'Вопросы к интервью
09 июня 2006
Z Разбор полётов Все выпуски

— Всемирный газетный конгресс; — Россия-Европа: газовое противостояние; — Третий срок президента Путина


Время выхода в эфир: 09 июня 2006, 20:08

Е. КИСЕЛЕВ: Добрый вечер. Я приветствую всех, кто в эту минуту слушает радиостанцию «Эхо Москвы». В эфире программа «Разбор полетов» и я, ее ведущий, Евгений Киселев. Сегодня мы будем говорить о некоторых, наиболее приметных, интересных событиях последних дней. И, как всегда, мои гости мне в этом помогут. Сегодня у нас в студии вице-спикер Государственной думы, руководитель фракции «Народная воля» Сергей Николаевич Бабурин. Сергей Николаевич, я вас приветствую.

С. БАБУРИН: Добрый вечер.

Е. КИСЕЛЕВ: И независимый депутат Государственной думы Валерий Михайлович Зубов. Валерий Михайлович, спасибо, что почтили нас своим присутствием.

В. ЗУБОВ: Добрый вечер.

Е. КИСЕЛЕВ: И, как всегда, в начале программы чуть подробнее о наших гостях Инесса Землер.

ДОСЬЕ: СЕРГЕЙ БАБУРИН, ВАЛЕРИЙ ЗУБОВ

И. ЗЕМЛЕР: Эти два политика только на первый взгляд совсем разные. В действительности между ними есть кое-что общее. Оба имеют высокие научные звания: Сергей Бабурин — доктор юридических наук, Валерий Зубов — доктор экономических наук. И у того, и другого большой стаж парламентской работы. С принятием действующей Конституции в 1993 году Сергей Бабурин избрался в Государственную Думу, а Валерий Зубов – в Совет Федерации. Зубов, будучи губернатором Красноярского края, до 1996 года заседал в верхней палате. Бабурин еще раз прошел в нижнюю. А во второй половине минувшего десятилетия оба проиграли выборы боевым генералам. Зубов — губернаторские — Александру Лебедю, Бабурин — парламентские — Аркадию Баскаеву. Затем по очереди вернулись в парламент и встретились в Государственной Думе нынешнего созыва. Но на этом глобальные совпадения двух биографий, пожалуй, заканчиваются. Сергей Бабурин сразу после школы поступил на юрфак, затем был оставлен на преподавательскую работу. А Валерий Зубов провалился на вступительных экзаменах и отправился на работу в буровую бригаду, которая участвовала в экспериментах по подземным ядерным взрывам. Мастер на его участке получил задание: показать немного жизни «вот тому философу». Сергей Бабурин – один из самых ярких политиков постперестроечного призыва. Для начала, он единственный, кто в 1991 году, будучи членом Верховного Совета России, выступил против ратификации Беловежских соглашений. Бабурин – представитель левой части политического спектра, его суждения, порой, граничат с радикализмом. Во время кризиса 1993 года он до последнего дня оставался в Белом доме, при штурме был на короткое время арестован. Валерий Зубов в эти годы стажировался в американских университетах, поработал на Красноярской товарной бирже и обосновался в краевой администрации. Среди друзей Сергея Бабурина – французский националист Жан-Мари Ле Пен, он также поддерживает тесные отношения с семьей Слободана Милошевича. Валерий Зубов к своим соратникам причисляет многих демократов – от Бориса Немцова до Владимира Рыжкова, в Республиканской партии которого сейчас является членом политсовета. Из житейских деталей – у Зубова двое детей, дочь и сын, а Бабурин – чемпион Госдумы по количеству выращенных сыновей. Их у него четверо.

Е. КИСЕЛЕВ: Итак, мы представили наших сегодняшних гостей. Говорить мы сегодня будем о разных вещах — о энергетическом диалоге с Европой, в частности, который, судя по всему, перерастает в конфронтацию; о возможном третьем сроке для президента Путина, о котором на этой неделе опять стали очень громко и много говорить; об отношениях между государством и прессой в свете состоявшегося на этой неделе Конгресса Всемирной газетной ассоциации в Москве; но, наверное, самое главное событие — об этом просто нельзя не сказать — это Чемпионат мира по футболу. Кстати, мне говорят уже, что Германия ведет 1:0, уже начался первый матч и немцы выигрывают у Коста-Рики. Кстати, вы за кого болеете и болеете ли вообще?

В. ЗУБОВ: Безусловно. Как может нормальный мужик ни за кого не болеть в футболе? В первую очередь сначала буду болеть за Украину. Если что-то не так — за Англию. Если что-то не так — за Германию.

Е. КИСЕЛЕВ: А вы, Сергей Николаевич?

С. БАБУРИН: Для меня столкновение в первой игре Коста-Рики и Германии немножко драматично, потому что я только что вернулся из Германии, где встречался с партнерами по ХСС. Перед этим был на передаче власти в Коста-Рике. Я, как зампред, отвечаю просто за Центральную Америку…

Е. КИСЕЛЕВ: Вы передавали власть?

С. БАБУРИН: Нет, я присутствовал, когда там один президент передавал другому, делалось это абсолютно демократично, спокойно. У них в отличие от нас президент не имеет права избираться даже на второй срок, как, кстати, и депутаты. Депутаты не могут избираться подряд дважды, не могут категорически. Это запрет Конституции.

Е. КИСЕЛЕВ: И депутаты не могут? Как интересно.

С. БАБУРИН: И в этом отношении мне и костариканцы как бы сейчас близки, но, конечно, я германофил, я это никогда не скрывал.

Е. КИСЕЛЕВ: То есть вы за немцев болеете на Чемпионате?

С. БАБУРИН: На Чемпионате в целом — за немцев.

Е. КИСЕЛЕВ: А кто выиграет, как вы думаете, немцы?

С. БАБУРИН: Ну, сейчас, я думаю, что Германия.

Е. КИСЕЛЕВ: Я имею в виду не этот матч, я имею в виду Чемпионат.

С. БАБУРИН: Прогнозов не делаю, я не хочу делать прогнозов.

Е. КИСЕЛЕВ: Понятно. А вы, Валерий Михайлович?

В. ЗУБОВ: Я сказал, за кого и как буду болеть, и я надеюсь, что все-таки Украина, хотя сейчас котируется не так уж высоко, но бывает…

Е. КИСЕЛЕВ: Ну, там Шевченко, между прочим, самый дорогой, по-моему, игрок.

В. ЗУБОВ: Это хорошо. Если бы Украина выиграла, у нас мало кто был бы огорчен в России. Я хотел бы сказать другое сейчас. Из тех тем, которые вы назвали, мне кажется, ни одна из них не является наиболее важной уходящей недели. Есть значительно более важная недели.

Е. КИСЕЛЕВ: Что вы говорите?

В. ЗУБОВ: Я думаю, что ситуация с генпрокурором, разворачивающая ситуация с сенаторами.

Е. КИСЕЛЕВ: Ситуация на самом деле еще прошлой недели.

В. ЗУБОВ: Да нет, ничего еще пока не произошло. Я думаю, что НАТО на Украине. Вот вы говорите про энергетику, конфликт с Европой, а позавчера фундаментальное решение приняло правительство по тарифам для своего населения. И я думаю, что не замечена практически межпарламентская конференция по СПИДу. Вообще, ситуация со СПИДом замалчивается у нас в стране. Зря. Опасно. Поэтому я думаю, что есть темы более горячие для нас. И даже Чемпионат по футболу, вы сказали, конечно, футбол — что тут может перекрыть? Но для России всегда была такая тема, как и шахматы, вроде бы. И то, что на олимпиаде в Турине женщины у нас заняли второе место все-таки, в прошлый раз они были третьими, а мужчины скатились на шестое-десятое, нас не может уж совсем оставлять равнодушными.

Е. КИСЕЛЕВ: Ну, коль скоро вы назвали тему генерального прокурора — действительно, ведь на этой неделе ничего не произошло, не представили в Совет Федерации новую кандидатуру.

В. ЗУБОВ: Так это и ужасно, ведь это и ужасно, что ничего не происходит…

Е. КИСЕЛЕВ: А почему, объясните, пожалуйста?

В. ЗУБОВ: …что председатель сената нашего, в котором я был не до 96-го, а до 98-го, и даже был заместителем председателя Совета Федерации, поэтому воспринимайте так немножко, уже как бы по особому, то, что он считает, что это техническая отставка — это ужасно. Как же может быть технической отставка человека, который возглавляет ведомство, которое наблюдает за исполнением законов в стране. Как же можно оставить без внимания, что вообще что-то у нас с прокуратурой происходит. И, смотрите, ни один российский прокурор не ушел, ну, по каким-то претензиям профессиональным или вообще просто так, на естественную отставку либо на другую работу. Все прокуроры России ушли по политическим мотивам. Все.

Е. КИСЕЛЕВ: Подождите, а кто сказал, что Устинов ушел по политическим мотивам?

В. ЗУБОВ: Назовите другую причину.

Е. КИСЕЛЕВ: Написал заявление об уходе по собственному желанию, я слышал, что у него есть проблемы со здоровьем, у Владимира Васильевича.

В. ЗУБОВ: Вы знаете, я не видел его на трибуне Совета Федерации, который сначала его утвердил, потом переутвердил единогласно практически, потом он написал заявление. Но, вообще, нормально, когда приходит человек на трибуну и говорит «у меня есть проблема, отпустите». Это нормально. А когда все это делается как бы вот так, заочно, это не нормально. И то, что члены Совета Федерации согласились с этим, вот это ненормально.

С. БАБУРИН: Я думаю, что закономерно. Устинов загадочно пришел, загадочно ушел. Я вот этому, действительно, парадоксу странностей и совершенно недопустимой ситуацией не удивлен. Никто его не ждал и не ожидал, когда он был чертиком из табакерки, а сейчас проблема не в том, что он ушел, а в том, что затянут вопрос с преемником.

Е. КИСЕЛЕВ: Почему он затянут?

С. БАБУРИН: Вот, возникает вопрос. Если отставка Устинова неожиданна, то ее не надо было удовлетворять так скороспело, потому что не должно быть пустоты. Мы помним исполнявшего обязанности генерального прокурора господина Илюшенко, которого держали-держали вопреки Совету Федерации, ну, давайте без и.о. Но тем не менее я не считаю, что эта тема глобальная.

Е. КИСЕЛЕВ: Понятно. Почему не внесена кандидатура новая? Коротко, пожалуйста.

С. БАБУРИН: Ну, это версии.

Е. КИСЕЛЕВ: Ну, хотя бы версию. Ваша версия?

В. ЗУБОВ: Я могу сказать одну версию. К сожалению, у нас прокуратура слишком политизирована. Она не столько самостоятельный орган контроля, наблюдения, сколько выполняющий подсобную роль. Вот это как раз ищется человек, который будет политически каким-то образом удовлетворять запросам. И так это произошло стремительно, то, значит, непонятны мотивы. Вы знаете, нельзя так о генеральном прокуроре, о председателе правительства, о президенте, о руководителе палаты, об органах власти, вы знаете, догадываться — что ж там произошло? Так нельзя. 145 миллионов человек — это власть в демократической стране, а в демократической стране политические процессы должны быть публичными. Хорошо ли, плохо, но должно быть объяснено. То, что мы на кухне, как бы домыслами, догадками, уже это неправильно. Как говорится, ничего личного, но я живу в стране, в которой хотел бы знать, за что меня избирают — вот меня избирают — и хотел бы знать, за что я кого-то избираю?

Е. КИСЕЛЕВ: Я прошу прощения, у нас не так много времени, тем много, поэтому хочу предложить обсудить все-таки вот эту тему, обозначившуюся накануне саммита «большой восьмерки» в Санкт-Петербурге, конфронтации по энергетическим проблемам, потому что, на мой взгляд, все-таки тема очень существенная, поскольку вопросы, связанные с энергетикой, с энергетической безопасностью, объявлены главной темой предстоящей встречи «восьмерки». Чуть подробнее о некоторых перипетиях, которые имели место на этой неделе, напомнит Евгений Бунтман.

ЧЕРНЫЙ ЯЩИК. РАСШИФРОВКА

Е. БУНТМАН: Глава «Газпрома» Алексей Миллер на Международном газовом конгрессе в Амстердаме выступил с программной речью, в которой отверг европейские принципы либерализации энергорынка. В свою очередь, министр финансов Алексей Кудрин заявил иностранным журналистам, что Россия считает необходимым пересмотреть Энергетическую хартию. Кроме того, как отмечает газета «Коммерсант», в Госдуму поступил законопроект «Об экспорте газа», прямо противоречащий требованиям европейского транзитного протокола. В соответствии с документом, внесенным депутатами Валерием Язевым и Юрием Липатовым, исключительным правом на осуществление экспорта природного газа может обладать организация-собственник единой системы газоснабжения либо ее дочернее общество. Если закон будет принят, экспорт будет запрещен как уже существующим участникам этого рынка, так и потенциальным. Издание напоминает, что из России газ экспортировали «Итера» и «Транснефть», к этому также хотели подключиться ТНК-BP, ЛУКОЙЛ и ряд независимых производителей. При этом под запрет могут попасть и поставки из центрально-азиатских стран. Очевидно, что проект ограничения газового бизнеса в России напрямую противоречит Энергетической хартии ЕС и является ответом на требования Евросоюза открыть доступ всем экспортерам к транзитным системам. Между тем один из авторов закона, председатель комитета по энергетике Валерий Язев, не скрывает политической подоплеки своей инициативы. Не смущают депутата и противоречия между проектом и Энергетической хартией. По его словам, этот документ не должен быть ратифицирован, поскольку он прямо противоречит российским интересам. Кроме того, Язев считает, что поставки газа, стратегического сырья, должны регулироваться так же жестко, как и поставки вооружений. Добавлю, что, по сведениям «Коммерсанта», новый закон может быть оперативно принят парламентом, а затем использован Владимиром Путиным в торговле по условиям энергетического сотрудничества на июльском саммите «большой восьмерки» в Санкт-Петербурге.

Е. КИСЕЛЕВ: Я напомню телефон эфирного пейджера, по которому вы можете задавать нам вопросы, присылать какие-то реплики. 725-66-33. А вопрос моим гостям очень простой, его, кстати, задает нам на сайт «Эха Москвы» Олег, инженер из Украины, из Севастополя: «Господа, кто выигрывает в результате газового противостояния — народ России, правительство России? Кто?». Нужно нам это противостояние?

В. ЗУБОВ: Давайте так, сначала по частностям, потом по основным. Я не уверен, что закон будет принят, это действительно такая разведка боем, точно так же, как у нас был целый ряд законов, которые сначала бурно обсуждались, например, про евро, доллар, а потом как бы откладывались. Но здесь есть другой момент. Вот сейчас с Белоруссией, мы решили поднять им, и, в общем, я скептически отношусь к президенту Белоруссии Лукашенко, но его фраза о том, что, ну, тогда пусть и в России поднимут в четыре раза, она настораживает, потому что к этому идет, то есть если для всех подняли, и завтра «Газпром», который явно подмял правительство, может продекларировать вот такую задачу. Кстати, позавчера правительство приняло тарифы, про которые оно еще полтора месяца назад говорило, что это невозможно, поэтому меня вот эта тенденция настораживает, что «Газпром» может и внутри сработать против нас, повышая тарифы, несмотря на все наши возражения и игнорируя правительство. И теперь, наконец, самый главный вопрос — в отношениях в данном случае с Европой, вы знаете, вот в этом вопросе я вынужден сказать одну вещь: при всей моей критической позиции по отношению к монополистам, все-таки, раз уж судьба, раз уж условия дают нам возможность заработать, страна должна зарабатывать, компании должны зарабатывать. Есть возможность — я бы поддержал здесь… А чего поддерживать? Это и само состоится. Есть возможность заработать «Газпрому», есть возможность заработать другим нашим компаниям — они должны это делать.

Е. КИСЕЛЕВ: Ваша позиция, Сергей Николаевич?

С. БАБУРИН: Я просто приветствую заключительную часть Валерия Михайловича, потому что если и либералы выступают за это, то нам сам Бог велит сказать, что Хартия ЕС, которой нас пугают, не должна нас интересовать.

Е. КИСЕЛЕВ: Но мы же ее подписали?

В. ЗУБОВ: Нет, нет.

Е. КИСЕЛЕВ: Мы ее не ратифицировали?

С. БАБУРИН: Давайте, как говорится, мы подписали много вещей…

Е. КИСЕЛЕВ: В свое время у нас был не ратифицирован договор ОСВ-2, но мы его выполняли, потому что мы его подписали. Все-таки, насколько я понимаю, если правительство подписывает некий документ, определенные обязательства оно несет.

С. БАБУРИН: Это была достигнута договоренность о выполнении без подписания.

Е. КИСЕЛЕВ: Тема спорная о международном праве.

С. БАБУРИН: Вот у нас сегодня популярно размышление над монополией внешней торговли. Ну, не надо всю монополию, но давайте мы защитим государственные интересы, допустим, вначале по газовому спектру. Поэтому я считаю, что законопроект, скорее всего, будет принят. Но станет действительно предметом торга во время «восьмерки» и накануне.

В. ЗУБОВ: И что, потом мы его будем отменять?

С. БАБУРИН: Вот потом президент, возможно, наложит вето. Я не знаю.

Е. КИСЕЛЕВ: Ну, хорошо, а вот к использованию поставок газа, как политического оружия, как вы относитесь?

В. ЗУБОВ: Я лично плохо, это неправильно, потому что это не долговременная стратегия. Цены на сырье меняются, осадок от политических действий остается надолго. По отношению к нам тоже смогут сработать, и достаточно направлений, по которым можно сработать. В свое время по зерну работали, сейчас могут работать по машинам и оборудованию.

С. БАБУРИН: И работают, и работают.

В. ЗУБОВ: И работают.

С. БАБУРИН: А здесь поэтому нормально надо использовать газ, исходя из политических интересов…

В. ЗУБОВ: Нет, зачем?

С. БАБУРИН: Допустим, Белоруссия в союзном государстве — это одни цены, Украина или кто-то вне союзного, если будет антироссийская позиция — это другие цены, это элементарная вещь.

Е. КИСЕЛЕВ: Анатолий, инженер из Ленинграда, очень занятную реплику прислал: «Господа, а что может сделать Россия, чтобы Украина не вступала в НАТО? Может быть, понизить цены на газ?». Хорошая идея, правда? Вот понизим цены на газ, глядишь, и в НАТО не вступят. А что важнее?

С. БАБУРИН: Объединение наше с Украиной, создание тройственного союза и союзного государства, вот это важнее, чтоб мы покончили с темой НАТО, с другими темами.

Е. КИСЕЛЕВ: Вы что, серьезно думаете, что Украина согласится образовать какое-то союзное государство с Россией?

С. БАБУРИН: Такую задачу надо ставить, потому что мы единая цивилизация и нельзя ставить крест на перспективах нашего единства.

Е. КИСЕЛЕВ: Ну, подождите, англосаксонская цивилизация тоже едина, тогда давайте будем объединять США с Великобританией?

С. БАБУРИН: А они создают сегодня Европейский союз, они идут в этом направлении.

Е. КИСЕЛЕВ: Или французскую часть Бельгии с Францией?

В. ЗУБОВ: Если вы ставите нереальные задачи, значит, вы не успеваете решать те, которые можете решить. Вы начинаете обсуждать что-то мифическое и не решаете практические вопросы.

С. БАБУРИН: Вот те, кто игнорирует геополитику, они теряют в тактике напрочь.

Е. КИСЕЛЕВ: «Вы» — это кто? Вы говорите «вы ставите нереальные задачи».

В. ЗУБОВ: Да, нереальные задачи, вот сейчас мой собеседник, коллега…

С. БАБУРИН: Собирание страны — это нереальная задача?

Е. КИСЕЛЕВ: Под собиранием страны получается восстановление бывшего Советского Союза?

С. БАБУРИН: В новом качественно формате.

В. ЗУБОВ: Если вы мне позволите говорить, а не будете на взлете перебивать…

Е. КИСЕЛЕВ: Ни в коем случае. Набирайте высоту.

В. ЗУБОВ: …то я попробую свою модель предложить наших отношений с Украиной. Вы знаете, Украина — это не одно из какого-то множества государств, которые граничат с нами. Украина — это родственник. Вот сестра, вот в семье, вот мы вместе жили, у нас все как бы едино, вот сестра — раз, и выросла, и замуж вышла, и теперь она самостоятельна, у нее другая семья, и пытаться назад притащить ее вот сюда невозможно. Сегодня зачем это обсуждать? Надо обсуждать вопрос, как строить свои отношения со взрослой сестрой. Она будет на вас смотреть, как на предмет проблем, как угрозу для себя или, наоборот, будет считать, что она родственник? Она всегда на праздник придет, в беде придет поможет. Вот из этого надо исходить. И обсуждать надо не то, как поддерживать какие-то конфликты у соседа-родственника. Нам что, нужна Украина, в которой есть перманентный конфликт? Нам что, надо реагировать на то, что происходит в Крыму… Действительно, непростая ситуация с НАТО. Мне кажется, надо создавать такую ситуацию, при которой эта сестра тянется к вам, именно тянется, когда ей выгодно с вами жить добрососедски и в едином правовом, культурном пространстве. Это родственник ближайший. И если мы хотим противодействовать НАТО, то надо сделать простую вещь — надо сделать так, чтобы Украине это было просто невыгодно. Причем это сейчас не всей Украине, это части, часть против, часть — «за». Но надо сделать так, чтобы всем было невыгодно, чтобы потребности в НАТО на Украине не было, а была бы потребность жить с нами единой семьей.

Е. КИСЕЛЕВ: Сергей Николаевич, вот такая реплика к вам пришла как раз на эту тему. Обращается Сергей Вадимович из Екатеринбурга непосредственно к вам: «В истории хоть и не бесспорно, но иногда полезно проведение аналогий. Мне поведение части крымских жителей напоминает поведение прогитлеровских судетских немцев, расшатывавших демократическую Чехословакию накануне второй мировой войны, и технология организации беспорядков в Крыму примерно та же, что была в Судетской области. Ваше мнение?».

С. БАБУРИН: Я думаю, аналогия более точна будет, если мы будем говорить о берлинской стене, когда люди вышли и стали выступать за объединение Германии и за разрушение этой берлинской стены. Вот это то, что сегодня имеет место между Украиной и Российской Федерацией, и Крым здесь наиболее активная часть по одной простой причине. Я вот слышал господина Зубова, и у него даже ноты в интонациях были те, которыми апеллировал господин Гайдар, выступая 12 декабря 1991 года за Беловежские соглашения, только он добавлял еще, что уже идут эшелоны с хлебом и салом с Украины, поэтому мы будем жить лучше, чем в СССР, будет новая общность, новое единство — СНГ называется, и в этом отношении сравнение с выросшей дочерью или сестрой может быть уместно, если при этом мы будем иметь в виду, что эта дочь осталась в квартире, которая однокомнатная, и она просто уже отхватывает половину этой комнаты и говорит «а кухня тоже моя». И я за то, чтобы мы, если вносить ясность, очень четко сказали, что границы, созданные в ХХ веке, они проходили по живому в силу абсолютно авантюрного национального деления, когда сегодня мы разрезали единый народ и говорим «нет, а вот теперь пусть часть живет отдельно, это естественно». Это противоестественно. И я абсолютно убежден, что сегодня мы должны, если вставать на формальную точку зрения, говорить о том, что Крым всегда был после Турции только российским. Севастополь никогда не передавался из состава Российской Федерации или РСФСР в состав Украинской ССР, он был выведен из состава Крыма, и в 1954 году, когда хрущевские эти подарки были, про него никто не вспоминал. Но я не хочу говорить об этом, я за то, чтобы Крым объединял Украину и Россию, и я, конечно же, за то, чтобы мы вспомнили, почему стало расширяться НАТО — потому что нас обманули, обманули конкретно Горбачева и Ельцина, ибо в обмен на объединение Германии нам гарантировали, что НАТО не будет приближаться к нам.

Е. КИСЕЛЕВ: Ой-ой, Сергей Николаевич, сейчас мы в такие дебри исторические уйдем.

С. БАБУРИН: Мы уйдем далеко, но просто это все взаимосвязано.

В. ЗУБОВ: Можно один вопрос по живому? С какой стороны развалили берлинскую стену?

С. БАБУРИН: Берлинскую стену разваливали с двух сторон.

В. ЗУБОВ: Ее развалили с восточной стороны.

Е. КИСЕЛЕВ: С восточной стороны, это правда.

С. БАБУРИН: Потому что ее развалили тогда из Москвы, когда отсюда, из Москвы, стали свергать режимы в восточноевропейских странах…

В. ЗУБОВ: Вот вы сейчас, к сожалению, строите эту стену, к сожалению, вот такой поучительный тон…

С. БАБУРИН: Я не строю, я за то, чтобы мы были Иванами, помнящими свое прошлое, а не жившими в абстрактных общечеловеческих ценностях.

В. ЗУБОВ: Вы знаете, что развалит стенку, которая, к сожалению, сейчас имеет место? Она имеет место. Развалит очень простое — развалит комфортность, удобность, выгодность жить по одним законам, по одним правилам. Снова выплывет то, что в основе нашего поведения единая культура, и никакой стены просто не будет, просто не надо нагнетать ситуацию. Да ее и нет на самом деле.

С. БАБУРИН: Замечательно, только не надо требовать дешевых поставок из России при этом.

Е. КИСЕЛЕВ: Так никто не требует.

С. БАБУРИН: Требуют. Что удивляются повышению цен? А почему вы против мировых цен тогда, если вы не хотите жить вместе с Россией?

Е. КИСЕЛЕВ: Ну, по мировым ценам, по-моему, уже все договорились давно.

С. БАБУРИН: А вот почему же нет этих цен?

В. ЗУБОВ: Мы сейчас будем говорить о другом…

С. БАБУРИН: Мы говорим об этом, только подменяем понятия.

В. ЗУБОВ: Нет, нет, мы сейчас говорим не о мировых ценах для Украины или Белоруссии, мы должны начать говорить — а у нас какие будут цены на газ?

С. БАБУРИН: А вот это другой вопрос, который не менее важен, я согласен.

В. ЗУБОВ: Да, это нас должно волновать.

Е. КИСЕЛЕВ: Я прошу прощения, у нас еще много других тем. Кстати, уже 2:1 счет, уже сравняли и опять немцы вышли вперед на Чемпионате мира. А следующая тема, которую я хотел бы затронуть, касается вот этих новых, упорных, упрямых, постоянно возникающих вновь и вновь разговорах о третьем сроке для президента. Марина Максимова.

ЧЕРНЫЙ ЯЩИК. РАСШИФРОВКА.

М. МАКСИМОВА: Одно и то же лицо не может занимать должность президента Российской Федерации более двух сроков подряд. Так установила действующая Конституция. Именно это ее положение с приближением 2008 года все больше и больше беспокоит горячих сторонников Владимира Путина, у которого второй срок президентства уже перевалил «за экватор». Примечательно, что сам глава государства неоднократно говорил, что не будет нарушать Конституцию и возражал против ее изменения в части президентских сроков. Однако каждый пятый опрошенный социологами полагает, что Путину придется изменить свое решение под давлением окружающих его людей. Кстати, к такому давлению можно отнести активность североосетинского общественного движения «Согласие и стабильность», которое вознамерилось провести всероссийский референдум за снятие запрета на третий срок. Правда, пока официальные лица относят эту инициативу, скорее, к области фантазий. Председатель Госдумы Борис Грызлов пообещал, что возглавляемая им партия «Единая Россия» будет стоять на страже действующей Конституции. А глава Центризбиркома страны Александр Вешняков в нашем эфире назвал подобный референдум «почти невозможным», добавив, что в любом случае никаких документов на этот счет в ЦИК не поступало. Параллельно пресса продолжает искать возможных преемников Путина на посту президента. С этой точки зрения исследования социологов также вызывают интерес: впервые лидером гипотетического рейтинга кандидатов стал первый вице-премьер Дмитрий Медведев, который обошел и второго потенциального преемника – вице-премьера Сергея Иванова, и долгожителя политических опросов Владимира Жириновского. Между тем сам глава либеральных демократов вместе со своими подчиненными развивает бурную законотворческую деятельность. Фракция ЛДПР направила в Госдуму поправки к закону «О политических партиях», в которых предлагает сохранить государственное финансирование только для парламентских партий. Сейчас, напомню, деньги из федерального бюджета получают еще СПС, «Яблоко», партия Пенсионеров и Аграрная – за них проголосовали более трех процентов избирателей. Либеральные демократы настаивают на экономии и убеждают, что те, кто не пользуется поддержкой народа, должны жить за свой счет. Ряд наблюдателей уже расценили эту инициативу как наступление на многопартийность. В эту же категорию аналитики отнесли принятый Госдумой в первом чтении проект закона, отменяющий графу в избирательном бюллетене «против всех» на выборах любого уровня. В настоящее время право не использовать эту строчку дано только регионам, но она сохранена на федеральных выборах – в Госдуму и президентских. Теперь депутаты хотят научить избирателей делать осознанный выбор и проявлять большую политическую активность. Оппозиция упрекает партию власти в том, что та лишает людей права протестного голосования и уличает парламентское большинство в борьбе не только с реальными соперниками, но и с виртуальным кандидатом.

Е. КИСЕЛЕВ: Я хочу сейчас предложить поинтересоваться еще и мнением наших телезрителей. Я хотел бы разделить вопрос на две части: вот есть сегодняшнее событие, Дума проголосовала за отмену графы «против всех», и есть тема возможного третьего срока для Путина. Владимир Владимирович много раз говорил о том, что он не собирается инициировать какие-либо изменения в Конституции, что он отбудет положенный срок по закону, а по закону полагается два срока подряд, при этом время от времени с разных сторон звучит идея о том, что через какое-то время, может быть, он опять сможет баллотироваться на третий срок, но не подряд, это отдельная история, но мне совершенно очевидно, что есть в окружении президента, и эти голоса слышатся, и не только в окружении, есть в общественном мнении фигуры, которые говорят, что все-таки Путин должен пойти на третий срок. Его уговаривают. Вот уговорят или нет — это вопрос и к вам, и к нашим телезрителям. У нас сейчас будет «Рикошет».

«РИКОШЕТ»

Е. КИСЕЛЕВ: Итак, ваш прогноз, уговорят ли Владимира Путина остаться на третий срок? Если вы считаете, предвидите, что все-таки уговорят, звоните 995-81-21. Если нет, думаете, что не уговорят, ваш прогноз отрицательный, звоните 995-81-22. Голосование пошло. Как вы думаете, уговорят, не уговорят? Сергей Николаевич?

С. БАБУРИН: Вы знаете, я считаю, что, Евгений, вы откликаетесь на, возможно, хорошо спланированную провокацию, когда происходит отвлечение людей от реальных тарифов на газ внутренних, и все начинают говорить о пустом.

В. ЗУБОВ: Браво, Сергей.

С. БАБУРИН: Все говорят о том, что не требует, нельзя об этом говорить, вообще не надо тратить на это время, потому что я считаю, что у нас очень достойный президент, который уже вошел в историю и который должен иметь в истории незапятнанное лицо, а, значит, менять свое слово ему не к лицу. Он уже много раз высказался на эту тему. Вот все, кто поднимает эту волну, они почему-то считают, что они ему угождают. Они, скорее, пытаются его спровоцировать совершить неприличный поступок.

Е. КИСЕЛЕВ: Так нет, самые, что называется, громогласные его сторонники говорят, что надо, чтобы Владимир Владимирович остался на третий срок.

В. ЗУБОВ: Я уверен, что не уговорят.

С. БАБУРИН: У нас Конституция позволяет, действительно, через промежуток по-новому считать президентские сроки. Вот этот я не исключаю вариант.

Е. КИСЕЛЕВ: Ваша позиция понятна. Валерий Михайлович, ваше мнение?

В. ЗУБОВ: Я эту тему не хочу обсуждать. Мне стыдно представить, я не хочу представлять, что я живу в стране, такой, на мой взгляд, хорошей стране, 145 миллионов человек, богатая, красивая страна, и у нас нет людей, нет выбора на президента, вообще все замкнулось на одном человеке? Мне кажется, что это принижать свою нацию, свой народ. Я не хочу эту тему обсуждать.

Е. КИСЕЛЕВ: Подождите, вот Виталий Николаевич Иванов из Челябинска нам пишет: «Страна обречена, — имеется в виду в случае, если не будет третьего срока, а будет новый президент избран в 2008 году, — страна обречена на четыре года стать учебным местом для обучения нового президента. Ясно, что он должен явно проигрывать ВВП по главным качествам».

В. ЗУБОВ: Вы знаете, есть банальные вещи. Ну что ж это обсуждать? Ну, возьмите конец 70-х — начало 80-х годов, преемник за преемником, и в конце концов куда мы через этих преемников дошли?

Е. КИСЕЛЕВ: Что вы имеете в виду?

В. ЗУБОВ: Я имею в виду, что Брежнев, Андропов, Черненко, и чем все это закончилось. Неужели мы забыли все это? И вторая ситуация. До 1999 года кто мог представить, что у нас будет достаточно сильный, умный президент страны? Кто мог? Но получилось ведь. И то же самое, я думаю, что огромное количество людей в этой стране, и среди политиков, вы только включите телевизор, вы дайте возможность высказываться по темам, вы просто вернитесь к возможности дискутировать, вы разрешите партиям развиваться нормально, и все будет. А представить, что мы находимся в тупике и в 2008 году у нас безысходная ситуация — отказываюсь такой сценарий обсуждать.

Е. КИСЕЛЕВ: Подождите, а вы считаете, что вопрос надуманный, что никто не уговаривает, не оказывает давления?

В. ЗУБОВ: Безусловно, есть…

С. БАБУРИН: Наконец вы пришли к правильному пониманию. Никто не уговаривает. У нас уже череда, даже в команде президента выстроилась через альтернатив, каждая из которых рассчитывает на реальность. И вот какая из них…

Е. КИСЕЛЕВ: Череда альтернатив — вы имеете в виду возможных кандидатов?

С. БАБУРИН: Возможных кандидатов.

Е. КИСЕЛЕВ: А вы можете фамилии назвать?

С. БАБУРИН: Я не хочу уподобляться политологам и гадать…

Е. КИСЕЛЕВ: Что же так боятся все фамилии называть.

С. БАБУРИН: Нет, почему? Чтобы не повторять ошибок, от которых нас предостерегают, чтобы возник чертик из табакерки, человек, который не занимал никаких должностей… Вот Путин пришел с постов, которые позволили ему понимать страну, иметь информацию и принимать решения. Поэтому я уверен, что выборы из числа руководителей правительства, из числа губернаторов, из числа тех, кто через парламентские структуры, работы в комитетах имеет опыт работы с большими массами людей и с большими проблемами. Есть варианты. Я за то, чтобы мы действительно сохранили многопартийность системы.

Е. КИСЕЛЕВ: А представители оппозиции могут претендовать на пост президента?

С. БАБУРИН: Даже очень реально, потому что я уверен, что когда у нас считается, что «Единая Россия» и ее кандидат обречены на победу, это миф. Я не верю, честно скажу, в эти рейтинги, потому что эти рейтинги у нас — механизм зомбирования избирателей.

Е. КИСЕЛЕВ: Валерий Михайлович?

В. ЗУБОВ: Это вторая часть вопроса. Давайте с первой закончим. Первая часть вопроса в следующем: конечно, есть люди, которые заинтересованы и которым выгодно, чтобы на третий срок ушел действующий президент

Е. КИСЕЛЕВ: Почему?

В. ЗУБОВ: Первое — страх.

Е. КИСЕЛЕВ: Страх за что? Перед чем?

В. ЗУБОВ: Страх за то, что, действительно, страна достаточно коррумпирована, но коррумпирована, естественно, не страна в широком смысле слова, а те, кто находится во власти, очень коррумпирована.

С. БАБУРИН: Страна тоже, коррупция — часть системы.

В. ЗУБОВ: Ну, не надо придираться к частям, к деталям. И если произойдет смена руководителя, конечно, кто-то может серьезно поплатиться. Вот это первая часть. Вторая часть — те, кто хотел бы, чтобы так все осталось — ну, вы знаете, это люди, которые не привыкли к такой самостоятельной работе, рассчитывать на себя, они рассчитывают на доброго барина. Ведь ситуация сейчас как — она достаточно благоприятна экономически-то. Что уж там говорить, в 1996 году если у нас меньше 10 долларов за главный продукт — нефть, а сегодня у нас в шесть раз больше. И есть такая боязнь, что если уйдет руководитель, цены на нефть изменятся и изменится вся экономическая ситуация. Есть и такое количество людей. Есть люди, который действительно отвыкли уже видеть другие точки зрения по телевизору — ну, это главный у нас информатор все-таки в стране, при всем уважении к «Эхо Москвы» — и у них подозрение, что нет других лидеров в стране, которые могут возглавить страну. Есть. Но первое, и самое главное — часть тех, кто уговаривает, это те, кто боятся потерять свое положение, которое они сегодня имеют.

Е. КИСЕЛЕВ: Ну что ж, а я сейчас готов объявить результат голосования, как ответили наши радиослушатели на вопрос, уговорят ли Владимира Путина остаться на третий срок? Мы получили немного звонков, я думаю, что мы сегодня в сложной ситуации, мы конкурируем с футболом.

В. ЗУБОВ: Да нет, слава Богу, темы не очень актуальны.

Е. КИСЕЛЕВ: Тем не менее 950 телезрителей — простите, оговорка по Фрейду, никак не могу забыть о том, что помимо радиослушателей есть еще и телезрители, с которыми я сейчас вынужденно разлучен, скажем так — так вот, из 950 радиослушателей «Эха Москвы» 65% позвонивших считают, что все-таки уговорят, и 35% считают, что нет, и солидарны с позицией Сергея Бабурина. Сегодня было другое голосование по поводу поправки, которая прошла первое чтение, об отмене графы «против всех». Вот если бы вы коротко могли ответить на этот вопрос. Вы как голосовали по этой поправке, Сергей Николаевич?

С. БАБУРИН: Я даже выступал. Я выступал против графы «против всех» в 1993 году, когда ее вводили.

Е. КИСЕЛЕВ: То есть вы проголосовали за то, чтобы эту поправку отменить?

С. БАБУРИН: Изъять, и считаю, что когда сегодня говорят, что это нарушает права оппозиции, то здесь происходит подмена понятий, ибо на самом деле вот эта графа «против всех» — это разрушение гражданского общества через создание и укрепление кухонной оппозиции, когда человек, как говорится, через выпускание пара, такое искусственное, когда человеку говорят «ты, если против, сходи, проголосуй против всех, и на этом ты выполнил свой гражданский долг». Не надо. Либо ты выбирай партию, которая существует, либо создавай ту, которой еще нет, выходи на пикеты, на митинги, на акции гражданского неповиновения, если власть тебя довела, а не так, что ты сходил, втайне выполнил, как бы снял с себя грех, и потом сидишь на кухне и говоришь, что все сволочи. Со сволочами надо бороться. И поэтому я считаю, что демократическая Россия, введя в свое время эту строчку в бюллетень, спровоцировала нас, разложив протест против Ельцина, сказав «ты против режима — сходи, проголосуй против всех, тебе не нравится партия, которая есть — ты проголосуй против всех и ничего не надо создавать». Надо. Я за то, чтобы гражданское общество реализовалось в альтернативах, а не в глухом, безликом голосовании, которое на самом деле дезориентирует людей. Кроме того, я хочу сказать, что нужно оставить подсчет против всех, но не отдельной графой, а не через вычеркивание всех партий, если они тебе не нравятся, это нужно считать против всех проголосовали…

Е. КИСЕЛЕВ: Ну, это надо тогда соответственным образом отразить в законодательстве?

С. БАБУРИН: Объяснить, конечно, избирателю, что вычеркни всех, когда у него колеблется, за кого же голосовать, за левых или за правых, «а не буду я думать, мне и те, и другие не совсем нравятся, я против всех проголосую». Вот почему я считаю, что эту ложную подставку нужно убрать.

Е. КИСЕЛЕВ: Ваше мнение, Валерий Зубов?

В. ЗУБОВ: Ну, я, естественно, не голосовал за то, чтобы убрали эту графу, и причина очень простая: надо всегда иметь градусник, который показывает погоду. Графа «против всех» — это показатель общего недоверия людей к тем процедурам, которые происходят при голосовании. Вот если вы убираете, то вы не знаете, действительно, доверяют люди процедуре или нет, а если остается, то вы понимаете — что-то не так делается. Вы убираете графу «против всех» — неплохо. Но перед этим вы убрали те партии, которые вам не нравятся. Ну, из последних девяти выборов по осени сняли в восьми «Родину». И человек, который хотел за «Родину» голосовать, а его почему-то сняли. Или, допустим, в Иркутске, раз уж мы сегодня говорим про прокуроров, вы знаете, снимают, у меня никакой симпатии нет к прокурору Скуратову, не было, более того, отрицательное отношение было, но его снимают, потому что в графе не записали, вот написано, что он доктор, но не написали, что профессор, откровенное издевательство перед избирателем. И вы предлагаете придти избирателю, увидеть колонку, в которой написаны назначенных для выборов партий, назначенных кандидатов — вы его что, за дурака хотите держать? И когда он голосует против всех, он вам дает сигнал — не держите меня за дурака, дайте мне все-таки реальный выбор.

Е. КИСЕЛЕВ: Но вам могут возразить, Валерий Михайлович. Он может, человек, у которого нет реального выбора, просто проголосовать ногами — не пойти на выборы.

С. БАБУРИН: Самое главное, это подмена понятий, которое Валерий Михайлович сделал…

В. ЗУБОВ: Э, нет.

С. БАБУРИН: Не 10% против всех, а 60%, бойкотирующих выборы — вот символ кризиса сегодняшней ситуации. Вот в чем сегодня проблема.

В. ЗУБОВ: Здесь мы в какой-то части с тобой пересечемся. Итак, у нас приходят на выборы 30% человек. Из этих 30% человек 40% голосуют за одну партию, и мы знаем, за какую. Мы раньше знали и теперь знаем, за какую. Итого, мы даем основания для руководителей этих партий сказать «вы знаете, за нас большинство проголосовало». А ну-ка, 40% от 30% — это всего 12%. Какая же власть легитимна, когда за нее проголосовали 12%?

Е. КИСЕЛЕВ: Вы хотите сказать, что убирая графу «против всех» из бюллетеней для голосования, мы тем самым провоцируем избирателей не ходить на выборы и тем самым еще больше усиливаем этот фактор, что на выборы ходят меньше, и меньше, и меньше людей, и в результате неизбежно и на президентских выборах, и на парламентских выборах победившая партия или победивший кандидат становятся победителем от меньшинства.

С. БАБУРИН: Это лучше, чем морочить голову этой графой. Им подсказали, что это протест, хотя это не протест, это резиновая утка, на которую предлагают клюнуть, как на обманку…

В. ЗУБОВ: Нет, Сергей, ты немножко…

Е. КИСЕЛЕВ: Президент подпишет этот закон, как вы думаете?

В. ЗУБОВ: Я думаю, подпишет по очень простой причине. К сожалению, вся сегодняшняя логика, которую как раз и надо сломать, это логика не оптимистическая, а логика пессимистическая — все чего-то боятся. Вот те, кто принимают решения — ЦИК, и большинство в Госдуме, ну, уж тем более в Совете Федерации — все принимают решения, чего-то боятся. Почему не доверяете людям? Зачищается партия, новую партию создать сегодня невозможно. Мы вчера проводили пресс-конференцию, как поступать с Республиканской партией. По факту нельзя противодействовать, тогда вот так казуистически используются юридические нормы — дискредитируется закон, и человек, приходя, он действительно не хочет, он понимает, что решение предопределено, зачем же ему ходить на выборы?

С. БАБУРИН: Вот здесь другая проблема, которую Валерий Михайлович правильно говорит, когда зачищаются партии-кандидаты. Вот у нас, когда «Народную волю» в Курске сняли из-за того, что во главе списка стоял Руцкой, ведь мы все это прекрасно понимаем, мы судились, дошли до Верховного суда, по смехотворной причине…

Е. КИСЕЛЕВ: Чем кончилось, сразу скажите.

С. БАБУРИН: Не допустили. Я за то, чтобы наказывать судей, надо покончить с судебным произволом, который сегодня стал обслугой исполнительной власти. Надо покончить с этой системой тотальной и начинать наказывать. Если мы не сделаем людей, ответственными за фальсификации выборов, будет графа «против всех», не будет этой графы, это не поможет.

Е. КИСЕЛЕВ: Я с этим совершенно согласен. Я имею в виду, я согласен с тем, что, конечно, чем скорее у нас будет независимый суд, тем лучше. Давайте на этой ноте подведем черту под обсуждением этой темы и последняя тема, как я уже сказал, касается острейшей ситуации, которая возникла на минувшей неделе в Москве, когда начался Всемирный газетный конгресс. Я думаю, что это событие заслуживает отдельного разговора.

ЧЕРНЫЙ ЯЩИК. РАСШИФРОВКА.

М. КЕДРОВСКИЙ: Острой критике была подвергнута Россия на Всемирном газетном конгрессе, который прошел в Москве. Президент Ассоциации Гевин О’Рейли, открывая форум высказал мнение, что российской прессе угрожает коррупция и контроль со стороны финансовых групп, лояльных правительству. По сути, он, в присутствии Владимира Путина, заявил, что олигархов попросту сменили государственные структуры, причем отметил, что подобная ситуация наблюдается не только на федеральном, но и на региональном уровне. Как и предсказывалось, отмечает «Newsru.com», свои замечания О'Рейли облек в форму вопросов, которые иногда звучали как риторические. Кроме того, он подчеркнул, что у членов Ассоциации были даже сомнения по поводу выбора Москвы в качестве места проведения ежегодного саммита мировой прессы. Между тем, по информации газеты «Коммерсант», критика состояния свободы слова в России в докладе президента Конгресса была в последний момент смягчена по настоянию российской стороны. В результате текст был основательно очищен от поистине революционных призывов международных издателей, в том числе о запрете российского председательства в «большой восьмерке» из-за оскорбительного отношения к прессе. Владимир Путин, в свою очередь, опоздав на открытие Конгресса на два часа, высказал иную точку зрения. По его словам, свобода СМИ остается важнейшим гарантом необратимости демократического развития страны, а присутствие государства на рынке российских средств массовой информации неизменно сокращается. Вместе с тем он признал, что в России существует постоянная борьба между государством, его интересами, как их понимают чиновники, и интересами прессы. При этом он призвал журналистов своими силами добиваться доверия общества. «Одними решениями власти веру людей в СМИ не повысить», — подчеркнул президент. Между тем его слова не очень совпадают с происходящим. Как заявили в Российском фонде защиты гласности, только в мае зафискировано более ста конфликтов, связанных с журналистами и прессой. В их числе одно убийство, три нападения на репортеров, в четырнадцати случаях работникам СМИ отказывали в доступе к информации, и, кроме того, трижды изымали тираж газет.

Е. КИСЕЛЕВ: Ну что ж, это был материал Михаила Кедровского, буквально по минуте у каждого из вас — ваше отношение, реальная проблема или надуманная?

С. БАБУРИН: Я считаю, что проблема абсолютно реальная, к сожалению, и сегодня мы на грани утраты свободы слова. Я за то, чтобы мы всерьез об этом думали, чтобы об этом президент думал, парламент думал.

Е. КИСЕЛЕВ: Кто виноват?

С. БАБУРИН: Вы знаете, есть такое понятие, пущенное пятнадцать лет назад — агрессивно послушное большинство. Вот, не дай Бог, мы получим такое же большинство в следующем парламенте.

В. ЗУБОВ: Мне очень нравится, что вы так о демократах отзываетесь Сергей.

Е. КИСЕЛЕВ: Ваше мнение, Валерий Михайлович?

В. ЗУБОВ: Знаете, мне не очень интересен был этот Конгресс. Вообще, мне не нравится и не интересно, когда наши проблемы обсуждаем не мы, а ждем, когда приедет добрый дядя обсудить наши проблемы. Вот эта тональность мне не очень понравилась.

Е. КИСЕЛЕВ: Ну, просто очень многие люди в средствах массовой информации в России откровенно боятся говорить об этих проблемах. Слава Богу, что хоть кто-то об этом говорит.

В. ЗУБОВ: Значит, действительно, есть для этого реальные причины. Действительно, Россия получила свободу благодаря средствам массовой информации, и благодаря средствам массовой информации мы сейчас эту свободу теряем. Кто виноват? Знаете…

Е. КИСЕЛЕВ: Ну, я надеюсь, что не благодаря «Эху Москвы».

В. ЗУБОВ: …мне никто не мешает в Государственной думе как депутату высказываться и голосовать так, как я считаю нужным, и никто не запретить журналисту говорить, писать так, как он считает нужным.

Е. КИСЕЛЕВ: Но, вы знаете, если вы выступите в Государственной думе с резким, критическим выступлением по поводу президента, правительства или каких-то властных структур, я думаю, что с высокой долей вероятности это выступление не покажет ни один канал. Согласны?

В. ЗУБОВ: Это не покажут вполне конкретные журналисты — оператор и тот, кто будет брать интервью. И таких случаев в моей практике…

С. БАБУРИН: Тот, кто ставит материал в эфир.

В. ЗУБОВ: Тот, кто ставит в эфир, тот, кто руководит, и таких случаев в моей практике очень много. Один из очень известных журналистов, я пока с ним не смог пересечься, мы заключили пари на бутылку портвейна, он меня снимал восьмой раз и ни разу не вышел в эфир. Я говорю, вот если выйдет — с меня, если не выйдет — с тебя. Поэтому, извините, ответственность за это в первую очередь на тех, кто профессионально занимается этим делом.

Е. КИСЕЛЕВ: Я благодарю вас, и в заключение хочу сказать только об одном, что вся та ситуация, которая имела место на этом Конгрессе — когда президент опоздал на два часа, когда два часа Владимир Спиваков со своим оркестром вынужден был, что называется, заполнять паузу и развлекать изумленных делегатов, и когда был все-таки чрезвычайно подробный, резкий, критический доклад президента Всемирной газетной ассоциации, и когда был, в общем, такой инцидент, когда присутствовавшие в зале члены национал-большевистской партии стали выкрикивать лозунги в адрес Путина — в общем, вся эта история, по сути дела, не была показана ни на одном из трех главных каналов. Я специально смотрел все репортажи, и я увидел, что на всех трех каналах, кто-то больше, кто-то меньше, но эта ситуация была скороговоркой рассказана и, по сути дела, скомкана. Вот так работают сейчас, увы, мои коллеги или, скажем так, мои бывшие коллеги. Никуда от этого не деться. Спасибо вам. До следующей встречи.



Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире