'Вопросы к интервью
25 марта 2002
Z Аргентум Все выпуски

группа «Монгол Шуудан»


Время выхода в эфир: 25 марта 2002, 00:00

А.ПЛЮЩЕВ: Здравствуйте, дорогие друзья!
В.СКОРОДЕД: Здравствуйте.
А.ПЛЮЩЕВ: Как у вас дела?
В.ДЯГЕЛЬ: В каком смысле?
А.ПЛЮЩЕВ: Да в любом абсолютно. Хорошо, если нужны наводящие вопросы в таком трудном деле, как дела, то я могу сделать наводящий несколько вопрос. Вот в чем проблема — в том, что все слышали название «Монгол Шуудан», но когда я обращался к своим коллегам с просьбой вспомнить, что это за группа, мне все говорили ну как же, на стихи Есенина помнишь песню? Ты разве не помнишь? Я говорю хорошо, а еще что-нибудь? Мне говорят — а разве она еще существует? — Конечно, они придут ко мне, эти люди живые. — Хорошо, мы послушаем Ну так вот, почему о вас в последнее время не так много слышно или совсем не слышно?
В.ДЯГЕЛЬ: Это западня специально, когда долго ничего не слышно, а потом начинается наплыв. В общем, когда долго все плохо, потом очень хорошо получается.
А.ПЛЮЩЕВ: А у вас долго было все плохо?
В.ДЯГЕЛЬ: Нет, это для всех плохо, а у нас все хорошо. Всем кажется, что плохо.
В.СКОРОДЕД: На самом деле мы были заняты на студии долгое время, потому что у нас в течение года вышло три
В.ДЯГЕЛЬ: Уже три вышло, и еще два выйдет.
В.СКОРОДЕД: Три альбома. То есть мы готовили это все лет 5, и в один год махнули сразу, оптом.
В.ДЯГЕЛЬ: Пять альбомов за один год — это много.
А.ПЛЮЩЕВ: Давайте, чтобы не быть голословным, я представлю всех участников Валерий Скородед, Владимир Дягель и Александр Риконвальд.
В.СКОРОДЕД: Ни одной русской фамилии!
А.ПЛЮЩЕВ: А как выяснилось, участников группы четыре. Надо назвать четвертого участника группы «Монгол Шуудан», тогда вы легко получите диск и плакат. Я предлагаю, чтобы у вас было время подумать, во-первых, во-вторых, чтобы ответ на мой вопрос прозвучал не только от участников группы, предлагаю послушать что-нибудь с диска под названием «Свобода или смерть». Кстати, это последний?
В.ДЯГЕЛЬ: Пока последний.

А.ПЛЮЩЕВ: Это песня «Юбочка» группы «Монгол Шуудан», версии 2002. А была какая-то еще более ранняя версия?
В.ДЯГЕЛЬ: Ее удалось реанимировать. Она была записана только на кассету, кассета хранилась 10 лет, сам понимаешь, какое там может быть качество. Пытались сделать с помощью компьютерных технологий новых, но так и не удалось, пришлось ее перезаписать специально для этой пластинки.
А.ПЛЮЩЕВ: Наши гости, когда пришли ко мне и сказали — знаешь что, давай мы первой поставим «Юбочку», для того чтобы вызвать шквал негодующих звонков. Но они не знают, что на самом деле у нас самое главное это пейджер шквал сообщений на пейджер. Я не сказал бы, чтобы шквал, нет никакого цунами, но, тем не менее Света у меня спрашивает вопрос, который в переадресовываю к вам. «Саша, как Вы можете, с Вашим интеллектом, приглашать на передачу таких умственно отсталых гостей?»
В.СКОРОДЕД: Она себя считает очень умной, что ли, эта Света?
А.ПЛЮЩЕВ: Я не знаю, это к Свете уже вопрос.
В.ДЯГЕЛЬ: Позвони, пожалуйста, в прямой эфир, пообщаемся.
В.СКОРОДЕД: Свете, может быть, лет 70 уже.
В.ДЯГЕЛЬ: Этот вопрос как, по Фрейду?
А.ПЛЮЩЕВ: На самом деле, три человека передо мной сидят, я, конечно, не психотерапевт, но, по-моему, вменяемые люди абсолютно. Более того, кажется, даже и гораздо умнее меня, например. Ну так вот, продолжим. Я сегодня, когда готовился к эфиру, залез на ваш сайт
В.ДЯГЕЛЬ: Мы просим прощения за сайт, потому что он очень долго меняется
А.ПЛЮЩЕВ: Видимо, по лицу моему было понятно, что я хочу сказать.
В.ДЯГЕЛЬ: Он был брошен на время — не по нашей причине. Я думаю, что в ближайшее время, в ближайшие 2 недели будет обновлен полностью, новая страница будет.
А.ПЛЮЩЕВ: Потому что я там увидел, что группа работает до сих пор над новым альбомом, запись сделана где-то в середине 2000-го года. И думаю тщательно подходят люди, молодцы, на самом деле.
В.ДЯГЕЛЬ: Мы уже извинились. Перед своими слушателями мы извинились.
А.ПЛЮЩЕВ: Александр Яновский правильно ответил, что четвертого участника зовут Виктор Романов. А что же вы его не привели сегодня с собой?
В.ДЯГЕЛЬ: Он спит. Он далеко не сова, скорее жаворонок, встает в 5 работает на заводе «Серп и молот» слесарем. Ему очень тяжело, не хотелось бы открывать все карты
В.СКОРОДЕД: А потом, все равно здесь три кресла.
А.ПЛЮЩЕВ: Знаете, и четвертое бы поставили, эти отмазки не канают все равно.
В.ДЯГЕЛЬ: Это ты сейчас так говоришь.
А.ПЛЮЩЕВ: А так бы сказал зачем привели, договаривались на двоих, привели четырех Тогда вопрос, который я задаю почти всем гостям, он касается ротации на радиостанциях, и всегда я при этом подчеркиваю с большой радостью, что «Эхо Москвы» такая радиостанция, где ни плей-листа, ни ротаций. Даже не столько плэй-листа, а формата нет.
В.ДЯГЕЛЬ: Вы, наверно, единственные в этой стране, у которых нет формата.
А.ПЛЮЩЕВ: Можем, например, сейчас «Юбочку» второй раз поставить, без вопросов.
В.ДЯГЕЛЬ: Не хотелось бы говорить о каких-то конкретных радиостанциях
В.СКОРОДЕД: У нас много просто хороших песен.
А.ПЛЮЩЕВ: Поэтому не надо. И крутится в основном, на слуху одна песня, может быть, две, мне напомнили здесь. А почему? Песен-то у вас очень много. За последнее время вы сколько дисков сделали?
В.ДЯГЕЛЬ: Три
В.СКОРОДЕД: Только в этом году. Просто, наверно, радиостанции не успевают за нами.
В.ДЯГЕЛЬ: На самом деле, «Москва» тоже Прежде чем мы появились в эфире в первый раз сколько ей годиков-то исполнилось?
В.СКОРОДЕД: Два года мы бегали по радиостанциям, не хотели брать.
В.ДЯГЕЛЬ: Потому что там «проститутки» — слово было страшное такое. Нельзя было ставить — и все. Неформат. «Проститутки» нельзя.
А.ПЛЮЩЕВ: А апелляция к тому, что Есенин написал, не канает?
В.ДЯГЕЛЬ: Нет.
В.СКОРОДЕД: Они не знали, что это на стихии Есенина.
В.ДЯГЕЛЬ: К вопросу об умственно отсталых людях.
А.ПЛЮЩЕВ: Раз зашла речь о песне, которая постоянно крутится, ее и послушаем.

А.ПЛЮЩЕВ: Андрей спрашивает: «С какого диска песня «Самара-городок 2»? Если можно, поставьте ее пожалуйста».
В.ДЯГЕЛЬ: С «Абрикосов» «Самара-городок-2», 98-й год. Выпущена она в 99-м писали ее в 98-м.
В.СКОРОДЕД: «Самара-городок-1» — с «Истины».
А.ПЛЮЩЕВ: «Истина» у нас есть, это точно, так что «Самара-городок 1» можно поставить, а вот «Самара-городок 2» — уже нет. Просят поставить песню про Гагарина. Денис задает концептуальный вопрос: «И все-таки «Москва» — это самая лучшая ваша песня. Почему вы не пишете других песен на стихи Есенина? По-моему, это было бы очень здорово».
В.СКОРОДЕД: Дело все в том, что на стихи Есенина положено очень много музыки и, в частности, народной, которую все знают. То есть «Клен ты мой опавший», «В саду горит костер рябины красной.» Если мы сейчас начнем на эти стихи У него, кстати, стихов не так уж и много, если уж так подходить к вопросу. А во-вторых, есть такая очень серьезная для нас тема, которую мы знаем, это то, что есть удачная вещь положи ее на полку и хорошо. Я знаю точно, что если пытаться идти в этом направлении и писать песни типа «Москвы» и опять же на стихи Есенина, заведомо уже известно, что получится совсем не то. Потому что песня «Москва» уже не то что как визитная карточка группы, а просто совершенно удачный хит, который просто не покорить ничем.
В.ДЯГЕЛЬ: Так случилось же не специально.
В.СКОРОДЕД: Я хотел бы сказать, что остальные песни будут просто жалкими подделками под это дело. И сколько таких уже было и в поп-музыке.
А.РИКОНВАЛЬД: На самом деле, есть люди, которым нравится из наших слушателей песни совершенно другие и которые к «Москве» относятся совершенно прохладно.
В.ДЯГЕЛЬ: Я даже знаю людей, причем этот человек видеооператор очень хороший, который работает не буду говорить где, он вообще не любит «Москву». Он все наши песни любит самые старые, которые еще родились у Валерки, когда не было «Монгол Шуудан». Он безумно любит самую анархию, а «Москву» просто терпеть не может.
А.ПЛЮЩЕВ: Кстати, с этой точки зрения наверняка ваша аудитория действительно делится на две категории, и многие, наверно, считают, что «Москва» — это такой компромисс с поп-культурой.
В.ДЯГЕЛЬ: Это придумали радиостанции.
А.РИКОНВАЛЬД: Это песня, которую выбрали и решили снять клип, она покрутилась и все. А если снять клип на какую-нибудь другую песню, будет тот же самый резонанс, она точно так же будет висеть на радио, вот и все.
В.ДЯГЕЛЬ: Кстати, ждите в конце апреля. Ждите ударной волны.
А.ПЛЮЩЕВ: Будет клип?
В.ДЯГЕЛЬ: Будет очень жестко все.
А.ПЛЮЩЕВ: Это пустые угрозы. Давайте подкрепите.
В.ДЯГЕЛЬ: Я в смысле, что тем людям, которым нравится только «Москва», им вообще ничего не понравится.
В.СКОРОДЕД: Ходить на поводу у публики и выпускать песни типа «Москвы» — это не очень хорошо. Опять же, как формат. Если брать «Наше радио», приходишь, и они говорят — напишите песню такую, чтобы подкладывалась под наш формат. Я знаю кучу музыкантов, потому что мы базируемся на таком месте, там постоянно играют молодые коллективы, иногда бывает так, что я с ними разговариваю, они говорят так, что они приходят на радиостанцию и им говорят — ну давайте, сделайте под формат. Люди занимают деньги у бизнесменов, пишутся, кредит под проценты, приносят туда, а им говорят — извините, не очень
А.ПЛЮЩЕВ: Такого уже полно.
В.СКОРОДЕД: Поэтому я бы хотел сказать, что не надо ни под какой формат подкладываться. Вот есть стиль, который мы играем — мы и будем в нем играть, и хватит экспериментов, потому что мы уже наэкспериментировались.
В.ДЯГЕЛЬ: Или к Виктору Романову на завод «Серп и молот». Витек, ты нас слышишь?
А.ПЛЮЩЕВ: Кстати, раз уж зашла речь об этом, давайте зададим следующий вопрос, разыграем плакатик и кассету «Свобода или смерть». В каком клубе базируется группа сейчас «Монгол Шуудан»? Послушаем радиослушателей.
СЛУШАТЕЛЬ: Меня зовут Игорь, рад приветствовать всех. Собственно, обрадовался, услышав блюз про юбочку.
В.ДЯГЕЛЬ: Есть живые люди на этой планете!
СЛУШАТЕЛЬ: Эту песню помню еще по тому альбому — «Хулиганские песни», кажется, назывался.
В.СКОРОДЕД: Это первый «Бандитский альбом».
СЛУШАТЕЛЬ: Класс, просто чумовейшая вещь.
В.СКОРОДЕД: Вы заметили, что мы переписали эту песню немного?
СЛУШАТЕЛЬ: Да. Но я уже понял, что пришлось это сделать. К сожалению, после «Абрикосов» я вас немножко из виду потерял.
В.ДЯГЕЛЬ: Охладел
СЛУШАТЕЛЬ: Нет, не охладел. Просто, видимо, вся эта ротация слегка закончилась. И поэтому хотелось бы поподробнее об этих альбомах, тех, что после «Абрикосов» были, послушать. И может быть что-нибудь именно из анархически-белогвардейского тематики, мне эта тема как-то ближе, нежели «Москва». Если можно что-нибудь поставить такое И вообще на самом деле просто безумно рад был услышать.
А.ПЛЮЩЕВ: Спасибо вам. У вас будет еще что сказать перед тем, как мы включим то, что просили?
В.ДЯГЕЛЬ: Я думаю, что этот слушатель, который сейчас звонил и который нас любит и помнит самые первые песни Без разговоров надо просто ставить песню. Именно ту, но с нового альбома.
В.СКОРОДЕД: Про альбом мы поговорим еще, естественно.
В.ДЯГЕЛЬ: Сейчас будет звучать впервые на радиостанции вещь с этого альбома.
В.СКОРОДЕД: С альбома, который мы первые записали.
В.ДЯГЕЛЬ: Сами записали, ни от кого не зависели.
А.ПЛЮЩЕВ: Радиопремьера, между прочим.

А.ПЛЮЩЕВ: Отгадали клуб, где вы базируетесь очень быстро и легко, сделала это Марина с телефоном 912. Группа базируется в клубе «Табула раса».
В.ДЯГЕЛЬ: Ты заметил, что с одного и того же телефона сделали и первый и второй звонок?
А.ПЛЮЩЕВ: Сейчас мы это дело установим.
В.ДЯГЕЛЬ: Хочешь сказать, что соседи и случайное совпадение?
А.ПЛЮЩЕВ: Интересно даже.
В.ДЯГЕЛЬ: В девятимиллионном городе?
А.ПЛЮЩЕВ: Один и тот же телефон. Просто здорово. Поздравляем, Марина, она же Александр. То есть группа «Монгол Шуудан» решила не разоряться, по большому счету, — много призов привезла. Заехали на обратном пути домой и разобрались. Естественный вопрос. Где вас в ближайшее время можно увидеть?
В.ДЯГЕЛЬ: В ближайшее время, наверно, мало где, потому что нам надо до мая месяца закончить эти две пластинки, которые уже на подходе, 4-ю и 5-ю за этот год.
А.ПЛЮЩЕВ: Некоторые раз в два года пластинку выпускают, а вы 5 штук одновременно.
В.ДЯГЕЛЬ: Это к вопросу о том, что 5 лет нас не было слышно и видно. И поэтому у нас концертов сейчас не так много, по причине того, что не очень бы сейчас хотелось этого. Будет такая полусвойская вечеринка, она будет в клубе «Швайн», это где-то в районе Елоховской церкви, я не помню точный адрес этого клуба. 12 числа ждем вас.
В.СКОРОДЕД: Не перепутайте: не «Руссиш Швайн», а «Швайн».
А.РИКОНВАЛЬД: Встреча в Елоховской церкви.
В.ДЯГЕЛЬ: В обедню.
А.ПЛЮЩЕВ: По-моему, этот вопрос звучит с года образования группы. Кстати, год образования группы — это следующий наш вопрос. Тут отличный был ответ, за который мы решили присудить приз, мы еще доберемся до вопроса. Борис с телефоном 477 пишет, что вашей базой является клуб завода «Серп и молот». Музыканты, не задумываясь, втроем полезли в один портфель, вынули две кассеты. И кассета с плакатом уходит этому человеку Борису, который очень остроумно ответил. Так вот, следующий вопрос год образования группы «Монгол Шуудан». Я кстати сегодня читал об этом, и там значатся две даты очень интересные. Давайте, когда мы получим тот ответ, который вы считаете правильным, тогда и поговорим.
В.СКОРОДЕД: Желательно указать месяц.
В.ДЯГЕЛЬ: И день. Потому что в этом месяце этот день очень всем известный.
А.ПЛЮЩЕВ: И все время спрашивают аж с 88 или 90, 91 года, я помню, я школу заканчивал в это время где-то спрашивают про название. Вас точно задолбали этим вопросом.
А.РИКОНВАЛЬД: На одной презентации из Монголии даже приехала корреспондентка.
В.ДЯГЕЛЬ: Это было в 96-м году в «России» какой-то там клуб, «Манхэттен». «Я приехала с радио Улан-Батор» — все, что она могла сказать. «Почему вы так называетесь?» — спросила.
А.ПЛЮЩЕВ: Я так понимаю, что у нас детство в одно время прошло. Я помню, что было на марках написано из Монголии.
В.ДЯГЕЛЬ: У Валерки есть очень интересная версия.
В.СКОРОДЕД: Версий навалом на самом деле, какая из них правда — я сам уже не помню. Потому что это было уже действительно давно. Одна версия была такова. В институте Патриса Лумумбы репетировали студенты заочники разных национальностей, но большинство из них было из Монгольской народной республики. А в то время у меня была электрогитара, и им как раз не хватало забойного гитариста. И каким-то образом, не помню как, я туда попал, и мы там репетировали, но при этом репертуар составляла эта дрянь. Барабанщиком, кстати, был негр, как сейчас помню. И постепенно я решил так: надо заполнять эту веселую группу своими отечественными ребятами. И потихоньку мы стали выживать оттуда всех остальных, в том числе и монголов, а название осталось. Но это одна из версий, как это название прилипло к нашему коллективу, а вторая версия была такова. Мы все были из одного дома, была у нас автобусная остановка, возле которой стоял ларек книги, печать, журналы. И там был такой веселенький старичок, который по ночам то ли он там жил или рано утром — он из-под полы торговал горячительными напитками. И у него вся витрина была залеплена этими марками. Там, естественно, собиралась молодежь, потому что надо было охладить себя с утра, и мы как раз собирались с левой стороны этого ларька, где полнейшее разнообразие флоры и фауны, космонавты, эти марки лежали «Монгол Шуудан». И естественно, когда встал вопрос о том, как назвать эту группы, кто-то из наших, не помню кто, ткнул и сказал нормально. И еще есть пара версий, какая — из них не помню уже конкретно.
А.ПЛЮЩЕВ: Сейчас мы послушаем еще одну песню с альбома «Скатертью дорога».

А.ПЛЮЩЕВ: У нас есть один телефонный звонок.
СЛУШАТЕЛЬ: Добрый вечер, это Жаров.
В.ДЯГЕЛЬ: Денис ты еще живой?
СЛУШАТЕЛЬ: Конечно, а как же! По поводу нового барабанщика расскажите что-нибудь.
В.СКОРОДЕД: У нас на последнем концерте У нас же Вова теперь с новым имиджем, подходили люди и говорили а у вас что, теперь новый барабанщик играет? Потому что человек изменился просто на 180
СЛУШАТЕЛЬ: Насколько я помню Вову, он теперь призывником стал, побрился, по-моему.
А.РИКОНВАЛЬД: У него просто 100 дней до приказа.
В.ДЯГЕЛЬ: Как бильярдный шарик теперь стал. Я тебя сегодня, наверно, еще увижу, я тебе скажу пару ласковых.
А.ПЛЮЩЕВ: Пока вы еще не увиделись совместно, может быть, у вас есть о чем поговорить для нашей группы радиослушателей.
СЛУШАТЕЛЬ: Это естественно. Во-первых, я думаю, что всем будет интересно узнать какие-то сокровенные секреты, о которых мальчик молчит и никому не рассказывает. Может быть, что-нибудь из личной жизни он захочет поведать публике? Как вы думаете?
В.ДЯГЕЛЬ: Не я в эфире, а мы в эфире, поэтому личного. То, что касается только «монголов».
СЛУШАТЕЛЬ: «Монголов» — это понятно. Так может, быть личная жизнь. Ты хотя бы просвети. Фанатки приехали, ждут на даче
В.ДЯГЕЛЬ: Лучше бы Петя Подгородецкий взял трубку.
СЛУШАТЕЛЬ: Петя Подгородецкий только-только уехал спать
А.ПЛЮЩЕВ: Спасибо вам большое за звонок, жаль, что нам так и не удалось поговорить с начальником транспортного цеха, то есть с Петром Подгородецким. Может быть, расшифруете для нас, с кем говорили, о чем? Или так, или нормально, как будто пеня прошла?
В.ДЯГЕЛЬ: Песня прошла.
А.ПЛЮЩЕВ: Давайте разберемся, когда же была образована группа. Потому что есть очень много вариантов. Например, «Группа была образована в 88 году с записью альбома «Монетный двор»» — пишет Марина, 912. Но есть более точные ответы. Например, Евгений из Петербурга считает, что это было 8 марта. Саша считает, что это было в день рождения Ленина, 22 апреля 1870 года. Апрель 87 года — считает Борис. 7 ноября 1917 года — опять же считает Саша.
В.ДЯГЕЛЬ: За это, по-моему, тоже надо поощрить.
А.ПЛЮЩЕВ: Василиса считает, что это был 4 век до нашей эры. Но на самом деле, если уж мы условились насчет точного ответа, извините, но так мы декларировали, то Саша с телефоном 912-12-63 пишет о том, что группа «Монгол Шуудан» образовалась в октябре 1988 года, но первый концерт дала 1 апреля 89 года.
В.СКОРОДЕД: Правильно абсолютно.
А.ПЛЮЩЕВ: Мы пойдем на небольшой перекур, вас оставляем с песней под названием «Дед Мороз».

А.ПЛЮЩЕВ: Еще раз доброй ночи. Как меняются люди, выходя из курилки и попадая в студию. Там это были три жизнерадостных полных энергии человека, и вдруг вы слышите трех депрессивных. Вот весь этот шоу-бизнес! Они играют на публику.
А.РИКОНВАЛЬД: У нас просо гитар нет в руках, с ними мы гораздо спокойнее.
В.ДЯГЕЛЬ: Еще депрессивнее.
А.ПЛЮЩЕВ: А что же не принесли?
А.РИКОНВАЛЬД: Руки трясутся после вчерашнего
А.ПЛЮЩЕВ: Предлагаю на этом на заострять внимание, если ты не против. У нас еще остался один неразыгранный приз, отличный вопрос. Это будет компакт-диск и плакат. Нужно ответить на вопрос: в каком году умер Нестор Махно? Причем я дам подсказку: правильно отвечать необязательно. Есть у нас, наверно, какие-то вопросы на пейджере. Соня спрашивает: «Александр, почему Вы не задаете вашим гостям мой вопрос об устарелости их аранжировок лет на 30? Совсем как отечественные автомобили». Соня, первый раз пришел ваш вопрос, задаю его.
В.СКОРОДЕД: А что Соня слушает сама-то?
А.РИКОНВАЛЬД: Тут вопрос не в бровь, а в пах, как говорится. Дело в том, что если она слушает рэп, или техно, или эйсид, то это возможно. На эту тему я могу вообще разговаривать очень долго. И есть одна радиостанция смешная, которая крутит в эфире только джаз, причем джаз настолько старый, что у меня слюни текут. Там совершенно нет никаких аранжировок, записано все совершенно плохо, звучит отвратительно, а слушаешь — и такой кайф ловишь. Так что насчет устарелости аранжировок я не знаю. А почему тогда наши все супермодные навороченые люди, которых в этом не обвиняют, почему начинают перепевать старые песни чуть ли не в допотопных условиях, для того чтобы добиться именно того кайфа, из которого они, собственно, и вылезли Так что это вопрос такой
В.СКОРОДЕД: Новое — это хорошо забытое старое.
А.РИКОНВАЛЬД: Посмотрите на майонез в треугольных коробочках.
В.СКОРОДЕД: Раньше это была сметана.
А.ПЛЮЩЕВ: Мне нравятся отношения внутри группы, я попытаюсь вам это дело обрисовать. Если кто-то говорит больше двух предложений, остальные участники откатываются, делают вид, что они уходят из студии Потому что это уже неинтересно. Это они меня терпят. Я тут много говорю, они не откатываются.
В.ДЯГЕЛЬ: Мы тебя терпим пока в эфире.
А.ПЛЮЩЕВ: Ничего, меня защитят люди специально обученные.
В.СКОРОДЕД: Я тоже в ФСБ работал
В.ДЯГЕЛЬ: Мы его видели, один внизу сидит.
А.ПЛЮЩЕВ: Есть правильный ответ насчет Нестора Махно, который мы задумали как правильный. Но пока не будем его оглашать. Есть для вас хороший вопрос. Наталья спрашивает, какие вы предпочитаете спиртные напитки.
В.ДЯГЕЛЬ: В. К. и П. водка, коньяк и пиво.
А.РИКОНВАЛЬД: Я коньяк не люблю.
В.СКОРОДЕД: Вообще не очень этичный вопрос.
А.ПЛЮЩЕВ: Когда на четверых собираетесь или на троих, что вы пьете, на заводе «Серп и молот»?
В.ДЯГЕЛЬ: Мы там в домино обычно играем, слепуху за 30 рублей и рыбу забивать
А.РИКОНВАЛЬД: Кстати, тем, кто думает, что у нас слабо с мозгами, мы в преферанс перекидываемся в легкую.
А.ПЛЮЩЕВ: У меня слабо с этим, я не умею играть в преферанс. Может быть, научите, если выпадет возможность.
В.СКОРОДЕД: Только после стакана.
А.РИКОНВАЛЬД: На самом деле все пьют только то, что и обычно. Если бы они хотели услышать что мы пьем новозеландскую каву, где жуют слюни и сплевывают в общий калабас, а потом это пьют и кайфуют — нет, мы такие напитки не пьем. Все пьют только то, что продается у нас в стране.
А.РИКОНВАЛЬД: Мы поддерживаем отечественного производителя.
В.ДЯГЕЛЬ: Иногда абсенту хапнем, но очень редко. Кстати, большой привет ребятам парашютистам-экстремальщикам.
А.ПЛЮЩЕВ: Это стразу после абсента?
В.ДЯГЕЛЬ: Если они нас слышат, они это помнят.
А.ПЛЮЩЕВ: Мы пока посовещаемся, кому отдать приз за Махно, потому что тут много разных версий, а пока прервемся.

А.ПЛЮЩЕВ: Алексей спрашивает, где же ты слушаешь старый джаз. Скажи, не страшно.
А.РИКОНВАЛЬД: Это волна, я ее называю восемь, девять, десять. Это 89,1 в FM. Она у меня настроена, я под нее просыпаюсь, то есть у меня по таймеру включается радио, и я ее слушаю последние месяца два, наверно. В нашем коллективе я один слушаю джаз.
В.ДЯГЕЛЬ: Вы не представляете, как нам с ним тяжело!
А.РИКОНВАЛЬД: Витек говорит, что я ваша боль.
В.ДЯГЕЛЬ: Наша боль и наша совесть.
А.ПЛЮЩЕВ: Очень серьезный вопрос. Давайте о том, что происходит сейчас в нашей музыке отечественной. Что вы видите плохого и хорошего?
В.ДЯГЕЛЬ: Я от себя сейчас отвечу, я за всех не могу. Я не слушаю ничего, поэтому ничего не могу сказать. Я слушаю «монголов», и мне нравятся детские песни пионерских лет.
В.СКОРОДЕД: Отмазался лихо, конечно. Я считаю, что в принципе все происходит нормально, на мой взгляд, то, что сейчас происходит хотя бы у нас в России — мне кажется, что сейчас происходит отсев, естественный отбор всякого разного. То есть, несмотря на то, что очень много появилось супергрупп и звезды зажглись у нас на небосклоне
А.РИКОНВАЛЬД: Я даже знаю, сколько это стоит.
В.СКОРОДЕД: Хотя мы так не считаем, почему-то у нас такое мнение у всех сложилось, что у некоторых групп, у большинства — нам кажется, что у них вообще один гитарист играет.
В.ДЯГЕЛЬ: Сашка правильно заметил, и один композитор.
В.СКОРОДЕД: И один аранжировщик, на наш взгляд. Ничего плохого, конечно, не хотим конкретно сказать, но дело все в том, что эти коллективы, тоже не хочу называть Дело все в том, что они уже начинают отпугивать массового слушателя, своего то есть. То есть если неожиданно это что-то новое и начинает ломиться народ на концерты, то чрезмерная популярность работает в обратную сторону, будем так говорить. Я знаю примеры, мы даже выступали с какими-то группами, которые гремели в то время, а сейчас у них нет ничего. То есть получается так, что новый человек создал группу, у него есть хиты какие-то, то есть он написал хиты, в него вломили денег спонсоры, компания, заработали на нем, все разошлось, и потом понеслась такая вещь, что этот человек уже не может написать новых песен таких же. От них требуют такого же, иначе мы вас выпускать не будем. Масса команд, которые входят в эту струю.
А.ПЛЮЩЕВ: А кстати, вас не пугает массовое искусство, которое у нас в последнее время сильно развилось? Скажем, два национальных музыкальных телеканала, плюс радиостанция, посвященная только русской музыке, скажем, то же «Русское радио», которое позиционирует себя как радиостанция русской непопсовой музыки
В.ДЯГЕЛЬ: Дима Широков, тебе привет!
А.ПЛЮЩЕВ: Хорошо это или плохо? С одной стороны, наверно, это плохо. Потому что это такое, с одной стороны, резкое опопсение рок-музыки, с другой стороны, это хорошо. Потому что есть площадка и есть рынок.
В.СКОРОДЕД: Ничего подобного. Мы говорили на эту тему, что ротация — вообще вещь сложная. Потому что когда ставят нового исполнителя, за которого заплатили деньги и он крутится по 15 раз на дню на радиостанции
В.ДЯГЕЛЬ: Не считая того, сколько о нем говорится
А.РИКОНВАЛЬД: Простая смертная кухарка волей-неволей запомнит его и будет знать.
В.СКОРОДЕД: Разговор идет о том, что другим исполнителям совершенно нет времени для них, то есть взять нашу группу или другую — не могут их поставить. Потому что нет времени. Потому что у них прайм-листы расписаны, я лично видел — я просто поражался. В принципе, наши слушатели могут провести такой эксперимент. Они могут сесть с ручкой, потратить день и записать прайм-лист запросто и потом определить, какие группы звучат больше всего на радиостанциях, опять же, по этим направлениям.
А.РИКОНВАЛЬД: А я считаю, что просто радиостанции зачастую хотят угодить слушателям, чтобы привлечь спонсоров, для того чтобы заработать денег, и для этого они не жалеют ни сил, ни средств. А ориентируется зачастую, то есть все зависит либо от программного директора, который составляет струю основную, вот и все.
А.ПЛЮЩЕВ: То есть правильно ли я вас понимаю, что время, которое было до появления радиостанций, до MTV, до Муз-ТВ, конец 80 и начало 90-х годов, оно было значительно лучше, чище интереснее?
В.ДЯГЕЛЬ: Там был естественный отбор.
В.СКОРОДЕД: По-честному было. Дело все в том, что у нас же все частное. Допустим, тот же MTV — это Борис Зосимов и его частная компания, остальные — Михаил Козырев «Наше радио», если об этом говорить. Они там царь и бог, то есть как захотят, так и сделают.
А.РИКОНВАЛЬД: А на вкус и цвет товарища нет. Я бы хотел сказать о том, что нравится мне в современной музыке.
В.ДЯГЕЛЬ: Кому это интересно, что тебе нравится?
А.ПЛЮЩЕВ: Был вопрос задан, извини. Ты уже ответил про свои песни пионерские.
А.РИКОНВАЛЬД: Ложку меда в эту бочку дегтя хочу подложить. Ситуация в том, что мне нравится как человеку, исполняющему в нашей команде звукорежиссерские обязанности, мне нравится, что уровень качества звука и качества записи начинает подниматься. Это хорошо, верной дорогой идете, товарищи.
А.ПЛЮЩЕВ: «Я хочу о своих пристрастиях сказать» — и не сказал ни слова.
А.РИКОНВАЛЬД: Я добавить хотел, что нет ничего проще, чем пойти легким путем, написать песню про любовь и аранжировать ее более или менее сладенько, и запустить на радиостанции при наличии каких-то денежных влияний. И поиметь популярность. Ведь, в принципе, уже давно известно, что радио это большая сила. То есть можно действительно заставить слушать, просто козла с рогами, если его прокручивать, надеть наушники
В.ДЯГЕЛЬ: «Ты эту группу любишь?» — «Нет». «Сейчас полюбишь!» И на неделю к батарее — будет ходить, потом петь одну и ту же песню.
В.СКОРОДЕД: Но получается так, что ровно 50 на 50. То есть 50% слушателей, которым это нравится супер, то есть они просто фэны всего этого дела, и мы вращаемся в кругу, где 50 % абсолютно это не приемлют. И еще это вещь такая, эти ротации — она поделила и отсеяла группы на разные направления или, как это сказать, в разные тусовки. Одна группа исполняет хэви-металл, и к ним туда всех в одну гребенку. Одна в таком стиле играет, и куча групп играет про какие-то свои вещи.
В.ДЯГЕЛЬ: Утром пришла мама и нашла синего папу на асфальте и зеленого сына на карусели
А.ПЛЮЩЕВ: Давайте вернемся к Нестору Махно, с вашего позволения. Было много вариантов, но есть один, который мы все вместе признали не то чтобы правильным, а тем, который должен был быть. Помните подсказку, что правильно отвечать необязательно да и не нужно на самом деле. Ну так вот, 95-й год — неправильно, 61-й — неправильно для нас. «Он будет жить вечно в их сердцах» — пишет Галина. Это правильно, но не совсем. «Дело в том, что он еще жив», — пишет Павел. Уже лучше, но опять же не совсем. Принят был ответ Дениса с телефоном 143. «Да Батька Махно завсегда жив!»
В.СКОРОДЕД: Если бы они отвели еще дополнительно, какую очень важную военную вещь изобрел Нестор Иванович Махно, причем про это знают все, от мала до велика, даже песни про это сочинены.
А.ПЛЮЩЕВ: У меня кассетка еще одна осталась, спокойно можно проигрывать.
В.СКОРОДЕД: Какое техническое нововведение во время гражданской войны изобрел лично Нестор Махно и после этого это уже было принято на вооружение нашей краснознаменной армии до какого-то года. Сейчас, конечно, это вещи уже нет, но изобретателем был непосредственно Нестор Иванович.
А.ПЛЮЩЕВ: Мы уходим на небольшое совещание.

А.ПЛЮЩЕВ: Последняя кассета ушла еще до того, как успел договорить задававший вопрос. Смысл в том, что, конечно же, много правильных ответов. Но есть несколько оригинальных ответов. Например: «Махно изобрел деревянный танк». Или семизарядная винтовка и два енотовых тулупа. Борис предполагает, что это был просмотр красной армии в окно. На самом деле, конечно же, это была тачанка. Галина зарабатывает кассету. А откуда у вас родилась страсть непосредственно к Нестору Махно и анархическому движению собственно?
В.ДЯГЕЛЬ: У Валеры дед там воевал.
В.СКОРОДЕД: Да, было дело. Но не знаю, может быть, какие-то отголоски прошлого, а может быть, по какой-то индийской мифологии все живут по 9 раз — может быть я как раз был рожден в то время. Почему-то мне ближе и роднее именно времена гражданской войны, и особенно анархическое движение какое-то было очень странное в то время, тем более все начитались марксизма, и появились некие люди агитаторы, которые начали говорить о том, что, ребята, вы знаете, что собственность — это кража И под это дело подписалось очень много авантюристов, которые, собственно говоря, прикрываясь священным именем анархии, начали творить беззакония. Причем оказалось, что половина почти 100 процентов — из них вышли красные командиры. То есть они начинали работать, создавали свои банды в какой-то губернии, кричали: «Свобода или смерть! Мы анархисты», — а под это дело они грабили и города, и села, и все, что у них там было. В конце концов, Владимир Ильич наш дорогой и любимый сказал зачем нам с ними бороться, с бандитами? Возьмем к себе в Красную армию, пусть они на нас работают. Даже сам Нестор Иванович, несмотря на то, что он был достаточно велик, он повелся на это дело, на что была сочинена песня под названием «Махно» группой «Монгол Шуудан». Но в конце концов он понял неправоту этих ребят и начал свое победное шествие или, вернее, грустное шествие по своим украинским штукам. И естественно, что я как автор текстов и вокалист исполняю эти вещи, и хотел бы задобрить своих слушателей такими вещами, что, ребята, мы, группа «Монгол Шуудан» возвращаемся, и у меня уже написано несколько циклов, то есть можно слушать как рок-оперу. Хотя у нас в планах уже, может быть, записать рок-оперу о похождениях не буду говорить кого, но не Нестора Ивановича, конечно, мы возьмем какой-нибудь другой персонаж покруче, типа Маруси Никифоровой. В общем, все будет круто. Со старыми текстами, со старыми делами. Мы думаем, что вообще это будет для вас хорошим подарком.
В.ДЯГЕЛЬ: Мы вернулись.
В.СКОРОДЕД: Это будет как раз экскурсом в историю, тем более, что я сейчас как раз свои познания приподнял в связи с тем, что есть такие вещи, как Интернет и все остальное. Так что будем бороться дальше.
А.РИКОНВАЛЬД: А я вообще не терплю власти над личностью, какой бы то ни было, поэтому анархия — мать порядка.
А.ПЛЮЩЕВ: Денис, который выиграл у нас кассетку, говорит, что рок-опера про батьку — это было бы круто. Я позволю себе вернуться к вашей музыке и к вашему творческому пути. Я сегодня смотрел и ужасался тому количеству музыкантов, которые отыграли у вас в группе. Текучка кадров, как это принято называть, потрясающая. С чем это связано?
В.ДЯГЕЛЬ: Был такой период сложный.
В.СКОРОДЕД: Отличная, кстати, история для нашей группы.
А.ПЛЮЩЕВ: Может быть, это и хорошо
В.СКОРОДЕД: А еще лучше, что всем музыкантам, которые у нас играли, мы дали какой-то определенный путь, дали им школу приличную. Все пристроены, все работают на хороших должностях, кто где. За исключением последних наших каких-то музыкантов. Потому что дело все в том, что в группу «Монгол Шуудан» требуются такие люди, которые полностью и совершенно были бы уверены в том, что они делают, для чего они приходят в группу. А то приходят заработать денег
В.ДЯГЕЛЬ: Подработать, скорее.
В.СКОРОДЕД: Я понимаю, что деньги — утверждающая такая вещь, но все-таки надо как-то отдавать себя ради чего-то.
В.ДЯГЕЛЬ: Чтобы что-то получить, надо что-то отдать.
А.РИКОНВАЛЬД: Один умный человек, когда я еще давно ехал работать в первый раз в кабак, я его спросил, а сколько будут платить, на что он мне обернулся, погрозив пальцем, сказал — сначала музыка, а потом деньги Вариант: сначала билеты, а потом кино — в обратную сторону.
В.СКОРОДЕД: Да, текучка кадров, собственно говоря, и была вызвана в основном этими вещами. Потому что настоящие люди, которые у нас работали, свалили по каким-то причинам. Один вообще бросил музыку, потому что убежал в монастырь, это его полностью оправдывает, потому что это его идеология. Другой уехал по каким-то еврейским вопросам в Америку, его не удержать, потому что семья его утащила. Ничего не сделаешь.
В.ДЯГЕЛЬ: Один по болезни На самом деле, он не мог. Мы очень много ездили на автобусе, два года назад, и у него спина болела.
В.СКОРОДЕД: А в основном куча пьяниц, воров. И интриганов, самое главное. Потому группа не такая большая, и замутить интригу какую-нибудь, расколоть на два лагеря коллектив — нам почему-то везло на этих людей. Ну а в основном там, по правде сказать, была такая вещь: когда менялся человек, на нас такая карма опускалась, что именно тогда, когда он менялся, вдруг возникало огромное количество концертов, выступлений, и нам волей-неволей приходилось брать первого попавшегося. И в результате, как правило, попадается так, что первый попавшийся, собственно говоря Если, конечно, какой-то клич бросить, пользуясь случаем
В.ДЯГЕЛЬ: Там время надо выбирать, прослушивать
В.СКОРОДЕД: Просматривать, присматриваться к человеку, посмотреть, что он из себя представляет. Мало того, что он умеет играть на гитаре. Потому что мы повидали кучу профессионалов, но как люди они полные бараны вообще были, бывало и такое.
В.ДЯГЕЛЬ: Скоро мы будем выбирать басиста.
В.СКОРОДЕД: Хотя, по большому счету, я не хотел бы обижать остальных музыкантов, потому что, в принципе, все приличные ребята.
А.РИКОНВАЛЬД: Каждый должен занимать свое место.
В.СКОРОДЕД: Кому-то нравится попсу играть — пожалуйста, ради бога. Пусть играют попсу. Или еще что-то, какие-то еще вещи.
А.ПЛЮЩЕВ: Через 3 минуты мы вернемся в прямой эфир.

А.ПЛЮЩЕВ: У нас осталось 10 минут, после чего мы, надеюсь ненадолго, расстанемся, поскольку у вас еще же два диска выходит. Я надеюсь, по меньшей мере. Если у вас такие сложности с другими радиостанциями, я готов с удовольствием представить ваши диски у нас в программе «Серебро» и все премьеры всех синглов
В.СКОРОДЕД: Считай, что договорились
А.РИКОНВАЛЬД: Тем более что следующий диск будет как никогда близок к народу.
В.СКОРОДЕД: Очень народный диск будет.
А.ПЛЮЩЕВ: Так что вы все, радиослушатели, присутствуете при заключении договоренностей, устной декларации о намерениях. Тут спрашивали давно, причем несколько раз, как вы относитесь к группе «Сектор газа» и имеете ли вы сейчас с ребятами какие-то отношения.
В.СКОРОДЕД: Мы играли несколько концертов с ними, на гастроли ездили кровавые достаточно.
А.ПЛЮЩЕВ: Что там было?
В.ДЯГЕЛЬ: Это частности
В.СКОРОДЕД: Раньше группа «Монгол Шуудан» была такая пьяная команда, что греха таить, а группа «Сектор газа» — это все-таки «зеленая» команда, окутанная дымкой. То есть мы были «синие»
В.ДЯГЕЛЬ: И кто кого перебьет они по-своему, а мы по-своему, а результат был один и тот же у всех: интоксикация организма и все остальное.
А.РИКОНВАЛЬД: Даже путали, кто первый выходит, если честно.
В.СКОРОДЕД: В общем, жалко, что с Юрой случились всякие отходы в иной мир. Но ничего плохого про эту группу мы сказать не можем, потому что в принципе они рубились очень здорово.
В.ДЯГЕЛЬ: Ребятам всем привет, если кто слышит. Наши люди.
В.СКОРОДЕД: У многих людей, в связи с тем, что группа «Сектор газа» никогда не ротировалась и никогда их песни не ставились на радиостанциях, они были кассетными королями.
В.ДЯГЕЛЬ: И никогда не ныли и не просились, чтобы их поставили где-то.
В.СКОРОДЕД: И я, например, знаю, я недавно разговаривал с музыкантами из группы «Ва-банкъ», мне Белезов говорил — я где-то работаю, подрабатываю в общем, у нас там стоят магнитофоны, стоят кассеты «Сектора газа», и я так прикололся, потому что до этого у меня было ощущение такое То есть я подводил свою мысль к тому, что для того, чтобы делать какие-то выводы о группе, надо сесть и сначала прослушать, сказать На самом деле, про нас тоже очень много говорят а, «Монгол Шуудан» — это такая лажа
А.РИКОНВАЛЬД: А если на концерте три часа побыли
В.СКОРОДЕД: После концерта обычно подходят и говорят
А.ПЛЮЩЕВ: Так вот, проблема вся в том, что концертов-то мало.
А.РИКОНВАЛЬД: Сейчас допишем — и все будет.
В.ДЯГЕЛЬ: Нам надо добить, потому что в мае мы должны уехать, мы пока не будем сообщать, куда и когда точно. Дополнительная информация будет в Интернете на нашем сайте.
А.ПЛЮЩЕВ: А когда вернетесь, чтобы все это посмотреть?
В.ДЯГЕЛЬ: К августу, скорее всего.
В.СКОРОДЕД: Дело все в том, что посещаемость концерта напрямую завязана с рекламой, естественно, а для этого нам надо сделать информационный взрыв или бум, как его называют, поднять шумиху по этому поводу и заинтересовать людей на тех же радиостанциях, чтобы они рекламировали. Потому что раньше как концерты проходили, не было радиостанций, и народ по телефону созванивался и говорил — пойдем на «Монгол Шуудан»
В.ДЯГЕЛЬ: Так был же фэн-клуб.
В.СКОРОДЕД: Был фэн-клуб, и люди ходили.
А.РИКОНВАЛЬД: Усилиями некоторых отвратительных людей он был разрушен. Сейчас будем реанимировать.
В.ДЯГЕЛЬ: Ребята, мы вернулись!
В.СКОРОДЕД: А сейчас, естественно, все слушают радио, и они включают в основном, кто выступает плеяда замечательных артистов. Постоянно. И поэтому попасть на «Монгол Шуудан» достаточно проблематично, я бы сказал, для широких слоев населения. Потому что просто не знают где, во-первых
В.ДЯГЕЛЬ: Наш сайт www.shoodan.ru. Заходите, через две недели он будет обновлен, и будет вся информация и о прошлом, и о пластинках.
А.РИКОНВАЛЬД: Если он не будет обновлен, тот, кто его обновляет, будет убит. Ты слышишь нас?
В.ДЯГЕЛЬ: Саша, слышишь?
В.СКОРОДЕД: Если мы найдем еще людей, которые нам помогут в проведении концерта по поводу нашего дня рождения, то мы устроим жуткий концертище.
В.ДЯГЕЛЬ: Я думаю, что мы перенесем ближе к маю этот день рождения. Мы обязаны отметить
А.ПЛЮЩЕВ: Необязательно 1 апреля.
В.СКОРОДЕД: Нет. А потом, первое апреля такой стремный день. Многие, кстати, несмотря на то, что они имеют образование и мозги, когда им говорят, что у нас 1 апреля концерт группы «Монгол Шуудан», они справляют свой день рождения, они говорят — это шутка, сегодня же день смеха
В.ДЯГЕЛЬ: В 99 году мы отмечали вообще 19 ноября десятилетие свое.
А.ПЛЮЩЕВ: Но ничего, у нас тут есть грозный обозреватель Андрей Черкизов, у него 1 апреля день рождения. Мало кто верит, кстати. Это нормально. Я считаю, что все великие люди рождаются 1 апреля или в подобные дни типа 29 февраля.
В.СКОРОДЕД: А вот сидит, кстати, человек.
В.ДЯГЕЛЬ: А есть еще Паша Козаков, большой наш друг.
А.ПЛЮЩЕВ: Все показали на Александра.
В.ДЯГЕЛЬ: Мы всегда на него показываем. Это наша боль, наша совесть.
В.СКОРОДЕД: Да ему лет 6 сейчас, наверно.
А.ПЛЮЩЕВ: Алло.
СЛУШАТЕЛЬ: Приветствую, это Пчеловод. У меня такой вопрос. Было такое замечательное рок-кафе «Отрадное», и у них там какие-то трагические потери произошли, я слышал такие легенды. Вы не могли подробнее рассказать?
А.РИКОНВАЛЬД: Опять же, с басистом. То есть, видимо, с него это все и началось.
В.СКОРОДЕД: Дело в том, что идейным вдохновителем кафе «Отрадное» был Алексей Поляков, который в то время играл у нас на бас-гитаре, и он трагически погиб в своем же кафе от рук просто шпаны.
СЛУШАТЕЛЬ: Кстати, я вчера был в Отрадном, там ходят просто толпы гопоты по 20 человек, мне пришлось им объяснять
В.СКОРОДЕД: Если так там осталось до сих пор, то лучше, конечно, квартиру там не покупать и не снимать.
СЛУШАТЕЛЬ: Но вы все-таки поподробнее расскажите об этом событии.
В.СКОРОДЕД: Там дело все в том, что они сделали так. Они решили днем проводить такие вечеринки, это было единственное место в Москве, вообще первое кафе, и они решили проводить такие вечерники или посиделки, группа заказывает, допустим, день рождения того же бас-гитариста, по-моему, в частности, это было на группе «Мегаполис», могу ошибаться. Они собрали своих друзей, поставили длинный стол, напитки и выступали для своих, то есть их там было человек 18-20, и на это время закрывалась решетка, вход в кафе «Отрадное». И там пришли какие-то местные, которые стали ломиться, на что вышел Алексей и сказал, что у нас здесь частная вечеринка. А тогда слово «частный» вообще раздражало, как красная тряпка. И они сказали, что мы постоянные здесь посетители, и мы придем и с тобой разберемся потом. И естественно, он принял это как шутку, потому что в принципе он там родился, он знал всю эту гопоту, я даже знал, что он знал своих потенциальных убийц. И случилось такое, что они нанюхались, накурились и, естественно, пришли и выполнили свое обещание.
СЛУШАТЕЛЬ: То есть он не действовал как воин, и поэтому он проиграл.
В.СКОРОДЕД: Нет, как раз наоборот. Он, между прочим, пошел с ними драться, потому что его брату они сломали ключицу что ли, потому что он стоял там на входе. Он прибежал, и Леха побежал туда, и естественно, они его стали пырять ножами. И дела для него закончились достаточно трагически.
СЛУШАТЕЛЬ: Надо было сильнее биться!
А.ПЛЮЩЕВ: Хорошее такое пожелание. Жаль, что на такой грустной ноте мы расстаемся, но тем не менее спасибо большое, что два часа провели с нами. Еще раз напоминаю, что мы с вами договорились, что новые диски сразу к нам.
В.ДЯГЕЛЬ: Все, и ждем тебя в гости на следующей неделе к нам в студию, посидим и все обговорим.
В.СКОРОДЕД: Вам спасибо, ребята, мы вас всех любим.






























Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире