'Вопросы к интервью
14 сентября 2007
Z Доброй охоты! Все выпуски

Охотницы на привале: что нового мы узнали о мужчинах?


Время выхода в эфир: 14 сентября 2007, 23:08

АМАЛИЯ: Добрый вечер. Подождите, девочки. Я понимаю. Жаркая дискуссия разгорелась уже перед началом эфира. Только успели сесть. Даже не успели нолить, покурить.

ЕЛЕНА НОВИКОВА: Как нормальные женщины. Вам с лимоном. С лимоном.

АМАЛИЯ: Сегодня знаменательная программа. Я хочу сказать, предупредить. Знаменательная она тем, что, знаете, охотницы сегодня привале. Вот помните эту картину. Эти три непонятных мужчины весьма не сексапильного свойства, которые что-то друг другу рассказывают.

Е. НОВИКОВА: Да, ладно. Янковский сексапильный.

АМАЛИЯ: «Охотники на привале»? Причем там Янковский? Вот одна из наших образованнейших женщин…

МАРИЯ ГОЛУБКИНА: Нет, просто вообще Янковский симпатичный. Я этим никто поспорить не может.

АМАЛИЯ: Пока они хохочут, я их представлю. Елена Новикова, постоянная охотница.

М. ГОЛУБКИНА: Подай голос, Елена Новикова:

Е. НОВИКОВА: Вав!

АМАЛИЯ: Это ее борзая русская. Ну, Елена Новикова, режиссер, актриса.

ТАТЬЯНА ИВЛИВА: Мать, дочь, жена.

М. ГОЛУБКИНА: Сестра-хозяйка. Сестра, запятая хозяйка. И сестра черточка хозяйка.

Е. НОВИКОВА: Да, сестра, как говорят у нас в монастыре. (ГОВОРЯТ ВМЕСТЕ).

АМАЛИЯ: Девочки, нас никто не услышит. Татьяна Ивлива, модельер и будущий… Как ты сказала?

ТАТЬЯНА ИВЛИВА: Уже скажи как-нибудь.

АМАЛИЯ: Ну, подожди. Ну, ты говорила, ну, психолог, как это называется?

Т. ИВЛИВА: Психогенетика. Она, милая.

АМАЛИЯ: Ох, елки зеленые. Не об этом сегодня. Значит, Мария Голубкина, популярнейшая, известнейшая, потрясающая актриса.

МАРИЯ ГОЛУБКИНА: Тише. Добрый вечер.

АМАЛИЯ: Но моя еще, наконец-то, найденная мною…

Е. НОВИКОВА: Сестра.

АМАЛИЯ: Вчера еще подруга с тех пор не расставались, однокурсница, Щукинское училище, с наступающим тебя днем рождения. Вероятно, может даже, еще день однокурсника, может, не прошел. Ирак, значит, Амалия, Амалия, и женщина ночной профессии Людмила. Так она попросила себя представить. Постоянный ночной зритель и радиослушатель. Она сегодня готова оппонировать нам всем. Женщина она…

ЛЮДМИЛА: Телеманка. А то слушатели неправильно поймут.

АМАЛИЯ: Хорошо. Но женщина она приличная. Вы не пугайтесь. Не то что мы ночную фею пригласили. Нет, нет. О нет же. Значит, ибо не дошло дело. Значит мы сегодня, почему охотницы на привале. Никакого мужика у нас сегодня не будет. Мало их было у нас, кстати.

ЛЮДМИЛА: Зарекалась ворона.

АМАЛИЯ: Что зарекалась ворона? Я про свинью знаю.

ЛЮДМИЛА: Клевать. На первой куче разговелась.

АМАЛИЯ: Понятно. А у меня зареклась свинья овна не жрать. Так оно бежит, а вона лежит.

М. ГОЛУБКИНА: А почему бы и нет.

АМАЛИЯ: Да. Итак, мы обсуждаем того, что у нас сегодня нет. Ну, т.е. в принципе оно есть. Елена, у Вас есть мужчина?

Е. НОВИКОВА: Оно?

АМАЛИЯ: Оно, мужчина, есть у Вас?

Е. НОВИКОВА: Да.

АМАЛИЯ: Как он в постели?

Т. ИВЛИВА: Что он там вообще?

Е. НОВИКОВА: Ну, он в постели бывает и попрек бывает, и вдоль бывает. Бывает разный. Мужчина пошел разный в последнее время.

Т. ИВЛИВА: В постели.

АМАЛИЯ: Татьяна Ивлива, скажите, что у Вас с мужчиной сейчас?

Т. ИВЛИВА: Мой мужчина… Все. Она и сестра, и хозяйка. Он такой мужчина!

Е. НОВИКОВА: Она же генетик. Она его сотворила из того, что было.

Т. ИВЛИВА: Ну, да. Из ребра. Теперь все пытаюсь ему объяснить, что я то из ребра.

М. ГОЛУБКИНА: И зовут его Гена.

Т. ИВЛИВА: Гена его зовут.

АМАЛИЯ: А у тебя Барабанов, молчи уже.

Т. ИВЛИВА: То я усовершенствованней, чем ты.

М. ГОЛУБКИНА: Он сейчас лежит в постели и слушает нас.

ЛЮДМИЛА: Поперек.

АМАЛИЯ: Итак, Гена из ребра.

Т. ИВЛИВА: Да, не Гена. Я из его ребра. И я ему все время пытаюсь рассказать, что Ген, ну, ты виндоус 2000, а я то виндоус 2010, т.е. значит, я усовершенствованнее.

М. ГОЛУБКИНА: Таким популярным языком объясняешь.

АМАЛИЯ: Я могу предупредить сейчас радиослушателей, что сейчас в студии присутствуют лабораторные экземпляры женщин.

М. ГОЛУБКИНА: Вот это я помню, вчера ты говорила. Я запомнила.

АМАЛИЯ: Да. Мария, это еще не все, что я вчера говорила. Все ли мы помним? Я даже не помню, что я вчера говорила. Итак, действительно лабораторные, потому что я таких женщин встречаю редко. Обычно, вот я сегодня услышала по радио, там были очень такие две женщины. Одна из них была шоу-звезда, а другая ее адвокат, которые о чем-то выступали. И там был напористый такой голос. Т.е. женщины, которые привыкли стоять на прямых задних ногах, как питбультерьеры, которые постоянно борются за что-то.

ЛЮДМИЛА: Они просто не замужем.

АМАЛИЯ: Да, либо не замужем. Вот есть такой момент. Т.е. все-таки здесь присутствуют женщины, во-первых, строках моего письма. Потому что они имеют место быть. У них есть дети. Это раз. У каждой из них есть дети. У каждой из них есть свое дело, свое тело и свой мужчина. Так что упрекать нас сегодня в смсках в хроническом недочего-то…

Е. НОВИКОВА: Уже упрекают?

АМАЛИЯ: Ох, упрекают.

Е. НОВИКОВА: Прямо уже сейчас. Ну, да, было дело. Сегодня?

АМАЛИЯ: Что мы озабочены чем-то. Да. Что мы постоянно чем-то озабочены. Например, сексом.

Т. ИВЛИВА: Да, конечно. А что в этом плохого?

АМАЛИЯ: Давайте, значит, вот у нас мужчины, которые были, этой программе «Доброй охоты!» ей больше года. Почему сегодня я решила устроить вот охотниц на привале. Надо все-таки отдохнуть действительно. Охотиться, охотиться, ведь согласитесь, дамы, иногда было охотиться скучно.

Е. НОВИКОВА: Не то слово.

АМАЛИЯ: Просто охота, это дело такое. Эмоциональное. И дело…

ЛЮДМИЛА: Азартное.

АМАЛИЯ: И дело яростное, азартное, как подсказывает мне Людмила справедливо. А азарта часто не возникало, потому что мужчины не были правдивы, они не были искренни. Когда их спрашивали об их бизнесе, они начинали жевать сопли и говорить: да, нет, нормально, у меня с налоговой нормально, со всеми у меня нормально. А шоу бизнесмены, они немедленно начинали хвалить Аллу Пугачеву, которую я лично очень уважаю, люблю ее песни, особенно «И в этом вся моя вина», и «Близкие люди», например, и т.д. Но какой-то страх и ужас был у мужчин в глазах, когда они говорили о своей профессии. Потому что они, вероятно, боялись тех, с кем они работают, кто над ними. Вот как Вас это? Возбуждает? Ну, к чему-либо, не знаю, даже к совместной беседе или выпиванию. Что, Елена, смотрите и морщите лоб. Не морщи лоб, кстати, извини, пожалуйста.

Е. НОВИКОВА: Ты сама не морщи. Посмотри на себя сейчас.

М. ГОЛУБКИНА: А что Вы не пользуетесь ботоксом?

Т. ИВЛИВА: Нет, кстати.

АМАЛИЯ: Кстати, нет.

М. ГОЛУБКИНА: А, зря.

Т. ИВЛИВА: А потом все обвиснет. А ты пользуешься?

М. ГОЛУБКИНА: Да. Еще как.

Т. ИВЛИВА: Бывало утром встанет, себе Ботоксу нальет полный стакан. Выпьет его натощак.

АМАЛИЯ: Хорошо. Стоп. Дамы, что нас привлекает в них. Зачем они нам нужны? Ну, потому что размножаться, Вы сами понимаете, можно из пробирки.

Т. ИВЛИВА: Дело, да, такое приятное.

АМАЛИЯ: Ну, можно было из пробирки.

Т. ИВЛИВА: Зачем? Не надо.

ЛЮДМИЛА: Не знаю. Дело актуальное. Вот мой мужчина, например, прислал мне намедни такое сообщение. В принципе любую женщину можно сделать счастливой, если она даст.

Т. ИВЛИВА: Что?

ЛЮДМИЛА: Сделать ее счастливой. А там точка дальше. Дальше я рассуждаю. Даст.

М. ГОЛУБКИНА: Это твой мужчина тебе прислал такое «если она даст». Это он как угроза что ли? Или что? Кого он собрался там осчастливить? Кто ему даст?

Т. ИВЛИВА: Интересную фразу выписал. Чтобы в компании потом сказал.

ЛЮДМИЛА: Давайте поговорим об этом. Он написал: если она даст.

М. ГОЛУБКИНА: С удовольствием.

ЛЮДМИЛА: И я все пытаюсь быть счастливой и думаю, а что дать то? Что там?

М. ГОЛУБКИНА: Любовь дать, на самом деле. Я знаю, как сделать вообще всех счастливыми. Я знаю секрет счастливого брака. Сама я этим секретом не пользуюсь. На самом деле…

АМАЛИЯ: Расскажи, Мария, расскажи.

М. ГОЛУБКИНА: Но я знаю, на самом деле, как должно быть, чтобы был мужчина счастлив. Его надо любить безумно, беззаветно, то робостью, то ревностью томим. Искренно, нежно. Ничего не просить взамен. Говорить: делай все, что угодно, только будь самим собой. Будь счастливым. Это его совершенно обескураживает.

АМАЛИЯ: Мария, а бриллианты?

М. ГОЛУБКИНА: Ему дарить? Ну, можно. Наверно.

АМАЛИЯ: Скажи, пожалуйста, а важно, чтобы мужчина обеспечивал детей?

М. ГОЛУБКИНА: Безусловно, я считаю, что мужчина, который не обеспечивает семью, и не может заработать деньги, вообще, я считаю, что зарабатывать должен все-таки именно мужчина, чтобы качать права. А если он зарабатывает недостаточно для того, чтобы его жена сидела дома и не работала, то тогда не надо качать права. Мужчина обязательно должен содержать семью и, безусловно, должен давать деньги на детей и приятное время провождение всех, всей семьи.

АМАЛИЯ: А что такое приятное времяпрепровождение в твоем…

М. ГОЛУБКИНА: Приятное времяпрепровождение – постирать, убрать, погладить, приготовить, отвезти детей в школу на машине с бензином.

АМАЛИЯ: Как она вчера готовила, как она массировала курицу, я бы на месте ее мужа, о…

М. ГОЛУБКИНА: А он был на этом месте несколько раз. Был. Кабенится сейчас.

АМАЛИЯ: Кабенится.

М. ГОЛУБКИНА: Мало. Не так ты меня массировала. Не тем. Не то место. Надо было другое.

Т. ИВЛИВА: Что ж ты с больными руками-то и замуж…

М. ГОЛУБКИНА: Да, замуж то шла

АМАЛИЯ: Так, значит, смотрите, что тут у нас есть. «Вы в прямом эфире или как? А то Бутман сказал, что Ваша программа уже того». Это мы, да. Абрам Абдулович, с новым годом Вас, Абрам. Андрей, Дрезден, говорит: «Значит, когда Вы не беременны, Вы всегда там пьете?» Ах, Андрей, как Вы…

Е. НОВИКОВА: Угадали.

М. ГОЛУБКИНА: Смешно, кстати, вообще, на самом деле, это правда про женщин. Когда женщины не беременны, они пьют, да. В остальное время они беременные.

АМАЛИЯ: Андрей, Вы догада. Значит: «Эй, между прочим, Вы на «Эхе Москвы» находитесь. Ну-ка успокоились. Диджей Дентон».

ЛЮДМИЛА: Когда диджей говорит «успокоились, он мертвый диджей.

Т. ИВЛИВА: Диджей «Эхо Москвы» по-моему, такое ощущение.

М. ГОЛУБКИНА: Мы с удовольствием успокоимся. Я вообще успокоилась бы. Упокоимся.

АМАЛИЯ: Упокоимся. «А говорили, что «Охота» прикрылась. Жора», Жора, да, она не то, что прикрылась. Вы знаете, мы просто теперь охотимся не в открытом эфире…

Е. НОВИКОВА: Инкогнито.

АМАЛИЯ: Да, а инкогнито. Так что, Жора, если Вы Жора, а не Жара, то можете…

Е. НОВИКОВА: И не Гоги.

АМАЛИЯ: Нет, Гоги, кстати, имеют шансы быть наохочены.

Е. НОВИКОВА: Нет, это Георгий.

АМАЛИЯ: Что теперь целый час слушать этот бабский треп? Кстати, вот Ваши комментарии по поводу этого сообщения. Например, ну, просто какие-то. Елена, Ваши. Что теперь целый час слушать бабский треп? А где мужики?

Е. НОВИКОВА: Виктору 15 лет.

АМАЛИЯ: Иван Небаба.

Е. НОВИКОВА: Ну, вот и все.

М. ГОЛУБКИНА: Нет, ну, мы можем и не бабский треп. Мы можем о чем-то хорошем поговорить, если хотите.

Е. НОВИКОВА: Нет, зачем же мы будем прогибаться. Мы будем именно по-бабски трепаться. Это наше время. Наш час.

М. ГОЛУБКИНА: Да, нет, зачем, плавно, прогнуться, почему бы нет. Подожди, Лен, не спеши.

ЛЮДМИЛА: Нет, все наши респондеты, они все мужчины, я вижу.

АМАЛИЯ: Конечно

ЛЮДМИЛА: Их раздражает то, что мы боимся близко к этой теме, к теме мужчин, охоты за ними подойти. А им это интересно. Потому что они хотят больше про себя знать, они себя не знают. Они не знают своей роли около женщины. И они бы хотели именно это услышать.

АМАЛИЯ: Людмила, как Вы правы!

ЛЮДМИЛА: А мы ведь действительно боимся приступиться к этой теме. Мы же собственно хотим, как бы, вивисекцию такую сейчас сотворить тут. И этого нет. Т.е. мы хотим поговорить о мужчинах. Но мы же не говорим. А они внимательно слушают. И они себя не знают, и они хотят себя увидеть нашими глазами. Что мы от них хотим.

АМАЛИЯ: Людмила, я Вам немножко приоткрою тайну. Уважаемые радиослушатели, Людмила – женщина с непростым, но довольно богатым опытом. И…

ЛЮДМИЛА: Лет 80.

АМАЛИЯ: Да, лет 80 Людмиле. Но она все еще хороша и желанна. Значит, итак, я бы хотела поговорить о роли мужчин рядом с нами. Кто это, зачем они?

М. ГОЛУБКИНА: Зачем они? Вот, кстати, зачем мужчина… Для меня это загадка. Почему, во-первых, я не понимаю, почему все хотят замуж. Чего там хорошего?

ЛЮДМИЛА: Это они так думают. Они все думают там.

М. ГОЛУБКИНА: Нет, девицы, тетьки, женщины, сестра-хозяйки…

ЛЮДМИЛА: Мужчины так думают. Они думают, что все только и хотят замуж. (ГОВОРЯТ ВСЕ ВМЕСТЕ).

М. ГОЛУБКИНА: Русские женщины хотят замуж маниакально.

ЛЮДМИЛА: И они упираются, и пятками и лапками.

Т. ИВЛИВА: Мне кажется, просто любой женщине нужно свое поле. А мужчина, нужно признаться, это не паханное поле, на котором можно взрастить столько всего, своего, для себя и потом пользоваться. Конечно. А как же. Так же, как и детей, мы своих. Это же наша женская натура. Что-то куда-то бросать ростки, чтобы они потом взросли, чтобы это были Ваши ростки, Ваша территория. Мы же хотим каждый расшириться свою территорию. Мы мужчин, таким образом, вербуем.

М. ГОЛУБКИНА: Молодец, да, да. Вот это правильно.

Т. ИВЛИВА: А как же иначе.

ЛЮДМИЛА: Они обидятся. Они малоумные, они дети. Они не дозрели до нас. Им просто обидно, что мы их берем, ну, как бы на воспитание. На перевоспитание. Нет, я не согласна.

М. ГОЛУБКИНА: Да, нет, они цари, на самом деле. Цари, к которым приходим мы.

АМАЛИЯ: Не паханное поле, дети, цари. Цари — следующая версия.

Т. ИВЛИВА: Да, к которым мы приходим, чтобы сделать их мир прекрасным. Но, делая их мир прекрасным, и наш становится невероятно красочным. Таким большим, глубоким, как океан. Просто чудо.

АМАЛИЯ: Татьяна, а, сколько у Вас было мужчин?

Т. ИВЛИВА: Один, Геннадий.

АМАЛИЯ: Ну, слышишь.

Е. НОВИКОВА: Такой маленький из муки. Она потом его сердце проткнула такой палочкой. Ах, маленький Геннадий.

Т. ИВЛИВА: Ну, были, конечно, мальчики.

ЛЮДМИЛА: Им надо с детства внушать, что без них мы погибнем.

Т. ИВЛИВА: Вот это верно. Нужно быть слабой всегда.

ЛЮДМИЛА: Что они наша опора, наша стена, наша надежда. Что они наши защитники, наши кормильцы, наши поильцы. Ну, как мы без них. И они должны это знать. И они должны с детства… быть сильными. А то мы тоже сейчас: вот мужчины сейчас у нас стали бабами, инфантильными. Мы должны их кормить, мы должны их воспитывать.

АМАЛИЯ: Подожди, секунду. Людмила, ну, если им внушить, что мы без них…

ЛЮДМИЛА: С детства, что они основа основ.

АМАЛИЯ: Да. Они – основа основ. Хорошо, и они нарываются на женщину вдруг, которую они хотят, типа – ты без меня ничего. А я тебе кормилец, поилец. Ну, например, нарываются они там ну вот…

ЛЮДМИЛА: Они, как минимум хотят услышать отпор.

АМАЛИЯ: На Елену, Марию, в том числе Татьяну.

М. ГОЛУБКИНА: Нет, нет, нет. Я с мамой согласна. Им нужно создать эту иллюзию обязательно.

ЛЮДМИЛА: Не иллюзию. Это реальность должна быть. Потому что 20 век, 21-й породил женщин. То ли она женщина, то ли мужчина, ну, баба-конь, Валькирия. Поэтому действительно сейчас страшно к некоторой женщине подойти. Курит, пьет, ругается матом, таскает мешки, вообще руководит всем и вся.

М. ГОЛУБКИНА: Да, это я. Вы знаете, на самом деле это большая беда. Потому что чтобы быть слабой, надо иметь большое мужество. И когда я увидела некоторых наших таких девочек там эстрадных, которые были на «Последнем герое», которые, вдруг, оказалось, что они умеют все то же самое, что и я. Но прикидываются такими пуськами, мумуськами, я думаю, вот это настоящие женщины. Потому что настоящая женщина – это двойное мужество. Это мочь взять на себя все ответственности за всех и при этом сделать вид, что ты абсолютно ничего не можешь. Что ты абсолютно слабая. Это трудно.

Т. ИВЛИВА: Маш, ты молодец. Я с этим согласна полностью. Поэтому я и говорю, создать иллюзию.

М. ГОЛУБКИНА: Поэтому если сейчас сказать «нет настоящих мужчин», просто нет настоящих женщин, вот и все.

Е. НОВИКОВА: Нет, просто некоторые женщины не умеют создавать иллюзию.

М. ГОЛУБКИНА: Не умеют. Ты умеешь что ли?

Е. НОВИКОВА: И тогда они называются конями.

М. ГОЛУБКИНА: Ну, вот. Мы две кобылицы.

Е. НОВИКОВА: Я не умею. Так я нашла себе мужчину, который не требует от меня иллюзий. Мне с ним очень хорошо.

М. ГОЛУБКИНА: Вот надо поискать хорошо пойти с фонарями.

АМАЛИЯ: Вот тут у нас такой вопрос. На самом деле, это действительно такой вопрос, который все-таки относится к предыдущим программам. Кто из мужчин на передаче был самым сексуальным?

Т. ИВЛИВА: Борис Моисеев. Просто… секс из него просто пер.

АМАЛИЯ: Ну, Елена?

Е. НОВИКОВА: Для меня из него секс не пер. Но если разобраться…

М. ГОЛУБКИНА: То из него пер именно секс.

Е. НОВИКОВА: Да, да, да. Именно.

М. ГОЛУБКИНА: Не важно для кого, но главное секс.

ЛЮДМИЛА: А мне запомнился Кортнев. Очень понравилась передача. Не знаю, по поводу секса там. И Гриша Сиятвинда очень понравился. Ну, знаете секс сексом, а все-таки интересный собеседник, умный человек, талантливый. Это тоже очень важно…

АМАЛИЯ: Прекрасную тему подсказала Людмила… А как собеседник мужчина, вот что это такое мужчина-собеседник?

М. ГОЛУБКИНА: А кто еще может быть хорошим собеседником для женщины как не мужчина?

АМАЛИЯ: Мария, мы проговорили с тобой вчера 4,5 часа без похода в туалет. Мы были интересными друг для друга собеседниками?

Е. НОВИКОВА: А Вы не виделись давно.

АМАЛИЯ: Мы могли бы видеться часто. Потому что события, на самом деле…

М. ГОЛУБКИНА: Каждый день пачка.

АМАЛИЯ: Елена, извините, мы видимся с Вами, допустим, часто, мы молчим?

Е. НОВИКОВА: Не допустим.

М. ГОЛУБКИНА: Мы же не говорим, что женщины не интересный собеседник. Это само собой. Но мужчина – очень интересные собеседники. Если он интересный собеседник.

АМАЛИЯ: Вот в этом и беседа, или в этом секс? Потому что мне интересно…

Т. ИВЛИВА: И то и другое.

АМАЛИЯ: Потому что мне интересно, допустим, мужчина, который пытается нудно рассказать о той какой-нибудь физической теории, или химической.

Т. ИВЛИВА: Нет, все очень просто. Мужчина автоматически становится интересным собеседником, когда ему интересна я. Прости. И все.

АМАЛИЯ: Нет, если ты заметила, есть такие мужчины, которые подпадают под категорию зануды. Которые нудно, вот после того как прозвучала какая-нибудь шутка, например, «нет худо без добра», через полчаса вдруг человек говорит: минуточку, я бы хотел уточнить. Вот Вы сказали «нет худо без добра», а ведь это не так. И потом в течение часа обескураживая всю компанию, объясняет, почему нет худа без добра, или почему худо без добра бывает.

Е. НОВИКОВА: Но при этом он держит тебя за грудь и за коленку.

АМАЛИЯ: Прекрасный собеседник. Но вот он, ты правильно сказала, становится интересным собеседником для тебя, когда он для тебя объект, и ты для него объект.

Е. НОВИКОВА: Да, безусловно.

АМАЛИЯ: У тебя это часто бывает? Вот скажи просто в современной Москве.

Е. НОВИКОВА: Ты знаешь, последнее время часто, удивительно, не смотря на то, что мне 37 лет было недавно. Последнее время удивительно. Может, столько геронтофилов, не знаю, в Москве появилось резко. Да, я не испытывала такого внимания с тех пор, как я была 27-летней девушкой, открою Вам секрет. Да, очень часто. Очень часто. Я думаю, что все дело в моем уме, в моей привлекательности.

М. ГОЛУБКИНА: Главное, в твоей уверенности в себе.

Е. НОВИКОВА: И уверенности в себе, да.

АМАЛИЯ: Да, действительно, это так. Потому что, я не знаю, в юности почему-то все время пыталась казаться интересной. Как бы мне бы ему бы показаться бы интересной. Потому что я поняла, что на юность и молодость опираться очень тяжело, потому что юность – это преимущество, которое слишком быстро проходит. Каждый раз, цитируя Тину Баркалаи, одну из постоянных наших охотниц, как я сказала. Ну, с каждый годом появляется все больше и больше…

Е. НОВИКОВА: Наступают на пятки.

АМАЛИЯ: А девушки становятся все моложе и моложе. На что Тина сказала: все дешевле и дешевле. Так что мы уже вино…

М. ГОЛУБКИНА: Коньяк.

Е. НОВИКОВА: Выдержанное.

АМАЛИЯ: Коньяк выдержанный. Спрашивают нас, почему у нас нет Малахова в женской компании. Гы, гы.

Т. ИВЛИВА: Хорошо он не сказал, почему у нас нет молока сейчас.

М. ГОЛУБКИНА: Потому что лактации нет.

АМАЛИЯ: Да, нет лактации. Вы знаете, что такое лактация. Васлий: «Как Вы думаете, переход Роналдо в «Интер» скажется?» (почему-то «ца»).

М. ГОЛУБКИНА: Конечно, несомненно.

Т. ИВЛИВА: Решили нас опустить просто этим вопросом. Про футбол я не знаю ничего. И горжусь этим.

М. ГОЛУБКИНА: Я думаю, что, конечно, переход Роналдо будет серьезным.

АМАЛИЯ: Роналдо прекрасен. Я, на самом деле, однажды была на игре на «Локомотиве», когда играл Роналдо. Я не помню, кто с кем играл. Я помню, что там был Роналдо. Потому что он выходил на поле, значит, подскочил человек, который аккуратно снял с него курточку, он выходил где-то так в середине игры.

Е. НОВИКОВА: А Роналдо – это такой, который чипсы ест у нас в рекламе.

Т. ИВЛИВА: Это который зубастый.

АМАЛИЯ: Нет, это Роналдини. Он молоденький, улыбающийся. А Роналдо был до него. Он крупный такой мужик. И он так обходя, так сказать, яйца, так вышел на поле такой походочкой. Ему дали пас, он забил гол. Отыграл свой миллион. И вот так же вот ушел с поля. Я не знаю. Но я при этом не сказала бы, что отдалась бы и не ойкала. Потому что…

Е. НОВИКОВА: А он кто по национальности?

Т. ИВЛИВА: Бразилец.

АМАЛИЯ: Он бразилец. Татьяна была замужем за бразильцем. Она умеет танцевать самбо…

Т. ИВЛИВА: Ну, это же опасно. Надо же прививки делать. Зачем нам.

АМАЛИЯ: От бразильцев.

Т. ИВЛИВА: Зачем, мамуля. Я и сама-то мамуля и еще какая мамуля.

АМАЛИЯ: Вот что Вы скажите, допустим, о футболистах?

Е. НОВИКОВА: Не знаю, не пробовала.

М. ГОЛУБКИНА: Я тоже не пробовала. И не хочу, чтобы мой сын был футболистом.

ЛЮДМИЛА: У них большие маслы. Я их боюсь, он меня клюнет.

АМАЛИЯ: Говорят, что они самые неуемные в сексе.

Т. ИВЛИВА: Вот это тоже, кстати, о неуемности в сексе. Вот хочется, чтобы уже унялись все. Потому что не надо нам неуемных.

М. ГОЛУБКИНА: Нужно качественных.

АМАЛИЯ: Проснись! Опять пришло! Он стоит! Давай скорей. Как это прекрасно.

Т. ИВЛИВА: Хочется более вдумчивого секса. Не долгого, протяжного. (ГОВОРЯТ ВМЕСТЕ).

АМАЛИЯ: Нет, они хотят знать, что они для нас. Вот я помню, что Тина, как ее не хватает. В Киеве я помню беседы с ней. Когда мы с ней обсуждали, одна из тем была, вот эта «малыш, зая, и рыба моя». Вот хочется застрелить за эти три названия.

М. ГОЛУБКИНА: Это, смотря, кто тебе говорит это, ты знаешь.

АМАЛИЯ: Я тебя умоляю, да кто бы не говорил. Ну, Маша, зая…

ЛЮДМИЛА: Я всем всегда говорю: я не заюшка, а зая. Зайка моя.

Т. ИВЛИВА: Ну, это штампы просто. Это просто из-за отсутствия фантазии.

М. ГОЛУБКИНА: А смотря каким. А если это бархатным голосом.

АМАЛИЯ: Зайка. И что?

ЛЮДМИЛА: Малыш.

АМАЛИЯ: Малыш, подойди. Малыш, упади.

Т. ИВЛИВА: Малыш, подойди, конечно, фигня полная.

АМАЛИЯ: Ну, не знаю, а почему не может. Почему ты малыш. Ну, извини, во-первых, ты все-таки не малыш.

М. ГОЛУБКИНА: Ну, это для кого. Если это жокей мне скажет, конечно, я скажу, какая я малыш, ты сам малыш. А если это будет более крупный мужчина…

АМАЛИЯ: Да, Мария – известная чемпионка в конном спорте. Женщина, которая держит крупное между бедер.

Т. ИВЛИВА: А Вы знаете, вот крупные мужчины мне, кстати, очень нравятся.

АМАЛИЯ: Т.е. Уткин все-таки.

Т. ИВЛИВА: Просто сейчас Мария сказала, если это будет более крупный мужчина…

Е. НОВИКОВА: А мне тоже нравятся мелкие мужчины.

Т. ИВЛИВА: Нет, крупные не в смысле крупные…

М. ГОЛУБКИНА: Легких, я люблю легких. В легком вес, 57 кг, жокейский вес.

АМАЛИЯ: Мария, я это подкидываю на животе до потолка. Да что ж такое.

М. ГОЛУБКИНА: Вот. Вы представляете, что с ним можно сделать. Вау. Я-то поднять могу много. Я же его могу на руках донести.

Т. ИВЛИВА: Тогда можно брать двух.

М. ГОЛУБКИНА: Главное, чтобы он был (НЕ РАЗОРЧИВО).

Т. ИВЛИВА: Девочки, не смейтесь. Морщины, морщины.

АМАЛИЯ: «Роналдо Вас удовлетворило? Василий». А! Это он спрашивает Василия. Послушайте, милый.

Е. НОВИКОВА: Что он спрашивает?

АМАЛИЯ: Милый, милый. Он спрашивает. «Василий, как Вы думаете…» Я думала, Василий – это его имя.

М. ГОЛУБКИНА: Давайте, активнее с нами, дорогие слушатели, ведите беседу.

АМАЛИЯ: «Амалия, у меня нет детей, нет собственного дела, нет мужа. Но я не чувствую себя обделенной. Вы можете все это иметь и оставаться закомплексованной. Элина. 36 лет».

Е. НОВИКОВА: Элина Макрополулус. (Смех).

М. ГОЛУБКИНА: Элин, простите.

АМАЛИЯ: Все, что угодно. Элина, но предназначение женщины все-таки дети. Ну, Элина.

М. ГОЛУБКИНА: Ну, как ни крути. Вот как-нибудь пойди сегодня, сейчас и сделайте это уже. Еще не поздно.

АМАЛИЯ: Ну, задумайтесь.

Т. ИВЛИВА: Побудьте немножко закомплексованной.

ЛЮДМИЛА: А может она просто не может иметь детей. Я не знаю.

АМАЛИЯ: Элина, ну, дело в том, что если Вы не можете, то, конечно, и чего комплексовать-то.

Е. НОВИКОВА: Может, она не может, потому что ей 15 или 14 лет пока.

АМАЛИЯ: Ну, например.

ЛЮДМИЛА: Все еще впереди, Элина, не надо так отчаиваться.

АМАЛИЯ: Да, не отчаивайтесь, Элина. Ну, что Вы за меня цепляетесь Элина. Ну, 58 раз замужем. Значит, Андрей, Дрезден: «Судя по последней программе, Амалия, с самым большим пиитетом относится к Борису Краснову. Для Вас супермужчина?»

Е. НОВИКОВА: Мне понравился лично.

АМАЛИЯ: Мне понравился. Да. Судя по последней программе, Андрей, ну, что же меня судить по последней программе. Андрей, Вы, может, меня давно не видели, что ли. Тогда бы Вы меня не по последней программе суди. Ну, не знаю. Ну, все-таки как-то глянули бы повнимательней. Борис Краснов – замечательный друг, насколько я знаю.

Е. НОВИКОВА: Он еще злой мужик. Мне нравятся очень злые мужики.

М. ГОЛУБКИНА: Злые мужики. Ох, я люблю злых мужиков.

Е. НОВИКОВА: Но он правильный.

М. ГОЛУБКИНА: Ой, точно. Мой вообще самый злой.

АМАЛИЯ: Но при этом я могу сказать, что злого мужика усмирять, это очень льстит.

Т. ИВЛИВА: Это интересно, во-первых.

АМАЛИЯ: Согласитесь, когда вдруг он под рукой правильно поставленной женской рукой становится вдруг такой, ну, вот беседует, не знаю, рассказывает про бизнес партнеров, про, не знаю, что-нибудь, про футбол, и вдруг, раз, и голос как-то понижается в некоторых местах.

ЛЮДМИЛА: Не долго это будет длиться. Не долго музыка играла, не долго фрайер танцевал.

Е. НОВИКОВА: А чего? Будет злым в смысле?

ЛЮДМИЛА: Конечно.

АМАЛИЯ: А, «читайте внимательно, не диджей, а джейси». Простите.

Е. НОВИКОВА: А что такое джейси?

М. ГОЛУБКИНА: Джейси – это джей энд си.

Е. НОВИКОВА: Мой племянник, он прочитал у Пучини инициалы, как Ди Джей Пучини. А кто такой дижей Пучини?

М. ГОЛУБКИНА: Смешно. Давайте дальше, Амалия.

АМАЛИЯ: «Есть ли статистика ответа на вопросы, имеет ли вопрос значение?» Статистика вопроса, ну, она только по впечатлениям. Потому что к великому сожалению все-таки, был и остается самым крутым ответом – «надеюсь». Это сказал Гордон. Пусть ему это и принадлежит. И надеюсь, что так оно и есть. А это не он однажды придумал, написал, записал, или у кого-то услышал.

ЛЮДМИЛА: Еще мы делаем вывод, что у Гордона…

АМАЛИЯ: Да, большой.

ЛЮДМИЛА: А что он сказал?

АМАЛИЯ: На вопрос «имеет ли размер значение», он сказал: надеюсь. Согласись, это приятное, Людмила.

М. ГОЛУБКИНА: Счастливчик.

АМАЛИЯ: Да, счастливчик, сказали мы Катерине. И не ошиблись. Кстати, я хочу передать привет. Я уверена, что Вы еще услышите Катерину Гордон. Я думала, что это последняя программа, но я вынуждена буду еще раз сделать с удовольствием. Потому что я всегда очень рада видеть моих охотниц. Екатерину Гордон, конечно же, Тину Баркалаи, Ксению Теляковскую, Любу Успенскую, которая пела прекрасную песню единственному, нежному, бегу по полю снежному.

Е. НОВИКОВА: И Ксению Собчак захочешь увидеть снова?

АМАЛИЯ: Ксению Собчак? Она сказала в какой-то программе, мне, кстати, кто-то позвонил и сказал, что она не поняла, кто эта беременная баба. Ну, во-первых, Ксенечка, дорогая, попробуй, заберемени вначале. Ну, просто дождись этой милости Божией. Забеременей от кого-нибудь достойного.

Т. ИВЛИВА: Это так про кого она сказала?

АМАЛИЯ: Она про меня сказала.

Т. ИВЛИВА: Ну, не обращай внимания.

АМАЛИЯ: В том-то и дело. Ну, просто я Ксении хочу посоветовать немножко.

М. ГОЛУБКИНА: Зачем ей советовать? Оставь, оставь.

АМАЛИЯ: Думаешь? Нет, я по-доброму отношусь, девчонки.

М. ГОЛУБКИНА: Не предмет обсуждения.

Т. ИВЛИВА: Я тебя умоляю. Опустили. Читай дальше.

АМАЛИЯ: Хорошо. Ну, все-таки попробуй забеременеть. Значит, так, «Есть ли статистика вопроса, имеет ли размер значение?» Есть статистика вопроса, просто размеры настолько невелики, что как бы статистика очень невысока. «Как только Амалия начала читать сообщения, гостьи сразу же так присмирели».

М. ГОЛУБКИНА: Да, мы смирные вообще. Мы же женщины.

АМАЛИЯ: Ударь меня плеткой. Посмотришь. «Амалия, Вы же еврейка. А они вялые в постели. Как Вам удалось нарожать столько детей?»

ЛЮДМИЛА: Кто сказал, что евреи вялые в постели? Что за бред?

М. ГОЛУБКИНА: Если бы евреи были вялые вы постели, они бы умерли.

АМАЛИЯ: Они бы не выжили. «Кто у Вас там все время хрюкает?»

Е. НОВИКОВА: Это я.

АМАЛИЯ: Да, значит, я хочу представить хрюкающих сегодня. Итак, значит, хрюкающая по ночам Елена Новикова. Татьяна Ивлива, Мария Голубкина, Амалия да Амалия и Людмила.

ЛЮДМИЛА: Я не хрюкаю. Давно.

АМАЛИЯ: Ну, Людмила, у Вас все впереди, я клянусь. «Послушайте, девушки, а Вы неплохо треплетесь. Так даже веселее, чем с некоторыми заохочеными Вами мужиками». Видите ли, в чем дело. Антон, я хочу Вам ответить на некоторый поставленный в Вашем утверждении вопрос. Значит дело в том, что когда видишь перед собой некоего именитого даже гостя, или плюс даже не именитого, срабатывают некие женские инстинкты личные у меня. Я боюсь обидеть.

Е. НОВИКОВА: Мужика?

АМАЛИЯ: Да. Вот в личной жизни. Просто когда мужчина пытается быть мне интересным, и я вынуждена как-то парировать. Типа «я хочу тебя», парируй. А я не хочу тебя. Т.е. у меня как-то за словом в карман, что называется, не лезу. И потому что ну как бы, а чего отдуваться потом, и думать, что у тебя потолок пора побелить и т.д. Ну, вот это не интересно, правильно. Т.е. не обижать до тех, пока уже не произойдет все, а потом уже думать, хоть бы не позвонил больше. А то ведь: мася, мы опять пообедаем? Да, нет, не пообедаем. Я сыта уже. А тут гость все-таки, поэтому вроде как пытались укусить за что-нибудь, но порою тело было настолько рыхлым, что как-то даже зубы сразу уходили в манную кашу.

Т. ИВЛИВА: Мне кажется, надо было просто моложе звать мужчину. А то мы как-то зовем давно не пубертатного возраста.

АМАЛИЯ: Ну, скажи, вот Дима Белан тебе был бы интересен?

Т. ИВЛИВА: Да, мне было бы интересно с ним поговорить.

АМАЛИЯ: О чем? О музыке?

Т. ИВЛИВА: Нет, зачем же мне о музыке. Он же мужчина. О нем самом. О его мужских каких-то соображениях. О том, что он себе думает в там в свои 24-25…

М. ГОЛУБКИНА: Извините, мне сейчас мужчина звонит. Простите. Здравствуйте. А сейчас закончится. Мы сейчас не можем говорить, извините.

АМАЛИЯ: А кто это, Мария?

М. ГОЛУБКИНА: Для меня это загадка сейчас.

АМАЛИЯ: Эй, загадка.

Е. НОВИКОВА: Но среди молодых мужчин не только Дима Белан, по-моему.

АМАЛИЯ: А кто, например? Сергей Лазарев.

Е. НОВИКОВА: Сергей Лазарев. Ну, ты как-то из одной области берешь.

АМАЛИЯ: А из какой еще. Скажи, где есть молодые мужчины. (ГОВОРЯТ ВМЕСТЕ).

Е. НОВИКОВА: Футболист Шевченко. Он симпатичный.

АМАЛИЯ: Футболист.

Е. НОВИКОВА: Ну, мне, например, нравится, не знаю, как Вам. Мне было бы интересно поговорить с каким-нибудь молодым парнем юристом, может быть…

АМАЛИЯ: Амбициозным таким.

М. ГОЛУБКИНА: С молодым юристом мне тоже интересно.

АМАЛИЯ: Молодой, высокооплачиваемый юрист мечтает познакомиться. Интим не предлагать.

Е. НОВИКОВА: Причем юристом карьеристом таким, который уже создал какое-то свое дело, такой въедливый мужичонка, мне было бы интересно, например, поговорить.

АМАЛИЯ: А кто бы это мог быть? Борщевский, например.

Е. НОВИКОВА: А то мы говорили с такими полуразлагающимися людьми.

М. ГОЛУБКИНА: С кем это?

Е. НОВИКОВА: Ну, мало ли. Я не помню фамилии.

ЛЮДМИЛА: На предмет чего? Консультаций?

Е. НОВИКОВА: Почему консультаций? Мы же говорим с мужчиной.

ЛЮДМИЛА: Вы же профессию называете.

АМАЛИЯ: Он же мужчина, Людмила.

М. ГОЛУБКИНА: Ну, тогда чего с ним говорить-то, как с адвокатом, с ним и надо говорить, как с каким-нибудь жокеем.

Е. НОВИКОВА: Как там у юриста все устроено, интересно, вот что.

ЛЮДМИЛА: По-другому?

АМАЛИЯ: Мария, расскажите, а как жокеи, они сильные мужчины?

М. ГОЛУБКИНА: Конечно, ничего себе такой массаж каждый день.

ЛЮДМИЛА: Ну, они легкие. 55 кг.

М. ГОЛУБКИНА: Но легкие. Знаете, как очень сильный карлик. Но легкий. Но на самом деле Вам было бы интересно поговорить с каким-нибудь кавалеристом. Может быть, и покрупнее бывают, попадаются. Потому что среди них попадаются мужчины, Вы знаете.

Т. ИВЛИВА: Они такие грубоватые несколько.

М. ГОЛУБКИНА: Они, Вы знаете, не такие грубоватые, как некоторые артисты. Гораздо более приличные, еще сохранившие какие-то, не цинизм.

АМАЛИЯ: Мария, я умоляю. Давай обсудим артистов. По-моему, они не мужики.

М. ГОЛУБКИНА: Давайте. Почему?

АМАЛИЯ: Ну, они постоянно что-то играют.

М. ГОЛУБКИНА: Друзья мои, они влюбленные в себя просто души.

Т. ИВЛИВА: Да, есть такие артисты, которые ничего не играют.

АМАЛИЯ: Что они не играют? Ну, вот какая-то. Ну, как ты? Ну, что ты? Ну, что это такое?

М. ГОЛУБКИНА: Ну, не все такие. Ты про плохих артистов говоришь.

АМАЛИЯ: Про каких плохих? Звезды.

Е. НОВИКОВА: Звезды, еще смотря где, в какой обстановке. Они же не у тебя дома.

АМАЛИЯ: Ну, в кине. Понимаешь, чтобы мужчина дошел до моего дома. Ну, не сейчас, а раньше, чтобы оказаться дома, он же должен заинтересовать меня вне дома. Согласись, я не знаю…

М. ГОЛУБКИНА: А я просто люблю гостей.

АМАЛИЯ: Прекрасно! Зашли ребята, погасили. Нет, ну, чтоб мужчина оказался в интимной обстановке дома, чтобы женщина что-нибудь приготовила, разложила на тарелки красиво.

Т. ИВЛИВА: Нет, нет, Амалия, ну, ты это куда-то далеко пошла. Разложила, приготовила.

АМАЛИЯ: Ну, хорошо, или как в кине. Открылась дверь. Они в прихожей. Там разбросанные вещи.

М. ГОЛУБКИНА: Тут дети вышли. (Смех). Здорово придумано.

АМАЛИЯ: Ты чего?! Вот для этого он должен быть искренним. Он должен быть интересным. Я должна поверить, что я ему интересна. Не моя профессия, не эти блестящие эфиры…

М. ГОЛУБКИНА: Не миллионы твои.

АМАЛИЯ: Не эти блестящие эфиры на «Эхе Москвы». Не эти мои несметные сокровища, богатства, бриллианты.

М. ГОЛУБКИНА: Вот артисту точно твои сокровища не нужны, потому что он сам артист, зачем ему твои еще для кучи. Смотря какой, правда, если он там…

АМАЛИЯ: Низкооплачиваемый.

Т. ИВЛИВА: Ляля, мне кажется, мы сейчас неискренне говорим.

М. ГОЛУБКИНА: А низкооплачиваемые, мы сейчас на них и смотреть не будем.

Т. ИВЛИВА: Мы сейчас очень неискренне говорим.

М. ГОЛУБКИНА: Кто? Мужчина должен зарабатывать деньги.

АМАЛИЯ: Быть высокооплачиваемым.

Т. ИВЛИВА: Ну, вот скажи мне, пожалуйста, вот ты видишь своего мужчину, ты же знаешь, первые 30 секунд, хочешь ты его или нет.

АМАЛИЯ: 100%.

Т. ИВЛИВА: Ты можешь даже не знать, кто он.

АМАЛИЯ: Да.

М. ГОЛУБКИНА: А у меня не так.

АМАЛИЯ: Мария!

М. ГОЛУБКИНА: Это моя беда, понимаешь, Ляля. Я никогда точно не знаю, чего я хочу и кого.

Т. ИВЛИВА: Расслабиться просто надо. Ну, просто вот видишь, хочешь и все. И дальше не говорить. Надо вообще просить их не говорить.

Е. НОВИКОВА: Ну, хорошо, когда ты понимаешь, что ты хочешь? Когда, в какой момент?

М. ГОЛУБКИНА: Я понимаю, что я хочу только после того, как я его поцелую. Вот когда я его поцелую, и вот тогда я пойму, хочу ли я его на самом деле, или пошел он на фиг.

Т. ИВЛИВА: Есть этот момент. Да, да.

АМАЛИЯ: Сейчас нет Теонки Кантридзе, которая заболела, к сожалению, не смогла сегодня приехать, у нее завтра ответственейший концерт. Она сегодня пытается залечиться все-таки. Она сказала, говорит: вот запах. Вот может быть офигительный, красивый. Она сказала: слюна тяжелая. Когда я сказала: ну, Теона, какой он красавец, ну, ты что. Слюна тяжелая, вот эти нюансы. Невозможно побороть запах, чем бы он не душился.

М. ГОЛУБКИНА: Вот ты его целуешь и понимаешь, что все заверте.

АМАЛИЯ: А еще брызги изо рта.

М. ГОЛУБКИНА: Ну, я не знаю подробностей, просто происходит какой-то.

Т. ИВЛИВА: Ну, мне кажется, это можно почувствовать заведомо в первые 30 секунд. Я не ошибалась никогда.

М. ГОЛУБКИНА: Может быть, я не специалист. Никогда, да. Я не знаю.

АМАЛИЯ: А я ошибалась.

Т. ИВЛИВА: А у меня не было проколов. Вот я видела и понимала, что это он.

М. ГОЛУБКИНА: Ну, всегда есть поцелуй. Поцеловал и сказал: пошутил. Ну, так поцеловал мужчину и если понимаешь, что это фигня какая-то, сказал: это шутка.

АМАЛИЯ: А если ох, а если влипнешь?

М. ГОЛУБКИНА: То это не шутка уже. Ты говоришь: все, привет дорогой.

АМАЛИЯ: А если он женат, там дети?

М. ГОЛУБКИНА: А зачем жениться сразу? Вы с ним что собираетесь?

АМАЛИЯ: Не ты с ним. А вот если ты поцеловала и понимаешь, что это твой человек, а он не может быть твоим?

М. ГОЛУБКИНА: Вообще, во-первых, никто никому друг на друга прав не выдавал никаких. И вообще никто твоим быть не может в принципе. Я так считаю. Никогда.

Т. ИВЛИВА: Я тоже с этим согласна.

М. ГОЛУБКИНА: И поэтому не надо быть моим. Будь самим собой, а я буду просто думать о тебе. Впервые мы будем думать одинаково.

АМАЛИЯ: Вот этот, который Дентон, который себя не диджеем называет, каким-то другим, извините, он занимается маструбацией. Потому что он говорит: Вы затрахали меня.

М. ГОЛУБКИНА: Наслаждайся, малыш.

Т. ИВЛИВА: О, нет, нет, не диджей.

АМАЛИЯ: «Ну, все, копец, написал он же», «Леди, я Вас обожаю».

М. ГОЛУБКИНА: А как мы тебя.

АМАЛИЯ: «Вы просто супер, спасибо за классное шоу». «Господа женщины, хорошо рассуждать, сидя в московской квартире, у себя в Москве, с газом, со светом. И Вы не забывайте, что в России много зрителей, которые живут не в Москве. Вы паразитируете».

М. ГОЛУБКИНА: Да, вот некоторые женщины, вот, например, Амалия взяла из города Вологда вышла, подорвалась и сделала себе все, что многие москвички не могут сделать. Потому что просто газу у нее полно в одном месте.

АМАЛИЯ: Меня постоянно пучит. Я как даю газ.

М. ГОЛУБКИНА: Потому что она фонтан.

АМАЛИЯ: «Тетьки хотят замуж, чтобы пристроить свои титьки. Давид».

М. ГОЛУБКИНА: Да, так и есть.

Т. ИВЛИВА: Чтоб Вы так жили, мой дорогой.

АМАЛИЯ: Маленький, глупенький, я думаю, Давиду лет 8.

М. ГОЛУБКИНА: Нет, ну, скажите, честно, тетки, неужели Вы не хотите повиснуть на шее у какого-нибудь мужика навсегда, чтоб Вам было все удобно.

Т. ИВЛИВА: Такого не бывает, Маш.

АМАЛИЯ: Как я обожаю навсегда. Подожди, у меня был случай. Ты его знаешь. Людмила тоже его знает. Это был француз. Мальчик моложе меня. Я в какой-то момент, мы там все лето с ним переписывались. Я просто вскипала от любви. Мне реально, меня трясло, колбасило, я помню, я улетала от него из Парижа. Я не могла… Рядом со мной орал ребенок. Я взяла у женщины этого ребенка и качала.

М. ГОЛУБКИНА: Да, начинают такие чувства просыпаться, когда влюблена.

АМАЛИЯ: Потому что я не могла. Я была так влюблена, что мне нужно было хоть что-нибудь делать, потому что я понимала, что с каждой секундой расстояние физическое между нами увеличивается. До этого мы просто ходили по Парижу, и я обтерла спиной и всем, чем могла все стены Парижа, потому что мы не могли оторваться…

М. ГОЛУБКИНА: Счастливая.

АМАЛИЯ: Не то слово. Потом я читала ему стихи Бродского. Сидел черный кот на окошке.

М. ГОЛУБКИНА: А Вы с ним на каком языке говорили?

АМАЛИЯ: Вот. Вот в том-то и дело. Значит, смотри. Я думала, он понимает русский.

М. ГОЛУБКИНА: А он думал, что ты говоришь по-французски.

АМАЛИЯ: Да. А он думал, что я неплохо ориентируюсь во французском. Как мы ошибались.

М. ГОЛУБКИНА: Т.е. у него было деловое предложение к тебе просто.

АМАЛИЯ: Я так и не поняла. Потому что когда я ему сказала, про навсегда. Он сказал: Мордвинова, я не знаю.

М. ГОЛУБКИНА: Что не знаю?

АМАЛИЯ: Ну, он не знал, навсегда, не навсегда.

ЛЮДМИЛА: Нет, дело в том, что этот Д'Артаньян потом втайне из кошелечка у нее…

АМАЛИЯ: Нет, молчи, умоляю, Людмила, прекрати. Это не в тайне было. Это было как раз не в тайне. В том-то и дело. Ладно. Ну, уже ты понимаешь, о покойниках либо никак либо…

ЛЮДМИЛА: А он уже?

АМАЛИЯ: Ну, естественно. Он погиб, Людмила, он погиб.

Т. ИВЛИВА: Мы говорили о том, чтобы повиснуть на шею. Мне кажется, как только мы виснем на шее, мы теряем интерес.

АМАЛИЯ: Я про навсегда. Мне нужно ощущение навсегда. Дай мне ощущение навсегда. Я не могу без этого. Женщина не может…

М. ГОЛУБКИНА: Может без ощущения навсегда.

АМАЛИЯ: Конечно, зачем мне что, о, давай, не будем думать о завтра. Почему?

М. ГОЛУБКИНА: Ну, это потому что ты мать детей.

АМАЛИЯ: Потому что мое завтра – это 9 месяцев беременности, мое завтра – это будущее моих детей, которых я родила.

М. ГОЛУБКИНА: Да, конечно.

АМАЛИЯ: Ну, как я могу без завтра.

М. ГОЛУБКИНА: На самом деле надо просто перестать запариваться по этому поводу. Понять, чего ты хочешь. Если ты хочешь быть матерью и рожать детей, значит надо поступаться чем-то и пытаться это сделать. А потом, например, я могу сказать, что после 30 прошло время любить, настало время наслаждаться. Пора уже получать удовольствие от жизни.

АМАЛИЯ: Ох, прикольно сказано.

М. ГОЛУБКИНА: Ну, что, нет разве?

Т. ИВЛИВА: Нет, можно еще любить и после 30.

М. ГОЛУБКИНА: Нет, я имею в виду не совсем это.

АМАЛИЯ: Ну, ты понимаешь, в чем дело. Наслаждение без любви, ну, прикольно. Но, понимаешь в чем дело, даже когда кокетничаешь просто с официантом в ресторане, ну, с правильной энергетикой, допустим, мальчик подходит, не что желаете, а вот как бы сморит правильно в глаза и типа: купи самое дорогое шампанское, говорит его взгляд, но при этом он что-то тебе пытается внушить. Как бы все равно, ну, даже секунды не хочу. Типа, ну, чего ты глазеешь то? Ты меня любишь что ли? Не любишь, ну, так пошел на фиг. Ты либо люби…

М. ГОЛУБКИНА: А Вы вообще верите, что мужчина способен любить? Мне кажется, что мужчина изначально по природе своей любить не способен. Он готов принять любовь. И это он называет любовью. Приятие любви.

Т. ИВЛИВА: Ну, подожди, воспитывается в любви твой сын, мой сын, ее сын, он же любит. Любить это необходимость. Вот они рождаются маленькие мальчики, что же они потом забывают чувство.

АМАЛИЯ: У всех есть сыновья, кстати, кроме Людмилы. Только дочь одна.

М. ГОЛУБКИНА: Но вот как-то по природе своей они готовы принимать. Как сказал один очень серьезный человек…

АМАЛИЯ: Ох, согласна, Мария.

М. ГОЛУБКИНА: Пока ты его любишь, он будет твоим навсегда. Когда как только ты расслабила …

Т. ИВЛИВА: Разве ты не будешь с ним навсегда, пока он тебя любит. Или ты готова жертвовать.

М. ГОЛУБКИНА: Ты знаешь, что самое смешное. Что ты не готова жертвовать, ты просто, когда любишь, то считаешь, что и тебя любят. Ты даешь столько…

Т. ИВЛИВА: Ну, мы же животные все. Что как только тебя не любят, ты же это чувствуешь моментально. Ты в этот момент просто перестаешь человека любить. Либо ты, просто страдает твоя самооценка. Ты пытаешь немедленно заставить его снова любить, вернуть его, чтобы эта машинка снова работала. Это только самолюбие. Самолюбие. Понимаешь.

ЛЮДМИЛА: Да, эго.

Т. ИВЛИВА: То, что мы называем жертвенностью, жертвенной любовью, чтобы тебя любил мужчина так, как тебе кажется… Это тоже абсолютно возможно. Просто в этой ситуации не надо произносить слова «навсегда». Это определенный такой риск. Ты же не застрахован ни от чего. Навсегда – это не только я буду любить, а может, я завтра умру. А, может быть, что-то еще случится.

ЛЮДМИЛА: Ой, я вспомнила фразу недавно прочитанную, уже забыла где, памяти нет, старенькая. Что женщина любит в течение 24 часов. А если она любит, она любит круглые сутки. Мужчина любит только час. Остальное время он занимается какими-то своими делами. Вот какое не равенство. Это в природе. И ничего не поделаешь.

АМАЛИЯ: У нас осталось 2 минуты. Ну, не знаю, давайте просто по словечку. Кто женщинам, кто мужчинам, кто что хочет. Мария?

М. ГОЛУБКИНА: Я женщинам желаю освободиться от предрассудков. Не стремиться усиленно замуж. Это все будет. Не волнуйтесь. Просто знать, что если ты хочешь быть счастливой, то должна любить сама со всей душой и со всей силой. Вот и все. Не хочешь быть счастливой, наслаждайся.

АМАЛИЯ: Ой, у нас тут спрашивают, а можем ли мы…"Сами Вы можете ответить на вопрос, имеет ли размер значение?» Имеет ли размер значение, Елена?

Е. НОВИКОВА: Да, имеет.

АМАЛИЯ: Татьяна?

Т. ИВЛИВА: Нет.

АМАЛИЯ: Да. Ну, так…

М. ГОЛУБКИНА: Мудрые женщины сказали «нет».

ЛЮДМИЛА: Голосуем.

Т. ИВЛИВА: А вечно молодые сказали «да». Хотя им уже давно за 30, а у них все размер значение имеет.

М. ГОЛУБКИНА: Нет, просто Вы не хотели никого обидеть.

Т. ИВЛИВА: Если честно, у меня тоже промелькнула эта мысль.

ЛЮДМИЛА: А пожелания. Маша уже сказала. Дальше.

АМАЛИЯ: Татьяна?

Т. ИВЛИВА: А Вы знаете, я бы всем пожелала не путать любовь всеобъемлющую, вселенную, с любовью, которую мы называем, с любовью, которая состоится, вот межличностная любовь. Потому что безличностная любовь, я думаю, что она вообще не существует. Потому что безличностная любовь, я думаю, что она вообще не существует. И как правильно сказала Маша, в первую очередь женщина должна сначала любить себя, потом любить всецело объекта, с кем она находится в данный момент. И не думать о том…

М. ГОЛУБКИНА: Кто ей что даст и сколько. Отольет и отсыплет за это.

Т. ИВЛИВА: Просто любить и жить этим. И быть максимально искренней, терпеливой.

М. ГОЛУБКИНА: И будет Вам чудо.

Е. НОВИКОВА: И будет Вам счастье.

Т. ИВЛИВА Это будет божественное проявление. Я нахожу мужчин, безусловно, интересными, и интересуюсь ими. И я всегда искренне удивляюсь, когда мужчины удивляются женщинами. Потому что последнее время, мне кажется, это очень, очень редкое явление.

АМАЛИЯ: Людмила?

ЛЮДМИЛА: А я желаю, чтобы мужчины не выходили замуж, а женились.

АМАЛИЯ: А я мечтаю, чтобы все. Итак, в следующую пятницу, так и быть, так и быть, встретимся. Ибо многие охотницы еще не высказались. До следующей пятницы. Целую всех.





Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире