'Вопросы к интервью
08 января 2006
Z Аргентум Все выпуски

«ВОПЛИ ВИДОПЛЯСОВА» (Олег СКРИПКА)


Время выхода в эфир: 08 января 2006, 23:59

9 января 2006 года

00.05 – 01.00

В эфире радиостанции «Эхо Москвы» — Олег Скрипка, солист группы «Вопли Видоплясова».

Эфир ведут – Александр Плющев и Дмитрий Борисов.

А. ПЛЮЩЕВ – В Москве начало первого. Доброй ночи. Вы слушаете практически первую в этом году программу «Аргентум». Дмитрий Борисов и Александр Плющев. Доброй ночи.

Д. БОРИСОВ – Доброй ночи. Первую с живыми нами, я бы сказал так. С присутствующими в студии, по крайней мере.

А. ПЛЮЩЕВ – И сегодня до часа ночи мы проведем в компании замечательного музыканта Олега Скрипки. Группа «Вопли Видоплясова». Доброй ночи, Олег.

О. СКРИПКА – Доброй вечер, дорогие други! Здравствуйте.

А. ПЛЮЩЕВ – «Добранич», хочется добавить сразу.

О. СКРИПКА – Нет, «добранич» – это уже… мы же еще не спим, мы полуночники, мы слушаем.

Д. БОРИСОВ – Друзья, я чувствую себя лишним на этом празднике жизни. Вы будете говорить между собой, а я буду отходить отдохнуть. Везука тебе, знаешь столько языков! Я вот, нет. Олег, мы сегодня, когда ехали сюда на радиостанцию, поговорили немного, и выяснилось, что сейчас у вас частота пребывания в Москве 4 раза в месяц.

О. СКРИПКА – Удивительно, чем больше напрягаются наши политики, тем более радужно нас приглашают в Москву, в частности, и более качественно проходят концерты, более душевно.

А. ПЛЮЩЕВ – О политике-то мы еще поговорим, не беспокойтесь. Часть это будет весьма большой. Что касается музыки и выступлений здесь. Для меня это было удивительно, но я когда готовился к интервью, я посмотрел, последний альбом у группы «Вопли Видоплясова» вышел в 2003-м году, если мне не изменяет память.

О. СКРИПКА – Да.

А. ПЛЮЩЕВ – И новых альбомов с тех пор не выходило, а публика, тем не менее, требует «Вопли Видоплясова».

О. СКРИПКА – Это феномен, наверное, птеродактилей, когда группа старая выходит на полочку, можно уже в спокойном ритме выпускать альбомы.

А. ПЛЮЩЕВ – У нас есть артисты, которые говорят, что новые песни пишут те, у кого старые плохие. Вы к таким относитесь или нет?

О. СКРИПКА – Я не знаю. Это как в романе Булгакова «Бега», существуют молодые группы, у которых есть необходимость пиара, чтобы раз в полгода выпускать альбом. В таком ритме такие динозавры, как мы, не могут выжить. Мы уже медленные.

Д. БОРИСОВ – Нет нового материала?

О. СКРИПКА – Материал есть, но очень много концертов, мы очень долго сидим в студии, мы очень долго переписываем инструменты, все фразы, переносим материал из студии в студию. Новый материал накапливается параллельно. Сейчас допустим, мы практически готовы к выпуску нового альбома. У нас уже материал еще на следующий есть. То есть мы как выпустим альбом…

Д. БОРИСОВ – Когда?

О. СКРИПКА – Весной, наверное. Он готов уже практически, мы мастеринг там делаем, возим его из страны в страну. И сядем уже сразу в студию, я боюсь, что это опять займет 3 года.

А. ПЛЮЩЕВ – Когда вы успеваете в студии посидеть, если каждую неделю вы в Москве, еще же наверняка на Украине есть концерты?

О. СКРИПКА – В этом и великая проблема, что надо останавливать концертный процесс и заниматься альбомами, сидеть в студии. И сложность нашего постсоветского пребывания профессионального в том, что альбомы не приносят денег, деньги приносят концерты, из концертов ты потом деньги вкладываешь в студию и т.п. А как только ты концертную деятельность останавливаешь, люди уже перестают звонить. Поэтому нужен баланс. В студию время от времени удается заходить.

Д. БОРИСОВ – В Москве больше платят, чем в Киеве за концерты?

О. СКРИПКА – Меньше. По двум причинам. Я эту причину прознал, когда мы еще были французской группой. В столице платят меньше, потому что в столице больше предложений музыкальных и меньше уважения со стороны организаторов к артистам, и публика пресыщена, и всегда куча групп в очереди стоят, которые ради пиара готовы почти бесплатно играть. Все гастролеры знают, что провинция принимает намного лучше. Тем более, крути не крути, если мы в Украине коллектив общенационального масштаба, здесь мы экзотика, может быть ретро, нам уже сложно бороться с первыми величинами российской эстрады.

А. ПЛЮЩЕВ – Но вы кем себя воспринимаете здесь: украинской иностранной группой или одной из групп (вы же крутитесь постоянно на радиостанции «Наше радио»), которая имеет свою нишу здесь, в русской музыке?

О. СКРИПКА – И то, и другое. С одной стороны, иностранная группа, с другой страны, мы постсоветская группа, группа из общего нашего прошлого. И какое-то небольшое место мы занимаем в российском шоу-бизнесе, и обслуживаем также обширную украинскую диаспору, которая всегда, наверное, будет ходить на наши концерты, если мы не перестанем играть качественные концерты.

А. ПЛЮЩЕВ – Кстати, о том, что и то, и другое, и украинская группа, и группа, участница русского шоу-бизнеса, мне кажется, хорошо будет продемонстрировано первой песней, с которой мы хотели бы начать. «Солнечные дни» — кавер на песню Виктора Цоя.

МУЗЫКА

А. ПЛЮЩЕВ – Мы продолжаем эфир с Олегом Скрипкой, солистом, фронтменом, лидером группы «Вопли Видоплясова». Программа «Аргентум».

Д. БОРИСОВ – Мы с вами до часу ночи сегодня.

А. ПЛЮЩЕВ – Затронем тему шоу-бизнеса русского и украинского. Вас часто можно было видеть в новогодних программах. Только что Новый год закончился. В этом году, я просто не смотрел, вы где-нибудь снимались?

О. СКРИПКА – Нет. Нового ничего не снимали, только если повторяли ранние ретро: «Вечера на хуторе близ Диканьки».

А. ПЛЮЩЕВ – Кузнец Вакула.

О. СКРИПКА – Мы уже не попадаем туда.

А. ПЛЮЩЕВ – А что так? Одно время вы были в этой обойме. Несколько странно было вас там видеть, но, тем не менее, довольно забавно.

О. СКРИПКА – Монополизация рынка происходит, то есть сначала это было новое. Фильм «Вечера на хуторе близ Диканьки» — это первый из такой серии, экспериментальный, снимался в Украине. Это такая идея режиссера была пригласить меня. Я не отказался. Я думал, что это будет кино, а оказалось, что это не кино, это такая пена новогодняя, которая на сегодняшний день вообще утратила любой творческий смысл. С одной стороны. А с другой стороны это придает огромнейшую популярность людям, которые туда попадают. Люди стали туда попадать те, которые хотят туда попадать. Закрывается эта лавочка.

Д. БОРИСОВ – Например, та же российско-украинская группа «ВиаГра», которая заявила перед Новым годом, что она распадается, несмотря на это, в новых новогодних программах она почти на всех каналах была, все равно востребована, хотя ее уже официально не существует с 1-го января.

О. СКРИПКА – У вас чуть раньше, у нас чуть позже сейчас идет перестройка всего масc-медиального пространства.

А. ПЛЮЩЕВ – Мы думали, что у вас все раньше.

О. СКРИПКА – Конечно, нет. У нас те же самые процессы, может быть, чуть-чуть по-другому происходят, но все равно в фарватере «биг браза» мы идем, в том числе культурного. Тем более, масс-медиа наши до сих пор очень сильно в вассальном положении от московских масс-медиа, поэтому процессы с какой-то перекличкой происходят.

Д. БОРИСОВ – Как по-разному можно воспринимать события. Один мой знакомый недавно, посмотрев российско-украинское телевидение… оно же очень много сейчас делает совместных проектов, самый яркий пример – это канал СТС, который в России сейчас, много программ записывает в Киеве и пускает на канал «1 + 1».

О. СКРИПКА – Это как знаменитые марки шьют в Китае.

Д. БОРИСОВ – Можно по-разному к этому относиться. Например, некоторые здесь в Москве считают, как же так, для огромной страны Россия все равно записывают программы в Киеве, зачем.

О. СКРИПКА – Дешевле – это ответ. Ни более, ни менее.

Д. БОРИСОВ – То есть вы все равно считаете, что Москве немножко передовее?

О. СКРИПКА – Она не передовее, просто куча денег. Постсоветские связи все перетекли в Москву, все осталось. Та не протопленная киностудия Довженко, которая много лет стояла, являющаяся до сих пор самой крупной студией в Европе, они сдают свои павильоны не очень дорого. Всем известна операторская школа великолепная украинская, самые лучшие на постсоветском пространстве операторы у нас. Не понятно, почему. Сегодня украинцами делаются эти сериалы. Они выгодны всем. Украинцам дается работа, и дешевле получается производство.

А. ПЛЮЩЕВ – О постсоветских реалиях мы поговорим после следующей песни.

МУЗЫКА

Д. БОРИСОВ – Это программа «Аргентум». Вы слушаете радио «Эхо Москвы». Дмитрий Борисов, Александр Плющев и Олег Скрипка представляет сегодня «Вопли Видоплясова», сегодня у нас здесь в студии.

А. ПЛЮЩЕВ – Я ужасно рад, что удалось гостей с Украины наконец-то к нам привезти в студию. Они здесь обычно бывают в пятницу, субботу, а в воскресенье хоп – и уезжают. Но в этот раз удалось поймать. Тем более, в такой важный момент, я бы даже сказал напряженный, когда очень много в новостях звучало и про Россию, и про Украину, и про газ, и про все прочее. Сразу несколько вопросов по этому поводу к вам и как к музыканту, и как к известному человеку, и как к просто украинцу, и как к человеку, который знает обстановку там. Как все эти последние события воспринимаются на Украине? И отражается ли это как-нибудь на вас? Например, говорят вам, что не нужно ездить в Россию, которая не хочет договариваться по газу или требует 230 долларов за кубометр? Есть ли какие-то последствия этого лично для вас?

О. СКРИПКА – Да, я делал собственный анализ этой ситуации. Я думаю, ситуация даже надличностная, то есть это не зависит от личностей наших лидеров. Происходит объективный процесс. В данном случае происходят печальные процессы. Самое страшное, что происходит статическое трение между просто украинским и русским этносом. Самое печальное, что сейчас происходит и самое реальное, что сейчас происходит, это напряжение между просто украинцами и между россиянами. Если раньше, даже два года назад, полгода назад, это все равно близкие народы или один народ, имели, может быть, одно прошлое, разное прошлое, но все-таки были нормальные отношения, сейчас напрягается и нагнетается ситуация как в России, так и в Украине.

Д. БОРИСОВ – А это делается специально, или это просто побочное следствие от разборок между политиками?

О. СКРИПКА – Это делается специально. Политики в виду исторической необходимости вынуждены это делать, я так понимаю. В виду своей политической ограниченности они используют методы довольно грубые. Сейчас идет формирование нового украинского этноса, и идет формирование более-менее гражданского самосознания россиян. Самый простой метод, что можно сделать – обозначить себе врага и против этого врага ополчиться. Понятно, что это тысячелетиями известная технология, она применяется сейчас как для украинцев, так и для россиян. Нам необходим и вам необходим этот процесс. Печально, что этот процесс идет не сознательный, просто сказали, вот этот враг, и мы объединяемся против этого врага. Американцы вроде бы уже не такие враги. Вроде бы и вы дружите с американцами, и мы. И с немцами у вас «Вась, Вась», у нас с европейцами. У китайцей какое-то сейчас непонятное бурление. И сказали, в этом направлении будем трение набирать. Нация собирается вокруг этой проблемы газовой, насколько я понимаю.

Д. БОРИСОВ – За этот год, что сменилась власть на Украине, вам стало жить комфортнее?

А. ПЛЮЩЕВ – Я хочу напомнить, что Олег Скрипка был одним из сторонников «оранжевой революции», правильно?

О. СКРИПКА – Мы были вынужденными сторонниками «оранжевой цитрусовой революции», поскольку если бы часть населения, в том числе мы, музыканты, украиноязычные, не поддержали бы эту революцию, мы просто бы остались без работы.

Д. БОРИСОВ – Ну вот, за этот год вы довольны тем, что происходит?

О. СКРИПКА – Сейчас идут процессы (до газовой проблемы) тотального разочарования послереволюционной ситуацией и вообще новым правительством и т.п. И газовая проблема просто сместила акцент, сейчас все ополчились против агрессивных россиян, против «Газпрома», или даже ваших лидеров, премьер-министра и т.п., и снялось напряжение против нашего правительства. Это психологические наперстки идут. Если объективно смотреть, во-первых, самое страшное, чего мы боялись, мы подозревали, это один из сценариев был предвыборной кампании мистера «Я» развалить Украину, открыть проект «Преднестровье-2», в который бы попали Луганская область, Донецкая и, может быть, Харьков.

Д. БОРИСОВ – В общем, Восток.

О. СКРИПКА – Это очень удобная штука. Это страна, которую бы не признала ни одна страна в мире, и там бы начался просто беспредел: военная торговля неконтролируемая и т.п. Вот этого мы боялись, это было в умах выборщиков, было очень похоже, что к этому шло. Этого не произошло. Украина осталась цельной. Развивается экономика. Пробки в Киеве говорят о том, что у людей есть деньги, несмотря на взвинчивание цен на бензин. Пробки перед кассами в супермаркетах из людей. Увеличилось количество концертов наших, может быть, по двум причинам. Может быть, вообще концертов стало больше, а может быть, просто больше стало концертов украинских исполнителей. Крути, не крути, мы боролись за свой рынок, за сцену. В эфирах украинских было от 2-х до 4-х % украинской музыки. В принципе их и осталось, но по концертной деятельности украинские исполнители выходят сейчас на 25 – 30 %.

Д. БОРИСОВ – К сожалению, вынуждены говорить о политике довольно много. Поскольку вы принимали и принимаете, насколько я понимаю, довольно серьезное участие в ней, тем не менее, это объективно и обосновано. Но впереди еще парламентские выборы на Украине. Здесь за ними весьма пристально следят. Будете ли вы принимать участие в них, в частности в предвыборных концертах? Если да, то кого вы будете поддерживать? Все это весьма интересно.

О. СКРИПКА – Конечно, интересно. Если сравнивать с компьютерными играми, то предыдущие выборы президентские были похожи на компьютерную игру – опасную стрелялку. Эти выборы, в том числе эта газовая проблема, – это уже стратегия. Мне кажется, это абсолютно безопасная стратегия.

Д. БОРИСОВ – Где можно сохраниться и начать сначала.

О. СКРИПКА – Абсолютно правильно. Тем более, кровавый сценарий, который мог бы развернуться в Украине, он уже не развернется, в любом случае. Даже оппозиция, которая себя называет оппозицией, бывшая власть, поддерживаемая Россией, они уже вынуждены быть конструктивными. На выборах и после выборов они возьмут много голосов, и они будут в парламенте иметь довольно сильный вес, но они будут конструктивны. Родина не в опасности. В Украине произошла такая вещь. К концу революции произошла смена ролей. Те революционные силы, Че Гевары при политике и при культуре, которые с самого начала стояли на сценах, они были смещены более прагматичными людьми, которые поближе тянулись локотками к кормушке, и они сейчас попадают в предвыборные списки.

Д. БОРИСОВ – Но ведь кроме Че Гевары были и Че Геварки. В этой «оранжевой команде» произошел же небольшой раскол. Юлия Тимошенко осталась вдруг за бортом власти.

О. СКРИПКА – Нет, я говорю не о лидерах, я говорю о бойцах. Лидеры, может быть, остались те же самые, а бойцы, которые сейчас вломились в предвыборные списки, которые попадут сейчас в парламент – это не совсем те люди, которые воевали: другие задачи. Но я говорю об артистах, в основном.

Д. БОРИСОВ – Если представить вдруг, что силы Виктора Ющенко и Юлии Тимошенко пойдут раздельно на этих выборах, вы будете поддерживать кого?

О. СКРИПКА – За кого я буду голосовать?

Д. БОРИСОВ – И участвовать в чьих предвыборных кампаниях, может быть.

О. СКРИПКА – Мы в предвыборной кампании не будем участвовать.

Д. БОРИСОВ – Совсем?

О. СКРИПКА – Нет, потому что нет надобности, это уже конъюнктурка.

А. ПЛЮЩЕВ – И в концертах не будете участвовать?

О. СКРИПКА – Нет, в концертах будем принимать участие.

Д. БОРИСОВ – Но концерт – это же неотъемлемая часть предвыборной кампании.

О. СКРИПКА – Да, понятно.

А. ПЛЮЩЕВ – Вы же не можете и там, и там участвовать.

О. СКРИПКА – Да. Мы заявили, что мы не принимаем ничью сторону, мы абсолютно аполитичны сейчас себя представляем. А так как эти погода не будет мероприятий, кроме как политических, никаких мероприятий просто не будет, поэтому революционная команда предлагает нам какие-то выступления, и мы со сцены говорим, что мы не поддерживаем ни одного политика, мы просто играем музон. Люди, просто идите на выборы!

А. ПЛЮЩЕВ – Если я правильно понимаю, это для вас тоже способ зарабатывания денег?

О. СКРИПКА – В том числе да, потому что мы отказаться от работы в течение полугода не можем. Такая ситуация, что просто не будет концертов других. Это печальная сторона нашей действительности. Во-первых, мы вынуждены это делать, а с другой стороны, я считаю, что, наверное, ничего здесь плохого нет. Это не так, как идет какой-то негодяй или другой «недонегодяй» — идет мероприятие. В принципе ничего опасного сейчас в стране нет.

Д. БОРИСОВ – Но получилось, что культурная жизнь замерла, осталась только политика везде.

О. СКРИПКА – Да, она будет идти под лозунгами той или иной партии, но я думаю, есть возможность сохранить нейтральность политическую.

А. ПЛЮЩЕВ – Последний вопрос на политическую тему, наверное. Как здесь вас воспринимают? Изменилось ли восприятие здесь? Известно, что у нас тоже есть рост антиукраинских настроений в связи с газовой проблемой недавней. Здесь вас не стали хуже или наоборот лучше встречать, в том числе ваши соотечественники, украинцы, которых здесь много, как вы сказали ? Почувствовали ли вы какое-то изменение?

О. СКРИПКА – Интересно, что эта трещина идет не только между Украиной и Россией, она идет и в середине российского общества. Почему Россия так заинтересована Украиной? Потому что это проблема, в том числе и российского общества. Эта трещина идет в сердце каждого россиянина, насколько я понимаю. Есть часть людей, и она довольно значительная, которые симпатизируют Украине, может быть тайно, может быть явно.

Д. БОРИСОВ – У многих там корни и родственники.

О. СКРИПКА – Даже не то. Это эмоциональное. Это не то, что болезнь за свою футбольную команду, это больше, это тот образ либо Че Гевара, либо какая-то надежда, либо какой-то ветер новых вещей. Это тоже теребит умы россиян. Наша аудитория – это интеллигенция. А интеллигенция все равно, даже если ей не нравится образ Ющенко, или она не поддерживает выбор украинцев, но интеллигентный человек не будет это переносить конкретно на музыку и конкретно на меня. Мы общались вчера и несколько последних дней с россиянами, это идет нормальный диалог, это не так, как диалог «Газпрома» и «Нафтогаза», на уровне двух баранов, которые на дощечке встретились. Ситуация показывает, что и россияне, и украинцы выше на ментальном уровне, чем наша система. Поэтому тот диалог, то общение, то единение, которое происходит в зале на концерте или просто за кружкой пива, оно абсолютно конструктивно происходит.

А. ПЛЮЩЕВ – Давайте продолжим после следующей песни.

МУЗЫКА

Д. БОРИСОВ – Программа «Аргентум» снова с вами. Дмитрий Борисов, Александр Плющев и Олег Скрипка. Мы работаем здесь в прямом фотоэфире на сайте liveargentum.tk.

А. ПЛЮЩЕВ – Не забывайте об этом, поглядывайте фотографии, которые там появляются. Теперь к Олегу вопрос исключительно по музыкальной части. Есть ли что-то интересное, что сейчас происходит на Украине в музыкальном плане, такое, что интересно было бы привезти россиянам и то, что они еще не видели, не слышали? Вы следите как-то за ситуацией?

О. СКРИПКА – Я слежу, поскольку я инициатор большого фестиваля фольклорного, который называется «Крий намрий» и уже два года успешно проводится. И россияне приезжали на наш фестиваль, это международный фестиваль. И я хочу тоже активизировать рок-движение в Украине. Проблема другая – россиянам есть, что показать, что есть в России. Сейчас что вверху, то и внизу, в культуре происходит то же самое, что и в политике. Украина сейчас колеблется между российским выбором и европейским выбором. В России произошла, как мы видим с Украины, культурная катастрофа. Это монополизация телевизионного пространства. И как бы мы ни плевались и ни ругались на попсу, эстраду, даже традиционная попса, эстрада была вытеснена такими проектами, как «Фабрика звезд» и т.п., самым страшным, что могло бы быть в искусстве. Рынок и культурное пространство музыкальное монополизировано в России. Произошли страшные вещи. В Украине есть предпосылки и для этого, и есть предпосылки для многослойного общества культурного со своими нишами западного, где есть и джаз, и рок, есть альтернативная музыка, и все это параллельно существует и имеет свои информационные ниши. Мы колеблемся. Мы можем как и упасть в сторону такого варианта, что наши фабрики… а они у нас сейчас формируются, у нас происходят даже такие страшные вещи: в российском шоу-бизнесе были сделаны за частные деньги, а в Украине они хотят это сделать за государственные деньги, то есть они еще за деньги украинцев хотят их облапошить, обокрасть культурно. С другой стороны, есть очень обостренный интерес к фольклору, традиционной народной музыке, классическая музыка, джаз, вот с роком проблемы. Рок-движение проблематично, потому что существует монополизация телевизора, туда попасть рок-команде практически шансов нет. А у меня дома есть горы музыки, я могу привезти десятки и десятки дисков очень интересных, очень грамотных групп, даже не только для россиян, но для европейской публики это могло быть очень интересно. Но вопрос другой, будет ли это иметь шанс прозвучать в Украине. Это под большим вопросом.

А. ПЛЮЩЕВ – Мы продолжаем наш эфир с Олегом Скрипкой. Вот еще относительно нашего общего культурного пространства. Как вы думаете, сейчас российский шоу-бизнес, российская музыка оказывает серьезное влияние на украинский рынок, на украинский шоу-бизнес?

О. СКРИПКА – Конечно. Она почти единственная, кто оказывает влияние. 90 %.

А. ПЛЮЩЕВ – После смены власти на Украине ничего не изменилось в этом смысле?

О. СКРИПКА – Нет, потому что, как я понимаю, масс-медиа принадлежала в основном бывшей власти, и она продолжает принадлежать ей. Феномен – насколько сейчас идет негативная информация (среди нее даже есть объективная, но большая часть необъективная) на новое правительство через официальные масс-медиа украинские. Они сейчас антиправительственные, не антинародные. Они представляют силы прошлой власти. Идет промывка мозгов. Мне кажется, что качество эфиров еще ухудшилось. И украинцам как было сложно попасть в эфир, так оно и осталось.

А. ПЛЮЩЕВ – Бог с ним, с шоу-бизнесом, в конце концов не сошелся на нем свет клином. Как вы Новый год встретили? Артисты обычно работают, им, бедным, не до Нового года. Как у вас с этим?

О. СКРИПКА – Тоже самое: в поте лица, очень много выступлений.

Д. БОРИСОВ – Елки?

О. СКРИПКА – Елки… Провели Новый год на Крещатике, на Майдане. Выступление наше было в 11-ть часов вечера. Сразу признаюсь, атмосфера на Крещатике была не такая праздничная и веселая, как в прошлом году. В прошлом году я тоже провел на Майдане. По двум причинам: разочарование людей; с другой стороны, я считаю, люди сейчас предпочитают в кругу семьи Новый год провести.

Д. БОРИСОВ – И еще Новый год – это был пик газового конфликта, как известно, в этом году.

А. ПЛЮЩЕВ – Поэтому, возможно, и настроение такое.

О. СКРИПКА – Нет. Газовый конфликт на настроение людей не влиял. Как мне показалось, россияне более серьезно к этому отнеслись, чем украинцы. Это не самое страшное, что у нас происходило и что будет происходить. Люди следили очень активно. Люди отнеслись как к стратегии (я лично). Возникла куча анекдотов, возникли компьютерные игры. Такое народное творчество. Очень много юмора вызвало. Хорошая такая защита. Люди пошли не на агрессию, а на юмор. Украинец – он же более спокойный. Это люди спокойные.

Д. БОРИСОВ – События декабря позапрошлого года показали, что это спокойствие…

О. СКРИПКА – Понятно, сидит-сидит, а потом может взять дубину, как даст. А менталитет неагрессивный, я бы сказал даже, меланхоличный. Исторические проблемы Украины как государства… столько лет не было государства – это же причина в очень спокойном миролюбивом менталитете.

А. ПЛЮЩЕВ – Я слышал, позавчера в сочельник и вчера в Рождество вы во время концертов своих в клубе «Б-2» угощали людей.

О. СКРИПКА – Да, мы привезли. Традиция есть традиция, хотя я не скажу, что я часто ем сало.

Д. БОРИСОВ – Завораживающее зелье, наверное, какое-нибудь.

О. СКРИПКА – Я привез (я признаюсь, это была контрабанда, но я думаю, ничего плохого не произошло) самогонку из села, где мои родители живут под Киевом. Очень качественная, я сам проверил. И очень качественное сало я привез, VIP-сало.

А. ПЛЮЩЕВ – Контрабанда – это почему? Вывозить нельзя сало?

О. СКРИПКА – Нельзя.

Д. БОРИСОВ – VIP-сало – это что значит, из VIP-свиней?

О. СКРИПКА – Для VIP-персон. Все очень качественно. Мы поступили не по традиции, потому что в ночь на Рождество нужно есть 12 постных блюд, ни в коем случае алкоголя, но мы отступились от традиции, потому что в Рождество мы приехали сюда, мы проводили его в кругу друзей, я бы сказал, потому что зал был наполнен знакомыми лицами, все те же самые лица приходят к нам. Эту традицию я уже опробовал на французах. Она работала очень хорошо еще в давние наши эмигрантские годы. Это по-украински называется «посиденьки». Это музыкальные «посиденьки» с горилочкой, с салом.

А. ПЛЮЩЕВ – Вы упомянули такой легендарный период в истории вашей группы – французский, когда вы провели несколько лет там. Не скучаете теперь по этим временам, по Франции?

Д. БОРИСОВ – Там теплее даже, чем в Киеве.

О. СКРИПКА – Нет, там снега валом.

Д. БОРИСОВ – Это сейчас, а обычно бывает теплее.

О. СКРИПКА – Обычно, да. Франция очень много дала мне, моему коллективу во всех отношениях (в музыкальных). В тяжелые постсоветские годы мы там выжили профессионально, творчески. Изредка возвращаясь во Францию, я не ностальгирую абсолютно. Мы знаем, что сейчас там жгут машины и т.п. Там сейчас огромнейшая этническая проблема, кризис. Украина по сравнению с Францией выглядит настолько спокойной страной последний год, настолько благополучной, что не хочется вернуться навсегда во Францию.

А. ПЛЮЩЕВ – Олег, а кем вы сейчас себя чувствуете в смысле своего статуса: такой легендой украинской рок-музыки или одним из участников этого процесс шоу-бизнеса?

Д. БОРИСОВ – Некорректный вопрос, Плющев. Ты себя чувствуешь легендой радио-бизнеса России?

А. ПЛЮЩЕВ – Да ну, господь с тобой. Я когда буду давать интервью ,ты мне задашь этот вопрос, я согласен. Какой у вас статус? Как вы сами себя ощущаете на украинской сцене?

О. СКРИПКА – Я представитель украинской музыкальной альтернативы, которая по воле случая почему-то стала очень популярной. Никогда ни в одном хит-параде украинском мы не были на первом месте. За первые места борется всегда мейн-стрим. Мы не являемся мейн-стримом. Может быть, мы являемся какой-то архаичной формой. Мы еще с 80-х— годов (может быть менталитет рок-н-ролла 70-х годов) эту струю продолжаем. Но имеем отклик в обществе. Мы точно не мейн-стрим.

Д. БОРИСОВ – Но разве легенды создаются мейн-стримом?

О. СКРИПКА – В том числе, и мейн-стримом. Наверное, нет.

А. ПЛЮЩЕВ – Мы когда ехали сюда, я показал диски, которые приобрел перед нашим эфиром. Олег посмотрел, сказал, да они пиратские. Даже не в том плане пиратские, как у нас это принято, что они без акцизных марок, где-то не там напечатанные, это как раз те самые диски, которые было запрещено продавать по решению суда. Здесь был довольно громкий судебный процесс. Собираетесь ли вы дальше каким-нибудь образом преследовать компании, которые здесь выпускают ваши пиратские диски?

О. СКРИПКА – По-моему, это безнадежное дело, надо просто эти альбомы выпустить на другом лейбле надежном, найти надежного партнера. Борьба никогда не имеет в себе позитивное начало. Надо всегда искать какие-то компромиссы, взаимовыгодное сотрудничество, которое потом сведет на нет выпуск этих альбомов несанкционированных. Надо просто с хорошим партнером российским подписать альбом.

А. ПЛЮЩЕВ – Вы как-то общаетесь сейчас с поклонниками? Я сейчас посмотрел на ваш сайт vopli.com, он не обновлялся больше года. Учитывая то, что последний альбом был в 2003-м году, то обновление в конце 2004-го можно считать еще допустимым. Тем не менее, у вас есть какая-то обратная связь с поклонниками сейчас?

О. СКРИПКА – Сайт просто сейчас на переработке. Мы полностью поменяем его концепцию, будем перезапускать. А с поклонниками понятно, что какое-то общение есть. Когда ты в радиоэфирах, звонят, ты разговариваешь. После концерта встречаешься.

Д. БОРИСОВ – Мы сегодня с Плющевым такие поросята, решили обойтись без телефонных звонков, потому что у самих накопилось куча вопросов.

А. ПЛЮЩЕВ – Во-первых, это потому что дефицит общения, а во-вторых, я думаю, что Олег Скрипка у нас первый, но не последний раз.

Д. БОРИСОВ – Первый раз живьем, но не первый раз его голос звучит у нас.

А. ПЛЮЩЕВ – Мы сегодня, когда встретились, вспоминали тот момент, когда во время «оранжевой революции» мы брали у него интервью по телефону. Во-первых, мы думаем, что как только выйдет альбом новый «Вопли Видоплясова», как только вы приедете с ним в Москву, мы ждем вас в студии. Это первое.

О. СКРИПКА – Спасибо.

А. ПЛЮЩЕВ – А второе вы упомянули, я это запомнил, что у вас есть огромное количество музыки, которую вы бы хотели показать, но у нее нет шансов на Украине быть показанной или в России. Так вот, у нас будет шанс. Приезжайте к нам как человек, который может это представить, и покажите здесь у нас в прямом эфире.

О. СКРИПКА – Отличная идея. Я так и сделаю. Все. Ударяем по рукам!

А. ПЛЮЩЕВ – Хорошо.

Д. БОРИСОВ – Момент ударения по рукам вы найдете на сайте liveargentum.tk. Мы еще вернемся в студию, для того чтобы поздравить вас с праздниками и попрощаться.

МУЗЫКА

Д. БОРИСОВ – Это программа «Аргентум», мы были с вами этот час. Дмитрий Борисов, Александр Плющев. liveargentum.tk – прямая наша фототрансляция. И Олег Скрипка, группа «Вопли Видоплясова» — наш гость все еще с братской Украины.

А. ПЛЮЩЕВ – Я надеюсь, навсегда братской Украины. Спасибо большое, Олег. Я надеюсь, что мы вас еще увидим неоднократно в этой студии. Вы нам покажете музыкантов украинских, может быть даже неукраинских, и расскажете о новом альбоме группы «Вопли Видоплясова».

О. СКРИПКА – Обязательно. Всем желаю удачных уже прошедших праздников, счастья, любви! Остаемся всегда умными, честными и открытыми! Будем любить друг друга!

А. ПЛЮЩЕВ – Спасибо. А мы будем с вами через неделю ровно.

Д. БОРИСОВ – В воскресенье, в 23.59 – прямой эфир радио «Эхо Москвы», программа «Аргентум». Мы еще раз поздравляем вас с уже прошедшим Новым годом и с Рождеством! Мы так и не поздравили, между прочим.

А. ПЛЮЩЕВ – Всех с праздниками!



Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире