'Вопросы к интервью
АМАЛИЯ: И, тем не менее, мы в эфире. Ты представишь, но я начну, если можно. Итак, пятница после 23-х. Бог любит троицу. Поэтому здравствуйте, здравствуйте и здравствуйте. Этой ночью в эфире, как водится «Эхо Москвы» тройное «Эхо», наша групповуха из массы женщин, однозначно возбуждающего телосложения и одного, лысеющего бобыля. Тем не менее, все же возбуждающего. Сейчас поймем на что. Приветствую тебя, ночная Москва. Слушай нас и не плачь. С тобой Амалия, Амалия, Амалия, Амалия… Здесь есть и Таня Полежайкина…

ТАТЬЯНА ПОЛЕЖАЙКИНА: Полежайкина, Полежайкина, Полежайкина… Три раза, да.

АМАЛИЯ: И Анна Субботина…

АННА СУББОИНА: Субботина, Субботина, Субботина… Сегодня суббота. Нет, завтра. А, уже суббота.

АМАЛИЯ: Да, уже суббота. Еще как, Субботина, Субботина. И Корнейчук, чук, чук. И Лена Новикова, кова, кова, кова.

ЕЛЕНА НОВИКОВА: Да, твоя подруга по нарам.

АМАЛИЯ: Кова. Я поняла, я поняла, вот эта женщина, как ее?

РОСТИСЛАВ ХАИТ: Юлия Кова.

АМАЛИЯ: Юлтя Кова, она просто придумана из Кова. Новикова. Просто убрана первая часть фамилии. И Ростислав Хаит. Ит, ит, ит.

Р. ХАИТ: Он же лысеющий бобыль. Добрый вечер.

АМАЛИЯ: Слава, бобыль ли?

Р. ХАИТ: Я еще раз говорю. Я пришел сюда не один. Со мной мой двоюродный племянник Аркадий. Аркадий, поздоровайся. Добрый вечер, дамы и господа.

АМАЛИЯ: Очаровательно, Аркадий.

Р. ХАИТ: Его преподавательница по литературе Елена Владимировна. Добрый вечер, господа и дамы.

Е. НОВИКОВА: Хаит заготовил сценку, я так понимаю.

АМАЛИЯ: А чего это он, кстати?

А. СУББОТИНА: А он сначала бился с преподавательницей рекламным плакатом.

Р. ХАИТ: Нет, ну, просто приехали гости из Одессы. Ну, я с собой их взял на эфир. Почему нет.

О. СУББОТИНА: А Вы родились в Одессе?

Р. ХАИТ: В Одессе. В Одессе, конечно, там мягкое. Там же буква «е» после «д» «е» нормально.

А. СУББОТИНА: Я не была никогда там просто.

Р. ХАИТ: А я несколько раз там был.

АМАЛИЯ: Это Аня Субботина сейчас вот мощно вступила в беседу. Правильно. Что ж там Аркадий, учительница. Это какой-то бред.

Р. ХАИТ: Почему бред? Нормально. Я пришел с друзьями. В смысле с родственниками.

АМАЛИЯ: Странно, что с нами сегодня нет Катерины Гордон, девочки. Потому что дело в том, что у нас сегодня есть все масти женские. Полежайкина, ты блондинка или как? Скажи, ты как себя позиционируешь?

Т. ПОЛЕЖАЙКИНА: Да. я же не знаю, как себя… Нет, нет, нет.

АМАЛИЯ: Не блондинка. А кто ты?

Т. ПОЛЕЖАЙНИКА: Я рыжая.

АМАЛИЯ: Крайнечук, Новикова и Амалия.

Т. ПОЛЕЖАЙКИНА: Я как ты, собственно говоря, практически.

АМАЛИЯ: Кончай, Полежайкина. Какая ты, как я? Как я это новикова и Корнейчук.

Т. ПОЛЕЖАЙКИНА: По крайней мере, я стремлюсь к рыжему цвету.

АМАЛИЯ: Почему Вы реагируете на храп? Пусть он спит.

АМАЛИЯ: Он подхрюкивает. Девочки, давайте, обсудим бобыля.

Т. ПОЛЕЖАЙКИНА: Да, давайте.

А. СУББОТИНА: А почему Вы не женитесь?

АМАЛИЯ: В принципе?

Р. ХАИТ: Бобыли не женятся. Это третий закон бобылей.

А. СУББОТИНА: Мы уже поняли, с кем мы имеем дело.

Е. НОВИКОВА: Ибо будешь…

Р. ХАИТ: Ибо будешь. Ибо будешь.

Е. НОВИКОВА: А это правда, что лысые мужчины в сексе лучше, чем не лысые?

АМАЛИЯ: Ты скачешь по ухабам, Аня.

Р. ХАИТ: Анна, у меня есть устойчивая формула по этому поводу. Если мужчина лысеет в районе лба и чуть выше, это значит, что он очень много думает. Если он лысеет в районе макушки, это означает, что он очень сексуален. Если он лысеет и там и там, это означает, что он очень много думает, что он очень сексуален.

Е. НОВИКОВА: А сексуален – это что? Это что долго или что?

Р. ХАИТ: Вы знаете, мне очень нравится слово «пролонгировано». Нет, я не знаю. Я себя так не очень считаю. Это Вам, девочки, судить. Вы знаете, очень странно. Слово логистик – означает начальника логистического отдела, означает начальника транспортного отдела. Очень странно. Это же кинологами занимаются собаками. Бред полный, абсурд.

Т. ПОЛЕЖАЙКИНА: Ой, Вы не любите собак, Вы так много думаете о своем сексе. Что не думаете о собаках.

Р. ХАИТ: Почему? Я не думаю о сексе с собаками. Об этом я точно не думаю пока. Я не загадываю.

АМАЛИЯ: Во всяком случае, мы. Итак, я еще раз хочу напомнить, поскольку мне все время делают замечания, что я не напоминаю о том, кто у нас в эфире в самом начале эфира. Поэтому еще раз: Елена Новикова, Катерина Корнейчук, это представители театрального мира. Татьяна Полежайкина – представитель совмещенного мира. Она и бизнес вумен и актриса тоже. Анна Суботина, журналистка. Мальчик Аркадий, он же…

Р. ХАИТ: Елена Владимировна, преподаватель по литературе.

Е. НОВИКОВА: Нам стаканчики принесли.

Р. ХАИТ: Аркаша, тебе нравится среди девочек? Знаешь, учитывая тенденцию, сложившуюся в последнее время в нашей школе, здесь, конечно, цветник, по сравнению с моим классом.

АМАЛИЯ: Что там много очкастых или рыжих? Скажи-ка мне.

Р. ХАИТ: Рыжая есть одна девочка по имени Оленька.

АМАЛИЯ: Ты ее любишь или не любишь, Аркаша?

Р. ХАИТ: Ыы знаете, я люблю Сонечку.

Т. ПОЛЕЖАЙКИНА: И Сонечку тоже, я поняла.

АМАЛИЯ: Аркадий, ты лесбиянка?

Р. ХАИТ: Простите, я не знаю еще таких слов.

АМАЛИЯ: Врешь, Аркадий. Дети в Вашем возрасте в это время знают все. А скажите, Ростислав…

Е. НОВИКОВА: Вам стыдно за Аркадия?

Р. ХАИТ: А почему мне должно быть стыдно? За Аркадия мне не стыдно. Молодец. Он как настоящий мужчина сейчас себя ведет. Странно, что Елена Владимировна не выходит сейчас на защиту.

Е. КОРНЕЙЧУК: Ну, расскажите, в каком Вы родстве.

Р. ХАИТ: Аркадий – двоюродный племянник.

Е. КОРНЕЙЧУК: Прямо реально Ваш родной. Какие Вы к нему испытываете чувства?

Р. ХАИТ: Родственные исключительно.

Е. КОРНЕЙЧУК: Родственные? Что такое родственные чувства?

Т. ПОЛЕЖАЙКИНА: Разве можно к такому Аркадию испытывать исключительно родственные чувства?

Р. ХАИТ: Я призываю Вас всех, девчонки…

АМАЛИЯ: Ростислав, Вы гомосексуалист… С педофилическим уклоном.

Е. НОВИКОВА: Слава живой не выйдет сегодня. Я чувствую. И здоровый.

А. СУББОТИНА: А с кем это Вы там переписываетесь, кстати?

Р. ХАИТ: Нет, я не переписываюсь ни с кем абсолютно. Девушки, давайте так. У меня к Вам предложение. Смотрите, для того, чтобы те 8 человек, которые слушают нас в эфире, для того, чтобы они понимали, что здесь происходит хоть что-то членораздельное и какое-то связное и какое-то, может, логичное, давайте, задавать вопросы по очереди. Или я Вам буду задавать вопросы. Потому что когда мы все вместе говорим, поверьте, никто ничего не понимает.

Е. КОРНЕЙЧУК: Вы пытаетесь нас конструировать. Кто за кем, да.

А. СУББОТИНА: А мы эмоциональные существа…

Р. ХАИТ: Мне бы быть директором совхоза.

АМАЛИЯ: А давайте все-таки скажем, кто такой Ростислав Хаит.

Р. ХАИТ: Давай.

АМАЛИЯ: Ростислав Хаит – это член… во-первых, группы…

Р. ХАИТ: Какая пауза. Это чистый МХАТ сейчас пошел.

Т. ПОЛЕЖАЙКИНА: Нет, это Щукинское театральное училище.

АМАЛИЯ: Это член. Ну, как назвать Вас? Юмористической группы.

Р. ХАИТ: Мы театр, Ляля. Тебе ли не знать?

АМАЛИЯ: Хорошо. Это член театра… Член театральной группы «Квартет И». Значит, где Вы могли его видеть? В спектаклях «День радио»… Да, «Быстрее, чем кролики», «День выборов».

Е. НОВИКОВА: Все, связанное с сексом.

АМАЛИЯ: «Комедия…» что?

Р. ХАИТ: Да, ладно, Ляля, уже достаточно.

АМАЛИЯ: Ладно. Все это происходит на улице Лесная, 18. ДК Зуева.

Т. ПОЛЕЖАЙКИНА: Это прямая реклама.

АМАЛИЯ: Да, а что такое? Я всех своих гостей с этим учетом. Ну, Макаревич свой концерт рекламирован, который будет 7 марта. Мы до сих пор его рекла…

Е. НОВИКОВА: А мы рекламируем всего лишь дом 18.

АМАЛИЯ: Итак, Ростислав, скажите, пожалуйста, будучи…

Р. ХАИТ: Я слушаю, Вас, да.

АМАЛИЯ: Челентано. Итак, будучи членом театра и квартета…

Р. ХАИТ: Третий раз. Это слово мне по-особому дорого.

АМАЛИЯ: Итак, а почему Вы все-таки до сих пор не женились? Вам же уже и не 20.

Р. ХАИТ: Почему не женился? Я не знаю, почему я не женился.

Т. ПОЛЕЖАЙКИНА: В поиске.

А. СУББОТИНА: Подождите. Дайте ему ответить. Девочки, молчать!

Р. ХАИТ: Не ощутил стопроцентной необходимости в этом поступке.

Е. НОВИКОВА: А какая должна быть необходимость?

Р. ХАИТ: Стопроцентная, я же сказал.

АМАЛИЯ: Ну, что это значит?

Е. НОВИКОВА: Когда прижмут к стенке.

А. СУББОТИНА: Забеременеет?

Р. ХАИТ: Ну, Вы знаете, я думаю, что если на секунду ответить серьезно, то я думаю, это когда, скорее хочется жениться, чем не хочется.

Е. НОВИКОВА: Ой, ну, такого не бывает. Сколько Вам лет?

А. СУББОТИНА: Нет, такого же не будет. Нужно же как-то серьезно подходить.

Р. ХАИТ: Значит, не женюсь.

Е. НОВИКОВА: А Вы детей не хотите?

Е. КОРНЕЙЧУК: Мы все интересуемся. Сколько Славе лет?

АМАЛИЯ: Реагируем друг на друга тоже.

Е. КОРНЕЙЧУК: Очень важно, сколько Славе лет. Ростислав, сколько Вам лет?

Р. ХАИТ: 35.

Е. НОВИКОВА: Ну, это не так много, Это мальчик.

А. СУББОТИНА: В 35 лет человек не женат?!

Р. ХАИТ: Нет, я был женат с 2 до 4. Первый случай. Потом все.

Е. НОВИКОВА: Были женаты, да?

Р. ХАИТ: Нет, я пошутил сейчас неудачно. У меня есть силы признать это. Неудачно пошутил.

Е. НОВИКОВА: Вы страдаете от этого?

Р. ХАИТ: Страдаю, конечно.

Е. НОВИКОВА: А Вы хотите быть женатым?

Р. ХАИТ: Нет, от чего, Вы думаете, я страдаю? От того, что не женат, не страдаю.

Е. НОВИКОВА: Да, рано, рано.

Т. ПОЛЕЖАЙКИНА: Хорошо. А Вы смотрели «Камеди клаб»?

Р. ХАИТ: Когда-нибудь смотрел.

АМАЛИЯ: Одновременно не говорим, девочки. Нас не слышно.

Т. ПОЛЕЖАЙКИНА: Вот объясните мне. Я знала, что я пойду с Вами на встречу, не смотря на то, что Вы бобыль, я думала вот о чем. Почему у «Камеди клаба» такая бешенная популярность. А у «Квартета И» нет. Не бешенная.

Р. ХАИТ: Вам как ответить смешно, серьезно или глупо?

Т. ПОЛЕЖАЙКИНА: Искренне тогда.

Р. ХАИТ: Нет, искреннее, есть на это просто очень простая, банальная причина. У «Камеди клаба» есть своя регулярная телевизионная передача, у «Квартета И» нет. Все.

АМАЛИЯ: Была у «Квартета И» своя регулярная телевизионная передача.

Е. НОВИКОВА: Вы же были, по-моему, на ТВЦ, или где Вы были?

Р. ХАИТ: У нас у «Камеди клаба» вышло, по-моему, выпусков 8.

АМАЛИЯ: Не ругайся.

Р. ХАИТ: У нас 12.

А. СУББОТИНА: За 12 раз можно было показать свое.

Р. ХАИТ: Нет, ну когда передача выходит в эфир, например, в 12 часов дня на канале СТС, это вряд ли можно стать очень сильно популярным.

Е. НОВИКОВА: И ты не ругайся.

Т. ПОЛЕЖАЙКИНА: И на ТНТ можно стать сильно популярным. А никто же и не воспринимал в течение 12 программ.

Р. ХАИТ: Правильно, значит, им руководство доверяло. А если бы нам руководство СТС доверяло в течение…

Т. ПОЛЕЖАЙКИНА: А почему Вам не доверило руководство?

Р. ХАИТ: Потому что мы менее остроумны, чем «Камеди клаб». Конечно, мене талантливые.

Е. НОВИКОВА: Почему?

Т. ПОЛЕЖАЙКИНА: А Вы хотите быть такими же популярными, как «Камеди клаб»?

Р. ХАИТ: Такими же популярными? Я бы так сказал. Уровень популярности безусловно хотим. Качества нет.

Е. НОВИКОВА: Вам не качество «Камеди клаб»? Качество популярности.

Р. ХАИТ: Вы поймите, у них очень сложная история. Им нужно делать каждую неделю программу. А это действительно очень тяжело. И в этой ситуации самые, самые талантливые люди выхолащиваются и делают такие ну очень приблизительные вещи.

Е. НОВИКОВА: Тем не менее, они продержались два сезона.

Р. ХАИТ: Так они и дальше продержаться. Ну, это бизнес проект. Это бизнес проект для того, чтобы заработать деньги.

А. СУББОТИНА: А Вы, подождите. Вы творчеством занимаетесь что ли?

Р. ХАИТ: Пока стараемся. Учитывая, что мы делаем один спектакль в два года, поверьте, это не так много.

Е. КОРНЕЙЧУК: Может, Вам просто сил на большее не хватает?

Р. ХАИТ: Сил не хватает, правда.

Е. КОРНЕЙЧУК: А как Вы живете, вот делая спектакль. Один спектакль в два года. Не имея программы, не имея как бы других источников заработка. Ну, вообще, как Вы живете финансово на что?

Р. ХАИТ: Я бобылюю. Бабы помогают. Я страшный альфонс.

АМАЛИЯ: Нет, это неправда. Ну, Слава, ну, перестань.

Е. НОВИКОВА: Аркадий, защитите племянника.

Т. ПОЛЕЖАЙКИНА: В Москве очень тяжело выжить.

Р. ХАИТ: Одну секунду. Аркаша, ты был у нас в театре? Я был у тебя в театре, дядя. Ну, много было людей? Множество. Сколько билет стоил? Как две зарплаты Елены Владимировны. Это ж сколько же, Елена Владимировна? Это где-то тысяч 5.

Е. НОВИКОВА: Т.е. Вы потом на это все живете?

Р. ХАИТ: Нет, у нас действительно достаточно дорогие билеты. У нас билеты от 1000 до 7000 рублей один билет. Спектакли…

А. СУББОТИНА: А за 7000 рублей там чего? Шампанское?

Р. ХАИТ: Ребята, у нас «День радио» и «День выборов» входят в тройку самых популярных спектаклей в Москве в принципе за последние 5 лет.

Е. НОВИКОВА: А мы не были.

Р. ХАИТ: Я серьезно говорю. Если не серьезно, то, конечно, бобылюю и ночую на вокзале.

АМАЛИЯ: О'кей, давайте, глупости закончим говорить, потому что уже невозможно.

Е. КОРНЕЙЧУК: Чего Вы так защищаетесь? Почему никакого доброго ответа. Почему все время с такой агрессией? Ну, ладно мы. Мы, не удовлетворенные в некоторых моментах…

Р. ХАИТ: Милая Чук, какая агрессия? Милая Корнейчук…

Е. КОРНЕЙЧУК: Вы один мужчина на нас на всех. И Вы ни разу не сделали широкого жеста. Ну, почему?

Р. ХАИТ: А кто Вам налил виски, Корнейчук?

Е. КОРНЕЙЧУК: Амалия & Амалия.

АМАЛИЯ: Причем до программы, а вовсе не в эфире.

Е. КОРНЕЙЧУК: Так что, извините. А до этого мне налил, не буду говорить кто.

Е. НОВИКОВА: Ну, пожалуйста, можно как-нибудь подобрее. Ну, мы к Вам очень добро.

Т. ПОЛЕЖАЙКИНА: Мы, может быть, помочь хотим.

Е. КОРНЕЙЧУК: Мы хотим выяснить, а Вы все время с нами саркастически.

Р. ХАИТ: У меня сплошные комплексы.

Е. КОРНЕЙЧУК: И у нас. Давайте как-то усугубим друг друга.

Р. ХАИТ: Это правильно. Я ничего не могу с собой сделать. У меня чешутся зубы от комплексов.

АМАЛИЯ: Можно я задам вопрос? Поскольку мы так пытаемся как бы кокетничать с Ростиславом…

Р. ХАИТ: А Вы не пытайтесь, Вы кокетничайте.

АМАЛИЯ: Да, и с Николаем, который нас фотографирует.

Е. НОВИКОВА: И с Аркадием.

АМАЛИЯ: Наш звукорежиссер постоянно нас пытается фотографировать. При этом получается у него это хорошо. Ладно, хорошо. Но при этом мы не можем искренними…

Р. ХАИТ: Пожалуйста, звукорежиссер, хватит фотографировать.

АМАЛИЯ: При этом мы пытаемся делать красивое лицо. Значит, что я хотела сказать? Я забыла.

Р. ХАИТ: Ляля, это прекрасный признак для радиоведущей. Прекрасный.

АМАЛИЯ: Я хотела спросить все-таки. Почему же ты все-таки не женился?

Р. ХАИТ: Действительно…

А. СУББОТИНА: Ну, у Вас есть хотя бы большая и незабвенная любовь? Одноклассница.

АМАЛИЯ: Что такое стопроцентно…

Р. ХАИТ: Стопроцентная предоплата, это когда с Вами договариваются о выступлении и все платят в Москве.

Т. ПОЛЕЖАЙКИНА: В постели тоже выступаешь?

АМАЛИЯ: Вот именно.

(ГОВОРЯТ ВМЕСТЕ)

Р. ХАИТ: Почему в постели? Ребята, какая постель?

А. СУББОТИНА: Т.е. в постели Вы не бываете.

Т. ПОЛЕЖАЙКИНА: Т.е. такое ощущение, что ты в постели тоже выступаешь.

Р. ХАИТ: Хорошо, я выступаю. А почему вдруг в постели?

Е. КОРНЕЙЧУК: Такое впечатление, что здесь собрались хаитовские, еврейские родственники. Почему ты не женишься?! Почему ты в постели выступаешь?! Вообще, что ты такое из себя? Когда ты женишься?

Е. НОВИКОВА: Одни евреи кругом.

Р. ХАИТ: Девочки, заканчиваем эфир и поехали ко мне. Мы чего-то как-то…

АМАЛИЯ: Нет. Нам еще долго. Я что хотела спросить…

Р. ХАИТ: Ляля, если что-то хотела, то спроси обязательно.

АМАЛИЯ: Хорошо. Значит, я помню, что мы разговаривали о том, что вот артисты, вот Вы, Ростислав, допустим, и многие Ваши друзья очень любят футбол. Но при этом Вы в него не играете, а все-таки пытаетесь играть.

Р. ХАИТ: Почему я в него не играю?

АМАЛИЯ: И говорят во дворе.

Р. ХАИТ: Нет, нет, нет.

АМАЛИЯ: Ну, потому что Вы не член какой-нибудь сборной, или команды.

Р. ХАИТ: Ну, как, это неправда.

АМАЛИЯ: Хорошо. То, что он член – это понятно. Это по нем видно.

Р. ХАИТ: Друзья мои, сейчас блестящий юмор идет, блестящий юмор в эфире идет. Слово «член» – это вообще верх юмора, дорогие друзья. Продолжаем.

АМАЛИЯ: Ростислав, мы женщины, мы не стесняемся. Вы как?

Р. ХАИТ: А я тоже не стесняюсь. Абсолютно нормально.

АМАЛИЯ: Итак, значит, ну, Вы же являетесь профессиональным игроком никакой из команд, хорошо я так скажу. Вы просто друг Василия Уткина.

Е. НОВИКОВА: А Вы болельщик или что?

Р. ХАИТ: Если мы коснемся футбола, давайте, ребята, говорить серьезно. Я лучший футболист среди всех артистов. Значит, если Вы не знаете, Вы можете… Кто забивал решающие голы во всех финальных турнирах?

Е. НОВИКОВА: Ростислав Хаит. Запомните это имя.

Р. ХАИТ: Дорогие друзья, те, кто знают, те, кто видел меня на футбольном поле, те понимают. Я действительно мог бы быть нашим Зиданом. Или как меня называл один мой друг – Жиданом. Извините, простите.

Е. НОВИКОВА: Это надо запомнить.

Р. ХАИТ: Простите за шутку.

Е. КОРНЕЙЧУК: А Вы могли бы так же головой дать обидчикам?

Р. ХАИТ: Да, действительно, она у меня наиболее перемыкает, планка падает, могу все, что угодно. Да, и головой, и все, чем угодно. Я действительно очень хорошо играю в футбол. Собственно гораздо лучше, чем делаю все остальное.

Е. НОВИКОВА: Ну, а Зидана-то обыграли?

Р. ХАИТ: Нет, конечно.

Т. ПОЛЕЖАЙКИНА: Не напрашивайтесь на комплименты. Потому что Ростислав – отличный актер. Я его неоднократно видела на сцене.

АМАЛИЯ: Т.е. еще лучше он играет в футбол. А если он еще лучше играет в футбол…

Р. ХАИТ: Что-то я мало Вас видел, Татьяна, в последнее время.

Т. ПОЛЕЖАЙКИНА: Я сижу далеко, на задних рядах.

А. СУББОТИНА: Мы называем себя добрыми охотницами. Давайте все-таки мы вспомним себя. И не будем вокруг бобыльства, да, вокруг футбола. Вот эти поддавки все. Ростислав, 35 лет. Есть кризис среднего возраста?

Т. ПОЛЕЖАЙКИНА: Еще рано. У мужчин он начинается в 40 лет.

Р. ХАИТ: Отвечает Татьяна Полежайкина.

А. СУББОТИНА: Нет, есть ощущение, что молодые на пятки наступают? А Вы могли бы, да, уже время ушло.

Р. ХАИТ: Ну, конечно. Понимаете, какая история. Когда я, условно говоря, раньше обвожу одного, другого, третьего, бью по воротам и нормально совершенно. У меня дыхалка не падает.

Е. НОВИКОВА: А тут к нему Марадонна подкатывает.

Р. ХАИТ: А тут я одного обойду, и уже мне сложно. Конечно, я понимаю, что 35 лет – это уже не тот возраст, когда я могу завоевать что-то серьезное в футболе.

Е. КОРНЕЙЧУК: Хорошо, футбол. А это я говорю про профессию.

Р. ХАИТ: Ну, а я о чем говорю. Это лучшее, что я делаю.

Е. КОРНЕЙЧУК: Это Ваша профессия – футбол?

Р. ХАИТ: Это не моя профессия, хотя когда-то я зарабатывал футболом деньги.

Е. НОВИКОВА: А зарабатывать футболом деньги, это как?

Р. ХАИТ: Мы устраивали театральные турниры, выигрывали их и сами распределяли призовой фонд. И сами брали себе большие деньги.

Е. КОРНЕЙЧУК: Ростислав, Вы же не можете каждый день вставать и говорить: нет в мире большего счастья, чем Ростислав Хаит. Должно быть что-то еще наверняка. Наверняка что-то должно душеньку греть.

Р. ХАИТ: Нет в мире большего счастья, чем Ростислав Хаит?

Е. КОРНЕЙЧУК: Ну, да.

Р. ХАИТ: А Вы уверены, что Ростислав Хаит – это в принципе счастье?

Е. КОРНЕЙЧУК: Я Вас спрашиваю. Счастье ли это?

Р. ХАИТ: Быть Ростиславом Хаитом?

Е. КОРНЕЙЧУК: Быть Джоном Малковичем, я понимаю.

Р. ХАИТ: Да, действительно сейчас сиквэлл. Слушайте, вот я Вам так скажу. Свидетельствует ли то, что у меня никогда не возникло этой мысли, свидетельствует ли это, что у меня нет кризиса среднего возраста? Или нет? Что у меня никогда не возникло такой мысли?

Е. КОРНЕЙЧУК: Что мне 35, а я мог бы быть тем-то, тем-то.

Р. ХАИТ: Ну, вот такой мысли у меня не возникало.

АМАЛИЯ: Не подсказывай!

Е. КОРНЕЙЧУК: А какие мысли возникают?

Р. ХАИТ: Возникают мысли: какого хрена я вчера столько пил? Вот какого? Зачем?

АМАЛИЯ: Субботина, встань на стул, покажи трусы.

Е. КОРНЕЙЧУК: По большому счету, Вы животное получается. Вас не мучат угрызения совести…

Р. ХАИТ: Угрызения совести мучат меня. Вы спросили…

Е. КОРНЕЙЧУК: По поводу чего?

Р. ХАИТ: По поводу чего? Что же я пил вчера?

АМАЛИЯ: А кого трахал, например, вчера, возникают угрызения совести?

Р. ХАИТ: Это нормально? Это собственно вот та жесткость, о которой ты меня предупреждала?

АМАЛИЯ: Нет, нет, нет. Ты что, это просто нормальный вопрос.

Р. ХАИТ: Ну, вот последняя эта история с козлятами, это было чудовищно.

АМАЛИЯ: Козлята?!

А. СУББОТИНА: Расскажи.

АМАЛИЯ: Хорошо. Ладно. Ну, о'кей. Ну, запил и запил. Ну, животные…

Е. НОВИКОВА: Поэтому и не женат.

Т. ПОЛЕЖАЙКИНА: Он все время ждет чьего-то звонка. Обратите внимание. Он постоянно не отрывается от мобильного телефона.

Р. ХАИТ: Секунду, мне прислал мой товарищ Тимур, он пишет мне: «Слава, беги с радио, они тебя гасят». Тима, я им еще покажу. Тима, все нормально.

Е. КОРНЕЙЧУК: Мало того, что он шизофил. Ему еще и звонит товарищ Тимур, девочки.

АМАЛИЯ: И его команда.

Р. ХАИТ: Итак, подытожим. Пришел к Вам писатель-сатирик, артист и эксцентрик Ростислав…

А. СУББОТИНА: И напоил всех. Вы ни одного вопроса не можете задать.

Р. ХАИТ: Давайте, я подведу итоги. Значит, артист-эксцентрик. Да, писатель-сатирик Ростислав. Он шизофил. Он же… кто я еще, я забыл?

Е. НОВИКОВА: Педофил.

АМАЛИЯ: Мальчик Аркадий с тобой.

Р. ХАИТ: Он же хлорофил. Или не знаю.

АМАЛИЯ: Кислород-то выделяешь? Ты можешь только угле… Как это называется?

Е. НОВИКОВА: Углефил.

АМАЛИЯ: Ну, чем пахнут?

Р. ХАИТ: Елена Владимировна, все нормально? Не страшно, девочки? Нет, сказочные дамы.

Е. КОРНЕЙЧУК: Слушайте, мы поддались, сидим и выдумываем репризы для Петросяна со Степаненко. Достаточно важный вопрос. Давайте, мы девочки, будем взаимовежливы, и пусть нам Ростислав Хаит ответит, за что, собственно говоря, его грызет его совесть иногда?

Т. ПОЛЕЖАЙКИНА: Она же его не грызет. Он же уже ответил.

АМАЛИЯ: Полежайкина спрашивает, грызет ли совесть.

Р. ХАИТ: Я недавно обманул пожарника в Екатеринбурге.

Т. ПОЛЕЖАЙКИНА: А ну расскажите, это интересно.

Р. ХАИТ: Мы играли «День радио» в Екатеринбурге. Подошел пожарный, который говорит: нет, я не выпущу. Там у нас сцена со свечами. Я не выпущу этих свечек. А если свечки не вынесут, все, мы не можем играть сцену.

Т. ПОЛЕЖАЙКИНА: Это он деньги вымогал, объясняю.

Р. ХАИТ: Кто-то начал ему объяснять: типа, поймите, мы ничего не спалим, мы уже играли здесь в разных городах и у себя, и все нормально. А он нет, запрещает. И вдруг подхожу я. А у меня веселое настроение, мне хорошо. Он говорит: это что такое? Показывает на свечи. Я говорю: это бренды. Он говорит? Я говорю: бренды. Т.е. я на абсурд воздействовал абсурдом. И пожарник ушел в недоумении. Я думаю, это недоумение продолжается у него последние 2 месяца. Вот мне за это стыдно. Потому что человеку я мог нормально ответить, а я его ввел в заблуждение, которое продолжается и до сих пор.

Е. КОРНЕЙЧУК: Т.е. Вы страдаете от собственного ума.

Р. ХАИТ: Нет, от собственного я бы сказал…

АМАЛИЯ: Безумия?

Р. ХАИТ: Нет. От собственного… Не знаю. От неприостановленности от собственной что ли.

АМАЛИЯ: Можно вопрос еще? Почему я спрашиваю? У кого я спрашиваю разрешения задать вопрос Ростиславу Хаиту?

Е. НОВИКОВА: У меня естественно.

АМАЛИЯ: Хорош. Лена, можно я задам вопрос Ростиславу Хаиту?

Е. НОВИКОВА: Про что?

АМАЛИЯ: Про то, что, почему он участвовал в программе «Слава Богу, ты пришел». Он был там лучший. Он получил пластиковую дверь. Но зачем он участвовал в этой программе? Я люблю Шаца, и Цыкала я люблю, и Хаита я люблю.

Е. НОВИКОВА: И Чекатило.

Р. ХАИТ: Давай, семитофил. Твоя мания семитофил.

АМАЛИЯ: Но, тем не менее, я не люблю программу «Слава Богу, ты пришел». Хотя люблю Шаца и Цыкало.

Р. ХАИТ: А я программу «Слава Богу, ты пришел» люблю.

АМАЛИЯ: За что?

Р. ХАИТ: Хотя люблю Цыкало, не люблю Шаца.

АМАЛИЯ: Так! Ну, мы разные.

Е. НОВИКОВА: Именно поэтому он туда и пришел.

Т. ПОЛЕЖАЙКИНА: Больше Шац его не пригласит.

Е. КОРНЕЙЧУК: Потому что Шац не женщина просто.

АМАЛИЯ: Но Цыкало? Он маленький…

Е. НОВИКОВА: Но не лысенький.

Р. ХАИТ: Девочки, Вас так много.

АМАЛИЯ: О'кей, хорошо, ладно, говори.

Т. ПОЛЕЖАЙКИНА: Ростислав уже устал.

Р. ХАИТ: Нет, было бы прикольно, если бы Вы задавали вопросы по очереди. Нет, Вы поверьте, было бы интереснее. Попробуйте.

АМАЛИЯ: Я задала вопрос. Давай.

Р. ХАИТ: Мне нравится эта программа. Прикольно. Чего. Каким-то образом, не знаю, как-то так выступить, поприкалываться… Амалия, если Вы ведущая, то, как же можно оставлять мобильный телефон включенным во время эфира?

АМАЛИЯ: А Вы когда играете спектакль, Вам разве можно оставлять такой же телефон включенным?

Р. ХАИТ: А я этого и не делаю.

Е. НОВИКОВА: Это Вы не делаете. Вы брешите.

АМАЛИЯ: Он ответил на вопрос?

Е. КОРНЕЙЧУК: Нет, он не ответил на вопрос, потому что Вы все пьяные, девочки, извините, конечно.

А. СУББОТИНА: Причем здесь мы то?

Е. КОРНЕЙЧУК: Слава, скажите, пожалуйста…

Р. ХАИТ: Дорогие друзья, я понимаю, что должен быть рекламный слоган этой передачи: передача Амалия энд Амалия. Не оставайтесь с нами.

АМАЛИЯ: Ты зачем так сейчас сказал? Обидел меня, да?

Р. ХАИТ: Нет, я не обидел тебя. Просто ну как-то так неорганизованно разговариваем. И я боюсь, что люди на том конце приемника, они ну как-то так, они не очень понимают, что происходит.

Е. НОВИКОВА: Перестанут ставить банки…

Е. КОРНЕЙЧУК: Так, ребят, два секунды, следующий вопрос. Есть вопросы?

Р. ХАИТ: У меня есть вопрос. Да, Елена Владимировна. Ростислав, вот я с Игорьком живу 20 лет вместе. Вы, как прекрасный писатель-сатирик, должны мне порекомендовать, как я могу удивить своего суженного, спустя 20 лет брака. Как я могу его удивить, покрасоваться и рассмешить. Але. Побрейте ноги. Простите, пожалуйста. Не поняла. Нет, Елена Владимировна, я думаю, что Вам нужно собственно ну купить какое-то более-менее фривольное платье, наряд. У меня сиреневых сказочное платьишко, шерстяное. А Вы попробуйте отрезать рукава. И все будет нормально. Девушки, у нас диалог с Еленой Владимировной. Вам интересно? Пожалуйста, задавайте другие вопросы.

А. СУББОТИНА: Ну, давайте все-таки серьезно хоть один вопрос.

АМАЛИЯ: Аня Субботина. Значит, первая Аня Суботина, потом Полежайкина.

А. СУББОТИНА: Мы просто решили по очереди. Поэтому все-таки я. Я-таки последний раз задам свой первый вопрос. И хочу на него-таки получить ответ. Вы почему не женаты то до сих пор? Мы так и не поняли. Ну, у Вас вообще не было никаких вариантов? Ни одной девушки не было, которой Вы бы хотели предложить руку и сердце?

АМАЛИЯ: А почему?

Р. ХАИТ: Девушки, Аня, я же Вам сказал…

А. СУББОТИНА: Вы ничего не сказали.

Р. ХАИТ: Нет, я же сказал, что…

Е. КОРНЕЙЧУК: Видите, какой кошмар, Ростислав. Вам в 35 лет задаю только один вопрос: почему Вы не женаты. Могли бы спросить, что Вы выражаете своим творчеством?

А. СУББОТИНА: Дело в том, что в 35 лет уже на самом деле трудно жениться, даже если Вы захотите.

Т. ПОЛЕЖАЙКИНА: А в 35 лет выйти замуж вообще нереально.

Е. КОРНЕЙЧУК: В пятый раз.

Р. ХАИТ: Ребята, мне прислали, по-моему, прекрасное SMS. Сейчас блестящий SMS, Я не буду говорить кто. «Ударь их стулом. Попробуй одним ударом убить всех».

А. СУББОТИНА: Ну, Вы ответите или нет?

Т. ПОЛЕЖАЙКИНА: Это твои друзья, понимаешь, Слав?

А. СУББОТИНА: Нет, Вы действительно ответили на ту тему, что Вам больше не хотелось жениться, чем больше хотелось жениться. Что-то такое. Ну, что-то очень запутанное. А детей-то вы не хотите, что ли? Или Вы считаете, как-то, что Вы их заведете в эстраде. Просто объясните.

АМАЛИЯ: Дети не часы, как их можно завести?

А. СУББОТИНА: Сказала Амалия. Ну, хотите продолжения рода?

АМАЛИЯ: Аня, он понял.

Р. ХАИТ: Не надо, я понял. Я недавно был в Одессе, и я был в бассейне. Я там купался. А дети вокруг… Там был детский день рождения. Мальчик, которому исполнялось 10 лет. И соответственно были его сверстники. И вот они так здорово и весело прыгали в бассейн, шумели, кричали. Я из мнимой пневматической винтовки убил 18 человек.

А. СУББОТИНА: Ну, это так знакомо всем родителям.

Т. ПОЛЕЖАЙКИНА: Детей мы не любим. Понятно.

Е. КОРНЕЙЧУК: Никто не заставляет заводить детей. Спрашивают про жениться.

Р. ХАИТ: Только что она спросила уже про…

Е. КОРНЕЙЧУК: Это второй вопрос. Вы слышите первый.

Р. ХАИТ: Госпожа, Чук…

Е. КОРНЕЙЧУК: Почему не хотите жениться? Дети, да, уже сложное такое составляющее.

Р. ХАИТ: Уважаемые радиослушатели…

А. СУББОТИНА: Ну, вот Ваши родители вам не говорят: внука хотим…

Р. ХАИТ: Дай Бог мне выйти из окружения пяти пьяных баб.

А. СУББОТИНА: Подождите, подождите. Я трезвая абсолютно. Давайте, на секундочку.

АМАЛИЯ: Это поклеп. Никто здесь не пьян.

Е. НОВИКОВА: Родители не просят внуков? Ну, я вот просто понять хочу?

Р. ХАИТ: Нет.

АМАЛИЯ: Как минимум Полежайкина, Субботина и мальчик Аркадий абсолютно трезвы. Новикова трезва и зла. Я трезва и кормящая мать. Корнейчук пьяна и не зла.

А. СУББОТИНА: Ну, Вы ответите?

Р. ХАИТ: Ну, я говорю: родители не просят внуков.

А. СУББОТИНА: Хорошо. Вопрос закрыли.

Р. ХАИТ: Не женат, уже объяснял почему. Насчет детей тоже рассказывал. Ну, я не знаю, ну, давайте какой-то опять про футбол. Мне так было интересно.

Т. ПОЛЕЖАЙКИНА: (ГОВОРЯТ ВМЕСТЕ) от Вас откровенный ответ, а Вы все опять…

Р. ХАИТ: Да, я сказал Вам откровенно, что у меня желания жениться было меньше, чем желания не жениться. Кать, давайте так. Какой откровенный ответ Вы хотели от меня услышать, я его произнесу.

Т. ПОЛЕЖАЙКИНА: Можно, я задам вопрос? (ГОВОРЯТ ВМЕСТЕ).

Е. КОРНЕЙЧУК: Напротив меня сидит племянник Аркадий в форме дочери мня, мня, мня… Как бы чувака, которого мы допрашиваем. Вот я понимаю. что это его дочь.

Е. НОВИКОВА: Чувака допрашивают. Мне это нравится.

АМАЛИЯ: Мальчик Аркадий и его дочка. Катя, ты сошла с ума.

Е. КОРНЕЙЧУК: Я?! Нет.

АМАЛИЯ: Хорошо, тогда Ростислав…

Е. КОРНЕЙЧУК: Я хочу, чтоб человек отвечал искренне. Иначе это не имеет никакого смысла. Можем кидаться фантиками друг в друга.

Р. ХАИТ: Катя, можно спросить…

АМАЛИЯ: Плескаться соком.

Р. ХАИТ: Я готов ответить искренне на любой вопрос, который Вы мне поставите. Вы мне задаете вопрос: почему я …

Е. КОРНЕЙЧУК: Я вообще ни одного вопроса…

Р. ХАИТ: Задавайте, я отвечу искренне. Пожалуйста.

Е. КОРНЕЙЧУК: Я Вам вопросы задавать не буду.

Р. ХАИТ: Катя, Вы сошли с ума.

Е. КОРНЕЙЧУК: Конечно, давно.

Р. ХАИТ: Я прошу прощения.

Е. КОРНЕЙЧУК: Но уйти Вы все равно не можете.

Р. ХАИТ: Да, я не соби… Мне хорошо с Вами. Сумасшедшие барышни…

А. СУББОТИНА: Скажите, а Вам нравится групповой секс?

Р. ХАИТ: Групповой секс, да, нравится.

АМАЛИЯ: Чем? Это неудобно.

Р. ХАИТ: Неправда. Это смешно.

Е. КОРНЕЙЧУК: Это очень удобно.

Р. ХАИТ: Если больше четырех человек это очень смешно.

АМАЛИЯ: Если больше нечем заняться, то…

Р. ХАИТ: Четыре человека еще туда-сюда… А больше трех очень смешно. Водить хоровод голыми это прекрасно. Что может быть более искренно?

АМАЛИЯ: Это было под Новый год, скажите?

А. СУББОТИНА: Когда у Вас это последний раз произошло? Когда Вы смеялись (НЕ СЛЫШНО).

Р. ХАИТ: Смеялся по этому поводу? Очень давно.

А. СУББОТИНА: А что же если Вы любите, что же Вас останавливает?

Р. ХАИТ: Если я люблю групповой секс, что меня останавливает? Сейчас я подумаю, что меня останавливает?

А. СУББОТИНА: Группу набрать…

Р. ХАИТ: Ну, я многие вещи люблю больше.

АМАЛИЯ: Что, например?

Р. ХАИТ: Группово играть в футбол.

АМАЛИЯ: Ростислав, объясните нам. У нас была такая программа однажды. Она происходила без присутствия мужчины. Это был женский клуб абсолютно. И у нас была программа о футболе. Это сейчас Амалия говорит. Амалия, Амалия. И мы размышляли с женщинами, с подругами моими о том, почему собственно мы могли бы любить футбол. И почему они его любят, мужчины. Вы его почему любите? Что это такое, объясните. Вот только что был Василий Уткин. За что любить Василия Уткина, я уже поняла. Когда у нас был Василий Уткин в программе.

Р. ХАИТ: Безусловно. Да. Вася уютный.

АМАЛИЯ: Он прекрасен. Ладно, не надо, Ростислав. Он не только уютен, он мужчина. Это очевидно в нем, не смотря на его уютность, кстати.

Р. ХАИТ: Нет, а, по-моему, это сочетаемые качества.

АМАЛИЯ: Не всегда. Ну, хорошо, потому что уютных мужчин редко любят. Их считают уютными. К ним приятно приехать, когда денег нет, например, или ничего нет больше в жизни. Приехать, да, к уютному мужчине. А вот к мужчине приехать, это другое совершенно дело. Ну, так вот. Ну, что такое футболе, вообще? Почему мужчины так вот орут на футболе? Что это такое вообще?

А. СУББОТИНА: Один мячик и много сумасшедших потных мужчин.

Р. ХАИТ: Очень не хочется долго говорить. Значит, смотрите. Любовь к чему-то, как я понимаю, зарождается в детстве. Я имею в виду таким вещам. Типа футбол и т.д. Это самый доступный вид спорта. Чтобы играть в футбол, нужно мяч и больше ничего. Нужно партнера и там какие-то камни, чтобы поставить в виде ворот. Самая доступная игра, поэтому она самая популярная в мире. И что…

АМАЛИЯ: Самая популярная бадминтон. Ростислав, Вы ошибаетесь.

Р. ХАИТ: Нет, это Вы ошибаетесь. Я знаю эту статистику. Я даже знаю, кто Вам это сказал. Это неправда. Самая популярная игра – футбол. И самая доступная и самая простая.

А. СУББОТИНА: Т.е. поэтому и нравится, что доступная. Вам нравятся доступные женщины?

Р. ХАИТ: Нет, конечно…

Е. НОВИКОВА: Доступная игра нравится, женщины не нравятся. Никакой логики. С нас требует логики, у самого никакой логики.

Р. ХАИТ: Никакой логики, безусловно. Нет. Нравятся те, которые нравятся. А вот почему это очень сложно объяснить.

Е. КОРНЕЙЧУК: Больше чем футбол?

Р. ХАИТ: Катя, Вам как сейчас отвечать? Искренне, смешно, глупо?

АМАЛИЯ: Смешно, хорошо.

Е. КОРНЕЙЧУК: Вы уже ответили по всякому, кроме, искренне, поэтому мне искренне.

Р. ХАИТ: Я же не знаю, как Вам покажется, что оно искренне.

А. СУББОТИНА: Ну, вот, например, идет интересный матч и красивая женщина, Вы что больше выберете?

Р. ХАИТ: Смешной вопрос, хороший вопрос. Идет интересный матч и красивая вещь…

А. СУББОТИНА: Красивая женщина, а не вещь. Ну, что ж такое.

Р. ХАИТ: Я сказал женщина, Вам послушалось.

Е. НОВИКОВА: (ГОВОРЯТ ВМЕСТЕ) они вечно, они стареют, у них все (НЕ РАЗБОРЧИВО), а футбол…

Р. ХАИТ: Красивый футбол тоже стареет. Вон матчи Франция-ФРГ уже…

А. СУББОТИНА: Так давайте, матч или какая женщина Вас интересует?

АМАЛИЯ: Стоп. Когда говорит герой нашей программы, молчите.

Р. ХАИТ: Вы чего, девки, я герой.

АМАЛИЯ: Он герой.

Р. ХАИТ: А Вы говорите.

АМАЛИЯ: Аня, не перебивай его.

А. СУББОТИНА: Ну, пускай он ответит.

Р. ХАИТ: Итак, какой был последний вопрос? Простите. В чем смысл жизни?

А. СУББОТИНА: Идет интересный матч. И у Вас свидание с красивой женщиной. Что Вы выберете?

АМАЛИЯ: Потрясающий вопрос. Давай.

Е. КОРНЕЙЧУК: Ну, что цветы весной оригинально.

Р. ХАИТ: Ребята, ну, я задумался.

Е. КОРНЕЙЧУК: Т.е. Вы думаете еще.

Р. ХАИТ: Вы знаете, это действительно все зависит… Вы неправильно ставите вопрос. Ну, подождите, я же пытаюсь ответить. Пожалуй, не буду пытаться ответить. Т.е. как только я попытался ответить, человек 5 сразу отвернулось мгновенно. Значит, смотря, какой матч, смотря, какая женщина. Пусть она будет красива, но если я, допустим, ее не знаю. Или…

А. СУББОТИНА: Нет, ну, как не знаю. Я говорю, свидание у Вас. Знаете.

Р. ХАИТ: Ну, правильно, если это, допустим, сборная России, что сложно себе представить, вышла в финал чемпионата Европы по футболу…

Е. НОВИКОВА: Ну, Вы возьмите ее с собой смотреть.

А. СУББОТИНА: Да, подождите Вы. Зачем ее с собой.

АМАЛИЯ: Подождите секунду.

Р. ХАИТ: Это нормальная еврейская история. Ну, понятно, что это такой напрашивающийся ответ. Что я приглашу красивую женщину смотреть со мной футбол.

Е. КОРНЕЙЧУК: Ни одни умная, нормальная женщина не поедет с Вами смотреть чемпионат России. Ну, нет, ну, это глупость.

АМАЛИЯ: Полежайкина поедет.

Т. ПОЛЕЖАЙКИНА: Я обожаю футбол.

А. СУББОТИНА: А Вы вообще никогда женщинам не уступаете?

Т. ПОЛЕЖАЙКИНА: Это такой драйв, сидеть на стадионе…

А. СУББОТИНА: Вы вообще не делаете ничего такого, что нравится женщине?

АМАЛИЯ: Если бы видели лицо Ростислава.

А. СУББОТИНА: Ну, когда-нибудь делаете? Вообще в жизни своей делали ли что-нибудь такое, чтобы понравиться женщине, которая Вам нравится?

Е. КОРНЕЙЧУК: А вот сидит у тебя по левую руку.

Р. ХАИТ: Это Аркадий.

А. СУББОТИНА: Ну, Аркадия взяли с собой на передачу.

Р. ХАИТ: Аня, я нормальный, обычный мужичок. Конечно, я делаю что-то, что нравится женщинам. Почему нет?

А. СУББОТИНА: Ну, а футбол это святое.

Р. ХАИТ: Смотря, какой футбол. Вы поймите. Вы поймите, есть разница.

А. СУББОТИНА: Хорошо. Сборная России со сборной Бразилии.

Р. ХАИТ: Нет, Россия со сборной Бразилии, она, может быть, будет играть на чемпионате мира, если наши туда попадут. И проиграет ей в групповом турнире.

А. СУББОТИНА: Ну, т.е. Вы не будете смотреть? Пойдете с женщиной.

Р. ХАИТ: Буду. Нет, если действительно что-то очень интересное, и что это то, что должно решиться прямо сейчас. Ну, условно говоря, решающий матч за выход на чемпионат Европы. Который сейчас, может быть, будет со сборной Англии или с Хорватией. Нет, с Хорватией уже оба сыграли. Да, конечно, в этой ситуации я постараюсь, чтобы не совпадало свидание с любимой девушкой с этим матчем. Либо она будет со мной смотреть.

АМАЛИЯ: Это он сейчас серьезно ответил. Хорошо.

Р. ХАИТ: Ребят, ну, я не знаю. Вы говорите, то искренне, то…

А. СУББОТИНА: Никогда не заставляйте мужчину делать выбор.

АМАЛИЯ: Хорошо. Татьяна… Катерина, «футбол самый отстойный спорт». Почему-то через две «ц». «И вообще мужики в белых гольфиках выглядят, как бабы». Владислав из Санкт-Петербурга.

Р. ХАИТ: Белые гольфики – это красиво. А бывают красные гольфики. Они называются гетрики вообще.

АМАЛИЯ: Значит, «В топку пьяных баб». Все-таки, извините, многие из нас тут не просто пьяные, а актрисы, поэтому имеем право изображать пьяных.

Р. ХАИТ: Не просто пьяные, а очень пьяные. Поэтому послушайте.

АМАЛИЯ: Значит, «Амалия, ребенок Ваш…»

Р. ХАИТ: Амалия, можно я озвучу? Василий Уткин задает мне по SMSу вопрос: «Слава, так почему ты все-таки не женился?»

АМАЛИЯ: Слава!

Р. ХАИТ: Вася, я встретил тебя слишком поздно.

Е. НОВИКОВА: Я думаю, Хью Грант позавидовал бы такому интервью. Я думаю, что ему так часто не задавали вопрос, почему он не женился.

Р. ХАИТ: Серьезно?

Е. НОВИКОВА: Конечно.

Р. ХАИТ: Спасибо большое. На самом деле, мне действительно это приятно. Ребята, я в рейтинге самых завидных женихов России. Стою на 653-м месте.

АМАЛИЯ: Я хочу напомнить нашим радиослушателям, кто сегодня находится в эфире. Гость нашей программы Ростислав Хаит. Для очень пожилых и не выходящих из дома радиослушателей «Эхо Москвы» напоминаю, что это артист, сатирик, эксцентрик, очень популярный человек в городе Москве. Это член «Квартета И», такого театра «Квартет И».

Р. ХАИТ: Молодой московский театр, начинающие ребята. Мы закончили ГИТИС в 93-м году. И только-только пробуем свои силы на ниве театральных постановок. Сами пробуем…

АМАЛИЯ: Слава, ну, прекрати сейчас же.

Р. ХАИТ: Ну, а что, ну, а как.

АМАЛИЯ: Ну, хорошо, «День радио», «День выборов», «Быстрее, чем кролики» и т.д. и т.п. Все знают, о'кей. Значит, Татьяна Полежайкина и актриса и бизнес вумен. Аня Субботина, обозреватель… Аня, объясни, что такое обозреватель.

А. СУББОТИНА: Обозреватель, это как бы круче, чем корреспондент. Я не могу это объяснить.

АМАЛИЯ: Хорошо, ладно, Аня круче, чем корреспондент. Корнейчук, она и актриса и бизнес вумен. Я даже затрудняюсь, Амалия, Амалия…

Е. НОВИКОВА: Артистка, мать, женщина, подруга.

АМАЛИЯ: Это говорит Новикова. Елена Новикова. Давай поцелуемся. О'кей. И все мы не пьяные бабы. Извините, пожалуйста, интеллигентные слушатели радио «Эхо Москвы». «А я вот очень люблю футбол», — Евгений говорит. Из Перми. И мы любим футбол. Нам нравится Рональдини.

А. СУББОТИНА: Мужчины, которые бегают в трусах по полю в огромном количестве…

АМАЛИЯ: Мне не нравится, когда трусы бегают. Мужчины в трусах бегают.

Е. НОВИКОВА: Скажите, пожалуйста, извините, пожалуйста. Меня реально этот вопрос волнует. Что Вам и как Вам кажется, многим мужчинам не нравится в женщинах?

АМАЛИЯ: Излишняя говорливость.

Р. ХАИТ: Нет, это нормально.

Е. НОВИКОВА: Трусы.

Р. ХАИТ: Нет, я Вам скажу… Что не нравится в женщинах? Мне не  нравится в женщинах такая черта – завзятость. Сейчас я Вам скажу. Вот когда какой-то такой фанатизм что ли. Или вот излишняя нервозность. Даже не нервозность, а вот когда что-то отстаивают они с желваками на скулах. Вот, знаете, когда играют…

Т. ПОЛЕЖАЙКИНА: Это называется категоричность.

Р. ХАИТ: Нет, Таня, неверно.

Т. ПОЛЕЖАЙКИНА: Он должен дарить цветы, приходить домой вовремя…

Р. ХАИТ: Нет, Лена, Вы меня не поняли, что я имею в виду. Я имею в виду, что женщина, даже когда она выставляет подобные требования, о которых говорите Вы, она должна иметь какое-то внутреннее спокойствие и невозмутимость. Т.е. при этом быть вот такой какой-то фанатизм. И вот эта завзятость, мне кажется, очень точная история.

Е. НОВИКОВА: Как Вы думаете, от чего это у нее завзятость такая?

Р. ХАИТ: Слушайте, это понятно отчего. Я же не говорю отчего. Вы спросили меня…

АМАЛИЯ: Не понятно.

Р. ХАИТ: Нет, ну, потому что разные люди бывают. Разные женщины, разные обстоятельства. Но когда с излишней не то, что нервозностью…

Т. ПОЛЕЖАЙКИНА: Рвением, эмоциональностью.

Р. ХАИТ: Необоснованной эмоциональностью, я бы сказал бы. Мне кажется, что женщина, она…

Т. ПОЛЕЖАЙКИНА: Должна быть мягче. Все ясно.

Е. КОРНЕЙЧУК: Женщина должна прощать все, понимать все. И тогда она будет гениальна.

Р. ХАИТ: Нет.

А. СУББОТИНА: Это похоже на завзятость?

Р. ХАИТ: Да, нет. Вы сейчас сказали какую-то очень…

АМАЛИЯ: Хорошо, можно мне задать вопрос?

Р. ХАИТ: Дайте уже сказать. Девочки, Вы что? Вы кого пригласили? Дайте ответить. Я что имею в виду. Я имею в виду, что женственность, с моей точки зрения, она, прежде всего, какое-то спокойствие, невозмутимость, т.е. отстаивание своей точки зрения не с помощью эмоций, а с помощью какого-то женского обаяния.

А. СУББОТИНА: Т.е. кокетничать.

Р. ХАИТ: Ну, что же Вы так все упрощаете.

Е. КОРНЕЙЧУК: Вот смотрите, Слава, вот две секунд, девчонки.

АМАЛИЯ: Аркадий, что-то Вы замолчали. Я устал. Уже поздно.

Е. НОВИКОВА: К примеру, такая ситуация. Я ухожу на всю ночь, а то и на две. Мне это нужно по работе. Вы ей говорите. Вы уходите на две ночи. Меня не будет. Да. Вы берете с собой свой дезодорант, Вы берете с собой свою зубную щетку. Вы берете как бы смену на два дня. Вы уходите. Куда ты уходишь? Ну, вот мне надо по работе. К примеру, да. У нас там спектакль или что-то еще.

Р. ХАИТ: Хорошо. Я понял, что Вы спрашиваете.

Е. НОВИКОВА: Вы приходите через два дня. И Вас встречают с перекошенным лицом.

Р. ХАИТ: Я объясню. Лена, я понял, что Вы спрашиваете. Какой вопрос Вы задаете. Значит, смотрите, во-первых, Вы берете ну уж совсем какой-то экстраординарный вариант, экстремальный. Вот на два дня, забираешь зубную щетку. И ухожу и говорю: милая я пошел работать. Ну, это абсурд.

АМАЛИЯ: У меня корпоративки.

Р. ХАИТ: Но в такой ситуации, с моей точки зрения, женщина ни в коем случае. После того, как она задала вопрос: ты куда, милый. А он говорит: я на работу. А он пришел. Допустим, я тоже утрирую. А он пришел пьяный, со следами помады, духами и т.д. Смотрите, в этой ситуации верное поведение женщины, это не ор и не крик, где ты был. А просто он пришел, а ее нету. И он не может ее найти. Он не знает, где она. И что происходит. Она просто взяла, и, не повышая голоса, свалила. Либо просто молчит спокойно, т.е. женщина всегда должна отвечать сильнее.

Е. КОРНЕЙЧУК: А можно один вопрос? А Вы такую женщину встречали?

Р. ХАИТ: Женщина в принципе, да, конечно.

Е. КОРНЕЙЧУК: А что же Вы не женились.

Т. ПОЛЕЖАЙКИНА: Как мы за Вас рады. Как мы за Вас рады.

Р. ХАИТ: Мне кажется, девушки, что в принципе женщина сильнее, чем мужчина, мне так кажется. У меня есть такое ощущение.

Е. НОВИКОВА: Это правильно.

Р. ХАИТ: Это правда.

Т. ПОЛЕЖАЙКИНА: И мне даже кажется, что Ростислав живет в гармонии сам с собой. Мне даже нравится его позиция. Вот мы все время на него нападаем. Почему он не женился. А я считаю, что он правильно делает, что не женится.

АМАЛИЯ: И я считаю, что он правильно делает.

Т. ПОЛЕЖАЙКИНА: Потому что ему это не нужно. Просто в принципе, пока.

Р. ХАИТ: Полежайкина, а Вы не замужем, простите?

Т. ПОЛЕЖАЙКИНА: Ну, что такое, вот в эфире прямо. Не буду отвечать на этот каверзный вопрос.

АМАЛИЯ: Полежайкина, очевидно и не в эфире, что ты не замужем. Не знаю, почему.

Т. ПОЛЕЖАЙКИНА: Почему?

АМАЛИЯ: У тебя очень красивые волосы.

Р. ХАИТ: А Ростислав этим похвалиться не может. Тем, что у него красивые волосы.

А. СУББОТИНА: А он не женат.

АМАЛИЯ: Вот этим и совместим неженатый мужчина и незамужняя женщина.

А. СУББОТИНА: А что кроме женщин и футбола?

Р. ХАИТ: Вы знаете, вот я недавно составлял какой-то рейтинг удовольствий, которые есть в жизни.

АМАЛИЯ: Наркотики?

Р. ХАИТ: Ну, так было какое-то. Но это не входит в пятерку уж точно. А может, даже и в десятку. Нет, я не курю вообще. Не вожу автомобиль в принципе. Ну, не знаю, это иногда общение, это иногда работа. Ну, общение это и есть друзья. Женщины, футбол. Казино от части. Потом я не знаю, что-то еще. Море. Море обязательно.

А. СУББОТИНА: Вы можете проиграть весь заработок от спектакля?

Р. ХАИТ: Нет, нет.

А. СУББОТИНА: Т.е. Вы останавливаетесь?

Р. ХАИТ: Я не получаю за спектакль деньги.

АМАЛИЯ: Можно задать вопрос радиослушателя? «Когда Вы первый раз трахались?»

Р. ХАИТ: А почему после уэн он ставит запятую, это неправильно.

АМАЛИЯ: Это неважно. Вы ответьте.

Р. ХАИТ: В 14,5 лет, по-моему.

АМАЛИЯ: Кто это был?

А. СУББОТИНА: Учительница?

Р. ХАИТ: Ну, в общем, в принципе, девушка.

Е. КОРНЕЙЧУК: В общем, девушка, или в принципе девушка?

А. СУББОТИНА: В смысле, она тоже была первый раз?

Р. ХАИТ: Нет.

Е. НОВИКОВА: Это не важно.

Т. ПОЛЕЖАЙКИНА: Пол Маккартни умер?!

Р. ХАИТ: Нет. Прекратите. Не надо. Это какая-то ерунда.

АМАЛИЯ: Это маньяк. Не надо.

Е. НОВИКОВА: Не надо меня пугать.

Т. ПОЛЕЖАЙКИНА: Что?

Е. КОРНЕЙЧУК: «Ну, дайте ему наглядный урок секса». Кому дайте?

Р. ХАИТ: Как можно по радио дать наглядный урок? Молодой человек.

Е. НОВИКОВА: Зачем? Ему не нужно.

А. СУББОТИНА: А! А! Да! Да!

АМАЛИЯ: Ростислав… Ты так кричишь?

А. СУББОТИНА: Я молчу.

АМАЛИЯ: Понятно. Зажимаешь себя? Не зажимай.

А. СУББОТИНА: А Вы знаете, что шоколад заменитель секса?

Р. ХАИТ: Шоколад заменитель секса?

АМАЛИЯ: Ростислав!

Р. ХАИТ: Ну, я его насыплю себе в чай.

АМАЛИЯ: Ростислав, что такое секс?

Р. ХАИТ: Удовольствие.

Е. НОВИКОВА: Что такое крекс? Шоколад?

Р. ХАИТ: По-моему прекрасно сейчас было. Я в восторге.

Е. НОВИКОВА: Кокаин?

Р. ХАИТ: Ребята, что происходит? Что такое секс, крекс, кокаин? Где ты находишься? Что происходит?

АМАЛИЯ: В эфире «Эхо Москвы», Ростислав Хаит.

Р. ХАИТ: Секс – я сказал – удовольствие.

АМАЛИЯ: Нет, подожди…

Р. ХАИТ: Это тяжкая работа. Необходимая. Берешь лопату, и пошел заниматься сексом.

А. СУББОТИНА: А любовь, как сон, стороной прошла.

Р. ХАИТ: Любовь – это тяжелая история.

А. СУББОТИНА: Т.е. тяжелее, чем секс.

Р. ХАИТ: Это скорее болезнь. Безусловно.

А. СУББОТИНА: А Вы более вообще?

Р. ХАИТ: Болел, безусловно. Ваш сын прекрасно болен, т.е. я понимаю, что это банальные такие строчки, т.е. это беда, болезнь скорее. Конечно.

А. СУББОТИНА: Вы стараетесь не болеть, в общем.

Р. ХАИТ: Прекрасная болезнь, замечательная, удивительная… Нет, неправда. Я ничего не стараюсь. Я как оно идет, так оно и идет. Я не стараюсь ни заболеть, ни наоборот.

АМАЛИЯ: Подождите, про любовь говорим сейчас. Ну, не будь циничной, Кэт. Прекрати сейчас же.

А. СУББОТИНА: Да, ладно, когда Вы в последний раз влюблялись то? Вы можете хоть на этот вопрос просто ответить?

Р. ХАИТ: Понимаете, очень сложно, здесь, конечно, градация, недавно, я думаю.

А. СУББОТИНА: Ну, что значит, я думаю? Я думаю и недавно.

Т. ПОЛЕЖАЙКИНА: То, бишь, эта история уже закончена, да?

А. СУББОТИНА: Ладно, хорошо, Вы думаете. Значит, все-таки недавно. Когда конкретно? Две недели назад? Месяц? Год?

АМАЛИЯ: Анна, почему ты об этом спрашиваешь?

А. СУББОТИНА: Потому что для меня люди делятся на тех, кто умеет влюбляться и на тех, кто не умеет.

Р. ХАИТ: Нет, я, безусловно, умею влюбляться, но это редко.

АМАЛИЯ: Искреннее что ли, Субботина? Я считала, что ты не искренняя.

А. СУББОТИНА: Я всегда искренняя.

Т. ПОЛЕЖАЙКИНА: Ростислав, не надолго? Быстро проходит?

Р. ХАИТ: Совсем не быстро.

АМАЛИЯ: Спросила как-то с горечью.

Р. ХАИТ: Совсем не быстро.

Т. ПОЛЕЖАЙКИНА: Мучительно?

Р. ХАИТ: От части да, конечно. Ну, а как иначе по-другому.

Т. ПОЛЕЖАЙКИНА: И такое страдание на лице.

Р. ХАИТ: Я думаю, что линия есть вот такая, т.е. настоящие чувства, вот есть линия, где есть ноль, что в плюс, допустим, сто, так то и в минус будет сто. Т.е. это такая очень равноценная шкала эмоций, что в одну сторону, что в другую сторону.

Т. ПОЛЕЖАЙКИНА: Т.е. от любви до ненависти все понятно.

Р. ХАИТ: Да, нет. Не потому что от любви до ненависти. А просто потому что если ты испытал какие-то серьезные, яркие эмоции с человеком, я имею в виду положительные, позитивные, то, как правило, если ты потом ощутишь такие же эмоции от этого человека, но и отрицательные. Потому что чувства очень сильное и яркое.

Т. ПОЛЕЖАЙКИНА: Поэтому и не нужно так углубляться в отношения, а то вдруг получишь такие же отрицательные…

Р. ХАИТ: А Вы знаете, на самом деле, нужно, потому что все равно это удивительное состояние и души и человека, когда он испытывает такие эмоции, как положительные, так и…

Е. НОВИКОВА: Творчество подстегивает.

Р. ХАИТ: Да, не творчество. Причем здесь творчество. Это просто, ну, как ты, просто это испытываешь. И от этого, ну, как, это ж что-то переворачивает в тебе. Это что-то такое происходит в тебе внутри. Это очень интересно.

Т. ПОЛЕЖАЙКИНА: А говорят, что любовь – это остановка.

Р. ХАИТ: По требованию. Нет, я не думаю, Тань. Это не остановка, конечно. Это собственно движение.

АМАЛИЯ: «Хаит, с дочерью была на всех Ваших спектаклях. Нам было смешно. Скажите, после 20 лет брака, мне рассмешить и удивить своего супруга. Хочу сделать ему приятное».

Р. ХАИТ: Так это уже было. Я заранее подготовилась.

АМАЛИЯ: «Уважаемый Ростислав, когда Вы соберетесь делать пересадку волос?»

Р. ХАИТ: Что? Что? Что?

АМАЛИЯ: Нет, нет, нет. Никогда не собирается. Не надо это ему.

Р. ХАИТ: Ребят, я могу рассказать про пересадку волос. Мне задали вопрос, я должен ответить. Я начал лысеть где-то порядка 20 лет. В 20 лет начал лысеть. И я очень переживал по этому поводу. Нет, не от Чернобыля. Просто так получилось. Генетически, не знаю. Потом так случилось, что я побрился наголо. И понял, что прически, когда у меня волос меньше, как бы я не меньше нравлюсь, и я выгляжу более-менее органично. И все, слава Богу, комплекс у меня по этому поводу, что я лысый, он не появился.

Т. ПОЛЕЖАЙКИНА: Да, нет, женщины вообще не на это обращают внимание.

Р. ХАИТ: Потом и  Огасси на лысо побрился. Вообще все было.

Е. КОРНЕЙЧУК: Две секунды. Поскольку у нас сегодня разговор о любви, вокруг любви и т.д., просто…

Р. ХАИТ: Да, сегодня сплошная любовь в разговоре.

Е. КОРНЕЙЧУК: Да, сплошная любовь. Я вот такой вопрос хотела задать. Скажите, пожалуйста, может быть я не права. Вы не боитесь любви. Вы понимаете, что такое любовь? Вы любили?

Р. ХАИТ: Да.

Е. КОРНЕЙЧУК: Любовь – это страдание. По любому. Любовь это боль.

Р. ХАИТ: Нет. Это страдание в том числе.

Е. КОРНЕЙЧУК: В том числе, конечно. Это полноценная жизнь сердца, в общем.

Р. ХАИТ: Совершенно верно.

Е. КОРНЕЙЧУК: Когда ты одновременно и радуешься, но в другой момент может все измениться. Ты можешь страдать. Тебя опустят. Но ты понимаешь, что ты уже не Питер Пэн, и ты не летишь, и все время счастлив. А тебя иногда заставляют быть взрослым и ответственным. Например. Несешь какую-то ответственность и т.д. Скажите, пожалуйста, Ваши взаимоотношения с женщинами от чего, там допустим, как мы сегодня 158 раз задали вопрос «Вы не женаты?», это зависит от того, что Вы не готовы любить? Не готовы проходить всю супружескую жизнь …

АМАЛИЯ: Помой посуду. Почему ты ее не помыл? Нет, скажи мне, почему?

Е. КОРНЕЙЧУК: Нет, любить и супружеская жизнь – это две разные вещи.

Е. КОРНЕЙЧУК: Для меня это одно и то же. Супружеская жизнь и любовь это две разные вещи?

Р. ХАИТ: Вы не знаете об этом?

Е. КОРНЕЙЧУК: Знаю по-другому. Я была 4 раза замужем…

А. СУББОТИНА: Нет, подождите, а как Вы женитесь, если Вы не влюбитесь?

Р. ХАИТ: Нет, безусловно, очень бы хотелось, и очень желательно жениться и по любви. И вообще другого варианта в принципе себе не представляю.

АМАЛИЯ: А по расчету нет?

Р. ХАИТ: Пока вроде нет.

АМАЛИЯ: А по супер расчету?

Р. ХАИТ: Но при это жизнь же она как-то развивается. Идет вперед. И не факт, что и в дальнейшем супружеская жизнь и любовь будет коррелировать. И будет параллельна.

Е. НОВИКОВА: Это Ваша ошибка, мне кажется.

Р. ХАИТ: Нет, не факт. Это не ошибка.

Е. НОВИКОВА: Это ошибка. Это нельзя разделать. Это все мужчины считают, что там праздник. А здесь у меня быт. Там у меня фейерверк и конфетти. А здесь у меня моют посуду.

Р. ХАИТ: подождите, Лена, так не считаю. Я говорю, что по-разному жизнь развивается. Я же сказал Вам, что хочется жениться по любви. И я так думаю, что если я женюсь, то я сделаю это исключительно по этой причине. Но в дальнейшем все может произойти. И может произойти и утрата любви, может произойти ну расход. Может произойти просто…

Е. НОВИКОВА: Расходы на любовь.

Р. ХАИТ: Даже не обретание любви на стороне, а просто потеря этих отношений. Все может произойти, и в такой ситуации теоретически я допускаю возможность, что я буду состоять в браке. Женщина, которую я уже не буду любить, но по некоторым причинам, мне придется с ней состоять в браке.

Е. НОВИКОВА: По каким?

Р. ХАИТ: Ну, это и ответственность, и дети, и т.д.

А. СУББОТИНА: Т.е. дети планируются все-таки.

Е. КОРНЕЙЧУК: Вы готовы, чтобы прожить с этим человеком всю жизнь? С одним?

АМАЛИЯ: Ростислав, у нас 00.01. Опишите Ваш идеал женщины. Скорее. Вы желанны? Ну, опишите же ее.

Р. ХАИТ: Ну, как я могу описать идеал женщины? Ну, разве можно описать?

АМАЛИЯ: Ну? На всякий случай не описываете?

Р. ХАИТ: Я не на всякий случай…

Е. КОРНЕЙЧУК: Вы имеете возможность сказать так, чтобы Вам было не очень приятно видеть тех женщин, которые будут стоять у Вас под подъездом, под дверью.

Р. ХАИТ: Чтобы они ушли не солона хлебавши?

АМАЛИЯ: Не солона хлебавши, это мне всегда нравится. (ГОВОРЯТ ВМЕСТЕ).

Р. ХАИТ: Ну, почему идеал женщины это мама? Мама – это идеал мамы.

АМАЛИЯ: Итак, наш разговор о любви вел сегодня Ростислав Хаит. Ему сопереживали Татьяна Полежайкина, Анна Суботина, мальчик Аркадий со своей учительницей, Катерина Корнейчук, Амалия, Амалия, Елена Новикова.



Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире