'Вопросы к интервью
Л.ЯСНОГОРОДСКАЯ: Здравствуйте, Здравствуйте. В Москве 0 часов:09 минут. В эфире как обычно программа «Аргентум», в это время в студии Александр Плющев и Лариса Ясногородская. У нас сегодня гости, которых представит Александр Плющев.

А.ПЛЮЩЕВ: Это собственно, Михаил Козырев, великий русский писатель. Добрый вечер!

М.КОЗЫРЕВ: Я думаю, что надо сказать, после

Л.БАРАЦ: Легендарный.

М.КОЗЫРЕВ: После фамилии Ясногородская, нужно сказать, что Михаил Краснопоборцев и Леонид Барадолюб

Л.ЯСНОГОРОДСКАЯ: Как Вам будет угодно.

М.КОЗЫРЕВ: Ну, это должно быть значимые, существенные исконно русские фамилии. Или псевдонимы. Тем более, что с твоим именем уже пару десятков лет никто все равно не может разобраться.

А.ПЛЮЩЕВ: Представленный уже собственно Леонид в миру носит фамилию Барац, участник квартета, сегодня он представляет. Одна четвертая сегодня квартета есть в нашей студии. Потому что вы понимаете, чисто по техническим причинам – не влезли все участники сюда. И они бросали жребий небольшой. Вот выпало Леониду.

Л.БАРАЦ: А так как жребий был небольшой, это собственно самый небольшой участник квартета и попал сюда.

М.КОЗЫРЕВ: Здравствуйте, Виталий!

А.ПЛЮЩЕВ: Небольшой, небольшой, а на видео-трансляции, которая у нас идет на plushev.com на флэш-видео – ты огромен и только сзади, так небольшой Михаил Козырев иногда выскакивает на фоне.

Л.БАРАЦ: Я вполне согласен с этим.

М.КОЗЫРЕВ: Это главное, под каким углом посмотреть, понимаешь?

Л.БАРАЦ: Главное, что если ты хочешь, чтобы твое лицо заполонило эфир, пожалуйста.

М.КОЗЫРЕВ: Будь близок к камере. Дружок.

А.ПЛЮЩЕВ: Значит, расскажу, что привлекло сюда их в эту студию, мы не совсем…

М.КОЗЫРЕВ: Здравствуй, мама. Мама, я здесь.

А.ПЛЮЩЕВ: Во-первых, во-первых, мы всегда передаем приветы маме Михаила Козырева, всегда. С удовольствием!

М.КОЗЫРЕВ: Леня, а твои родители сейчас слушают? Или нет?

Л.БАРАЦ: К сожалению нет. К сожалению, нет.

М.КОЗЫРЕВ: Что в Одессе не вещают?

Л.БАРАЦ: В Одессе принципиально не слушают «Эхо Москвы».

М.КОЗЫРЕВ: А!

Л.ЯСНОГОРОДСКАЯ: Вообще странно!

Л.БАРАЦ: На Украине российских, радиостанции российские не слушают принципиально. Знаешь?

А.ПЛЮЩЕВ: Ну, вот друзья, второй повод, который это день рожденья Жанны Фриске.

Л.ЯСНОГОРОДСКАЯ: С чем мы ее и поздравляем!

А.ПЛЮЩЕВ: Потому что, когда я позвонил Михаилу Козыреву, он говорит: «Когда? А! Так это ж день рожденья Жанны Фриске! Обязательно приду».

Л.ЯСНОГОРОДСКАЯ: Ну, мы, так или иначе, собирались ее поздравить. Это было у нас в планах.

Л.БАРАЦ: Сегодня еще день рожденья Дианы Арбениной, просто, чтобы вы осознали жертву, которую мы приносим сейчас, в данный момент! Находясь здесь. Две самые серьезные фигуры женские в нашей эстраде.

А.ПЛЮЩЕВ: В отечественной музыке.

М.КОЗЫРЕВ: Фигуры с заглавной буквы или с маленькой?

А.ПЛЮЩЕВ: И последнее что, ну, в общем, самое несущественный повод который послужил поводом для приглашения. Они написали…

А.ПЛЮЩЕВ: Они написали пару книжек на пару.

Л.БАРАЦ: Теперь ты видишь, что с ним происходит?

М.КОЗЫРЕВ: Подожди, сейчас, дай ему сказать.

Л.ЯСНОГОРОДСКАЯ: Он только начал. Подождите.

Л.БАРАЦ: Ну, кто он?

М.КОЗЫРЕВ: Мы же не должны напоминать…Он оператор.

Л.БАРАЦ: Амалия и Амалия.

А.ПЛЮЩЕВ: Так, спокойно щас! Я попрошу нашу программу здесь в суе не упоминать! В смысле наших коллег, а то мы разчетверимся, вместе с Ларисой. Вот.

Л.ЯСНОГОРОДСКАЯ: Да. Напьемся, может быть.

М.КОЗЫРЕВ: Мне уже понравилось слово— в суе. Не будем на это останавливаться.

А.ПЛЮЩЕВ: Так вот. Михаил Козырев наконец дописал свою трилогию «Мой рок-н-ролл» Первые две книжки он представлял у нас в эфире, между прочим. Комический театр «Квартет И», я так понимаю, им не даю покоя лавры Козырева, они тоже красную книжку…сразу. У него была черная и белая, а потом красная, а они сразу красную выпустили.

Л.БАРАЦ: Ну, здесь две голубые полосочки.

А.ПЛЮЩЕВ: Это она на что намекает, Леонид? Простите?

Л.БАРАЦ: Не, не, не, не, не. Не полностью красная книга.

А.ПЛЮЩЕВ: В этом смысле. Ну, так вот. Что сподвигло Михаила писать книги, я знаю.Ну, так примерно представляю.

М.КОЗЫРЕВ: Я скушен уже. Отвечать будешь ты.

Л.БАРАЦ: Скушен, в смысле съеден?

А.ПЛЮЩЕВ: Что сподвигло?

Л.БАРАЦ: Вы знаете нас не сподвигло, мы не писали книг. Мы написали, мы же театр. Мы решили, мы делаем спектакль. Мы писали пьесы, эти пьесы потом были поставлены на сцене. А что это за…

М.КОЗЫРЕВ: Осторожно! Осторожно! Просто в тот момент, когда ты сказал: «Мы же театр!» Ведущие посчитали возможным дать в эфир романтическую музыку.

Л.БАРАЦ: Да, короче говоря, мы написали пьесы. А потом нам предложили их опубликовать, это разные вещи. Когда пишешь книгу и понимаешь, что ее будут читать потом, это одно, а когда пишешь пьесы, это…Перестань меня…Уйди отсюда.

М.КОЗЫРЕВ: Мы те-те-те-театр!

Л.БАРАЦ: Иди отсюда. Театр! Вот… И понимали, что это будет играться на сцене – это другое. Мы не писали книгу, нам просто предложили опубликовать пьесы. Предложили это сделать за деньги.

А.ПЛЮЩЕВ: А! Вот мотив!

М.КОЗЫРЕВ: Этот мотив сейчас звенит у меня в ушах!

Л.ЯСНОГОРОДСКАЯ: Да. Извините, пожалуйста.

А.ПЛЮЩЕВ: Сделай потише. Или вообще, выключи, к чертовой матери, потому что механик забыл…

Л.ЯСНОГОРОДСКАЯ: Так хорошо?

М.КОЗЫРЕВ: Меня страшно сбивает.

Л.ЯСНОГОРОДСКАЯ: Хорошо.

М.КОЗЫРЕВ: Это же был Тэрэнс энд

Эрби? Нет?

Л.ЯСНОГОРОДСКАЯ: Знаете, проблема в том, что я в тех ушах ничего не слышу. Поэтому я ничего…

М.КОЗЫРЕВ: Лариса, разрешите вас пригласить на танец. В школе. В школе.

Л.ЯСНОГОРОДСКАЯ: Нам осталось всего чуть-чуть дотерпеть.

Л.БАРАЦ: Мне задали вопрос, я хотел ответить на него, наконец

М.КОЗЫРЕВ: Я хотел просто пошутить. Ну, потому что у меня отчество Натанович, меня в школе дразнили «на танец, на танец, на, на, на танец». Вот и все. Я говорил, что мне нужно шутить Миша, ну, не удается, так не удается.

А.ПЛЮЩЕВ: Когда возникает повод, нужно сказать, что номер смс, по которому можете отправлять свои сообщения +79859704545.

М.КОЗЫРЕВ: Пришли те нам на наш номер 666 – ответ на вопрос «Где?» и получите прикольную рифму.

Л.ЯСНОГОРОДСКАЯ: Тем не менее, присылайте нам по номеру +79859704545

А.ПЛЮЩЕВ: Мне кажется это ревность такая. Смешно шутить может только «Квартет И»

М.КОЗЫРЕВ: Совершенно верно.

Л.БАРАЦ: Мимо уже. Козырев прекрасно выбирает песни для эфира, а мы хорошо шутим.

М.КОЗЫРЕВ: Я пойду, спасибо.

А.ПЛЮЩЕВ: Так, хорошо, Михаил. Несколько слов о твоей книге.

Л.БАРАД: Я ж говорил, что первый вопрос будет мне, а дальше отвечаешь

Л.ЯСНОГОРОДСКАЯ: Все.

М.КОЗЫРЕВ: Дайте, дайте мне ответить.

Л.БАРАД: Дай поговорить о себе.

М.КОЗЫРЕВ: Отвечает Александр Бялко. Пошли.

А.ПЛЮЩЕВ: Михаил, собственно расскажи о третьем томе, ты же обещал, сказал: «Ну, когда два первых представил. Третий, я обязательно приду к тебе, все расскажу». Давай, рассказывай.

Л.БАРАЦ: Расскажи о третьем томе. Давай!

М.КОЗЫРЕВ: Ну. А вообще мне в присутствии людей написавших, на мой взгляд, ты закрой уши, потому что мне не ловко, написавших, на мой взгляд, самую выдающуюся пьесу современности, которая называется «Быстрей, чем кролики». Это реально фантастический спектакль, фантастическая пьеса, которая если бы была написана там. То она уже в первый же год была подписана Голливудом…

Л.БАРАЦ: Там? Где?

М.КОЗЫРЕВ: И выпущена в виде фильма и поставлена с успехом и Вест Енде, и в Лондоне, и на Бродвее. Это невероятный по степени пронзительности спектакль, выдающийся. Мне, конечно, говорить о литературном жанре, в присутствии одного из авторов – неудобно.

Л.БАРАЦ: Я хотел сказать, что ты очень неплохо шутишь, нравится многое, что ты делаешь.

М.КОЗЫРЕВ: Спасибо. Но если говорить по-честному – дерьмо, а не пьеса. Ну, я приберег для красной книжки вещи наиболее фундаментальные, то есть там рассказ о станциях, о всех радиостанциях, к которым я имел отношение. И рассказ о фестивалях, и рассказ о тринадцати делах, которых я считаю уместным упомянуть. Эти дела простираются от того, как создан был в течение трех дней марафон «Сострадание», после трагедии в Беслане до работы с режиссером Балабановым над фильмом «Брат-2», и работа над русской версией мюзикла Тима Бартона «Кошмар перед Рождеством». Каждый из этих рассказов, он, собственно говоря, приоткрывает такое – закулисье. И, конечно, это в общем эмоциональные, драматические и достаточно личные истории. То есть я предполагаю, что однозначного отношения к ним нет. Книжка заканчивается главой «Тринадцать присяжных». Так как я изначально поставил цель задавать вопросы, но не давать ответы, то соответственно в «Тринадцати присяжных» присутствуют, как положительные, так и абсолютно брутальные оценки разных вещей, которые я сделал, и я их оставил не тронутыми. То есть как они были высказаны Боре Барабанову в интервью, так они и остались. А потом идет последнее слово подсудимого. Я долго думал, что в нем дать. И в результате дал список тех групп, которые я  впервые поставил в эфир за годы деятельности на «Максимуме», на «Ультре» и на «Нашем радио». И просто посчитал, что это, наверное, неким служит оправданием.

Л.БАРАЦ: Наш ответ, наш ответ этим людям

М.КОЗЫРЕВ: Чем, с позволения сказать, берлену.

А.ПЛЮЩЕВ: Под номером десять – хорошая радиостанция, тут тринадцать радиостанций, тринадцать фестивалей, то что Миша говорил. Хорошая под десятым номером — «Как бы радио»

М.КОЗЫРЕВ: Об этом расскажет мой сегодняшний спутник.

Л.БАРАЦ: Что? Что? Я не читал. Там просто отдельный рассказ о создании спектакля. Ну, «Как бы радио»…

М.КОЗЫРЕВ: Кто придумал «Как бы радио»? Ну-ка быстро неси ответ!

Л.БАРАЦ: Я, кстати, не очень помню, кто придумал это слово «как бы».

М.КОЗЫРЕВ: По-моему, Сережа. Тогда было очень модным «на самом деле» — выражение. То есть каждый человек, должен был начинать любую фразу с выражения «на самом деле»…

Л.БАРАЦ: И «как бы», ну, вы помните московская такая штучка. Все было «как бы».

М.КОЗЫРЕВ: До сих пор я реально стараюсь не расколоться, когда Шифрин звучит в спектакле: « Алло, Алло, Алло, Миша!» — «Здравствуйте, Владимир! Это Михаил, с «Как бы радио»». И это, конечно, знак времени. Потому что это время «как бы», оно абсолютно останется надолго.

Л.БАРАЦ: Ну, да. Все было «как бы», все было не по настоящему.

М.КОЗЫРЕВ: Как говорится, я такой талантливый, что все, что я как бы делаю типа, талантливо.

А.ПЛЮЩЕВ: Слушайте, скажите, вот сколько лет-то спектаклю «День Радио»?

М.КОЗЫРЕВ: Тридцать четвертый год.

А.ПЛЮЩЕВ: Ну, ладно, рассказывайте. Серьезно!

Л.БАРАЦ: Если серьезно шерсть лет.

М.КОЗЫРЕВ: Шесть лет.

А.ПЛЮЩЕВ: Я просто помню когда вы приходили ко мне впервые «Квартет И», потому что Михаил Козырев я не помню, когда был.

М.КОЗЫРЕВ: Я боялся. Нет, за спектакль боялся.

Л.БАРАЦ: Еще до меня приходил сюда ко мне. Это прекрасная фраза. Михаил Козырев еще до меня приходил сюда ко мне.

М.КОЗЫРЕВ: Это так как я твоей дочке, твоей дочке говорю. Так как Лешина жена вынашивала вторую дочку за кулисами, то когда дочка родилась…

Л.БАРАЦ: На сцене, естественно!

М.КОЗЫРЕВ: Я все время следил за этим. То я ей говорю, сегодня: «Ты единственна девочка, которую я знал до рождения».

А.ПЛЮЩЕВ: Смотреть можно двух персонажей на plushev.com флэш-видео и персонажи эти вовсе не мы с Ларисой, а Леонид Барац и Михаил Козырев.

Л.БАРАЦ: Здравствуйте, персонаж. Я персонаж.

М.КОЗЫРЕВ: Здравствуй и ты!

А.ПЛЮЩЕВ: Ну, такой вот. Я продолжу про «День Радио».

М.КОЗЫРЕВ: Шесть лет. Да.

А.ПЛЮЩЕВ: Я с тех пор его посмотрел много раз.

Л.БАРАЦ: Серьезно?

А.ПЛЮЩЕВ: Неоднократно, серьезно. И все благодаря вам, спасибо. Один раз благодаря группе «Бобры», которая теперь там участвует.

Л.ЯСНОГОРОДСКАЯ: Благодаря Саше Плющеву, и я посмотрела.

А.ПЛЮЩЕВ: Вот видите. Вот так все происходит. Мы еще не смотрели «Быстрее, чем кролики», «День выборов». Ей Богу!

Л.ЯСНОГОРОДСКАЯ: Да, нам нужны билет, ну, вы понимаете. Все же не просто так.

Л.БАРАЦ: Сейчас поставим песню и договоримся.

М.КОЗЫРЕВ: Ну, я думаю, что правда заключается в том, что никто конечно и близко даже не мог ожидать, что с этим в реальности произойдет.

А.ПЛЮЩЕВ: Ну, вот. Не изжил себя спектакль? За 6 лет то?

Л.БАРАЦ: Вы знаете, по моим ощущениям, изжил. А по ощущениям зрителя – нет, не изжил. Мы вот в этом конфликте и находимся. Я имею в виду, что написана пьеса «День выборов», которая написана на мой взгляд лучше. Написано «Быстрей, чем кролики». А «День Радио» спектакль, который прям попал. Вы знаете, бывает такая вещь. Это часто не зависит от качества, хотя на мой взгляд, это не плохо написано, но вот он попал во время. Вот он стал, что называется культовым, а как стал культовым совершенно не понятно.

М.КОЗЫРЕВ: Это есть слово, одно из тех слов, которые безнадежно себя дискредитировали. И его даже нельзя употреблять. Я недавно разговаривал с одним режиссером, который хотел, чтобы я ему помог с саунд-треком. Я говорю, а что за фильм. И он произнес такую фразу: «Ну, мы снимаем культовую, молодежную комедию с элементами мюзикла»

Л.БАРАЦ: Еще снимают, а она уже культовая.

Л.ЯСНОГОРОДСКАЯ: Стала культовой.

Л.БАРАЦ: Ну, да, я так тоже со стеснением произношу это слово, которое уже привязалось к спектаклю. Но вот  я говорю, что как-то попали во время, в людей попали. Потому что, например «День выборов», который, по-моему, получше он не стал таким культовым. Он рассчитан…Может быть, это связано вот, кажется с чем. «День Радио» рассчитан на очень молодую аудиторию 20-30 лет. Это как раз те люди, которые фанатеют, после 30 уже перестают фанатеть. После тридцати там нравится, обсуждают, но нет вот этого «О-о-о-о!».

Л.ЯСНОГОРОДСКАЯ: К вам ходит много молодежи сейчас?

Л.БАРАЦ: На день радио, как обычно, ходят… Не ну…вы же ходите?

М.КОЗЫРЕВ: Тут важно подчеркнуть одну деталь, что смысл спектакля «День Радио» – это по большому счету стебалово над степенью цинизма и лицемерия средств массовой информации

Л.ЯСНОГОРОДСКАЯ: Да. Невозможно спорить.

М.КОЗЫРЕВ: «А день выборов» — это точно такое же издевательство над системой политической власти и выборной власти в стране.

Л.ЯСНОГОРОДСКАЯ: А это понимают уже те, кто постарше, соответственно.

Л.БАРАЦ: Ну, во-первых, а во-вторых, даже дело не в теме, которая выбрана, а как написано. «День Радио» написан, ну, я уже говорил, от лица драматурга. Извините, за такое слово.

Л.ЯСНОГОРОДСКАЯ: Легендарного русского драматурга.

М.КОЗЫРЕВ: Я, как легендарный русский драматург скажу, что «День Радио» написан прямолинейно, именно так вот, в линеечку. Так все выстроено.

Л.БАРАЦ: Спасибо, Миш!

М.КОЗЫРЕВ: Присаживайся на колени.

Л.БАРАЦ: На колени! А «День выборов», как-то поизощренней написан, и соответственно его легче воспринимают люди.

М.КОЗЫРЕВ: Но бегом надо на «Кроликов». Бегом. Это совершенно другое.

Л.БАРАЦ: Для меня кролики – это моя гордость. Приходите, я, пользуясь, случаем, хотя я понимаю, что адекватный отклик он может найти только у достаточно узкого сегмента наших слушателей, зрителей. Но «Быстрей, чем кролики», мне кажется,  — это лучше, чем «День выборов».

М.КОЗЫРЕВ: Спектакль начинается с того, что два друга просыпаются неизвестно где и неизвестно с чего. Не могут вспомнить, что было вчера и оказываются в доме, в котором нет окон, нет дверей, нет зеркал. И постепенно они приходят к выводу, что, наверное, они в Чистилище. То есть они уже очевидно, что они где-то вчера разбились в автокатастрофе.

Л.ЯСНОГОРОДСКАЯ: Это личный опыт?

Л.БАРАЦ: Нет.

М.КОЗЫРЕВ: И постепенно с разных сторон приходят какие-то странные люди. И это все в общем о жизни и смерти. По большому счету! То есть это невероятно!

Л.БАРАЦ: Спасибо, Миш!

М.КОЗЫРЕВ: Если бы вы включили, включили вы… Если бы мы пришли в кинотеатр, и увидели это. Там я не знаю, режиссеру вверху видно. В спектакле, в котором Бред Питт просыпался бы рядом бы с Томом Крузом. Это было бы оскароносный фильм.

Л.БАРАЦ: При этом, я хочу вам сказать что мы сейчас запускаем спектакль, то есть кинофильм «День Радио». Мы будем снимать.

Л.ЯСНОГОРОДСКАЯ: Да. Мы обязательно о нем поговорим.

Л.БАРАЦ: «День выборов снят», а «День радио» мы  только запускаем.

Л.ЯСНОГОРОДСКАЯ: Я  о другом, и об этом, и о том.

Л.БАРАЦ: Ну, вот я хочу вам сказать люди, которые готовы были финансировать. Ну, то есть мы пришли к ним и говорим. Сначала у нас была мысль снять кроликов. «Быстрее, чем кролики». Мы пришли, они прочитали, они посмотрели и говорят: «Ой, как хорошо, как здорово!»

М.КОЗЫРЕВ: Но денег не дадим.

Л.БАРАЦ: Когда мы заговорили о деньгах, они тут же сказали: «Ребята, это, конечно, не знаю, как это… Иметь ли это будет коммерческий иметь успех?». Как только мы сказали: «А давайте «День Радио» снимем!» Они сказали: «Конечно. Сколько надо денег? Все. Пожалуйста! Давайте, давайте снимать «День Радио!»» И это, конечно, показатель того, насколько интересно…

М.КОЗЫРЕВ: Это не комедия. Это первый раз, первый раз…

Л.БАРАЦ: Ну, это комедия.

М.КОЗЫРЕВ: Нет. «Кролики» — это не комедия.

Л.БАРАЦ: Там много смешного.

М.КОЗЫРЕВ: Нет, я о другом. Вот. «День выборов», который снят был прошлым летом. Был показан на «Кинотавре», всевозможным специалистам по кино, и после этого началась, какая-то массовая истерия. Те люди, которые взяли, подписали контракт на распространение фильма «День выборов», они печатают количество экземпляров больше, чем «Шрек».

Л.ЯСНОГОРОДСКАЯ: Это невероятно, я не верю в это. Это невозможно.

М.КОЗЫРЕВ: То есть осенью это как бомбанет. Они верят в это — в главную комедию года.

Л.ЯСНОГОРОДСКАЯ: Подождите, а почему такая задержка, если уже снят фильм, и только осенью премьера, насколько я понимаю?

М.КОЗЫРЕВ: Во-первых, я думаю, что это связано с тем, что кинопроизводств это такой процесс.

Л.ЯСНОГОРОДСКАЯ: Очень длительный.

М.КОЗЫРЕВ: Если ты, например, пишешь песню на гитаре, и выбрасываешь ее в интернет, то на следующий день, твои слушатели ее услышат. Если ты придумываешь фильм, и решаешь его снимать, то, во-первых, между тобой и зрителем, не то, что десятки, а сотни людей, которые будут вилять на то, что увидят. А, кроме того, это самый сложный технологический процесс.

Л.БАРАЦ: В это мы убедились.

М.КОЗЫРЕВ: И осень, типа летом западло все выпускать, а вот осенью.

Л.БАРАЦ: Все по отпускам.

Л.ЯСНОГОРОДСКАЯ: А как проходили съемки?

Л.БАРАЦ: Ой!

М.КОЗЫРЕВ: Вы знаете! Мало, кто что помнит.

Л.ЯСНОГОРОДСКАЯ: Все проснулись в одной комнате.

М.КОЗЫРЕВ: Нет. Мы придумали себе, такие идеальные условия. Понимаете? Дело происходит на корабле, все плывут по Волге. И мы пытались синхронизировать кино процесс, с процессом человеческим. И когда, например, ты вечером выпиваешь, а с утра у тебя сцена похмелья. Это идеально.

Л.ЯСНОГОРОДСКАЯ: То есть вы старались приблизиться к реальности.

М.КОЗЫРЕВ: Мы синхронизировали это. В какой-то момент мы с Максимом Виторганом, после действительно вечернего выпивания, с утра лежали на воздухе в джакузи. А по сценарию мы были с похмелья. А так как…

Л.БАРАЦ: Жизнь и кино слились воедино!

М.КОЗЫРЕВ: А так как в роли вечно пьяного православного священника снимался естественно Миша Ефремов, то он махал кадилом, мимо проходящий дьяк, и кричал: «Отпеваю досрочно!»

Л.БАРАЦ: Да, понять где жизнь, а где кино, было, практически, невозможно, особенно для самого Миши.

М.КОЗЫРЕВ: У нас есть звонок.

Л.БАРАЦ: Подожди, это я тебе позвонил, Миш.

А.ПЛЮЩЕВ: Михаил, мне нравится, он иногда чувствует себя, просто на рабочем месте. Миша, отдых сегодня, можно отдыхать.

М.КОЗЫРЕВ: Мне чудесно, я, жалко, не захватил шампанского, а так мне уже чудесно.

А.ПЛЮЩЕВ: Раз мы заговорили о «Дне выборов» можем прерваться Мы даже сегодня поспорили, даже, успеем ли мы поставить сегодня хотя бы одну песню, с нашими неразговорчивыми гостями.

М.КОЗЫРЕВ: Как раз можно ставить, потому что в горле пересохло. Не можем больше чесать языками. Что поставим?

А.ПЛЮЩЕВ: Да, как скажете!

Л.БАРАЦ: Я думаю, что, наверное,

М.КОЗЫРЕВ: Не давайте, «Казачок». «Казачок» — это песня из спектакля «День выборов», которая вошла у нас один раз, в «Не голубой огонек», в первый. Но в фильме она оказалась заменена реальным казачьим хором и реальной казачьей песней, который мы снимали. Но это блестящее произведение «Нечастного случая», в котором мы можем видеть всех шестерых участников, которые поют вокально. И у каждого есть своя партия.

М.КОЗЫРЕВ: Да. По сюжету там происходит так, что мы приплываем в город Приволжск, где казаки держат весь город и некий Чапельный завод. И как-то мы там их обояем и они на своем сборе, смотре поют песню.

Песня

А.ПЛЮЩЕВ: 0 часов 33 минуты. Вы слушаете радиостанцию «Эхо Москвы». Александр Плющев, Лариса Ясногородская. Некий шум в эфире обусловлен тем, что Михаил Козырев попытался найти воды на радиостанции,

Л.ЯСНОГОРОДСКАЯ: Может быть, даже нашел.

А.ПЛЮЩЕВ: может быть, даже нашел. Какой-то Учкудук он откопал.

Л.БАРАЦ: Слушайте, я видел ужасную вещь, как ищут воду в пустыне, берут обезьянку не поят ее три дня и она чувствует воду. И когда ее выпускают… Это невероятно! Это смешно! И она несется и выкапывает, выкапывает и начинает пить.

М.КОЗЫРЕВ: Дорогостоящие, специально обученные обезьяны.

Л.БАРАЦ: Ты так сделал, Миш?

А.ПЛЮЩЕВ: Это очень негуманно.

Л.БАРАЦ: Я еще должен сказать, что мне Паша Филипенко, Паштет прислал сегодня ссылку на  клип Мадонны, который был выпущен вчера, 07.07.07.

Л.ЯСНОГОРОДСКАЯ: Да, его даже  посмотрела уже, «Hey, you!». Очень здорово!

М.КОЗЫРЕВ: Очень сильна штука вообще.

Л.ЯСНОГОРОДСКАЯ: Очень здорово и песня хорошая, на мой вкус

М.КОЗЫРЕВ: Невероятная такая, удивительная способность у больших, коммерчески востребованных артистов, из песен, которые сами по себе не несут такого вселенского смысла делать клипы, которые прямо реально ушибают тебя, с видео рядом, т.е. там, ну я не думаю что…

Л.ЯСНОГОРОДСКАЯ: Господин Лукашенко там, Буш там, кого там только нет.

М.КОЗЫРЕВ: То есть, это такое, как бы из серии «Остановитесь и задумайтесь», такое вот. У меня даже, мы  даже делали передачу с группой «Дискотека Авария» по песни «Зло». Любопытно было, я  хотел их спросить: «Так кто зло?»

А.ПЛЮЩЕВ: Так спросил?

М.КОЗЫРЕВ: Спросил, ответов ни одного не услышал.

Л.БАРАЦ: Зло это то, что не добро.

А.ПЛЮЩЕВ: А, Хороший, я правда, честно говоря, не очень понял к чему было про Мадонну, ну хорошо.

М.КОЗЫРЕВ: Так просто вчера это было, это свежие новости.

Л.ЯСНОГОРОДСКАЯ: Я воспользуюсь паузой, да? Как паузой?

М.КОЗЫРЕВ: И про обезьянку, воды, там очень много голодный детей .

А.ПЛЮЩЕВ: А, в этом смысле, извините.

Л.ЯСНОГОРОДСКАЯ: И, тем не менее, смс +79859704545.

М.КОЗЫРЕВ: Если меня матерят, не стоит читать.

Л.ЯСНОГОРОДСКАЯ: Хорошо, не будем, договорились.

А.ПЛЮЩЕВ: Но пока, как не странно, нет.

Л.ЯСНОГОРОДСКАЯ: Как не странно, нет. Телефоны прямого эфира. Да, звоните нам, мы позволим вам, позволим, может быть, задать вопрос.

М.КОЗЫРЕВ: Мы, в общем позволим.

Л.ЯСНОГОРОДСКАЯ: 783 90 25 для тех, кто находится в Москве

М.КОЗЫРЕВ: Послушайте, вы станция, которая.

Л.ЯСНОГОРОДСКАЯ: Я замолчала.

Л.БАРАЦ: Многие не смогли услышать телефон.

М.КОЗЫРЕВ: Да, еще раз можно Лариса, пожалуйста.

Л.ЯСНОГОРОДСКАЯ: Хорошо. Только по просьбе Михаила. 783-90-25 для тех, кто находится в Москве и 783-90-26 для тех, кто находится не в Москве.

А.ПЛЮЩЕВ: А то в кнопочки не попадет…

М.КОЗЫРЕВ: Саша, держи себя в руках. Ты  же не…

Л.ЯСНОГОРОДСКАЯ: 783-90-26 для тех, кто находится не в Москве. Все.

А.ПЛЮЩЕВ: Должны же быть какие-то у радиостанций, общие стандарты. Понимаешь?

М.КОЗЫРЕВ: Сам согласись. Стандарт убухаться и нести невнятицу. Это сильный стандарт. Если судить по той программе. О которой мы говорим. Просто недавно один наш коллега недавно пал жертвой одной из известных программ.

Л.БАРАЦ: Стоп. Все. Закончиваем.

А.ПЛЮЩЕВ: Значит теперь про «День выборов». Когда он выйдет фильм?

Л.БАРАЦ: 18 октября.

А.ПЛЮЩЕВ: Уже премьера?

Л.БАРАЦ: Да, вот прямо в стране широкий прокат. Ну, вот Миша говорил уже, да действительно они рассчитывают на то, что это будет…

М.КОЗЫРЕВ: Мне кажется, что это будет смешно.

Л.БАРАЦ: Это может быть не будет в смысле страшно, в смысле креативного кино. Но это будет, наверное, смешно. Потому, что многое вошло из спектакля. Мне кажется, это достойно будет.

М.КОЗЫРЕВ: Да, до выпуска, до выхода, до такого решения, фильм был показан целой плеяде фокус-групп, а, кроме того, еще и, смею сказать, особенно специально подобранным зрителям в высших эшелонах власти, Потому что люди, которые вложили в это деньги, они как-то серьезно насторожились по поводу того: «А можно ли нынче?».

Л.ЯСНОГОРОДСКАЯ: Название как-то очень смущает, да.

М.КОЗЫРЕВ: Да, и если она инстанция сказала: «Очень смешно, но я ничего не решаю». То другая инстанция сказала: «Очень ничего, ну, пусть будет». Так оно и произошло.

А.ПЛЮЩЕВ: Подожди. Правильно ли Я понимаю, что у нас, так как-то, потихонечку, потихонечку, но время худсоветов, оно как-то немного возвращается? Отвечают ли они

Л.БАРАЦ: Мы его сами возвращаем, на мой взгляд. Мне кажется, что импульс, который идет сверху не настолько сильный, чтобы вот  так всем испугаться. Но мы настолько готовы к этим худсоветам и к цензуре, что сами несем туда наверх.

А.ПЛЮЩЕВ: Удивительная вещь.

Л.БАРАЦ: Сами, сами себя цензурируем. Вот. Поэтому. Да. Пришло. Все вернулось на круги своя.

М.КОЗЫРЕВ: Удивительная вещь, которая приключилась пару дней назад буквально. Мы просто были в одной компании на дне рождения, и один из наших приятелей, который имеет большее отношение к структурам власти, он рассказывал какую-то историю, и, в тот момент, когда он дошел до главного идеолога страны и главного человека страны, он, естественно, понизил голос и стал говорить: «И вот представляешь…» (шепотом). И Макс Виторган, который сидел, он сказал громко: «А сейчас можно не делать голос тише!» Потому, что мы были реально вот там шесть человек, абсолютно давно знакомых, не сомневающихся.

Л.БАРАЦ: Все эти рефлексы быстро восстанавливаются. Но у меня есть ощущение того, что мы, те, кто рефлексируем собственно, да, от импульса сверху, мы слишком сильно рефлексируем. Дело ведь в количестве несогласных, вернее так, дело в количестве. Сейчас можно говорить? Все нормально?

А.ПЛЮЩЕВ: Можно, можно.

Л.БАРАЦ: А то я смотрю, вы за камеру взялись?.

М.КОЗЫРЕВ: Скажите, я так понимаю, у вас, прямая трансляция в Кремль тоже идет?

А.ПЛЮЩЕВ: Да. Естественно.

М.КОЗЫРЕВ: Дело в количестве согласных с кем-то что-то обсуждать, и, как это называется, проходить эту цензуру. Если говорить что этих согласных огромное.

Л.БАРАЦ: Сейчас, я потише сделаю чуть-чуть. Я просто не понял: согласные, несогласные. Это ты понимаешь знание языка. Шучу. Я просто хочу сказать, что там только повели бровью, а мы уже успели отстроиться.

А.ПЛЮЩЕВ: Ну да.

М.КОЗЫРЕВ: И удивительная вещь. Мы когда делали с моей напарницей Сашей Табаковой, подводили итоги прошлого года, и образы, которые останутся надолго, то я сказал, что для меня самый главный образ прошлого года, это Зидан, который ударяет головой. Она сказала, что главный образ это наш президент, целующий в живот мальчика.

Л.ЯСНОГОРОДСКАЯ: Мальчика.

М.КОЗЫРЕВ: И добавила, что «только в этот момент я поняла, что нами правит упырь». И через несколько секунд она получила смс от мамы, которая гласила: «Ты с ума сошла!» . То есть сама формулировка вызвала такую реакцию, хотя там, это, безусловно, картина, которая вызывает такую трактовку.

Л.БАРАЦ: Ну, да. Но, наверное, все-таки не только повели бровью, а там несколько бровей все-таки уже пошло в ход.

М.КОЗЫРЕВ: Несколько людей уже сидят в лагерях, в Сибири в частности.

Л.БАРАЦ: Но в смысле цензуры, да. Все возвращается.

М.КОЗЫРЕВ: Я, на самом деле, должен честно сказать, что у меня, так как у меня была возможность остаться в Соединенных Штатах Америки, как бы в свое время, когда я вернулся, я десять лет ни разу не пожалел, что вернулся. Первый день, когда у меня вдруг в голове проскользнула мысль: « А может быть, я это зря сделал», это был тот день, когда арестовали Ходорковского. Причем, я никогда в жизни его не встречал, я очень малое понятие имел по поводу экономики «Юкоса». Я не знал. Просто сам факт безаппеляционного, разнузданного ареста самого богатого человека в стране, насторожил меня. Мне, почему-то, сразу показалось, что это не о нем, а это просто о каждом из нас. Что никому не будет пощады, если будет так.

Л.БАРАЦ: А говорим мы о двух красных книжках, о выборах, «Мой рок-н-ролл». Не так много радиостанций на этом свете осталось, на которых об этом можно говорить. Поэтому уж извините.

М.КОЗЫРЕВ: Мама, прости, меня еще не арестуют сегодня вечером – я обещаю

Л.ЯСНОГОРОДСКАЯ: Тебе, наверное, уже прислала мама несколько смсок.

А.ПЛЮЩЕВ: Кончился уже день, ночь наступила, между нами. Значит, слушайте, я еще просто о фильме хотел немного. А были ли по цензурным соображениям, какие то куски, фрагменты, или может быть куск?

Л.ЯСНОГОРОДСКАЯ: Или может быть песни, какие-то?

Л.БАРАЦ: Да. Были.

Л.ЯСНОГОРОДСКАЯ: Вы сами так решили заранее?

М.КОЗЫРЕВ: Нет. Конечно, нет. К сожалению, или сейчас к счастью не знаю сейчас, мы отдали права, мы продали права и решали уже в конечном итоге не мы, что выбрасывать, что оставлять. Но я понимаю, что вот, например, песня «Путин и Христос», которая была написана там 4 года назад, которую мы можем поставить, я надеюсь.

А.ПЛЮЩЕВ: Запросто!

Л.ЯСНОГОРОДСКАЯ: Запросто, да.

М.КОЗЫРЕВ: Вот сейчас. Не потому, что Леша Кортнев, который ее тогда написал, 4 года назад, стал менее смелый или как-то чего-то бы испугался. Ну он просто бы не написал ее, в принципе. Потому что понимал бы, что она ну никуда не пойдет. Тогда 4 года назад он ее легко написал, но естественно она сейчас, 4 года спустя, уже не вошла в фильм, потому что ну, это просто невозможно. Это трудно себе представить, что это так может быть.

А.ПЛЮЩЕВ: С этой же песней была история еще на «Не голубом огоньке»?

М.КОЗЫРЕВ: Была история. Мы сняли, причем сняли ее в антураже построенных лесов в заброшенном здании завода, где люди стояли подсвеченные на контровом цвете, и так как «Несчастный случай» там сознательно выглядит практически как «Любэ», практически главная группа страны нынче. То это, и причем опускается колокол и такие хоругви, на которых изображен лик, святой, когда мы сами посмотрели и «Несчастный случай» посмотрел на съемку, на монтажную, мы безоговорочно друг с другом согласились, что это уж точно не для Нового Года. Это так страшно было, что мы выкинули, просто сознательно выкинули эту съемку.

Л.БАРАЦ: Что касается нас, мы просто не снимали это. И не только мы, собственно не мы, а продюсеры скорее, повлияли на это, чтобы не снимать. Но и мы бы тоже не решились на то, чтобы это снимать, просто понимая, что в этом фильме, ну это не нужно, это неадекватно сейчас нынешнему времени.

М.КОЗЫРЕВ: Давайте послушаем прямо сейчас.

Л.ЯСНОГОРОДСКАЯ: Это какой проект, вы мне скажите?

А.ПЛЮЩЕВ: Давайте.

М.КОЗЫРЕВ: Это 6-й трек, это группа называется «Гибель эскадры». Это конец второй, перовой части «Дня выборов», и Кортнев успевает, бушлаты, колокол, колокол спускается.

А.ПЛЮЩЕВ: То есть в спектакле она до сих пор звучит.

Л.БАРАЦ: Да, во всю.

М.КОЗЫРЕВ: Я ж говорю вам, что дело в количестве согласных, согласных, понимаете, себя корректировать.

А.ПЛЮЩЕВ: Вот. Кортнев и «Несчастный случай», «Путин и Христос».

Песня

М.КОЗЫРЕВ: Вы слушаете радиостанцию «Эхо Москвы». Программу «Серебро».

А.ПЛЮЩЕВ: Вообще-то «Аргентум».

М.КОЗЫРЕВ: «Аргентум». Песню «Путин и Христос» из спектакля «День выборов». В исполнении группы «Несчастный случай». Вот так вот. Спасибо ведущим программы за гражданскую смелость поставить эту песню в эфир.

Л.ЯСНОГОРОДСКАЯ: Нас так воспитывают здесь.

А.ПЛЮЩЕВ: Мы просто не знали. Что эта песня с таким звучанием.

М.КОЗЫРЕВ: Конечно, если бы вы знали.

Л.ЯСНОГОРОДСКАЯ: Вот так вот отношение.

М.КОЗЫРЕВ: Вы давно были бы ведущими Первого канала.

А.ПЛЮЩЕВ: Вот все-таки злой на язык человек Козырев. Пригласи его он со всеми перессорит, на самом деле. Только позови, что называется. Миша, поскольку тебе еще до сих пор, задают тут вопросы на смс, когда «Наше радио» будет вещать в таком— то городе?

М.КОЗЫРЕВ: До сих пор.

А.ПЛЮЩЕВ: Значит, я все-таки спрошу тебя не только об этой радиостанции, а о фестивале. Ты наверняка, знаешь, что произошло с «Нашествием»?

Л.ЯСНОГОРОДСКАЯ: Да, спрашивали уже это. На пейджер писали вопросы.

М.КОЗЫРЕВ: Да я знаю, это, собственно говоря, для меня абсолютно вещь горькая. Как не странно, никакого, ну то есть по идее я должен испытывать такое ощущение зловредного такого злорадства. Но удивительно, «Максидрома» ведь в этом году не было тоже в Москве, он был в Питере, и причем он был в одно время тоже с другим фестивалем, и в общем выглядел как разогрев вообще группы «Плахибо». То есть там было 2000 человек в Ледовом Дворце, и Боря Барабанов в «Коммерсанте», очень правильно писал, что фестиваль лета, это когда чистые туалеты остаются, после фестиваля. И нет «Максидрома», нет «Нашествия», и я даже в 5 утра пару дней назад начал писать очерк, как умирают фестивали. И может быть с одной стороны может быть это…

Л.БАРАЦ: Но заснул.

М.КОЗЫРЕВ: Но заснул не вовремя. Да. Написал примерно две строчки и заснул. С одной стороны может быть это сочетание обстоятельств. С дрогой стороны от этого, конечно, проигрывают все. Вот. Увы. Потому что ну, если есть яркие какие-то вещи, нужно их беречь и грех радоваться, когда они умирают. Но с другой стороны я думаю, что в основе таких вещей, точно так же как, в основе, например, в истории «Квартета И» лежит непредсказуемая какая-то химическая комбинация и магия. И закономерностей здесь никаких нет. И в одном случае она вдруг срастается как фермент, и получается невероятный успех, а в другом случае она не срастается и разваливается. Сколько этих на моей памяти мы начинали фестиваль «Максидэнс», например, который был один раз в Олимпийском, и провалился безнадежно. А здесь просто мне кажется, что ни то, ни другое тем людям, которые остались во главе не нужно. Им на фиг это не нужно. То есть они могут говорить, что как бы мы за это, и мы старались, и мы хотели, и вот в будущем году будет все вообще офигенно. Им внутренне этот на фиг не надо.

Л.ЯСНОГОРОДСКАЯ: Ну а аудитории это надо?

М.КОЗЫРЕВ: Ну, а аудитория, она, к сожалению, в данном случае падает жертвой. Чтобы она не говорила, она ничего не решает.

А.ПЛЮЩЕВ: Но появляются же новые фестивали. Например, вот фестиваль «Маус», второй год подряд. Правда я не знаю насколько он успешно прошел, но я слышал, что там был еще чуть ли не меньше чем в прошлом году людей.

М.КОЗЫРЕВ: Ну, вот в данный момент, в данную минуту пока мы говорим, он как раз, по-моему.

А.ПЛЮЩЕВ: Завершился.

М.КОЗЫРЕВ: Да. Фестиваль «Маус», это, в общем, отчаянная попытка, так сказать, ответить несправедливости того, что этих людей, которые его организовывают, выкинули из «Нашествия», причем выкинули несправедливо. Это на самом деле, это лучшая команда, которая умеет делать фестивали и по каким-то причинам, не хочу в них вдаваться, их оттуда выкинули. В результате один фестиваль умер, а другой фестиваль лишился радиостанции.

Л.БАРАЦ: Выкинули из «Нашествия»

М.КОЗЫРЕВ: Выкинули из «Нашествия». Сейчас сделали «Маус».Один фестиваль вообще умер, а другой фестиваль ну так встает, понемногу шатаясь на ноги. Дай Бог, ему, вообще больше фестивалей хороших и разных. Просто беда заключается в том, что не деньгами едиными движимы фестивали. Это вещь, которая. Это тяжелый, сложно предсказуемый процесс. И, к сожалению, иллюзии питать, это питать иллюзию думать о том, что фестиваль запустим, заработаем кучу бабла и уедем на Канары. Ничего подобного никогда не бывает. Но главное, что это фантастических и потрясающий хэпининг, который дарит радость очень многим музыкантам и зрителям. И, конечно, отвратительно, что именно ценой собственных амбиций и безразличия, они, в общем, вот покоятся на кладбище нынче.

А.ПЛЮЩЕВ: Михаил Козырев и Леонид Барац, соответственно, Михаил Козырев и часть «Квартета И» у нас сегодня в гостях и теперь, что касается видео-трансляции. Смотрят, у нас обычно число зрителей падает к концу программы. Я не знаю, почему. Н, то есть, видимо надоедает. А вот сегодня растет.

М.КОЗЫРЕВ: Дело в том, что я очень красивый.

А.ПЛЮЩЕВ: А вот в этом смысле. Ты думаешь, что люди посылают друг другу ссылки, Посмотри какой красивый.

М.КОЗЫРЕВ: Тут есть такая вещь — магия моего лица. Посмотри, какой красивый. Быстро включись! Качай его к себе на телефон немедленно. А к концу программы мы продемонстрируем то, что еще никогда не демонстрировали публично. Обещаю. Оставайтесь с нами.

Л.БАРАЦ: Я еще не приду в себя от…

А.ПЛЮЩЕВ: Как там, в «День Радио» говориться. Я выкрутился, теперь… На plushev.com вы можете посмотреть на них, на очень красивых.

Л.БАРАЦ: Очень, очень! Миша просто красивый, я очень красивый.

Л.ЯСНОГОРОДСКАЯ: Пока все смотрят, вы можете ответить на вопрос. Андрей Климов – программист прислал вам такой вопрос.

Л.БАРАЦ: Скажите, чем отличается Бейсик от Альтрано?

Л.ЯСНОГОРОДСКАЯ: Ну, почти что

Л.БАРАЦ: Мне прислали уже второе сообщение с фразой «Смешно». Я считаю это комплементом.

Л.ЯСНОГОРОДСКАЯ: «Если судить по русскому интернету, молодежная аудитория все больше теряет родной разговорный язык, заменяя его языком подонкофф. Ощущается ли это при общении с обновившейся,(как раз мы говорили, что аудитория сейчас молодеет). Да. Обновившейся зрительской аудиторией? Можно ли избежать общения со зрителем на уровне «привед», «медвед», и прочих признаков потери элементарной речевой культуры?

Л.БАРАЦ: Можно. Можно избежать, если говорить «привет» и «медведь». И я думаю, что это, в общем, вещь, что русский язык победит это все, ну то есть она наверняка что-то примет, что хорошо, что, в общем, сокращает труд произнесения, но вот в этом смысле я не опасаюсь за язык. Сейчас надо говорить по-русски. С детьми надо разговаривать по-русски и все будет хорошо.

М.КОЗЫРЕВ: Я просто хочу добавить, что парадигма нашего с Лешей дискурса, безусловно, станет альтернативой, и она является операцией нашего сознания.

Л.ЯСНОГОРОДСКАЯ: Я поняла.

А.ПЛЮЩЕВ: Прекрасно сказано, между прочим

М.КОЗЫРЕВ: Сказано человеком, который привык поворачиваться лицом к опасности. Красавец, умничка! Молодец! Я люблю тебя!

Л.БАРАЦ: Чисто люблю тебя!

М.КОЗЫРЕВ: Подонок.

Л.ЯСНОГОРОДСКАЯ: Можно, да?

А.ПЛЮЩЕВ: У нас уже даже телевизор вырубился. А мы еще говорим.

Л.ЯСНОГОРОДСКАЯ: А вообще идти наповоду у аудитории – это нормально? Это хорошо? Это стоит делать?

Л.БАРАЦ: Ну, вы знаете нам не приходилось это делать. Потому что мы пишем, и пишем про себя и о себе. И как вот, что значит идти на поводу.

М.КОЗЫРЕВ: Если честно мы искали этот повод, просто не нашли в темноте.

Л.БАРАЦ: Мы бы с удовольствием. Просто пишешь, да, и то, что тебе нравится ты это и пишешь.

Л.ЯСНОГОРОДСКАЯ: То есть, в первую очередь собственный вкус?

Л.БАРАЦ: Тут важно обозначать. Конечно, ну еще и интерес. Нет, ну я, например, выглядываю в зале, смотрю, там, если есть люди, которые мне интересны, мне нравится, когда они смеются.

М.КОЗЫРЕВ: Ну, ему сложно, он не высокий.

Л.БАРАЦ: Мне сложно, я не высокий. Тем не менее, я например, на лестничке, там за кулисами стою, выглядываю.



А.ПЛЮЩЕВ: Неужели вы думаете, что «Квартет И» не мог бы быть на месте «Комеди-клаба».

Л.БАРАЦ: Безусловно. Просто одни готовы на то, чтобы поставить на конвейер, и понизить планку качества и работать именно на поводу. Дело в том, что там есть очень многие талантливые ребята

Л.ЯСНОГОРОДСКАЯ: Так вот они идут?

М.КОЗЫРЕВ: Просто это как раз ребята – это пример, какого-то многолетнего нежелания идти на компромисс.

Л.БАРАЦ: Нету, нету. Ты знаешь, вот я думал, сейчас думал об этом. Я не думаю, что мы не готовы идти на компромисс. Просто у нас, слава богу, что касается «Квартета и», есть свой театр.

М.КОЗЫРЕВ: Слава Богу!

Л.БАРАЦ: Да. Есть свой театр, где мы себе делаем то, что хотим. И если бы его не было, мы шли на компромисс на телевидение, на радио, потому что нужно бы было зарабатывать бы деньги. А так как есть театр, и деньги зарабатываются, и есть выплеск, есть, где выплеснуть, то мы на компромисс не идем.

М.КОЗЫРЕВ: Это слава Богу!

Л.БАРАЦ: Да. Слава Богу, что, так сложились обстоятельства. Не потому что мы такие стойкие и прекрасные.

М.КОЗЫРЕВ: Я настаиваю поставить песню «Как у девок на селе не было оргазма». Настаиваю.

Л.БАРАЦ: Его это заводит.

М.КОЗЫРЕВ: Нет, просто Леша на самом деле кокетничал сейчас, потому что это он вдруг у него такая фаза такая мягкая, а бывает жесткая.

Л.БАРАЦ: Никогда не бывает.

М.КОЗЫРЕВ: Когда он приходит с налитыми кровью глазами. В общем, понятно, почему они там, где они, а «Комедии-клаб» и Петросян там, где они. Вот и все.

Л.БАРАЦ: Пришли новости, я так думаю.

А.ПЛЮЩЕВ: Нет. Это еще не пришли. Сейчас придут подожди. Приходите в следующий раз.

М.КОЗЫРЕВ: Задавай вопрос, Саш, мы готовы.

А.ПЛЮЩЕВ: Я просто я хотел сказать, что после того как ты объявил Миша, что ты покажешь, продемонстрируешь то, что еще никогда не демонстрировалось вместе с Леонидом Барацем, количество зрителей увеличилось в полтора раза сразу. Я серьезно. Не вру. Поэтому у тебя осталось ровно 30 секунд на то, чтобы это сделать.

М.КОЗЫРЕВ: Сейчас. Я можно, я возьму паузу, это будут невероятные, редко встречающиеся 30 секунд тишины в эфире «Эхо Москвы». Я, честно говоря, на самом деле думал продемонстрировать фотографию моей собачки, которая у меня есть в коллекции, но ее долго доставать. Поэтому я никогда еще не показывал язык в камеру.

А.ПЛЮЩЕВ: Сейчас, подожди. Сейчас не очень хорошо.

Л.БАРАЦ: Нет. Выкручиваться.

М.КОЗЫРЕВ: Тут нужно что-то делать.

Л.ЯСНОГОРОДСКАЯ: А времени меж тем все меньше и меньше.

Л.БАРАЦ: Давай. Доставай свой девятый глаз. Где он у тебя?

М.КОЗЫРЕВ: Хорошо. Пусть так.

А.ПЛЮЩЕВ: Нет. Те, кто нас слышат, ничего особенного не слышат.

Л.БАРАЦ: Поморгай им, поморгай!

А.ПЛЮЩЕВ: Да, те вот 71-н зритель, те смогли посмотреть

Л.ЯСНОГОРОДСКАЯ: А 15О миллионов потеряли.

А.ПЛЮЩЕВ: Все потеряли. Спасибо большое. Михаил Козырев, Леонид Барац были сегодня у нас в гостях. Жаль, что мы так и не услышали наших радиослушателей и многие песни, которые сегодня принесли.

М.КОЗЫРЕВ: Мы были безразличны.

М А.ПЛЮЩЕВ: Мишка практически не поговорил.

А.ПЛЮЩЕВ: Да приходите еще.

Л.БАРАЦ: Как увидите красненький цвет в магазине – это наша книжка. Покупайте.

Л.ЯСНОГОРОДСКАЯ: Хватайте.

М.КОЗЫРЕВ: Зюганов и мы.

А.ПЛЮЩЕВ: Пока не пришли новости. Я все-таки скажу эту фразу. Просто мы с Мишей, когда договаривались об эфире, он говорит: Ну, за одно и про фильм поговорим, про «День выборов», чтобы не мельчить, типа того. А то он в октябре выходит. Вот как раз сейчас мы можем поговорить. Давайте. К октябрю, когда фильм выйдет, давайте еще раз поговорим, потому что практически обошлось без этого сегодня.

М.КОЗЫРЕВ: Саша, ты наш самый стойкий ведущий, который приглашает нас независимо от разного информационного повода. И мы счастливы к тебе приходить по любому.

А.ПЛЮЩЕВ: Спасибо большое. И счастливо!

Л.ЯСНОГОРОДСКАЯ: Пока.

А.ПЛЮЩЕВ: Пока.



Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире