира никак. К эфиру привязаны» и все такое. Нет, вот этого нету, но снилось, прикинь, сны были такого типа, что вот я ставлю компакт диск он что-то заедает в эфире пауза.

Л.ЯСНОГОРОДСКАЯ: А он не идет, да-да-да-да.

А.ЛАЭРТСКИЙ: Он не идет. Темы постоянно… Или что, например, на эфир опаздываешь, это вот после того как «меня ушли» соответственно года три, в общем-то, вот такие сны присутствовали.

А.ПЛЮЩЕВ: А скажи мне твои коллеги, товарищи, подельники по программе Катя Половинкина, я помню, Энжелс Иторшин, Базитолки, что с ними?

А.ЛАЭРТСКИЙ: Ну, Катя Половинкина сейчас стала человеком, в хорошем смысле этого слова, православным, она работает в издательстве при Свято-Даниловском монастыре, вот. Энжелс Иторшин занимается, насколько я знаю, продажей спортивного оборудования, профессионального, скейтборды там ,не знаю, и всякие прочие доски, я в этом не рублю а Андрей Орлов недавно совершенно мне звонил, но как-то мы не состыковались, потому что практически он в аэропорту меня застал я уже там вылетал, вот .Но судя потому что он звонил с такого блатного мобильного номера, то он в общем, тоже, как говорится, не дрищет

А.ПЛЮЩЕВ: Давай, еще какой-нибудь трек послушаем из нового альбома.

А.ЛАЭРТСКИЙ: Да, какой у нас там скажи, пожалуйста, название.

Л.ЯСНОГОРОДСКАЯ: У нас сейчас «Песня президента»

А.ЛАЭРТСКИЙ: Включай, я  прям на песне щас расскажу вкратце, значит [начинает звучать песня] песня которую вы сейчас слышите, песня группы «DUB TV», Александра Лаэртского, соответственно, называется эта песня «Песня президента». История создания ее как бы следующая, даже не история создания, а как это выглядит, представьте себе как это выглядит, значит Владимир Владимирович Путин едет в кортеже, у которого тонированные стекла, вот он смотрит сквозь эти стекла на весь отстой который происходит за окнами и такие думы у него, так сказать «Думки Владимира Владимировича».

Песня

А.ПЛЮЩЕВ: Саш, как тебе удалось себя поставить на место президента?

А.ЛАЭРТСКИЙ: Ну, скажем так, были прецеденты.

Л.ЯСНОГОРОДСКАЯ: В эфире программа «Аргентум» у вас есть еще чуть больше, чем десять минут, чтобы задать вопросы сегодняшним нашим гостям Александру Лаэртскому и Александру Антонову, если б вы подсуетились пораньше, вы смогли бы прислать нам вопрос в интернете да, как сделал, Фидэль Кастро. Да, Фидэль Кастро с далекой Кубы спросил? Александр, стал ли ты с возрастом чувствовать себя хуже, в чем это проявляется? Как борешься с недугами?

А.АНТОНОВ: Я понимаю Фиделя Кастро, потому что его корешок, это Уго Чавес, подарил человеку, у которого вырезан желудок практически, здоровый торт.

[в студии хохот]

А.ЛАЭРТСКИЙ: На самом деле, конечно, с возрастом самочувствие меняется не в лучшую сторону. Но я абсолютно точно это знаю, что, до собственно, самой физической смерти человека терзают не физические болезни, а болезни нравственные, моральные и, в общем-то, ниточки так называемые, да? И я вот эти ниточки чувствую в себе, то есть старческие ниточки, психологические. Вот, если как бы превращать их в канатики посредством некоего самоанализа и так далее, то здоровье резко налаживается, а если постоянно че-то думать о чем то и реагировать на дикие выходки сограждан, то геморрой отвиснет ниже колена и никуда это не будет годиться. Так что, Фидэль, приезжай я тебя дико научу, как выкручиваться из этой ситуации!

А.ПЛЮЩЕВ: Вопрос, наверное, к Саше Антонову о том, у меня посерьезнее, извините, про то 

А.ЛАЭРТСКИЙ: Куда ж серьезнее? Я б попросил..

Л.ЯСНОГОРОДСКАЯ: Здоровье, ничего серьезнее здоровья нету.

А.ПЛЮЩЕВ: Я хотел сказать менее серьезный, извините, всякую ерунду буду спрашивать, насчет того, «…Где будет выходить диск? И когда главное он выйдет? Когда его можно будет увидеть?

А.АНТОНОВ: Ну, выпуск этого замечательного альбома про лица он назначен, приурочен к Дню Знаний, как всегда, то есть к первому сентября, буквально то есть на днях. А выходит он на лэйбле, который называется «Сиди Лэнд». И презентация состоится у нас, когда?

А.ЛАЭРТСКИЙ: 14 сентября в клубе «ТабулаРаса», а клуб «ТабулаРаса»

А.АНТОНОВ: на субаренде подвис

А.ЛАЭРТСКИЙ: Ну, это я так сказать, не знаю, какие у них там, простите.

А.АНТОНОВ: Все-все-все замяли!

А.ПЛЮЩЕВ: Не-не, не о том, времена не меняются.

А.ЛАЭРТСКИЙ: А ты что меня за коленку схватил? Времена меняются, корешок! Я шучу, ну, что вы!

А.ПЛЮЩЕВ: Это просто, Лариса привстала посмотреть.

А.ЛАЭРТСКИЙ: А вот как! То есть, ну понятно!

А.ПЛЮЩЕВ: Почему извинялся, Саня, потому что Лариса привстала посмотреть, а так я схватил и совершенно даже как-то и нормально.

Л.ЯСНОГОРОДСКАЯ: И все хорошо, и все комфортно.

А.ПЛЮЩЕВ: Смотри ,времена не меняются, я просто помню еще до моего знакомства с тобой я видел что Лаэртский играет «ТабулаРаса». Это был там 92 год и в 2007 уже клуб там закрывался, открывался сто раз. Ты презентуешь пластинку в «ТабулаРаса»

А.ЛАЭРТСКИЙ: Ну, это знаешь, это как, в фильме «Фанат» «…если не будет футбола, мы будем болеть за фигурное катание», дело в том, что лэйбл,

А.ПЛЮЩЕВ: Лэйбл – название

А.ЛАЭРТСКИЙ: Да. это и есть клуб ну, я не хвалю в данном случае «ТабулаРаса», а вообще дислокация местоположение это второй вопрос, то есть главное торговая марка.

А.АНТОНОВ: Брэнд.

А.ЛАЭРТСКИЙ: Да, брэнд, как бы, люди, которые за этим брэндом стоят, это уют, это комфорт, ну и так далее. И я как бы считаю ребятки хорошо себя сохранили.

А.ПЛЮЩЕВ: Вопросы к сегодняшнему эфиру через интернет к нам прислало очень много народу среди них и Кирилл Немоляев, и Геннадий Бачинский, и Стефан Фрай, и Николай Басков, и Дж.Банана.

А.ЛАЭРТСКИЙ: Извини, вон там видишь Илья из Томска прислал «не вставляет». Илья, так ты его поцелуй как-нибудь там, че-нибудь обними, тогда глядишь и получится. Ну, что ж ты неопытный-то такой!

А.ПЛЮЩЕВ: Ты туда не должен заглядывать как гость!

А.ЛАЭРТСКИЙ: Извини, извини!

А.ПЛЮЩЕВ: У тебя привычки ведущего, да, я понимаю.

А.ЛАЭРТСКИЙ: Да до сих пор, до сих пор!

А.ПЛЮЩЕВ: Дак вот, честь задать вопрос Александру Лаэртскому среди всех этих людей, которых я перечислил, выпадает Антону Королеву.

Л.ЯСНОГОРОДСКАЯ: Коля Басков обидится!

А.ПЛЮЩЕВ: Ну, ничего-ничего, придет, мы ему не зададим вопрос от Лаэртского. Вот и все!

Л.ЯСНОГОРОДСКАЯ: Во! Отличное решение вопроса.

А.АНТОНОВ: Круто!

А.ПЛЮЩЕВ: Так и отомстим, понимаешь. Дирижер Антон Королев спрашивает: «Перечислите основные выводы, к которым вы пришли, проводя исследования психологических отношений внутри больших и малых музыкальных коллективов?»

А.ЛАЭРТСКИЙ: Ну, это было такое. Мы проводили такое серьезное исследование в свое время у меня было агентство, которое внедряло своих скажем так сотрудников в различные фирмы в различные, скажем так, структуры с тем, чтобы изучать внутреннюю коммуникацию между сотрудниками тех или иных как раз структур, причем делалось это, как правило, по просьбе руководителей этих структур. И мы внедрили несколько человек значит в небольшой не буду называть названия квинтет классической музыки, и в один большой симфонический оркестр, там практически люди работали там и там по году.

Л.ЯСНОГОРОДСКАЯ: Это серьезно все?

А.ЛАЭРТСКИЙ: Нет я гоню! Естественно серьезно! Естественно серьезно! И соответственно выводы..

А.ПЛЮЩЕВ: Не я просто хочу пояснить, что в то время когда, ты об этом совершенно серьезно рассказывал в своей программе, а такое было неоднократно…

А.ЛАЭРТСКИЙ: Тоже не доверяли….

А.ПЛЮЩЕВ: Да, нет дело не в этом. Просто Лариса просто еще пешком под стол ходила, поэтому сейчас переспрашивает, если б она каждую неделю включала там, она уже привыкла бы.

Л.ЯСНОГОРОДСКАЯ :А я тогда еще не дотягивалась просто.

А.ПЛЮЩЕВ: А я просто каждую ночь с субботы на воскресенье, тогда еще с субботы на воскресенье передача была, а потом уже с воскресенье на понедельник, меня все время ставили в смену, и я вот все это знаю. Извините!

А.ЛАЭРТСКИЙ: Извините, я болею, да. В общем, мы пришли к такому выводу, что на самом деле музыканты – народ, по большому счету безалаберный и я не буду парить вас длительными сентенциями.

Л.ЯСНОГОРОДСКАЯ: Нет-нет, очень интересно!

А.ЛАЭРТСКИЙ: То есть суть следующая, для того чтобы, большой коллектив музыкантов, работающих в области классической музыки был слаженным там необходима, в буквальном смысле этого слова, дедовщина, иначе коллектив развалится, то есть, условно говоря, молодой музыкант должен носить тубу старого, чистить ее, там ,не знаю, от заплевок, и все такое прочее. Совершенно иная ситуация в малом коллективе, то есть эти люди должны жить большой шведской семьей, вот, для того чтобы коллектив устоялся, вот собственно

А.ПЛЮЩЕВ: Вот как это характерно не только для музыкальных коллективов ,для журналистских –тоже самое?

Л.ЯСНОГОРОДСКАЯ: У меня вопрос этот просто вертится на языке.

А.ПЛЮЩЕВ: Как выясняется, видимо, видимо..

Л.ЯСНОГОРОДСКАЯ: А как вы считаете, для журналистских коллективов? Применимо?

А.ЛАЭРТСКИЙ: Журналистских коллективов вообще не существует.

Л.ЯСНОГОРОДСКАЯ: А что это, что это тогда?

А.ЛАЭРТСКИЙ: Ну, скажем ..

Л.ЯСНОГОРОДСКАЯ: Просто сборище?

А.ЛАЭРТСКИЙ: Ну, не то что сборище, а ну, представьте себе, люди в метро, вот люди в метро это коллектив? Это просто нужда, великая нужда

А.ПЛЮЩЕВ: Но с помощью дедовщины их можно сделать коллективом, как мне кажется.

А.ЛАЭРТСКИЙ: Да, и с помощью цензуры, вот я и говорю эту цензуру давно пора ввести, давно пора вводить жесткую цензуру.

А.ПЛЮЩЕВ: Вот я сейчас хочу ввести цензуру на высказывание Лаэртского для того, чтобы послушать еще одну песню

А.ЛАЭРТСКИЙ: Да, соответственно, а какая у нас, Ларис, песня?

Л.ЯСНОГОРОДСКАЯ: Это песня «Птенец».

А.ЛАЭРТСКИЙ: Давайте выводите, а я по ходу сейчас прям расскажу об этой песне. Значит, песня «Птенец» это стихотворение, вы можете мне не верить как-то, это стихотворение было написано мною, когда мне было двенадцать лет, это были мои первые воспоминания о поездке в пионерский лагерь, то есть, это реальная история, которая произошла со мной в пионерском лагере. Вот послушайте!

Песня

А.ПЛЮЩЕВ: На часах 59 минут и это программа «Аргентум», которая выходит на месте программы «Монморанси» Александра Лаэртского, который сидит сейчас у нас в студии. Я ужасно рад, что ты возвратился к музыкальной деятельности, будешь почаще заходить все-таки.

А.ЛАЭРТСКИЙ: Да, Сань я, честно говоря, испытываю реальное удовольствие, то есть оттого, чем я сейчас занимаюсь, и ну, от этой музыки, ну прет.

А.ПЛЮЩЕВ: Отдельное спасибо Александру Антонову, который поучаствовал в этом возвращении, не последнюю роль сыграл.

А.АНТОНОВ: Ну, я старался, да.

А.ЛАЭРТСКИЙ: Спасибо, Саня, тебе за то что пригласил, Лариса тоже тебе как говорится всегда вэлком теперь в нашу избушку в общем-то, вот.

Л.ЯСНОГОРОДСКАЯ: Спасибо, спасибо!

А.ЛАЭРТСКИЙ: Ну. и удачи всем кто нас слышал, я вас люблю!

А.АНТОНОВ: До свидания!

А.ПЛЮЩЕВ: Спасибо большое

Л.ЯСНОГОРОДСКАЯ: До свидания!

А.ПЛЮЩЕВ: Ты, по-моему, сегодня заодно и справился с ведением эфира, которое практически ты осуществлял. Счастливо, это была программа «Аргентум», через неделю мы снова с вами.



Комментарии

0

Пожалуйста, авторизуйтесь или зарегистрируйтесь, чтобы оставить комментарий.

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире