'Вопросы к интервью
ЕКАТЕРИНА ГОРДОН: Если Вы думаете, что я – Амалия, то Вы ошибаетесь. Я – Ваш любимый персонаж просто. Меня зовут Катя Гордон, как Вы узнали меня уже по тембру. И для кого-то сегодня последний звонок. А для кого-то первый. Потому что в студии «Эхо Москвы» он, самый сексуальный, самый интеллектуальный, самый обаятельный, о, как он прекрасен. Мышцы, загар, улыбка – Борис Немцов. Здравствуйте.

БОРИС НЕМЦОВ: Добрый вечер. Вы как-то так начали не очень, по-моему.

Е. ГОРДОН: Как это? Что ж Вы смутились сразу?

Б. НЕМЦОВ: Нет, наверное, не я смутился. Наверное, радиослушатели смутились.

Е. ГОРДОН: Нет, радиослушатели привыкли. Они слушали эту передачу в отличие от Вас ни раз. Поэтому они знают, что это жанр этой программы. И о, ужас, уважаемые радиослушатели. Кстати, SMS Вы можете посылать по телефону 7 985 970-45-45. Ждем мы, собственно говоря, Ваших сообщений. И правда заключается в том, дорогие мои, что я сижу тут просто напротив нашей жертвы одна. Обычно, Борис, Вы не знаете, мы охотимся на мужчину в прямом эфире. Мы кидаем в него дротики, мы пытаемся запулить в него чем-нибудь тяжелым, чтобы он сдался нам. Но вот сегодня я одна против Вас…

Б. НЕМЦОВ: Ну, посчитали, что Вы  справитесь, поэтому, наверное, никто не пришел.

Е. ГОРДОН: Ну, или нас снимает скрытая камера.

Б. НЕМЦОВ: Т.е. они что хотят, чему-то научиться что ли?

Е. ГОРДОН: Борис, в общем, задача этого эфира проста. Я должна Вас сразить.

Б. НЕМЦОВ: Чем?

Е. ГОРДОН: Из лука, в общем, всякими другими с провоцирующими вопросами. Значит, вопрос первый, традиционный. Вот в каком возрасте вот Вы потеряли девственность?

Б. НЕМЦОВ: Ну, очень давно.

Е. ГОРДОН: Нет, ну, приблизительно Вы помните это время?

Б. НЕМЦОВ: Помню, где-то лет 16.

Е. ГОРДОН: 16. А Вы помните ту первую?

Б. НЕМЦОВ: Да, конечно. А кто не помнит свою первую девушку.

Е. ГОРДОН: Знаете, было столько гостей, которые не помнили свою первую. Они, правда, и жену с трудом припоминали. Были и такие. Но все-таки любовь была?

Б. НЕМЦОВ: Любовью я это не могу назвать. Скорее было любопытство. И желание стать взрослым.

Е. ГОРДОН: А что Вы можете назвать любовью?

Б. НЕМЦОВ: Ну, любовь это совсем другое. Любовь – это такое болезненное состояние, когда есть только одна навязчивая идея в голове. А именно мысль о человеке, с которым, ты считаешь, будешь вечно связан. Ну, это такое тяжелое очень чувство. Первый раз… Кстати, любовь никакого отношения к сексу не имеет. Чтоб было понятно. В первый раз я, например, влюбился во втором классе. Причем беззаветно и безответно и параноидально, я бы сказал. Я влюбился во втором классе в очень красивую девочку, как мне тогда казалось. Мы, кстати, после 20 лет окончания школы…

Е. ГОРДОН: Встретились. И конечно, были разочарованы.

Б. НЕМЦОВ: Встретились. И я перекрестился, хорошо, что у нас ничего такого не случилось серьезного. Но, тем не менее, была, конечно, любовь. И она была такая серьезная.

Е. ГОРДОН: Фонит мобильный телефон. Выключите, пожалуйста.

Б. НЕМЦОВ: Я его уже выключил. Извините.

Е. ГОРДОН: Ничего. Радиослушатели пишут нам: «Привет, бабы». Ну, напоминаю, что баба в студии одна – Катя Гордон. Напротив нее жертва – Борис Немцов. Ну, нам хорошо. Поэтому слушайте нас, и Вам будет хорошо.

Б. НЕМЦОВ: А почему так обращаются к такой симпатичной, элегантной девушке Кате Гордон как-то грубо очень, по-моему?

Е. ГОРДОН: Ну, у нас обычно много элегантных. Сегодня одна.

Б. НЕМЦОВ: Нет, ну, почему так грубо то, я не понимаю.

Е. ГОРДОН: Бабы? Мне кажется, очень даже трогательно. Баба – это своя. Вот Вы как, кстати, женщин обычно называете своих?

Б. НЕМЦОВ: Ну, уж точно я так не могу назвать. Даже женщин, которые мне не симпатичны.

Е. ГОРДОН: Ага, а как обычно?

Б. НЕМЦОВ: Даже которые не симпатичны. Я не могу. У меня язык не повернется. Дело в том, что меня мама воспитывала одна без отца. И воспитывала меня в уважении к женщине. И вот сказать слово «баба» действительно… Нет, я могу это сказать в каком-то таком абстрактном контексте. Но совершенно не применительно ни к кому. У меня язык не повернется.

Е. ГОРДОН: А как Вы называете свою женщину обычно? Придумываете ей какое-то специальное слово? Там вот банально киса. А вот…

Б. НЕМЦОВ: Нет, Вы знаете, нет ни одной женщины на свете, которую я бы называл по имени киса.

Е. ГОРДОН: Обычно, как это там? Манюня?

Б. НЕМЦОВ: Вы имеете в виду Машу или кого?

Е. ГОРДОН: Нет, ну, я не знаю. А как вот Вы к любимой женщине обращаетесь?

Б. НЕМЦОВ: Знаете, это довольно интимная вещь, но, как правило, есть некоторые такие прозвища, которые являются достаточно уникальными и не банальными.

Е. ГОРДОН: А бывают смешные? Юмор как-то присутствует в интимных отношениях?

Б. НЕМЦОВ: Юмор?

Е. ГОРДОН: Да.

Б. НЕМЦОВ: Ну, если люди смеются в постели, то, похоже, что у них гармония.

Е. ГОРДОН: А Вы часто хохочете в постели?

Б. НЕМЦОВ: Бывает.

Е. ГОРДОН: Слушайте, расскажите, пожалуйста, как это происходит. Т.е. она сверху и Вы заливаетесь смехом…

Б. НЕМЦОВ: Кать, можно я скажу. Я знаю программы подобного рода. В основном, кстати, они в Америке проходят. Там вот обсуждают интимные подробности. Я человек, который не привык обсуждать такую личную жизнь в прямом эфире. Даже если это радиостанция «Эхо Москвы». Я считаю, что это, в первую очередь, неприлично по отношению к женщине, с которой я общаюсь.

Е. ГОРДОН: Ну, я же не прошу имя… С другой стороны…

Б. НЕМЦОВ: А если хотите, чтобы я Вам рассказал какие-то интимные сцены, то я написал, конечно, книгу, но там вот места эротике не нашлось почему-то.

Е. ГОРДОН: А у нас, знаете, есть уже один такой неприятный вопрос. Спасибо Вам за это, уважаемые слушатели. Потому что я побоялась задать это. «С девственностью понятно, — пишет некто. – Борис, а в каком году Вы обрели мужественность?»

Б. НЕМЦОВ: Ну, мне трудно ответить на этот вопрос. Все-таки окружающие должны на этот вопрос ответить. Но я старался быть мужественным уже в школе. Я Вам объясню. Дело в том, что как-то в самом юном возрасте меня преследовали неудачи на личном фронте. И одна из девушек, девочек, Марина, моя одноклассница, она классе, по-моему, в 6 мне сказала. Я ее пригласил на танец. Тоже уже тогда дискотеки были…

Е. ГОРДОН: А хорошо танцевали то?

Б. НЕМЦОВНУ. Ну, я старался, да. Ну, репа не было, было все-таки танцевали что-то такое. Уже был «Битлз», «Роулинг Стоунс», что-то такое. «Пинк флоид» даже появился и «Квины». Короче говоря, вот тогда я ее пригласил на танец. А она сказала, что она вот с такими рахитами танцевать не будет. Поэтому я срочно стал заниматься спортом.

Е. ГОРДОН: А Вы были худеньким?

Б. НЕМЦОВ: Да, вообще. Я был высоким и совершенно таким прозрачным, ужасным.

Е. ГОРДОН: А Вы помните. Вы нравились девушкам?

Б. НЕМЦОВ: Мне кажется что я сейчас больше нравлюсь, чем тогда.

Е. ГОРДОН: А в связи с чем Вы сейчас больше нравитесь, как Вы думаете? У нас просто был, например, один жутко богатый гость. Он был, на мой взгляд, не очень привлекательным мужчиной. Но он искренне верил, что он нравился женщинам, как мужчина. А не как там, например, потенциальный финансист некоторых их мероприятий.

Б. НЕМЦОВ: Каждый мужчина, даже самый богатый, тихо надеется, что его любят за его выдающиеся мужские способности. А, как правило, только наивные мужчины так могут рассуждать. Особенно если им за 40. Конечно же, деньги сексуальны, это надо иметь это в виду. И я очень много раз видел, как загорались глаза девушек не потому что они хотели бриллианты или там, я не знаю, поездки в Париж или на Лазурный берег. А потому что их привлекала сама возможность общаться с богатым человеком. Даже не в смысле получить деньги. Деньги сексуальны. Но мне представляется, что женщин и юных совсем и достаточно взрослых все-таки привлекают состоявшиеся люди. Когда ты подросток, то, может быть, конечно, для женщины бальзаковского возраста ты и представляешь какой-то интерес, и то вполне конкретный. Но я предпочитал все-таки с женщинами, которые меня намного старше общаться недолго.

Е. ГОРДОН: Вы их использовали?

Б. НЕМЦОВ: Нет, я их не использовал, скорее, это они меня. Но мне представляете, что все-таки вот тогда у меня было больше неудач, чем сейчас.

Е. ГОРДОН: Следующий вопрос: «Борис, а Вы старости боитесь?» – Упырь спрашивает.

Б. НЕМЦОВ: Вы знаете, я очень не хочу быть немощным. Это точно. У меня, Вы знаете, четверо детей. И я бы не хотел,чтобы, не смотря на то, что, конечно же, дети. наверное, не забудут, кто их отец, я бы не хотел никому быть обузой,, поэтому нужно быть в нормальной форме. И чем старше ты становишься, тем больше надо внимания уделять здоровью. Я вот считаю катастрофой для себя личной, невозможность обеспечивать своих близких. И еще большей катастрофой я считаю стать для них обузой. Ну, я не знаю, какой мужчина нормальный вообще может это все спокойно перенести. Поэтому, совет тем, кому за 40. Больше времени уделяйте своему здоровью, чтобы не превращаться в развалин.

Е. ГОРДОН: А я напоминаю Вам, дорогие мои, хотя Вы точно не забыли. Что Борис Немцов в прямом эфире на «Эхе Москвы». И я, Катя Гордон, одна несчастная охотница, пытаюсь там пускать стрелы…

Б. НЕМЦОВ: Если бы радиослушатели могли увидеть Ваш внешний вид, выражение лица и т.д, они было слову «несчастная», конечно, не поверили. Кстати, одно нечестное слово и не верят вообще ничему после этого. Поэтому не надо слово «несчастная» в свой адрес употреблять. Таких несчастных женщин я не видел никогда.

Е. ГОРДОН: Скажите мне, пожалуйста, были ли все-таки ситуации, когда Вы  все-таки использовали нечестные слова ради того, чтобы завоевать конкретную женщину на конкретный промежуток времени? Дабы насладиться ею и бросить ее по утру. (Смех).

Б. НЕМЦОВ: Почему по утру?

Е. ГОРДОН: Не знаю. В полдень. Не знаю, до скольки Вы спите.

Б. НЕМЦОВ: Я Вам так скажу. В принципе разные бывали ситуации в жизни. Иногда желание столь сильно, что хочется приукрасить действительность и свои возможности. Но я Вам скажу другое, что если девушка опытная, то она уже много раз слышала, например, текст такой: ты даже не представляешь, как тебе будет со мной хорошо. Как я необыкновенный и ни на кого не похожий. И все кто, до тебя были, они вообще даже не понимают, что такое доставить женщине удовольствие и т.д. и т.п. Вот практически 99% женщин, даже если они, допустим, не имели большое количество влюбленностей и партнеров, они это все уже тысячу раз слышали. Поэтому если хочешь быть хоть чуть-чуть оригинальным, то лучше бред не нести. И, кстати, еще одно наблюдение. Чем больше мужчина говорит о том, что он необыкновенный и офигительный, тем меньше шансов. что он на что-то способен. Так что имейте это в виду.

Е. ГОРДОН: Вот Светлана Ивановна из Москвы пишет: «Я знаю, почему Вы сейчас гораздо больше нравитесь женщинам, чем в юном возрасте, тогда Вы комплексовали из-за этого. Вы работали над собой. Анализировали, что нравится слабому полу. И вот результат».

Б. НЕМЦОВ: Т.е. опыт.

Е. ГОРДОН: Светлана Ивановна явная Ваша поклонница. Скажите, а Вы сегодня себя считаете привлекательным мужчиной? Ну, правда, правда, не кокетничайте.

Б. НЕМЦОВ: Катерина, нет, я абсолютно не кокетничаю. Ну, то, что мне достаточно легко познакомиться с женщиной, если я захочу, это такой очевидный факт. Другое дело, что я, как правило, это не делаю..

Е. ГОРДОН: Не интересно.

Б. НЕМЦОВ: Не то, что не интересно, а как-то вообще не понимаю, зачем.

Е. ГОРДОН: А Вы знаете. Жириновский. практически Ваш коллега по оппозиции, говорил следующее: что, Катя, бабы, это рыба под разным соусом. Ну, под таким соусом. Но все равно рыба. Устал я уже безмерно. Скажите мне, бабы-то отличаются все-таки? Есть какие-то удивления? Удивляли Вас женщины вот за последние два года, например?

Б. НЕМЦОВ: Ну, сравнение в этом вопросе с Владимиром Вольфовичем, если Вы думаете, что это комплимент, то Вы глубоко заблуждаетесь. Человек уже пенсионер. Уже давно девушками не интересуется. Я, кстати, вообще считаю, что политики не могут быть импотентами. Дело в том, что если политики импотенты, они становятся злыми. Они закомплексованные. И все решения, которые они принимают, они больно ударяют по гражданам. Поэтому голосуя за тех или иных политиков, нужно очень внимательно следить за их личной жизнью. Если, не дай Бог, у них какие-то проблемы есть в личной жизни, то это значит что это злобный и очень опасный человек для страны. Кстати, вот Гитлер, например. Вы знаете, у него были проблемы большие.

Е. ГОРДОН: С половой жизнью, поговаривают.

Б. НЕМЦОВ: Да, очень большие. Ну, я просто даже знаю медицинский диагноз.

Е. ГОРДОН: Какой?

Б. НЕМЦОВ: Там у него была чистая импотенция. Там у него были проблемы такие …

Е. ГОРДОН: Вот я, кстати, для объема и для драматургии поясню некоторым людям, которые вопрошают, кто же в студии щелкает фотоаппаратом. Вот скажу, что ходит у нас звукорежиссер и щелкает не зубами, а именно фотоаппаратом. Поэтому вот поясню. И продолжаем разговор, извините, Борис.

Б. НЕМЦОВ: Так что все-таки надо таких репродуктивных людей избирать. Не важно, мужчин или женщин. Это первое. Второе. У меня все-таки более трепетное отношение к женщинам, чем у Владимира Вольфовича. Я помню, что он за волосы кого-то дергал из женщин, обливал водой и т.д.

Е. ГОРДОН: Какой ужас.

Б. НЕМЦОВ: У него такое, по-моему. женофобское отношение.

Е. ГОРДОН: А у Вас хоть раз возникало желание, вот не буду спрашивать, в каких именно ситуациях, но вот взять женщину за волосы?

Б. НЕМЦОВ: Возникало. Но это может быть только в постели. Т.е. это вот явно в здании Государственной думы быть не могло. И и то это может быть только если это нравится.

Е. ГОРДОН: Может, Владимир Вольфович воспринимает здание Государственной думы, как одну большую постель, потому что, Вы все там давно друг друга уже вероятно…

Б. НЕМЦОВ: Друг друга замучили. Я понял, да. Да, нет, я думаю, что там сексуальность 0 была во всей этой истории. Скорее было просто крайнее раздражение и невыдержанность.

Е. ГОРДОН: Борис, а какие Вам женщины нравятся, вот дурацкий вопрос. Но все-таки есть мужчины, у которых есть совершенно четкий типаж. Размер груди, цвет волос или отсутствие. Ну, приблизительно.

Б. НЕМЦОВ: Катерина, во-первых, в преддверие гей-парада могу сказать что мне действительно нравятся женщины.

Е. ГОРДОН: Уже хорошо. Поздравляю Вас.

Б. НЕМЦОВ: И всю свою жизнь я это регулярно доказываю, что мне нравятся женщины. Во-вторых, я не могу сказать, что мне нравится вполне конкретный типаж.

Е. ГОРДОН: Вы всеядны?

Б. НЕМЦОВ: Мне нравятся такие нежные, ласковые иногда покорные женщины. Вот такие мне нравятся. Мне очень не нравятся стервы, хотя когда я был 20-летним, наверное, они мне нравились. Не нравятся очень стервы и не нравятся такие язвы. Они не стервы, но язвы. Знаешь.

Е. ГОРДОН: Ну, которые пилят все время.

Б. НЕМЦОВ: Да. Вот самое отвратительное, что можно только придумать, это когда скандал начинается с утра. Понимаешь, вот если с утра на тебя наезжает женщина, даже если что-то такое даже случилось, допустим, вечером не очень пристойное, тем не менее, то это повод ее больше не увидеть никогда. Вот скандал с утра, это катастрофа. Просто катастрофа. Там днем, пожалуйста, ближе к вечеру тоже, пожалуйста, но с утра это катастрофа.

Е. ГОРДОН: А во сколько Вы встаете обычно?

Б. НЕМЦОВ: По-разному. Ну, это не имеет значения.

Е. ГОРДОН: Ну, Вы из тех мужчин, которые утром злые все-таки?

Б. НЕМЦОВ: Я сова вообще то. Я ложусь очень поздно и встаю поздно.

Е. ГОРДОН: А все-таки, возвращаясь к женщинам стервам.

Б. НЕМЦОВ: А я, кстати, вообще не злой. Обратите внимание. Мы с Вами уже не первый раз встречаемся. Вы заметили, чтобы я был злым? Я не злой. Люди с моей комплекцией и образом жизни злыми не бывают. Злыми бывают закомплексованные, неудачники какие-то там.

Е. ГОРДОН: А скажите, а был все-таки какой-то случай, когда, не смотря на все Ваше обаяние, сексуальность и властность, женщина Вам отказала?

Б. НЕМЦОВ: Да, конечно.

Е. ГОРДОН: Много таких случаев было?

Б. НЕМЦОВ: Слушайте, если не было падений, то не может быть и взлетов. Было, было. У меня много в жизни было таких случаев.

Е. ГОРДОН: А вот, Борис, «Вы бы согласились, — спрашивает наш радиослушатель, если бы Ваша дочь лет 14 встречалась с парнем на 8 лет старше?» Олег спрашивает. Наверное, камень в мой огород. Муж мой прошлый старше меня был на лет 17. Ну, так вот расскажите. Если бы Ваша дочь, как я…

Б. НЕМЦОВ: Ну, во-первых, моя дочь вот месяц назад вышла замуж за мужчину, который старше ее на 15 лет.

Е. ГОРДОН: Молодец.

Б. НЕМЦОВ: Я очень приветствую их решение. Считаю, что это замечательная пара, что они любят друг друга. И счастлив, что моя старшая дочка нашла действительно любимого человека, который к ней очень трепетно и трогательно относится. Я вообще считаю, что если мужчина старше, и в жизни уже многое увидел, то  это гарантия того, что не будет глупостей и не будет соперничества. Дело в том, что часто ровесники поженившись, выясняют, кто из низ круче и т.д. Все это разрушает семью на самом деле. Вообще разрушает союз. Поэтому если есть уважение женщины к мужчине. Если мужчина уже чего-то в жизни добился. Если он может прощать и достаточно снисходительно относится к капризам своей спутницы, это как раз гарантия такой долгой и счастливой жизни. Другое дело, что разница в возрасте большая может привести к тому, что нет общих интересов. Ну, например, мужчина хочет смотреть футбол Милан – Ливерпуль. А женщина хочет, девушка хочет пойти в клуб «Дягилев».

Е. ГОРДОН: Ну, возраст на любовь к футболу, Уткин не даст соврать, никак не влияет.

Б. НЕМЦОВ: Я согласен. Ну, просто люди взрослые, для них есть такое более спокойное время препровождение. Естественно. А для молодых людей все-таки больше тусовочного время препровождение кажется естественным. Такие могут быть проблемы. Но, тем не менее, соперничества нет. И каждый понимает свою роль. Поэтому разница в возрасте, я считаю, плюс. Теперь вопрос был про 14 и 22 года. Ну, я Вам расскажу страшную историю. как отец. Я первый раз застал свою дочь Жанну с молодым человеком у себя в собственной квартире на Садово-Кудринской как раз, когда Жанне было 14 лет.

Е. ГОРДОН: А зачем Вы адрес назвали? Мне или всем?

Б. НЕМЦОВ: Я же номер дома не сказал. Я сказал улицу.

Е. ГОРДОН: Фанаты найдут.

Б. НЕМЦОВ: Пусть находят, там уже мемориальная доска висит. Так вот. Я могу сказать Катерина, что я испытал бурю эмоций. Сначала я хотел этого человека, который оказался рядом с дочерью убить. Тем более, что он был такой тщедушный, он был такой жалкий. И такой трусливый. Он кричал: дядя Боря, дядя Боря! Не трогайте меня. Ничего плохого я твоей дочке не делал.

Е. ГОРДОН: Фу.

Б. НЕМЦОВ: Отвратительно, да. Я его хотел задушить. Потом он у меня вылетел из квартиры самостоятельно вообще, не успев, по-моему, даже толком одеться. Потом я так все поразмыслил, взвесил и пришел вот к какому выводу. Что в принципе ревность – это богатое воображение. Да, главное ничего всерьез не представлять себе. И тогда ревность не будет такой мучительной и такой всепожирающей, какой она часто бывает у многих людей. Это первое. Второе, что я не могу желать своей дочери такой девственной жизни навеки. Потому что это трагедия. И рано или поздно это все равно должно случиться. В третьих, я должен уважать своего ребенка и уважать его выбор. И не смотря на то, что тот выбор мне казался безумным, и я об этом сказал дочери. Тем не менее, очень сильно настаивать, чтобы она поменяла своего спутника, было бы ошибкой, потому что это время, переходный возраст, дух противоречия. И она, конечно бы, все равно настояла на своем. Когда я сказал, вот увидишь, через некоторое время ты поймешь, какой он козел. И прошел буквально месяц. И она сказала: да, папа, ты был прав, он действительно козел. Мне, честно говоря, это доставило такое очень большое удовольствие. Я понял, что надо дать возможность детям самим разобраться. И очень ненавязчиво стараться их направить. Но не навязчиво.

Е. ГОРДОН: Вот Вы, конечно, очень талантливый человек в плане риторики, ораторского мастерства. Вы с захлестом говорите. У вас следующее предложение наступает на предыдущее. А я бы хотела от Макса задать вопрос: «Борис, видите ли Вы среди российских женщин-политиков хотя бы одну сексуальную?»

Б. НЕМЦОВ: Я считаю, вот Ирина Хакамада очень сексуальная.

Е. ГОРДОН: Вы ее вожделели?

Б. НЕМЦОВ: Мы с ней…

Е. ГОРДОН: Говорите, что у Вас что-то было.

Б. НЕМЦОВ: Катерина, я скажу правду. Можно?

Е. ГОРДОН: Можно. Нужно.

Б. НЕМЦОВ: Правда состоит в том, что мы соратники с Ириной. Мы с ней много лет. У нас с ней очень близкие взгляды на жизнь и на политику. Мы с ней бок о бок проработали многие годы. И должен Вам сказать одну такую страшную вещь, что когда люди друг с другом работают, они…

Е. ГОРДОН: Они и спят.

Б. НЕМЦОВ: Нет. В том-то и дело. То они перестают замечать те сексуальные достоинства, которые есть друг у друга.

Е. ГОРДОН: Но Вы же не перестали.

Б. НЕМЦОВ: Я не перестал.

Е. ГОРДОН: Или Вы не работали?

Б. НЕМЦОВ: Я могу сказать. Ирина очень стильная женщина. Сильная женщина одновременно. Элегантная. И сексуальная. Но, тем не менее, докладываю Вам страшную новость. Мы с ней не спали.

Е. ГОРДОН: Какой ужас. Может, поэтому…

Б. НЕМЦОВ: Вы по этому поводу переживаете? Или что?

Е. ГОРДОН: Нет. Может быть, поэтому одну из кампаний провалили. Вот если бы более сплоченно и ближе относились друг к другу…

Б. НЕМЦОВ: Я Вам больше скажу, Катерина. Если Вы уж так эту тему затронули. Я Вам скажу так. Мы с ней загадали желание обоюдное. Что если мы преодолеем 10%-й барьер… Внимание: 10%-й барьер, то тогда то, о чем Вы так настойчиво думаете, это бы случилось. Но мы набрали 4%.

Е. ГОРДОН: А Вы знали, что Вы не наберете 10%,

Б. НЕМЦОВ: Нет, я не знал. Нет. Мы очень хотели набрать 10. Оба.

Е. ГОРДОН: Или Вы так не хотели спать с Хакамадой.

Б. НЕМЦОВ: Нет, нет, нет.

Е. ГОРДОН: Загадали бы 4% или 3%, как настоящий мужчина. Загадали бы… Если бы наша программа закончилась в 12, то мы бы с Вами вот. Ну, шутка, имею в виду. «Эхо Москвы» и  Борис Немцов в прямом эфире. Я, Катя Гордон, одинокий охотник сижу напротив. Не понятно, скажу я Вам честно, кто на кого охотится. А скажите, пожалуйста, как Вы думаете, политические мировоззрения влияют на половые отношения? Вот, например, коммунисты как-то иначе занимаются сексом в отличие от либералов? Вот влияет ли действительно? (Смех). Это правда.

Б. НЕМЦОВ: Хороший вопрос. Прикольный вопрос. Ну, судя по Колонтай, которая была такой крутой коммунисткой, вообще-то, проблемы секса в те годы, в революционные годы большевистские, они достаточно просто. Была такая теория, стакан воды. Если Вы помните.

Е. ГОРДОН: Ну, да, для кого-то она…

Б. НЕМЦОВ: Ну, да, что заняться любовью с приятным тебе человеком так же просто, как выпить стакан воды. Собственно это Колонтай. И она была женщиной такой сексопильной. Ну, не только она, на самом деле. Там были многие люди. А Инесса Арманд и т.д. Что касается нынешних коммунистов, то, как правило, они люди преклонного возраста. И я думаю, что в силу просто возраста они, наверное, меньше этим вопросом интересуются, чем демократы, либералы, которые моложе.

Е. ГОРДОН: А либералы чаще занимаются сексом, чем коммунисты.

Б. НЕМЦОВ: Вот еще могут одно наблюдение сказать, довольно интересное на эту тему. Вот смотрите. У меня четверо детей. У Егора Гайдара…

Е. ГОРДОН: Точно не больше?

Б. НЕМЦОВ: Ну, не один мужчина не может ответить на этот вопрос точно. У меня четверо…

Е. ГОРДОН: Нет, бывали, которые отвечали, скажу честно.

Б. НЕМЦОВ: Ну, врали. Так вот четверо. А у Гайдара трое. У Никиты Белых тоже трое. Я что-то не могу припомнить, что у коммунистов есть многодетные такие семьи. Кто там?

Е. ГОРДОН: Связано это как-то с политическим мировоззрением.

Б. НЕМЦОВ: Это по факту так.

Е. ГОРДОН: А как Вы думаете, наш президент…

Б. НЕМЦОВ: У него, кстати, всего лишь двое. Он тут борется за демографию в стране. Но личным примером как-то не очень хочет решить проблему.

Е. ГОРДОН: А вот есть какие-то мужчины, которые вот без всякого Вашего притязания к ним действительно привлекательны для женщин, на Ваш взгляд?

Б. НЕМЦОВ: Конечно.

Е. ГОРДОН: Какие? Пример.

Б. НЕМЦОВ: Я не знаю, Вы хотите имена назвать?

Е. ГОРДОН: Ну, да.

Б. НЕМЦОВ: Марат Сафин, я считаю, например, очень сексуальный.

Е. ГОРДОН: Нет, политики.

Б. НЕМЦОВ: А политики. Я считаю Клинтона очень привлекательным. Била Клинтона, в смысле. Я думаю, не смотря на какие-то особенности. Николая Саркози привлекателен. Да Вы будете смеяться, даже Берлускони, хоть ему уже и за 70, тоже такой шустрый бодрый. Многим нашим женщинам нравится Путин, как сексуальный объект. Я, правда, им всем задаю вопрос: а если бы он бы был, например, вице мэром Санкт-Петербурга, он бы так же Вас возбуждал или нет?

Е. ГОРДОН: Лужков сексуальный, привлекательный как Вы считаете?

Б. НЕМЦОВ: Дело в том, что помимо денег, деньги сексуальны, но и власть тоже сексуальна. Потому что женщина любит силу. И власть – это, безусловно, сила. Деньги, как элемент власти, тоже сила. Поэтому один и тот же мужчина, занимая разные положения в иерархии, да, он может быть и абсолютно не сексуальным, а может быть, и очень привлекательным. Так что женщины интуитивно стремятся к мужчине, за которым есть сила. И в этом смысле многие люди при власти кажутся очень привлекательными.

Е. ГОРДОН: Лужков сексуально привлекательный? Для москвичей.

Б. НЕМЦОВ: Знаете, я все-таки не женщина. Мне трудно оценить его сексуальность.

Е. ГОРДОН: А вот есть, вот интуитивно, вот есть что-то в современной архитектуре. особенно московской архитектуре, что-то вот по Фрейду. Вот эта гигантомания…

Б. НЕМЦОВ: Вы шпиль имеете в виду?

Е. ГОРДОН: Вот этот Петр с бумагой в руке? Есть вот что-то не знаю?

Б. НЕМЦОВ: И то, что фалические символы используются в архитектуре, это очевидно. И то что, кстати, парады завораживают многих женщин, особенно, когда там ракеты двигаются на параде, это 100%, а также пушки. Это известная история. И. кстати очень многие рекламщики используют вот подобного рода вещи. Например, там демонстрацию фонтанов, еще что-то для повышения привлекательности той или иной рекламы. В Москве… вот, например, многих завораживает вид Нью-Йорка. Вот сейчас в Москве сити строится. Некое подобие такого даун-тауна в Нью-Йорке. Почему завораживает вид Нью-Йорка? Я считаю, что одна из причин – это крайне сексуальный вид небоскребов. И то, что вот строится сити под руководством Лужкова, на мой взгляд, это какая-то сублимация сексуальная.

Е. ГОРДОН: Да, да, да. Кстати, вот интересная штука, кровавый, страшный день 11 сентября это был урон не только… но и такой психосексуальный, потому что на глазах разрушили ну вот два таких вот не только здания, но и символа. А. кстати. Марат спрашивает нас: «Что-то ведущая такая озабоченная?» Марат, или Вы слушаете передачу первый раз, или, Марат, что-то Вы одиноки уже давно. Потому что действительно есть такая передача «Добрая охота». Одно дело, что Амалия, в общем-то, наша предводительница стаи временно бросила меня. Но надеюсь, к концу передачи она все-таки придет и запулит чем-нибудь в нашего гостя. И жертва будет повержена.

Б. НЕМЦОВ: Вообще цель-то какая, я не понимаю.

Е. ГОРДОН: Как жертву Вас поразить.

Б. НЕМЦОВ: Я считаю. что Марат в принципе… сейчас наступает вик-энд, и уже наступил. Люди стараются как-то отдыхать, они хотят ну такой комфортной обстановки вокруг себя. Поэтому я надеюсь, что они должны это получить, раз они этого хотят.

Е. ГОРДОН: А скажите, сколько раз в день Вы думаете о сексе?

Б. НЕМЦОВ: Я никогда не считал. Потом это зависит еще от состояния. Если ты на отдыхе, то много. Если ты работаешь, то можешь вообще не думать. И потом, ну, от кучи факторов зависит.

Е. ГОРДОН: Вот, значит, вопрос на уточнение. «Вы считаете, что коммунистическая идеология убивает родительский инстинкт?» Это вопрос опять Светланы Ивановны.

Б. НЕМЦОВ: Нет, я просто считаю, что у нас приверженцев коммунистической идеологии молодых мало. А гораздо больших пожилых людей, которым уже не  до секса. Вот собственно и все. На заре большевизма, коммунизма, когда молодые люди собственно совершали переворот, они были по этому поводу настолько озабоченными, что даже была вот теория соответствующая, и были носители этой теории. И была такая крайняя сексуальная распущенность. Между прочим, вот после большевистской революции отношение к сексу было очень легкое. И к оргиям и т.д. и т.п. Т.е. ничего такого аморального в том числе, в групповом сексе и т.д. большевики не видели. И только потом после того, как они повзрослели и т.д., они стали к этому относиться гораздо серьезнее. Ну, есть даже версия. что Ленин болел сифилисом. Кстати, это версия подкрепляется рядом заключений медицинских и прочее.

Е. ГОРДОН: Ну, и а пары тезисов, которые Ленин выдвигал… Значит, Вы слушаете, программа «Доброй охоты!» Меня зовут Катя Гордон. И напротив меня один из самых привлекательных политиков современности Борис Немцов. Скажите, пожалуйста, Борис, когда занимались активно политикой, активнее, чем в данный момент, сейчас Вы больше спортом, правильно?

Б. НЕМЦОВ: Вы определили как?

Е. ГОРДОН: Так вот Вы насколько вот много внимания уделяли своему внешнему виду? Понимали ли Вы, что сексуальная энергия Вашего электората она не менее важна, чем всякая другая. Может быть, важнее чем…

Б. НЕМЦОВ: Ну, политик должен прилично выглядеть. Он не может быть затюканным, уставшим, какой-то обрюзгшим, с животом, с мешками под глазами, потухшим взором. Дело в том, что если политик так выглядит, то ему не веришь. Ему не веришь, у него нет сил. Даже чтобы себя в форме держать, какие же у него будут силы, чтобы решать проблемы людей. Поэтому в принципе надо всегда находиться в форме. Другое дело, что когда я работал в правительстве, и спал мало, и работал там по 16 часов, честно говоря, держать себя в хорошей форме было очень трудно. Сейчас у меня больше времени, и я, конечно, больше уделяю внимания своему здоровью. Кроме того, надо иметь в виду, что и женщине за 30 и мужчине за 40 надо больше уделять себе внимания, иначе ты развалиной станешь.

Е. ГОРДОН: А Вы пользуетесь кремом от морщин?

Б. НЕМЦОВ: Нет. Никогда.

Е. ГОРДОН: А кремами какими-то вообще пользуетесь?

Б. НЕМЦОВ: Вы знаете, я кремом после загара пользуюсь.

Е. ГОРДОН: А до?

Б. НЕМЦОВ: Нет. Нет, поскольку я загорелый лицом, я не сгораю практически. Я не пользуюсь. И еще одна штука. Вот всякие простые технологии сохранения своей внешности и сексуальности, как правило, обман. Причем разводка, на которой наживаются компании по производству кремов, всяких там медикаментозных средств и т.д. Вы знаете, чудес не бывает. Если ты хочешь… Вот меня, например, поражает Мадонна. Она моя ровесница. Она в прекрасной форме. И в принципе в Америке очень развита эта индустрия сохранения внешнего вида, антиэйджинговые программы, там сохранение молодости и т.д. И я посмотрел расписание жизни Мадонны. Она как проклятая занимается с собой с утра до вечера. Она отлично понимает, что если она не будет в хорошей форме, то она не сможет работать. Ничего не сможет сделать. И я вот таких людей уважаю. Понимаете, гораздо легче там в 25 лет, как Вы, быть в хорошей форме.

Е. ГОРДОН: В 26.

Б. НЕМЦОВ: Извините, в 26. В хорошей форме, чем там в 45, в 46. Тем не менее, когда человек стильный даже после 40, то это вызывает уважение. И, кроме того, это дает ему возможность плодотворно работать, а уж что касается политиков так это уж вообще я Вам скажу, на уродов с потухшими глазами и животами отвратительно смотреть. Неприятно.

Е. ГОРДОН: А вот вообще, если как говорит молодежь и не только, по чесноку. Все-таки, как Вы думаете, публика реагирует на идею, вот на интеллектуальном уровне она отвечает на Ваши призывы, или все-таки на каком-то вот действительно физиологическом.

Б. НЕМЦОВ: Невербальном.

Е. ГОРДОН: Да, невербальном.

Б. НЕМЦОВ: Ну, я так скажу. Встречают, конечно, по одежке. Но потом начинают прислушиваться, а что же ты говоришь. Ну, вот я скажу пример такой хрестоматийный. Вот есть такой губернатор Калифорнии Арнольд Шварцнеггер. Конечно, он становился губернатором, на него все смотрели как на терминатора, как на…

Е. ГОРДОН: Конечно. Бабы голосовали за него, потому что ох, мужик.

Б. НЕМЦОВ: Как героя Голливуда. Но после того как он вывел Калифорнийскую экономику из гигантского кризиса. После того, как он вместе с Уореном Баффетом, вторым по богатству человеком мира сумел обеспечить экономическое развитие. увеличил там пособие и т.д. и т.п., на него стали смотреть как на состоявшегося политика. И более того, многие даже хотели его видеть президентом США. Но он не может быть президентом, потому что он родился в Австрии. Но дело в том, что, конечно же, люди рано или поздно хотят что-то услышать внятное. По поводу ситуации в стране, как ты собираешься ее решать. Поэтому, конечно, одной внешностью не отделаешься. Иначе Бред Пит был бы президентом Соединенных Штатов. А у нас в России…

Е. ГОРДОН: Вы бы были.

Б. НЕМЦОВ: Вы с Амалией бы давно уже в Кремле сидели.

Е. ГОРДОН: Да, мы и не стремимся. Напоминаю, традиционно. Программа «Доброй охоты», Борис Немцов – сегодняшняя жертва. Или я, Катя Гордон жертва. Это решать Вам. А Борис из Екатеринбурга напоминает наш традиционный вопрос. Внимание. Размер имеет значение?

Б. НЕМЦОВ: Да, нет. Больше значения имеет, по-моему, другое.

Е. ГОРДОН: Что?

Б. НЕМЦОВ: Умение пользоваться любым размером.

Е. ГОРДОН: Это Вас успокаивали женщины.

Б. НЕМЦОВ: Да, нет, мой небольшой опыт свидетельствует об этом.

Е. ГОРДОН: Почему вот Вы ни в одном браке счастливо живете там 25 лет, например. Чего Вас все время кидает то? Что Вам не дает? Что не хватает?

Б. НЕМЦОВ: Катерина, понимаете, жизнь длинная и судьба тоже у всех людей непростая. Я же Вам не задаю вопрос, почему Вы с мужем развелись?

Е. ГОРДОН: Да, задайте, отвечу честно.

Б. НЕМЦОВ: Да, не надо, зачем. Я считаю, что это Ваше личное дело. Я думаю, что…

Е. ГОРДОН: Вы политик. Мы же с Вами определись, что нужно знать о политике…

Б. НЕМЦОВ: А я и не скрываю ничего.

Е. ГОРДОН: Вот. Поэтому…

Б. НЕМЦОВ: Я могу сказать только одно. Все мои дети рождались в любви, а это залог того, чтоб дети были и счастливыми, и здоровыми, и, в конце концов, успешными.

Е. ГОРДОН: Когда же Вы успокоитесь? Когда будет одна жена навсегда?

Б. НЕМЦОВ: Я должен сказать одну неприятную, может, для…

Е. ГОРДОН: Слушательниц.

Б. НЕМЦОВ: Для Кати, наверное, приятную, а для слушательниц не очень приятную вещь. Дело в том, что большинство мужчин полигамны. Кстати, многие женщины тоже полигамны. Меньше, чем мужчины, но многие женщины полигамны.

Е. ГОРДОН: Ну, женщины политики точно.

Б. НЕМЦОВ: И к этому надо относиться, как к некоей такой данности. Ну, есть даже теория что поскольку мы от приматов произошли, а приматы 100% полигамны, то собственно это борьба за одного мужчину, за одну женщину, это, в общем, борьба против собственного происхождения. И я понимаю, что это может объяснять какие-то там супружеские измены и т.д. и т.п. Но факт остается фактом. Мужчины полигамны. И часто в течение жизни нравятся разные женщины. Я в этом не вижу никакой катастрофы. Ну, это факт. В чем я вижу катастрофу. Катастрофу я вижу в безответственности. Т.е. если у тебя родился ребенок, то ты обязан сделать все, чтобы он вырос, чтоб он был обеспечен. И женщина, которая родила ребенка, в любви это было, она тоже достойна того, чтобы нормально жить. В первую очередь материально, в смысле жилья и т.д. Если мужчина ответственный и способен это обеспечить то  такого рода его поведение, оно хоть и осуждается обществом, но оно, тем не менее, не является, на мой взгляд, крамолой. Если же мужчина себя ведет, как негодяй, т.е. там родился ребенок, он еще отхряпал полквартиры. И не платит алименты, то это негодяй, и, в общем, с ним разговаривать не о чем. У меня совесть чиста, можете спросить у моих детей. Или там жен, у кого хотите. Я действительно, веду себя достаточно ответственно. Хотя я признаю, что времени детям надо уделять больше.

Е. ГОРДОН: А как Вы относитесь к такому утверждению, что секс все-таки в голове. Что на уровне на самом деле интеллектуальном происходят самые интимные вещи.

Б. НЕМЦОВ: Это правда. Бывают такие животные моменты в жизни каждого. Как правило, это в юности бывает. Но чем старше человек становится, тем больше понимаешь, что очаг сексуального возбуждения находится совсем не там, где многие думают.

Е. ГОРДОН: Знаете, смешной вопрос. «А как Вы сравните Касьянова и Путина в плане мужественности?» — Макс спрашивает.

Б. НЕМЦОВ: Ну, как Вам сказать? Послушайте, я не сексопатолог. Я совсем даже не имею женского взгляда на эту вещь. Ну, Касьянов такой красивый, зеленоглазый, крупный мужчина. Путин гораздо суше, ну, тем не менее, чувствуется у него какая-то сила. Они оба достаточно сексуальные, хотя, мне кажется, что они разным женщинам нравятся всем.

Е. ГОРДОН: А Вы, кстати, насколько себя считаете сильным? Вот часто ли Вас посещают какие-то настроения депрессивные, когда Вы чувствуете себя слабым, Вам нужна поддержка женщины. Чтобы Вас обняли, приложили к груди как ребенка.

Б. НЕМЦОВ: Катерина. Вы знаете, я сильный человек. Я не могу себе представить, что я нахожусь в состоянии депрессии, а женщина, которая рядом со мной меня приводит в чувство. У меня такого не было ни разу в жизни. Просто ни раз в жизни.

Е. ГОРДОН: Ничего себе. Вы идеальный просто.

Б. НЕМЦОВ: И я не могу себе этого позволить. У меня бывают сложности в жизни. Но я считаю, что признак крайней слабости это демонстрировать, распускать слюни. И жаловаться на жизнь.

Е. ГОРДОН: А есть что-то, что вас в себе раздражает, вот бесит, чтобы Вы хотели подкорректировать в себе.

Б. НЕМЦОВ: Ну, конечно.

Е. ГОРДОН: Что?

Б. НЕМЦОВ: Ну, каждый раз разное.

Е. ГОРДОН: Ну, например, последнее.

Б. НЕМЦОВ: Доверчивость меня сильно раздражает.

Е. ГОРДОН: Ох, ну, это Вы кокетничаете.

Б. НЕМЦОВ: Нет, я не кокетничаю, я Вас могу сказать. Я пример Вам приведу. Понимаете, я принимал очень много кадровых решений в своей жизни. Я назначал и снимал с работы тысячи людей, Вы удивитесь. Очень часто оказывалось, что я в них глубоко ошибался. Ну, это серьезное дело. Это серьезное дело для любого руководителя. Поэтому я понимаю, что Вас это не интересует…

Е. ГОРДОН: Нет, меня это интересует…

Б. НЕМЦОВ: Вы мало кого назначали в своей жизни. Может быть, Вас скорее назначали. Вот, а у меня это было. Это первое второе. Знаете, я часто совершаю, просто сейчас, бизнес ошибки, которые влекут серьезные последствия. Там потерю, большие убытки и т.д. Меня это сильно бесит. Причем начинаешь себя ругать, почему ты так поступил, а не иначе. Неужели нельзя было догадаться, неужели нельзя было там послушать экспертов и т.д. Но я Вам могу сказать, что надо к жизни относиться иначе. Надо понимать, что жизнь – это упущенные возможности.

Е. ГОРДОН: Вот не могу не прочитать, значит, «проект похож на секс озабоченную кобылу, которой важнее, что у пришедших олухов в штанах, чем в башке. Михаил. Омск». Вот скажите, пожалуйста, вот Вы…

Б. НЕМЦОВ: Я считаю, это оскорбительное какое-то. Это про Вас что ли, или про меня?

Е. ГОРДОН: Я-то все читаю, чтобы они понимали, что мы здесь демократически настроенные. Пожалуйста, высказывайтесь. Вопрос вот какой. Часто ли Вы судите людей по, например, по даме, с которой он пришел? Мужчину часто судите по партнерше?

Б. НЕМЦОВ: Нет, что Вы.

Е. ГОРДОН: А это ничего не говорит о нем? Как Вы считаете?

Б. НЕМЦОВ: Нет, я все-таки о мужчине пытаюсь судить по его способностям. В первую очередь по его голове и его судьбе, в конце концов.

Е. ГОРДОН: В какой-то момент была, согласитесь, мода…

Б. НЕМЦОВ: Причем, я могу, как сказать. Очень многие жены или подруги моих друзей для меня являются абсолютно не привлекательными. И иногда даже отталкивающими. Но это никоим образом не сказывается на моем отношении к человеку. Я вообще считаю, что оценивать мужчину по его спутнице это может быть такой тусовочный какой-то принцип. Но это явно не серьезно, то, что, например, мне сильно нравится, моему другу может совсем не нравится.

Е. ГОРДОН: А все-таки что Вам сильно нравится, возвращаясь к вопросу? Вот что нравится? Нравится большая грудь? Маленькая? Блондинки, брюнетки?

Б. НЕМЦОВ: Катерина, я Вам уже ответил на этот вопрос. Мне не нравятся стервы. Мне нравятся душевные, нежные женщины.

Е. ГОРДОН: А внешний облик?

Б. НЕМЦОВ: Симпатичные. Стройные. Не нравятся толстые.

Е. ГОРДОН: Не нравятся.

Б. НЕМЦОВ: Нет.

Е. ГОРДОН: А грудь большая или маленькая?

Б. НЕМЦОВ: Ну, грудь должна быть. Если груди нет, то это уже другая ориентация.

Е. ГОРДОН: Кстати, Вы до эфира сказали мне, что у Вас есть какой-то свой взгляд на парад геев в Москве. Какая-то идея. Нет? Или Вы уже ее забыли?

Б. НЕМЦОВ: Нет, я ничего не забыл. Я знаю, сколько шума и сколько скандала в мире вызвал предстоящий парад геев, который должен случиться…

Е. ГОРДОН: Против которого Борис Моисеев, который у нас был в прошлом эфире, который, кстати…

Б. НЕМЦОВ: Борис Моисеев, я не знаю, он против, не против…

Е. ГОРДОН: Против.

Б. НЕМЦОВ: А я считаю, что, как обычно, абсолютно неадекватно, ведут себя власти московские по этому вопросу. Надо совсем не так сделать. Вот, может быть, сейчас кто-то услышит из начальников, сделает. Надо провести парад натуралов параллельно.

Е. ГОРДОН: Мы все выйдем на улицы.

Б. НЕМЦОВ: И пригласить на этот парад красивых людей, и мужчин и женщин, с детьми, там с женами, со своими друзьями. И такой провести красочный парад. И сравнить численность парада натуралов и…

Е. ГОРДОН: Т.е. стенка на стенку. Это как прогосударственники и оппозиционеры. Мы выйдем, этих 10, этих 15 000….

Б. НЕМЦОВ: Послушайте это не «Другая Россия», и «Наши», безусловно, нет.

Е. ГОРДОН: Ассоциации будут.

Б. НЕМЦОВ: Я, кстати, считаю, что вообще надо это отстаивать. Как раз здесь могут быть люди разных политических взглядов, но это может быть естественно, ярко, красиво и, я думаю, что огромное число людей с удовольствием в этом параде приняли бы участие. Кстати, это гораздо больше бы повлияло на демографическую ситуацию в стране и на отношения в целом к проблеме семейного строительства, чем эти бесконечные заунывные беседы по телевизору о необходимости рожать, хотя условий для женщин никакие не созданы.

Е. ГОРДОН: Да, некоторые бы гомосексуально настроенные персонажи переметнулись бы на сторону большинства трусливо. И нас бы стало еще больше.

Б. НЕМЦОВ: Ну, не переметнулись, ну, по крайней мы бы увидели здоровую нацию, которая не одержима какой-то гомофобией, ненавистью к неправильно ориентированным людям, как им кажется. А которая действительно достаточно здоровая и имеет перспективу. А когда запрещать чего-то там, обзывать этих людей сатанистами, я. конечно. считаю, что это дело интимное. И если Вам нравится получать таким образом удовольствие, Вы можете это делать, но для этого вовсе не надо ходить по улицам с голыми задницами. Я считаю так. Я вообще не понимаю, в чем собственно кайф.

Е. ГОРДОН: Да зачем демонстрировать.

Б. НЕМЦОВ: Я этого не понимаю. Да, я считаю, что люди имеют на это право. И хотя я это не понимаю, тем не менее, это не значит, что это надо запрещ0ать.

Е. ГОРДОН: Борис Немцов говорит вот такие красивые, правильные вещи таким приятным тембром на «Эхо Москвы». А я, Катя Гордон задаю всякие дурацкие вопросы. Не возмущайтесь, почему они в большинстве своем про секс, такой жанр, такое время такая передача – получите удовольствие, как и мы. Наталья задает серьезный вопрос: «Почему Вас попросили покинуть Украину?»

Б. НЕМЦОВ: Да меня никто не просил покинуть Украину.

Е. ГОРДОН: Наталия, путаете.

Б. НЕМЦОВ: Дело в том, что был упразднен институт советников президента Ющенко, и я перестал быть советником.

Е. ГОРДОН: А, и просо уехали, потому что…

Б. НЕМЦОВ: Я там не жил никогда. Я всегда жил в Москве. Я  был на общественных началах. И никаких денег там не получал естественно. Наоборот, тратил скорее на Украине деньги.

Е. ГОРДОН: А у Вас есть какие-то воспоминания, самые первые о детстве?

Б. НЕМЦОВ: Да, конечно.

Е. ГОРДОН: Какие, расскажите? Жутко интересно.

Б. НЕМЦОВ: Я жил в уникальном городе, и родился там. В городе Сочи. И это город такого вечного праздника. Особенно в Советском Союзе, я Вам должен сказать. Поскольку за границу никто не ездил, даже в Турцию, и в Болгарию это считалось что-то такое – Запад и такая заграница. А большинство советских людей отдыхало в Сочи. И все мои воспоминания связаны с этим замечательным городом. Мы жили бедно, поскольку мама нас одна воспитывала. И мы сдавали нашу квартиру отдыхающим за рубль в сутки. И постоянно у нас были разные люди. Т.е. я мог общаться с людьми из Магадана, из Ленинграда, откуда угодно. И у меня, конечно, круг общения был достаточно широкий. Но меня больше всего потрясала яркость красок. Это закат солнца, солнце в Сочи садится в море, это очень красиво. И сочинские пляжи, где в общем… Ну, в совке же как было. Чтобы купить пончик с горячим молоком, нужно был отстоять очередь часа так на 2. Но мне казалось это верхом блаженства, что вот ты за два часа стояния в очереди, в конце концов, получаешь этот пережаренный на постном масле поник и горячее молоко. Я думал, вот это как раз жизнь удалась.

Е. ГОРДОН: Просто Ваша жизнь в политике в миниатюре просто. Стояние в очереди за пончиком (Смех).

Б. НЕМЦОВ: Вот, но, тем не менее, у меня такое трепетное отношение к городу Сочи, оно сохранилось. И, конечно, город до неузнаваемости изменился. Хотелось бы, чтобы там и Олимпиада, в конце концов, прошла. Хотя я не уверен, что это случится, но, тем не менее. так что у меня достаточно яркие воспоминания. И когда я приехал уже из Сочи в город Горький, ныне Нижний Новгород, меня поразил холод и серость. Т.е. так это по мне ударило, и такой депресняк в детстве возник. Мне все время казалось, что жизнь должна быть такой яркой и счастливой…

Е. ГОРДОН: Теплой.

Б. НЕМЦОВ: Но оказалось, что жизнь сложнее. Намного сложнее.

Е. ГОРДОН: А Вам хватает солнца в Москве для фотосинтеза, чтобы совсем уж цвести, плодиться?

Б. НЕМЦОВ: Катерина, ну, если Вы считаете, что мне нужно солнце чтобы плодиться…

Е. ГОРДОН: А что нет что ли? Говорят, что есть связь.

Б. НЕМЦОВ: Ну, по-моему, на меня это не распространяется, но я занимаюсь таким спортом. Я винт-серфингом занимаюсь и кайт серфингом. Который предполагает все-таки море и ветер.

Е. ГОРДОН: А Вам важно, когда Вы занимаетесь кайт-серфингом, чтобы на пляже сидели красивые женщины и смотрели на Вас?

Б. НЕМЦОВ: Катерина, я Вам должен сказать страшную вещь. Там где кайтеры и серферы, там красивые женщины сидеть не любят.

Е. ГОРДОН: Как это? Почему?

Б. НЕМЦОВ: Хотя это большая ошибка для красивых женщин. Сейчас объясню почему.

Е. ГОРДОН: В Израиле сидела, смотрела, фотографировала, очень красиво.

Б. НЕМЦОВ: Сейчас объясню, потому что там, как правило, дует сильный ветер и летит в глаза песок. А женщины любят все-таки комфортный отдых. Поэтому, конечно, если женщина умная, то она понимает, что познакомиться со спортивным отвязным таким мужественным человеком можно именно на этих пляжах, где кайтеры и серферы, но для того, чтобы с ними познакомиться, нужно долго сидеть и ждать, когда стихнет ветер. Потому что когда ветер дует, они все в море, вообще кайтеры и серферы, они специфические люди. Они, выбирая между ветром и женщинами…

Е. ГОРДОН: Выбирают ветер.

Б. НЕМЦОВ: Всегда. Могу объяснить почему.

Е. ГОРДОН: Давайте.

Б. НЕМЦОВ: Ветер бывает реже.

Е. ГОРДОН: Фу.

Б. НЕМЦОВ: Ну, это правда.

Е. ГОРДОН: Хорошие женщины бывают реже ветра. Даю Вам последний зуб. Даже в свои 26 лет я знаю точно это. А скажите мне. Вы сейчас в состоянии влюбленности, любви?

Б. НЕМЦОВ: Ну, а Вы знаете, влюбленность – это приятное чувство, а любовь болезненное. Мы же это уже проходили с Вами.

Е. ГОРДОН: Ну, а вот Макс спрашивает опять: «Вам нравится Катя Гордон, как женщина?»

Б. НЕМЦОВ: Катя Гордон не глупая, хотя иногда прикидывающаяся глупой, симпатичная, обаятельная женщина. И стильная достаточно.

Е. ГОРДОН: Ну, нравится или не нравится?

Б. НЕМЦОВ: Нравится, конечно.

Е. ГОРДОН: Вот.

Б. НЕМЦОВ: Если бы мне Катя не нравилась, я бы уже ушел…

Е. ГОРДОН: Я бы ушел из эфира с «Эха Москвы». Не верьте ему, Макс.

Б. НЕМЦОВ: Какого черта вообще, вик энд, а я тут сижу.

Е. ГОРДОН: И на Вас бы имбарго наслали бы. А вот на прощанье на ночь вот самый романтичный поступок последний, Саша спрашивает. Осталась у нас всего одна минутка. Но, может быть, Вы вспомните. И некоторые женщины заснут, представляя, что кот-то из мужчин тоже сделает что-нибудь такое, как и Вы. Ах. Самое романтичное.

Б. НЕМЦОВ: Самое романтичное?

Е. ГОРДОН: Может быть, Вы придумали, подарили что-то, не какое-то там кольцо, а трубу на звезды смотреть или не знаю. Ну, не говорите, что Вы неромантичный.

Б. НЕМЦОВ: Спас женщину, катающуюся на кайтере, терпящую бедствие.

Е. ГОРДОН: И Вы делали ей искусственное дыхание? Как в анекдоте про коньки?

Б. НЕМЦОВ: До этого не дошло.

Е. ГОРДОН: Правда? Достали ее, и она была мокрая, и Вы склонились над ней…

Б. НЕМЦОВ: Довольно опасная вещь, когда человек теряет доску, и его парашют тянет в океан, то это опасно.

Е. ГОРДОН: А у нас осталось 30 секунд, а пожелайте, пожалуйста, тем, кто все-таки не понимает, что в этом веке можно уже по радио говорить про секс, ничего в этом страшного нет. И что и либералы, и коммунисты, все делают это.

Б. НЕМЦОВ: Катерина, я хотел бы пожелать людям, чтобы они вместо разговоров об этом, лучше бы этим занялись.

Е. ГОРДОН: Занимались, да.

Б. НЕМЦОВ: Тем более, что сегодня очень даже правильное время для этого.

Е. ГОРДОН: А мы подадим им пример, не друг с другом, но все-таки до-свидания, «Эхо Москвы «было, Борис Немцов.



Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире