'Вопросы к интервью
19 июня 2005
Z Аргентум Все выпуски

Артемий ТРОИЦКИЙ


Время выхода в эфир: 19 июня 2005, 23:05

Д.БОРИСОВ – Московское время 00:06, вы слушаете радиостанцию «Эхо Москвы», это программа «Аргентум», Александр Плющев, Дмитрий Борисов – мы здесь.

А.ПЛЮЩЕВ – Дождались, дождались, повезло, повезло! У нас в гостях Артемий Троицкий, отметивший – это же не секрет, да, что 50-летие отметивший? – на минувшей неделе.

А.ТРОИЦКИЙ – Нет, это не секрет. Нет, в общем, об этом даже в газетах писали и по радио говорили. Вот, кстати, родная станция – «Эхо Москвы» — они никак это дело не отметили. У них там есть такая рубрика, «что случилось в этот день»…

А.ПЛЮЩЕВ – «Ну и денек!»

А.ТРОИЦКИЙ – Вот, вот, вот – «Ну и денек!» Я специально послушал, думал, может, скажут что-нибудь про меня хорошее? Ни фига – про Чубайса, про каких-то еще деятелей науки и культуры говорили, про меня ни слова сказано не было – я понял, что политкорректность на станции «Эхо Москвы» находится на высочайшем уровне.

Д.БОРИСОВ – Политкорректность в каком смысле?

А.ТРОИЦКИЙ – Ну, в том смысле, что своих сотрудников не продвигать.

Д.БОРИСОВ – Ну, вот мы продвигаем уже, вот, будем час продвигать.

А.ПЛЮЩЕВ – Вот именно.

А.ТРОИЦКИЙ – Да, да.

А.ПЛЮЩЕВ – Но вот, понимаете…

А.ТРОИЦКИЙ – Спасибо, друзья, за перекрестное опыление!

А.ПЛЮЩЕВ – Одно упоминание в программе «Ну и денек!» для Троицкого дороже программы «Аргентум» целой часовой. Вот…

А.ТРОИЦКИЙ – Я этого не говорил!

А.ПЛЮЩЕВ – Вот тут и выясняются приоритеты. Дорогие друзья, у нас продолжается трансляция, фототрансляция на liveargentum.tk – там можно уже Артемия Троицкого увидеть, его медведя тоже. Вот. А мы сегодня…

Д.БОРИСОВ – Модно ныне носит вот так вот значок медведя на груди. Почти…

А.ПЛЮЩЕВ – Да. Медведя носит.

А.ТРОИЦКИЙ – Да, но это я просто присягую в вечной любви и жополизательстве компании… как называется? «Единая Россия», вот. А также ставлю свою подпись под прошение Москвы под перенесение Олимпийских игр на нашу территорию в 2012 году.

Д.БОРИСОВ – Перенесении – хорошо сказано! Т.е. не то, чтобы они приехали к нам, а чтобы кто нибудь выиграл, а их перенесли все равно бы в Москву. Отлично! Медведь – он просто олимпийский…

А.ТРОИЦКИЙ – Но мы же всем перекроем нефть, газ, скажем…

Д.БОРИСОВ – Выключим свет.

А.ТРОИЦКИЙ – «Ребята, если не дадите нам Олимпиаду вдоль по речке, то…»

А.ПЛЮЩЕВ – Отключим газ.

А.ТРОИЦКИЙ – «Да, ребята, останетесь все без тепла и света».

А.ПЛЮЩЕВ – Да, теперь ближе к делу, ближе к музыке. Мы сегодня… мы уже первый час тут начали, всякие обсуждения устроили в прямом эфире. Ну, и заодно мы начали слушать трек-лист, слушать песни с пока еще не вышедшего альбома «Пока твоя девочка мертва».

А.ТРОИЦКИЙ – Не «пока», а «когда». У Цоя же было «когда твоя девочка больна», а тут «Когда твоя девочка мертва».

А.ПЛЮЩЕВ – «Когда», конечно. Да что же я все время…

Д.БОРИСОВ – Ты оптимистичный вариант предложил!

А.ТРОИЦКИЙ – Пока мертва, но может, вскоре реанимируется слегка?

А.ПЛЮЩЕВ – Простите меня! Ну так вот, дорогие друзья, мы продолжим слушать этот еще не состоявшийся альбом. Я тут в вольном порядке поставил их… т.е. ну, по порядку расположил…

Д.БОРИСОВ – Но никто не видит трек-лист.

А.ПЛЮЩЕВ – Да, какая, собственно, разница? Его можно посмотреть в одном из выпусков «Диверсант-дейли» — diversant-daily.ru. И можно не только посмотреть, но и послушать – скачать. И причем, по-моему, все песни, которые были поданы на конкурс.

А.ТРОИЦКИЙ – Нет, не все, потому что какие-то я там отфильтровал, там… потому что песни же приходили вообще из разных мест, и в частности, там имеются некоторые чеченские песни. И честно говоря, я подумал, что немного переборщили ребята. Т.е. я, конечно, понимаю – идет война, да, и каждый режет свою собственную правду-матку, вот, но когда имеются песни, там, скажем, о шахидах – такие, вполне апологитические…

А.ПЛЮЩЕВ – «Шахиды в судный день» есть одна из песен.

А.ТРОИЦКИЙ – Да, но эта песня как раз такая, скорее антишахидская, вот, но были там и такие, в общем-то, очень даже в ту сторону. Нет, какие-то песни я там честно отфильтровал – не потому, что это цензура, а потому, что я на самом деле считаю, что убивать невинных людей – это абсолютное свинство, и славить такого рода «подвиги», в общем-то – это тоже свинство.

А.ПЛЮЩЕВ – Давайте напомним, когда и на каких условиях был объявлен конкурс и что, собственно, должно получиться в результате?

А.ТРОИЦКИЙ – Саш, Дим, значит, слово конкурс – оно тут не…

А.ПЛЮЩЕВ – Условно?

А.ТРОИЦКИЙ – Не вполне правильное…

Д.БОРИСОВ – Т.е. нет победителей.

А.ТРОИЦКИЙ – Т.е. я могу сказать, что у меня это был такой гражданский импульс, скажем – отчасти сентименатальный, отчасти политический, в общем, непонятно какой. Т.е. все произошло тогда, когда был теракт во время рок-фестиваля на Тушинском аэродроме.

А.ПЛЮЩЕВ – «Крылья».

А.ТРОИЦКИЙ – Да, да, да. И я был в это время не в Москве, а был заграницей, но там показывали по каналам, ну, там, типа СNN – я уж не помню, что – показывали кадры. Я увидел, вот… вот эти девчонки такие… такие типичные рокерские девчонки, в мини-юбках, в черных кожаных косухах – и лежат на асфальте абсолютно мертвые. Как раз девушки такие, что ходили бы на концерты Цоя, если бы он был бы жив – в общем, нормальные, хорошие девушки. При этом не вполне живые. И тогда вот у меня как-то проскочила вот эта фразочка «когда твоя девушка мертва», по аналогии с песней Цоя. И это конкурс… А, да, и тогда же случилось еще одно событие, вот этим же летом – тогда Юра Шевчук и куча, там, каких-то еще питерских рокеров помоложе – Горшок из «Короля и шута», еще там какие-то «Пилоты», «Кукрыниксы» — я уже даже не помню, кто – они записали песню, такую гневную, обличительную песню под названием «Попса». Попса, какая-то…

А.ПЛЮЩЕВ – «Розовая пасть голодного пса».

А.ТРОИЦКИЙ – Да, да, да, «голодного пса» и вообще, вот, как это все… как это все чудовищно – вот эта попса и… и на фоне того, что в стране происходит, вот эти вот наскоки на попсу, они мне показались настолько мелкими какими-то и вообще, ненужными, да? Т.е. люди гибнут, идет война, идет, там, сами знаете что, и вся эта Путинская реакция, ну а люди не находят себе более достойных мишеней, чем Филипп Киркоров или, там, какая-нибудь «Джага-джага», да? И поэтому я и бросил клич – это не конкурс, да, а вот такой вот клич – ребят, пожалуйста, присылайте мне, кто знает, кто пишет, кто записывает, песни, которые говорили бы, ну, о чем-то важном, т.е. о войне, о нашей стране, о том, как мы живем и как мы будем жить или не будем жить. Ну, и стали приходить песни – пришло где-то порядка 60. В основном да, в основном они касались чеченской темы – ну, поскольку, как бы, это стержневой был такой сюжет. Вот, образовался некий файл из этих песен – получше, похуже. В целом я могу сказать честно, что меня, конечно, очень разочаровал этот самый улов. За исключением, может быть, десятка песен, все было… ну, скажем так вот, не было такого, чтобы я глубоко вздохнул и про себя подумал «Вау, вот это да, вот это ребята здорово загнули и все по делу». Вот, тем не менее, кое какие песни есть. В частности, я очень рад, что обнаружил, благодаря этому самому кличу, этой акции, такую группу в Питере, под названием «СП-Бабай», которые прислали несколько песен – не только на чеченскую тему, но и вообще, как бы, на общегосударственные, скажем так, темы – там, скажем, песня «Государство – вор», да? Ну, в общем, там были песни и про войну тоже. Вот эта группа мне понравилась больше всего, на самом деле, из всего того, что выловилось.

А.ПЛЮЩЕВ – Ну, их целых три здесь включено вот в эту двадцатку, которую я видел. А «СП-Бабай» — они ж были у нас…

Д.БОРИСОВ – Да, были у нас в гостях.

А.ПЛЮЩЕВ – …между прочим. Довольно давно, где-то год назад или даже полтора.

Д.БОРИСОВ – Это было своеобразное открытие «Аргентума».

А.ПЛЮЩЕВ – Да, и я, вот… давайте послушаем какую-нибудь из этих песен прямо сейчас…

А.ТРОИЦКИЙ – Давайте «Я еду домой».

А.ПЛЮЩЕВ – Давайте, 8-я.

А.ТРОИЦКИЙ – Давайте ее.

А.ПЛЮЩЕВ – Хорошо. «СП-Бабай».



ПЕСНЯ



А.ПЛЮЩЕВ – У нас давно обещанный Артемий Кивович Троицкий в гостях сегодня. Ваши вопросы ему, в том числе и по этому проекту, о котором мы сегодня говорим, ну и не по этому тоже – на 961-33-33, для абонента «Эхо Москвы». Это пейджер, sms-эфир 970-45-45, 203-19-22 мы, наверное, тоже поднимем где-нибудь в середине часа. Вот. А пока я хотел спросить, так что же с изданием? Хорошо, вот прошла акция, есть в Интернете – а будет ли издан на диске этот сборник?

А.ТРОИЦКИЙ – Дело в том, что за то время, что акция шла – в общем-то, я ее так, особо не подгонял, поскольку новые песни приходили все время – за это время ситуация в стране слегка изменилась. И если, скажем, полтора года назад, два года назад как-то все это выглядело вполне уместным, в контексте нашего с вами жития тут, то сейчас уже люди стали очень сильно бояться. Поначалу мне несколько фирм грамзаписи, рассчитывая, естественно, на какую-то сильную отдачу в прессе, может быть, на какой-то скандал, там, и все такое прочее, они сказали, что да, давай-ка мы это дело издадим. Ну, такие, вполне достойные и симпатичные фирмы, мои друзья, знакомые. Вот, а потом, по мере того, как зажим гаек продолжался и продолжался и достиг к настоящему времени уже такого, вполне конкретного времени, то все эти ребята слегка завяли, и теперь уже не идет речь о том, что они готовы с радостью эту пластинку издать. Вот, а так, как-то мнутся, пожимают плечами, скребут репу. В общем, я так понял, что единственная возможность эту пластинку издать в реальности – это, скажем, издать ее на собственные деньги. Мне предлагали также некоторые спонсорство, но это спонсорство, ну, не из числа тех, на которые я хотел бы согласиться. Т.е. скажем, имеется один, там, известный чеченский бизнесмен, депутат, выставлялся, там, также кандидатом в президенты, по-моему, Чечни. Но я просто подумал, что, вот, если, скажем, возьму я у него деньги – кстати, не такие большие деньги, но все-таки ощутимые для него, как для человека не предпринимателя, а живущего на зарплату – вот, вот если я возьму эти деньги, то, ну естественно, тут же пойдут…

А.ПЛЮЩЕВ – Разговоры.

А.ТРОИЦКИЙ – В нашей желтой прессе и в нашем сером, этом, ФСБшном Интернете разговоры о том, что я продался, значит, чеченским террористам и на их денежки клепаю, значит, антигосударственные пластинки…

Д.БОРИСОВ – Сепаратистские песни.

А.ТРОИЦКИЙ – …сепаратистские и прочее, прочее. Естественно, в общем-то, не особенно мне это нужно. Вот, поэтому сейчас все это дело зависло, и ничего конкретного о судьбе релиза, скажем так, этого сборника я сказать не могу.

Д.БОРИСОВ – Есть статистика какая-то, сколько скачивают с сайта?

А.ТРОИЦКИЙ – Вот, очень может быть, что такая статистика есть, но я человек просто настолько безалаберный и разгильдяйский… Я вообще ничего не отслеживаю, я вообще ничего не знаю – я не знаю, как мой сайт посещается, т.е. я его с интересом просматриваю каждый день, потому что на «Диверсанте-дейли» очень интересный форум. Форум там просто замечательный. И форум я читаю, а вот какие-то вот эти статистические данные я, к сожалению, никак не отслеживаю. Ну, спасибо за идею, сейчас поинтересуюсь.

Д.БОРИСОВ – Diversant-daily.ru.

А.ПЛЮЩЕВ – Да, давайте увеличим скачиваемость прямо сейчас. Дорогие друзья, присоединяйтесь к нам – 961-33-33, для абонента «Эхо Москвы» — телефон эфирного пейджера, скоро будет включен телефон, 203-19-22, есть еще и sms-голосование – 970-45-45. А вот мы тут обсуждали такой, достаточно широкий и философский вопрос. И когда приходил к нам Илья Кормильцев, тоже поднимался этот вопрос. Какова сейчас роль музыкального искусства – ну, рок-музыки, в частности? Когда-то… ну, оно, искусство – было весьма таким, влиятельным – вот, конец 80-х – начало 90-х годов. Вот Илья Кормильцев нам сказал, что сейчас это один из видов развлечений, не более того. Какое-то такое общественно-политическое значение это искусство потеряло.

А.ТРОИЦКИЙ – Ну, в общем-то, не могу не согласиться с мнением Ильи Кормильцева. В принципе, высказываться на эту тему – это до некоторой степени бить лежачего, т.е. понятно, что прошли и 60-е годы, и 70-е годы на Западе, и 80-е годы в стране России – то время, когда рок-музыка, на самом деле, была гораздо больше, чем музыка, а была, там, религией, образом жизни, боевым знаменем. Сейчас, да, сейчас это, в общем-то, просто музыка. Сейчас это просто музыка, это часть, более того, шоу-бизнеса, и музыканты этого не скрывают, и сумма прописью для них сейчас, я думаю, несколько важнее, чем те параметры, которые были важны 10, 15, 20 лет тому назад. Так что роль эта сейчас невелика, хотя, с другой стороны, я должен сказать, что очень многие наши музыканты – ну, в основном, из числа «старичков», ну, и какие-то уже совсем молодые… Я бы сказал, что провалилось полностью вот это, среднее поколение. Люди, скажем, такие как Юра Шевчук, ну, а с другой стороны, всякий молодняк типа «Последние танки в Париже», там, тот же «СП-Бабай» и т.д. – вот, они пытаются, они пытаются что-то выловить на этой ниве. Или, там, скажем, Миша Борзыкин с «Телевизором». Т.е. они пытаются среанимировать то состояние, тот тонус…

А.ПЛЮЩЕВ – Дух.

А.ТРОИЦКИЙ – …который был… дух, да…. который был в роке какое-то время тому назад. Но я боюсь, что, в общем-то, попытки эти не вполне убедительны, и у меня нет такого ощущения, что они подхватываются вот той самой массовой аудиторией, к которой наши рок-музыканты апеллируют.

Д.БОРИСОВ – А нельзя разве на ниве, вот, развлечения, на ниве развлекательной музыки как-то, вот, зацепить людей так, чтобы они вышли на улицы?

А.ТРОИЦКИЙ – Дело в том, что, как мне кажется, тут одной музыки недостаточно. Т.е. скажем, известно, что на той же Украине – да, классический пример – естественно, Майдан, естественно, все эти замечательные тамошние революционные бдения, и музыка играла очень большую роль. Но музыка тут была вторична. А первично было все-таки что-то другое. Т.е. первичным было желание огромного количества народа и молодежи в том числе сбросить ненавистную эту, прогнившую, лживую власть. У нас пока что я, честно говоря, не знаю, на что люди надеются, потому что надеяться-то не на что, и я в этом смысле придерживаюсь позиций таких, абсолютно жестких, т.е. я не верю теперешней власти, я абсолютно уверен в том, что ни до чего хорошего она страну не доведет, и катимся мы сейчас по наклонной плоскости с возрастающей скоростью. Но почему-то люди – скорее всего, я думаю, это связано просто с тем, что все-таки, в основном-то вся тусовка происходит в столице, да, а столица у нас, город Москва, такой, очень даже благоденствующий из-за нефтедолларов. Т.е. пока прет вся эта нефть по 50 долларов за баррель, и газ, и все такое прочее, и денежки вкачиваются, зарплаты растут, вроде все так, более или менее довольны – и вот на этом нефтедолларовом допинге у людей возникают иллюзии, или, по крайней мере, возникает чувство некоторой успокоенности, что, типа, ну, все будет нормально и совсем плохо не будет, и как-нибудь, там, выживем, проживем, прорвемся. Хотя я уверен, что это не так, и если не предпринимать активных действий, то ни фига! Мы никуда не прорвемся, кроме как к этой самой лагерной параше. Вот, соответственно, если вернуться к музыке, то мнение мое таково, что пока не возникнет какое-то реальное брожение в умах, и пока это брожение в умах не поднимет людей уже на нижние конечности и не заставит их в верхние конечности еще взять как минимум плакаты, вот, а желательно и булыжники, то, в общем-то, тут и музыка будет бесполезна.

А.ПЛЮЩЕВ – Мы продолжим эту тему. Я хотел бы сейчас поставить еще одну композицию с альбома «Когда твоя девушка мертва», несостоявшегося пока и зависшего. Но наконец-то я предлагаю выбрать один из треков Артемию Троицкому, он, правда, не совсем знает, какие мы крутили в первом часе, но поправим в случае чего.

А.ТРОИЦКИЙ – Ну, можно послушать, скажем – вот известная песня, я даже не знаю, слушали вы ее или нет – это группа из Грозного, «Мертвый дельфин»…

Д.БОРИСОВ – Слушали.

А.ПЛЮЩЕВ – «Мертвый дельфин», мы ее первой и послушали.

А.ТРОИЦКИЙ – Ага. «Мертвый город». Ну хорошо, тогда я предлагаю песню, которая мне, пожалуй, больше всего нравится с музыкальной точки зрения. Вот, т.е. я-то, на самом деле, в первую очередь меломан, а во вторую очередь уже агитатор и пропагандист. И это такой проект, электронный проект, это один парень такой, по кличке Юси, кстати говоря активист сайта «Диверсант-дейли». Проект этот его называется «Ичкерия-2000», песня «Девочка-смерть».

А.ПЛЮЩЕВ – Она у нас треком номер?

Д.БОРИСОВ – Пять. Трек номер пять, слушаем, вернемся в студию. 203-19-22 – будем говорить с вами по телефону сразу через минуту 50.



ПЕСНЯ



А.ПЛЮЩЕВ – Еще один важный вопрос, еще одна важная тема – в продолжение того, о чем мы говорили. Ну, вот, здесь Артемий Кивович упомянул то, что некоторое поколение наших «старичков» еще что-то делает в этом смысле, в смысле какой-то социальной лирики или, там, общественно-политической, скажем так. Ну вот, группа из того же поколения и чуть младше, скажем так, была недавно на приеме в администрации президента, у господина Суркова, в чем многие из них не очень охотно признаются. Хотелось бы услышать, собственно, Ваш комментарий по этому поводу, тем более, что со многими из этих людей, если не со всеми, наверное, Вы хорошо и близко знакомы и наверное, даже, что-то и обсуждали с ними.

А.ТРОИЦКИЙ – Нет, честно говоря, я ни с кем из них ничего этого не обсуждал, в том числе, и с Борей Гребенщиковым, который, в общем-то, мой, ну, если не сказать близкий друг, то, по крайней мере, давний близкий товарищ. Не говорил я с ними об этом, потому что, в общем-то, противно об этом говорить. Ну, я скажу сразу, что, во-первых, я вполне либерально и спокойно, и без всякой упертости отношусь к некоторым разновидностям, скажем так, конформизма. Т.е. скажем, я знаю, что многих моих друзей, знакомых коробит то, что люди типа, скажем, Гарика Сукачева выступают в казино. Ну, мне это тоже не очень приятно, просто потому, что я считаю, что казино – это заведомо преступная вообще вещь, т.е. это место легального ограбления людей. С другой стороны, я прекрасно понимаю, что имеются законы рынка, с одной стороны, с другой стороны, имеются законы взрослой жизни. А законы взрослой жизни, они гласят, что если ты глава семейства, если ты главный добытчик в семье, то ты должен эту семью обеспечивать, должен кормить жену, детей и давать детям образование и все такое прочее. Поэтому я не могу осуждать ни Гарика, ни всяких прочих наших очень милых и симпатичных людей, которые выступают в каких-то позорных местах. Я не могу осуждать, скажем, очень мною любимого Сергея Шнурова за то, что он периодически выступает на каких-то корпоративных вечеринках и поет песни для бандитов, банкиров и прочей, значит, этой швали, потому что я прекрасно знаю, что, в общем-то, ну, как бы, ну, понятно…. Понятно, что без этого никуда. Но в данном случае я считаю, что Борис Борисыч, он некоторую грань переступил, т.е. баланс нарушил. Потому что одно дело – вот так вот резвиться на поляне, которая усеяна просто дензнаками, а другое дело – это переходить на поляну, которая уже может почитаться идеологической поляной. Т.е. естественно, в принципе, там тоже же маячат какие-то дензнаки, льготы, режим наибольшего благоприятствования и т.д., но это все уже опосредованно идет уже через идеологию, идет уже через прогиб и подстилание под государство. Тут встает второй вопрос – а может ли вообще, скажем так, художник, да, ну, в частности, рокер, в частности, там, рок-гуру, автор замечательных философских песен и прочее, прочее – имеет ли он вообще право как-то дружить с государством?

А.ПЛЮЩЕВ – Человек, спевший «Моя родина, как свинья, жрет своих сыновей» — имеет ли он право?

А.ТРОИЦКИЙ – Да. Значит, я считаю, что в принципе, почему бы нет. Т.е. опять же, у меня тут нет какой-то истовости, упертости и т.д., типа староверов и боярыни Морозовой: ни в коем случае никакого альянса с властями, там, это смерть, это компромисс, это полное свинство и неуважение, значит, к тем, кого ты воспитал. Я считаю, что просто это зависит от того, что это за власть. Скажем, я прекрасно помню, что в конце 80-х годов, когда мне власть, в общем-то, вполне нравилась – у нас шла перестройка, гласность, это все было так, весело и интересно и т.д. – я сам предлагал власти свои услуги и говорил, что «ребята, давайте, я считаю, что нужно, вообще, нам как-то двигаться за границу», и устраивал за границей какие-то фестивали советского рока и прочее, прочее. И чувствовал при этом, что делаю благое дело, да? Скажем, к власти ельцинской 90-х годов у меня уже было такое, кисло-сладкое отношение. С одной стороны, да, это, конечно, был невероятный разгул преступности, воровства – в общем, все то, что называется популярным словом «беспредел». С другой стороны, я могу сказать абсолютно точно, что Борис Николаевич Ельцин, у него были некоторые священные коровы, и он их никогда не трогал. И за это он достоин несомненного уважения. Одна из этих священных коров – это как раз была свобода слова, например. Т.е. свобода слова при Ельцине была реальная. И некоторая тому подобная вещь. Т.е. он искренне хотел быть демократом. Борис Николаевич Ельцин очень хотел быть демократом. И честь ему за это и хвала. И, скажем, один раз у меня едва не состоялся альянс с ельцинской властью. Т.е. когда меня Ельцин, накануне выборов 96 года позвал в «Президент-отель». Ну, т.е. не лично Ельцин, а дочь его, Татьяна Борисовна и ее муж Валентин Юмашев, мой старый приятель. Я туда пошел. Я туда пошел, т.е. я не стал становиться в позу и говорить: нет, там, вы расстреляли Белый дом, там, вы начали войну в Чечне, и за это, значит, ноги моей к вам никогда, значит, становиться не будет. Я туда пошел. Они стали, там, говорить, что «Артем, там, ты нам нужен, там, вот, коммунисты могут прийти к власти, ситуация ужасна…» Я сказал: «Да, я бы не хотел, чтобы коммунисты пришли к власти, но в то же время я имею одно условие, — сказал я, — я считаю, что война в Чечне – это полное и абсолютное свинство, это убийство людей, это убийство и наших солдат, и убийство мирных жителей в Чечне, это просто, это кровь за поганую эту нефть…

Д.БОРИСОВ – Такой выход.

А.ТРОИЦКИЙ – …и прочее, прочее»… Я говорил, что, ребята, давайте так вот – если Борис Николаевич Ельцин что-нибудь такое сделает по Чечне, что меня устроит, то, в общем, это будет для меня достаточным аргументом, чтобы я вписался в вашу компанию по перевыбору Бориса Николаевича в качестве президента. Ну, тут, все заинтересованные лица развели руками и сказали: «Ну, Артем, понимаешь, тут такое дело, это все намного сложнее, там… Не от нас зависит, и извини, пожалуйста». Ну, я сказал, это вы меня, ребята, извините, пожалуйста, но если этого не будет, то я себя буду чувствовать сволочью. Я так не могу, я должен верить в то, что я делаю, я должен знать, что я не наступаю на яйца собственной совести. Вот, я оттуда свалил, из этого «Президент-отеля», и больше там не появлялся. Что касается до теперешней власти, я считаю, что эта власть представляет собой полное, беспросветное Зло. Я придумал даже такую, хорошую штуку, очень наглядную. Если говорить о диалектике свободы и безопасности, да? Известно, там, что люди обычно жертвую свободой ради безопасности, или наоборот. Так вот, если рассмотреть вот это самое диалектическое единство и борьбу противоположностей, да – свобода и безопасность – то получается, что при советской власти не было свободы, но была безопасность. При Ельцине была свобода, но не было безопасности. При Путине Владимире Владимировиче нет ни свободы, ни безопасности. Это просто, это худшее из всех зол. Я считаю, что вот с такой властью идти на какие-то переговоры и описывать реверансы и обзывать гаранта сыном неба, как это Борис Борисыч уже неоднократно делал, то я считаю, что вот это неправильно.

А.ПЛЮЩЕВ – Ну, хорошо, давайте… я просто хотел бы, чтобы телефон тоже подключился, а то мы как-то, да…

Д.БОРИСОВ – 203-19-22.

А.ПЛЮЩЕВ – …узурпировали право на общение с Троицким, с которым, в общем, и так можем пообщаться вне эфира.

Д.БОРИСОВ – Алло, здравствуйте!

СЛУШАТЕЛЬНИЦА МАША – Алло!

А.ПЛЮЩЕВ – Артемий Кивович! Трубочку возьмите!

Д.БОРИСОВ – Наушнички.

А.ПЛЮЩЕВ – Да.

Д.БОРИСОВ – Алло! Алло!

СЛУШАТЕЛЬНИЦА МАША – Алло, здравствуйте!

А.ТРОИЦКИЙ – Здрасьте!

Д.БОРИСОВ – Чуть громче, пожалуйста, как Вас зовут?

СЛУШАТЕЛЬНИЦА МАША – Меня зовут Маша.

Д.БОРИСОВ – Да, Маша.

СЛУШАТЕЛЬНИЦА МАША – Так слышно?

Д.БОРИСОВ – Да, да.

СЛУШАТЕЛЬНИЦА МАША – Вы меня извините, я, может, не совсем в тему. Вот, в прошлом часе Дмитрий Борисов говорил о группе, которая, якобы, там, была на двух митингах подряд. Вот, и я могу развеять его сомнения, потому что была на Лубянке с самого начала митинга. Вот, и там исполняли песни всего трое исполнителей. Ну, точнее, три, как бы, песенных…

А.ПЛЮЩЕВ – Коллектива.

СЛУШАТЕЛЬНИЦА МАША – Да, это группа «Джек-пот», потом, куплетисты петербургские – Борис Смолкин и Вадим Жук, и Тимур Шаов, и больше там никто не пел. Вот, и была заявлена еще одна группа, ее даже анонсировали по «Эху», но вот они приехали туда перед митингом, посмотрели, значит, на стекающийся народ, потом обернулись, посмотрели на Лубянку, сказали, что им стремно тут выступать и уехали.

А.ПЛЮЩЕВ – Во как!

СЛУШАТЕЛЬНИЦА МАША – И куда они потом пошли, я не знаю, вполне возможно, что и на Красную площадь.

А.ПЛЮЩЕВ – Ну, ясно…

Д.БОРИСОВ – Понятно, спасибо!

А.ПЛЮЩЕВ – …первого часа. Давайте зададим вопрос Троицкому.

Д.БОРИСОВ – Я никого… не называл имен, поэтому чист в этом вопросе. Алло, здравствуйте! Алло!

СЛУШАТЕЛЬ АРМЕН – Алло!

Д.БОРИСОВ – Да! Громче! Как Вас зовут, пожалуйста!

СЛУШАТЕЛЬ АРМЕН – Здравствуйте, меня зовут Армен. У меня вопрос к Артемию Кивовичу Троицкому. Артемий Кивович, я хотел Вас поздравить с прошедшим днем рождения!

А.ТРОИЦКИЙ – Спасибо!

СЛУШАТЕЛЬ АРМЕН – Очень рад, вообще, что до Вас дозвонился. Вы для меня, знаете, большой-большой авторитет во многих вещах, и что касается музыки, и что касается, вот, отношения к власти, про что Вы говорили. Но у меня, знаете, такой вопрос, следующего характера – я как-то видел по телевизору пресс-конференцию, на которой Вы сидели рядом с Дэвидом Боуи. Это было давно. Я, к сожалению, не попал на концерт – ну, не мог просто купить себе билет. Вот, мне бы хотелось, если Вам не сложно, ответьте, пожалуйста, как Вы познакомились и при каких обстоятельствах, с Дэвидом Боуи. Какие у Вас вообще ассоциации? Вообще, расскажите об этом человеке. Может быть…

Д.БОРИСОВ – Какие отношения с Дэвидом Боуи?

А.ТРОИЦКИЙ – Ну, я могу сказать, что Дэвид Боуи – это, конечно, великий человек и великий музыкант, и умнейший, умнейший парень. Мы с ним познакомились в 1991 году – это, кстати, интересно, это практически в тему. В 91 году, в сентябре, в Париже, на Place de la Nation, был огромный рок-фестиваль, который, ну, до некоторой степени повернулся в сторону поддержки нашей российской молодежи, потому что это было буквально через две недели после Путча августовского 91 года. Вот, и мне позвонили эти французы, организаторы фестиваля, и сказали: давай-ка быстро снаряжай какую-то команду из России, и, поскольку вся Европа и весь мир в кайфе от того, значит, как героически себя московская молодежь вела, значит, на улицах Москвы, вот, и значит, вы там будете выступать. Я, значит, быстро я дозвонился до Сергея Курехина и до Бори Гребенщикова. И вот мы туда втроем приехали, и так получилось – это, кстати, ну, в каком-то смысле, уникальный был опыт в моей жизни. Я вообще вел этот концерт. А народу там было то ли 300, то ли 400 тысяч. Т.е. гигантская парижская, самая большая площадь была напрочь забита народом, и я вел этот концерт, и Боря с покойным Курехиным там выступили. И в том числе в этом концерте участвовал Дэвид Боуи. В то время у него был такая, хардовая группа под названием «Pin Mashine», если вы помните. Вот, и Боуи я тоже в том числе объявлял, и потом с ним за кулисами долго общались… Ну, и в общем, потом каким-то образом отношения поддерживали, правда сейчас, вот, ну, у него не вполне все в порядке со здоровьем. Вот, некоторое время мы с ним не общаемся, но могу сказать, что Боуи для меня – это просто образец интеллектуального творческого поп-рок-музыканта. Почему образец – потому что это артист, который всю жизнь ищет какие-то новые пути, который всегда способен удивить, который всегда находится не в каком-то ностальгическом таком маразме, как, ну, там, всякие, там, Элтон Джон и Род Стюарт, там, даже ребята помоложе, там, Стинги всякие и прочее. Боуи, он, конечно, идет впереди на белом коне и со знаменем и, ну, великий человек – все, что я могу сказать.

Д.БОРИСОВ – Давайте на музыку прервемся. Что еще послушаем вот с этого, несостоявшегося пока альбома?

А.ТРОИЦКИЙ – Ну, у меня тут всякие, всякие такие еще есть слоу-пайные вещи… Значит, я хочу сказать, что вот  этот список из 20 вещей – он, на самом деле, совсем не полный.

А.ПЛЮЩЕВ – Еще и бонус-треки есть.

А.ТРОИЦКИЙ – Там выложено этих треков очень и очень много. Где-то штук 50, я думаю. Можем послушать…

А.ПЛЮЩЕВ – Это я взял финальный, который, вот, отобранный уже.

А.ТРОИЦКИЙ – Нет, нет, нет, это… я думаю, что это не совсем так. Значит, послушаем сейчас группу из Питера, она называется «Парни», песня «Смеющаяся Анна». Ну, на самом деле, это до некоторой степени парафраз известной песни «Smiths»… Вот, но это как раз песня не столько про войну, там, и тому подобные государственные переживания – просто песня про мертвую девушку.



ПЕСНЯ



А.ПЛЮЩЕВ – К радости моей, программа «Аргентум» стимулирует творческую активность людей. Вот, причинно-следственная связь: вот, был у нас в прошлый раз Артемий Троицкий – он же второй раз у нас в программе.

А.ТРОИЦКИЙ – Ну, давненько уже. Давно это было.

А.ПЛЮЩЕВ – Да. И тогда мы говорили о панках, в том числе – о группах «Тараканы» и о группе «Наив». И тогда Артемий Троицкий говорит: «Ну, у нас какие-то ненастоящие панки. Такие… вот настоящие панки – они должны рубить правду-матку и вообще, быть оторванными…»

Д.БОРИСОВ – Тогда же лучшей певицей Артемий Кивович назвал Катю Лель.

А.ПЛЮЩЕВ – Катю Лель, да. Там, было дело. Вот, и, короче говоря, хорошо. После этого… Да, что они, в общем, все такие, гладкие какие-то, неинтересные панки, типа того. Я так, пересказываю, близко к тексту. Значит, после этого у нас в эфире группа «Тараканы» и Дима Спирин, значит, очень эмоционально реагирует на этот… на то, что я пересказываю о, собственно, оценке Троицкого. После этого он сказал, что хорошо, вот раз так, мы сделаем целую песню. Раз такая была оценка, хорошо. Появляется действительно песня, реальная песня, которую мы, кажется, ставили…

А.ТРОИЦКИЙ – Может, послушаем?

А.ПЛЮЩЕВ – У меня, вот, к сожалению, ее с собой нет, но…

А.ТРОИЦКИЙ – А ее вообще никогда не слышал.

А.ПЛЮЩЕВ – Да?

А.ТРОИЦКИЙ – Ей-богу!

А.ПЛЮЩЕВ – Реально… Т.е. Вам все только о ней рассказывают?

А.ТРОИЦКИЙ – Мне о ней рассказывали… нет, вообще, история была очень смешная. Это у меня был прямой эфир моей программы – «Красный уголок», которая выходит в ночь со среды на четверг. И приходит ко мне на пейджер вопрос: «Что Вы скажете о песне Димы Спирина», да?

А.ПЛЮЩЕВ – Да, Димы Спирина, совершенно верно.

А.ТРОИЦКИЙ – Под названием, по-моему, «Господин музыкальный критик»…

А.ПЛЮЩЕВ – Критик.

А.ТРОИЦКИЙ – Где Вас критикуют…

Д.БОРИСОВ – «Мистер музыкальный критик», да.

А.ТРОИЦКИЙ – А я вообще не знал, кто такой Дима Спирин. Поскольку я знаю, что меня обычно критикую всякие попсовые артисты, да? На которых я время от времени как-то автоматически наезжаю. Я говорю, ну, это, наверное, кто-то из «Фабрики звезд», что ли? Ну, Дима Спирин, Дима Маликов – ну, там что-то такое…

А.ПЛЮЩЕВ – Да, да.

А.ТРОИЦКИЙ – Вот, т.е. я вообще не понял, кто это. А потом мне сказали, что это, оказывается, свирепая группа «Тараканы», там, как-то против меня выступила. Ну, ничего, ну, молодцы – написали про меня песню, я надеюсь, что хорошая, искренняя песня. Рад, что вдохновил Диму Спирина и его коллектив на какое-то произведение. Но вот я ее, на самом деле, никогда не слышал…

А.ПЛЮЩЕВ – Жалко!

А.ТРОИЦКИЙ – Хотя мне кто-то говорил, что они меня там ругают матом – ну, в общем, это тоже не страшно…

Д.БОРИСОВ – У всех свои тараканы в голове.

А.ТРОИЦКИЙ – …я тоже многих ругаю матом.

А.ПЛЮЩЕВ – Хорошо. Я перешлю Вам, Артемий Кивович, по почте. Я, честно говоря, не знал. Принес бы обязательно. Я-то думал, Вы ее каждое утро, там, слушаете, или как-то…

Д.БОРИСОВ – Все хмурое утро…

А.ПЛЮЩЕВ – Да, хотя бы несколько раз слышали – ну мало ли? Не каждый же день песни сочиняют все-таки о Вас. Хорошо, давайте продолжим телефон, отдадим Троицкого на растерзание слушателям нашим.

Д.БОРИСОВ – Только для этого нужна трубка. Алло, здравствуйте, как Вас зовут? Алло! Алло! Кто-то у нас испуганный. Алло, здравствуйте!

СЛУШАТЕЛЬ АНДРЕЙ – Алло, здравствуйте, это «Эхо Москвы»?

Д.БОРИСОВ – Да, если можно, говорите громче. Как Вас зовут?

СЛУШАТЕЛЬ АНДРЕЙ – Меня зовут Андрей Гуляев. И мне просто несколько странно, что товарищ Кормильцев говорил, ну, такое в эфире, поскольку сейчас мы, совместно с ним делаем альбом, ну, который, думаю, будет несколько в духе того, что вы хотите.

А.ПЛЮЩЕВ – Да мы, в общем-то, особенно ничего не хотим, мы, честно говоря, обсуждаем. Давайте Кормильцева при Кормильцеве же обсудим. Я просто цитировал то, что он говорил. Давайте следующий звонок.

Д.БОРИСОВ – Алло!

СЛУШАТЕЛЬНИЦА ДАРЬЯНА – Алло! Привет! Это Дарьяна.

А.ПЛЮЩЕВ – Здравствуйте, Дарьяна!

СЛУШАТЕЛЬНИЦА ДАРЬЯНА – Саш, ты начал говорить, там, но вопрос мой так и не задал. Ты сказал «Наив», «Тараканы».

А.ПЛЮЩЕВ – Ну. Ну. Я не пытался твой вопрос задать. Я свой задавал.

СЛУШАТЕЛЬНИЦА ДАРЬЯНА – Ну, тогда я его сама задам.

А.ПЛЮЩЕВ – Давай!

СЛУШАТЕЛЬНИЦА ДАРЬЯНА – Раз уж «Наив» и «Тараканы» такие у нас игрушечные панки, правду-матку они не рубят, то кого бы Троицкий мог назвать настоящими, реальными, искренними панками у нас в стране?

А.ПЛЮЩЕВ – Есть ли у нас в стране настоящие панки?

А.ТРОИЦКИЙ – Ну, вообще говоря, вот парень, который был настоящим панком, он уже, к сожалению, умер – это был Андрей Панов, кличка Свинья, группа «Автоматический удовлетворитель». Т.е. Андрей Панов – он был панком и в творчестве, и в жизни. И поскольку он был реальным панком в жизни – ну, также, как Сид Вишес, да? – то, в общем-то, прожил не слишком долго. Вот, если говорить уже о таких, умозрительных панках, то, конечно, гораздо более убедительным панк-персонажем, чем, вот, все эти «Тараканы», мне представляется Егор Летов. Я не поклонник Егора Летова, тоже считаю его человеком достаточно лукавым и невсамделишным. Но, во всяком случае, в отличие от всех московских панк-групп, он… ну, он парень не без способностей, скажем так. Лучшая панк-группа, которую я слушал из наших за последние годы, это, пожалуй, группа русскоязычная, но из Казахстана – это группа «Адаптация». Вот у них есть такой альбом – он называется «Парашют Александра Бушлачева» — это замечательная пластинка. И еще я слышал какие-то их записи. Вот это да, вот тут я могу сказать – шапки прочь.

А.ПЛЮЩЕВ – Следующий звонок – есть у нас еще время?

Д.БОРИСОВ – 202-19-22, да, время еще, вроде, есть. Алло, здравствуйте! Алло! Алло!

СЛУШАТЕЛЬ ГАРИК – Алло, здравствуйте!

Д.БОРИСОВ – Алло, как Вас зовут?

СЛУШАТЕЛЬ ГАРИК – Гарик.

Д.БОРИСОВ – Давайте, какой у Вас вопрос?

СЛУШАТЕЛЬ ГАРИК – А почему среди этих разговоров, об этих вот социальных песнях не упоминается группа «Люмен»? По-моему, она самая что ни на есть социальная, самая известная из всех групп, которые Вы перечисляли.

Д.БОРИСОВ – Артемий Кивович, что Вы думаете о группе «Люмен»?

А.ТРОИЦКИЙ – По поводу группы «Люмен» я могу сказать, что мне понравилась их песня «Сид и Нэнси», которая не вполне социальная, но зато… это просто отличная песня, она мне страшно понравилась, и я помню, что я ее всячески проталкивал и хвалил на «Нашем радио». Потом я послушал альбом группы «Люмен», на котором была и эта песня в том числе, и обнаружил, что она там возвышается, как Джомолунгма среди украинских степей – все остальное как-то меня не особо там вдохновило. Я знаю, что у группы «Люмен» вышел второй альбом, но вот его я, к сожалению, уже не слышал. Если Вы считаете, что этот альбом мне может понравиться, то я его обязательно раздобуду.

Д.БОРИСОВ – Ну и последний звонок – 203-19-22. Алло, здравствуйте!

Добрый день! Доброй ночи, точнее!

А.ТРОИЦКИЙ – Здрасьте!

Д.БОРИСОВ – Да, как Вас зовут?

Меня зовут Александр. У меня вопрос к Артемию Троицкому. Вот, Артемий Кивович, вот я Вам в свое время, т.е. на Ваш, значит, сборник, «Когда твоя девушка мертва», я привез песню Михаила Борзыкина, вот, «Музыка для мертвых», которую Вы в бонус включили вот в этот сборник.

А.ТРОИЦКИЙ – Да.

Вот он… Алё?

А.ТРОИЦКИЙ – Да, да, да!

Вот у меня вопрос такой – вот как Вы относитесь к группе «Телевизор», вот к тому, что сейчас делает Михаил Борзыкин?

А.ТРОИЦКИЙ – Я очень хорошо отношусь к Мише Борзыкину, к группе «Телевизор», знаю его тысячу лет, он мне всегда очень нравился, как человек абсолютно цельный, бескомпромиссный. Кстати говоря, очень даже неплохой вокалист и хороший музыкант. Я с крайним уважением отношусь к «Телевизору» и слушаю их последние записи, в том числе. Вот, последние пластинки у них, по-моему, это какие-то переиздания, вот, до этого был диск, забыл, как называется, но что-то там… Там была, по-моему, какая-то песня даже про Аллу Пугачеву… Ничего, ничего, очень даже интересен и жив Миша Борзыкин. В качестве бонуса я включил эту песню, а не в качестве основного трека просто потому, что «Музыка для мертвых», как известно, это старая песня, песня еще 80-х годов, написанная не вполне, скажем так, по свежим следам. Тем не менее, актуальности своей не теряет.

Д.БОРИСОВ – Мы слушаем еще одну песню, после нее прощаемся. Это будет композиция кого?

А.ТРОИЦКИЙ – Да, это как раз чеченская песня. Там имеется такой автор-исполнитель, ну, такой чеченский Окуджава, что ли. Его зовут Тимур Мацураев, очень таинственная личность. Я пытался как-то с ним законтачить, но так и не смог, потому что вообще не очень понятно, то ли он живет в Чечне, то ли в России, то ли в Турции, то ли еще непонятно где. Вот. Пишет, надо сказать, вполне неплохие песни. Есть у него некоторые песни такие, которые, я думаю, сильно шокировали бы большинство наших слушателей с названиями типа «Шамиль ведет отряд». Вот. Ну, а сейчас послушаем песню более спокойную и лиричную, называется «Погасли свечи».

Д.БОРИСОВ – Артемий Троицкий был у нас сегодня в гостях. Дмитрий Борисов, Александр Плющев, еще раз с днем рождения!

А.ТРОИЦКИЙ – Спасибо, Дмитрий, спасибо, Александр, спасибо дорогим радиослушателям!

Д.БОРИСОВ – Надеемся, что мы не в последний раз здесь встречаемся все вместе.

А.ТРОИЦКИЙ – Я тоже так надеюсь. Счастливо.

Д.БОРИСОВ – Программа «Аргентум», в следующее воскресенье мы снова будем здесь. Пока!

А.ПЛЮЩЕВ – Пока!

Комментарии

0

Пожалуйста, авторизуйтесь или зарегистрируйтесь, чтобы оставить комментарий.

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире