'Вопросы к интервью
19 мая 2013
Z Открывашка Все выпуски

Как создаются мюзиклы


Время выхода в эфир: 19 мая 2013, 10:01

Л.ГУЛЬКО: 10 часов 6 минут, мы начинаем «Открывашку». Продюсер мюзиклов, глава театральной компании «Стейдж Энтертеймент» в России. Здравствуйте, Дима.

Д.БОГАЧЕВ: Доброе утро.

Л.ГУЛЬКО: Доброе утро. Мы будем рассказывать мальчикам и девочкам, а также их родителям, как создаются мюзиклы. Вообще, Дмитрий главный по мюзиклам тут у нас. Можно вас так назвать?

Д.БОГАЧЕВ: Да, наверное. Скромно так. Я прослушал с интересом первую часть передачи, про еду.

Л.ГУЛЬКО: Это была «Детская площадка».

Д.БОГАЧЕВ: А я думал – как бы перевести, мостик перекинуть. Может, про морепродукты начать?

Л.ГУЛЬКО: А давайте, знаете как перекинем мостик? Есть такие «Письма с фермы». У нас есть Маша Слоним, замечательная совершенно дама, которая основала свою фирму, известный журналист, но она занимается фермероведением. Она основала свою фирму и каждый раз в передаче «Открывашка» рассказывает нам новости с фермы. Так что мы сейчас послушаем новости с фермы, а потом уже… от еды к ферме, а потом…

Д.БОГАЧЕВ: К морской ферме.

Л.ГУЛЬКО: К морской ферме. Потому что мидий тоже выращивают. Не знаю, как русалочек… Устриц, там. Хорошо, давайте послушаем.

ПИСЬМА С ФЕРМЫ

Л.ГУЛЬКО: Ну, вот такая история приключилась с котами Маши Слоним и с конем Пушкин.

Д.БОГАЧЕВ: С животными. А теперь переходим к морскому миру, да?

Л.ГУЛЬКО: Теперь, да, к морским созданиям. У нас, я сразу скажу, есть пять компактов в розыгрыше.

Д.БОГАЧЕВ: Да, это совершенно уникальная запись. Это впервые очень известная музыка, известные песни из мюзикла, из анимационного диснеевского фильма звучат на русском языке в исполнении российской труппы мюзикла.

Л.ГУЛЬКО: Мне нравится композиция, которая называется «Позитюкнутый».

Д.БОГАЧЕВ: Да, это, кстати сказать, небезызвестный Алексей Иващенко, которого пригласили мы для того, чтобы он перевел английский текст мюзикла, он вот таким образом подошел с юмором. Но поскольку весь мюзикл достаточно остроумный, там очень много веселых текстов…

Л.ГУЛЬКО: Там прямо написано «реприза».

Д.БОГАЧЕВ: Да, нам нужен был человек, поэт, не просто поэт и не просто человек, который виртуозно пишет стихи на музыку, но и такой вот, может, с таким ощущением идиотизма легкого…

Л.ГУЛЬКО: В хорошем смысле.

Д.БОГАЧЕВ: Да, придури. Если вспомнить многие из смешных, веселых песен, которые были написаны дуэтом «Иваси», Ивашенко и Васильева, там как раз вот таких песен очень много, они хорошо владеют этим искусством – донести легкую придурь…

Л.ГУЛЬКО: В том числе и детям.

Д.БОГАЧЕВ: И, так же, как на «Звуках музыки», Алексей Иващенко совершенно классно перевел несколько песен такого характера, веселых, забавных, задорных, в мюзикле «Русалочка» таких песен еще больше, потому что это, с одной стороны, такая красивая романтическая сказка с очень умным сюжетом, но с другой стороны, она изобилует просто местами, сценами забавными, веселыми, задорными, и очень важно было вот этот оптимистический дух в нем сохранить. И Алексей Игоревич, я считаю, с блеском справился с этой задачей. Очень многие отмечают этот как раз таки перевод мюзикла «Русалочка», его такую особенность.

Л.ГУЛЬКО: А вообще как создаются? Вот как правильно – мюзикл или мьюзикл?

Д.БОГАЧЕВ: Ну, вообще, правильно, наверное, произносить «мюзикл», некоторые по старинке, может, русифицируют это и вставляют туда мягкий знак.

Л.ГУЛЬКО: Как я.

Д.БОГАЧЕВ: Да. Ну, это вот новое поколение и поколение уже зрелое. Вот, наверное, так различаются.

Л.ГУЛЬКО: Вот этот стиль для нас сейчас очень привычен, для России, да? Мюзикл.

Д.БОГАЧЕВ: Наверное, он уже стал чем-то обычным, частью нашей жизни и частью нашей культуры.

Л.ГУЛЬКО: Да. А вот как в России создается мюзикл? Как в Америке, мы себе представляем немножко, наверное, но тоже не очень.

Д.БОГАЧЕВ: Но просто в Америке уже существует…

Л.ГУЛЬКО: Культура своя.

Д.БОГАЧЕВ: Скажем так, не только культура, но и индустрия. То есть там уже есть правила. То есть уже все знают, с чего начать, куда пойти затем, кого пригласить и как это все в конечном итоге превратиться в постановку на сцене. Мы это все осваивали последние десять лет. Но, в общем, тоже освоили и тоже знаем, что все начинается с идеи. Для начала нужно придумать, собственно, что мы хотим сказать людям. Потому что если нечего сказать, то лучше и не говорить, лучше не браться. Кстати, примеров таких очень много. Вроде нечего сказать, но просто очень хочется сделать. Результат закономерен. Если есть что сказать, если есть красивая идея, дальше нужно думать о том, как это донести. Вот дальше приглашаются авторы, специалисты.

Л.ГУЛЬКО: Вот меня всегда интересовало. В мюзикле необязательно поют профессиональные певцы, правда? там же много очень драматических актеров.

Д.БОГАЧЕВ: Предпочтительнее, конечно, чтобы были профессионалы.

Л.ГУЛЬКО: Конечно.

Д.БОГАЧЕВ: Потому что драматические актеры поющие с т.н. актерским пением, это, знаете ли, по неизбежности, к сожалению. А вообще, в каждом профессиональном деле должны быть задействованы в первую очередь профессионалы. Когда их нету или сложно с ними, приходится работать с тем, что есть, как-то дотягивать, доучивать. И действительно, еще 10 лет назад, когда мы начинали мюзикл «Норд-Ост», у нас были с этим огромные проблемы. Ну и потом тоже, в течение последующих нескольких лет мюзикловых актеров как класса не существовало. Но вот за годы такие актеры появились. Во-первых, во многих учебных заведениях открыли специальные курсы, факультеты или кафедры, которые стали готовить именно артистов мюзиклов.

Л.ГУЛЬКО: Просто нас сейчас слушают мальчики и девочки, которые, может быть, вдруг захотят пойти поучиться.

Д.БОГАЧЕВ: Да, совершенно верно. Я к этому веду. Не только для более взрослых, скажем так, юношей и девушек есть такие учебные заведения, но и для детей. Вот, в частности, Театр юного актера, который находится рядом с Ленкомом, готовит таких юных артистов, мы их не детьми называем, а юными артистами, которые играют как в постановках этого театра, так и многих мюзиклов. У нас в труппе было порядка сорока, наверное, или пятидесяти ребят, которые прошли вот эту школу Театра юного актера и, собственно, они не только ее прошли, они продолжают там работать, но вот на время показа мюзикла «Звуки музыки» они играли на профессиональной сцене весьма себе серьезные роли.

Л.ГУЛЬКО: И с них прямо строго спрашивали, как со взрослых?

Д.БОГАЧЕВ: Абсолютно, да, они были порой лучше взрослых, более дисциплинированы. Взрослые со временем потом разбалтываются, звездить начинают, а у детей как-то все в порядке с дисциплиной, с самооценкой.

Л.ГУЛЬКО: Вообще, это сложная история, мне кажется, вот актер мюзикла – это же надо в одном человеке совместить драматическое искусство и… Да? И вокальное искусство.

Д.БОГАЧЕВ: На мой взгляд, это мое личное мнение, но многие, я надеюсь, со мной согласятся, это, наверное, самая сложная актерская театральная профессия, именно потому что от актера мюзикла требуется адекватное владение сразу несколькими дисциплинами основными. Это, действительно, базовое актерское мастерство, это вокал, без которого никуда, потому что мы все-таки говорим о мюзикле, где первична музыка, это владение навыками хореографии или пластики движения и многие другие. Вот, в частности, в мюзикле «Русалочка» неожиданно нам понадобились такие акробатически искусства, может, опыт какой-то спортивно-гимнастический.

Л.ГУЛЬКО: Это чтобы показать подводный мир?

Д.БОГАЧЕВ: А нам режиссер поставил задачу – воспроизвести максимально достоверно движения живых существ под водой.

Л.ГУЛЬКО: Ничего себе. Как в невесомости.

Д.БОГАЧЕВ: И, знаете, в бродвейской версии они решили это, поставив актеров на роликовые коньки, но роликовые коньки давали движение, свободу какую-то, но в плоскости сцены. То есть это достаточно плоское было движение. Хотя все очень красиво, динамично. А режиссер нашей постановки решил, что нам этого недостаточно и живые морские существа, все эти русалочки, крабы, медузы, каракатицы…

Л.ГУЛЬКО: Морские коньки.

Д.БОГАЧЕВ: Да, они все должны плавать в объеме, а не в плоскости. И это можно было воспроизвести только полетами. Мы придумали все эти технические устройства полетные, которые передвигали и передвигают наших артистов.

Л.ГУЛЬКО: Прямо цирк «Дю Солей».

Д.БОГАЧЕВ: Совершенно верно. В трех измерениях – вперед-назад, вправо-влево, вверх-вниз, и еще и вращали вокруг оси. То есть четыре степени свободы, как говорят физики. Но этого недостаточно. Ведь это только техника, а актер тоже должен владеть своим телом, чтобы это все было красиво. Мы загнали наших несчастных артистов в пилатес, они осваивали все эти новомодные, на самом деле, не очень новомодные, этим техникам уже сто лет, пилатес, где…

Л.ГУЛЬКО: Пилатес – это? Просто для тех, кто не знает.

Д.БОГАЧЕВ: Это такая гимнастика, которая позволяет владеть частями своего тела совершенно независимо друг от друга. Скажем так, владеть своим телом.

Л.ГУЛЬКО: В общем, йоги отдыхают.

Д.БОГАЧЕВ: Это очень близко к йоге. Там тянут, растягивают в совершенно каких-то неудобоваримых позах. Заставляют делать всякие необычные вещи. И нам было очень важно, чтобы наши артисты научились двигались хвостами, ногами или руками и одновременно петь. Это практически невозможно для неподготовленного человека. Кто слушает нас сейчас, вы сейчас подойдите к турнику или к какой-нибудь перекладине, поднимите ноги в уголке и потом спойте, например, песню «Дорогие мои москвичи» или какую-нибудь еще, неважно, любую. Посмотрим, что у вас получится.

Л.ГУЛЬКО: «В лесу родилась елочка».

Д.БОГАЧЕВ: Да, а наши ребята на сцене исполняют совершенно виртуозные арии, причем у них не должно ни сбиваться дыхание, ничего. В общем, это достигается только многодневными тренировками по специальным техникам. Вот они несколько месяцев это все осваивали у нас. Так что вот так.

Л.ГУЛЬКО: А вот Константин спрашивает, чем мюзикл отличается от оперетты. Такой традиционный вопрос, я понимаю. Еще водевиль есть.

Д.БОГАЧЕВ: Традиционный вопрос – традиционный ответ. Практически ничем. Потому что мюзикл – это музыкальный спектакль. Это просто сокращенное название, чтобы не так долго, из двух слов сделали одно в Америке. Они вообще такие, очень прагматичные люди – зачем говорить долго, «музыкальный спектакль»? Мюзикл. Соответственно, под слово «мюзикл» подпадает фактически любой музыкальный спектакль, который ставится на сцене, да и не только на сцене, есть еще и фильмы-мюзиклы. То есть все, что музыкальное, все, где сюжет рассказывается языком музыки, танца и каких-то других средств художественной выразительности, но в первую очередь музыки, называется – мюзикл. А то, что мы видим сейчас на сцене, и то, что мы называем мюзиклом сейчас, это просто некий эволюционный путь, который прошел музыкальный спектакль от оперы, водевиля, оперетты, и вот к чему мы пришли, это можно сейчас посмотреть на сцене. Да, ну конечно, когда мы говорим «мюзикл», уже сразу зрители ожидают какой-то зрелищности особой.

Л.ГУЛЬКО: Феерия какая-то яркая.

Д.БОГАЧЕВ: Да, феерии, чего-то яркого, динамичного очень, но всегда связанного с музыкой, с вокальным исполнением, с оркестром.

Л.ГУЛЬКО: Вот, кстати, об оркестре. Это, между прочим, тоже одна из важных составляющих частей.

Д.БОГАЧЕВ: Важных и, я бы сказал, необходимых абсолютно, хотя некоторые мюзиклы обходятся и без оркестра, идут под фонограмму, но с такими мюзиклами я предпочитаю не работать, и вообще это не мэйнстрим. Весь Бродвей, Вест-Энд лондонский, ну и, в общем, почти вся Европа живет на сцене с живым звуком. Есть отдельные французские постановки, они идут каким-то своим путем, такие, более эстрадного плана, они идут под оркестровую фонограмму. Это мюзикл «Нотр Дам де Пари», который все помнят, «Ромео и Джульетта», в основном это французские постановки. Они пошли немножечко другим путем, но они и исполняются, как правило, не в театрах, а на каких-то больших концертных площадках, это более эстрадное шоу, нежели традиционный театральный спектакль. Возвращаясь к «Русалочке».

Л.ГУЛЬКО: Да, конечно.

Д.БОГАЧЕВ: К нашим, хотел сказать, баранам.

Л.ГУЛЬКО: Не-не, к мидиям.

Д.БОГАЧЕВ: К мидиям, да. Мы сейчас уже почти триста спектаклей отыграли с момента открытия. И, конечно, популярностью мюзикл пользуется колоссальной. То есть я даже сам не ожидал, когда мы затевали это. Когда я впервые увидел постановку бродвейскую, подумал – как здорово, такой сюжет классный. Это же одна из самых, на мой взгляд, пронзительных сказов Андерсена, с очень глубоким смыслом, вы помните. Она делает очень непростой выбор. Вообще, там все время какой-то выбор делается – между голосом и любовью, между счастьем и несчастьем своим, и этот выбор она делает в пользу любви, и в конце концов… вообще, я хотел задать один вопрос, чтобы разыграть эти диски, в какой-то момент, когда мы подойдем к этому, я про сказку тоже спрошу.

Л.ГУЛЬКО: Хорошо.

Д.БОГАЧЕВ: Мы показали этот мюзикл около трехсот раз уже, и спрос настолько высок, что мы решили продлить этот мюзикл на второй год. Вообще изначально мы этого не предполагали.

Л.ГУЛЬКО: Вообще, сколько мюзикл живет? Год?

Д.БОГАЧЕВ: Ну, пока в России, в Москве у нас получалось… вообще, «Красавицу и чудовище» мы два года показывали. То есть все зависит от популярности и от размера аудитории. У разных мюзиклов аудитория разная. Есть «Призрак оперы», который, понятно, рассчитан на более взрослую аудиторию, и она колоссальна. Есть более нишевые постановки. Как видно, с мюзиклом «Русалочка» мы попали в очень массовую аудиторию.

Л.ГУЛЬКО: Семейную.

Д.БОГАЧЕВ: Да, как и с «Красавицей и чудовищем». Поэтому, в общем, можно было предугадать, что спрос будет огромным, потому что предыдущая постановка такого же плана, «Красавица и чудовище», с большим успехом шла на сцене два года. Каждый день, восемь раз в неделю. С небольшим перерывом техническим на лето. Здесь мы предполагаем сделать то же самое. Мы сейчас закроем спектакль на небольшой перерыв, потому что в театре «Россия» мы будем проводить торжественное открытие и закрытие «Московского международного кинофестиваля». Как, собственно, я и обещал в самом начале нашей жизни в театре «Россия», когда мы его реконструировали, я очень хотел, чтобы организаторы кинофестиваля снова вернулись в дом этого кинофестиваля, в то место, где уже традиционно 50 лет этот фестиваль проводился. И мне очень приятно, что организаторы приняли это предложение, услышали, и мы об этом договорились. Поэтому в июне мы готовимся к кинофестивалю, проводим этот кинофестиваль, потом мы приводим все наши полетные системы мюзикла «Русалочка» в боевую готовность, потому что для этого тоже нужно время – все-таки автоматика очень сложная, декораций много, костюмов, все это естественным образом изнашивается…

Л.ГУЛЬКО: А декорации и костюмы, я еще хотел про это спросить, это наши художники?

Д.БОГАЧЕВ: Художник-сценограф, который придумал и декорации, и костюмы, это очень известный авторитетный человек бродвейский, выдающийся, у него огромное количество разного рода наград, он работал и работает и в оперных спектаклях, и в Метрополитан-Опера, и для бродвейских спектаклей делает, и для мюзиклов, и для драматических спектаклей. Да, отвечая на ваш вопрос, команда, которая ставила этот мюзикл в России, международная команда насчитывала, наверное, около двадцати человек первого уровня, профессионалов, из пяти стран мира, включая Россию. Это Германия, Голландия, США, Великобритания и Россия.

Л.ГУЛЬКО: Я сейчас скажу, что мюзикл, наверное, самый толерантный вид искусства.

Д.БОГАЧЕВ: Один из. Я сейчас начал думать, какие более толерантные.

Л.ГУЛЬКО: Вот потому что, скажем, в «Русалочке» собраны все.

Д.БОГАЧЕВ: Все – в смысле?

Л.ГУЛЬКО: Ну, все страны.

Д.БОГАЧЕВ: А, в этом смысле.

Л.ГУЛЬКО: Большинство.

Д.БОГАЧЕВ: Вы знаете, мы никогда, я, во всяком случае, в своей профессиональной карьере никогда не ставил акцента на происхождение людей или идей или сюжетов. Меня часто упрекают – почему вы делаете только какие-то американские или европейские постановки? Почему вы российские не делаете? Так я ведь никогда на этом особо…

Л.ГУЛЬКО: Так ведь он российский тоже.

Д.БОГАЧЕВ: Он российский тоже. А сюжет его вообще датский, если уж на то пошло.

Л.ГУЛЬКО: А я о чем говорю?

Д.БОГАЧЕВ: Так давайте запретим или не будем печатать книжки русских писателей, Аксакова, там, красивые, замечательные…

Л.ГУЛЬКО: Между прочим, по Аксакову тоже можно поставить.

Д.БОГАЧЕВ: «Красавица и чудовище» — в какой-то степени это же «Аленький цветочек».

Л.ГУЛЬКО: Конечно.

Д.БОГАЧЕВ: То есть можно говорить о русских корнях. Я к тому, что культура же, как известно, границ не имеет, она для всех, и сказки Андерсена, наверное, читают, знают и любят во всех странах мира. Поэтому… Вот, к слову сказать, скоро весь мир будет отмечать столетие знаменитой статуи Русалочки в Копенгагене, это произойдет 20 августа. Я помню, у нее была такая непростая судьба, ее куда-то воровали…

Л.ГУЛЬКО: Да, то голову отпиливали, то что-то еще.

Д.БОГАЧЕВ: Да, какие-то вандалы, там, что-то вокруг нее происходило. Но эта статуя – это символ и для Дании, и для мира. Это символ вот этого щемящего романтизма андерсеновского.

Л.ГУЛЬКО: Жертвенности, любви, чего угодно.

Д.БОГАЧЕВ: И мы обязательно туда поедем 23 августа, чтобы около этой статуи бронзовой, чтобы как-то… ну, может быть, наша Ариэль там споет, Наташа Быстрова, арию. Там будем какое-то событие вокруг этого, и мы обязательно примем в этом участие.

Л.ГУЛЬКО: Давайте мы сделаем небольшой перерыв, послушаем новости (для взрослых), а потом продолжим разговор.

НОВОСТИ

Л.ГУЛЬКО: Мы продолжаем разговор о мюзиклах в России. Дмитрий Богачев, продюсер мюзиклов и глава театральной компании «Стейдж Энтертеймент» в России, и отдельно мы говорим о мюзикле «Русалочка», который сейчас главенствует, да?

Д.БОГАЧЕВ: Ну да, если мюзикл «Мама Миа» мы месяц назад закрыли прокат после семи месяцев успешного третьего года проката – к слову сказать, о популярности мюзиклов. Вот, пожалуйста, три года шел. Два года, потом был перерыв, и еще один год. Мюзикл «Русалочка» продолжает идти. Впрочем, еще десять дней, и мы закроем этот мюзикл для небольшого технического перерыва, связанного с проведением в театре «Россия» Международного Московского кинофестиваля. О чем мы уже говорили.

Л.ГУЛЬКО: Да, и это правильно, на самом деле.

Д.БОГАЧЕВ: Затем будем приводить наши полетные системы…

Л.ГУЛЬКО: Машинерию.

Д.БОГАЧЕВ: Машинерию и костюмы и декорации в порядок. Все это, как я говорил, по прошествии трехсот спектаклей, поизносилось, нужно привести это в порядок для следующего сезона, у нас там полетные эти устройства, помимо того, что они очень сложные, они еще обладают повышенным классом безопасности. Все-таки там летают люди, и не просто летают подвязанные, а еще и исполняют всякие сложные движения.

Л.ГУЛЬКО: Нужно проверять почаще.

Д.БОГАЧЕВ: У нас даже взлетная полоса там есть. Ее не видно из зала, когда вы сидите, потому что она прикрыта такой специальной защитной полосочкой, которая делает разноцветные огоньки невидимыми. Это светодиоды, по которым артисты ориентируются, где им нужно взлетать, где им нужно отталкиваться, где им нужно приземляться, разбегаться и так далее. И они тренировались, запоминали, что значит красный огонек, желтый, зеленый, мигающий и так далее.

Л.ГУЛЬКО: Дим, скажите, пожалуйста, вот в том числе в том же мюзикле «Русалочка», артисты же, они же тоже люди, они же тоже иногда забывают текст, иногда ошибаются, были ли какие-то форсмажорные вещи?

Д.БОГАЧЕВ: Бывают моменты, и не только в мюзикле «Русалочка». Выкручиваются. Именно потому что они профессионалы, они быстро находят выходы из самых сложных ситуаций. Иногда ведь не только текст забывают, иногда забывают реквизит подать какой-то. Выходит человек, у него в руках должен быть трезубец Нептуна, а он этот трезубец где-то забыл. Ну вот и выкручиваются. «Где мой трезубец?» Но здесь немножко сложнее, с мюзиклом, потому что есть кроме артиста, который говорит какую-то реплику, есть оркестр, который тоже должен вовремя сориентироваться, дать паузу какую-то в этот момент, проиграть. Ну вот достигается такая слаженность и находчивость в сложных ситуациях благодаря тому, что это огромная командная работа. То есть здесь очень важно чувствовать друг друга, здесь нету такого, что я солист, а все остальные под меня подстраиваются, как хотят. Здесь очень важно чувствовать плечо товарища, и даже не одного, а большого количества товарищей, и вовремя реагировать на такие моменты. У нас и в мюзикле «Мама Миа» много был казусов. В общем, весело. То есть адреналина это добавляет. А в мюзикле «Русалочка» еще все это, как я уже много раз за эту передачу упоминал, именно из-за технической сложности этого спектакля бывают еще накладки, связанные с техникой – там что-то остановилось, что-то запуталось, не полетело.

Л.ГУЛЬКО: Завис.

Д.БОГАЧЕВ: Да, статуя не выехала. У нас в первом и во втором акте несколько раз выезжает на сцену гигантская, наверное, четырехметровая статуя, как грот, статуя Аполлона, наверное, по пояс такая, вот она не выехала, что-то заклинило, или корабль вовремя не появился на сцене.

Л.ГУЛЬКО: А зритель ничего не замечает, как правило?

Д.БОГАЧЕВ: Ну, те, которые не первый раз уже пришли на спектакль, что-то такое чувствуют, конечно, а так вообще большая часть аудитории предполагает, что все так и нужно.

Л.ГУЛЬКО: Вот профессионализм в чем заключается на самом деле.

Д.БОГАЧЕВ: Совершенно верно. Кстати говоря, для того чтобы познакомиться поближе с этим спектаклем, изнутри заглянуть за кулисы, чтобы дать такую возможность нашим зрителям, мы решили в сентябре провести день открытых дверей. То есть мы откроем совершенно бесплатно театр «Россия» для всех желающих, в течение всего дня можно будет прийти и посмотреть костюмы, эти десятки и сотни очень красивых костюмов, которые сделаны из шелка, из каких-то удивительных материалов.

Л.ГУЛЬКО: Это для девчонок и их мам.

Д.БОГАЧЕВ: Не только, для мальчишек тоже, потому что есть, например, костюм Урсулы, морской ведьмы-каракатицы, с 8-мью гигантскими щупальцами, каждое из которых по три метра длиной, и которые управляются сложной системой, можно посмотреть и полетное устройство тоже. Может быть, мы решим, сейчас пока я не хочу на сто процентов обещать, потому что потом меня наши технические сотрудники будут обвинять, что я пришел в эфир «Эха Москвы», наобещал и теперь придется. Но я подумаю – может, мы даже разрешим счастливчикам полетать над залом, прицепим их специальным образом.

Л.ГУЛЬКО: Да, но с инструктором.

Д.БОГАЧЕВ: Чтобы они прочувствовали высоту. Конечно. Вот такой вот удивительный день открытых дверей. Я проводил подобные мероприятия на мюзикле «Кошки» и на мюзикле «Красавица и чудовище» — в течение дня к нам пришло, наверное, около пяти тысяч человек. Это вообще такое мероприятие, очень интересное, мы его обязательно проведем в выходной день, чтобы у всех была возможность прийти с 10-11 утра и до самого вечера, в день, когда у нас не будет спектакля.

Л.ГУЛЬКО: Нас слушает большое количество народу, в том числе не москвичей, и им как-то становится завидно.

Д.БОГАЧЕВ: Смотрите. Сейчас лето, есть возможность приехать в Москву, провести здесь какое-то количество дней, в течение всего следующего года мы тоже будем продолжать играть, будут осенние каникулы, будут зимние каникулы, когда есть ради чего приехать в столицу. Я имею в виду не только мюзикл «Русалочка», много всего интересного-то происходит. Так же, как люди, допустим, со всей Америки собираются в Нью-Йорк посмотреть на Бродвей мюзиклы. Или со всей Европы едут в Лондон или в Гамбург. Ну, так же вот нужно просто взять и приехать на 2-4 дня в Москву.

Л.ГУЛЬКО: Потому что поднять такую большую махину и поехать куда-то на гастроли – это не очень возможно, да?

Д.БОГАЧЕВ: Смотрите, есть только вариант сделать этот спектакль гастрольным, отсечь от него много каких-то красивых вещей, которые делают этот спектакль зрелищным, которые, собственно, и делают его мюзиклом, и привести что-то такое полуфабрикат какой-то. Да, это, может, будет дешевле для жителей городов, куда мы приедем, но такого впечатления, такого удовольствия они не получат. Все равно так или иначе в столицу приезжают.

Л.ГУЛЬКО: Ну, это как посмотреть кино на большом экране, 3Д…

Д.БОГАЧЕВ: Ну да. Или дома по телевизору. То есть, в принципе, кино-то то же, но…

Л.ГУЛЬКО: Да, но другое. И еще один вопрос, теперь уже, наверное, от фанатов в том числе мюзикла «Русалочка». А вот какие-нибудь майки, брелоки?

Д.БОГАЧЕВ: Все у нас есть. Послушайте, у нас все есть, конечно. Вот эта атрибутика – это неотъемлемая часть нашей индустрии. Но надо понимать, что мы все-таки коммерческий театр и нам необходимо зарабатывать деньги. От есть в отличие от государственных театров, для которых это не является приоритетом.

Л.ГУЛЬКО: Для того чтобы делать новые хорошие мюзиклы.

Д.БОГАЧЕВ: Да, для того чтобы эти деньги снова вкладывать в следующие красивые постановки. Мы вот и «Призрак оперы» планируем, и «Король Лев», который вообще стоит какие-то сумасшедшие миллионы и миллиарды. Для того чтобы это все представить зрителям, нам необходимо тоже заработать деньги. Поэтому мы и билеты продаем так активно, хотя билеты на мюзикл «Русалочка» и на другие наши постановки стоят весьма, цены весьма доступные – скажем, от 1000 до 3000 рублей. Люди могут выбрать по своему достатку, по возможностям, 2-4 билета, сходить с семьей или с друзьями, вполне. То есть на любой уровень дохода рассчитано. Но, тем не менее, т.н. мерчендайз, как мы называем, такое английское слово модное, эта самая сувенирная продукция, это тоже часть нашего бизнеса, часть наших заработков, и это все продается в театре, и каждый человек может унести после спектакля частичку памяти, эмоций, может быть, своих. В особенности диски, которые мы сейчас разыграем, на которых записана музыка и песни, они наиболее, наверное, близко отражают спектакль, его дух, потому что это основа, музыка с песнями.

Л.ГУЛЬКО: Давайте начнем тогда.

Д.БОГАЧЕВ: Ну давайте. Вот есть пять вопросов. Я буду задавать.

Л.ГУЛЬКО: Давайте.

Д.БОГАЧЕВ: А уже линии подключены, да?

Л.ГУЛЬКО: А у нас Наташа Квасова звукорежиссер, она следит, кого не надо отсечет, есть такие люди тоже.

Д.БОГАЧЕВ: Давайте начнем с самого простого вопроса. В каком театре в Москве идет мюзикл «Русалочка»?

Л.ГУЛЬКО: Все.

Д.БОГАЧЕВ: Три варианта – в Большом, в театре Сац и в театре «Россия».

Л.ГУЛЬКО: Хорошо. 363 3659, +7 945. Вопрос такой, я бы сказал, разминочный. Надевайте наушники, иначе не услышите правильный ответ. В каком театре Москвы идет мюзикл «Русалочка»?

СЛУШАТЕЛЬ: Алло, здравствуйте, я думаю, что в театре «Россия».

Л.ГУЛЬКО: А как вас зовут?

СЛУШАТЕЛЬ: Дуня.

Л.ГУЛЬКО: Дунь, вам сколько лет? Простите за вопрос.

СЛУШАТЕЛЬ: 14.

Л.ГУЛЬКО: Вполне мюзикл «Русалочка»…

Д.БОГАЧЕВ: Да, и вы правильно думаете.

Л.ГУЛЬКО: Да, действительно. А вы вообще были на мюзикле?

СЛУШАТЕЛЬ: Были.

Л.ГУЛЬКО: На каком?

СЛУШАТЕЛЬ: На «Русалочке».

Л.ГУЛЬКО: Ну тогда вы не думаете, вы знаете.

Д.БОГАЧЕВ: Еще раз приходите.

Л.ГУЛЬКО: Скажите, вам что больше всего понравилось?

СЛУШАТЕЛЬ: В этом мюзикле?

Л.ГУЛЬКО: Да.

СЛУШАТЕЛЬ: Мне понравилось то, что Русалочка перемещалась в воздухе, и ее костюм мне понравился, хвост.

Л.ГУЛЬКО: Дунь, скажите, пожалуйста, только честно – вы не плакали?

СЛУШАТЕЛЬ: Нет, там было все так весело, потому что от настоящей сказки отличалось, особенно концовка.

Д.БОГАЧЕВ: Да, у нас же хэппи-энд.

Л.ГУЛЬКО: А, понятно. Ну что ж, спасибо вам большое. Диск ваш в исполнении российской труппы мюзикла. Музыка Алана Менкина, тексты песен Ховарда Эшмана и Глена Слейтера, пьеса Дага Райта.

Д.БОГАЧЕВ: Хотел вообще-то вопрос задать, а вы уже всем все подсказали.

Л.ГУЛЬКО: А кто запомнил, тот запомнил. Без возрастных ограничений, между прочим. Спасибо вам, Дуня. Пока.

Д.БОГАЧЕВ: Поехали дальше?

Л.ГУЛЬКО: Да, только не этот вопрос, какой-нибудь другой.

Д.БОГАЧЕВ: А вот как зовут отца русалочки в мюзикле? И варианты ответов: царь Тритон, король Нептун и Владыка Морей.

Л.ГУЛЬКО: 363 3659, +7 495. Папу как зовут у Русалочки?

СЛУШАТЕЛЬ: Может, король Нептун?

Л.ГУЛЬКО: А вас как зовут-то?

СЛУШАТЕЛЬ: Борис.

Л.ГУЛЬКО: Борис, а между прочим, «Детская площадка». А где дети?

СЛУШАТЕЛЬ: А, понятно.

Л.ГУЛЬКО: Да, извините, ради бога. 363 3659. Мы не будем говорить, правильно это или неправильно, потому что это детская передача. Видите, как рвутся на «Русалочку»?

Д.БОГАЧЕВ: Потому что мюзикл не только для детей, но и для взрослых.

Л.ГУЛЬКО: Да. Доброе утро.

СЛУШАТЕЛЬ: Здрасьте.

Л.ГУЛЬКО: Здорово, как тебя зовут?

СЛУШАТЕЛЬ: Меня зовут (неразб.) Мне 9 лет. Я считаю, царь Тритон.

Л.ГУЛЬКО: Замечательно. Ты прав абсолютно. Диск твой.

СЛУШАТЕЛЬ: Спасибо.

Д.БОГАЧЕВ: А вот как в Ростов-на-Дону передаете?

Л.ГУЛЬКО: Диск? А по почте посылаем. Больше никак. Нарочных нет пока, курьеров. Спасибо тебе большое. Приезжай в Москву. Соберись, приезжай в Москву с родителями, придешь на мюзикл «Русалочка».

СЛУШАТЕЛЬ: Хорошо.

Д.БОГАЧЕВ: Ну, раз уж мы про персонажей начали, тогда – как зовут главную героиню? Собственно, Русалочку. У нее есть имя. Варианты: Бель, Ариэль и Покахонтас.

Л.ГУЛЬКО: 363 3659. На разных языках практически. Доброе утро.

СЛУШАТЕЛЬ: Алло. Здравствуйте. Я считаю, что главную героиню зовут Ариэль.

Д.БОГАЧЕВ: Да.

Л.ГУЛЬКО: Правильно считаешь. А тебя как зовут?

СЛУШАТЕЛЬ: Саша.

Л.ГУЛЬКО: А скажи, ты была на мюзикле?

СЛУШАТЕЛЬ: Да, буквально в марте на день рождения ходила.

Л.ГУЛЬКО: На «Русалочке»?

СЛУШАТЕЛЬ: да, очень красочно.

Л.ГУЛЬКО: Вот расскажи про свои впечатления.

СЛУШАТЕЛЬ: Мне очень понравилось, там декорации просто, даже выразить словами нельзя, актеры играют очень хорошо, прямо такое ощущение, что попал под воду и все это видишь своими глазами не в спектакле, а по-настоящему.

Д.БОГАЧЕВ: А помнишь, там был такой шеф Луи, который рыбу это рубил, делал из нее котлеты?

Л.ГУЛЬКО: Гадкий такой, неприятный.

СЛУШАТЕЛЬ: Да.

Д.БОГАЧЕВ: Смешно?

СЛУШАТЕЛЬ: Да.

Д.БОГАЧЕВ: А как его потом наказали?

СЛУШАТЕЛЬ: Себастьян потом под стол залез и начал всех его официантов хватать.

Д.БОГАЧЕВ: Клешнями кусать, да?

СЛУШАТЕЛЬ: Да, клешнями. А потом и его тоже туда затащил, и из-под стола он вылез уже в трусах.

Д.БОГАЧЕВ: Вот так. Так будет с каждым гадом.

Л.ГУЛЬКО: Хорошо, смотри, значит, диск твой – слушай, наслаждайся, вспоминай. Ну и еще раз приходи. Можно посмотреть много раз, правда?

СЛУШАТЕЛЬ: Да.

Л.ГУЛЬКО: Александра, так ты пойдешь еще раз?

СЛУШАТЕЛЬ: Да, наверное, пойду.

Л.ГУЛЬКО: Вот видишь, как замечательно. Спасибо тебе большое, и диск твой.

Д.БОГАЧЕВ: Тогда следующий вопрос. Какой известный композитор написал музыку для мюзикла «Русалочка»?

Л.ГУЛЬКО: Все уже забыли.

Д.БОГАЧЕВ: И вот варианты ответа: Эндрю Ллойд Вебер…

Л.ГУЛЬКО: А надо? А может, не надо?

Д.БОГАЧЕВ: А запутать?

Л.ГУЛЬКО: Ну, сейчас мы напомним. Мы сначала не будем. 363 3659, +7 495. Доброе утро.

СЛУШАТЕЛЬ: Доброе. Я думаю, Глинка.

Д.БОГАЧЕВ: Глинка?

СЛУШАТЕЛЬ: Да.

Д.БОГАЧЕВ: Нет, Глинка – «Руслан и Людмила». Похоже.

Л.ГУЛЬКО: Не знаю, как насчет мюзикла, но «Руслан и Людмила». Похожа, конечно, история.

СЛУШАТЕЛЬ: А можно книжку попросить?

Л.ГУЛЬКО: Книжку, конечно, попросить можно, но лучше выиграть.

Д.БОГАЧЕВ: Так у нас нет книжек, у нас диски.

Л.ГУЛЬКО: Да, и, к сожалению, надо выиграть. А ответ неверный. Спасибо большое. Остается вопрос. 363 3659 наш телефон. Доброе утро.

Д.БОГАЧЕВ: Кстати, есть же «Русалочка» опера у Даргомыжского, по-моему, у Сметаны, у чешского какого-то композитора, а, у Дворжака. По-моему. Так что сюжет-то этот привлекал внимание.

Л.ГУЛЬКО: 363 3659, доброе утро.

СЛУШАТЕЛЬ: Доброе утро.

Л.ГУЛЬКО: А дети где?

СЛУШАТЕЛЬ: А детей пока нет.

Л.ГУЛЬКО: Извините тогда, простите, ради бога, у нас детская передача, называется «Открывашка». Популярный мюзикл «Русалочка». 3633659, +7 495. Доброе утро. Композитора надо назвать. Ну?

СЛУШАТЕЛЬ: Доброе утро. Музыку к «Русалочке» написал Алан Менкен.

Д.БОГАЧЕВ: Вот правильно. А я хотел запутать.

Л.ГУЛЬКО: А как тебя зовут?

СЛУШАТЕЛЬ: Аня.

Л.ГУЛЬКО: Ань, тебе сколько лет?

СЛУШАТЕЛЬ: 11.

Л.ГУЛЬКО: Замечательный совершенно возраст.

Д.БОГАЧЕВ: Ань, а знаешь, к каким еще мюзиклам Алан Менкен написал музыку?

СЛУШАТЕЛЬ: Нет, не знаю.

Д.БОГАЧЕВ: «Красавица и чудовище», «Алладин», «Покахонтас», много других известных постановок.

Л.ГУЛЬКО: Вот, а тебе достается компакт-диск мюзикла «Русалочка». Замечательный совершенно. Замечательные композиции музыкальные. Ты вообще была на этом мюзикле?

СЛУШАТЕЛЬ: Нет, не была.

Д.БОГАЧЕВ: Ну тогда тебе можно позавидовать – у тебя все впереди.

Л.ГУЛЬКО: Конечно. Спасибо тебе большое, пока.

Д.БОГАЧЕВ: Ну и последний вопрос – это вопрос скорее, наверное, на угадать можно будет просто. Вот известно, что костюмы к мюзиклу «Русалочка» сделаны из такого красивого летящего шелка, чтобы он именно развевался, когда герои летают над сценой. А сколько метров шелка пошло на пошив костюмов для мюзикла «Русалочка»? 300, 1000 или 2000.

Л.ГУЛЬКО: Метров шелка. Настоящего?

Д.БОГАЧЕВ: Да-да, настоящий, конечно.

Л.ГУЛЬКО: Китайский.

Д.БОГАЧЕВ: Звучит, по-моему, как-то уже…

Л.ГУЛЬКО: Нет, в хорошем смысле этого слова.

Д.БОГАЧЕВ: Сейчас оно имеет особый оттенок.

Л.ГУЛЬКО: 363 3659.

СЛУШАТЕЛЬ: Алло. Здравствуйте. Алена.

Л.ГУЛЬКО: Алена, ну как ты считаешь, сколько метров шелка пошло?

СЛУШАТЕЛЬ: 1000, наверное.

Д.БОГАЧЕВ: Правильно. Надо же, прям в точку.

Л.ГУЛЬКО: Ты сама не шьешь, Алена?

СЛУШАТЕЛЬ: Нет, у меня мама шьет.

Л.ГУЛЬКО: Значит, как-то Алена сообразила. Ты на мюзикле «Русалочка» не была еще?

СЛУШАТЕЛЬ: Нет.

Л.ГУЛЬКО: Ну надо пойти. Ты в Москве живешь, Алена?

СЛУШАТЕЛЬ: Да.

Д.БОГАЧЕВ: Ты представляешь себе, что такое один километр шелка?

Л.ГУЛЬКО: Вот так выложить километр.

Д.БОГАЧЕВ: Вот пешком надо пройти километр и понять, сколько это шелка у нас ушло. Вообще это впечатляет, да?

Л.ГУЛЬКО: Да-да. Спасибо тебе большое. Значит, тебе достается компакт-диск мюзикла «Русалочка», слушай, наслаждайся и приходи обязательно.

СЛУШАТЕЛЬ: Спасибо.

Л.ГУЛЬКО: Спасибо тебе большое, пока. Все, призы у нас все разыграны. Тут задает вопрос дядя Саша, как он пишет, у которого есть дети и внуки: а что дальше? Такой традиционный вопрос, вместо «ваши творческие планы».

Д.БОГАЧЕВ: Куда катимся, да. Ну, у нас, скажем, если этот вопрос интересует взрослых, детей я в этом смысле не порадую, потому что для детей будет только продолжение мюзикла «Русалочка». Но те, кто не посмотрел, будут иметь возможность это сделать весь следующий год. А все-таки тех, кто не посмотрел, еще больше, чем тех, кто посмотрел. Но мы решили в следующем сезоне как-то отдать дань взрослым, потому что мы последнее время их как-то все больше обижали. Мы все «Красавица и чудовище», «Звуки музыки», «Русалочку». А взрослые все время как-то обделены были нашим вниманием. И мы решили поставить такой мюзикл для взрослых, называется он «Чикаго». Это совсем мюзикл для взрослых, детям до 18 лет, не до 16 даже, а до 18, потому что он такой, провокационный, дерзкий, порочный где-то. 18+. Это важно.

Л.ГУЛЬКО: Замечательная музыка в этом мюзикле.

Д.БОГАЧЕВ: Да, этот мюзикл построен исключительно на хитах с удивительной хореографией Боба Фосси, очень стильной, эстетской, и вообще он сделан в особой манере. Там не так много каких-то костюмов, поражающих воображение, и декораций, но там все построено на актерской игре, на этой удивительной пластике, характерной именно для стиля Фосси. Там оркестр, джаз-бэнд, который прямо на сцене сидит. Там ни одного нет электронного инструмента, там все живое. Там два пианино, причем это не синтезаторы, а именно настоящие пианино, ударная установка стоит на сцене огромная, там и скрипки, и банджо, и духовые, и медные, и деревянные инструменты. Все это на глазах у зрителей. В общем, это удивительный опыт, который приобретает зрители, которые приходят на этот спектакль. Они выходят совершенно преображенные, зарядившиеся энергией. Ну и он такой, очень остроумный, веселый легкий, на одном дыхании смотрится. Это я уже рекламирую следующий сезон. Откроем мы его в октябре. Вот наши планы ближайшие. А то, что будет через год, это будет сюрпризом. То есть мы уже начинаем готовить 14-й год, потому что огромный, сложный, масштабный проект будет представлен российским зрителям впервые, но пока я о нем помолчу.

Л.ГУЛЬКО: Да, пока не надо. Спасибо огромное. Немножко мы узнали о том, как создаются мюзиклы. На самом деле, все-таки это должно быть таинственно и сказочно. Вот все не надо знать.

Д.БОГАЧЕВ: Тайна должна остаться на сцене.

Л.ГУЛЬКО: Тайна, конечно. Дмитрий Богачев, продюсер мюзиклов, глава театральной компании «Стейдж Энтертеймент» в России. «Русалочку» разыграли. Приходите на мюзикл – не пожалеете. Это семейный мюзикл.

Д.БОГАЧЕВ: Спасибо.

Л.ГУЛЬКО: Теперь делаем такой мостик к передаче «Говорим по-русски». Все мюзиклы идут у нас на русском языке в России. И я задаю вопрос, ответ на который вы услышите в передаче «Говорим по-русски», и, собственно, за правильный ответ вы получите «Дизайнерские открытки своими руками. Мастер-класс на дому», от издательства «АСТ-Пресс». А звучит вопрос так. Слово «пионер» в переводе значит: первопроходец, храбрец или борец? Вот три варианта ответа, один вам нужно выбрать. Правильный ответ будет в передаче «Говорим по-русски». Я прощаюсь с вами, пока, будьте здоровы.


Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире