'Вопросы к интервью
30 мая 2004
Z Аргентум Все выпуски

Катя ЛЕЛЬ


Время выхода в эфир: 30 мая 2004, 23:05

А.ПЛЮЩЕВ: У микрофона Александр Плющев и Дмитрий Борисов, добрый вечер.
Д.БОРИСОВ: Привет всем!
А.ПЛЮЩЕВ: У нас в гостях сегодня Катя Лель. Добрый вечер.
К.ЛЕЛЬ: Добрый вечер, дорогие радиослушатели.
Д.БОРИСОВ: Поскольку мы новостная радиостанция, начнем с такого события недавнего времени — с Евровидения. Первое, что приходит в голову — спросить про то, как там выступила Юлия Савичева. Потому что известно, что у вас один, можно сказать, папа…
К.ЛЕЛЬ: Очень молодой папа.
Д.БОРИСОВ: Молодой папа — продюсер Макс Фадеев. Как она вам? Как она выступила? Не хотели вы тоже съездить в Стамбул попробовать?
К.ЛЕЛЬ: Скажу откровенно, я совершенно не рождена для конкурсов, потому что не верю в справедливость конкурсов. Я уверена, что там нужна железная психика и нервы колоссальные. А я так считаю, что в жизни так много эмоциональных стрессов каждый день, когда ты выходишь на сцену, и люди, которые тебя окружают, требуют отдачи, очень сильной отдачи… Поэтому я не сторонница была поехать на Евровидение. Хотя скажу откровенно, что есть очень много людей, которые об этом говорили и говорят по сей день. Но я считаю, что выбор был достоин абсолютно. Я считаю, что на все нужно время. Практика, время, опыт — это необходимая часть нашей жизни. А Юля — та самая девочка, как мне кажется, которая через какой-то период времени, через несколько лет, мне очень хочется верить, достигнет того пика, профессионального пика, уверенности в себе, подачи правильной себя, может быть, как ни странно, секса, внутреннего секса, женского обаяния — это будет преобладать над ней. То есть я считаю, что все в свое время. Но я не могу сказать, что выступление было слабым или нехорошим — нет, выступление было абсолютно достойным. Просто большое количество эмоций и напряжения, конечно, дало о себе знать. И никто не знает, что должно было быть на самом деле. Я абсолютно восхищена песней, я ее слышала одной из самых первых, как только Макс ее написал…
Д.БОРИСОВ: А именно исполнение вживую, как спела Юля?
К.ЛЕЛЬ: Я считаю, что абсолютно нормально. Можно говорить много чего, но всегда я говорю так: попробуйте там очутиться, на ее месте — я бы посмотрела, как бы вы это сделали. Конечно, психика человека дает о себе знать, и невозможно не волноваться, выходя на такую сумасшедшую сцену. Я считаю, что все-таки: Да, это могло быть лучше, но это было нормально.
Д.БОРИСОВ: А как же победительница? Понравилась она? Руслана имеется в виду, украинская певица.
К.ЛЕЛЬ: Все-таки правильный был подход: такой мощный энергетический накал со всех сторон, с подачей, с массой народа… Такая горластая, любимое слово Макса — 'породистая' девушка, со всех сторон: в одежде, во внешности, в глотке: Я не считаю, что песня была удачная у украинской девушки, но все-таки правильный был посыл. И та энергетика, которая была заложена в ней, она смела все:
Д.БОРИСОВ: То есть видеоряд играл?
К.ЛЕЛЬ: Абсолютно верно. И, конечно же, то внутреннее энергетическое, которое от нее шло — это дало свое, очень многое.
А.ПЛЮЩЕВ: Я предлагаю немножко развернуть беседу. Сейчас у нас Катя Лель как эксперт выступает, а все-таки о ее творчестве немного поговорить, хотя бы начать. Когда мы объявили, что у нас Катя Лель будет в эфире, слушатели и зрители раскололись надвое. Одни сказали — очень хорошо, это интересно, это очень интересный проект, успешный. Другие сказали — кого пригласили в эфир?! Вот здесь, например, у меня вопрос от Анны Шаховой из Тольятти, которая обращается напрямую, причем на 'ты': 'Катя, у тебя есть внешность и голос. Неужели тебе нравится петь про муси и пуси, 'Попробуй Джага-джага' и т.д.? Ответь, пожалуйста'.
К.ЛЕЛЬ: Мне удивительно нравится про это петь, вы не поверите. И я абсолютно согласна, что люди могут делиться на тех, кому нравится мое творчество, и тех, которым не нравится. Это нормально. Я не могу нравится всем, это было бы смешно. Так создан человек. И поэтому один может принимать, другой может не принимать. Но если это поет вся страна, если это любимо людьми, значит, это чего-то стоит. А если я раздражаю людей — значит, это стоит очень дорогого. Мне нравится петь про муси-пуси. Мне нравится петь про джага-джага. Потому что это песни искренние, песни добрые, песни, которые несут с собой позитив, которые дают надежды и хорошее настроение. Они дают драйв. И я считаю, что полностью наш альянс с Максом Фадеевым удался. Он дал свои плоды, очень классные плоды, и каждый день я это вижу, выходя на сцену.
А.ПЛЮЩЕВ: Я поделюсь своим собственным наблюдением. Не знаю, согласится Катя или нет, но когда я просто слушаю песни, без видеоряда, особенно это касается концертных выступлений, то действительно и драйв, и настроение — все передается. Но когда я вижу видеоряд: Сегодня я был крайне удивлен. Пришла очень жизнерадостная девушка, с отличным чувством юмора, очень общительная: Потому что у меня создается образ, имидж, когда я смотрю телевизор, особенно концертные выступления, — довольно такого холодного и немного отстраненного человека.
К.ЛЕЛЬ: Первый раз в жизни слышу такое о себе, вообще впервые.
А.ПЛЮЩЕВ: А может быть, у меня такое восприятие.
К.ЛЕЛЬ: Может быть, вы хотите меня воспринимать такой серьезной девушкой, слишком серьезной и молчаливой. Но, кстати, по этому поводу мы спорили с Максом Фадеевым, особенно в первое время. Он мне говорил — почему у тебя рот до ушей? Я говорила — Макс, я не могу по-другому. Потому что я такая, меня создал такой бог… Он говорит — это неправильно! Люди посмотрят и скажут — она легкомысленная, она слишком веселая, слишком жизнерадостная… Я говорю — да, но я такая и есть!... И у нас были серьезные споры. А потом он понял, что все бесполезно. И я сказала — ты мне говоришь, что я должна выходить на сцену и говорить людям правду. Да, это так. Если я буду выходить на эту сцену, быть человеком под маской — где же правда? Где же соотношение твое — профессиональное, человеческое?... И он сказал — знаешь, тебя не переделаешь, это бесполезно. Будь такой, какой тебя создал бог.
Д.БОРИСОВ: Я предлагаю позитив привнести в жизнь наших слушателей…
А.ПЛЮЩЕВ: Как будто у нас негатив был!
Д.БОРИСОВ: Приумножить этот позитив и послушать знаменитую песню, в которой поется про джага-джага. Об этом мы еще поговорим.
К.ЛЕЛЬ: С удовольствием!

А.ПЛЮЩЕВ: Мы продолжаем обсуждение. Я знаю, что хочет спросить Борисов, но я его опережу. Он хочет спросить, что же такое джага-джага. Вопрос, который мучает нас. Причем у нас еще хит-парад когда-то в программе был, и мы на полном серьезе обсуждали этот вопрос со слушателями, выдвигались разные версии. Теперь есть первоисточник.
К.ЛЕЛЬ: На самом деле, я тоже не знала, что же такое джага-джага. И когда я спросила Макса, что же такое, он говорит: 'Ты что не знаешь? Это такой молодежный сленг: 'Эй, как дела?' — 'Да, все клево, джага-джага!'' Это самое лучшее, что есть в нашей жизни: это любовь и дружба, это теплота и радость — это счастье в нашей жизни. То есть это самый лучший позитив.
А.ПЛЮЩЕВ: Я понял, это 'Акуна Матата'!
Д.БОРИСОВ: А что же такое муси-пуси тогда, даже боюсь спросить. Ну да ладно..
А.ПЛЮЩЕВ: Здесь еще есть вопрос: 'Исполняете ли вы на своих концертах ранние песни?'
К.ЛЕЛЬ: Конечно, еще как. И они очень любимы людьми. Поверьте, что когда я исполняю песни 'Я по тебе скучаю', 'Огни', 'Елисейские поля', 'Между нами', 'Горошины', можно их перечислять с большим удовольствием, — народ реагирует на них потрясающе. Народ их поет, народ знает слова… И конечно же, принимают как новые песни, так и уже известные песни.
А.ПЛЮЩЕВ: Ну вот, отличный вопрос от Бориса: 'Ребята, вам не стыдно участвовать в явно проплаченном пиаре модной попсовой исполнительницы?'
К.ЛЕЛЬ: А что такое 'модная' и 'проплаченная'? Это как?
А.ПЛЮЩЕВ: Намекается, нет, даже не намекается, а открытым текстом говорится, что Катя Лель проплатила эфир радио 'Эхо Москвы'. Мы не будем этого отрицать:
К.ЛЕЛЬ: Конечно, отрицать не будем, а какая сумма — будем умалчивать. На самом деле, вообще Катя Лель не знает, что такое платить за эфиры. Дорогие друзья, во всеуслышание заявляю, чтобы вы не думали, что я за что-то плачу в жизни. Меня сами находят, сами приглашают, я сегодня востребованный человек, артист. Это смешно!
А.ПЛЮЩЕВ: И честно сказать, было сегодня довольно трудно дождаться Катю Лель, несколько раз эфир переносился. Поэтому мы бы, может быть, и сами заплатили, если бы знали, когда придет.
К.ЛЕЛЬ: Спасибо большое, в следующий раз буду знать.
Д.БОРИСОВ: Не раскрывай все наши секреты!
А.ПЛЮЩЕВ: У нас не так много денег пока — единственное, что я хочу сказать.
К.ЛЕЛЬ: Мне деньги не нужны.
А.ПЛЮЩЕВ: Да что вы!
Д.БОРИСОВ: А для чего тогда все это?
К.ЛЕЛЬ: То, чем я занимаюсь? Для счастья души и для удовольствия. Потому что моя жизнь и мое дыхание — это музыка. Я не могу без этого жить, я не могу без этого спать, дышать. И когда встал серьезный выбор в моей жизни: Я знаю прекрасно, что я не только певица: Мне ничего не нужно было, ничего не было интересно… И дома мои родители сказали — Катя, это серьезная профессия, это жизнь на колесах, это очень серьезный выбор… Но я слышать об этом не хотела. И если бы мне заново дали прожить эту жизнь, зная, сколько проблем, сколько мучений, как это трудно, сложно — я бы опять выбрала эту профессию. Потому что я не могу без нее жить. И кто бы как мне ни запрещал это делать, я все равно это буду делать до потери памяти.
Д.БОРИСОВ: А не скучаете по своему прежнему имиджу?
К.ЛЕЛЬ: Какому?
А.ПЛЮЩЕВ: Это на самом деле испытание — ты вспомнишь или нет.
К.ЛЕЛЬ: Смешно: какой прежний имидж? Самое главное, что я такая же осталась внутри, какой я и была. Я не изменила себе. Я так же люблю свои старые песни, я в душе такая же ранимая, добрая, жизнерадостная и счастливая.
А.ПЛЮЩЕВ: Тем не менее, стоит признать. Не знаю, признаете вы или нет, но с новым имиджем, или с новыми песнями, или с новым продюсером — как угодно, но вы добились того успеха, которого не было раньше со старыми песнями. Это правда, это объективно.
К.ЛЕЛЬ: Объективно. Я считаю, что действительно всему свое время. Если бы я 6 лет тому назад, когда я выходила на эту профессиональную сцену, добилась бы сразу результата — я думаю, быть может, обо мне уже забыли бы, кто знает. Я бы так быстро взлетела и так быстро села. И я считаю, что действительно мне суждено было пройти этот путь, очень сложный путь, зато все своей шкурой, зато все своим трудом, колоссальным трудом. И я по сей день говорю, что я готова работать и день и ночь. Я не боюсь никакой работы, а самое главное — чтобы я знала, к чему идти и это было бы действительно удовлетворение моей души, в котором я нуждаюсь.

А.ПЛЮЩЕВ: :составляющая часть вашего успеха. Но тем не менее, многие связывают это именно с Максом Фадеевым и с его талантом и умением.
К.ЛЕЛЬ: И это бесспорно.
А.ПЛЮЩЕВ: Как вы встретились с ним, как произошла эта встреча? Как быстро удалось найти общий язык? И как вы оцениваете его составляющую в этом успехе?
К.ЛЕЛЬ: Я считаю Макса гениальным человеком, очень масштабным человеком. Очень много о нем говорят, очень много завистников, очень много лжепрофессионалов, которые не одобряют его творчество. Но я восхищена этим человеком, и его безумно люблю как творческого человека, как творческую личность. И мои мечты были не напрасны. Я так сильно к нему стремилась, я искала его целых два года. Добрые люди помогли, подсказали, свели, и в один из дней я услышала его звонок, услышала его голос, он сказал: 'Вы меня искали? Я Макс Фадеев…'. А там уже было все в моих руках. Я должна была убедить его всеми правдами и неправдами, что со мной нужно работать.
А.ПЛЮЩЕВ: Много неправд было?
К.ЛЕЛЬ: Нет. Была одна правда. Потому что он сказал — ты меня взяла искренностью… И если бы я говорила неправду, он бы мгновенно увидел это в моих глазах, потому что он психолог.
А.ПЛЮЩЕВ: По телефону?
К.ЛЕЛЬ: Нет. Я уговорила его встретиться на 10 минут. Потому что он уезжал, я улетала тоже на гастроли…. И сидел его экс-продюсер очень важный, и он сказал — ну, мы такие важные, крутые: Я сказала — я все понимаю… Я понимала, что у меня больше нет времени и я не успеваю сказать ему то, что я хочу. И я набралась смелости, совершенно спокойно посмотрела в глаза Максу и говорю: 'Я очень извиняюсь, можно попросить вашего продюсера выйти? Мне нужно сказать очень важное…'. Макса это, естественно, обезоружило. Он немножко улыбнулся и сказал: 'Будьте добры выйти, пожалуйста'. Вышел его экс-продюсер и я просто сказала: 'Знаешь, я не люблю эти понты, они мне ни к чему. Я же тоже могла бы прийти к тебе с понтами. Хотя это смешно. Я безумно хочу с тобой работать. Я не знаю, что мне делать, как мне жить. Я не вижу тех людей, с которыми могу работать…' Потому что в то время попса очень сильно ушла вникуда, рок заполонил попсу, и я понимала, что я в тупике. Я понимала, что я не знаю, что мне делать завтра, и я не видела выхода на завтрашний день. И он мне сказал: 'Я не работаю с поп-исполнителями…' Я говорю: 'Я знаю. Но я тот человек, который вам нужен в этой жизни. Путь это будет банально, но мы друг другу нужны. Я знаю, что нас ждет успех. Я верю безумно в это, я так сильно этого хочу! Дайте мне этот шанс!' Он смотрел на меня широко раскрытыми глазами и сказал: 'Это невозможно. Я отказал два дня назад девушке, которая сегодня номер один, рок-исполнительница!' Я говорю: 'Ну и что? Я — особенная. Я та, которая сегодня нужна!' И он посмотрел на меня как на бешеную: Я сказала, что мне очень трудно, и это мой последний шанс, я больше не вижу в своей жизни развития музыкального, я не вижу этого человека, с кем я могу работать, я не чувствую этого человека… И он мне сказал: 'Знаешь, ты такая же сумасшедшая, как и я. Я хочу с тобой работать, давай попробуем…' Все! Так ровно два года тому назад, 11 апреля, была наша встреча. И потом были трудные переговоры, долгие, между продюсерами, нашими бывшими экс-продюсерами: Но счастье, что все состоялось. Я безумно благодарна Максу, что он есть в моей жизни, что он очень предан мне как творческий человек, и мне очень хочется, чтобы творчество продолжалось и развивалось дальше так же успешно, как это есть сегодня.
Д.БОРИСОВ: Вы сказали, что он не занимался поп-исполнителями до вас. Но ведь после началась 'Фабрика звезд', и сейчас одни сплошные поп-исполнители…
К.ЛЕЛЬ: Это же хорошо!
Д.БОРИСОВ: Взять ту же Юлию Савичеву и вообще все поколение 'Фабрики'.
А.ПЛЮЩЕВ: Вот кто виноват в смене ориентации Макса Фадеева!
К.ЛЕЛЬ: В смене ориентации профессиональной? Так и говорите, а то народ не то услышит.
Д.БОРИСОВ: Очень много вопросов было. Всех интересует, как 'дети' Макса относятся друг к другу. Какие отношения у вас с той же 'Глюкозой', с Юлей?
К.ЛЕЛЬ: Очень хорошие.
Д.БОРИСОВ: Не ревнуете?
К.ЛЕЛЬ: А зачем? Какой смысл? Это смешно. У каждого человека есть своя индивидуальность, у каждого человека есть свой возраст, характер, энергетика. И не факт, что песню, которую написал мне Макс, исполнит другой исполнитель, и она будет так же любима. И наоборот.
А.ПЛЮЩЕВ: Тут есть вопрос очень близкий по теме от Игоря Миронова из Москвы: 'Если бы вы услышали одну из своих песен в исполнении другого артиста, как бы вы отнеслись к этому?'
К.ЛЕЛЬ: Я вам скажу по секрету, что сегодня: Наверно, эту информацию нельзя говорить:
Д.БОРИСОВ: У нас можно:
А.ПЛЮЩЕВ: Мы на грани эксклюзива.
К.ЛЕЛЬ: Я не буду произносить имя этой исполнительницы западной безумно известной, но сегодня есть запрос выкупить 'Муси-пуси' и 'Джага-джага' в английском варианте. Это очень серьезно, это из Лондона, очень известная компания и очень известная певица…
Д.БОРИСОВ: Тоже решила сменить имидж?
К.ЛЕЛЬ: Она хочет спеть песни, именно мои песни.
А.ПЛЮЩЕВ: То есть раньше у нас Таркана перепевали:
К.ЛЕЛЬ: Это безумно приятно: Я не знаю, как решится вопрос. Мы об этом не думаем, и никто не знает, что будет завтра… Но это очень приятно.
Д.БОРИСОВ: Я уже спросил про 'Глюкозу', но времени у него на всех не хватает наверняка: Как бы вы отнеслись, если были бы на месте Юли? В том смысле, что известно, что Макс Фадеев не поехал на Евровидение ее поддержать, почему-то и сказал в телеэфире на всю страну, что нет, она взрослая девочка, сможет сама, зачем же, я ей буду только мешать… Вам бы помешал Макс Фадеев? Присутствие продюсера на таком крупном конкурсе…
К.ЛЕЛЬ: Я, наверно, была бы к этому уже готова. Потому что я слишком хорошо изучила:
Д.БОРИСОВ: Но готова — это значит, что это плохо:
К.ЛЕЛЬ: Я уже достаточно изучила Макса, чтобы предвидеть шаг, который мог бы быть.
Д.БОРИСОВ: То есть это предсказуемо?
К.ЛЕЛЬ: Это было предсказуемо. Потому что Макс человек очень эмоциональный, и он бы очень нервничал. И если он принял решение, то оно должно быть оправдано. Сначала я была не согласна. Скажу откровенно, когда снимался клип 'Джага-джага', была такая же ситуация. Мы сняли полклипа, потом Макс сказал, что ему нужно уезжать. Правда, у него были серьезные причины, ему нужно было уезжать. Но я не понимала этого. Я была в шоковом состоянии. Он уехал. Я обиделась. Я плакала в душе. А потом он сказал: 'Ты не должна реагировать. Это нормально. Если я так сказал — значит, я считаю, что это нужно. Значит я считаю, что работа уже сделана, я вижу, что все сделали правильно. Я дал указание оператору, я дал людям задание. Я полностью уверен, что сделал все так, как я хочу'... Но мне-то нужен был он рядом. Потому что он тот самый человек, с которым мы все это создавали, лепили: И поэтому я понимаю Юлю, что ей было очень сложно.
Д.БОРИСОВ: Маленькая 17-летняя девочка, на которую смотрят миллионы глаз:
К.ЛЕЛЬ: Я знаю. Пусть Макс считает, что это не нужно было, но я считаю, с женской стороны, что эта помощь была необходима. Это было очень трудно. Поддержка такого человека, который ее лелеет, который ее делает и помогает ей — мне кажется, она необходима была за кулисами. Это мое мнение, пусть мне простит Макс. Я никого не осуждаю, но женской стороне всегда нужна поддержка и сильное плечо.
А.ПЛЮЩЕВ: Вообще я начинаю менять свое мнение о поп-артистах. С ними безумно интересно разговаривать. Мы даже забываем слушать музыку временами, а 'Аргентум' все-таки музыкальная передача. Это я намекаю моему подельнику, что пора бы поставить следующий трек.
Д.БОРИСОВ: Мы послушаем новую песню, которая не крутится…
К.ЛЕЛЬ: Кстати! Потому что диск только что вышел, 'Джага-джага', недавно, и песня в ротации пойдет совершенно другая, новая, которой еще рано выйти, она только сейчас рождается. А сейчас прозвучит песня та самая, которая очень дорога Максу. Она называется 'Прости меня'.

А.ПЛЮЩЕВ: Вы слушаете программу 'Аргентум', у нас в гостях Катя Лель. Пришло время телефонных звонков. Алло! Как вас зовут?
РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Здравствуйте, меня зовут Миша. Можно вопрос задать?
К.ЛЕЛЬ: Да, Миша, здравствуйте. Слушаем вас.
РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Вы говорите, что 'Джага-джага' это такое из нашей жизни, что это 'привет, как дела?' А как понимать тогда '...попробуй джага-джага…'?
К.ЛЕЛЬ: Это же не в прямом смысле! Это же такой сленг, который означает: 'Эй, как дела? — Все клево, джага-джага!' Как присказка… Попробуй это счастье, попробуй эту радость в жизни! Попробуй, Миша!
РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Да. Но я-то тоже молодой человек, а ни разу такого не слышал. Вы не считаете, что это просто Фадеев придумал, для того чтобы пустить в народ?
К.ЛЕЛЬ: Я скажу так, Мишенька. Если это поет весь народ и если это весь народ любит, значит, это было придумано правильно.
А.ПЛЮЩЕВ: Так это же еще круче в таком случае.
К.ЛЕЛЬ: Это еще круче. Те слова, которые дают фишки и дают нам какой-то позитив, кайф.
А.ПЛЮЩЕВ: Если вдруг что-то случится с нашей поп-музыкой или еще какие-то несчастья приключатся, видимо, Катя Лель не умрет с голоду: карьера переводчика с молодежного сленга по ней плачет уже… Еще один звонок.
РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Алло, добрый день. Это Саша. У меня такой вопрос к госпоже Лель. Сегодня вечером я случайно наткнулся на втором канале государственном, общественном — 'Россия' — на концерт, посвященный, насколько я помню, Дню защиты детей. Там я видел такую картинку: госпожа Лель пела какую-то советскую песню…
К.ЛЕЛЬ: 'Чунга-чанга'.
РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: И вокруг нее бегали детишки лет шести:
К.ЛЕЛЬ: Непоседы:
РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Они пели: 'Муси-пуси, муси-пуси, я горю, я вся во вкусе:' и '...попробуй а-а, попробуй джага-джага:' Я немножко удивился. У меня такой вопрос. Как вы считаете, от чего вы детей защитили участием в этом концерте? И как вы считаете, не надо ли детей наших защитить от того потока пошлости, вульгарности, примитивизма, непрофессионализма, который льется на наших детей со сцены и из теле и радиоэфира:
К.ЛЕЛЬ: Сашенька, вы прекрасно говорите, но только волнуетесь. Не переживайте, все будет хорошо. Непрофессионализм — это у вас, с вашей стороны, с ваших слов. На самом деле я отвечаю за свои поступки — мы, кстати, только перед эфиром об этом говорили. Я отвечаю за то, что я делаю, что я несу в массы. Поэтому я на концерте выступаю с большим удовольствием. Подарить детям-инвалидам: Это был благотворительный концерт: И подарить всем детям хорошее настроение: Были потрясающие аплодисменты: Я как раз ехала на эфир и видела по телевизору этот эфир. Он был красочный, он был классный, с настроением, с драйвом, и были такие аплодисменты: Кстати, в зале сидели детки и взрослые, которые были в полном восторге: И действительно, я отвечаю за свои поступки. Если они это поют, если им нравится: Там нет пошлости. Посмотрите на меня: неужели я пошлая певица? Нет. Посмотрите на меня: неужели я вульгарная певица? Нет. Посмотрите: неужели я необразованная певица? Нет. Я профессиональный человек, и я делаю это с большим удовольствием и с великой душой.
А.ПЛЮЩЕВ: А вот Эдик спрашивает, каково ощущать себя в первом эшелоне звезд, тем более что, видимо, некоторое время: Не с рождения же вы туда попали? Некоторое время вы были не в первом эшелоне, видимо. И некоторое время кто-то, наверно, не общался с вами, не хотел общаться… Я не знаю, как там в шоу-бизнесе…
К.ЛЕЛЬ: Конечно. А в шоу-бизнесе еще круче.
А.ПЛЮЩЕВ:И вдруг стали общаться, здороваться, приглашать: 'А что-то ты давно не заходила:'
К.ЛЕЛЬ: Да: 'Приезжай ко мне домой', 'Давай поужинаем', 'Выходи за меня замуж'...
Д.БОРИСОВ: А это кто? Вот отсюда можно поподробнее:
К.ЛЕЛЬ: Как вам интересно все: На самом деле, это действительно так. Я вообще добрый человек, но Макс Фадеев говорит всегда — эй, девочка, они хотели знать тебя до твоего сумасшедшего взлета, до первых мест хит-парада? Вспомни это хорошо. Они с тобой здоровались, они тебя приглашали в гости? Они смотрели в твою сторону? Нет! А зачем ты с ними дружишь? А зачем ты с ними общаешься? Я говорю — Макс, ты понимаешь, люди, может быть, поняли. Всем нужно время: Я не верю этим людям — так говорит Макс… Я достаточно разумный человек. Естественно, я вижу лесть, вижу зависть, ложь. Но если человек хороший, то я с ним общаюсь. Макс говорил очень правильную фразу: 'Наступит время, когда они сами к тебе придут'. Вот это произошло.
А.ПЛЮЩЕВ: Да, и вот про первые эшелоны. И как там? Многие говорят, что как скорпионы в банке. Многие говорят, что, наоборот, там все друг друга любят и поддерживают, и вообще там все прекрасно. Каково там?
К.ЛЕЛЬ: Я хочу сказать, что самое главное… Неважно, где ты, в первом эшелоне, во втором или в третьем… Это, конечно, важно, но все-таки самое главное — это быть достойным человеком, который может поздороваться, улыбнуться искренне, спросить, как у тебя дела, все ли у тебя в порядке… А не потому, что это надо сделать. Будь человеком — и к тебе все потянутся.
Д.БОРИСОВ: Еще одна песня, как раз та самая — 'Муси-пуси'.
ПЕСНЯ






















Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире