'Вопросы к интервью
АМАЛИЯ: На кого охотятся ночью в пятницу? Отдельные охотницы набились в дымные клубы, заполненные пьяными животными, среди которых эти охотницы думают заловить себе сердечного друга. Удачи. Ну а моих собеседниц флирт не интересует. Теона Кантридзе, обладательница самого молчаливого мужа на свете. Флирт с ней просто опасен. И Гордон Катерина, обманчивая сметроносная мягкость. Правда и только правда вот желанная добыча. Ее то мы и будем выпытывать у Кортнева Алексея. Высок, могуч, высоколоб. Никаких признаков метросексуальной ухоженности. Хотя внешность бывает обманчива. Алексей, Вам нравятся мужчины как женщины?

АЛЕКСЕЙ КОРТНЕВ: Нет, не нравятся.

АМАЛИЯ: А почему?

АЛЕКСЕЙ КОРТНЕВ: Не знаю, я пробовал анализировать свое отношение к мужчинам как к женщинам. На рациональном уровне я могу себя убедить, что может быть интерес к мужчине, но на каком-то животном уровне совершенно у меня не получается общаться с мужчинами как с женщинами. Восстает естество.

АМАЛИЯ: Известно, что путь в шоу бизнесе это рывок из провинции в гомосексуалисты. Как Вас миновала чаша сия.

АЛЕКСЕЙ КОРТНЕВ: Меня Господь миловал родиться прямо в центре Москвы, поэтому мне не приходилось рваться в гомосексуализм.

АМАЛИЯ: Рожденные в центре Москвы тоже попадают.

АЛЕКСЕЙ КОРТНЕВ: Бывает. Дело в том, что ни я, ни группа моя в шоу бизнес в классическом понимании этого слова никогда не входили. Мы играли свою музыку в студенческом театре МГУ.

АМАЛИЯ: Ну и, слава Богу. Девочки, стреляем?

ЕКАТЕРИНА ГОРДОН: Я могу уже задать свой традиционный вопрос? А во сколько лет вы начали свою половую жизнь?

АЛЕКСЕЙ КОРТНЕВ: Я всерьез начал достаточно серьезно, если не считать онанизма. Лет в 16.

ЕКАТЕРИНА ГОРДОН: А если считать онанизм?

АЛЕКСЕЙ КОРТНЕВ: Теряется во мраке детства. Не помню.

ТЕОНА КАНТРИДЗЕ: Я не знаю с чего начать. Мне посчастливилось с Лешей работать в одном проекте. Я помню, как я ему сказала, что надо развивать вокал в сторону чистой интонации. Он мне обещал, что это сделает, но до сих пор не обратился даже к дешевым учителям. Почему он этого не сделал?

АЛЕКСЕЙ КОРТНЕВ: Теона, потому что проектов таких, в которых следовало петь хорошо, у меня сейчас нет, если они будут, я обращусь к учителям.

ТЕОНА КАНТРИДЗЕ: Ты какой-то нетребовательный к себе. Мне казалось, ты более претенциозный парень.

АЛЕКСЕЙ КОРТНЕВ: Я стараюсь. Я сейчас занимаюсь кучей дел, в основном занимаюсь театром и дальше собираюсь в эту сторону направляться.

АМАЛИЯ: Как Вы вообще оказались в артистах? Математикам девушки не давали, надо было взлетать?

АЛЕКСЕЙ КОРТНЕВ: Вы знаете, Амалия, математикам девушки дают с удовольствием. Но мне как-то хотелось всегда, я и начал этим заниматься. Я и в универ поступал с прицелом на студенческий театр.

АМАЛИЯ: А почему тогда не в театральный?

АЛЕКСЕЙ КОРТНЕВ: Это традиции семейные, у меня мама-папа были математики. Сразу стало ясно, что надо идти в университет.

АМАЛИЯ: То есть музыка это хобби?

АЛЕКСЕЙ КОРТНЕВ: Да.

ЕКАТЕРИНА ГОРДОН: Я не хочу подобидеть нашу сегодняшнюю жертву, но как ни странно, моя мама, которая училась на мехмате, с Вами играла в одном театре. Вы могли бы быть моим папой.

АЛЕКСЕЙ КОРТНЕВ: ой, ой. А кто мама?

ЕКАТЕРИНА ГОРДОН: Марина Прокофьева. Вы с ней в каком-то спектакле не спелись. Вы ее бы вспомнили, она была прекрасная блондинка.

АМАЛИЯ: «За что Вы набросились на Валерию во время записи одного проекта, и правда, что Вас ударил по лицу Александр Маршалл. Благодарю за честный ответ».

АЛЕКСЕЙ КОРТНЕВ: Отвечаю честно, это полная ерунда. Я не набрасывался на Валерию. Александр Маршал меня не бил.

АМАЛИЯ: В чем отличие попсы от Вашего творчества?

АЛЕКСЕЙ КОРТНЕВ: Грань провести очень трудно. Попса – это популярная музыка. А если рассматривать как ругательное слово, то все что делается нечестно, становится попсой в дурном смысле этого слова.

АМАЛИЯ: Почему не стал проект «Иствикские ведьмы» популярным?

АЛЕКСЕЙ КОРТНЕВ: Первая причина – экономическая. Мы пролетели с театром Киноактера, были сложности с арендой, которая задрана безумно. Не осталось денег на рекламу, на спокойную работу, поддержку труппы. Второе – это возможно некоторая слабость музыки. Ни одной впечатляющей мелодии. Хотя спектакль был очень яркий, фантазийный. Много придумано, чего раньше не было.

АМАЛИЯ: «Кортнев, слава Богу, ты пришел». Инна пишет. Вы когда-нибудь пользовались слабостью поклонниц?

АЛЕКСЕЙ КОРТНЕВ: Пользовался, наверное. Трудно определить была ли слабость или сила поклонниц. Дело в том, что на каком-то этапе работы перестаешь понимать, общаются с тобой люди, потому что ты им нравишься как человек, или потому что им хочется посмотреть, а что там под одежкой у человека, которого мы видели на экране.

АМАЛИЯ: А что там?

АЛЕКСЕЙ КОРТНЕВ: Там все как обычно совершенно.

АМАЛИЯ: Но мы знаем другие легенды. Такое говорят… Катя, время твоего традиционного вопроса. Давай, мать…

ЕКАТЕРИНА ГОРДОН: А это какой? Скажите, а вы ни разу не изменяли жене?

АМАЛИЯ: Это не тот был вопрос, но хорошо, ладно. Не очень, конечно, ты выступила.

АЛЕКСЕЙ КОРТНЕВ: Бывало. Я три раза был женат и в какой-то момент уже… Если считать, что завязываются отношения, переходящие в глубокие формы, ты еще не развелся с предыдущей супругой, то наверное это измена. Да, изменял.

АМАЛИЯ: Я имела в виду другой вопрос. А размер имеет значение?

АЛЕКСЕЙ КОРТНЕВ: Я могу я так понимаю оценивать только женский размер. Имеют ли мои размеры значения, я не знаю.

ЕКАТЕРИНА ГОРДОН: Ну Вам чего бабы говорили?

АЛЕКСЕЙ КОРТНЕВ: Как-то всегда получалось неплохо, если вы имеете в виду секс.

ЕКАТЕРИНА ГОРДОН: То есть они говорили, не переживай, размер не имеет значения.

АЛЕКСЕЙ КОРТНЕВ: Нет, такого не говорили. Как-то без этого обходилось. Что касается женских размеров, мне кажется, они не имеют значения, я имею в виду груди размер. Я не всеяден.

АМАЛИЯ: Супруги все худенькие и коротко стриженные. Может быть, Вам женщины нравятся как мужчины. Мальчишеского типа девочки.

АЛЕКСЕЙ КОРТНЕВ: Может быть.

АМАЛИЯ: Леха, какой-то латентностью попахивает. Но Рутберг, конечно…

АЛЕКСЕЙ КОРТНЕВ: Трудно назвать мальчиком, но, тем не менее, некоторая худосявость. Было еще одно наблюдение было сделано моим коллегой еще по студенческому театру, который сказал: «Леха, я все про тебя понял, тебе нравятся женщины с лошадиными лицами». Я по началу как-то…

АМАЛИЯ: Ну, Собчак, держись.

АЛЕКСЕЙ КОРТНЕВ: как-то поначалу не понял, а потом проанализировал и понял, что самыми яркими любовями были любови, конечно, к женщинам, у которых сильно вытянутые черты лица.

АМАЛИЯ: «Почему Катя так сексуально озабочена?», — Павел спрашивает.

ЕКАТЕРИНА ГОРДОН: Я сексуально озадачена, Павел.

АМАЛИЯ: Ты Паше можешь помочь или что? Что за вопросы глупые.

ЕКАТЕРИНА ГОРДОН: Это мое первое психологическое образование, Паша.

АМАЛИЯ: Сексолог, мать?

ЕКАТЕРИНА ГОРДОН: Не без этого.

АМАЛИЯ: Давайте ближе к творчеству.

ЕКАТЕРИНА ГОРДОН: Режиссер Хотиненко говорит, что мужчина хороший режиссер до тех пор, пока у него стоит, а певец?

АМАЛИЯ: Сексуальная энергия как-то воплощается?

АЛЕКСЕЙ КОРТНЕВ: Я с режиссером Хотиненко как-то соглашусь. Более того, я бы экстраполировал это наблюдение и на литературу, потому что половое начало, на мой взгляд, очень важно в творчестве. Другое дело, что на всякое извращения находятся любители. Есть же люди, которые любят бесполую литературу, как Мураками. У меня такое ощущение, что там яиц нет вообще.

АМАЛИЯ: Ну, у японцев вообще яиц нет.

АЛЕКСЕЙ КОРТНЕВ: Это неправда, они у них есть. А Кобо Абэ? Там все было в порядке.

АМАЛИЯ: Маяковский тяжело его назвать бесполым, но тем не менее… (неразборчиво). Говорят, что у него маленькая писька была.

АЛЕКСЕЙ КОРТНЕВ: Ну не знаю.

АМАЛИЯ: Может быть, споешь, и не будем умничать.

АЛЕКСЕЙ КОРТНЕВ: Сейчас спою вживую?

АМАЛИЯ: Да, с яйцами.

АЛЕКСЕЙ КОРТНЕВ: У меня для пения не очень приспособлен голос.

АМАЛИЯ: Как раз спрашивают, какие любимые песни, вот у тебя есть какие-нибудь диски? «Овощное танго» любишь?

АЛЕКСЕЙ КОРТНЕВ: Не могу сказать, что люблю. Она мне сильно поднадоела.

ТЕОНА КАНТРИДЗЕ: А есть такие песни, которые реально задолбали, которые на каждом концерте просят спеть. Что это?

АЛЕКСЕЙ КОРТНЕВ: Весь наш подарочный набор. «Овощное танго», «Радио», «Генералы песчаных карьеров».

ТЕОНА КАНТРИДЗЕ: А что не надоедает?

АЛЕКСЕЙ КОРТНЕВ: Приходит как-то волнами. Было время, когда мы не могли петь песню о Москве, потому что просто перепели ее, а сейчас поем с огромным удовольствием. Было время, когда мы песню про радио не играли на концертах, сейчас играем спокойно.

ТЕОНА КАНТРИДЗЕ: А любимая твоя «не твоя» композиция?

АЛЕКСЕЙ КОРТНЕВ: «Давайте негромко». Их много любимых.

АМАЛИЯ: Пришло время напомнить, кто у нас сегодня в эфире: Алексей Кортнев, Катя Гордон, Теона Контридзе и я. Знаете, что исполнителям тяжело сейчас делать? Углубляться. На сколько Вы себе можете это позволить?

ЕКАТЕРИНА ГОРДОН: Во сколько лет вы впервые стали углубляться?

АЛЕКСЕЙ КОРТНЕВ: А что значит углубляться? Писать глубоко, исполнять глубоко. Нам это все очень легко, потому что мы находимся вне бизнеса, как-то внутри шоу. Поэтому мы можем себе позволить писать песни такие занудные, что у зала вянут уши.

ТЕОНА КАНТРИДЗЕ: Считаете ли Вы себя сексуально привлекательным?

АЛЕКСЕЙ КОРТНЕВ: Я не буду лукавить, просто опыт моей жизни сороколетний показывает, что это так.

ЕКАТЕРИНА ГОРДОН: Но после 40 лет может быть и иначе.

АЛЕКСЕЙ КОРТНЕВ: Поживем, увидим.

АМАЛИЯ: Как вы это отличаете, Вас любят или известное лицо? Ведь женщины, они такие лживые.

АЛЕКСЕЙ КОРТНЕВ: Мне кажется, что в процессе общения…

ЕКАТЕРИНА ГОРДОН: Ой, не факт.

АЛЕКСЕЙ КОРТНЕВ: Жванецкий по этому поводу писал миниатюру, что будет всю жизнь лгать, притворяться что любит, вы проживете всю жизнь и умрете счастливым. Я готов, если так хорошо меня обманывают.

ТЕОНА КАНТРИДЗЕ: «А кто больше нравится Моника Белуччи или Мэг Райан?» Игорь.

АЛЕКСЕЙ КОРТНЕВ: Моника Белуччи мне нравится. Но если выбирать из двух, то скорее Мэг Райан.

ТЕОНА КАНТРИДЗЕ: А вот женщины какие? Все мужики козлы, а женщины, по Вашему определению?

АЛЕКСЕЙ КОРТНЕВ: Женщины— люди.

ТЕОНА КАНТРИДЗЕ: спасибо, Алексей.

ЕКАТЕРИНА ГОРДОН: А у Вас нет страха больших форм?

АЛЕКСЕЙ КОРТНЕВ: Нет. У меня нет страха большой груди. Бывали влюбленности в юности в таких корпусных дам.

ТЕОНА КАНТРИДЗЕ: Бейсболистки…

АЛЕКСЕЙ КОРТНЕВ: Теона, где я на просторах нашей Родины мог найти бейсболистку? Мне кажется женщина, которая так легко управляется с такой большой палкой, она уже не является сексуальной.

ТЕОНА КАНТРИДЗЕ: Мадонна пишет: «Чтобы понравится Кортневу, теперь женщина должна обладать гибкостью гимнастки». «Как вы относитесь к творчеству Элтона Джона?». Шикарное сообщение.

АЛЕКСЕЙ КОРТНЕВ: Вот смотрите, интересно. Шикарное творчество. Человек гомосексуальной ориентации, но с яйцами.

ТЕОНА КАНТРИДЗЕ: У гомосексуалистов тоже есть яйца, и им они тоже нужны, как и нам.

АЛЕКСЕЙ КОРТНЕВ: Нет, они им не нужны. На эрективную функцию наличие яиц не влияет.

ТЕОНА КАНТРИДЗЕ: А для видона?

АЛЕКСЕЙ КОРТНЕВ: Для видона можно мешочек подложить с песком, как поступали наши предки.

ТЕОНА КАНТРИДЗЕ: Для видона наши предки подкладывали что?

АЛЕКСЕЙ КОРТНЕВ: Ну откуда выражение песок сыплется произошло? Когда носили по мужской моде обтягивающие панталоны или лосины, то всякие старички, которые хотели блеснуть перед дамами подкладывали себе мешочек с песком в штаны, чтобы выпирало.

АМАЛИЯ: «Пусть Катя задает нормальные вопросы как на мастер-классе». Катя, это что?

ЕКАТЕРИНА ГОРДОН: Я просто иногда мимикрирую под культурную девушку на «Эхо Москвы»

ТЕОНА КАНТРИДЗЕ: «Какой Алексей папа?». Елена спрашивает.

АЛЕКСЕЙ КОРТНЕВ: Об этом лучше спросить моих детишек. Я очень любящий папа, но несколько безалаберный. Я сейчас занимаюсь выращиваниемдвух мальчиков 3,5 лет и 7 месяцев. Очень их люблю. Старшим своим сыновьям я, к сожалению, уделил мало времени, потому что был молодой дурак. Сейчас очень сильно пересмотрел свою позицию.

АМАЛИЯ: Семья, дом, огородик… Как это влияет на творчество музыканта.

АЛЕКСЕЙ КОРТНЕВ: Я считаю, что это приходит как раз на смену творчеству, потому что творческая энергия сублимируется в выращивание детей и так далее. Я страшно переживал, когда понял, что моя творческая потенция стремительно падает. Я очень мучился.

АМАЛИЯ: А чем семью будете кормить, что вы еще умеет, кроме написания песен?

АЛЕКСЕЙ КОРТНЕВ: Я умею написание песен на заказ, играние спектаклей, написание сценариев.

АМАЛИЯ: Все-таки творчество

АЛЕКСЕЙ КОРТНЕВ: Творчество, но не рок-н-ролл. Это ремесло.

АМАЛИЯ: Уверены, что не заскучаете?

АЛЕКСЕЙ КОРТНЕВ: Нет, не уверен, потому что периодически я скучаю.

ЕКАТЕРИНА ГОРДОН: А Вы бываете агрессивным когда-нибудь?

АЛЕКСЕЙ КОРТНЕВ: Бываю, когда меня доводят. Ругаться могу громко.

ТЕОНА КАНТРИДЗЕ: «Алексей, а Вам Катя Гордон нравится?», — Алексей спрашивает.

АЛЕКСЕЙ КОРТНЕВ: Нравится.

ТЕОНА КАНТРИДЗЕ: «Вас гламур не задолбал?». Упырь Вас спрашивает.

АЛЕКСЕЙ КОРТНЕВ: Я его пропускаю мимо себя.

ТЕОНА КАНТРИДЗЕ: Почему в нашей стране возможен в первые дни Нового года трехчасовой концерт Новикова?

АЛЕКСЕЙ КОРТНЕВ: До этого перед Новым годом 4,5 часа Аншлага. Это наша ганскультура. Во многих странах есть культ бандитской культуры. Много любителей тюремной романтики.

ЕКАТЕРИНА ГОРДОН: если поверить, что психологи что-то могут. Вот вы бы пришли к такому психологу и сказали, сделай так, чтобы во мне больше этого не было. Что бы это было?

АЛЕКСЕЙ КОРТНЕВ: Я бы попросил, чтобы он меня избавил от постоянного недовольства собой, потому что это мне мешает сильно. Я не могу назвать себя счастливым человеком. Добившись чего угодно, я на следующий день в этом разочаровываюсь.

ЕКАТЕРИНА ГОРДОН: А вы зануда, да?

АЛЕКСЕЙ КОРТНЕВ: Да, я бываю занудой.

ТЕОНА КАНТРИДЗЕ: Неужели невозможно бороться с этим. Рокеры, они же борцы.

АЛЕКСЕЙ КОРТНЕВ: Бороться? Я же рассказывал, я боролся-боролся.

ТЕОНА КАНТРИДЗЕ: А как вы боролись?

АЛЕКСЕЙ КОРТНЕВ: Всякие песни играли, протестный рок, ездили по городам и весям. Играли в воинских частях.

ЕКАТЕРИНА ГОРДОН: Можно сказать, что рок – это период полового созревания группы?

АЛЕКСЕЙ КОРТНЕВ: Да, наверное. Это и период социализации.

ЕКАТЕРИНА ГОРДОН: А что испытывает мужик, когда первый раз берет на руки своего ребенка?

АЛЕКСЕЙ КОРТНЕВ: Я не помню, это было 19 лет назад. А сейчас восторг, чистый восторг. Мне нужно было дорасти до своих 37, когда родился Арсений, чтобы впервые испытать наслаждение от тискания дитя своего.

АМАЛИЯ: Иногда жалко малышей, которые рождаются до 30 лет у мужчин.

АЛЕКСЕЙ КОРТНЕВ: Да, жалко.

ТЕОНА КАНТРИДЗЕ: А с кем бы дуэтом с удовольствием спел?

АЛЕКСЕЙ КОРТНЕВ: Не знаю. Я бы не получил удовольствия от пения ни с кем. Если б это был дуэт, который на следующий день стал бы ротироваться по всем радиостанциям мира, тогда это было бы понятно. Возможно, согласился бы.

ТЕОНА КАНТРИДЗЕ: Как, неужели нет музыкантов, с которыми тебе было бы по кайфу попеть?

АЛЕКСЕЙ КОРТНЕВ: Нет, нету. Я бы с удовольствием снялся в кино или сыграл бы спектакль.

ТЕОНА КАНТРИДЗЕ: А зачем?

АЛЕКСЕЙ КОРТНЕВ: Хочется получать удовольствие.

ТЕОНА КАНТРИДЗЕ: Может в машине что-то слушаешь?

АЛЕКСЕЙ КОРТНЕВ: Слушаю. Сейчас у меня в машине диск группы «Вежливый отказ» с Романом Сусловым во главе, «red hot chilly peppers», детские сказочки в огромном количестве, «Смешарики».

ТЕОНА КАНТРИДЗЕ: Получение удовольствия от творчества, это только для себя?

АЛЕКСЕЙ КОРТНЕВ: Это как в любви, плотской и духовной, когда ты доставляешь удовольствие, ты получаешь больше удовольствия. Поэтому когда я говорю получать удовольствие, имеется в виду получать удовольствие от того, как тащится зал.

ТЕОНА КАНТРИДЗЕ: От Вас тащатся?

АЛЕКСЕЙ КОРТНЕВ: Да.

ЕКАТЕРИНА ГОРДОН: А Вы из тех детей, которых любили, заласканы?

АЛЕКСЕЙ КОРТНЕВ: Заласкан, но меня все время строили. У меня очень строгая мама с такими пуританскими взглядами, правда, сейчас они постепенно разболтались.

ЕКАТЕРИНА ГОРДОН: Верующая?

АЛЕКСЕЙ КОРТНЕВ: Нет, у меня атеистическая семья.

ЕКАТЕРИНА ГОРДОН: А сам?

АЛЕКСЕЙ КОРТНЕВ: Не верю. В существование высшей силы я не верю.

ЕКАТЕРИНА ГОРДОН: Знаете, я подумала, получается охота на удава. Он нас завораживает, напротив сидит.

ТЕОНА КАНТРИДЗЕ: Депрессивен?

АЛЕКСЕЙ КОРТНЕВ: Да, периодически

АМАЛИЯ: Никогда не было обращения туда? За что? Как же так?

АЛЕКСЕЙ КОРТНЕВ: Я неоднократно эти слова говорил, но обращал их к себе.

ТЕОНА КАНТРИДЗЕ: Никакого поиска Бога не было никогда, за 40 лет?

АЛЕКСЕЙ КОРТНЕВ: Понимаете, поиск этического начала и этической позиции происходил всегда и происходит по cю пору, но я не ищу его в Боге, я ищу его в себе. Я считаю, что в человеке есть все, чтобы вырастить в себе этический дух. Можно было с удовольствием верить если бы вера не была настолько испачкана церковью и религиями мировыми, которые сделали все, чтобы оттолкнуть человека думающего от веры.

АМАЛИЯ: Это не отбирание театра МГУ Вас окончательно…

АЛЕКСЕЙ КОРТНЕВ: Да, это тоже был серьезный кирпичик в фундамент моей позиции. После того, как они штурмом заняли студенческий театр МГУ я стал их недолюбливать сильно. Во мне сильны антиклерикальные настроения.

ЕКАТЕРИНА ГОРДОН: Раневская так прикольно написала, что когда я плачу и страдаю, все равно к зеркалу подхожу, какая же я в слезах? А вот у Вас как? Вы свою мимику, как настоящие артисты рассматриваете в зеркале?

АЛЕКСЕЙ КОРТНЕВ: Нет. Я собой не любуюсь в зеркалах, более того, я могу сказать следующее. Просыпаясь с бодуна я ухитряюсь бриться даже не смотря в зеркало, чтоб не видеть эту мерзкую опухшую харю.

ЕКАТЕРИНА ГОРДОН: А кремом от морщин пользуетесь?

АЛЕКСЕЙ КОРТНЕВ: У меня морщин нет.

ЕКАТЕРИНА ГОРДОН: А от чего?

АЛЕКСЕЙ КОРТНЕВ: От сухости кожи. У меня кожа с рук слезает ужасно.

АМАЛИЯ: Алексей, Вы идеален? Ну конечно нет.

ЕКАТЕРИНА ГОРДОН: А Ваша ямочка на подбородке Вам нравится?

АЛЕКСЕЙ КОРТНЕВ: Не очень нравится. Ее брить трудно, лезвие застревает.

АМАЛИЯ: Про гадость. Ну, скажите же про себя какую-нибудь гадость.

АЛЕКСЕЙ КОРТНЕВ: Не буду, мне же будет неловко. У меня масса отрицательных черт, которые знают мои близкие люди, вот пусть они и говорят.

АМАЛИЯ: А Вы хитрован?

АЛЕКСЕЙ КОРТНЕВ: Вроде нет, как-то не задумывался. Я мелочь по карманам не тырю, стараюсь крупными кусочками. Я искренне говорю. Я понимаю, что я может неинтересный собеседник.

ЕКАТЕРИНА ГОРДОН: Тут вопрос был про спорт. Вот про спорт осталось поговорить и про погоду. Вам нравится погода в Москве? Как вам зима?

АЛЕКСЕЙ КОРТНЕВ: Сейчас, когда выпал снег в Москве и стало холодно нравится, потому что можно заниматься спортом.

ЕКАТЕРИНА ГОРДОН: Каким спортом можно заниматься в Москве?

АЛЕКСЕЙ КОРТНЕВ: Всех приглашаю 24 февраля в парке «Яхрома» будет проходить ски-фест, большое соревнование по лыжам по горным. В 10 часов утра начало.

ЕКАТЕРИНА ГОРДОН: А что Вас бесит?

АЛЕКСЕЙ КОРТНЕВ: Меня бесит непунктуальность, нечистоплотность. Как физическая, так и моральная. Я ужасно реагирую на плохие запахи.

АМАЛИЯ: А Вы любите Путина?

АЛЕКСЕЙ КОРТНЕВ: Нет, я не люблю Путина, Президента. Потому что Яне люблю политику и не люблю мужчин со словом «Люблю». Я очень уважительно отношусь к институту власти и стараюсь ему не перечить. Я уважаю Путина и как Президента, и как человека.

АМАЛИЯ: А наркотики употребляете?

АЛЕКСЕЙ КОРТНЕВ: Нет.

АМАЛИЯ: А о чем в бане с мужиками гвоорите?

АЛЕКСЕЙ КОРТНЕВ: Я не хожу в баню, потому что у меня повышенное давление и мне в бане становится плохо.

ЕКАТЕРИНА ГОРДОН: А как поддерживаете к женщине спустя много лет сексуальное влечение? Там же все равно какие-то гормоны, гады, дохнут.

АЛЕКСЕЙ КОРТНЕВ: Гады дохнут, да. Но знаете, как-то у меня так получалось, что этих гормонов хватало лет на 10, а потом влечение ослабевало. Я просто жду, когда во мне этот гормон сдохнет совсем, и другой не захочется. Надеюсь, со своей нынешней женой я дотяну до момента увядания.

АМАЛИЯ: У нас мало времени остается для бесед. Чего желать будете этому городу? Он вообще хороший?

АЛЕКСЕЙ КОРТНЕВ: Он местами очень плохой, но я его люблю. Желать не только Москве, но и России надо экономического чуда, по типу Кореи, Малайзии и прочее. Надо, чтобы у людей больше было денег, потому что без этого они не начнут ни улыбаться, ни слушать хорошую музыку, ни цивилизовываться.

ТЕОНА КАНТРИДЗЕ: Почему, есть страны, которые без денег улыбаются и слушают хорошую музыку.

АЛЕКСЕЙ КОРТНЕВ: Есть, это правда, но там совершенно другие условия. На Севере надо жить богато.

ЕКАТЕРИНА ГОРДОН: Неужели Вас последнее время не влечет к бабам, с которыми вы еще не поженились?

АЛЕКСЕЙ КОРТНЕВ: Влечет, конечно, а как без этого?

ЕКАТЕРИНА ГОРДОН: А что Вы делаете?

АЛЕКСЕЙ КОРТНЕВ: Терпеть, конечно, без этого никак?

ЕКАТЕРИНА ГОРДОН: А бабы дуры?

АЛЕКСЕЙ КОРТНЕВ: Есть дуры, есть не дуры.

ЕКАТЕРИНА ГОРДОН: А в процентном отношении?

АЛЕКСЕЙ КОРТНЕВ: Я не могу об этом судить, потому что в моем окружении встречаются исключительно умные женщины. Когда живешь, производишь некоторую селекцию вокруг себя. Таких людей не подпускаешь к себе. Как, например, которые плохо пахнут. Глупость же тоже пахнет.

АМАЛИЯ: А что есть в Амине, чего нет в других женщинах?

АЛЕКСЕЙ КОРТНЕВ: Преданность, чистота.

АМАЛИЯ: Ну что я могу сказать, зверь ушел в лес и все потому, что никто из нас ему по-настоящему как женщина не нравится. Думаю, надо начинать приглашать неженатых, страшненьких.

ТЕОНА КАНТРИДЗЕ: Спасибо Алексею Кортневу за то, что он к нам пришел, за то, что он от нас ушел.



Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире