5 августа 2002 года
В прямом эфире радиостанции «Эхо Москвы» программа «Серебро»
В гостях программный директор радиостанции «Наше Радио» и генпродюсер радио «Ultra» Михаил Козырев.
Эфир ведет Александр Плющев

А. ПЛЮЩЕВ Добрый вечер.
М. КОЗЫРЕВ Добрый вечер, доброй ночи всем слушателям радио «Эхо Москвы». Саша, большое спасибо за то, что пригласил.
А. ПЛЮЩЕВ Подожди, я надеюсь, ты еще не уходишь, в конце скажешь.
М. КОЗЫРЕВ Очень приятно было пообщаться, пока.
А. ПЛЮЩЕВ Да, счастливо, спасибо, это был Михаил Козырев, а мы продолжаем нашу программу. Я хочу сказать вот что, во-первых, конечно же, ваши вопросы, 974-22-22 для абонента «Эхо Москвы», и 203-19-22 телефон, будем с вами общаться в прямом эфире, несмотря на неудачную мою шутку на прошлой неделе, когда я сказал, что звонков больше не будет. Спасибо всем, кто повелся, все нормально, вы меня очень развеселили. Ну так вот, сегодня будет у нас несколько тем. Единственное, что я просил бы  не зацикливаться на программной политике радиостанции «Наше радио», потому что ваши вопросы в Интернете свидетельствуют о том, что есть такая тенденция небольшая. Можно об этом спрашивать, и мы об этом обязательно поговорим.
М. КОЗЫРЕВ Спрашивать можно обо всем.
А. ПЛЮЩЕВ Обо всем абсолютно. Дело просто не в этом. Я бы хотел, Михаила я просто пригласил как эксперта. У нас каждый первый понедельник месяца приходит человек, который выступает в роли эксперта музыкального, т.е. о тенденциях в современной музыке давайте, отечественной, разумеется, давайте будем говорить преимущественно об этом. Ну а также о сериале «Деньги» также можно спрашивать. Кстати, я вот, ты знаешь…
М. КОЗЫРЕВ Ты сейчас прямо решил с этого начать.
А. ПЛЮЩЕВ Конечно, когда я писал саморекламу к нашему самоэфиру, я первый раз сел смотреть этот сериал, признаюсь, сел записывать, магнитофон в соседней комнате, и ждал твоей фразы, долго ждал, где же, где же, и я выписал фразу «А вы зайдите к Саше, получите у него аванс», так что ты сегодня за авансом фактически пришел. И да, раз уж ты начал меня благодарить, тоже поблагодарю, я открою наверное небольшой секрет для наших радиослушателей, хотя знатоки-то знают, естественно. У Михаила Козырева сегодня день рождения, он пожертвовал частью этого праздника, частью этих суток для того, чтобы с вами встретиться. Все, я заканчиваю балаболить, пора уже и дать слово Михаилу Козыреву. А слово тебе такое осталась неделя до «Нашествия», до этого крупнейшего, грандиозного фестиваля, скажи несколько слов о том, что его будет отличать, скажем, от предыдущего, от предыдущих, что зрители, те, которые постоянно ездят туда, да  те, которые в новинку, тем все в новинку те, кто постоянно ездит туда, что будет для них нового в этом году?
М. КОЗЫРЕВ Самый часто задаваемый вопрос до сих пор журналистами что нового.
А. ПЛЮЩЕВ Я все, пас.
М. КОЗЫРЕВ Да нет, я просто хочу подчеркнуть один очень важный момент, который стараюсь подчеркнуть все время тем людям, журналистам, которые его задают, мы делаем фестиваль для тех людей, для которых эта музыка что-то значит. У них, мне кажется, должны быть пара дней в году, в которую они могут прийти, приехать в какое-то место и увидеть, сколько их вместе. И вместе, коллективно, всласть оттянуться. И увидеть на сцене живое воплощение тех песен, которые они слушают по радио. Поэтому нет сверхзадачи каждый раз их чем-то удивлять. Вот основной принцип фестиваля это живое воплощение музыки, которую мы воспроизводим в эфире, плюс попытаться дать возможность выступить новым группам на колоссальной трибуне, и представить эту палитру современной музыки зрителям, которые сами вправе выбирать вот это нравится, вот это не нравится это и есть основная цель фестиваля, она не будет изменяться никак. И ради того, чтобы удовлетворить какое-то количество въедливых журналистов, не тебя имею в виду в данном случае, а просто отрабатываю хук слева в связи с сегодняшней уже предстоящей пресс-конференцией, на которой просто наверняка такими вопросами закидают, для того, чтобы удовлетворить любопытство тех, кому надо о чем-то написать, дал редактор задачу, о чем писать не очень понятно, вот эти всевозможные украшения или соус менять не есть самоцель осуществлять. Самоцель это музыка, это устроить колоссальный оттяг для невероятного количества людей, постараться, уповать на хорошую погоду, постараться сделать так, чтобы это было увлекательное и красочное приключение, и чтобы они получили такое experience, который на весь год мог потом их радовать.
А. ПЛЮЩЕВ Но ты же понимаешь, что у меня, конечно же, тоже есть задание, мы новостная радиостанция, и в выходные мало новостей обычно бывает. И «Нашествие» — уже запрограммированная новость.
М. КОЗЫРЕВ А вот теперь к новостям.
А. ПЛЮЩЕВ Нет, ты понимаешь, что я тоже сейчас тебя раскрутил на то, чтобы ты рассказал. Дорогие друзья, вот те, кто будет делать новости в субботу и воскресенье следующие брать слова Козырева с тех слов, что он говорит: «Главная цель это музыка» и дальше вот 40 секунд, вот это для новостей пойдет.
М. КОЗЫРЕВ Тем не менее, для новостей. Значит, какие детали в этом году неожиданные. Во-первых, каждый раз, когда мы приглашаем группы, которые впервые выйдут на такую площадку, это для нас всегда событие, и это для нас большая честь, я имею в виду в данном случае именитые группы, именитых музыкантов, которые принимают наше приглашение. В этом году я акцентировал бы внимание на трех коллективах, которые раньше на «Нашествиях» не выступали никогда и вообще достаточно редко, по крайней мере, две из них, выступают на фестивалях. Значит, впервые на «Нашествии» выступит «Пикник», впервые на «Нашествии» выступит «Аквариум» и впервые на «Нашествии» выступит «Мумий тролль».
А. ПЛЮЩЕВ Более того, если мне не изменяет память, «Мумий тролль» открывает все это дело.
М. КОЗЫРЕВ Да. И в связи с этим планируется, что-то невероятное, потому что Илья Лагутенко относится к такому типу артистов, которые тщательно и скрупулезно заботятся обо всем, начиная от слова в строчке и кончая деталью костюма, когда он выйдет на сцену. Поэтому с Ильей работать над открытием фестиваля было увлекательно и вдвойне приятно, поскольку он сам искрил идеями, и мы вот сели за столиком в ночном клубе, там человек шесть, и просто за два часа набросали такое зрелище, что если хотя бы там 25% того, что мы придумали, мы сумеем осуществить, это уже будет очень красиво. Оно будет театрализованным, хотя, как вы понимаете, Илья как раз относится к такому типу артистов, которых окружает аура на сцене. У меня был фантастически точный эпизод, когда Лагутенко дал первый концерт в Москве, это было в ДК МАИ, не помню точно, это был 96 или 97 год, ажиотаж был невероятный, попасть туда было очень сложно. Песни уже вовсю стали хитами, и вот это владивостокское непонятное образование, которое просто прорвалось в эфир, приезжало в Москву. И я пригласил Костю Кинчева, поскольку Кинчев тоже обратил на это внимание, и хотел посмотреть, как это происходит на сцене вживую. Мы сидели на этом маленьком крохотном балкончике в ДК МАИ, а там, если ты представляешь, там тысяча человек это уже просто как сельди в бочке. Выбежал на сцену Лагутенко, начал сразу, с ходу, «Кот кота», и после первой песни, которая сопровождалась ревом публики несмотря на то, что они, попросту говоря, первый раз увидели, только по клипам знали, как он выглядит, Кинчев повернулся ко мне и вполголоса сказал: «Ну здесь все понятно, этот прирожденный».
А. ПЛЮЩЕВ Да, кстати, Илья Лагутенко, мало того, что был у нас в эфире две недели назад, так еще наверное, перед выходом нового диска придет. Так что тема эта будет продолжена, мы еще с ним поговорим об этом.
М. КОЗЫРЕВ Мы с новинками закончили или еще пару слов добавить, по поводу нового, что нового?
А. ПЛЮЩЕВ Конечно, извини, что перебил.
М. КОЗЫРЕВ Вкратце, я просто как бы отслеживаю логику, надо закончить до точки.
А. ПЛЮЩЕВ Я просто думал все с новинками, извини.
М. КОЗЫРЕВ Нет, три именитых группы, «Пикник» тоже обещает какое-то феерическое шоу устроить с декорациями с театральными, с какими-то действиями на сцене, все это будет тоже в прямом эфире телевизионном. 20 групп, которые впервые выйдут, новички, 20 групп за 2 дня это много, это большая палитра музыки, которую мы выносим на суд смотрите, вот что у нас сегодня есть. Имейте в виду через год эти люди могут уже выйти под шквал аплодисментов, и весь зал будет петь их песни. Сейчас вы их мало знаете, но смотрите, что это такое. Я всегда рассчитываю на то, что аудитория «Нашествия» заинтересована в том, чтобы увидеть что-то новое. И еще один важный момент в этом году это то, что в «Нашествии» мы постараемся привнести какой-то момент театрализации. Этой командой, я имею в виду компанию «РАЙС», Вову Месхиева и Леню Ланда, моего соратника и близкого друга Диму Гройсмана и нашу stage production компанию Юру Соколова, с этой компанией мы делаем в общей сложности восьмой фестиваль вместе, если включать сюда все «Максидромы» до 98 года и дальше все «Нашествия». И в какой-то момент мы поняли, что просто генерировать постоянно какие-то свежие идеи, привнося что-то эдакое в выступления групп, мы просто уже не в силах, какое-то наступает истощение, и я в какой-то момент воскликнул, говорю: «Ребята, я все. Я кроме гитару разломать на сцене больше ничего не могу придумать». Надо откуда-то искать свежий источник идей и энергии. И такой источник появился в виде Оли Субботиной, театрального режиссера из Центра драмы под руководством Казанцева, они дают спектакли в Центре Высоцкого. Оля поставила очень сильный, нашумевший спектакль «Шоппинг & Факинг» три года назад, говорю это с нарочито русским произношением, потому что так он и фигурировал во всех новостях, и замечательный спектакль «Ощущение бороды». Вот посмотрев эти два спектакля, мы с ребятами пришли к выводу, что ритм их и дух очень сродни большому рок-фестивалю. К тому же оказалось, что она фанатка «Нашего радио» и все группы знает, и любит музыку эту, поэтому мы как-то так, пересеклись в какой-то момент в пространстве, и она с радостью взялась за работу. И у нее есть своя команда театральная, поэтому в этом году будет какой-то акцент, получится он или нет, я не знаю, тут же есть опасность еще, все-таки это рок-н-ролл, в фарс какой-то все это не обернуть. Поэтому это такой смелый эксперимент. Вот это еще один момент, который в этом году будет в новинку.
А. ПЛЮЩЕВ Классно. Ты знаешь, я вот если бы не работал, даже бы поехал, может быть, в субботу как-нибудь выберусь.
М. КОЗЫРЕВ Ты обязательно должен, это твоя работа, Саша, ты должен быть.
А. ПЛЮЩЕВ Ты понимаешь, в чем дело, да, это здорово, в ночь на понедельник мне принимать «Кукрыниксов», которые приедут с вашего же фестиваля.
М. КОЗЫРЕВ Ты вот как раз, если ты их увидишь на сцене, у тебя возникнет много вопросов, которые ты потом сможешь задать. По крайней мере, приезжай на первый день.
А. ПЛЮЩЕВ В субботу, да.
М. КОЗЫРЕВ Увидишь «Земфиру», как она замыкает все, уедешь, в полночь будешь дома.
А. ПЛЮЩЕВ Да, будет отлично. Вот теперь понимаешь, появились новые обязанности, это всегда, знаешь, человек, когда что-то ненавидит, не ненавидит, так не интересуется, его Бог наказывает. Я вот не интересовался в принципе ни музыкой, ни музыкальными радиостанциями, хотя уже работал на «Эхе Москвы», когда, нет, еще не работал, в 93 году я привез себе из Польши такой музыкальный центр здоровый, и там настраивал себе FM-радио, у меня до этого не было FM-радио. И мне сказали «Максимум» слушай, это вообще просто чума, ты послушай, одна из первых радиостанций тогда была. И через некоторое время, уже много времени прошло, мне говорят как «Максимум»-то изменился, я не употребляю то слово, которое было там употреблено в этом разговоре, я говорю: «А что случилось?» Я не разбираюсь в этом, мне все равно. «Ну как, оттуда же Козырев ушел, ты не знаешь, такая история там?» И вот с этого момента я узнал фамилию Козырев. Потом уже была радиостанция «Наше радио» и т.д. И вот как интересно происходит как-то не интересуешься ничем, и вот вдруг ты  бам оказывается, ведешь музыкальную передачу и приходит Козырев, которого ты узнал так давно. Так, пошли вопросы от наших радиослушателей. Мало того, что уже пейджер весь завален, но на Интернет поступили все-таки раньше. Мы вот что сделаем, во-первых, есть очень много местных вопросов, которые касаются вещания радиостанции «Наше радио» и радио «Ультра» в регионах. У нас, на самом деле, на «Эхе» есть такая передача «Без посредников». Ее ведут наши руководители, и они тоже рассказывают, где «Эхо» будет вещать, такие, внутренние вопросы, знаешь, о наших внутренних вопросах. Чтобы не превращать нашу сегодняшнюю беседу в такое «Без посредников» на «Нашем радио» я сделаю таким образом все вопросы, которые от вас поступили по местному, региональному вещанию, я передам Михаилу, а он ответит каким-либо другим образом. Например, на сайте «Нашего радио» есть форум, я сегодня смотрел.
М. КОЗЫРЕВ Да, я постараюсь это сделать так, наверное, я скорей всего на эти вопросы отвечу на своей страничке, потому что форум, он у нас стремительный, если я отвечу, он уползает сразу вдаль. Там вот есть «Лица», и у меня есть отдельная страничка, там тоже можно мне задать вопрос, я просто постараюсь суммировать ответы. Но в общем, в двух словах, могу сказать так при том, что мы бьемся и стараемся изо всех сил, чтобы «Наше радио» звучало как в можно большем количестве городов, от нас не все зависит. «Наше радио» — это то, что называется в западных принципах развития компании, это франчайз, франчайзинг-компания. Мы предоставляем местным медиакомпаниям право вещать наш сигнал, который перекидывается на спутник, и если они готовы, верят в него, то они могут его принимать и зарабатывать на нем, на рекламе, какое-то количество денег. При этом этот сигнал стоит денег, т.е. мы делаем это относительно недорого, но при этом все-таки не бесплатно. И если у вас в городе прекратило вещание «Наше радио», то это произошло, уверяю вас, не по нашей вине. Мы готовы предоставлять этот сигнал любым желающим людям. Конечно, мы не готовы делать это бесплатно, хотя понятно, что для старта мы готовы пойти навстречу очень во многом. Но увы, это зависит от очень многих факторов и от состояния радиорынка тоже. Есть, например, безусловно попсовые города, в которых, увы, в нашей неритмичной стране есть еще и очень попсовые города, в которых такой формат обречен на провал. И не надо сжимать кулаки и проклинать людей, которые попытались у них не получилось, они же тоже это делают не просто из любви к музыке, они не готовы это делать за свой счет, вытаскивать деньги из кармана каждый раз, когда приходится платить за сигнал. Поэтому если вас это возмущает или вы хотите узнать, в чем дело, то в первую очередь адресуйте вопрос в местный филиал «Нашего радио». Если там не можете получить ответ, то тогда пишите нам.
А. ПЛЮЩЕВ Время стремительно идет, я предлагаю все-таки немного передохнуть. У меня в руках подаренный мне диск «Нашествие. Шаг 11».
М. КОЗЫРЕВ Только просто свежевыпеченный, просто вылетел на этой неделе из-под пресса.
А. ПЛЮЩЕВ И у нас сегодня программный директор программы «Серебро» Михаил Козырев на два часа. Без оплаты, естественно. Так, на всякий случай. Зайдите к Саше, получите аванс, вот что я хочу сказать.
М. КОЗЫРЕВ Главный дивиденд это радость общения.
А. ПЛЮЩЕВ И в плей-листе первым номером он поставил группу «7Б» и песню «Песня моя». Она открывает собственно этот диск.
ПЕСНЯ
А. ПЛЮЩЕВ Тут вопрос был на пейджер «А что, «7Б» разве это рок?»
М. КОЗЫРЕВ Отлично. Я просто хочу подчеркнуть, первая и последняя песня в программе будет со смыслом. Первая песня message такой, «песни мои, кто и где ваша мама?», это как бы то, с чего я хотел бы начать, предваряя многочисленные вопросы по поводу форматов, песен и т.д. Это вопрос, ответ на который я не знаю.
А. ПЛЮЩЕВ Хорошо, ну а теперь у нас есть два телефонных звонка по 203-19-22. Алло.
ПЕТР Алло.
А. ПЛЮЩЕВ Да, здравствуйте.
ПЕТР Здравствуйте. Михаил, мне 14 лет, я очень хочу попасть на «Нашествие», но меня не отпускают по причине, что все-таки Раменское далеко. Вопрос будут ли ходить какие-нибудь спецавтобусы до Раменского и от Раменского, или хотя бы от платформы до платформы? Это первый вопрос.
М. КОЗЫРЕВ Давайте я сразу отвечу тогда. Как Вас зовут?
ПЕТР Петр.
М. КОЗЫРЕВ Петр, значит, первый мой большой совет это не езжайте, не едьте в Раменское один, возьмите компанию.
ПЕТР Я взял компанию.
М. КОЗЫРЕВ Да, так чтобы Вы были не один, чтобы с Вами была компания людей, потому что все равно лучше вместе. Это первый момент. Второй момент насчет автобусов окончательной договоренности еще, насколько я знаю, не заключено, но в прошлом году они были, и я надеюсь, что они в этом году будут, в субботу вечером и в воскресенье вечером. И последний момент мы всегда стараемся дополнительное количество электричек выбить вечерами, и в данном случае министерство путей сообщения нам идет навстречу, т.е. по две дополнительные электрички каждый вечер тоже будет ходить. Но имейте в виду, просто действительно выбираться оттуда непросто, потому что очень много народу.
ПЕТР Извините, второй вопрос немного провокационный. Вот многие на сайте пишут, что «Любэ» это не рок, «Наше радио» — отступники от рока и рок-н-ролла, нет иного «рульеза», кроме рока. Как вот Ваша реакция на подобное, это, честное слово, не я писал, это лица в Интернете.
М. КОЗЫРЕВ Если, Петр, Вы обращали внимание, мы нигде стараемся не говорить, и это принципиальный момент, что «Наше радио» — это рок-станция, потому что это не рок-станция. Это станция, костяк формата которой составляет рок-музыка, но это не станция, играющая только рок-музыку. Точно также как «Любэ» назвать, Дельфина или «Иван Купала», роком безусловно, не поднимется рука. Поэтому даже в нашем основном слогане, так называемом, лозунге по-русски, девизе, который мы стараемся повторять часто в эфире мы говорим «Самая богатая коллекция рок-н-ролла».
А. ПЛЮЩЕВ «Полная», я даже лучше тебя твои слоганы знаю.
М. КОЗЫРЕВ Нет, «самая богатая коллекция рок-н-ролла».
А. ПЛЮЩЕВ «Самая полная».
М. КОЗЫРЕВ «Самая полная коллекция рок-н-ролла и все модное в нашей музыке сегодня». И это тоже не случайно сделано, потому что мы сознательно уходим от упреков, «почему вы играете эту музыку, если она не рок?», нас не интересует исключительно и только рок, нас интересует действительно все интересное, творческое и талантливое, что сегодня на музыкальной сцене присутствует.
ПЕТР Михаил, большое спасибо.
М. КОЗЫРЕВ Вам спасибо.
А. ПЛЮЩЕВ Спасибо Вам, Петр. И у нас еще Алексей, кажется, есть. Алло.
АЛЕКСЕЙ Алло, да, доброй ночи.
М. КОЗЫРЕВ Доброй ночи.
АЛЕКСЕЙ Вот у меня два вопроса, вот один касается радио «Ультра». Вот в самом начале эфира были русскоязычные группы, звучали, а вот сейчас почему-то нет уже давно. Не могли бы Вы разъяснить, почему?
А. ПЛЮЩЕВ Куда дел русскоязычную музыку?
М. КОЗЫРЕВ Хороший вопрос, т.е. Вы очень внимательно слушали, потому что немногие это помнят. Действительно, была попытка. «Ультра» станция очень высокоэнергетическая, и сейчас полностью западная. Раньше была попытка ввести туда наиболее жестко звучащие, альтернативные русские группы, группы, поющие на русском языке. Попытка полностью провалилась. Как показали первые, пробные музыкальные тесты, которые мы проводили, а при всем том, что мы стараемся каждый день вкладывать душу в то, что мы делаем, мы все равно поверяем душу и интуицию какими-то точными инструментами, так вот, как показали тесты, люди, которые тащатся, колбасятся от Linken Park, Rammstein и Red Hot Chilli Peppers, не принимают в этой обойме, к сожалению, например TequillaJazz, «Пилот», «Небо здесь» или «Король и Шут». При том, что они могут любить и то, и другое, да, но это получается два несмешиваемых между собой ингредиента, как вода и масло. Перемешать их оказалось невозможным в тот момент. Вопрос о том, имеет ли это смысл сделать сейчас, почти через два года после начала вещания, не изменилось ли что-нибудь в восприятии этой музыки, это вопрос, на самом деле, вполне актуальный. Но другое дело, что у «Ультры» хорошо идут дела, и мы сейчас не настолько решительно настроены делать такой жесткий…
А. ПЛЮЩЕВ Искать от добра добра не хочется.
М. КОЗЫРЕВ Да, точно совершенно, от добра добра не ищут. Поэтому в ближайшее время пока этого не будет, хотя я вам честно скажу, я сейчас скажу совершенно шокирующую вещь, так сказать, никто еще этого не знает и вряд ли, может быть, даже узнает, потому что эта дискуссия может остаться за кадром. Слышите меня еще, да?
АЛЕКСЕЙ Да.
М. КОЗЫРЕВ Значит, на этой неделе, чувствую, меня сейчас много людей похоронит сразу, на этой неделе я прослушал пластинку отечественной группы, которая произвела на меня шокирующее впечатление. Она была записана в Калифорнии, аранжирована на лейбле Interscope. Это пластинка группы «Тату». Это песня «Я сошла с ума».
А. ПЛЮЩЕВ На английском языке?
М. КОЗЫРЕВ На английском языке.
А. ПЛЮЩЕВ Знаешь, мы ставили фрагмент неделю назад в позднее какое-то время. Единственное, что я хочу сказать, что насчет того, что «похоронят» мы уже подготовили аудиторию, про группу «Тату» в каждом эфире заходит речь, про американский их диск, про все. Поэтому если только ты с собой какую-то аудиторию привел, эта часть тебя похоронит. А с нашей уже все в порядке.
М. КОЗЫРЕВ Все понятно. Так вот то, как она была записана, продюсером там выступил очень известный западный музыкант и саунд-продюсер Тревор Хорн. И самое интересное, что лейбл-то, на котором они это сделали, это тот лейбл, на котором, например, выходит Marilyn Manson и Eminem, т.е. это лейбл, который не на поп, даже не на поп-рок музыке специализируется. Так вот, она звучит очень мощно и очень жестко, они туда добавили таких гитар, что вот если очистить полушарие своего мозга от образов, которые были у нас на музыкальных видеоканалах, и от первого восприятия, которое у каждого из нас было, когда мы познакомились с этим проектом, воспринять его просто как чистый лист бумаги, то в общем, по звучанию и Garbage нервно курит в углу. И поэтому, заканчиваю мысль, вопрос, который мы сейчас всерьез обсуждаем, не смейтесь пожалуйста, ставить ли «Тату» на «Ультре». Потому что звучит это офигительно, и вот по музыкальному ряду это вполне встраивается между No Doubt и, например, Cranberries. Поэтому… я вообще люблю провокации, мне нравится провоцировать людей, мне нравится разрушать какие-то устоявшиеся рамки восприятия. Поэтому я всегда в азарте говорю давайте, давайте это сделаем, давайте сейчас впулим, давайте сейчас поставим Захара Маева в эфир, это круто, давайте «Ленинград» запустим. У меня есть, с другой стороны, музыкальный программный директор станции Филипп Галкин и музыкальный редактор Юля Семина, и наш гениальный маркетолог Миша Зотов, которые вешают на меня гири консервативные и говорят: «Тихо, стоять, успокойся, давай не будем. Давай сейчас подумаем, все взвесим и поймем, что мы потеряем». Поэтому сейчас это самая острая дискуссия, которая у нас под нашими сводами проистекает.
А. ПЛЮЩЕВ Спасибо Вам, Алексей.
АЛЕКСЕЙ У меня еще один вопрос.
А. ПЛЮЩЕВ Еще один? Давайте.
АЛЕКСЕЙ Маленький вопросик, вот Вы говорите, у вас зазвучит Захар Маев или «Ленинград», а вот почему не ставите, допустим, «Сектор Газа», ведь у них даже, может быть, больше песен с ненормативной лексикой.
А. ПЛЮЩЕВ Хороший критерий раз ненормативная лексика, значит, надо ставить.
М. КОЗЫРЕВ Давайте вкратце отвечу. Здесь ведь дело не в ненормативной лексике. Здесь дело в сути, вот то, что делает Шнур, это очень тонкая, очень увлекательная игра в хулиганство, он ходит по грани, очень вживаясь при этом в образ, но все равно он играет в эту игру. И мне это абсолютно понятно, и на концертах это понятно, и в его интервью это понятно. Он стебется, он не халдей на улице, он не жлоб и не грузчик, он человек, который очень точно обыгрывает и издевается над такими стереотипами. У «Сектора Газа», к сожалению, все по «серьезке», и поэтому все гораздо страшнее и, на мой взгляд, безвкусней. Пусть меня ненавидят все поклонники этой группы, потому что я неоднократно уже отвечал на этот вопрос. «Сектор Газа» это реально вот жлобье, я не хочу такой жлобской музыки играть в эфире при всем уважении к памяти его лидера. Спасибо, Алексей.
А. ПЛЮЩЕВ Спасибо, Алексей. Так, я предлагаю прерваться, хотя бы чтобы разобраться с вопросами на пейджер, он по-моему уже вышел из строя, если честно, но нет, что-то теплится еще, вы присылайте по 974-22-22 для абонента «Эхо Москвы». Мы сейчас произведем некий отсев с Михаилом за то время, пока будет звучать композиция, которую он сейчас номером два нам поставит в нашем плей-листе.
М. КОЗЫРЕВ Да, я предлагаю сделать следующее так как вообще я сегодня совершил просто, со мной произошел исторический факт, особенно для моей мамы, потому что увы, что бы я ни делал в радиовещании, факт того, что я был приглашен в эфир радиостанции «Эхо Москвы», которую она слушает с пиететом и благоговением много лет, это нереально подняло меня в ее глазах, я уверен, просто мой статус вырос до нереальных совершенно размеров. И то, что это произошло в день моего рождения, вот в полночь, собственно говоря, мне и стукнуло 35 лет, именно в этот момент я у Саши в эфире вышел на радиостанции «Эхо Москвы», в общем, это абсолютно историческая станция, которая войдет во все энциклопедии радиовещания. Говорю это без лести, это так оно и есть. И собственно, respect in every aspect тем людям, которые это сделали, и тем, кто до сих пор ей руководят, я очень уважаю. Но тем не менее, это все-таки радиостанция, которая сыграла роль в общественной и политической жизни страны, поэтому я хочу поставить композицию, которая, на мой взгляд, за последний год, для меня во всяком случае, стала самой мощной политически провокационной песней, хотя прошла достаточно незамеченной.
А. ПЛЮЩЕВ Но ты ее не крутишь на «Нашем радио».
М. КОЗЫРЕВ В принципе, я ее уже кручу, но понятно, что это, к сожалению, не массовый хит по сути своей, увы. Хотя то, что Гребенщиков, а это композиция группы «Аквариум», способен после такого пути рождать такие песни с такими текстами, это для меня, например, просто чудо. И опять-таки еще один повод поклоняться ему. Песня называется «500». Если у вас есть возможность внимательно послушать текст и обратить на него внимание, я думаю, что такой силы текст у нас сегодня просто никто не пишет, я имею в виду остросоциальный и политический.
А. ПЛЮЩЕВ Для наших радиослушателей это не станет новинкой, и в нашей программе звучала несколько раз, даже не поверишь она звучала даже в том эфире, прямо вот на твоем месте сидел Кирилл Толмацкий, то есть Децл, вот мы вместе с ним слушали ее.
М. КОЗЫРЕВ И оценивали, рэп это или не рэп.
А. ПЛЮЩЕВ Да, из других соображений.
М. КОЗЫРЕВ Втыкает или не втыкает.
А. ПЛЮЩЕВ Ты понимаешь, да. Поехали.
ПЕСНЯ
А. ПЛЮЩЕВ 0 часов 48 минут в Москве, слушаете вы радиостанцию «Эхо Москвы». Конечно, может кто-то перепутать в этот момент с радиостанцией «Наше радио», но там, по-моему, мы перебили повтор программы «Земля-воздух» сейчас, «Воздух» это у вас называется, извините.
М. КОЗЫРЕВ Да, вот меня мама поздравила только что с днем рождения и сказала: «Как не стыдно, ты сейчас сказал молодому человеку «едьте», а потом сказал «езжайте», просто стыд и позор», вот такая у меня мама. Но хотя бы она не выговаривает мне вот сейчас в данный момент, по этой программе, что я в каждое предложение вставляю слово «реально» и начинаю каждый спич с выражения «на самом деле». Но по крайней мере, после каждого телеэфира программы «Земля-воздух» я получаю по полной программе.
А. ПЛЮЩЕВ Правильно, конечно, ты же в телевизоре на всю страну сидишь. Раз такое дело, то можно и об этом тоже поговорить. Вот ты знаешь, я один раз побывал на «Земле-воздух», благодаря чему и познакомился с тобой, кстати, спасибо всем большое, кто меня туда спровадил, и все меня после этого спрашивали: «А почему, например, ты не загнобил Козырева?» Меня спрашивают, да.
М. КОЗЫРЕВ Не загробил?
А. ПЛЮЩЕВ Не загнобил. Или кого-нибудь другого, например, Ксению Стриж, условно говоря. Я, честно говоря, не понял, зачем я это должен был делать, но потом мне сказали это же шоу, ты же понимаешь, там все друг с другом ругаются, и из этого, в общем-то, все шоу и есть, на самом деле. Телевидение действительно, это прежде всего шоу, конечно же, но вот эта программа, ты рассматриваешь как? Как действительно разговор экспертов о музыке современной или все-таки это шоу, где каждый еще заодно и пропагандирует собственное радио, промоутирует?
М. КОЗЫРЕВ Ни то и ни другое. Во-первых, конечно, смысл вот в чем. Мне кажется, что о сложных вещах нужно уметь говорить простым языком. Разбираться в музыке это вещь, на самом деле, достаточно сложная. Почувствовать человека, который не занимается профессиональной музыкой, вот это хорошо, а вот это плохо, вот это талантливо, а вот это бездарно, вот это настоящее, а вот это подделка, непросто. Тебе наверняка встречались неоднократно люди, которые, для меня квинтэссенция, когда на MTV пишут: «Любимые группы, — там идет, например, — Massive Attack, Radiohead, Иванушки International». Я никак не могу понять, как это в одной голове, в одном человеке вот это теснится. Лучше всего сказал Андрей Макаревич в своей замечательной книге «Сам овца», когда он встретился с поклонницей, которая долго ему рассказывала, как она его обожает, как она боготворит его, и как его песни просто изменили ее жизнь, «и у нас даже вот Вас как любимого музыканта Ваш портрет висит дома, и вообще мы Вас обожаем. Вас и Славочку Добрынина». И разобраться в этом подчас, и сложно вот этого требовать и предъявлять такие претензии, поскольку люди просто получают удовольствие от музыки в целом. Вот моя сверхзадача, которая существует, я очень хотел бы, чтобы баланс в музыке в стране все-таки немного, капля камень точит, изменялся в сторону музыки талантливой, музыки, в которой есть зерно таланта, есть хорошая мелодия, есть актуальный какой-то текст, есть рифма, есть ритм, есть какой-то заряд энергии, потому что меня, конечно, абсолютно удручает засилье музыки сфабрикованной, бесталанной. И изначально идея программы «Земля-воздух» была именно в этом. Это еще один шар в лузу, чтобы менять ситуацию общего музыкального климата в стране, она так была задумана. Моя основная проблема теперь с этой программой заключается как раз именно в том, что, ты точно подметил, что это такое для меня лично, это шоу или попытка отстоять собственные убеждения, попытка, может быть, добавить еще какие-то аргументы к людям смотрящим, почему вот это хорошо, а вот это плохо, по-моему. То есть что я об этом думаю. Я в какой-то момент вдруг осознал, что я-то бьюсь за убеждения, т.е. я под каждым своим словом, которое я там говорю, я готов подписаться. А часто я понимаю, что люди, которые вокруг меня там, те же эксперты, они часто работают не на убеждения, потому что мне очень сложно поверить, что Ксения Стриж реально втыкается в этот блатняк, и он ее сильно возбуждает, мне сложно в это поверить. Юра Аксюта, например, блестящий профессионал, но вот он… вот одна станция, вот другая станция, да, его станции сформированы по принципу профессионализма, а не по принципу личных убеждений. У меня-то другая ситуация, моя команда ставит подпись под форматом радио «Ультра» точно также, как под форматом «Нашего радио». И то, и другое мы считаем достойной музыкой, которой нужно помогать. И вот моя основная проблема, повторяю, с программой «Земля-воздух», это то, что я в какой-то момент ощущаю, что я-то бьюсь и шашкой размахиваю, а люди вокруг меня, в общем, собственно говоря, self-promotion больше занимаются. И вот в связи с этим я в последней как раз программе, перед отпуском программы «Земля-воздух», как раз и сказал, что у меня здесь такая ситуация благими намерениями устлана дорога в ад. Вот собственно, предыстория.
А. ПЛЮЩЕВ Понятно, ну раз о телевидении зашла речь, да, пока я буду задавать вопрос, если тебе несложно заниматься двумя вещами одновременно, то есть слушать вопрос и подбирать композицию на конец часа, прошу тебя это сделать. Ну так вот, значит, Светлана спрашивает: «Михаил, Вы тесно сотрудничаете с каналом ТВС. Скажите, почему именно с этим каналом?» Она не имеет в виду проект «Деньги», а вообще сотрудничество не с музыкальными каналами, что ее удивляет, а именно с ТВС. Кстати, о проекте «Деньги» еще поговорим.
М. КОЗЫРЕВ Спасибо, что заметили. Вопрос не праздный. Получилось так, мне пришлось за несколько лет общаться с разными телевизионными командами, и несмотря на то, что в какой-то момент просто общие акционеры объединили нас в некий холдинг, в тот момент, когда эта команда перешла на ТВ-6, акции которого принадлежали Борису Березовскому, точно также, как принадлежали до недавнего времени акции «Нашего радио» и Борису Березовскому соответственно. То есть в какой-то момент мы вынуждены были заняться синергией, помогать друг другу. Я многих из них знал еще по программе «Сумерки», которая выходила на канале НТВ. И мы обнаружили общность взглядов и каких-то важных, принципиальных позиций как в оценках явлений, происходящих в обществе, так и в музыке. Получилось, какой-то был налажен профессиональный и человеческий контакт, в первую очередь, с Александром Левиным, который сейчас генеральный директор, работает на канале ТВС, и со всей командой, и с Киселевым, и с Шендеровичем, и со Светланой Сорокиной, я ощутил, что это очень мощное ядро, костяк, который принципиально старается отстоять свои убеждения, согласны вы с этим или нет, к ним тоже можно предъявлять много претензий. И они готовы были разделить наши убеждения в плане музыки с той же страстью практически, с которой они отстаивали свои политические убеждения. И потом, когда, в общем, жизнь нас развела по бизнесу, поскольку собственность у Березовского отобрали, команда эта перешла работать к другим акционерам, а мы остались, собственно, там же, где мы есть, получилось так, что все равно с ними проще всего общаться, все равно они слушают лучше всего, все равно они дают самую широкую возможность в эфире для осуществления каких-то идей, связанных с музыкой. Подумайте сами, для немузыкального канала, общегосударственного, на кнопке, давать 6 часов трансляции для фестиваля «Нашествие», да с любого фестиваля, это поступок, это не просто так, не случайно. Сегодня вечером, например, т.е. в понедельник вечером, в пять, будет пресс-конференция, на которой от канала ТВС будет сидеть Евгений Киселев, мягко говоря, нечасто появляющийся в музыкальных кругах.
А. ПЛЮЩЕВ Мягко говоря, нечасто появляющийся на пресс-конференциях.
М. КОЗЫРЕВ Да, тем не менее, здесь в данном случае он придет, это будет интересная компания, я хочу их посадить рядом с Найком Борзовым, посмотреть, как они будут общаться друг с другом.
А. ПЛЮЩЕВ Отлично. Я надеюсь, тебе удалось что-нибудь подобрать.
М. КОЗЫРЕВ Хочу в добавление к битве за убеждения, проиллюстрировать ее треком группы «Сплин» с замечательного альбома «25-й кадр», который, по-моему, в прошлом году собрал все возможные премии музыкальные. Саша Васильев, на мой взгляд, на сегодняшний момент один из, если не самый сильный рок-поэт стране, это фантастически талантливый человек. И кроме того, еще и очень хороший друг и человек порядочный, и очень обаятельный. Вот «Пластмассовая жизнь» — от первой до последней строчки разделяю убеждения Саши и текст песни.
А. ПЛЮЩЕВ Ну а мы вернемся в эту студию через минут 5-6 для того, чтобы продолжить с вами общение. Я чувствую, на все вопросы мы уж точно не ответим, но отберем кое-что.

А. ПЛЮЩЕВ Сегодня мы с Михаилом Козыревым проводим первые два часа. Первый час уже за плечами у нас, но зато впереди второй. Ваши вопросы на пейджер 974-22-22, абонент «Эхо Москвы», и по телефону 203-19-22. Михаил сильно удивлялся, как же можно шоу делать с прямыми телефонами, невозможно. Но нет, ничего, как-то справляемся, знаете ли, 12 лет практически уже.
М. КОЗЫРЕВ Это не очень точная формулировка моего удивления. Потому что я удивлялся-то не с прямыми телефонами, а просто станция, в которой дискуссия занимает едва ли ни одно из важнейших мест, не может работать с одной-двумя телефонными линиями, когда ты просто первого попавшегося человека выводишь в эфир, и абсолютно не контролируешь конструктивизм развития дискуссии, вообще, то есть какое-то развитие разговора. У нас есть возможность выводить шесть звонков, и мы примерно представляем себе поляризацию точек зрения. Это делает разговор гораздо более интересным, для слушателей, в первую очередь. Но опять-таки, это моя заруба.
А. ПЛЮЩЕВ Ну, спасибо, научил. На самом деле я где-то не патриотично с тобой даже согласен. Хорошо, не об этом речь. Мы о телевидении начали. Я, когда перечислял тут твои должности, в том числе и в анонсе забыл сказать одну. И мне сегодня мой коллега Дима Борисов напомнил об этом, спасибо большое. Итак, у нас мало того, что в эфире программный директор радиостанции «Наше радио» и генеральный продюсер радио «Ультра», у нас еще и программный директор «Как бы радио» в эфире. Тут много вопросов по этому телесериалу. Мне больше всего понравился один. Ты можешь на него не отвечать, но не откажу себе в удовольствии его прочитать. «Не подскажете, как выглядит Дыховичный? Он же снимается в «Деньгах». То есть люди использовали твой приход на радиостанцию, чтобы спросить. Правильно, так и надо.
М. КОЗЫРЕВ Дыховичный олигарх здесь, в сериале.
А. ПЛЮЩЕВ Он играет олигарха. Как увидите олигарха, знайте, это Дыховичный. Как увидите программного директора «Как бы радио», это Козырев. Так вот, расскажи немного и о телесериале. Я даже не знаю, какой конкретно вопрос задать. Глупо спрашивать, что для тебя это такое. И заодно тогда уж о спектакле «День радио». Все в одну кучу, давай, если можешь.
М. КОЗЫРЕВ Длинная история, я постараюсь не долго. Мы познакомились с ребятами из Квартета «И» довольно давно, обнаружив, опять-таки, как любит выражаться Слава Хаит из Квартета, на свете мало адекватных людей, это делает каждого из них особенно ценным. Мы обнаружили некую адекватность друг в друге, и сотрудничество началось практически с начала «Нашего радио». Они стали делать много всяких юмористических рубрик. А надо сказать, что юмор это едва ли не самое сложное, что есть, вообще, в масс-медиа. Людей, которые способны поставить шутки на конвейер, и при этом чтобы это не уподоблялось программе «Аншлаг, аншлаг», то есть не было так ужасно, как это делают там, вообще, во всей стране на пальцах двух рук можно пересчитать. Ребята одни из них. Они делают колоссальный объем работы по юмору в «Нашем радио», а история-то какая была? Мы хотели что-то противопоставить Коле Фоменко, его приколам на «Русском радио». И получилась целая серия всяких штук. Они часто работали у меня в кабинете. Они приходили, заверяли со мной какие-то приколы, что-то создавалось там же, ко мне врывались какие-то люди, я решал поминутно 100 разных вопросов, постоянно мне звонила мама. Этот сумасшедший дом, в который погрузились ребята из Квартета, нашел через какое-то время отражение в пьесе «День радио». Пьеса оказалась очень остроумной. Но мало того, что они начали ее репетировать. У них еще хватило авантюризма предложить мне там роль генерального продюсера радиостанции. Последний раз до этого я играл Джеффри Хиггинса в «Укрощении строптивой» на сцене английского театра-школы 13 г. Екатеринбурга в 1982 году. Это было триумфальное, очевидно, тоже действо.
А. ПЛЮЩЕВ Друзья, вот оно, подтверждение пословицы, профессионализм его не пропьешь, конечно. Несмотря на то, что Михаил Козырев не пристрастен к пагубным привычкам, тем не менее, вот как сохраняется профессионализм с этого времени. Извини, что перебил тебя, не мог не откомментировать.
М. КОЗЫРЕВ То есть мой инстинктивный ответ был, конечно, «нет». Но ребята оказались настойчивыми, и потом это «нет» переросло в следующее: «Ну, хорошо, я готов два месяца порепетировать ночами, но обещайте мне одно: если у меня не будет получаться, вы честно мне это скажете». Ничего они мне честно не сказали, дело докатилось до премьеры, спектакль вышел. Вдруг неожиданно вокруг него создалась какая-то аура, и он пользуется успехом, уже третий сезон мы сейчас с ним открываем. На основе этого спектакля я предлагал команде бывшего канала «ТВ-6», ныне ТВС, сделать сериал. Поскольку есть фактически разработанные образы, есть обстановка радиостанции, — все есть для того, чтобы сделать любопытную, интересную, занимательную историю, растянув ее на много-много недель. Надо сказать, что параллельно с этим Иван Дыховичный предлагал той же команде сделать сериал про деньги, как универсальный эквивалент. Суть того предложения я не видел, но это было два параллельных предложения, и плюс к этому у канала родилась мысль: а что, если сделать сериал в реальном времени фактически, утром снимая серию, чтобы она вечером выходила в эфир? И, таким образом, события, которые происходят вчера вечером или сегодня, могут прямо попадать в этот сериал. Это технология, которая, насколько я знаю, в мире просто не существует. То есть так, конечно, делаются передачи прямого эфира, но сериал, если понимать, что подразумевает слово «сериал», так не создается. И, собственно говоря, эти три вещи сплелись воедино, создав этот продукт, который сейчас выходит в эфир. Получился он или не получился, покажет время. Я не могу сказать, что я удовлетворен тем, что получается. Но, на мой взгляд, причина проблем, которые там существуют, потому что я вижу, что его можно сделать лучше, и все участники это видят, но лучше пока не выходит. Хотя, опять-таки, есть люди, которые каждый день смотрят его, каждый день дают какие-то комментарии и спорят на форуме. Причина в том, что это, конечно, лебедь, рак и щука. Есть одна креативная команда Квартета, у которой в голове было одно, исходя из спектакля «День радио». Есть канал, который имел в виду другое. Есть режиссер, Иван Дыховичный, и продюсер этого проекта, который имел в виду и создает третье. И эти вектора не пересекаются в одной точке пространства пока. Может быть, в какой-то момент они пересекутся, но пока этот момент даже за горами не различим.
А. ПЛЮЩЕВ Я, честно говоря, слушал Ивана Дыховичного, непосредственно перед запуском сериала он был у нас на радиостанции. Я так понял, что этот вектор, вообще, ни с кем пересечься не может, просто по определению. По той простой причине, что он настолько глубоко направлен… знаешь, у него нет направления, он направлен вглубь.
М. КОЗЫРЕВ Я отношусь к этому философски. Ребята из Квартета приняли решение, что они выходят из сериала, со следующей недели их там уже не будет. Меня там будет тоже очень ограниченное количество времени, я после вторника тоже там регулярно сниматься не буду. Но любой опыт это полезный опыт. В любом случае, это был эксперимент, опять-таки, только время расставит все на свои места и покажет, удался этот эксперимент или не удался. Сейчас рано об этом судить, это, вообще, удел критиков. Для меня это был любопытный эксперимент, опять-таки, это было интересно, это было ново, и это была провокация, которую я так люблю.
А. ПЛЮЩЕВ Хорошо. Тогда, я думаю, с изобразительным искусством, в смысле с искусством изображения мы закончили. Все-таки перейдем к радио и к музыке. Я просил тебя что-нибудь подобрать следующее.
М. КОЗЫРЕВ Следующая песня взята с очень веселого сборника, который вышел этим летом. Я долго-долго пробивал идею его существования, долго-долго убеждал, что это получится весело, задорно и смешно. Сборник называется «Детский сад, штаны на лямках». Увы, на обложке не обозначен большим и жирным шрифтом какой-то отдельный артист, который мог бы притягивать к себе внимание. Потому что изначально этот проект задумывался, как самые разные, хулиганского вида и хулиганской философии музыканты делают свои собственные интерпретации песен нашего детства, из мультиков и из фильмов. И сложно донести этот сборник до потребителей, покупателей, потому что покупается то, что узнается. Это совершенно новая вещь, на ее обложке ничего жирным шрифтом не выделено, кроме «Детский сад, штаны на лямках». Поэтому не очень понятно, что это такое. Так вот, сборник получился, на мой взгляд, очень веселым, разнообразным, мне за него совсем не стыдно. Я считаю, что это смешная вещь. Сейчас даже идет речь о том, что, может быть, вторую серию его создать. Многие из этих песен звучат в эфире «Нашего радио».
А. ПЛЮЩЕВ И нашего тоже, кстати.
М. КОЗЫРЕВ И это правильно, это замечательно. Я бы хотел дать как раз не смешную, не забавную, а трогательную песню с этого сборника, которую исполняют мои замечательные друзья, люди, которых я очень уважаю, как музыкантов. Это группа «Чичерина», песен называется «Ветер перемен». Не самая хитовая песня из фильма «Мэри Поппинс, до свидания». Но любопытно еще вот что. Поют они тут втроем. Есть Юля, естественно, есть гитарист Дрофф, который еще и автор многих песен. Как сказал мне директор группы Кеша, который принес мне эту пластинку: «Послушай. Дрофф тут просто Павел Смеян». Но самое важное, что здесь еще есть и третий голос. Это Майя Чичерина, дочка Юли, которая старательно в студии много дублей выговаривала строчку припева этой песни, и вы ее услышите, если внимательно вслушаетесь. Она отнеслась со всей ответственностью к поставленной задаче.
А. ПЛЮЩЕВ Я понимаю, что квинтэссенция аудитории «Эха Москвы» для тебя это твоя мама. Я понимаю, это нормально. Но, с другой стороны, благодаря программе «Серебро» люди в курсе, кто такая Чичерина, я тебя уверяю. И про группу, и про Дроффа тоже, и даже про Майю. Потому что были они у нас тут, правда, без Майи. Так что, это просто на будущее, можешь чисто упомянуть, и все, и дальше поехали, и все нормально.
М. КОЗЫРЕВ Хорошо, в детали не буду, подразумевая, что все это все и так знают, не только те, кто слушает твою программу.
А. ПЛЮЩЕВ Отлично, поехали.
(песня)
А. ПЛЮЩЕВ Сейчас примем звоночки на 203-19-22, но прежде у Руслана такое рационализаторское к тебе предложение: «Миша, почему бы ни сделать экспериментальный час русской альтернативной музыки?» Тут он перечисляет несколько групп, я даже не слышал. «Например, «Рударец», «Вне», «Зубы» и т.д. Поздно ночью, например, с 4 до 5», — спрашивает он.
М. КОЗЫРЕВ Теоретически можно. Мы много раз пытались такие вещи делать. И на «Максимуме» были такие программы, и у нас мы пытались что-то подобное сделать. Ситуация такая. Чтобы люди, ратующие за такую музыку, поняли одну важную вещь. Я, к сожалению, вынужден мыслить большими числами, увы. И мне гораздо важнее, чтобы поймать этот зародыш таланта и истинного творчества в какой-то из групп и сделать так, чтобы о ее творчестве узнали многие, чем та узкая группа фанатов, которая реально зарубается на такой музыке, и будет счастлива, если я с 4 до 5 утра буду только ее играть. Если мы будем мыслить в таких категориях, чтобы помещать эту музыку в рамки с 4 до 5 утра, просто чтобы вам, ребята, хорошо было, я считаю, что мы ничего не изменим. Но это моя позиция просто. Есть записи, пластинки, слушайте, любите ее, пожалуйста, и дай вам бог счастья, и слава богу. Но поймать группу альтернативного характера, прогрессивную какую-то, которая что-то новое может привнести, найти песню, которая может прозвучать в эфире, и сделать так, чтобы, шаг за шагом, эта группа все-таки появилась в музыкальном пространстве, это гораздо важнее. Именно поэтому мы не делаем программу с 4 до 5 утра, а делаем ежедневную рубрику «Оно вам надо?», где каждый день, стабильно, из года в год, из месяца в месяц, мы даем новую песню, каждый день одну новую песню, и выставляем ее на суд, спрашиваем, нравится или не нравится. Другое дело, что вопрос, до какой степени, даже если все нравится, это влияет на то, поставим мы ее в эфир или нет. Это тоже достаточно сложная вещь. Потому что группы, зная о том, что их песня зазвучит, умудряются обзвонить всех своих фанатов, и в результате мы получаем абсолютно искаженное представление.
А. ПЛЮЩЕВ Да-да, это знакомо. У нас в моем эфире аналогичная программа есть под названием «Зерна от плевел». Но там не одна группа, нравится не нравится, а выбираем из трех одну. В общем, принцип похож. Да, я сталкивался с той же проблемой. Даже если они не знают о том, что будет в эфире, они все равно умудряются. То есть диск-то когда-то закинут, поэтому. Да, что-то есть такое. Возвращаясь к фестивалю «Нашествие», не могу спросить, тут несколько раз задавали вопрос, меня в Интернете, когда я анонсировал Михаила Козырева, спрашивали. Что же с группой «Аукцыон» случилось, почему она не будет выступать на «Нашествии»? Потому что есть информация о том, что планировалось это дело. Высказывались разные версии.
М. КОЗЫРЕВ Она не будет выступать на «Нашествии», потому что группа хочет за это денег. Это было сформулировано на этот раз четко и внятно. И, в общем, это их право. Моя позиция, если она кого-то интересует, заключается в том, что это как-то очень нелогично в общем контексте, тем более, деньги какие-то смешные. Дело-то не в этом. Дело вот в чем. У меня есть обида на эту группу сейчас, в данный момент, потому что я считаю, что они выносят сор из избы. Все переговоры с группами у нас идут конфиденциально, и меня никто не может упрекнуть, что какой-то разговор, который происходит исключительно профессионально, тет-а-тет, по телефону ли, или просто как разговор по бизнесу, я выбрасываю на страницы газет. Но, тем не менее, группа посчитала возможным после того, как мы с ними поговорили, опубликовать заявление на сайте. Это их право, точно так же, как мое право воспринять это так, как я это воспринял. Основной град писем на мой почтовый ящик после этого письма связан был с тем, что группа «Аукцыон», исказив реальность, сказали, что будто бы «Наше радио» убирает их песни с ротации.
А. ПЛЮЩЕВ Да, и здесь полно вопросов, что из эфира убраны.
М. КОЗЫРЕВ Это ерунда. Ничего подобного. Могу подчеркнуть еще раз, что наши взаимоотношения с группами не влияют на присутствие их песен в эфире. И точно так же в отношении группы «Аукцыон». Как звучат те песни, которые звучали, они звучат, их частота не изменилась. Другое дело вот в чем. Мы четвертый год подряд отчаянно, себе во вред пытаемся расширить круг песен группы «Аукцыон», которые массовая аудитория знает. Мы брали самые разные вещи, раскручивали их. Большая часть людей, имеющих отношение к эфиру «Нашего радио» обожают группу «Аукцыон». Я перед талантливыми людьми, которые составляют костяк этой команды, преклоняюсь. И считаю, что Леня Федоров просто человек абсолютно гениальный. С ним, кстати говоря, в течение всех переговоров я не общался вообще. Потому что эти вопросы решаются не с артистом, как правило, а с менеджером группы. Мы старались это сделать. Поймите, пожалуйста, любой среднестатистический слушатель лучше 3 раза в день услышит песню «Что такое осень», чем 3 раза услышит разные песни группы «Аукцыон». Если бы будем вместо «Что такое осень» каждый раз ставить песни «Аукцыона», мы провалимся по рейтингам, и мы никому не будем нужны. И вас, тех любителей «Нашего радио», которые нас сейчас слушают, это не устроит, потому что эта музыка исчезнет из эфира вообще. Нам все равно приходится играть в бизнес и учитывать спрос на музыку. Так вот, «Аукцыон» мы старательно раскручивали, старались какие-то песни привнести в эфир и расширить этот диапазон. Кстати говоря, единственные, за исключением программ «Эха Москвы», где они могли тоже прозвучать.
Более того, мы несколько лет подряд, не прося за это ни копейки денег, просто руководствуясь исключительно соображениями просветительского характера, поддерживали бесплатно их концерты. То есть приходит группа «Аукцыон» и говорит: «А вот нужно нам тут концерт сделать, в ДК Ленсовета. Дадите рекламу?» Мы говорим: «Ладно, дадим». «Аукцыон», конечно, наш формат». Поставьте логотип, пожалуйста, туда-то, и мы вам выдадим на такую сумму, на столько-то минут рекламу. И делали это, как соратникам, друзьям и талантливым людям, которых надо поддерживать. 3 года подряд мы обращались к ним раз в год и говорили: «Ребята, у нас большой фестиваль, отличный, очень много народу, мы не платим группам, у нас не хватает на это денег». Мы, честно, на этом фестивале пока не заработали. В первый год потеряли с треском, во второй год потеряли чуть-чуть, в третий год чуть-чуть заработали, смешную цифру, которую просто смешно озвучивать с фестивалем такого масштаба. В этом году надеемся что-то все-таки заработать, хотя и это еще не ясно. Дождь будет, ни хрена не заработаем, увы. Но если мы пятидесяти коллективам будем платить столько, сколько они стоят, можно просто похоронить идею фестиваля. И так происходит на всех фестивалях, которые устраивают радиостанции. По крайней мере, как мне известно. Поэтому я не считаю, если Борис Гребенщиков играет из уважения, без гонорара, Юрий Шевчук и т.д., то ради группы «Аукцыон» мы должны похоронить этот принцип и заплатить им эти деньги. Я им это озвучил. Я сказал: «Ребята, мы делаем для вас очень многое. Выступите, пожалуйста, это в кайф, просто из благодарности к слушателям, которые придут на вас посмотреть». Я считаю, что раз в год обратиться к группе с такой просьбой, притом, что мы, естественно, все остальные вещи выполняем, оплачиваем дорогу и т.д. «Это будет здорово». Менеджмент группы помялся чуть-чуть и сказал: «Да ну, ребята, давайте, денег заплатите, тогда приедем». Я сказал: «Ну, ладно. Третий год подряд? Хорошо. Увы, ребята, давайте так. В следующий раз будет нужна реклама концертов через кассу, пожалуйста. А насчет песен все будет также». Я с людьми, которые приняли это решение и с менеджментом группы, который поступил, на мой взгляд, нелогично и просто по-человечески плохо, общаться больше не хочу. Отношения мои с музыкантами от этого никак не пострадали, с моей стороны, потому что я с ними не разговаривал на эту тему. Но, увы, это как раз тот случай, когда, если есть у вас любимые музыканты, кумиры, лучше, наверное, с ними не знакомиться и не общаться близко. Потому что этот светлый образ может сильно разрушиться от действительности.
А. ПЛЮЩЕВ Хорошо, вот такой очень развернутый ответ, спасибо тебе большое. Я думаю, что все, кто спрашивал, в той или иной степени удовлетворены. Давай, мы прервемся на что-нибудь еще из твоего плэй-листа, тем более, что дисков там у тебя полно, хватит не на один эфир.
М. КОЗЫРЕВ Очень хочу обратить внимание на замечательную екатеринбургскую группу, в которую я искренне верю, и которая тоже будет выступать в следующие выходные в Раменском. Группа называется «Сансара». Пока широко не известна. Верю в нее и верю в то, что это будущие звезды, потому что очень талантливые ребята, вокруг солиста, Саши Лебедева, просто аура сияния стоит, как вокруг настоящей рок-звезды. Песня называется «Все возможно», с их дебютного диска. И очень прошу вас обратить на них внимание и, соответственно, на фестивале тоже.
А. ПЛЮЩЕВ Ты знаешь, я как-то даже немножко неуютно себя чувствую. Ты что-то принес такое, говоришь: «вот на это обратите внимание», а я месяца два-три назад говорил: «обратите внимание», но, правда, часто это тоже подвергается критике, да бог с ним, это даже хорошо.
М. КОЗЫРЕВ Это же хорошо. Это однонаправленный вектор, конечно.
А. ПЛЮЩЕВ Просто каким-то образом совпадает. Да, надо задуматься, вообще. Но об этом позже.
ПЕСНЯ
А. ПЛЮЩЕВ — К сожалению, всего полчаса нам осталось общаться с Михаилом Козыревым, потому что, с музыкантами, конечно, это тоже интересно, но они изнутри видят ситуацию, а вот с тем, кто снаружи, едва ли не интереснее. У нас звонок от Светланы, доброй ночи!
СВЕТЛАНА — Доброй ночи! Михаил, большая трагедия в нашей семье. Мы слушали вашу станцию, «Шизгара-шоу» куда делся Коля Маклауд? Никто нигде не отвечает.
М. КОЗЫРЕВ — Если вы внимательно следить за эфиром, там была битва гигантов. В результате этой битвы ему отрубили голову. Это была ужасная кровавая история.
СВЕТЛАНА — Он вообще ушел?
А. ПЛЮЩЕВ — Навсегда ли голова?
М. КОЗЫРЕВ — Я надеюсь, что горцы вечны, они возрождаются в том или ином виде, поэтому, будем надеяться. Спасибо большое за ваше внимание. Обратите внимание, что каждый раз, когда разбивается пара и на их месте возникает новая, это, конечно, людям привыкшим воспринимать сложно, это делается в штыки. Но обратите внимание, они сейчас очень смешные вещи делают, которых раньше не было. И безусловно, то, что они сейчас делают, у них получается. Не знаю, заменит ли он когда-нибудь эту блестящую пару, но прислушайтесь.
А. ПЛЮЩЕВ — Есть наш постоянный слушатель Михей из Зеленограда, привет!
МИХЕЙ — Привет! Доброй ночи! Как организовать бы такой, вот хит-парад «Чертова дюжина», вот те песни, которые народ пресытили, надоели, как бы их постепенно выкидывать? Например, сколь я не люблю Земфиру, она уже приелась страшно. Вот такая идея как вам?
М. КОЗЫРЕВ — Идея не нова, предлагают ее с самого основания. В общем, я не знаю, я не вижу в ней особого смысла, потому что понятно, что чем чаще звучит, тем быстрее надоедает. Но при этом чем чаще звучит, тем быстрее нравится, увы. И если вас интересует, насколько действительно это важно, то могу сказать, что мы каждые 2 недели стараемся замерять степень усталости аудитории от песен. Т.е. для нас это важный момент, и мы стараемся получить не фанатскую искаженную картину, а среднестатистического слушателя, коим нет числа. Вот их ощущения для нас гораздо важнее. Но это не вопрос шоу в эфире, а вопрос в первую очередь научный, статистический, который важен нам просто для того, чтобы станция развивалась.
МИХЕЙ — И второе — будут ли еще какие-то песни группы «Дети Пикассо» появляться?
М. КОЗЫРЕВ — Мы разговаривали с группой, есть еще одна песня, которую мы бы хотели поставить, но отложили ее запуск в связи с вот этим кавером «Красной Шапочки». И посмотрим еще, как они выступят на «Нашествии», от этого тоже многое зависит. Но эту группу стараемся в любом случае поддерживать. Они очень нам симпатичны.
А. ПЛЮЩЕВ — Когда Михаил говорил про кавер, он поймал мой взгляд и понял, что «Дети Пикассо» тоже были у нас в эфире.
МИХЕЙ — А «Умку и Броневичок» можно услышать? Или это не формат ваш?
М. КОЗЫРЕВ — Это не вопрос формата. Все, что слышали, песню, вы понимаете, тут наука заключается в том, как бы сделать так, чтобы интуицией понять, какая песня может выстрелить, потому что колоссальное количество групп похоронено именно из-за того, что у них не было это первой мощной ударной песни. Именно так сегодня, когда такое огромное количество групп, но на мой взгляд, все равно недостаточное, это все, эти звуки обрушиваются на уши слушателя, и выделить из этого потока очень сложно что-то. Поэтому первая песня всегда очень важна. И я начинающим группам всегда говорю — не надо присылать 25 нарезок, набросков, выберите 1-2, в крайнем случае, 3 песни, в которые вы действительно верите, которые у вас идут хорошо на концертах, пришлите, потому что все зависит от этой песни. Если песня станет хитом, судьба группы кардинально изменится. Так это работает во всем мире. Никаких других механизмов нет. Правда, есть исключения из правил, есть «Грейтфул Дэд», которая не звучала на радио, и тем не менее, группа пользовалась колоссальным поклонением, есть «Король и шут», которые пришли к своей популярности в первую очередь за счет концертной деятельности и просто самопальных кассет. Но это все равно не опровергает правил.
А. ПЛЮЩЕВ — Кстати, насчет «Короля и шута». Я слышал такое мнение, что ты был буквально вынужден ставить их в сетку, т.к. уже просто под давлением популярности.
М. КОЗЫРЕВ — Нет, это ерунда, никто нас ни к чему не вынуждал. Группу приносили еще в  ту пору, когда наша команда была еще на «Максимуме», тогда она в формат мало вписывалась. Эстетика группы, в которой она играла, она и по сей день не вписывается. Когда ее принесли на «Наше радио», мы достаточно быстро приняли решение, опять-таки это важно было — поддержать группу, но важнее всего было — понять, на какую песню сделать ставку. И как только эта песня появилась — «Разбежавшись, прыгну со скалы» — она тут же попала в эфир. Но важно было выбрать эту песню, потому что опять-таки концертная история группы и радийная — это 2 разные вещи. На концерте энергетика важна, как это выглядит и как это качает. На радио важна мелодия, текст, уникальная особенность голоса, много составляющих, но песня — это самое главное. Есть песня — будет судьба у группы, нет песни — она у группы под вопросом.
МИХЕЙ — Еще маленький вопрос. Вы не в курсе, выйдет ли в сентябре последний альбом группы «Квартал» — «Капитан»? Вроде бы была поддержка «Нашего радио» со всеми понятными событиями. Стоит ли ожидать его?
М. КОЗЫРЕВ — Я еще не слышал материал, кроме тех песен, которые довелось прослушать при печальных обстоятельствах. Артур звонил по этому поводу, сказал, что он закончил работу и хочет привезти песни послушать, примерно за неделю до этой аварии, и так и не доехал. Таня Литвиненко на прошлой неделе, когда был концерт в клубе, посвященный памяти Артура, сказала, что как только все будет готово, они обязательно принесут песни. Но в любом случае, готовы поддерживать этот альбом. Это наш долг. Что касается присутствия песен в эфире, все-таки я хочу сначала послушать материал. Что-то мы, конечно, дадим, но опять-таки, все зависит от песен.
А. ПЛЮЩЕВ — Спасибо тебе! Вот ты сейчас говорил о такой вещи, когда ослушивается диск, просишь ты группу выбрать песню. Вот скажи, как отбирают песни на ротацию? Как этот механизм работает? Принимаешь ли ты в нем участие? Сколько специально обученных людей этим занимаются?
М. КОЗЫРЕВ — В общем, не в моих интересах раскрывать, как работает этот механизм, но общие черты я расскажу. Если на заре «Нашего радио» я физически мог найти время, чтобы слушать все, что присылается, сейчас я не могу этого. Потому что это не просто десятки в неделю — это сотни записей, причем качества от фирменного студийного, до, вот, чувак поставил микрофон у койки и чисто набренчал. И прослушивать все это не хватит просто жизни человеческой. Поэтому мы ввели такой принцип: если группа хотя бы раз звучала уже, песня была в ротации, слушаем автоматически, сразу мы с Филиппом, с программным директором, мы слушаем обязательно. Любая новая песня группы, которая уже попала в эфир, все равно идет только к нам. Если абсолютно новый материал, то у нас есть такой экспертный совет, в которых входят 7 человек под руководством Юли Семиной, они прослушивают весь вал материала. Самое печальное что? Что вдруг в этих тоннах дисков будет будущая звезда, и ее мы упустим. Вот это самый кошмар, потому что нет кайфа больше, чем распознать в этой песне существующий талант и будущую популярность, как происходило уже не раз. Так вот, чтобы перестраховаться, вот эти 7 человек, и каждый из них выставляет каждой песне оценку, потом выводим среднестатистическое, этим опять занимается Юля. И все эти диски расходятся в 3 потока. Один поток — просто в корзину, т.е. тут нечего рыть вообще с нашей точки зрения, второй поток — из этого может что-то выйти, а третий, самый крохотный — вот это, возможно, хит, это может выстрелить. Вот 2 потока уже попадают к нам с Филиппом, и мы стараемся смотреть на эти среднестатистические цифры, и исходя из этого, отслушивать максимально возможное количество песен. Но опять-таки, я вам передать не могу, какой кошмар нам приносят вообще, какое фантастическое беспредельное безвкусное графоманство есть в этом. Потому что основная масса людей, увы, почему-то отталкивается от того, что вот если я возьму в руки гитару, смогу сложить 2 строки о том, как меня заколебал этот мир, и я хочу умереть, и набренчу это, я уже будущий Курт Кобейн, вот я готовая звезда. И они отталкиваются от принципа — ну, вот это же звучит в эфире, значит, я могу не хуже. И этих людей 95-99%. Тех людей, как точно очень сказала Диана Арбенина из «Ночных снайперов» — «Я пою, потому что не могу не петь», таких единицы. И как их распознать, это наша одержимость вечная.
А. ПЛЮЩЕВ — Сколько у тебя времени в сутки уходит на это?
М. КОЗЫРЕВ — Непосредственно на это, я стараюсь слушать накопившееся сразу, например, в выходные. Понятно, что если это группа, которая уже у нас звучит, я стараюсь материал первым делом прослушать, потому что это важно, это уже группа, которую мы поддерживаем, несем за нее какую-то ответственность. Часто бывает, что у групп есть продюсеры и звукозаписывающие компании, которые помогают им. И конечно, материал, который уже прослушан кем-то из этих людей, чьему мнению ты доверяешь, ты тоже к нему прислушиваешься быстрее и внимательнее. Потому что ты знаешь, что есть Олег Нестеров, или Дима Гроссман, Саша Пономарев — это люди, за которыми стоят «Маша и Медведи», Найк Борзов, «Сплин», «Би2», «Наутилус», «Чайф» — т.е. у них есть аргументы, они знают, как распознать будущую звезду. Конечно, когда они это приносят, мы быстрее начинаем это слушать, сразу. Потому что это материал, который уже прошел через их руки, а их мнению мы доверяем. Поэтому важно для группы постараться найти еще какого-то человека, который в них поверит и сможет эту работу сделать сам. Потому что не артист должен разносить свои диски. Сколько часов? Я сплю мало, потому что я многими вещами занимаюсь. И я не могу сказать, сколько часов в неделю у меня непосредственно прослушивание музыки занимает.
А. ПЛЮЩЕВ — Ты говорил о том, что самый кайф — поймать эту звезду. Назови тех, кого, ты считаешь, вы поймали, ты поймал?
М. КОЗЫРЕВ — Это нескромная вещь. Могу сказать, что этих я помню гораздо более четко. Все свои ошибки и проколы, где я не рассмотрел, я помню очень хорошо. Предпочитаю о них не говорить. Первое, что придет в голову, группа, чьи песни мы рискнули поставить в эфире первыми, и в которых поверили сразу, или не сразу, а как только они принесли вот эту основную песню — «Земфира», «Чичерина», «Смысловые галлюцинации», «Океан Эльзы», «Кукрыниксы», «Король и Шут», «Пилот», «Ночные снайперы», «Мультфильмы», «Тотал», «7Б» Включая тех, кто был еще в пору «Радио Максимум»? Там тоже были «Сплин», «Би2» Я просто боюсь обидеть какие-то группы, что я их не назвал.
А. ПЛЮЩЕВ — Значит, бесполезно спрашивать, кого ты просмотрел? Назови хоть одного!
М. КОЗЫРЕВ — Я могу сказать вот так, не насчет просмотрел, что вот мимо пролетело — я долго не верил в будущее группы «Танцы минус». Мне не нравилась песня «10 капель дождя». Дима Нестеров, лидер группы «Свинцовый туман», был тогда зачинщиком всего движения «1000% живой энергии», постарался сплотить молодые группы, играющие гитарный романтический поп-рок. «Танцы минус» меня не возбуждали совсем. Потом произошло трагическое расставание с «Радио Максимум», и как раз в ту пору, когда мы строили «Наше радио» песня «Город» интенсивно начала крутиться на «Максимуме». В эту песню я поверил, но не мы ее первыми поставили в эфир, это сделала уже другая команда. И уже после этой песни я убедился, что был не прав, не поверя с самого начала в талант Славы, композиторский, певческий и поэтический. Потому что то, что он делал потом, от альбома к альбому было все лучше и лучше.
А. ПЛЮЩЕВ — Ты говорил о том, что последняя песня, которую мы поставим, тоже будет месседжевая, да, как и первая. Поэтому у тебя есть где-то минут 7, чтобы продумать этот месседж финальный.
М. КОЗЫРЕВ — Песня готова, месседжа особо нет, поэтому можно еще пообщаться.
А. ПЛЮЩЕВ — Тогда продолжаем. Есть несколько, тут по массе групп вопросы. Но есть 2 ключевых. Во-первых, почему не крутится группа «Гражданская оборона»? и второе — почему крутится группа «Конец фильма» с «их идиотскими чудовищными текстами», цитата?
М. КОЗЫРЕВ — По группе «Конец фильма» — это не частый, это редкий вопрос. Те песни, которые мы ставили в эфир, по-моему, говорили сами за себя. Мне кажется, что альбом ими записан очень хороший, сильный. У меня гораздо больше претензий к самому главному их хиту, кавер-версии «Элис», потому что их авторские песни мне нравились гораздо больше. Вообще «Шоссе» мне нравится очень сильно, и еще нравится песня «Джо», откровенно рассказывающая об однополой любви между мужчиной и мужчиной. Я опять-таки подчеркиваю, что я люблю провокации, и я поставил эту песню в эфир, чем вызвал дикий гнев со стороны основной массы аудитории, и она провалилась по рейтингу очень быстро. Из чего я сделал вывод — прикол не был воспринят. Не поняли. Ну, придется пожать плечами. «Конец фильма» — не возникает у меня с ними проблем, считаю, что оба автора талантливые люди. И я с нетерпением жду от них новый материал. По «Гражданской обороне» вопрос постоянный, часто встречающийся и на форуме. Еще раз повторяю тот же ответ: «Наше радио» — это частная радиостанция, это бизнес, и этот бизнес доверен мне, я за него отвечаю, и я имею право принимать те решения, которые я считаю правильными. Только время показывает, правильные ли они для бизнеса. Я не считаю, что кто-то здесь должен выступать судьей. Есть высший суд, я считаю. «Гражданская оборона» — это группа, лидер которой антисемит, о чем он неоднократно публично высказывался. Был целый период, когда он заигрывал с экстремистской, неонационалистической и даже нацистской и неокоммунистической идеологией. Это его право. Палец о палец не ударю, чтобы популяризировать творчество этой группы. Просто мне в глаза своей семье будет стыдно смотреть. До тех пор, пока я занимаю свой пост, я не хочу давать людей с националистическими, антисемитскими и экстремистскими убеждениями в эфир.
А. ПЛЮЩЕВ — Политические взгляды и убеждения человека для тебя играть роль, когда ты решаешь творческий вопрос?
М. КОЗЫРЕВ — До определенных рамок они не влияют, я даже не задаю таких вопросов. Человек, принесший нам песни, может исповедовать любые убеждения, лишь бы песня была хорошая. Но человек, который становится публичным лицом, выступающим с политическими заявлениями, причем с заявлениями, носящими, на мой взгляд, просто противозаконный характер, а для меня лично еще и оскорбительными, для меня как для еврея, гражданина этой страны, в которой, надеюсь, национализм рано или поздно будет искоренен по отношению к любым людям. Не понимаю, почему так сложно понять, что подонки бывают любых мастей, вероисповеданий, цвета кожи, и это никак не кореллирует ни с чем из подобных принципов. Так же как хорошие люди независимо от группы крови и расы распределяются. Ну, найдет он свою аудиторию. Что, он страдает, что у нас в эфире его нет? А любите — покупайте кассеты, диски, ходите на концерты и смотрите, как он там в очередной раз в угарном подпитии выйдет на сцену, упадет и не сможет даже произнести ни слова, как это было уже не раз. Если вам это нравится, — вперед, ребята, с песней. Я не считаю нужным вкладывать какую бы то ни было лепту в пропаганду творчества этой группы. Мое право.
А. ПЛЮЩЕВ — Знаете, я отдам все вопросы, которые вы прислали, я отдам Михаилу, тут есть и смешные, всякие. На те, которые он считает нужным, он ответит на своей странице в форуме. На вопросы, касающиеся того, думает ли Козырев заниматься рок-н-роллом или нет, мы тоже ответили. «Вы вели ток-шоу «Сумерки» на тему «Нет наркотикам». Каково ваше отношение к наркотикам сейчас? К проблемам их разрешения, уголовной ответственности?»
М. КОЗЫРЕВ — Очень сложный вопрос. Обсуждать всуе и на бегу, у нас очень мало времени, сложно. Эта проблема, к сожалению, не имеющая простых решений. Я очень внимательно смотрю за тем, как в разных странах стараются ее решить. У меня точно так же, как и у политиков, нет однозначного решения этих вопросов. Я считаю, что недопустимо, особенно в нашей стране, устами любого музыканта или публичной личности пропагандировать употребление этих веществ. Это неправильно, в первую очередь потому, что неизбежно в аудитории будут находиться люди, формирование убеждений которых будет только происходить. А особенно восприимчивы они к своим кумирам. Поэтому если они в устах кумира услышат, что это не проблема, это может очень плохо кончится. Это слово может вернуться к нему трагически, диким грехом. Но при этом я допускаю использование, меня не ломает использование этой темы как художественного образа. И опять-таки, здесь мы не можем выступать судьями. Мы можем читать или не читать, слушать или нет — это наше право. Но право художника — использовать этот образ. Точно так же, как право любого человека, увы, и этого нельзя у нас отнимать — это свобода творить со своим собственным организмом и жизнь то, что он считает нужным. То, что публично говорить — это другое дело. То, что он делает по отношению к себе — его право. К сожалению, правда, это оборачивается личной трагедией, семейной. Это очень кратко.
А. ПЛЮЩЕВ — Это, может, для отдельной передачи на эту тему. Спасибо, Михаил, что пришел к нам в собственный день рождения, и не могу не подарить тебе подарок. Правда, размер, думаю, будет тебе чуть великоват
М. КОЗЫРЕВ — Удивительно, неожиданно — мне подарена майка «Эха Москвы»! Я действительно очень тронут и благодарен, что меня пригласили на эту станцию, к которой отношусь с величайшим уважением. Благодарю аудиторию, которая досидела у приемников, и которой было интересно. И любого человека, который любит музыку, который мы посвящаем свою жизнь, считаю своим союзником, соратником, и готов биться за него.
А. ПЛЮЩЕВ — И сюрприз от Михаила — самая нелюбимая группа нашей аудитории, «Би2», будет звучать в конце программы. Это месседж от Михаила.
М. КОЗЫРЕВ — Тут нет никакого месседжа. Просто так получилось, что эта песня, «Мой рок-н-ролл», она для меня стала лейтмотивом моего существования последних месяцев. Песня замечательная, аранжировка блестящая. Близка она вам или нет — ваше решение. Я живу с этой песней последние месяцы. Мне кажется, что она про меня.
ПЕСНЯ



Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире