'Вопросы к интервью
А.ПЛЮЩЕВ — 23 часа 5 минут, вы слушаете радиостанцию «Эхо Москвы», у микрофона Александр Плющев и Дмитрий Борисов, значит, в эфире программа «Аргентум».

Д.БОРИСОВ — Точно, добрый вечер, сегодня мы с вами, как обычно будем до часа ночи. Вторая часть будет посвящена событиям, которые происходят во всем мире иногда…

А.ПЛЮЩЕВ — …а бывает, что и всегда.

Д.БОРИСОВ — Да, но первый час мы проведем действительно с Максимом Виторганом, Добрый вечер.

М.ВИТОРГАН — Здравствуйте.

А.ПЛЮЩЕВ — Добрый вечер, Максим. Максим Виторган подарил в этот раз телезрителям целых два праздника на Новый год. Люди, наверное, я не знаю, щелкали своими пультами и думали: почему же они делают свои рекламные паузы в одно и тоже время?

Дело в том, что два «Неголубых огонька» в этот раз было представлено. Если вы вспомните, год назад на RenTV стартовал этот проект. Случился такой весьма оригинальный, во всяком случае мне он помог провести тот, прошлый Новый год, так чтобы не было мучительно больно.

Д.БОРИСОВ — Скоротать ночку.

А.ПЛЮЩЕВ — Да, да именно так. Вот, в этот раз я был в худшей ситуации, потому что я ни того, ни другого «Неголубого огонька» (один назывался — «Неголубой огонек», другой – «Первая ночь с Олегом Меньшиковым», если быть точным), так вот ни одного проекта я не видел, поскольку был не здесь, и мне будет вдвойне интересно сегодня.

Д.БОРИСОВ — Узнать, что же там было.

А.ПЛЮЩЕВ — Да.

Д.БОРИСОВ — Из первых уст.

А.ПЛЮЩЕВ — Ну, ты знаешь, по музыке, которую я слышал, уже которая прорвалась в эфир из «Неголубого огонька», из «Первой ночи с Олегом Меньшиковым», я понял, что получилось не менее интересно, чем в прошлый раз, по меньшей мере.

М.ВИТОРГАН — Спасибо, Саш.

А.ПЛЮЩЕВ — Что там было по видео, что там с картинкой – не знаю.

Ну, так вот. Да, Максим, пару слов о собственных ощущениях. Как вы сами оцениваете свой проект, вот уже сделанный, вот уже почти месяц прошел с эфира?

М.ВИТОРГАН — Ну, сейчас я напущу на себя серьезность и скажу, что я доволен…доволен результатом. Он мог быть чуть лучше, чуть хуже, но во всяком случае, эти две программы вполне отвечали тем задумкам, которые были у нас, хотя, на мой взгляд, они совершенно разные. Но, тем не менее, вполне отвечали им, и дальше можем копаться в этом сколько угодно, но не думаю, что это так интересно. Это мы уже на будущие проекты себе сохраним эту тайну, работу над ошибками.

Д.БОРИСОВ — А вы сами, что смотрели в новогоднюю ночь? Просто интересно.

М.ВИТОРГАН — Это сейчас провокационный вопрос.

А.ПЛЮЩЕВ — А они все будут сегодня такие, Максим, можете не расслабляться.

М.ВИТОРГАН — Вы знаете, я вам скажу, что просто там, где я был… Во-первых, к моменту новогодней ночи эти две программы занимали в моей жизни такое огромное место, что я мог их… во всяком случае саундтрек уже наизусть не только с песнями, но и со словами ведущего и т.д., уже все это рассказать. Просто там, где я встречал Новый год, там не было RenTV. Вот так я отвечу.

А.ПЛЮЩЕВ — Ага.

Д.БОРИСОВ — Ну, а второй проект шел по каналу НТВ, чего мы еще не сказали.

А.ПЛЮЩЕВ — Я еще хотел сказать о том, что наши радиослушатели, которые не имеют доступа в Интернет, они, вероятно, еще не знают того, что у нас будет еще один гость в ходе программы, правда не в живую, не у нас здесь в студии, а по телефону. Впрочем, этот человек уже у нас принимал однажды участие в передаче в качестве духа, так что ему не привыкать. Это Михаил Козырев, который собственно, я не ошибусь, наверное, если скажу, что он один из авторов идей всех этих «Неголубых огоньков».

М.ВИТОРГАН — Он самый главный.

А.ПЛЮЩЕВ — Самый главный. Михаил Козырев — самый главный, будет у нас по телефону. Он где-то в другом городе или в другом пространстве.

М.ВИТОРГАН — Но не зримо он все равно здесь с нами.

А.ПЛЮЩЕВ — Конечно. Присутствует дух Михаила Козырева несомненно, но это будет чуть-чуть попозже. Давайте что-нибудь продемонстрируем тем, кто не смотрел, так хоть послушают часть. Можно я все-таки буду это называть «Неголубыми огоньками»?

М.ВИТОРГАН — Нет. Я категорически против.

А.ПЛЮЩЕВ — Да? Хорошо.

М.ВИТОРГАН — Все-таки трейдмарк мы изобретали долго. Долго сочиняли название к программе на НТВ, через муки творчества прошли, а вы так раз: «Давайте все, что вы делаете, буду называть «Неголубым огоньком»». Нет, не надо, зачем же так.

Д.БОРИСОВ — Сейчас мы послушаем песню, которую поет «Агата Кристи», но не одна. Хочу только еще добавить, что наши слушатели так же по телефону присутствовать в нашем эфире. Для этого им нужно набрать: 203-19-22.

А.ПЛЮЩЕВ — И почувствуйте себя Михаилом Козыревым.

Д.БОРИСОВ — Да, абсолютно. Или в текстовом виде вы можете тоже быть в нашей студии. На 974-22-22, для абонента «Эхо Москвы» присылайте свои сообщения нам на пейджер.

ПЕСНЯ

А.ПЛЮЩЕВ — Там, оказывается, все это уже обсуждалось, в общем, вся страна в курсе, я — нет. Ну да ладно. Вот, Анна Морозова, которая прислала самая первая нам сообщение, самый первый вопрос нам на сайт (это было еще глубокой ночью, прошлой). Так вот, она спрашивает у Максима: «Почему на передаче у Малахова вы не набили…» — я дальше цитирую, это нужно по слову цитировать – «…вы не набили мерзкому Аксюте лицо, когда он назвал шедевральное выступление «Сургановой и оркестра» шнягой?» Почему не набили…лицо?

М.ВИТОРГАН — Ну, во-первых, Анна, откуда вы знаете, что это именно так? Нет, да бог с ним, вы знаете, я, когда услышал… Я же человек вообще, в принципе, далекий от телевидения и от радио, я не работаю ни там, ни там. Понимаете?

А.ПЛЮЩЕВ — Ну, да. Вы рассказывайте тем, кто не смотрел спектакль «День радио», что очень далеки от радио.

М.ВИТОРГАН — Ну, и еще несколько других спектаклей.

Вот, поэтому для меня это все достаточно интересно, необычно. У меня такая нежная, нетронутая душа…

А.ПЛЮЩЕВ — Тонкая душевная организация.

М.ВИТОРГАН — Я с открытым забралом прихожу к этим людям, вот. Они в это открытое забрало поплевывают так, иногда. Ну, я думаю, что если бы не фамилия, то основательней бы плевали. Тут, конечно, фамилия помогает, что уж там говорить. Вот, но я вам должен сказать, что я, по-моему, до этой передачи не был знаком с Юрием Аксютой. Он такой очень умный, расторопный человек. Зачем вы его так называете? Вот, но слово шняга вдруг у него выскочило неожиданно, но это он разволновался, бывает, с кем не бывает. Ну, что такое. Шняга. Я не очень понимаю, что эта характеристика означает в применении, в приложении к музыкальному произведению. И сейчас меня, конечно, подмывает изо всех сил, назло Аксюте поставить эту песню в эфир, сейчас же. Немедленно.

А.ПЛЮЩЕВ — Давайте поставим прямо сейчас и  немедленно. А почему бы и нет?

М.ВИТОРГАН — Ну, мы сейчас пока ее поищем.

А.ПЛЮЩЕВ — Тут громадное количество дисков принесено. По-моему, сегодня это один из рекордов нашей программы. Пока перебираются все эти диски, я задам еще несколько вопросов, которые входят в обязательную программу. Во-первых, конечно же, очень много людей спрашивают, будут ли изданы на дисках, на DVD эти, сейчас я скажу…"Неголубые огоньки»?

М.ВИТОРГАН — Так. Поговорим.

А.ПЛЮЩЕВ — И «Первая ночь с Олегом Меньшиковым»? Хорошо.

М.ВИТОРГАН — Насколько я знаю…там 16-тый трек (извините, я подскажу). Насколько я знаю, насколько мне известно, то, что касается выпуска саундтрека «Неголубого огонька», действительно, это зависит от канала RenTV, а программа «Первая ночь с Олегом Меньшиковым» будет выпущена на CD дисках, на DVD. Не могу назвать сейчас точный срок этого праздника людского, но он придет.

А.ПЛЮЩЕВ — Кто-то уже спрашивал на пейджер, было ли такое, что в телеверсию что-то не вошло, и что будет издано потом?

Д.БОРИСОВ — Кого нагло вырезали?

М.ВИТОРГАН — Нет, вы знаете такого не было.

Д.БОРИСОВ — А как же цензура?

М.ВИТОРГАН — А мы пробили ее.

А.ПЛЮЩЕВ — Потому что, насколько я помню, с первым «Неголубым огоньком» так и было, что-то не вошло в телеверсию.

М.ВИТОРГАН — Ну, там, да, было. Там были какие-то отдельные треки, которые не вошли. В этом году такого не было, такого не было. Была история с песней группы «Несчастный случай», которая должна была произойти на RenTV. Эта песня, как раз из спектакля «День выборов», театр «Квартет И», но как-то так получилось, что совместными усилиями, это я не могу сказать, что это канал запретил, мы ее сняли. Но в программу она не вошла, потому что вырванная из контекста спектакля она поворачивалась не тем боком к зрителю.

А.ПЛЮЩЕВ — Кстати, тоже спрашивали о «Квартете И», потому что многим людям казалось (которые здесь задают вопросы через Интернет), что еще в первом «Неголубом огоньке» ваши коллеги из «Квартета И» по спектаклям, должны были появиться там, планировалось это или нет?

М.ВИТОРГАН — В первом «Огоньке» изначально была такая идея, там должна была присутствовать помимо музыкальных номеров некая сюжетная линия, от которой мы же сами потом отказались совместными усилиями.

А.ПЛЮЩЕВ — И сейчас их не было, да? Я-то не видел, поэтому и спрашиваю.

М.ВИТОРГАН — Нет, не было, но они принимали участие в работе над «Неголубым огоньком».

А.ПЛЮЩЕВ — Отлично. Ну, что, тогда слушаем «шнягу».

Д.БОРИСОВ — Слушаем «шнягу».

М.ВИТОРГАН — А, да. «Шнягу» для Аксюты.

ПЕСНЯ

М.ВИТОРГАН — Надеюсь, не спит Аксюта сейчас, не спит.

Д.БОРИСОВ — Слушает.

М.ВИТОРГАН — Мучается.

А.ПЛЮЩЕВ — Тут вот, наши радиослушатели хорошие придумали аббревиатуры, которые немного даже напоминают любимые мной химические формулы.

Д.БОРИСОВ — Химию.

А.ПЛЮЩЕВ – Да. «Неголубой огонек-2» они сократили до «НГО-2» и дальше по аналогии: «ПНсОМ».

Д.БОРИСОВ — «с» маленькая, что ли?

А.ПЛЮЩЕВ — Ну, да.

М.ВИТОРГАН — Это уже близко к народному фольклору. Я рад, что мы туда попадаем.

А.ПЛЮЩЕВ — Да. Вот наш слушатель Жуков Андрей, студент из Москвы, задает довольно большой вопрос, суть которого такая: «Были ли расчеты в двух передачах на разную аудиторию: постарше, помоложе?» Вообще роднились ли концепции и подходы?

М.ВИТОРГАН — Да. Была абсолютно четкая концепция, такая вот история именно, сценарная концепция у второго «Неголубого огонька», которая заключалась в следующем, что поскольку в стране строится вертикаль власти, то как-то, вот, собрали всех артистов и сказали: «Артисты, дорогие наши, наши любимые, давайте менять репертуарчик, хватит петь про вот эту всю фигню, мучения, которые вы там переживаете. Людям нужна радость, поэтому будьте добры, у нас есть старый, проверенный временем, опытом репертуар. Давайте его осваивать. Но еще не успели отследить, как они это делают, поэтому в каждой, вроде бы, с детства знакомой песне содержался, какой-то взрыв, какой-то неожиданный поворот. В том числе то, что мы сейчас прослушали в исполнении «Сургановой и оркестра», песню, «шнягу» вот эту. Видимо, вот эта стилизация под тарантиновские фильмы и вот этот вот серф гитарный, там звучащий и так далее, и так далее. Видимо, вот это, как-то взволновало особенно Юрия. Не спите, не спите, Юрий?

Д.БОРИСОВ — Песня под фильм сделана.

А.ПЛЮЩЕВ — И еще один вопрос из разряда обязательной программы. Его задает на сайт человек, подписавшийся, «Колбаска» из Раменского. Так вот, «Колбаску» интересует… Он сначала сообщает немного о себе: «Всю новогоднюю ночь…»

М.ВИТОРГАН — катался по Малой Спасской.

А.ПЛЮЩЕВ — Практически: «Всю новогоднюю ночь пришлось проваляться под столом в бухом состоянии. Будет ли полный повтор «Огонька»? Друзья очень расхвалили, охота взглянуть».

М.ВИТОРГАН — Старик, да ты все видел, ты просто не помнишь.

А.ПЛЮЩЕВ — Ну, насколько я понимаю, уже все повторы отповторялись, к сожалению.

М.ВИТОРГАН — Да нет, я думаю, что программа займет такое место в культурной жизни нашей страны, что ее будут повторять и повторять еще.

Д.БОРИСОВ — На каждый Новый год. На каждый праздник. А каналы не перессорились между собой?

М.ВИТОРГАН — Спросите у каналов, я не в курсе. Мы в этом отношении были абсолютно честны, мы не нарушили никаких обязательств ни перед тем, ни перед другим каналом. Вот, а то что касается концепции… Про концепцию «Неголубого огонька» я рассказал. А то, что мы пытались сделать на «НТВ», это, на наш взгляд… вот эта вот программа на Первом канале, которую вы упоминали уже, куда мы сходили. Посмотрели хоть, как люди живут и так далее. Вот она, эта программа, там звучали постоянные упреки, что нет ничего нового в новогоднем вещании, что повторяются одни и те же артисты. Эти упреки звучали и в наш адрес, ну, нас объединили с Первым каналом, у нас же похожие «Огоньки». Ну, правда, хочется предъявить, что картинка кардинально отличалась от всего, что происходило в Новогоднюю ночь и когда бы то ни было на нашем телевидении, предположим на «НТВ».

Д.БОРИСОВ — Ну, никто особо не видел, может быть.

М.ВИТОРГАН — Ну, может действительно. Артисты. Все время, вот, знаете, говорят, артисты одни и те же везде. Ну, я вот насчитал, по-моему, четверых, которые действительно были на других каналах из тех, которые были у нас.

А.ПЛЮЩЕВ — Про одного из них спрашивает Елена Киселева, искусствовед из Москвы, в своем длинном вопросе: «Олег Евгеньевич, — имея в виду Меньшикова, – известный мастер капустников, может быть, стоило список гостей согласовать с ним? Или вообще предоставить ему право выбора, если делать ставку на имя Олега Меньшикова. Ведущий должен хотя бы уважать своих гостей, а уж интересны они должны быть ему всегда. Как замечательно получилось с Башметом, группой «Пятница» и Мироновым, сестрами Кутеповыми, Лагутенко, а ведь могло бы быть так со всеми гостями. Очень обидно. Ну, а приглашение Киркорова вообще ни в какие ворота».

М.ВИТОРГАН — Согласен. Безобразие. Мне Олег Евгеньевич с этой неожиданной стороны как мастер капустников не был известен ни до, ни после программы. Олег Евгеньевич по нашей обоюдной договоренности имел право вето на любого приглашенного в программу гостя, но не воспользовался этим правом ни разу. Олег Евгеньевич посвятил, не считая непосредственно съемочного процесса, по-моему, девять дней своей насыщенной творческой жизни, просидев в кулуарах готовящейся программы, с утра до вечера разучивая фортепианные и вокальные партии, репетируя и так далее. Он был абсолютно честен, беззаветен в этой работе, за что ему низкий поклон и большое спасибо. Нас уверяли, что такого в принципе быть не может.

Д.БОРИСОВ — Вопрос в тему от Ларисы: «Трудно было уговорить Меньшикова?»

М.ВИТОРГАН — Вы знаете, пусть на этот вопрос ответит дух Михаила Козырева, когда материализуется как-то.

А.ПЛЮЩЕВ — Он скоро уже. Он на подходе.

М.ВИТОРГАН — Он подробней расскажет об этом.

А.ПЛЮЩЕВ — Ну, что после следующей музыкальной композиции мы попробуем.

Д.БОРИСОВ — Да, после того, как мы послушаем «врагов».

ПЕСНЯ

А.ПЛЮЩЕВ — По телефонной линии, если мне ничего не изменяет, Михаил?

М.КОЗЫРЕВ — Тут я.

А.ПЛЮЩЕВ — Здравствуй, Михаил, это Александр Плющев.

М.КОЗЫРЕВ — Здравствуй, Саша.

М.ВИТОРГАН — Миша, здравствуй, ты слышишь, кого они назвали врагами?

М.КОЗЫРЕВ — Любопытно.

М.ВИТОРГАН — Это враги Аксюты, я думаю.

М.КОЗЫРЕВ — Есть определенные органы, которые классифицируют подобный эпитет применительно к Пелагее, как серьезный выпад против национального достояния России.

А.ПЛЮЩЕВ — Я даже не знаю…

Д.БОРИСОВ — Я могу встать и уходить, в общем.

А.ПЛЮЩЕВ — Это Дмитрий Борисов еще с нами вместе. Ну так вот, мы все здесь собрались, обсуждая «Неголубой огонек», может быть, ты слышал.

М.КОЗЫРЕВ — Да, я все слышал.

А.ПЛЮЩЕВ — Тут был вопрос, к тебе обращенный. Максим тебе переадресовал: «Трудно ли было уговорить Олега Меньшикова участвовать в этой программе?»

М.КОЗЫРЕВ — Ну, собственно, история такая. Сказать – трудно, это не сказать ничего, в том, как это нам изначально рисовалось. Это просто была какая-то отчаянная попытка, и результат которой был абсолютно непредсказуем. Я, предварительно, прежде чем звонить Олегу — мы были просто знакомы и не более того — позвонил Зое Борисовне Богуславской (родоначальнице и музе премии «Триумф»), которая к Олегу относится очень нежно и, в общем, давно с ним дружит. Я долго с ней разговаривал, объяснял все и даже, собственно говоря, послал ей кассету, на которой была аналогичная, похожая на то, что мы делали английская программа. И ее резюме после нашего разговора было простым, она сказала, что: «Если есть на свете актер, который наиболее вероятно откажется появляться на телевидении в подобном качестве, да еще в новогоднюю ночь, это точно Олег Меньшиков. Но если есть у кого-нибудь на этом свете шанс каким-то образом его убедить, то это, наверное, вы, Миша, поэтому попробуйте». Сначала я позвонил Алексею Кабешеву, его директору, рассказал идею, и, надо сказать, к моему удивлению, они перезвонили через 45 минут и сказали: «Давайте встречаться, поговорим». А потом мы приехали с Димой Гройсманом, в общей сложности общались вчетвером, ну, где-то часа два. Олег вникал во все детали, задавал много разных вопросов, чтобы точнее понять. И он дал согласие на первой же встрече, что было совершенно невероятно. Мы вышли на яркую залитую солнцем Пушкинскую площадь и так, одновременно, синхронно сделали тот же жест, который Леонардо Ди Каприо делает на борту, на носу «Титаника».

Д.БОРИСОВ — Кто кого держал за руки?

М.КОЗЫРЕВ — Знаете, на вопросы из личной жизни не отвечаю. А потом собственно, следующим этапом мы начали искать окна в его графике и, как вы понимаете, дело было вообще в июне или в июле, все расписано было уже до начала 2005 года. И мы попросили периодические встречи, которые были обычно перед спектаклями Олега, на которых мы приносили идеи, ставили песни, советовались, обсуждали все. И потом период, который будет полностью заблокированный репетициями и съемками, для которого они нашли время в конце ноября – начале декабря. И, вот, к тому вопросу, который задала слушательница «Эхо Москвы» по поводу того, что, конечно, надо было вовлечь Олега в процесс подбора и гостей и драматургии диалогов. Ну, конечно, а как еще можно работать с артистом, мы же приглашаем человека не на какую-то, прописанную ему от и до роль. Мы его приглашаем на роль ведущего, который, собственно, к себе в гости приглашает своих друзей и приятелей. Поэтому, конечно, все номера были с ним согласованы, а что касается гостей, то были какие-то обязательства перед каналом «НТВ», которые мы постарались выполнить, но потом при отсмотре материала большая часть диалогов с гостями по нашему общему мнению была выброшена именно потому, что там отсутствовала логика какая-то, темп и калибр людей.

М.ВИТОРГАН — Логика, в смысле внутри программы логика, не вообще.

М.КОЗЫРЕВ — Да, да. Так что осталось самое лучшее.

А.ПЛЮЩЕВ — Поскольку ты упомянул уже об английском аналоге, то расскажи что это такое, потому что здесь у меня есть вопрос, пришедший нам на сайт, об этом.

М.КОЗЫРЕВ — Сама идея возникла, поскольку я давно смотрел, несколько раз, неоднократно смотрел программу по каналу «BBC-2»: есть такой джазовый пианист Джулз Холланд (Jools Holland), который выпустил в Англии кучу всяких пластинок, а потом переквалифицировался в телевизионного ведущего. Он такой очень смешной, в годах, такой плотно сбитый человечек, который знает всех музыкантов Англии. И основной идеей этой его программы, ее основная фишка заключается в том, что он не просто их представляет и разговаривает, а периодически садится за фортепиано и делает с ними такой джаз. Вот, и собственно отсюда возникла идея: а есть ли у нас звезда такого масштаба, чье появление, в принципе, в новогоднюю ночь в качестве ведущего уже будет сенсацией, и есть ли человек, который так владеет инструментом, что может параллельно еще и играть с приглашенными музыкантами.

М.ВИТОРГАН — Ну, на этом, на мой взгляд, аналогии, например, и заканчиваются.

М.КОЗЫРЕВ — Да. Ну, надо сказать, что Максим, заканчивая отсмотр сверстанной программы, повернулся ко мне и сказал: «Ну, Джулза мы точно сделали».

А.ПЛЮЩЕВ — Михаил Козырев у нас на прямой связи. Пока вы здесь оба еще находитесь вместе, у меня вопрос сразу к обоим.

М.КОЗЫРЕВ — Кого ты собираешься убрать первым?

А.ПЛЮЩЕВ — Михаил, у тебя шансов меньше, правда.

М.ВИТОРГАН — Миша – ты навсегда.

М.КОЗЫРЕВ — Ну, какой вопрос?

А.ПЛЮЩЕВ — Ну, так вот. Вопрос заключается в следующем. Ты сказал, что уже в июле вы начали подготовку к новогоднему огоньку, к «Неголубому огоньку» и меньшиковскому тоже, значит, не за горами тот день, когда к 2006 году начнете готовиться, что это будет? И будет ли что-то?

М.КОЗЫРЕВ — Отвечу сначала по поводу «Неголубого огонька». Собираемся снимать его на космической станции «Аполло-64», куда пригласим всех участников последних трибьютов, которые прошли сейчас в Америке и Англии…

М.ВИТОРГАН — Это чтобы артисты не пересекались, да, Миш?

М.КОЗЫРЕВ — Да, и кульминационным будет, конечно, отправка в космос двух модулей с Томом Джонсом и Борисом Моисеевым. Это пока, что есть.

А.ПЛЮЩЕВ — Хорошие планы. Дай бог, осуществятся. Хотя бы в части Бориса Моисеева.

М.ВИТОРГАН — Причем у него модуль будет запаянный.

М.КОЗЫРЕВ — Я думаю, что после нынешнего Нового года, во-первых, мало кто захочет с нами связываться, а во-вторых, надо, знаешь ли, дожить до следующего Нового года. Я имею в виду, в таком культурном пространстве, в котором мы сейчас живем, потому что вот…Ты не смотрел «Неголубой огонек»?

А.ПЛЮЩЕВ — Да.

М.КОЗЫРЕВ — А начинается он у нас, как раз, мне кажется, с хорошей исторической фразы, которая звучит так: «Вслед за построением вертикали власти, власть принялась за постройку горизонтали культуры». Поэтому, думаю, что культура будет приведена, к значительно более внятной и конкретной горизонтали, да еще вдобавок, обнесена плотным загоном с флажками.

М.ВИТОРГАН — То есть всех нас уложат.

А.ПЛЮЩЕВ — Сейчас довольно подлый момент, особенно с моей стороны, наступит. Дело в том, что, конечно же, не смотря на все мои старания, поступило громадное количество вопросов к тебе, Михаил, совершенно не имеющих отношения к теме нашей сегодняшней беседы. Мы это сегодня обсуждать не будем, но у меня есть к тебе предложение в прямом эфире: как-нибудь приходи к нам, чтобы на них, на все ответить.

М.КОЗЫРЕВ — Саш, скажи мне, у нас много было эпизодов, когда ты меня приглашал, а я не пришел?

М.ВИТОРГАН — Вот, например, сегодня.

А.ПЛЮЩЕВ — Вот, сегодня. Хорошо, вопросов у людей, действительно очень много. Там и про радио «Ultra», ну, я умолчу про группу «Любе».

М.ВИТОРГАН — Миш, хочешь я отвечу?

М.КОЗЫРЕВ — Максим, только в том случае, если ты позволишь потом отвечать на вопросы про папу и…

А.ПЛЮЩЕВ — Так, теперь у меня организационный вопрос, Михаил, можешь ли ты подождать на трубке, чтобы мы прервались сейчас еще одним номером из «Неголубого огонька» или «Первой ночи»?

М.КОЗЫРЕВ — Я в вашем распоряжении до конца программы, рулите мной, как хотите.

А.ПЛЮЩЕВ — Отлично, тогда мы, вот прямо сейчас и прерываемся.

Д.БОРИСОВ — Рулим.

ПЕСНЯ

Д.БОРИСОВ — Продолжается программа «Аргентум» и у нас два гостя: один виртуальный, один реальный. Виртуальный – Михаил Козырев, которого уже нет.

А.ПЛЮЩЕВ — Которого даже и нет с нами, между прочим, он сказал: «Рулите», — и ушел.

Д.БОРИСОВ — Улетел, упорхнул.

А.ПЛЮЩЕВ — Обидевшись, наверное, что мы действительно стали рулить. Ну, я думаю, что еще успеет Михаил Козырев к нам присоединиться. А может быть сейчас, как раз тот момент…нет, не тот момент, когда к нам могли присоединиться радиослушатели. Могли бы?

Д.БОРИСОВ — Это тот момент, конечно. 203-19-22

А.ПЛЮЩЕВ — Давайте попробуем. А мы пока будем пытаться «сконнектиться» с Козыревым.

Д.БОРИСОВ — Да, с международной космической станцией, где он сейчас находится. 203-19-22 – телефон прямого эфира радио «Эхо Москвы».

А.ПЛЮЩЕВ — А что, нужно же действительно, как-то осмотреть место съемок и так далее.

Д.БОРИСОВ — Да.

М.ВИТОРГАН — Так он за этим туда и полетел.

Д.БОРИСОВ — Ну, конечно, знаешь ли, лето уже скоро и нужно же, как-то готовиться.

А.ПЛЮЩЕВ — Да. +7 095 203-19-22 алло.

М.ВИТОРГАН — Это он, подает сигналы.

Д.БОРИСОВ — Да, сигналы из космоса, ладно, пока у нас тогда…нет, попробуем, алло.

СЛУШАТЕЛЬ — Алло,

Д.БОРИСОВ — Да, здравствуйте.

СЛУШАТЕЛЬ — Добрый вечер.

М.ВИТОРГАН — Здравствуйте.

СЛУШАТЕЛЬ — Кто только что пел?

М.ВИТОРГАН — Это пел Олег Евгеньевич Меньшиков.

СЛУШАТЕЛЬ — Сам?

М.ВИТОРГАН — Сам. А с ним вместе, потом, в середине, вступала группа «7Б» и Иван Демьян.

СЛУШАТЕЛЬ — Ничего не могу, конечно, сказать плохого про драматического артиста, но как бы на памяти уже сам, наш знаменитый Александр Вертинский и, конечно же, конечно же, хотелось бы, что бы, вот, он – блестящий артист, блестящий ведущий, все-таки обращался к кому-то, кто знает, что такое пение. Потому что это, честно говоря, было немножко мелодекламация, а Александр Вертинский со своими скромными данными немножко еще даже пел.

М.ВИТОРГАН — Я передам обязательно.

А.ПЛЮЩЕВ — Так, Михаил Козырев на линии у нас. Михаил?

М.КОЗЫРЕВ — Да, Саша.

А.ПЛЮЩЕВ — Отлично. Ну, так вот, еще у меня один вопрос: «Откройте секрет, как формируются пары или даже тройки артистов, неожиданные группы, сочетания? Как это происходит?

М.КОЗЫРЕВ — Я сначала скажу один принцип, а потом Максин, наверное, расскажет о нашем увлекательном процессе работы. На самом деле, я давным-давно не декларирую никаких жестких делений на жанры, а уж в этих программах, вообще, единственный общий принцип – это сломать форму. Ни одна песня не звучит в привычном виде. Внутри каждой песни заложен какой-то сюрприз или бомба. По этому принципу, максимально широкому, мы стараемся найти парадоксальное, необычное сочетание артистов.

А.ПЛЮЩЕВ — Вот, знаете, для меня, например, действительно бомбой явилось то, что «Уматурман» с Валентиной Толкуновой. Я тут же представляю себе это совершенно с другой стороны. Вот каким образом? Понятно, что инициатива исходит не от Валентины Толкуновой.

М.КОЗЫРЕВ — Это вот, к Максиму. Я помню тот момент, когда эта идея родилась.

А.ПЛЮЩЕВ — Я продолжу, обращаясь к Максиму. А, как дальше. Вот звонят люди Валентине Толкуновой или там, директору и говорят: «Вот, вы знаете, такая песня есть «Девушка Прасковья», не хотите ли вы ее исполнять вместе с группой «Уматурман»?» Каким образом это происходит?

М.ВИТОРГАН — Ну, переговоры. Я думал, вы спросите, как вам пришло в голову, такое придумать?

М.КОЗЫРЕВ — Ну, не кокетничай, расскажи уже.

М.ВИТОРГАН — Переговоры с артистами — это одна из основных наших частей работы и одна из самых главных. Причем переговоры…

А.ПЛЮЩЕВ — «Могут и» – как выражаются наши слушатели, — «лицо набить».

М.ВИТОРГАН — Пока это никому не удавалось, мы отбивались.

М.КОЗЫРЕВ — Короче говоря…

М.ВИТОРГАН — Это просто мои личные ощущения, какие-то воспоминания детства, связанные с Валентиной Толкуновой, и стилистически, вдруг услышанная, именно в этом разрезе, мной, песня «Уматурман». Я вдруг услышал, некий такой стилистический перехлест.

Д.БОРИСОВ — Во сне?

М.ВИТОРГАН — Нет, я много думал, работая над этими программами, и представил себе, как Валентина Толкунова запоет, вот это вот: Ла-ла-ла… Я вспомнил эти «носики-курносики сопят» и понял, что вот это будет то, что надо.

М.КОЗЫРЕВ — А, что касается переговоров с артистами, здесь, вот какой секрет, во-первых, никаких идей директорам объяснять нельзя. Во-вторых, если ты не можешь добраться до артиста, до самого… Он, например, в заоблачной выси, то чем больше инстанций, через которые ты будешь передавать какой бы то ни было замысел, присутствует на пути к артисту, тем меньше вероятности, что что-нибудь произойдет вообще. И, кроме того, ну, понятно, что в области гитарной музыки и, наверное, даже в области, такой вот, поп музыки, с которой когда-либо приходилось иметь дело, мы в общем с Максом вместе можем позвонить, практически всем, плюс еще и актерский мир, который Макс очень хорошо знает. А что касается таких корифеев жанра, в общем, таких заслуженных артистов еще из Советского союза, то четко абсолютно и у меня, и у него родилась абсолютно ясная граница между классами артистов. Одни сохранили в себе жизнь, блеск в глазах, способность к экспериментированию и вообще кураж, в принципе. И с этими людьми работать одно наслаждение. Другие уже существуют в абсолютно замшелом, окукленном, таком забронзовенном состоянии. И с ними говорить, вообще, бессмысленно. Пробить этот памятник, который они уже себе воздвигли – невозможно.

М.ВИТОРГАН — Да, мы пытались очень настойчиво это сделать с некоторыми артистами, но потерпели крушение.

А.ПЛЮЩЕВ — То есть были те люди, и было их много, кто отказался.

М.ВИТОРГАН — Да, были, но отказы это же тоже разные вещи. Отказ может быть разным. Мы, вот, с одним всенародно любимым артистом пытались и так, и сяк, и на перекосяк, и как угодно. Но он был готов только спеть свою песню или в дуэте с Веркой Сердючкой, как мы потом узнали.

Д.БОРИСОВ — Давайте прервемся на ту самую «Прасковью».

А.ПЛЮЩЕВ — Михаил, Не уходите от нас.

М.КОЗЫРЕВ — Я сам не ухожу.

ПЕСНЯ

Д.БОРИСОВ — Мы все плачем.

М.КОЗЫРЕВ — Я еще здесь?

А.ПЛЮЩЕВ — Да, ты еще здесь.

М.КОЗЫРЕВ — Я хотел просто как ди-джей сказать, что это очередная брутальная рок-баллада, заставляющая людей в новогоднюю ночь, страдать и задумываться о смысле бытия.

А.ПЛЮЩЕВ — Ты знаешь, один из вопросов, который напрямую не относится к теме нашей программы, но тем не менее тебе от Тимофея Сахно из Москвы: «Какова судьба музыкальной передачи, которую при участии «Нашего радио», готовили к запуску на «RenTV»»?

М.КОЗЫРЕВ — Полагаю, что Тимофей Сахно, очевидно, более информирован о процессе подготовки этой передачи, но дальше предварительных разговоров пока дело не пошло. Все были заняты новогодней программой.

А.ПЛЮЩЕВ — Есть ли в планах сделать, что-нибудь кроме такого, раз в год, такой феерии, сделать что-нибудь более периодическое?

М.КОЗЫРЕВ — Дело в том, что мы же ведь сами-то горазды, но не навязываемся. А телевидению сейчас, к сожалению, как я понимаю, такой продукт не очень нужен, а кроме того, большинство из руководителей телевизионных каналов давным-давно закрыли нас в определенную клеточку, взяли, заперли дверочку и потеряли ключик от этой клеточки, поскольку держат нас за конченых альтернативщиков, время которых появляться на телевидение, если появляться вообще, исключительно после полуночи.

Д.БОРИСОВ — В новогоднюю ночь.

М.КОЗЫРЕВ — Думаю, что это ведь не случайно, что сейчас таких программ вообще нет, ну, то есть программ, которые, например, фокусируются на музыке не с фабрично-народноартистной точки зрения, а с точки зрения какого-то напряжения мозгов.

А.ПЛЮЩЕВ — Миш, у меня к тебе практически личный вопрос. Насколько я понял, в программе «5 вечеров» ты оказался по ту сторону программы…

М.КОЗЫРЕВ — со стороны зла.

А.ПЛЮЩЕВ — Нет. Программы, в которой мы оба с тобой участвовали когда-то. Она называлась – «Земля-Воздух», если помнишь. Вот ты оказался не там, где мы обычно сидели, а по ту сторону. Каковы твои ощущения?

М.КОЗЫРЕВ — Я вообще бы не стал проводить параллель «Земли-Воздух» кроме, к сожалению, глубинного комплекса Юры Аксюты, который он питает по любому поводу, поэтому любое мое появление и раскрытие рта более чем на 10 секунд, порождает в нем крайне негативную и резкую реакцию. Но это я иронизирую на самом деле. Мы с Юрой в общем нормально общаемся. Но я не люблю эти программы, я имею в виду любые ток-шоу не вечернего — ночного формата. А обычные такие – мейнстримы. Как говорил Вуди Аллен, очень хорошо, что в Лос-Анджелесе мусор уже не выбрасывают, его перерабатывают на ток-шоу. К сожалению, беда заключается в том, что ни одной мысли невозможно закончить. Все, в конечном счете, поверхностно очень. Каждый приходит с желанием сообщить, какую-то мысль, при этом, конечно, из 10 человек, которые приходят, интересную мысль могут изложить 2-3. А остальные выкобениваются, кто как может. И, кроме того, еще беда заключается в том, что ты уходишь все равно с каким-то ощущением, что тебя использовали. Ты нужен был там, такая вот краска определенная нужна была, вот тебя и добились. И причем, чтобы ты не говорил, ты все равно, уже изначально находишься в этом вот, маленьком отведенном для тебя пространстве, той самой краской, которую авторы и планировали. И это неприятное ощущение, потому что всегда неприятно, когда тебя используют, и сломать это очень сложно. Например, радийное пространство, и, в частности, та программа, в которой мы присутствуем, позволяет, если ты можешь, выразить свою точку зрения, то ты в любом случае будешь иметь шанс ее выразить.

М.ВИТОРГАН — Вот, как сейчас, например.

М.КОЗЫРЕВ — Да. Абсолютный комплимент и не из того, что мы здесь, в этом пространстве существуем, а вообще. Этим радио отличается от телевидения, что здесь, так как не надо делать ярких пассов, запускать фейерверки и выходить на аплодисменты зрителей в новом каком-нибудь костюме с галстуком, то здесь сфокусируются на смысле слов, а телевидение – нет, к сожалению.

А.ПЛЮЩЕВ — Извини, Михаил, что не даю закончить тебе мысль, но, тем не менее, мы должны уйти, к сожалению. Спасибо большое, дорогие друзья с орбиты. Вот, он только что ушел от нас, таким образом. Максим Виторган, режиссер «Неголубого огонька» и программы «Первая ночь с Олегом Меньшиковым».

Д.БОРИСОВ — Говорили мы о судьбах современного телевидения, фактически.

А.ПЛЮЩЕВ — И думаю, разговор этот далеко не закончен. Спасибо большое.

Д.БОРИСОВ — Спасибо.





Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире