'Вопросы к интервью
20 марта 2005
Z Аргентум Все выпуски

Михаил БОРЗЫКИН («Телевизор»)


Время выхода в эфир: 20 марта 2005, 23:05

А.ПЛЮЩЕВ – Московское время 23:05, слушаете вы радиостанцию «Эхо Москвы», у микрофона Александр Плющев. Сегодня я один, совсем один, без Дмитрия Борисова, который у нас приболел. Надеюсь, он присоединится к нам после полуночи – все-таки мы его разбудим и попытаемся с вами вместе лечить в прямом эфире. Ну, а до этого у нас в гостях лидер группы «Телевизор» Михаил Борзыкин, до полуночи сегодня с нами. Добрый вечер!

М.БОРЗЫКИН – Добрый вечер!

А.ПЛЮЩЕВ – У нас здесь довольно большое количество вопросов пришло к нам на сайт, также вы можете пользоваться 974-22-22, 755-87-05 – это наш пейджер – для абонента «Эхо Москвы». Есть также такая штука как sms-приемник: 970-45-45, без всяких абонентов, sms-ки туда можно кидать, и я буду их время от времени читать. Телефон наш 203-19-22, почтовый адрес не буду говорить, все равно не успеете ничего прислать туда. Вот, собственно, и все наши координаты, и вы можете принимать участие в сегодняшней беседе с Михаилом Борзыкиным. Конечно, я хочу сразу расставить все точки над i, мы тут обсуждали это до эфира, и тем не менее, не могу не задать этот вопрос, который довольно часто фигурирует, судя по вашим вопросам на сайте, и у вас в головах. Особенно вот это характерно, я так чувствую, для людей среднего возраста – ну, таких вот, как я, например: я слушал группу «Телевизор», когда учился в школе и после того, как ее закончил, т.е. это конец 80-х – начало 90-х. И потом вот все группы… почти все группы, которые тогда были, ну, за исключением тех, которые, там, распались по разным причинам – они до сих пор как-то довольно активно фигурируют, скажем так, и довольно хорошо их заметно. Я, честно говоря, временами подозревал, что группы «Телевизор» нет больше вовсе. И тут вдруг где-то примерно год назад я обнаружил для себя, что это вовсе не так, что это совсем не так. И вот когда мне выдалась возможность, наконец, побеседовать с Михаилом в прямом эфире, так и произошло. Так почему же так? И вот наши слушатели тоже думают, что группы «Телевизор» давно нет, очень многие.

М.БОРЗЫКИН – Ну, в общем, это, наверное, действительно вопрос от музыкантов к средствам массовой информации. Дело в том, что, наверное, этого выпадения для нас не существовало, мы продолжали выпускать альбомы, концертировали – и этого всего было достаточно много за последние десять лет. Другое дело, что попытка попасть в лучи большой рампы – она не являлась самоцелью, мы как-то давно успокоились на этот счет. Поэтому попадать в форматы радиостанций, попадать вот в какие-то рейтинговые передачи, не было задачи такой. Т.е. это как-то уже то ли пройденный этап, то ли неинтересно стало. Поэтому, естественно, наверно, вот, «его величество пиар» обошел нас стороной.

А.ПЛЮЩЕВ – Но тем не менее, я вот помню время так называемой перестройки, конец 80-х, и вы тогда были героями и, может быть, даже покруче героев нынешних – когда, там, на концерты ломилось огромное количество народа, когда было не пробиться, когда песни ваши цитировались, там, на каждом углу, я не знаю, строчки писались на заборах. Вот сейчас же совершенно иная для вас ситуация. И какая вам нравится больше?

М.БОРЗЫКИН – Не, ну все двигается достаточно закономерно, тут для меня… я не ностальгирую по тем временам. В общем, прошло и прошло, и слава Богу. Другое дело, что, вообще, конечно, времена какой-то активности, душевной активности, они всегда воспринимаются чувствующим организмом с пиететом. Т.е. я благодарен тем временам за то, что они были такими активными. Сейчас – вот я так воспринимаю – 20 лет такого вот застоя что ли, такого вот жлобского капитализма, такого бандитского – ну, какая-то… не потому что я там не присутствую, а потому что, объективно говоря, общество рекламирует ценности тех, кто этим обществом управляет, кто ему платит деньги. И то же самое со средствами массовой информации, поэтому, ну, некоторое разочарование в степени продажности тех самых идеалов, которые нас так зажигали, оно не позволяет мне пытаться присоединиться к этому общему хору успешных музыкантов, групп… я просто знаю, чего это стоит, я знаю, через какое игольное ушко нужно пролезть, чтобы попасть в формат.

А.ПЛЮЩЕВ – Но тем не менее, Вы продолжаете свою творческую деятельность, и, вот, мы сегодня представляем новый, только что вышедший диск под названием «Отчуждение». Но новым его можно назвать только относительно, ведь.

М.БОРЗЫКИН – Конечно, конечно. Это песни, написанные в 89-м году, и сложилась такая ситуация, что мы не смогли выпустить этот альбом тогда, поэтому вот сейчас, в 2005, мы решили просто перезаписать эти песни совершенно по-новому и выпустить этот альбом… ну, для меня он все равно является неким знаковым альбомом, потому что это была попытка поискать какие-то новые мелодические решения, музыкальные решения, мы как раз тогда, вот, отъездили все эти европейские гастроли, и мы не хотели делать музыку для народа, нам это все было глубоко противно – а как раз тогда она и была востребованы, вот все эти «русский рок» так называемый… ну вот, сложилась вот эта формулировка, в которую, к сожалению, «Телевизор» не попал, и не хотел попадать. Т.е. в общем, мне кажется, для любого творческого человека важно как-то двигаться вперед. Для нас было неинтересно сочинять песни для народа, мы хотели песен для себя. Вот эти самые песни для себя и собраны в альбоме «Отчуждение».

А.ПЛЮЩЕВ – Давайте, мы послушаем первую же песню с альбома «Отчуждение», которая так и называется, тоже «Отчуждение». Напомню только нашим слушателям, что они могут присоединяться: 974-22-22, 755-87-05 для абонента «Эхо Москвы».



ПЕСНЯ «ОТЧУЖДЕНИЕ»



А.ПЛЮЩЕВ – Вы слушаете программу «Аргентум», у микрофона Александр Плющев. Мы продолжаем наш эфир с Михаилом Борзыкиным. Друзья, присоединяйтесь на пейджер наш, 974-22-22, 755-87-05 для абонента «Эхо Москвы». Также есть кое-какие вопросы на сайт, ну, я уже не успею оттуда взять то, что приходит сейчас. Так что будем пользоваться тем, что пришло до 23 часов. Ну вот, Олег Евдокимов, мой коллега, журналист из Саратова, передает Вам привет, Михаил, и пишет, что Вы, оказывается, когда-то пересекались – несколько раз в Тольятти, на «Автограде». «С тех пор с величайшим уважением и симпатией слежу за всем тем, что ты делаешь», — тут он передает e-mail. И собственно вопрос в программу, как почетному и заслуженному члену жюри некогда существовавшего большого Поволжского смотра молодежных строя и песни: «Кто на твой взгляд, сегодня на острие атаки из музыкальной молодежи, кто интересен тебе именно сейчас?»

М.БОРЗЫКИН – Сложный вопрос. Сложный. Ну, мне вообще, очень трудно, конечно, сориентироваться в общей палитре, наверняка есть группы, которые я с удовольствием бы послушал вообще, в масштабах страны. То, что до меня доходит – ну, скажем так, чаще всего проходит мимо моего понимания интересности. Ну, есть группы, в которых мне нравится драйв – вот это питерская группа «Протозола», например. Или «Последние танки в Париже» — это такие вот, ну, настоящий честный панк, и хорош со всех сторон вот как панк. «Оле Лукойе», питерская тоже группа, которая делает такой, world music. Это трудно назвать молодыми группами. А вот среди совсем молодых – тут я начинаю теряться. Я слышал много, но, к сожалению, большинство из них работает на формат. Причем не на питерский, а именно на московский, что очень печально. Т.е. не существует больше питерского формата, никакой питерской музыки, существует вот этот всеобщий, всех сближающий, всех унижающий.

А.ПЛЮЩЕВ – Я тут узнал потрясающую вещь, пока мы слушали песню «Отчуждение» — оказывается, Михаил работал на радиостанции «Эхо Петербурга».

М.БОРЗЫКИН – Да, был такой период, когда, вот, там, в течение какого-то времени – я уж сейчас даже точно не помню… ну, я заведовал музыкальным отделом, вот, отделом студии звукозаписи «Эхо Петербурга». Да. Была такая вот практика. Это, наверное, так все, временно. Я же работал еще какими-то периодами короткими на «Балтике», там, еще какие-то радиостанции… Это, так сказать, было не от хорошей жизни, я так могу сказать.

А.ПЛЮЩЕВ – Т.е. это был заработок?

М.БОРЗЫКИН – Да, я вынужден был пойти на такого рода… ну, это, с одной стороны, было интересно, конечно, но я в результате всех поисков понял, что из меня радиочеловека не получится. Ну не такой я, вот, другой.

А.ПЛЮЩЕВ – Хорошо, продолжим вопросы, которые задают наши радиослушатели. Значит, вот Виктор пишет: «Только что был на концерте в ЦДХ, очень удивило, что была только половина зала, мне кажется, что по масштабам группа могла бы собирать стадионы. Упрек Михаилу как плохому коммерсанту», — пишет Виктор.

М.БОРЗЫКИН – Да Михаил, конечно, плохой коммерсант, тут даже…

А.ПЛЮЩЕВ – Сразу хочется спросить, у Вас директор есть?

М.БОРЗЫКИН – Директор – это громкое слово, в общем, в этом… т.е. на это слово никто не претендует. У нас есть люди, которые помогают нам с концертами в Москве, и какие-то концерты в других городах они тоже пытаются делать, но вот постоянного, так сказать, вот, продюсера, так называемого, у нас, наверное, нет. Вот в Москве это Илья Зенин. На самом деле, очень трудно, будучи группой, не склонной к селф-пиару, и не… я, наверное, отношусь к людям, презрительно… ну, не то, что презрительно, а, скажем так, снисходительно относящимся вообще к этой идеологии «ты есть, пока ты в эфире». Для меня это все ценности, ну, вновь введенные, не несущие под собой никакой жизненной основы. А вот… да, хорошо, я воздержусь. Видимо, я попытался ответить на вопрос.

А.ПЛЮЩЕВ – А чего же воздержаться? Мне кажется, это довольно интересное развитие темы. Потому что сейчас же как? Это правда, это суровая правда жизни, от которой никуда не денешься. Не то, что бы я был ее апологетом, но тем не менее, ведь это правда, пока люди крутятся в эфире…

М.БОРЗЫКИН – Это относительная правда все.

А.ПЛЮЩЕВ – …то на них ходят.

М.БОРЗЫКИН – Ну да, но она такая вот… ну, настолько она временная, она никак не отражается на других пластах человеческой жизни и… я думаю что… я тоже очень часто наблюдаю за восторгом перед пиаром у молодых коллективов, которые, ну, там, покрутятся, там, год на «Нашем радио» и потом исчезают, и они… они находятся в недоумении, они не знают, что дальше делать, нужно ли им творить вообще, если, вот, как иногда Михаил Козырев любил формулировать мысль: «Зачем писать песни, если они не ротируются на радио?» Вот хотелось бы, чтобы Михаил Козырев когда-нибудь эту фразу сказал группе «Pink Floyd» или «Led Zeppelin» и вообще, вот всем группам, которые делали что-то интересное, большое и остались в веках. Моцарту пускай скажет эту фразу. Это вообще, ну, наносное такое, культурологическое какое-то такое вот… шлак XXI века, я думаю, что это совершенно… это не незыблемое, это наша болезнь такая временная, да, вот это поклонение пиару, богу денег, там, это все вот… результат плачевный от этих заболеваний, и даже на экономическом уровне. Не видеть это трудно.

А.ПЛЮЩЕВ – Хорошо. Мы, возможно, продолжим эту тему сразу после следующей композиции. Она называется «Холод». И мы подробнее поговорим и об этом диске, и о предыдущем, и ваши вопросы на пейджер, пожалуйста, 974-22-22, 755-87-05 для абонента «Эхо Москвы».



ПЕСНЯ «ХОЛОД»



А.ПЛЮЩЕВ – Михаил Борзыкин в гостях у программы «Аргентум», ваши вопросы поступают на наш пейджер, и озвучиваю их. Вот, например, один из таких, нелицеприятных вопросов, прямо скажем. Николай Шадрин из города Саратова спрашивает… что у Вас с Саратовом связано, Михаил, одни вопросы из Саратова?

М.БОРЗЫКИН – Да, не помню, не бывал.

А.ПЛЮЩЕВ – Ну да. «В 87 году Вы говорили о группе «Кино» как о музыкальной халяве и отсутствии в их песнях боли. Сегодня Цой легендарен, а ваше творчество осталось мыслями в 80-х. Изменилось ли Ваше отношение к Цою, как это Вы смотрите на эти метаморфозы времени?»

М.БОРЗЫКИН – Ну, вот насчет такой вот фразы я, конечно, не припомню, я думаю, что это какие-то журналистские извращения…

А.ПЛЮЩЕВ – Я помню, тогда вообще было у так называемых рок-музыкантов – ну, поскольку Вы говорите «так называемый русский рок» – то у так называемых рок-музыкантов друг о друге вот в таком духе высказываться было модно в те годы, я читал, так, люди не жалеючи друг друга.

М.БОРЗЫКИН – Ну, надо сказать, что при этом при всем очень тепло и регулярно общались. Более того, группа «Кино» репетировала у нас на точке, просилась периодически перед фестивалями 85 и 86 года, мы их пускали, хотя могли, собственно, отказать спокойно. Нет, т.е. существовало какое-то братство рок-н-ролльное, которое было превыше вот этих разногласий вкусовых.

А.ПЛЮЩЕВ – А вы по нему скучаете, ностальгируете, жалеете о нем?

М.БОРЗЫКИН – Об этом братстве? Ну… да наверное, нет, потому что всему свое время. Тогда оно было, конечно, вынужденным. Поэтому, если бы то же самое возродить каким-то естественным путем, вот, на ровном месте, когда, вроде, все в силах выжить по одиночке, это было бы интересно.

А.ПЛЮЩЕВ – А сейчас Вы общаетесь с кем-то из своих коллег того времени?

М.БОРЗЫКИН – Очень, наверное, немногие. Периодически мы встречаемся с Женей Федоровым из «Tequilajazz», общаемся с Константином Кинчевым, достаточно часто, насколько это вообще для меня возможно, для человека, который не считает, вот, подобного рода общение хорошим… т.е. единственным времяпрепровождением. И что касается Виктора Цоя, я, вот, недавно вернулся из Израиля – там был с гастролями – и это любопытная, вообще, конечно, вещь: я в очередной раз понял, насколько человечество способно легко подстраивать, менять историю под свои задачи, под необходимости социальные, там, исторические, какие-то экономические. Например, меня убедили в том, что до Христа еще было человек 5, которые были распяты таким же совершенно образом за то же самое в течение ста лет до Христа. То же самое … ну, почему-то у меня возникла аналогия с Виктором Цоем. Он был хороший парень, но делать из него бога – мне кажется, это смешно.

А.ПЛЮЩЕВ – Михаил Борзыкин у нас в студии, лидер группы «Телевизор», если вдруг включились только что и пропустили предыдущие 20 лет. Еще несколько вопросов с пейджера. Сейчас, секундочку… а, вот! Опять же, Николай Шадрин хорошо разбирается в Вашем творчестве, на самом деле. «Такой холодный электронный звук Вашего нового альбома очень сильно напоминает альбом «Отечество Иллюзия», это специальный шаг, или Вы записываете альбомы, с тех пор не изменяя ему, этому стилю?

М.БОРЗЫКИН – Дело в том, что я вообще всегда любил холод, электронный холод музыки. Но это такое, может быть, свойство восприятия творчества. Для меня это всегда было интересно. И группы новой волны, которые частично обладали этим звуком, для меня всегда были близки. И потом в этом не было, ну, скажем, сермяжности блюза, к которой я впоследствии стал относиться несколько снисходительно, так скажем. Т.е. вот к этой простоватой такой, деревенской теплоте, простых ощущений незатейливого человека, я остыл. Уж лучше пусть будет холодный, но глубокий.

А.ПЛЮЩЕВ – Дорогие друзья, вы можете к нам присоединиться не только посредством пейджера, но и по телефону, если у вас есть, что спросить голосом, 203-19-22, и это будет буквально через… вот я смотрю… 3 минуты.



ПЕСНЯ



А.ПЛЮЩЕВ – 23:35 минут, продолжаем программу «Аргентум», у микрофона Александр Плющев, в гостях у нас Михаил Борзыкин. Я обещал включить телефон, давайте сейчас прямо и попытаемся это сделать, 203-19-22. Михаил уже в наушниках, прекрасно. Алло!

СЛУШАТЕЛЬ – Алло!

А.ПЛЮЩЕВ – Да!

СЛУШАТЕЛЬ – Добрый вечер!

А.ПЛЮЩЕВ – Добрый вечер, отойдите только от радиоприемника!

СЛУШАТЕЛЬ – Да я бы отошел от него, к сожалению, только Вас по телефоне услышу. Никак не ожидал дозвониться. Хотел вопрос Михаилу задать…

А.ПЛЮЩЕВ – Да, пожалуйста, как Вас зовут только?

СЛУШАТЕЛЬ – Меня зовут Дмитрий, звоню из Санкт-Петербурга. Ну, у меня вот такой вопрос. Михаил, все-таки есть ли какие-то авторитеты в жизни, ну, грубо говоря, не знаю, в рок-музыке или, может, еще в чем-то? Как-то, ну, вплоть до Виктора Цоя … уже сомнениям, вот, подвергают. Ну, хотелось бы, чтобы о чем-то хорошо отозвались – может быть, там, о питерской рок-музыке, может быть, о старой, может, еще о чем-то…

А.ПЛЮЩЕВ – Есть ли что-то хорошее в жизни, Михаил?

СЛУШАТЕЛЬ – Ну, может быть, так…

М.БОРЗЫКИН – Вообще-то масса вещей. Я, конечно, прошел через всякие преклонения и фанатства…

СЛУШАТЕЛЬ – Я согласен, что фанатство – может, это не есть хорошо, но все равно какие-то там авторитеты должны присутствовать.

М.БОРЗЫКИН – Ну, дело в том, что я вообще считаю, что сомнения – это двигатель развития личности. Т.е. это необходимо, это основа, это, вот, то самое топливо для развития любой личности. Ни в коем случае нельзя замыкаться в рамках системы, какой бы комфортной она не казалась. Будь то религиозная…

СЛУШАТЕЛЬ – Может превратиться в… У меня такое ощущение, что…

М.БОРЗЫКИН – Не должно быть, жизнь должна быть важнее любой системы, вот в чем задача-то. Человек… не процесс, т.е. не состояние, человек — процесс. Вот именно этим я сейчас и занимаюсь. Т.е. это основная задача, так сказать, воспринимать себя как процесс, ни в коем случае не застывать в этом. Есть, конечно, любимые люди, ну, есть. Ну, Дэвида Боуи я очень люблю, к Питеру Гэбриелу тепло отношусь, … Джона Леннона так вообще, пока он, так сказать, уже он… и стоит на своем пьедестале совершенно отдельно, имеет там свою комнатку в глубине подсознания. Ну, я его оттуда не вытаскиваю, не свергаю. Это для меня личность действительно достойная подражания до сих пор.

СЛУШАТЕЛЬ – Даже несмотря на то, что он тоже пользовался каким-то пиаром?

М.БОРЗЫКИН – Да, ну, кроме того, что он пользовался пиаром, он еще был человек, вот, внезапно действующий себе во вред, например, очень часто. И человек, совершенно способный сказать себе правду о том, какое он дерьмо – ну, так скажем. Ну, это удивительно, так мало людей, обласканных славой, могут внезапно осознать, что все это бред, пыль, ничего не значит. Вот Джон Леннон – один из тех людей. Или с религией у меня та же история. Человек, который прошел через все это, он, в общем, вынес, наверное, мне кажется, очень важную вещь: что ни в коем случае нельзя видеть мир глазами любого гуру. Надо почувствовать свою собственную боль, только тогда ты можешь что-то понять об этом мире.

А.ПЛЮЩЕВ – Большое спасибо за звонок и за вопрос! От Петра, студента из Москвы еще есть вопрос такой. Все равно мы так или иначе упираемся в то, что было 20 лет назад, потому что никуда это не выкинешь. И вот Петр тоже на эту тему спрашивает: «Как Вы сейчас сами оцениваете те песни, — он имеет в виду, на политические темы, — которые Вы писали 20 лет назад? Был ли это максимализм, или же сейчас Вы готовы написать то же самое? Пишете ли Вы сейчас что-то подобное? Как Вы думаете, почему сегодня музыканты не имеют такого влияния, как в годы «перестройки»? То, что в то время прислушивались к серьезным текстам, было следствием чего? Что изменилось?»

М.БОРЗЫКИН – Ну, изменилось, вообще говоря, приоритеты, так скажем, и если так, в общем говорить, грубо, примитивно и быстро, то смена богов. Если тогда богом для нас служило слово «свобода», как внутренняя, так и внешняя, то сейчас, конечно, это деньги. И это не надо скрывать, это пропагандируется по всем центральным каналам, т.е. вот это бандитское восприятие ценностей жизни, конечно, привело к тому, что те, кто заказывают музыку и платят за нее, имеют, соответственно, и музыку. Т.е. вот это вот… ну, для меня это все такая вот «эра жлобов», что ли, я так это воспринимаю. Т.е. люди, которые посчитали, что они достойны называться великими лишь потому, что они скопили миллиарды долларов, зачастую на народных бедствиях. И вот они, собственно, и заказывают эту музыку. И под них, собственно, и под их менталитет работает кино-, радио— и рекординговая музыкальная индустрия. Вот это печально. И вот это провинциальное состояние нашей культуры, от которого мы так пытались уйти в 85-м году, наивно полагая, что можно сделать из Петербурга второй Лондон и слиться с Европой в едином порыве, таком вот… в дружеских объятьях раствориться – вот этого не произошло, мы все та же глухая провинция, со своими вот тут местными князьками, жлобами, олигархами, которые так или иначе отношения к высокой культуре никакого не имеют. И более того, создали эту культуру под себя и очень повредили ей, вот так скажем.

А.ПЛЮЩЕВ – Ну, думаю, что… вот здесь был вопрос по поводу сегодняшнего концерта в ЦДХ, точнее, упрек Вам как коммерсанту, надеюсь, что вот благодаря сегодняшнему пиару следующие концерты пройдут при большем стечении народа, давайте прямо, не откладывая в долгий ящик, расскажем, где и когда они пройдут.

М.БОРЗЫКИН – Ну, существуют выступления запланированные на концерте 3 апреля в клубе «35…

А.ПЛЮЩЕВ – миллиметров».

М.БОРЗЫКИН – …миллиметров» — я все время пытаюсь вставить слово «грамм», ну, не знаю, почему. В общем, «35 миллиметров», там будет фестиваль такой альтернативной музыки. Общее направление этого фестиваля – борьба с пошлостью, такой всеобщей пошлостью поглотившей страну. Ну, мне кажется, участники подобраны достаточно правильно. Вот, это вот ближайшие планы.

А.ПЛЮЩЕВ – Ну, я отмечу, что вместе с «Телевизором» там, например, на второй день, 3 апреля — это воскресенье, мы как всегда не попадаем с Борисовым, потому что это день подготовки нашей программы, и мы зареклись ходить куда-нибудь на концерты, потому что как сходишь, и уже потом не до программы совсем. Ну, так вот, 3 апреля помимо «Телевизора», который, если я правильно понимаю, вообще закрывает всю программу, весь фестиваль, будут Умка, Ник Рок-н-ролл и «Машрум-бэнд». Вот, собственно, такой второй день этого фестиваля будет. А первый день «Небо здесь», «Дети Пикассо», «Ломо» и Теодор Бастер – если я правильно произношу все. Продолжаем, собственно, беседу с Михаилом Борзыкиным. Я смотрю, еще есть телефонные звонки, я еще один звоночек возьму, если Михаил не против. Алло!

СЛУШАТЕЛЬНИЦА – Здравствуйте!

М.БОРЗЫКИН – Здравствуйте!

СЛУШАТЕЛЬНИЦА – У меня вопросов нет, я слушаю вашу передачу сейчас. Просто хочу Вам сказать большое спасибо, что Вы продиктовали телефон. Все на sms, ну, просто так…

А.ПЛЮЩЕВ – А, понятно, это наш технический звонок был, фактически. Спасибо Вам большое! Да. Есть и телефон у нас, да. Я понимаю, что с sms людям старшего возраста несколько сложнее. Я и сам с ними как-то не очень дружу. Алло!

СЛУШАТЕЛЬ – Алло!

А.ПЛЮЩЕВ – Да!

СЛУШАТЕЛЬ – Здравствуйте!

А.ПЛЮЩЕВ – Здравствуйте!

СЛУШАТЕЛЬ – Здравствуйте, Александр, здравствуйте, Михаил! У меня к вам два вопроса будет. Первый – это продолжаете ли вы общаться с Константином Кинчевым? А второе: как Вы относитесь к таким людям, как Наталья Медведева и Александр Башлачев? Спасибо!

М.БОРЗЫКИН – Ну, с Константином Кинчевым буквально сегодня общался, он даже собирался прийти на концерт, но, вот…

А.ПЛЮЩЕВ – Я думал, к нам на эфир.

М.БОРЗЫКИН – Нет, нет. Но не смог по очень, по уважительной причине. А что касается Башлачева, я всегда очень уважал этого человека, и, в общем, впервые его кассета попала мне в руки в 80-каком-то-5-м году, и для меня это было открытие. И всегда пытались ему помочь каким-то образом, записать альбом, предлагали свою помощь как владельцы студии даже, в 90-м году, но, к сожалению, не срослось, не успели. Что касается Натальи Медведевой, ну, в общем, то, что я про нее слышал, то что я сам слышал из ее песен – мне кажется, что в этом было много интересного. Да и в самой личности там что-то было. Я, к сожалению, близко не знаком.

А.ПЛЮЩЕВ – Здесь был такой вопрос исторического характера, уж совсем исторического: «Правда ли то, что Вы были единственной российской командой, которая выступила в лондонском клубе «Bad Cake»? Здорово, что можно, наконец, узнать правду об этом от Вас». Скажите всю правду, наконец!

М.БОРЗЫКИН – Не, не, ничего подобного! До Лондона мы так и не добрались, нас много раз туда сватали, но мы… вот так и не получилось почему-то, я не знаю. Это все такие менеджерские игры 80-х годов. Мы играли в «Melkwesse» в Амстердаме – вот там действительно выступал Дэвид Боуи, там, Мик Джаггер, вот такой клуб есть. Он достаточно такой, прогрессивный клуб в центре Амстердама. Вот там действительно мы выступали…

А.ПЛЮЩЕВ – Мы, вообще, редко выполняем заявки у нас – ну, таковы технологии – ну, вот сегодня так получилось, что после объявления о том, что Михаил Борзыкин будет у нас в студии, поступила заявка… А кстати, кстати, ведь я совсем забыл сказать, что есть у нас блок нашей программы в Интернете, под названием «liveargentum» — liveargentum.tk его адрес. И можно уже там сейчас посмотреть, по-моему, две там фотки уже выложились с Михаилом Борзыкиным из студии, загружайте и глядите. А завтра там, я надеюсь, появится наша беседа в звуке со всеми песнями. Не боитесь, что мы так вот пиратски 5-6 песен выложим в Интернет? Я, в принципе, видел у Вас на сайте выложена музыка.

М.БОРЗЫКИН – Да, я абсолютно спокойно к этому отношусь, я считаю, что, конечно… попытка все оградить от пиратства… ну, во-первых, это бессмысленно, во-вторых, это невоплотимо, ну, и в общем, заниматься, вот, вплотную этими вещами для творческого человека, для человека, по-моему, очень губительно. Вот, отслеживанием собственных доходов – это уже какая-то другая… другие люди должны заниматься. Я вообще, много раз был пирачен, опирачен, но никогда не пытался даже… мысли не возникало подать в суд, там, или что-то еще.

А.ПЛЮЩЕВ – Ну, на самом деле, я немного напугал – у нас все, как говорится, это корректно происходит. Вот. Итак, заказали песню «Мандариновый снег», возражений не последовало. Она уже с другой пластинки, «Смех мизантропа». Ее сейчас прямо и послушаем.



ПЕСНЯ «МАНДАРИНОВЫЙ СНЕГ»



А.ПЛЮЩЕВ – У нас в гостях Михаил Борзыкин, лидер группы «Телевизор», Вы, по-моему, ответили уже на 15-й вопрос, где же была группа «Телевизор» с того времени, когда ее впервые услышали многие мои ровесники, те, кто постарше и помоложе, но вот сегодня наши радиослушатели более младшего поколения заодно и познакомились. Если кто, например, не читал многочисленную прессу, пишущую о группе «Телевизор» и о последнем альбоме, который вышел вот не так давно, «Отчуждение-2005» он называется. Тут – я хотел бы просто вернуться к этому альбому – это все песни, которые были записаны 15 лет назад, да? Там нет ни одной новой?

М.БОРЗЫКИН – Там есть песня, которая вообще нигде не была записана, но сочинена была тоже… Т.е. эти песни все были сочинены тогда, да. Т.е. песня «Все в порядке», она не была вообще записана ни на одном альбоме, она вошла туда вот, в новом этом варианте. Ну конечно, изменилось полностью и звук – все изменилось, и настроение даже. Ну, вот, захотелось вот так подойти к этому материалу, совершенно изменив. Не пытаться подделаться под то настроение.

А.ПЛЮЩЕВ – Ну, насколько я понял, группе «Телевизор» теперь уже нечего переиздавать и, вероятно, следует ожидать новых песен? Или есть еще что-то в загашниках?

М.БОРЗЫКИН – Ну, зная, так сказать, монстров переиздачи, всегда можно найти. Если этим заниматься – я просто не буду сейчас в эфире приводить имена – люди просто живут годами на эти…

А.ПЛЮЩЕВ – (говорит вместе с М.Борзыкиным)

М.БОРЗЫКИН – Да, best of… ну, для меня всегда это было забавно. Ну, конечно, идет работа над новым альбомом потихонечку и сроки я себе не устанавливаю, будучи, все-таки, я надеюсь, творческим человеком, а не ремесленником, поэтому, вот идет работа, да, новые песни пишутся.

А.ПЛЮЩЕВ – Вы сказали о Вашем участии в фестивале под названием «Альтернатива альтернативе» в клубе «35 мм» 3 апреля. Кроме этого непосредственно Ваши концерты планируете в ближайшее время – не только в Москве, нас слушают несколько десятков городов сейчас, затаив дыхание…

М.БОРЗЫКИН – Все настолько неопределенно… я знаю, что мы будем играть 8 мая в Петербурге в «Red club». Так запланировано. Мы будем играть в конце апреля в Киеве и, наверное, в Харькове – тоже до конца не ясно, будем ли в Харькове. Возможен Нижний Новгород, это тоже конец апреля. Вот, пока это то, что можно сказать более-менее точно. И сольный концерт в мае, наверное, будет.

А.ПЛЮЩЕВ – Михаил, а вот Вы упоминали о зарубежных гастролях, которые были тогда, давно. Сейчас, я так понимаю, их уже давно не было. Это с чем связано – с тем, что утерян интерес к России, русской музыке?

М.БОРЗЫКИН – Ну, думаю, и с этим тоже, конечно. Но вообще, любые связи, как сейчас вот это модно говорить умеют быть хорошим другом. Вот, мне не нужно быть хорошим другом, поэтому, конечно, я очень тепло отношусь к воспоминаниям о наших европейских гастролях, это было года 2, причем так, месяца по четыре сидели, и объездили, в общем, практически всю Европу. Но нет особого интереса не там, да и мне тоже нет, вот, нет любопытства просто пробиться любой ценой на это турне или, там, вот к этой аудитории. Это любопытно всегда, это интересно, как опыт, но вот… я тоже прекрасно понимаю, что правила очень похожие. Очень похожие – скажем, голландский музыкант не может рассчитывать на английскую популярность. Они там от этого страдают жутко – только потому, что он голландский, даже если материал нравится английским продюсерам, они говорят, «ты не англичанин». Я с этим сталкивался много раз, у нас много друзей-музыкантов в Голландии, поэтому… вообще, мир похоже устроен, везде, поэтому специально стремиться любой ценой на европейские гастроли – это тоже уже пройденный этап.

А.ПЛЮЩЕВ – Несмотря на такую последнюю грустную ноту, я желаю удачи Михаилу Борзыкину, хороших шумных посещаемых аншлаговых концертов и новых пластинок Вам!

М.БОРЗЫКИН – Спасибо!

А.ПЛЮЩЕВ – Спасибо большое, Михаил Борзыкин, лидер группы «Телевизор» был гостем нашей студии. Но а я вернусь после полуночи.



Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире