'Вопросы к интервью
21 ноября 2004
Z Аргентум Все выпуски

Владимир ШАХРИН, лидер группы «ЧайФ»


Время выхода в эфир: 21 ноября 2004, 23:05

Д.БОРИСОВ: Вы слушаете радиостанцию «Эхо Москвы» и программу «Аргентум». В какой-то степени сегодня, конечно, большой украинский вечер.

А.ПЛЮЩЕВ: Деться от этого совершенно некуда. Но сегодня у нас деятелей украинской поп— и рок-музыки не будет в программе ни по телефону, ни вживую. Потому что у нас будут деятели политики, опосредованно, в новостях, разумеется.

Д.БОРИСОВ: Да. Ну, а во второй части программы «Аргентум» речь пойдет о деятелях русского языка. Но впрочем, об этом подробнее сразу после полуночи. А это время до полуночи мы проведем вместе с Владимиром Владимировичем. Но простым.

В.ШАХРИН: Не вставать, прошу, сидите.

Д.БОРИСОВ: Владимир Шахрин – лидер группы «Чайф» у нас сегодня в гостях.

В.ШАХРИН: Добрый вечер всем!

А.ПЛЮЩЕВ: Добрый вечер! У нас сегодня не по случаю выборов в Украине, вы знаете, там тоже цветовая символика принята, но у нас сегодня в студии оранжевое настроение. Во всяком случае, вот у меня точно.

В.ШАХРИН: Честно говоря, про выборы, если бы я не пришел, я бы, наверное, не вспомнил про выборы на Украине, потому что вот сейчас я пришел и понял, что здесь очень внимательно за этим следят, и так или иначе, это главное событие, наверное, это так и есть. Но я вот забыл с утра про это.

А.ПЛЮЩЕВ: А мы затронем еще эту тему. Но я хотел немного с другого начать. Как вам погодка нынче?

В.ШАХРИН: Мне очень нравится. Я думаю, что, когда я в Москве бываю, я третий день в Москве, обычно приехал на гастроли, переночевал и уехал. А тут – третий день живу в Москве, в гостинице «Россия». Я специально хожу в буфет на самый высокий этаж, потому что я понимаю, что вот за этот вид иностранные туристы как раз, наверное, за этим и ехали, чтобы увидеть такую Москву: чтобы шел снег, чтобы было все-таки не адски холодно, но вот было уже такое ощущение, что ты в России. Мне нравится.

А.ПЛЮЩЕВ: М-да, но только медведи не ходят по улицам.

В.ШАХРИН: Так это хорошо.

А.ПЛЮЩЕВ: Как сейчас в Екатеринбурге? Не только с погодой, но и вообще, по ощущениям?

В.ШАХРИН: У нас значительно менее интересная сейчас, так скажем, по картинке. Потому что два или три раза снег делала вялые попытки покрыть снежным покровом уральскую землю. И все время эти попытки были достаточно не удачные. Сейчас все растаяло. Такое впечатление, что городские власти г. Екатеринбурга как-то знали о том, что стает, поэтому никто ничего не убирал, такие огромные кучи липкой жидкой грязи, которые вдоль дорог, не дают людям ни ходить, ни ездить на машинах. Я не люблю вот это время года, когда уже, безусловно, не осень и еще, к сожалению, не зима.

А.ПЛЮЩЕВ: Дорогие друзья, можете присоединяться к нашей беседе: 974-2222, 755-8705, для абонента «Эхо Москвы». Это наш пейджер. Код Москвы 095, если вы звоните из Екатеринбурга, например.

Д.БОРИСОВ: Да. Прямой эфир радиостанции «Эхо Москвы» доступен по тел: 203-1922, если захотите вдруг к нам присоединиться. Также у нас Интернет-сайт: www.echo.msk.ru. В течение этого эфира будет висеть анонс с интервью Владимира Шахрина. И там вы можете задать вопрос в тоже режиме реального времени.

А.ПЛЮЩЕВ: Которых довольно много уже есть. Но сегодня мы будем слушать диск, который еще не вышел. Несколько слов о нем.

В.ШАХРИН: Это пластиночка такая. Т.е. мы уже успели ей порадоваться и даже как-то подзабыть о том, что она у нас есть. Ровно год, наверное, назад нам пришла в голову такая мысль, абсолютно случайная, наверное, не год даже, а полтора назад. Нас попросили принять участие… Ничего, что я так длинно рассказываю?!

А.ПЛЮЩЕВ: Ну, это прекрасно.

В.ШАХРИН: Вот. Попросили принять участие в днях культуры Свердловской области здесь, в Москве. Ну, вот сказали: «Как же мы представим культуру Свердловской области, и там не будет группы «Чайф»?! Это неправильно». Мы решили, что оно, наверное, так и есть. И мы согласились принять участие, но сказали, что давайте сделаем что-то необычное, раз это всего одна песня во время концерта. И нас познакомили с ансамблем народных инструментов «Изумруд» у нас в городе. И мы решили: ну, давайте, «Изумруд» будет играть-играть-играть, потом вроде как выйдем мы, возьмем, да и соединимся. Т.е. они не уйдут, и  мы сделаем это вместе. Мы сделали песню «Не спеши». Причем говорили просто по телефону, оговаривая тональность, и кто, что, когда играет. На коленочках мы  где-то там один раз прорепетировали. И на концерте в зале «Россия» состоялось там все это празднование.

И во время этой песни… В общем, она произвела такой действительно очень хороший эффект. Т.е. присутствующий в зале г-н Лужков и г-н Россель встали, аплодируя, рукоплеская, естественно, тут же встал весь зал. В общем-то, сорвали овации. И нам показалось, что это очень уместно все звучит. И мы решили сделать еще несколько песен. А раз сделали несколько песен, потом думаем: давайте сделаем целую концертную программу. И мы начали с ребятами и девчатами из этого ансамбля вместе репетировать и придумывать. В чем уникальность этого проекта?! Что это не просто людям дали ноты, они пришли с балалайками своими, сыграли и ушли. Нет, мы все вместе придумывали, делали, и задача была, чтобы это все-таки осталась группа «Чайф», это были песни группы «Чайф», это была рок-музыка, но, так скажем, с элементами некоего этнического звучания. Даже не стояла задача русского народного. Просто чтобы какая-то этника присутствовала. Вот. Мы сделали программу, отыграли ее в Москве. Второй концерт был в Питере уже гораздо, как я считаю, более удачным. Потому что ребята и девчата из этих «Изумрудов» так немножко раскрепостились. И для них, конечно, было непривычно, когда весь народ стоит, машет руками, поет песни, бурно выражает эмоции. На их концертах все гораздо спокойнее происходит. Потом мы увеличили программу и в Екатеринбурге сделали ее уже 2-ухчасовую. Мы очень много репетировали на базе. И потом нам стало как-то так. Думаем: столько труда, такое вот событие для нас и для них. И не зафиксировать его было как-то неправильно. И мы записали в студии эти песни. И, по сути дела, такая студийная, но практически концертная программа с песнями, которые, так или иначе, аудитория группы «Чайф» знает. Мы записали такой альбом «Изумрудные хиты». Он должен выйти вот буквально до Нового года.

А.ПЛЮЩЕВ: Кстати, видеть плоды вашего сотрудничества могли еще на прошлом «Нашествии» те, кто смотрел телерепортаж о нем. По-моему, в студии «Нашего Радио» вы были вместе.

В.ШАХРИН: Да, мы как раз приезжали вместе. В прошлом году мы достаточно часто…У нас на Новый год в новогодней программе мы вместе выступали. Т.е. вот эта пластинка, она, как зафиксировала такой некий период сотрудничества.

ПЕСНЯ «СО МНОЙ МОЯ НЕЖНОСТЬ, ДА ЧТО С НЕЮ ДЕЛАТЬ…»

Д.БОРИСОВ: У нас в гостях Владимир Шахрин, группа «Чайф». Сегодня мы слушаем их еще не изданный альбом с ансамблем народных инструментов «Изумруд». Я все правильно сказал?

В.ШАХРИН: Все правильно, да. Слушаем в первом комплексе.

А.ПЛЮЩЕВ: Это стало замечанием на замечание.

В.ШАХРИН: Застыдили меня, я сижу прямо краснею. Ну, конечно, понаехали из провинции. Говорить правильно не умеют.

А.ПЛЮЩЕВ: Есть несколько глобальных тем, которые хотелось бы обсудить с группой «Чайф», но точнее, с ее представителем – Владимиром Шахриным. Ну, вот, например, сегодня такой политический день, радиостанция «Эхо Москвы» следит за событиями на или в Украине, кому как нравится. Разумеется, к вам, наверное, обращались с предложением не только потому, что вы одна из самых популярных и самых именитых, но и, кроме всего прочего, у вас есть своя символика – оранжевый цвет. «Оранжевое настроение»  — несколько альбомов под этим названием и соответствующими цифрами вышли. Один из кандидатов, кандидат от оппозиции, Виктор Ющенко, использует как раз оранжевый цвет в своей предвыборной кампании. Были ли такие предложения? И если были, то какова их судьба? Мы не слышали, чтобы группа «Чайф» выступала в поддержку того или иного кандидата.

В.ШАХРИН: Я могу сказать, что предложения, конечно, были. Были и с той, и с другой стороны. Потому что вот та цветовая гамма, которая стала ярко политически окрашенной, она очень вкусная, присутствие группы «Чайф», была для обеих сторон. Т.е. одна могла сказать: «Вот, вот, они наши», а другая могла сказать: «Вот, вы – оранжевые, а самые главные оранжевые как раз не ваши». И вот. Я готов сказать, что они и для нас были достаточно вкусными предложениями, т.е. финансово достаточно так…

Д.БОРИСОВ: Почему же нигде не выступали?

В.ШАХРИН: Ну, мы посчитали, что вот в данной ситуации, лучше остаться, сохранить нейтралитет какой-то. Вот это уже было дело серьезное, мы понимали, что, на самом деле, каких-то у нас нет своих политических убеждений по поводу за того или за другого. Т.е. это была бы в чистом виде коммерция бизнес. И, наверное, это как-то немножко неуместно делать. Честное имя группы, не запятнанное, в данной ситуации стоит гораздо дороже, чем те деньги, которые нам предлагали. Поэтому мы остались в стороне и издали не принимали участие ни в той, ни в другой предвыборной кампании.

А.ПЛЮЩЕВ: Означает ли это то, что, когда вы принимали участие в предвыборной кампании «Союза правых сил» и в тех мероприятиях, которые они устраивали, что эти люди близки вам по убеждениям, эти партии.

В.ШАХРИН: Ну, по крайней мере, я могу сказать, что да. Т.е. мы, конечно, ни членами партии «Союз правых сил», ни других партий, мы не размахивали знаменами, нигде не кричали: «Голосуйте за правые силы», но мы принимали участие в их предвыборной кампании, в этих концертах. Во-первых, потому что это были действительно очень хорошие концерты, с очень хорошим набором артистов. Это были такие полновесные, живые концерты. Это говорит о том, что у этих людей, Как мне кажется, достаточно не плохой музыкальный вкус, что они приглашали именно этих артистов. И, в общем, там есть, вот сейчас не хотелось бы в такие подробности вдаваться, но есть несколько персонажей, которые стояли под знаменами «Союза правых сил», которые, например, мне лично глубоко симпатичны. Т.е. как бы там ни было, но мне, например, ладно уж, так прямо и скажу, мне симпатичен г-н Чубайс. Т.е. вот я считаю…

А.ПЛЮЩЕВ: Сейчас пейджер обрушится, я  чувствую, именно после этого заявления, потому что у нас очень не однозначное отношение слушателей к Чубайсу.

В.ШАХРИН: Я понимаю, мне вот именно это и нравится. Т.е. я понимаю, что это личность, это фигура, что это великолепный топ-менеджер как бизнесмен, но в то же время очень не однозначный, противоречивый, как политический деятель. Т.е. мне вот это симпатично.

Д.БОРИСОВ: Вы знакомы лично?

В.ШАХРИН: Так получилось, что даже да. Мы один раз столкнулись на телевидении. Мы один раз виделись в жизни с ним на программе Владимира Познера. На меня произвело это… Кстати, очень красивая история была. Сейчас же он никуда не выбирается?! Я могу смело рассказывать?!

А.ПЛЮЩЕВ: Запросто.

В.ШАХРИН: Да. Т.е. сейчас это на данный момент не пиаровский ход. Т.е. мы сидели у Познера в студии и обсуждали тему патриотизма. И там приводили примеры американцев, как они там своей символикой, флагами, машут разными штуками. А я вот как раз прилетел из города Волгограда. Я сказал: «Ребята, вот знаете, я приехал из Волгограда. Там стоит общеизвестный стране символ «Родина-мать». Она стоит ночью в кромешной тьме. И за маму, в общем, как-то обидно и жутковато, что вот мы же ее сделали, создали вместе. И вот она есть».

Д.БОРИСОВ: А в стране кто за свет отвечает? Понятно, кто!

В.ШАХРИН: И он сидел за столом. Я сказал: «Мне кажется, что это просто какой-то нонсенс, что не хватает лампочек для того, чтобы ей не было так страшно там, на Мамаевом кургане». И он вдруг стал очень серьезным и сказал: «Это действительно так, что ли? Я обещаю вам, что мы разберемся». И через какое-то время мне передали письмо, где было написано: «Владимир, это оказалась абсолютная правда. Мы восстановили полностью всю систему освещения. Он освещается. Вот фотография». И фотография там лежит. Я позвонил своим знакомым в Волгоград, спрашиваю: «Она светится?» Говорят: «Да, она светится. Чудо!».

А.ПЛЮЩЕВ: Пара реплик с пейджера. Во-первых, Юрий отлично отреагировал: «Вам понравился Чубайс, потому что он тоже оранжевый», намекая на цвет волос.

В.ШАХРИН: Да на самом деле он не такой рыжий, как о нем говорят. Т.е. абсолютно русоволосый человек. Я ничего не заметил. Т.е. я видел людей гораздо более рыжих.

А.ПЛЮЩЕВ: Ну, у него аура, может быть, оранжевая. А вот Ольга до сих пор вспоминает с теплотой ваш совместный концерт с группой «Би-2» в «Олимпийском». Я вот тоже с большой теплотой вспоминаю. К сожалению, «Аргентум» начинается рано. В воскресенье был концерт. Я был вынужден раньше уйти, прямо вот где-то, по-моему, на «Аргентине-Ямайке», если мне не изменяет память.

В.ШАХРИН: Там хорошая такая концовка была, красивая. Но, в принципе, мне тоже этот концерт вспоминается хорошо. Я вот очень люблю вещи, когда в жизни происходит то, чего, казалось бы, не должно происходить. И это получается гармонично, это получается красиво. Потому что, казалось бы, альянс групп «Би-2» и «Чайф» — это совершенно два разных коллектива, совершенно разную музыку, эстетику какую-то пропагандирующие, и, в то же время, мы сделали очень красивую песню «Достучаться до небес». И концерт тоже получился хороший.

А.ПЛЮЩЕВ: Но, тем не менее, вы играете и по небольшим клубам. Ну, вчера в достаточно большом клубе «Б-2» был концерт вчера и позавчера. Я так понял, я был только на вчерашнем концерте, что это были два разных концерта. Там песни отличались, т.е. практически не повторялись, за небольшим исключением.

В.ШАХРИН: Да. Я думаю, что мы могли бы еще два дня играть, не повторившись ни разу. Но две песни мы из двух дней были, которые были на обоих концертах. Обе песни были такие принципиальные, когда ты действительно не может решить: а когда ее играть – в пятницу или субботу. Т.е. надо играть и в пятницу, и  в субботу. А вообще, мы очень не часто играем в клубах. Не знаю, мне кажется, что у нас за год, может быть, 5-6 концертов бывает в клубах.

А.ПЛЮЩЕВ: Я что заметил: часто концерты в клубе они рассматривают, как проходной, там хорошо, если час отыграют. Вы вчера очень долго играли. Это был настоящий нормальный концерт. С такой продуманностью, с новыми песнями, с хитами, с драматургией.

В.ШАХРИН: Ну, у нас так и есть. Это точно такие же, абсолютно важные концерты. Я вообще, почему мы не играем часто в клубах, вижу в этом определенную опасность, и, конечно, никого, упаси Бог, в этом не обвиняю, что они это делают, но, в принципе, пока есть у нас возможность, у группы «Чайф», мы не устраиваем такой клубный чес, когда концерты перестают быть событием. Я убежден, что концерт любого артиста должен быть событием. Это неправильно, когда люди открывают журнал какой-то, который анонсирует все события, и вот, он видит группу: в пятницу – здесь, в субботу – там, а на следующей неделе – там. Т.е. если я сегодня не схожу, то схожу на следующей неделе, или через неделю, все равно они в каком-то из клубов играть будут. И это становится обыденным для публики, и для артиста. Я всегда считаю, что концерт — это все-таки должно быть событием для публики и для артиста.

А.ПЛЮЩЕВ: Но, с другой стороны, без них тоже нельзя, потому что вот вчера была такая ситуация, когда мои друзья попросили сводить их на группу «Чайф», они никогда не были, и, вообще, к отечественной музыке настороженно относятся. Они пропустили концерт с группой «Би-2». Когда еще будет большой в Москве?

В.ШАХРИН: Я не знаю. Следующий большой концерт будет в следующем году, безусловно, потому что будет 20 лет группе. И мы, конечно, постараемся сделать что-то такое для себя, в первую очередь, примечательное. И, конечно, чтобы публика запомнила эти концерты, как и 15-тилетие.

Д.БОРИСОВ: Ну, подробнее мы еще об этом поговорим. Наверное, сразу после новостей от Ксении Турковой.

НОВОСТИ, РЕКЛАМА.

Д.БОРИСОВ: Ну, что же. 23 часа 33 минуты в столице. У нас в гостях, как мы выяснили, Владимир Владимирович, да не простой, а который осветил саму «Родину-мать». Речь идет о Владимире Шахрине, лидере группы «Чайф». Александр Плющев и Дмитрий Борисов. Мы с вами.

А.ПЛЮЩЕВ: Да. Дорогие друзья, я сейчас предлагаю устроить небольшой сет телефонных звонков по 203-1922 с кодом 095, не сейчас, а после следующей песни, скажем так, потому что мы резво взяли первую половину и буквально послушали всего одну песню. А  альбом новый, хотелось вам как можно больше показать. С другой стороны, хочется о многом поговорить. Так что готовьтесь, звоните пока. А мы сейчас послушаем песню.

ПЕСНЯ « Я ДАВНО НЕ ВИДЕЛ ТЕБЯ ТАКИМ…»

А.ПЛЮЩЕВ: Надеюсь, вы набрали 203-1922. За это время можно и гораздо больше цифр успеет набрать на телефоне.

Д.БОРИСОВ: Мы вас слушаем. Алло!

СЛУШАТЕЛЬ: Алло! Доброй ночи! Александр из Москвы. Владимир, скажите, вы когда-нибудь были на сайте «Владимир Владимирович.ру», про который, кстати, на «Эхе Москвы» тоже рассказывали, и том, как Бегунов взял вас на слабо написать про бутылку кефира и полбатона.

В.ШАХРИН: Я обязательно зайду. Я, кстати, когда мне говорят про этот сайт, я все время думаю: «Хорошо, завтра обязательно я это сделаю». И на завтра я почему-то об этом забываю.

А.ПЛЮЩЕВ: А что, такая история была?

В.ШАХРИН: Ну, нет, конечно, такой истории, на самом деле, не было. Много чего, о чем говорят и пишут, чего на самом деле не было.

А.ПЛЮЩЕВ: А у вас интересная такая анекдотичная пара. Легко анекдоты сочинять, наверное. Потому что каждый концерт – это еще и выступление двух актеров.

В.ШАХРИН: Конечно, Петька и Василий Иванович – такая аналогия.

А.ПЛЮЩЕВ: Я вот вчера в очередной раз насладился. Но вам не кажется, что в последнее время этого общения на сцене стало гораздо больше, чем раньше. Я вот просто помню: давно, где-то лет пять назад, я был на концерте в ДК Горбунова. Ну, может быть, просто Бегунов был не в настроении, я не знаю.

В.ШАХРИН: Нет, это у нас, как пойдет. Иногда бывает так, что самому себе уже хочется заткнуть рот, сказать: «Эй, парни, вы ведь не артисты разговорного жанра, давайте уже песни петь». А иногда понимаешь, что вот комментировать – и сказать нечего. Это не придуманный какой-то абсолютно ход концертно-театральный. Так получилось, такая своеобразная традиция, что с первых концертов мы стали вот так общаться и говорить с публикой, и не утратили к этому интерес до сих пор.

А.ПЛЮЩЕВ: Вчера на концерте в «Б-2» было несколько детей. Прямо такого, детей не то, чтобы 10 лет, а прямо таких недавно научившихся ходить, скажем так. Ваши дети на какие концерты ходят? На ваши ходят?

В.ШАХРИН: На наши – да, на мои ходят, и бегуновские дети ходят. Дети достаточно взрослые уже. И я могу сказать, что, например, у Бегунова 2 сына, один из сыновей такой, Корявый говорит так: «Кто ваш сын младший?» Он говорит: «Ну, панк». Такой панкующий персонаж играет в группе «Концы», называется группа, такая достаточно хорошая группа. Такие очень бодрые, веселые панки. Он играет на гитаре. И у нас на концерте в Екатеринбурге он помогал нам, как гитарный техник, на сцене. И мы его попросили остаться, говорим: «Ну, а слабо с отцом сыграть?» И они такой замечательный джем прямо сыграли, импровизированный, они не растерялся и сыграл очень хорошо. Старший сын у Бегунова у нас в студии работает. Он такой, более чуть усидчивый человек. Но тоже, так или иначе, при деле. У меня тоже две дочери: уже 20 и 22, — достаточно большие. Поэтому наши дети, конечно, ходят на концерты, и  им это интересно. А то, что дети ходят совершенно маленькие, удивительная вещь, что маленькие дети, вот там до 10-11, когда они к себе прислушиваются, что им нравится, им действительно очень нравится музыка группы «Чайф». Потом вот в каком-то возрасте с 11 до15, когда больше прислушиваются к мнению одноклассников, они начинают слушать то, что им дают, условно говоря, какие-нибудь «Фабрики». А лет с 15 они начинают снова свой вкус формировать, эти люди снова появляются на наших концертах.

Д.БОРИСОВ: Кстати, о «Фабрике». Нравится проект?

В.ШАХРИН: Я практически его не видел. Т.е. мое глубокое убеждение, конечно же, что…

Д.БОРИСОВ: А как последствия от него? Ведь видно, что там в многочисленных чартах на попсовых радиостанциях. Ведь половина хит-парадов на этом держится. Сейчас обострю вопрос: деваться некуда от этой «Фабрики» просто!

В.ШАХРИН: Нет, деваться есть куда. Насколько я понимаю, на «Эхе Москвы» нет, артистов «Фабрики» не звучит. И поэтому, например, я слушаю «Эхо Москвы», если мне хочется слушать радио. А если я хочу просто слушать музыку, то я просто ее слушаю: беру с полки любимый CD-диск и слушаю ту музыку, которая мне нравится. Вот. Что касается бизнеса, то нам, например, группе «Чайф», «Фабрика» совершенно не мешает, потому что это такая разная аудитория, разная публика. Но с другой стороны мое глубокое убеждение, что я, конечно, понимаю, что телевизионное шоу – это телевизионное шоу, но нельзя воспринимать его всерьез. В общем, на «Фабрике»… На птицефабрике можно делать обыкновенные яйца. Яйца Фаберже можно увидеть или в коллекции Вексельберга, или все-таки как-то так или иначе к ним прикоснулся Фаберже, чтобы это стало действительно артистом. Т.е. артист – это штучный товар.

Д.БОРИСОВ: А вы бы отдали своих детей туда?

В.ШАХРИН: Ну, нет. Я думаю, что нет. Вот как раз по отношению к тем детям, которые там участвуют, для меня это самый такой отеческий сложный вопрос. Потому что я понимаю, что да, шоу, люди это хотят это видеть по ту сторону экрана, есть люди, которые зарабатывают на этом гигантские деньги, но эти дети, я думаю, что процентов 95 из них, очень сильно поломают себе жизнь, психику. Потому что на плаву останется, может быть, 2-3 человека, а остальные… Им 18-19 лет, и  им говорят, что они звезды, они супер, и они действительно видят толпы поклонников…

Д.БОРИСОВ: Это отрицательно, по-вашему?

В.ШАХРИН: Ну, это потом прекратиться. А они к этому привыкнут, у них будет потребность в этом.

Д.БОРИСОВ: А, может быть, наоборот, просто самоутвердятся и получат какую-то уверенность в последствии?

В.ШАХРИН: Я думаю, что мы получим из бывших фабрикантов таких очень много сломанных людей. Это мое такое ощущение. Вот. Поэтому действительно, кто пострадает в этой ситуации, – это вот эти дети. В основном, я думаю, пройдет какое-то такое увлечение, хотя, конечно, явный перебор, перебор на 100 %. Т.е. эти же проекты есть и на западе, и там в таком количестве их не крутят, конечно.

Д.БОРИСОВ: Ну, вот буквально на этой неделе я смотрел хит-парад французского музыкального канала MCM. Первое место. Что бы вы думали?! Вот их звездная академия, «Фабрика звезд-4», правда, они отстают от нас. У них «Фабрика-4» тоже везде возглавляет хит-парады так же, как у нас.

В.ШАХРИН: Ну, я видел вот, будучи несколько раз заграницей, т.е. мне было интересно сравнить, там они живьем поют. Вот когда их показывают, в прямом эфире, они поют живьем. И тогда появляется смысл, что приходит там какой-то там, предположим, Кукейро, и ты понимаешь, что вот этот дядька – махор, а вот тот мальчик, который с ним поет,  — это начинающий такой, и вот он туту немножко не дотягивает, тут у него чувств, динамики не хватает. А тут сразу делают: сборная России работает на этих детей: лучшие аранжировщики, лучшие композиторы, лучшие сочинители шлягеров, лучшие студии на это работают. Делают, безусловно, ну, как минимум, съедобный такой товар. Но время одноразовости заканчивается, честно говоря. Время одноразовых артистов, одноразовых песен, одноразовой посуды.

А.ПЛЮЩЕВ: Мне хочется, чтобы наши радиослушатели послушали многоразовые песни, потому что они однажды были уже у группы «Чайф» в собственном, оригинальном исполнении, и вместе с ансамблем русских инструментов «Изумруд» записаны.

В.ШАХРИН: Да. Это будет песня «Африка», насколько я понимаю. Эта история действительно произошла с группой «Чайф».

ПЕСНЯ «АФРИКА».

А.ПЛЮЩЕВ: Вы слушаете программу «Аргентум». Совсем немножко осталось до конца, к сожалению. А вопросов еще огромное количество. Вот отличный вопрос от Александра Ермошина на сайт к нам пришел: «Не щекотно ли вам играть на губной гармошке?»

В.ШАХРИН: Нет, на губной гармошке играть не щекотно. Вот. Нет, я люблю играть на этом музыкальном инструменте. Прямо скажу, что, конечно, виртуоз, никогда не учился этому специально. Это я всегда делаю с удовольствием. Яркий пример для меня — это такой Боб Дилан, например, который тоже играет на гармошке, потому что ему хочется в данный момент дудеть, предположим. Т.е. не гармошники, не виртуозы. Из таких вот инструментов, на которых, так сказать, орально исполняют, конечно, самый сумасшедший инструмент – это комуз, т.е. я, когда первый раз попробовал на нем играть, я понял, что этот инструмент сделан именно для того, кто играет. Потому что со стороны ты слышишь такие достаточно вялые абсолютно звуки. Но как только ты сам начинаешь на нем играть, а ты его прижимаешь зубами, и резонатором начинает твоя черепная коробка играть. Когда ты играешь, внутри круче, чем орган у тебя в башке звучать и давать такие обертона, что я понимаю, что выйдет нормальный чукотский парень, затянет, у него в голове вселенная звучит, а снаружи – практически ничего не слышно.

А.ПЛЮЩЕВ: Я не знаю, может быть, не совсем корректный вопрос: а вот сейчас бы, например, смогли бы сыграть на губной гармошке?

В.ШАХРИН: Ну, во-первых, у меня ее с собой нет. Ну, конечно, смог бы.

Д.БОРИСОВ: А у нас есть. В кустах.

В.ШАХРИН: Ой, я не люблю такие гармошки. Вообще какая-то. Это не гармошка. Гармошка должна быть маленькой, входить в карман. А вот с этими всякими этими штуками…

ЗВУЧИТ ГУБНАЯ ГАРМОШКА.

А.ПЛЮЩЕВ: Не удалось нам взять на слабо Владимира Шахрина. Он и на нелюбимом, неудобном инструменте тоже сыграл в прямом эфире, за что спасибо. А, кстати, мы много говорили здесь о молодежи, и так далее, есть та молодая шпана, которая сотрет с лица Земли группу «Чайф»?

В.ШАХРИН: Ну, я не знаю, как насчет конкретно нашей группы, но, конечно, молодая шпана есть. И очень приятно, что парни с гитарами, они не перевелись. Во-первых, я  просто их вижу на улице, мне всегда очень приятно видеть парней, идущих с каким-то гитарным кофром. Я думаю: «Есть еще. Значит, не зря мы здесь ковыряли, себе пальцы ломали». В Екатеринбурге вот уже 6 год подряд мы будем проводить фестиваль, который называется «Старый новый рок». Фестиваль, который проходит 13 января, в старый Новый год. И носит такую явно выраженную карнавальную окраску.

А.ПЛЮЩЕВ: Еще группы могут подать заявку?

В.ШАХРИН: Да. Заявки подавать можно. Это нужно зайти на сайт www.oldnewrock.ru. И там написано, что и как, что за фестиваль и как подавать заявку. В прошлом году 250 групп подали заявки на участие в этом фестивале.

Д.БОРИСОВ: А сколько участвовало?

В.ШАХРИН: В конечном итоге мы делаем такие концерты не большие, называемые отборочными, на самом деле, там выступают группы. И в конечном итоге гала-концерт фестивальный, где одновременно три площадки функционируют. В прошлом году у нас была площадка с альтернативной музыкой, площадка с акустической музыкой и площадка main-stream. В этом году мы поменяем акустическую площадку с, как мы ее называли, «В джазе только девушки». Появилось так много групп, где поют девушки, что мы хотим сделать отдельно такую площадку. Я не знаю, как другие, но это один из немногих больших фестивалей на всю страну, который ориентирован именно на новые имена, на новые группы. И 30 молодых групп в прошлом году у нас играло.

Д.БОРИСОВ: А потом за их судьбой следите – как там?

В.ШАХРИН: Ну, вряд ли. Это не задача фестиваля – продвигать.

Д.БОРИСОВ: Т.е. это просто показать?

В.ШАХРИН: Да. Мы делаем фестиваль – и все. А у кого, как получится… Но я знаю, что многие группы, которые отыграли на нашем фестивале, так или иначе, начали понемножку ездить, их песни начали звучать на радиостанциях. Дальше – у кого как артистическая судьба сложится, кому как повезет, потому что в этом все равно есть, безусловно, лотерея.

Д.БОРИСОВ: Может быть, ещё вернемся к группе «Чайф». Где ваши клипы в последнее время? На музыкальных каналах их не видно. Что только не играет! «Фабрика звезд», начиная от первой…

В.ШАХРИН: А больше ничего и не играет.

Д.БОРИСОВ: Я же говорю – деваться некуда.

В.ШАХРИН: Дело в том, что сутки длиннее не стали. Они ведь как были 24 часа, так и остались. Если музыкальное вещание есть 24 часа, если вдруг появилось… Сколько там с каждой «Фабрики звезд»?! Десяток?!

А.ПЛЮЩЕВ: Да больше.

В.ШАХРИН: Если появилось под сотню новых артистов, то просто их и некуда ставить, эти музыкальные клипы. Поэтому вот с кем я встречаюсь, там с Гариком Сукачевым, даже не снимают клипы. Что толку снимать, тратить деньги, если их все равно показывать не будут.

Д.БОРИСОВ: А вы снимаете?

В.ШАХРИН: Вот на песню «Африка», которая звучала перед этим, мы сняли год назад клип. У нас в Екатеринбурге. Достаточно такой смешной, забавный, не пафосный. Вот задача была: давайте сделаем абсолютно не пафосный клип, докажем, что…Т.е. наши клипмейкеры убедились, что, если ты хочешь клип, нужно, как минимум 50 тысяч долларов, и меньше – не приходи. Мы сняли этот клип за 500 долларов. И, в общем, показывают этот клип по первому каналу. И людям нравится. Ну, вот этот клип честно отлежал, пока не начали показывать его. Пока его продвижением не занялась компания «Реал», которая будет выпускать пластинку нашу «Изумрудные хиты». А сам музыкант практически не может продвинуть ничего, по крайней мере, так же, за 500 долларов, группа «Сансара», которая мне очень нравится, я очень ее люблю, екатеринбургская, я выступил в качестве режиссера, организатора этого клипа. Мы сняли на очень красивую песню клип. Его не показал никто, ни разу, нигде.

Д.БОРИСОВ: Мы б показали… С упомянутой пластинки мы сейчас послушаем еще одну песню.

ПЕСНЯ «БУТЫЛКА КЕФИРА, ПОЛБАТОНА».

А.ПЛЮЩЕВ: У нас есть сюрприз. Мы решили перенести на следующую неделю всех словесных штук. И попросили Владимира остаться еще на один час. И он согласился.

Д.БОРИСОВ: Мы взяли на слабо.

В.ШАХРИН: Уболтали, чертяки.

А.ПЛЮЩЕВ: И мы встретимся с вами минут через 5-6.

Д.БОРИСОВ: Да, после информационной программы о событиях на Украине. Не забудьте: 974-2222, абонент «Эхо Москвы» — это наш пейджер для ваших вопросов. Телефон прямого эфира: 203-1922. В следующем часе телефон тоже будет актуальным.

А.ПЛЮЩЕВ: Все успеем обсудить.

НОВОСТИ, РЕКЛАМА.

А.ПЛЮЩЕВ: Это не первая интеллектуальная шутка, и сегодня не 1 апреля. Владимир Шахрин продолжает с нами и с вами сегодня эфир радиостанции «Эхо Москвы». Программа «Аргентум». Александр Плющев и Дмитрий Борисов.

Д.БОРИСОВ: Добрый вечер!

В.ШАХРИН: Добрый вечер! Я решил: куда мне спешить? Ждет меня в гостинице холодная постелька, посижу-ка я здесь.

Д.БОРИСОВ: А туда ведь еще добираться нужно через весь тот ужас, который сейчас на улице.

А.ПЛЮЩЕВ: Да. Дорогие друзья, не забывайте, что вы можете, мало того, что на пейджер, я вижу тут много сообщений: 974-222, для абонента «Эхо Москвы».

В.ШАХРИН: Мы, кстати, все их читаем. Может быть, не на все отвечаем, но вы имейте в виду, что мы все это читаем.

А.ПЛЮЩЕВ: Я зачитываю вслух Владимиру Шахрину ваши вопросы. 755-87-05, для абонента «Эхо Москвы». Таков телефон нашего пейджера.

Д.БОРИСОВ: Телефон прямого эфира: 203-1922, действительно поговорим, тем более, что у нас появился лишний бонусный час, то с телефоном мы разберемся. Кстати, если вы хотите послать нам смс-сообщение прямо в студию, то вы можете воспользоваться московским номером +7 095-970-4545.

А.ПЛЮЩЕВ: Ну, да, такие дела. Вот то, о чем мы не успели поговорить в первом часе, о чем я очень хотел. Всеволод, студент, спрашивает на нашем сайте: «Довольно банальный вопрос: не кажется ли вам, что року в России суждено умереть? То, что сейчас позиционируется как рок, даже рокопопсом назвать сложно. Приличных текстов катастрофически мало. Сейчас большинству нужна простая агрессия, ноль смысла и ноль поэзии. Что вы думаете о других группах? «ДДТ», «Сплин», «Аквариум» и т.д.»

В.ШАХРИН: Ну, перечисленные выше группы, мне кажется, как-то даже бессмысленно обсуждать, потому что они уже доказали, что это группы очень влиятельные на нашей сцене, и артисты, которые там выступают, заслуживают всяческого уважения. По крайней мере, они мне все симпатичны. То, что касается того, что они вымирает, и его нет, я абсолютно не согласен. Просто вам не нравится то, что звучит на радио и телевидении. Вот. Но поверьте мне, что вы видите самый такой, не побоюсь этого слова, кончик айсберга вы видите, кусочек маленький айсберга. Потому что групп действительно очень много. И группы есть интересные, есть хорошая поэзия, артисты есть замечательные. Просто не все до широкой аудитории доходит. Но если вы пытливый юноша, то, конечно, вы можете найти эти записи и попадать на концерты этих групп. Они есть. И я думаю, в этом отношении ситуация как раз немножко напоминает начало 80-ых годов, когда пресса и основная масса страны не знала ни о существовании группы «Зоопарк» или группы «Ленинград», «Аквариум» или группу «Машина времени». Но эти группы уже были, это не значит, что их нет. То, что касается, что это даже не рокопопс, я вообще не сторонник того, что музыка должна быть с такими определенными программами. У нас обязательно куда-то призывают на баррикады. Потому что, в общем-то, мне нравится Элвис Пресли. Но более дурацких костюмов и легкомысленных мотивчиков трудно себе представить. Но мне нравится. Мне нравится некая беззаботность «Манго Джерри» или группы «Queen». Т.е. совсем не обязательно. Я согласен. Что должна быть и такая, и такая музыка. Должна быть и группа «ДДТ», должна быть и группа «Аукцион», группа «Чайф», и группа «Мумий Тролль». Это абсолютно разные вещи, и мне это достаточно интересно.

А.ПЛЮЩЕВ: У группы «Чайф» достаточно много веселых и задорных песен. Тем не менее, вот по одной из песен группы «Чайф» судят обо всем так называемом русском роке, называя его депрессивным. Я имею в виду песню «Ой-ё». Дело в том, что тот, кто никогда не был на концерте, не поймет, что, на самом деле, песня вовсе никакая не депрессивная.

В.ШАХРИН: Люди на концертах просто с удовольствием орут эту песню. Это достаточно веселая песня. И мы будем слушать такую версию из альбома «Изумрудные хиты», которая доказывает, что в этой песни такие народные корни, когда грустная песня может звучать на очень танцевальный лад. Или наоборот, очень веселая, позитивная песня может очень грустно звучать. Здесь мы с ямайским народом похожи.

ПЕСНЯ «ОЙ-Ё».

А.ПЛЮЩЕВ: Мы ждем звонки телефонные по телефону 203-1922. И не забывайте, что в Москве код 095. Я вижу, что на пейджере и на сайте вопросы из Екатеринбурга, не исключено, что и звонки у нас оттуда есть.

Д.БОРИСОВ:Алло! Здравствуйте! Откуда вы звоните?

СЛУШАТЕЛЬ: Алло! Здравствуйте! Из Екатеринбурга. Привет вам из Екатеринбурга!

В.ШАХРИН: Спасибо.

А.ПЛЮЩЕВ: Как вас зовут?

СЛУШАТЕЛЬ: Алексей.

В.ШАХРИН: Спасибо, Алексей. В столь поздний час с таким приветом. Очень приятно.

СЛУШАТЕЛЬ: Я хотел вам сказать, что, сколько себя помню, слушаю ваши альбомы, ваши мелодии. И хочу сказать вам огромное спасибо. Надеюсь, что и дальнейшее ваше творчество будет успешным.

В.ШАХРИН: Спасибо.

СЛУШАТЕЛЬ: И еще вопрос. Этим летом в Екатеринбург приезжали «Би-2», да?

В.ШАХРИН: Да.

СЛУШАТЕЛЬ: И вы играли концерт вместе. Я хотел сказать, что очень сильно мне не  понравилось качество звука. И вот собственно вопрос: когда вы ищете площадки, рок-площадки в Екатеринбурге, какие вы предъявляете требования к ним?

В.ШАХРИН: Ну, вы знаете, была замечательная история, когда в 1985 году первый раз, или в 1986 году, группа «Чайф» выехали на фестиваль в город Ригу. Тогда был СССР, и это была практически заграница. И вот там мы первый раз в жизни увидели фирменные аппараты. Стол фирменный аппарат, и мы играли на нем. И наш звукорежиссер, который с нами ездил, он даже растерялся, потому что он не видел этого пульта, этого аппарата. И он говорит: «Я не буду, я не умею, не могу». И местный парень, латыш, покрутил там какие-то ручки. Мы отыграли, получили там какой-то приз зрительских симпатий, все было хорошо. И вот мы подошли, говорим: «Спасибо огромное. Вообще, так здорово звучало. Такой звук». Он сказал: «Кто как играет, тот так и звучит». И это действительно так. Потому что на одном и том же аппарате группы звучат совершенно по-разному. Конечно, аппаратура – вещь очень важная. И человек за режиссерским пультом, безусловно, персонаж архиважный. Но все начинается с формирования звука на сцене, насколько группа хорошо звучит. В общем-то, если человек ставит скрипачей определенного уровня, или, не знаю, берет несколько инструментов, исполняющих… Инструменты-то вполне приличные у всех. Ну, вот у одного звучит, поет так, что душа разворачивается, хочется слушать, а у другого она просто так вяло поскрипывает. Потому что все делают это по-разному.

А.ПЛЮЩЕВ: Тем не менее, я неоднократно на концертах, да и на вашем вчера видел, что вот артист. Кажется, что он весь в песне. Кажется, что забыл обо все на свете, кроме слов произносимых и, может быть, звуков. Тем не менее, нет-нет, да и исказит его лицо небольшая гримаса в сторону звукорежиссера, типа: а вот басочек-то я не слышу. Или еще что-то.

В.ШАХРИН: Да, это бывает, действительно. Это или аппарат не качественный, или акустика зала не приспособлена, или еще что-то. Но  за 20 лет, уже в следующем году, гастрольной жизни по стране, конечно, все меняется. И приличная аппаратура уже появляется и в провинции, и в далекой провинции, где, казалось бы, даже уже не ожидаешь встретить что приличное, но том уже профессиональная аппаратура. Но опять же, если в этом будет потребность, если по стране будут ездить артисты, которым нужна хорошая аппаратура, то это и будет появляться. А если по стране будут возить, в общем, условно говоря, зайца на барабане под фонограмму, то смысла не будет концертным площадкам деньги тратить на это.

Д.БОРИСОВ: Я думаю, что мы продолжим растерзание нашего гостя при помощи наших слушателей по тел: 203-1922 прямо сейчас. Алло! Здравствуйте! Вы в прямом эфире.

СЛУШАТЕЛЬ: Алло! Меня зовут Геннадий. Я из Берлина.

А.ПЛЮЩЕВ: Ни разу не был в Берлине.

СЛУШАТЕЛЬ: Ни разу?! Вот мой первый вопрос: не планируете ли вы гастроли в Германию? Если да, то когда. И что нужно, чтобы вы сюда попали?

В.ШАХРИН: Ну, деньги, безусловно. Должны появиться люди, которые действительно там захотят сделать концерты. Не публика, а именно те люди, которые…

А.ПЛЮЩЕВ: Организаторы?

В.ШАХРИН: …кто захочет сделать концерт.

СЛУШАТЕЛЬ: Я вам хочу предложить…

В.ШАХРИН: Я могу вам сказать, что позавчера я по телефону говорил с Андреем Манаковым, человеком, который в свое время играл в группе «Зоопарк», потом очень много играл в группе «ДДТ», и сейчас живет в Германии. Он со мной говорил по телефону и как раз спрашивал по поводу тура, у него есть желание сделать концерт группы «Чайф».

СЛУШАТЕЛЬ: В принципе, я могу вам посоветовать, к кому обратиться.

В.ШАХРИН: Да лучше вы этому человеку скажите, чтобы он связался с нашими продюсерами, с директорами. Все координаты тех людей, которые занимаются организацией концертов, есть на сайте группы «Чайф».

СЛУШАТЕЛЬ: Спасибо. Я присоединяюсь к большей части аудитории страны, как России, так и Германии, мне очень нравится ваше творчество. Но все-таки… У меня такой вопрос: почему рок-группы российские не настолько, так сказать, тяжелы по звуку, как западные? Или это все-таки, на самом деле, звукорежиссеры, или аппаратура, на которой вы играете.

В.ШАХРИН: Я понял. Если, например, сравнивать с тяжестью немецкой группы «Рамштайн», предположим, то мы играем просто другую музыку, в другом жанре. Если нас, не знаю, сравнивать со звучанием Пола Маккартни, которого тоже считают рок-музыкантом, то, в общем-то…

СЛУШАТЕЛЬ: Т.е. вы сами для себя определяете это звучание? Или что, кто определяет? Звукорежиссер?

В.ШАХРИН: Определяем, конечно, мы. Т.е. это и набор инструментов, и наши аранжировки, и какая-то аппаратура, которая у нас в студии. Т.е. мы считаем, что в соотношении с нашим саундом, он нас устраивает, который достаточно гармоничный. Он, в общем-то, меняется с годами. И я не могу сказать, что все 20 лет мы играем абсолютно одним звуком. Но такой вот стиль, окраска, безусловно, есть. Есть некоторые песни, которые на концерте звучат достаточно жестко. Например, «Никто не ждет», которую мы записывали в Питере, в качестве продюсеров выступали музыканты группы «Текила-джаз», там, безусловно, появляется такое достаточно тяжеленькое звучание.

Д.БОРИСОВ: Спасибо за звонок. Мне приятно, что нас слушают и там — в Берлине — тоже. Вопрос из Интернета. Владимир упомянул Маккартни, и я вспомнил, что был у нас тут такой вопрос про то, что… Вам ведь нравится это творчество?

В.ШАХРИН: Да. Есть несколько пластинок.

А.ПЛЮЩЕВ: Такой вопрос от нашего слушателя Наташи: «Как вам последний Маккартни?» У нас просто в аудитории довольно много его любителей.

В.ШАХРИН: Я понимаю. Вот иногда г-ну Маккартни с точки зрения творчества не позавидуешь, потому что его все равно сравнивают с лучшими песнями «Биттлз» и с лучшими песнями, которые написал он. Т.е. написать лучше, чем их альбомы, невозможно. И написать песню лучше, чем «Yesterday» действительно сложно. Т.е. он соревнуется сам с собой, у него, условно говоря, других конкурентов практически нет. Но мне кажется, что очень достойно живет своей жизнью, т.е. своей творческой жизнью. Он доставляет огромное удовольствие своими записями. Я покупаю практически все его альбомы. Он мне нравится больше других. Я с удовольствием ходил на его концерт в Москве. Был очень смешной…

Д.БОРИСОВ: Концерт?

В.ШАХРИН: Нет, момент на концерте. Потому что мне кажется, что мы были единственные люди в зале, кто на 2-3 песне встали рядом, дружно и вышли из зала, потому что у нас был самолет, нам нужно было улетать. Мы шли все 8 человек и извинялись, что все в порядке, нам все нравится, но мы вынуждены, потому что мы не можем больше здесь находиться. Мы так демонстративно шли. Ну, в общем, спасибо за вопрос. Мне кажется, что старик Маккартни очень достойно встречает свой возраст.

А.ПЛЮЩЕВ: 203-1922, еще кого-нибудь выведем в прямой эфир. Алло. Здравствуйте!

СЛУШАТЕЛЬ: Это Владимир из города Заречный.

В.ШАХРИН: Из Заречного? Да? Слушайте, это тоже около Екатеринбурга.

СЛУШАТЕЛЬ: Вот у вас одна песня есть про атомную станцию где. Ее говорят, вы написали после того, как побывали в Заречном…

В.ШАХРИН: Да, действительно эта песня была написана после того, как я первый раз побывал в Заречном. Я для радиослушателей «Эха Москвы» скажу, что Заречный – это город, который находится примерно в радиусе 50 км от Екатеринбурга, там находится одна из первых атомных станций. Если вы эту песню слушали, то там нет ничего против людей, которые там работают, против конкретной ситуации, но была у меня ситуация, когда мне было некомфортно, страшновато в тот момент. И мы зафиксировали. Мы очень редко. Я понимаю, что она, может быть, не совсем объективна, не совсем корректна по отношению ко многим людям. Но если вы живете там лично, вы знаете, что мы раза три точно туда приезжали выступать. Прекрасный город, прекрасные люди. И вот этот вот карнавал, который там происходит каждый год, мне кажется, что этого нет ни в одном городе страны. Это настоящий карнавал с костюмами, весь город устраивает практически бразильский карнавал.

Д.БОРИСОВ: Спасибо большое. Мы еще не уходим. Мы вернемся сразу после новостей в нашу студию.

НОВОСТИ, РЕКЛАМА.

Д.БОРИСОВ: В Москве 0 часов 33 минуты. Я – Дмитрий Борисов. Со мной в студии Александр Плющев. И со мной же в студии Владимир Шахрин из группы «Чайф». Программа «Аргентум» продолжается. И мы продолжаем задавать вам вопросы наших слушателей.

А.ПЛЮЩЕВ: Я хотел еще один вопрос, извини, задать, пока набирают 203-1922. Мне часто такие вопросы попадаются, как, например, от Игоря из Екатеринбурга. Я, кстати, одного Игоря из Екатеринбурга знаю. Может, это он. «Уважаемый Владимир Владимирович! На стоянке, где я ставлю авто, рядом стоит «Ауди-80», на капоте которого нарисована радуга и написано «Чайф». Граффити – это ваша тайная страсть?»

В.ШАХРИН: Ну, такая машина действительно есть. Но это не «Ауди-80», а «Ауди-100». Это машина нашего барабанщика Валерия Николаевича Северина-Наливайко. Как мы ее называем, машина с испорченным капотом. Он считает, что когда-нибудь он продаст ее за огромные деньги. Мы считаем, что ему эту машину не продать никогда, потому что это машина с испорченным капотом. Но в то же время, это действительно машина, которая есть, но это не моя машина. Я свои машины не раскрашиваю.

А.ПЛЮЩЕВ: А какая у вас, если не секрет? Такая тема…

В.ШАХРИН: Нет, я просто, может быть, неприятное для многих скажу, но у меня несколько автомобилей.

Д.БОРИСОВ: Еще одна тайна раскрылась. У нас тут был вопрос: правда ли, что Владимир Шахрин – миллионер?!

В.ШАХРИН: Но, если говорить в рублях, то в прошлом году я заплатил налоги где-то примерно с миллиона.

А.ПЛЮЩЕВ: Ну, можно посчитать, зная, что налог 13 %.

В.ШАХРИН: Нет, не миллион налогов, а с миллиона налог!

А.ПЛЮЩЕВ: А!

В.ШАХРИН: Вот такой я миллионер. И когда я прочитал в газете, что доходы нашего мэра города, губернатора, то я зарабатываю больше. Мне было очень приятно, что я зарабатываю больше губернатора, налогов, по крайней мере, плачу больше.

А.ПЛЮЩЕВ: Вот как посчитаешь, сколько президент зарабатывает, и даже завидовать ему не хочется.

В.ШАХРИН: Ну, это да. Хотя, тоже Владимир Владимирович. Что касается автомобилей, то у меня до сих пор существует «Москвич-401» — это фамильная такая наша реликвия, которую списанную «Скорую помощь» купил мой дед, Федор Николаевич Шахрин. Он ее восстановил, сделал, машина 1954 года. Он на ней ездил, мой отец ездил. И я ездил, учился первые три года, когда у меня не было прав, я ездил на этой машине. Останавливался около знакомых милиционеров и говорил: «Помогите мне скорее сделать права». Они говорят: «Ну, ты же ездишь на 401-м «Москвиче». Это для меня все равно, что на велосипеде. Я не буду тебя останавливать!» Но говорят, что есть такие особые гаишники-извращенцы, которые специализируются по старым машинам.

А.ПЛЮЩЕВ: Есть ли техосмотр и т.д.

В.ШАХРИН: Да. Есть машина, которую мне подарили 10 лет назад. Это такой старенький Мицубиши Паджеро, 1983 года, квадратный, зеленый. Мне его подарил екатеринбургский джип-клуб, такой прикол, чтобы я тоже ездил на всякие джиперские покатушки. И так как это подарок, я не могу его ни продать, ничего с ним сделать. Машина 1983 года. На данный момент на ней ездит моя дочь. Правда, 2 месяца она стоит уже в ремонте, я не могу найти коробку передач.

А.ПЛЮЩЕВ: А ремонт ее недешевый.

В.ШАХРИН: Я просто не могу найти б/ушную коробку передач для Паджеро старого. Вот если у кого-то есть, напишите мне, пожалуйста, я с удовольствием ее приобрету.

А.ПЛЮЩЕВ: Да, друзья. Можете нам написать, мы Владимиру Шахрину передадим.

В.ШАХРИН: Сам я езжу на Хонде CR-V 1998 года, такая очень спокойная, семейная машина достаточно, удобная. Еще есть машина у жены. Все лучшее – женщинам и детям. У жены Субару Импреза. Я иногда беру у нее, покататься на хорошей машине.

А.ПЛЮЩЕВ: Одни японцы, кроме «Москвича»!

В.ШАХРИН: Мое глубокое убеждение, что у машины должно быть 3 качества: она должна быть твоя, она должна ездить и она должна быть японская.

А.ПЛЮЩЕВ: 203-1922. Надеюсь, что вы уже набрали.

Д.БОРИСОВ: Алло! Здравствуйте!

СЛУШАТЕЛЬ: Беспокоит вас Евгений. Я из Москвы.

Д.БОРИСОВ: Очень приятно.

СЛУШАТЕЛЬ: Думаю, что не очень.

А.ПЛЮЩЕВ: Почему? Ругать будете?

СЛУШАТЕЛЬ: Скорее всего.

В.ШАХРИН: Это хорошо.

СЛУШАТЕЛЬ: А то у вас там такой восторг, хотелось бы его сбить.

А.ПЛЮЩЕВ: Давайте.

СЛУШАТЕЛЬ: Вы знаете, у меня такое ощущение, что вы поете одну и ту же песню.

В.ШАХРИН: Правда? Вот такой я.

СЛУШАТЕЛЬ: Поэтому когда вы себя сравниваете с группой «ДДТ» или «Битлз», мне просто становится смешно.

Д.БОРИСОВ: А может, у вас пластинка дома заела?

В.ШАХРИН: Я что-то сравнения ни разу не услышал ни с «Битлз», ни с «ДДТ».

СЛУШАТЕЛЬ: Может быть.

В.ШАХРИН: Т.е. вы считаете, что песня «С городских окраин» и песня «17 лет» — они похожи на песню «Ой-ё»?!

СЛУШАТЕЛЬ: Да.

В.ШАХРИН: Песня «17 лет» похожи на песню «Ой-ё»?!

СЛУШАТЕЛЬ: Думается, что да. Мне кажется, что то же самое, что и «Звездный парад», только чуть-чуть отличается.

А.ПЛЮЩЕВ: А «Звездный парад» — это что?

Д.БОРИСОВ: «Фабрика звезд».

СЛУШАТЕЛЬ: Да.

В.ШАХРИН: Т.е. мне вставили в попу соломинку и надули, как шарик?

СЛУШАТЕЛЬ: (смеется). Ну, я желаю вам желаю всего самого хорошего.

В.ШАХРИН: Честное слово, спасибо огромное. Но вот это вот… Я уже слышал один раз, как один, достаточно уважаемый человек по фамилии Мазаев, тоже сказал что группа «Чайф» поет одну песню. Я понимаю, сказать, что есть десяток песен, которые вот… Остальные – похожи на эти 10. Но считать, что одну, а тем более, говорить, что песня «Ой-ё» похожа на песню «Пусть все будет так, как ты захочешь», — ну…

Д.БОРИСОВ: В общем, давайте послушаем еще один куплет.

ПЕСНЯ «АРГЕНТИНА-ЯМАЙКА 5:0».

А.ПЛЮЩЕВ: Отличный вопрос от Сегурды поступил: «Не кажется ли вам, что после поражения России от Португалии 7-1, песня про Ямайку не актуальна?»

В.ШАХРИН: Да, она, безусловно, неактуальна. И она, вообще, актуальной песней не была никогда, потому что Чемпионат мира по футболу 1980 года закончился, это сразу стало не актуально. Теперь она живет сама по себе. Песня нравится публике. И был момент, когда она уже нам надоела, и вдруг этот момент прошел, и мы снова ее играем с удовольствием, потому что получилась хорошая песня. У нас же песня, как трава в лесу – сама растет.

А.ПЛЮЩЕВ: Ой-ой, я слышал, то же самое Гребенщиков говорил, он кустами смородины песни назвал.

Д.БОРИСОВ: Да. Абсолютно.

В.ШАХРИН: Мне приятно, что наши мысли пересекаются с гуру.

А.ПЛЮЩЕВ: Я не знаю, как вот можно выразиться другими словами. Я сейчас не воспринимаю эту песню, не ассоциирую с футболом.

В.ШАХРИН: Совершенно правильно. Ни одного слова там про футбол нет. Если человек не знает, что был такой матч Аргентина-Ямайка, который закончился со счетом 5-0, то, по идее, он даже не должен понимать, о чем эта песня. Песня о переживаниях, о том, что происходит у всего народа.

А.ПЛЮЩЕВ: Кстати, как, за футболом следите? Переживали поражение российской сборной?

В.ШАХРИН: Я не видел этого матча.

А.ПЛЮЩЕВ: А его, по-моему, и не показывали.

В.ШАХРИН: Ну, конечно, переживал, потому что так или иначе, сейчас ребята достаточно симпатичные играют в нашей сборной, такие молодые, задорные. По крайней мере, последний матч с Эстонией показал, что огонь у них горит, — а это самое главное, потому что футбол – это игра, в первую очередь, а играть надо, чтобы был азарт, чтобы было удовольствие. А если ты не игрок, то нечего заниматься этим.

Д.БОРИСОВ: Вопрос пришел из Екатеринбурга от Севы: " В процессе развития группа «Чайф» очень часто перепевает собственные ранние песни с разных альбомов…» — и Сева задает весьма популярный нынче вопрос: «В чем причина такого количества римейков в вашем творчестве?»

В.ШАХРИН: Во-первых, за 20 лет и публика меняется, и вы понимаем, что эту песню мы способны сыграть немножко по-другому, что мы ее чувствуем по-другому.

Д.БОРИСОВ: По-другому — это лучше или просто другое?

В.ШАХРИН: Я не знаю, лучше или нет. Но действительно есть какая-то песня, которую ты пел и чувствовал, как 20-летний юноша, и вдруг ты понимаешь, что смысл этих слов, когда тебе уже за 40,  — совершенно другой. И ты не можешь с той эмоцией петь. Поэтому ты ее поешь совершенно по-другому. Например, та же история с песней «Псы с городских окраин». Я понимаю, что, когда я был 25-летним парнем, работающим на стройке, который ездил на трамвае каждый день и у которого в углу стояли эти телогрейка, сапоги, в общем, та атрибутика стройки, и вот этот парень. И сейчас когда мы ее играем, когда мы ее поем, я понимаю, что я пою, да простят меня, достаточно буржуазным мужчиной, с несколькими автомобилями, который на стройку уже давно не ездит, но я же знаю эту историю, я же знаю про этого парня все. И я пою так, как я знаю. Т.е. я уже не из той стаи, но я про них что-то знаю. И имею право про них петь. И это совершенно разные песни.

А.ПЛЮЩЕВ: Вот еще вопрос подобного рода Роман на сайт задал: «Что-то много стало дуэтов в вашем творчестве: «Сансара», «Юта», «Би-2» и т.д. С чем это связано?

В.ШАХРИН: Ну, это так совпало. Действительно с «Би-2» такой специальной задачи не было: а давайте-ка напишем дуэтов хороших.

А.ПЛЮЩЕВ: Я помню вы попали с этой песней с «Би-2» на Первый Канал на «Песню Года».

В.ШАХРИН: Но тут получилась такая палка о двух концах, что мы, например, когда придумывали эту песню, нам казалось, что это действительно замечательно, что это не просто искусный дуэт, но и творческий дуэт, что мы напишем вместе – не просто спели, а вместе именно напишем. Мы написали эту песню. И она получилась. Вместе сняли клип, даже его монтировали вместе 2 группы. И когда стали появляться предложения так или иначе спеть эту песню, нам, например, не очень хотело на этой «Песне года» появляться, но мы понимали, что «Би-2» тоже хозяева, авторы этой песни, и они хотят, а если мы не придем, то их лишаем права туда явиться. Это был, конечно, такой компромиссное появление. И Юта. Мы даже общались смс-ками. Она мне прислала, что она в Рязани, а мы завтра там будем, она видела наши афиши. И я ей сказал, что многовато как-то уже 2 дуэта. Но нельзя же отказать, не послушав песню. А песню послушал, мне очень понравилась песня. Я говорю: «Слушай, песня прямо отличная. Сможем завтра записать?» «Сейчас узнаю». Мы на завтра приехали, за полчаса записали эту песню. Что касается группы «Сансара», он абсолютно случайно появился. Саша Лебедев попросил у меня разрешения петь песню «Я видел металл». И однажды я был на их концерте, за кулисами стоял, и они начали петь эту песню, и я вдруг понял, не знаю, меня сами ноги понесли, я вышел и второй куплет спел с ним. И он вышел и говорит: «Так классно! Меня так начало колбасить, когда ты рядом стоял, давай запишем». Ну, и записали.

А.ПЛЮЩЕВ: А мы прервемся еще на одну песню. «Я гуляю по Москве» — так она называется.

ПЕСНЯ «Я ГУЛЯЮ ПО МОСКВЕ».

А.ПЛЮЩЕВ: Мы сегодня слушали хиты с пластинки «Изумрудные хиты».

В.ШАХРИН: Записанный с ансамблем народных инструментов «Изумруд».

А.ПЛЮЩЕВ: Песни такие обновленные. Я хотел бы  ненадолго вернуться к фестивалю «Старый новый рок», который пройдет в следующем году в Екатеринбурге в старый Новый Год. Я не знаю, имеет ли это смысл, но… Группы-то приезжают, а вот приезжают ли зрители?

В.ШАХРИН: Ну, не знаю, мы же у зрителей при входе в зал регистрацию не спрашиваем. Но, по крайней мере, у нас всегда полный аншлаг, т.е. народа всегда очень много и очень хорошая атмосфера. Нам удалось воссоздать атмосферу фестивалей 80-ых годов. Т.е. это такая новогодняя штука, мы с Бегуновым – ведущие фестиваля. У нас 2 персонажа таких придуманных, правда, три, Алексей Могилевский еще приезжает из «Наутилуса». Могилевский играет такой Старый Новый год, Бегунов, значит, Заяц-Шаловливый палец в таком розовом пушистом костюме, а у меня персонаж – Дед Мороз.

А.ПЛЮЩЕВ: Не знаю, как слушателям, а мне было бы интересно встретить Старый Новый год, да еще и в Екатеринбурге.

В.ШАХРИН: Приглашаем вашу программу и вас самих в качестве гостей.

А.ПЛЮЩЕВ: Мы с удовольствием, напросившись. Ну, я сейчас для слушателей спрошу: приехав в Екатеринбург, там есть, где остановиться?

В.ШАХРИН: Вы хотите, чтобы я пригласил всех к себе?

А.ПЛЮЩЕВ: Нет. Т.е. гостиницы.

В.ШАХРИН: Конечно, есть гостиницы разного совершенно уровня: от самых дорогих до самых дешевых. Екатеринбург – столица Урала. Большой город, на самом деле.

А.ПЛЮЩЕВ: Я был там.

Д.БОРИСОВ: Спасибо. Владимир Шахрин – лидер группы «Чайф» целых 2 часа был с вами вместе с программой «Аргентум».

В.ШАХРИН: Спасибо вам, спасибо всем, кто нам звонил, спасибо всем, кто сейчас был с нами в эфире, кто нас слушал по ту сторону радиоприемника.

Д.БОРИСОВ: Будем ждать ещё.


Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире