'Вопросы к интервью
АМАЛИЯ: Пятница после 23-х. И что я слышу? На самом деле реклама-то идет не первый раз, а слышу я почему-то впервые, что с упоением «старой охотницы». Как они могли?! Как у них язык вообще повернулся такое записать вообще? Безобразие. С упоением опытной охотницы пишется. Старой охотницы! С упоением старых, безухих звукорежиссеров это было записано. Итак, пятница, 13-е, после 23-х. И наступает время доброй охоты. В пятницу 13-го наша охота будет особенно доброй. Приветствую Вас, добрые мои охотницы. Прекрасная Катерина, не менее восхитительная Елена. Катерина, естественно, Гордон. Елена, конечно же, Троянская, в девичестве Новикова. И обе писательницы, и обе режиссеры, и обе до сего времени грузинки.

ЕКАТЕРИНА ГОРДОН: И дуры полные.

АМАЛИЯ: Под Катериной конь от Дольче Кабано. У Елены свора от Роки. Я великолепна, в казахской бейсболке, хотя и грузинка. Охотиться будем на Артемия Троицкого. Печальны его глаза, как у молодого оленя. Но мы непреклонны и кровожадны. Артемий, первый вопрос: Вы грузин?

АРТЕМИЙ ТРОИЦКИЙ: Нет.

АМАЛИЯ: Жаль.

Е. ГОРДОН: А почему?

А. ТРОИЦКИЙ: Добрый вечер.

АМАЛИЯ: Добрый вечер, добрый вечер.

А. ТРОИЦКИЙ: Я, кстати, только что понял, что передача уже началась.

АМАЛИЯ: Не сразу Вы это поняли, Артемий.

А. ТРОИЦКИЙ: Хочу сообщить радиослушателям, что вот эти безумные интонации, которые Вы слышите в эфире, они, на самом деле, звучат тут уже очень долго. И как-то все это перешло в радиопрограмму без всякой паузы. Да, ну, все да, я здесь, привет.

АМАЛИЯ: Ну, чтобы обозначиться еще, так сказать, окончательно, Елена Новикова, Катерина Гордон, Артемий Троицкий, Амалия&Амалия. Ура, все мы.

А. ТРОИЦКИЙ: Все писатели, но я не грузин.

АМАЛИЯ: Ну, да, единственное, что Артемий не грузин. Отказывается.

А. ТРОИЦКИЙ: Т.е. я могу быть грузином, пожалуйста.

АМАЛИЯ: Ну, так Вы принимаете это или нет?

А. ТРОИЦКИЙ: Нет, я понимаю, что это сейчас самая востребованная, самая модная национальная принадлежность, поэтому, будучи…

АМАЛИЯ: Ну, отдадим дань моде.

А. ТРОИЦКИЙ: Человеком модным и востребованным, я согласен стать грузином на этот час.

Е. ГОРДОН: Тогда говорите с акцентом, пожалуйста.

АМАЛИЯ: О' кей.

А. ТРОИЦКИЙ: Хорошо, буду говорить с акцентом. (говорит с грузинским акцентом).

АМАЛИЯ: Итак, наш пейджер 725-66-33, 725-66-33. (говорит с грузинским акцентом).

А. ТРОИЦКИЙ: Ну, максимум. 3, 4.

АМАЛИЯ: (Смех). Ну, типа того. Значит, итак же, начнем же. Итак, на первый вопрос он ответил нет. Вот взял и коротко ответил нет. Даже вот не распространяясь. Хорошо.

А. ТРОИЦКИЙ: Но потом-то я ответил да.

АМАЛИЯ: Это хорошо. Значит, так, Артемий…

А. ТРОИЦКИЙ: Вообще-то я эстонец. Это тоже очень модная востребованная нация.

АМАЛИЯ: Нормально. Минуточку. Артемий Кивович.

ЕЛЕНА НОВИКОВА: Эстонец с грузином это вообще.

А. ТРОИЦКИЙ: По-эстонски «киви» значит «камень». То же самое, что Петр. Артемий Петрович. Артемий Кивович. В общем-то, я простой эстонский парень.

Е. ГОРДОН: У меня эстонские корни, кстати. Нет, а пошутили, или правда?

А. ТРОИЦКИЙ: Кстати, и по неторопливости тоже вполне могу сойти за эстонца.

АМАЛИЯ: Нет, не пошутил.

Е. ГОРДОН: Мой земляк, практически.

АМАЛИЯ: А Троицкий?

А. ТРОИЦКИЙ: У меня там дача была до 91 года.

АМАЛИЯ: А потом ее отбили?

А. ТРОИЦКИЙ: На берегу моря?

АМАЛИЯ: Забрали бывшие хозяева, как у Лаймы Вайкуле?

А. ТРОИЦКИЙ: А ее отдал бывшим хозяевам так просто. Потому что хорошие люди, потомственные рыбаки. Им она нужнее.

АМАЛИЯ: Правильно. Действительно.

Е. НОВИКОВА: Поступил, как настоящий грузин просто.

АМАЛИЯ: Абсолютно. Итак. Артемий Кивович Троицкий. Родился 16 июня 1955 года. Близнец, коза, не смотря на это родился в московской интеллигентной семье. Но его детство прошло в Праге, поскольку…

А. ТРОИЦКИЙ: Опанькт, о, Амалия, это Вы все читаете там….

АМАЛИЯ: Это я все читаю, читаю, да, не сочиняю же из себя.

А. ТРОИЦКИЙ: Из интернета. Я знаю вот эту дезинформацию, которая….

АМАЛИЯ: Это все неправда?!

А. ТРОИЦКИЙ: Там самое интересное написано, что я – мастер спорта по водному поло. Я никогда в жизни не занимался не только что…

Е. НОВИКОВА: Нет, по велоспорту там написано.

А. ТРОИЦКИЙ: Или по велоспорту… по водному поло там точно было.

Е. НОВИКОВА: Ну, что-то увлекаетесь, но по велоспорту…

А. ТРОИЦКИЙ: Я на велике то естественно я катаюсь, время от времени. А вот мячик я никогда в жизни даже в руках не держал. И в воде тоже с мячиком никогда не плавал.

Е. НОВИКОВА: Это откровение 13-го в пятницу, да, вот это откровение. Да, мы ненавидим водное поло.

А. ТРОИЦКИЙ: Я думаю, водное поло – очень хороший вид спорта, потому что один из моих любимых анекдотов связан в водным поло.

АМАЛИЯ: Расскажите скорее.

А. ТРОИЦКИЙ: Да ладно.

Е. ГОРДОН: Давайте, давайте.

Е. НОВИКОВА: Неприличный?

А. ТРОИЦКИЙ: Нет, он абсолютно приличный. Идет в Грузии встреча по водному поло. Плывет Гиви на правому флангу, приближается к воротам соперника. В это время тренер ему кричит с бортика: Гиви, Гиви, бросай мяч Вахтангу. Гиви видит у него удачная позиция, все ближе и ближе к воротам. Тренер орет, надрывается Вахрангу бросай мяч!" Гиви вместо этого бросает мяч в ворота, забивает гол. Возмущенный подплывает к тренеру. Тренер, ты что мне говоришь, бросай мяч Вахтангу, Вахтангу. Я гол забил. Ох, Гиви. Ты гол забил. А Вахтанг утонул.

Е. ГОРДОН: (Смех). Ну, это очень чудесный анекдот. 13-го.

АМАЛИЯ: На злобу дня. Действительно.

Е. НОВИКОВА: А как вот Вас угораздило сняться в «Дневном дозоре» в роли темной силы? По собственному желанию, вот напросились в этот фильм или все-таки пригласили?

А. ТРОИЦКИЙ: Ну, я да, я проходил всякие кастинги, и я выстроился в длинную очередь.

Е. НОВИКОВА: Я так и подумал.

А. ТРОИЦКИЙ: Там было очень много желающих стать темными. Но в конце концов, я думаю, что подошел им по стати своей.

Е. ГОРДОН: А Вы тщеславный?

А. ТРОИЦКИЙ: Ну, это со стороны виднее. Не знаю, не знаю. Я не задумывался никогда.

АМАЛИЯ: А очередь была перед кабинетом Эрнста?

Е. НОВИКОВА: Ну, конечно (ГОВРЯТ ВМЕСТЕ).

АМАЛИЯ: Я даже не знала, куда занять. Лен, а ты знала, куда занять?

Е. НОВИКОВА: Девочек, вообще не брали.

АМАЛИЯ: Не брали девочек?

Е. НОВИКОВА: Только мальчиков.

АМАЛИЯ: Ну, Римма Маркова там была.

Е. НОВИКОВА: Ну, какая она девочка.

Е. ГОРДОН: Напоминаю, Вы грузины.

АМАЛИЯ: Извини…

Е. НОВИКОВА: Мы не грузины, мы уже не грузины.

А. ТРОИЦКИЙ: Там была Жанна Агузарова, она песню пела.

Е. НОВИКОВА: Нет, она там…

А. ТРОИЦКИЙ: Там была Жанна Агузарова.

Е. ГОРДОН: Она просто не знает, что кастинг закончился.

Е. НОВИКОВА: она просто не знает, что ее вырезали, оказывается.

А. ТРОИЦКИЙ: Не было бы Жанны Агузаровой. может быть, и меня бы там не было, вот. А так как-то музыканты.

АМАЛИЯ: Ой, а давайте про Жанну Агузарову поговорим, а что с ней произошло? Артемий?

Е. НОВИКОВА: Огазаровой? (Смех).

АМАЛИЯ: С Жанной Агузаровой.

А. ТРОИЦКИЙ: с Жанной Агузаровой очень много всего происходило в разное время, в разных странах. Вас что конкретно интересует, Амалия?

АМАЛИЯ: Сумасшествие какое-то, безумие последнего времени. Она как не скажет что-нибудь такое интересное в масс-медиа, так сразу же как-то становится даже страшно и боязно за нее.

Е. НОВИКОВА: Это все придуманная история, или она на самом деле такая? Какая она на самом деле, эта Жанна Агузарова?

А. ТРОИЦКИЙ: Ну, Жанна Агузарова очень талантливая.

Е. НОВИКОВА: Это бесспорно.

А. ТРОИЦКИЙ: Она очень талантливая. По поводу сумасшествия… Нет она, конечно, не сумасшедшая, она нормальная. Но дело в том, что…

АМАЛИЯ: А костюмчик звездочета? Извините, позвольте.

А. ТРОИЦКИЙ: Ну, у каждого свой стиль, правда?

Е. НОВИКОВА: Ну, конечно.

А. ТРОИЦКИЙ: У нее тоже есть своя манера одеваться. Многим она не нравится. Вот я думаю, что. Амалия, вот эта вот кепочка Ваша киргизская…

Е. ГОРДОН: Получи, Амалия.

А. ТРОИЦКИЙ: Она бы тоже многим не понравилась бы. Кстати говоря, абсолютно в стиле Жанны Хасановны Агузаровой. Она тоже такие штучки любит неожиданные.

АМАЛИЯ: Вот так… Девочки, он меня сумасшедшей обозвал.

А. ТРОИЦКИЙ: Насчет того, что она там что-то болтает… Ребята, я Вам хочу сказать, что у нас такие патентованные нормальные люди, всякие государственные, какие-то политические и т.д., они болтают вещи на порядок более безумные, чем Агузарова. И при этом если Агузарова… И при этом, если Агузарова при этом еще смотрит в звезды, и всем видом показывает, что она болтает не пойми что, эти-то люди говорят в микрофоны, и еще к электорату обращаются. Так что какие, вообще, могут быть претензии к Агузаровой?

Е. ГОРДОН: А она Вам нравится, как женщина?

А. ТРОИЦКИЙ: Как женщина? Я, в общем-то, не имел с ней дела, как с женщиной. А я с ней всегда имел дело, как с великим талантом, и как со своим близким другом.

АМАЛИЯ: Хорошо, хорошо, позвольте. Ну, так что же это за интересная такая позиция?

А. ТРОИЦКИЙ: А как женщина, я знаю, что многим она нравится.

АМАЛИЯ: Например?

А. ТРОИЦКИЙ: Ну, что, например?

АМАЛИЯ: Ну, напрмер.

А. ТРОИЦКИЙ: Есть всякие ребята, которые за ней ухаживали. Т.е. в принципе…

Е. ГОРДОН: Успешно?

А. ТРОИЦКИЙ: Талантливые и необычные люди… Ну, как, скажем, Жанна Агузарова, они иногда очень притягательны одной этой самой своей талантливостью. И люди видят ее на сцене и слышат, как она поет и все. И им плевать не ее, может быть, не самый курносый в мире нос, и еще там какие-то легкие отклонения от нормы. Вот. И все равно она божественна.

АМАЛИЯ: А мне нравится. Нос грузинский, правда? Вполне грузинский нос.

Е. НОВИКОВА: Да, у нас у самих такие носы. Мы ничего не имеем против Жанны Агузаровой.

А. ТРОИЦКИЙ: Да, он скорее осетинский.

Е. НОВИКОВА: И, кстати, в иинтернете. который Вы не любите… Вы же не любите интернет? Где-то я прочитала, опять же в иинтернете.

А. ТРОИЦКИЙ: Нет, это я компьютер не люблю.

Е. НОВИКОВА: Ну, компьютер, интернет – это какая-то прямая цепочка.

А. ТРОИЦКИЙ: Нет, вот компьютер, вот эти железяки, я их, на самом деле, не люблю.

Е. НОВИКОВА: И боитесь.

А. ТРОИЦКИЙ: Да. А интернет я очень люблю.

Е. НОВИКОВА: Оттуда ночью вылетает черная рука.

А. ТРОИЦКИЙ: Нет, я очень люблю интернет.

Е. НОВИКОВА: Ну, вот я интернете, кстати, прочитала статью. Я не стала дальше читать, что Вы дальше там писали, но меня очень рассмешило название этой статьи. Называется «У Димы Белана нет никаких шансов». Меня почему-то очень это рассмешило. Просто расскажите, что это была за статья?

А. ТРОИЦКИЙ: Я не писал такой статьи.

Е. НОВИКОВА: Она так называется. Большими буквами «У ДИМЫ БЕЛАНА НЕТ НИКАКИХ ШАНСОВ». Артемий Троицкий.

А. ТРОИЦКИЙ: Нет. Значит, девушки, дело в том, что….

АМАЛИЯ: А это Ваш любимый интернет, кстати.

А. ТРОИЦКИЙ: Что со мной в среднем ну в день, наверное, происходит 2,5 интервью. Т.е. мне все время звонят из разных газет, из интернет-порталов, из журналов. И опрашивают меня по телефону на разные темы. А поскольку я довольно много часов каждый день провожу в пробке, в пробках, в автомобильных, то в общем-то я не имею ничего против того, чтобы поболтать. вот мне звонят откуда-то: здрасте, это Вам звонят из инртернет-портала «Газета.ру» по поводу… Ну, естественно все эти интервью, они идут волнами. Т.е. вот если приближается Евровидение, то соответственно по 5 интервью в день по поводу Евровидения. Вот сейчас вот приближается премьера мюзикла «Мама миа», соответственно по несколько интервью в день насчет группы «Абба», «Мама миа», там и т.д. Вот и начинают меня спрашивать что-нибудь такое, скажем по поводу того же Димы Белана. Я что-то говорю…

Е. НОВИКОВА: Есть у него шансы? Хоть какие-нибудь?

А. ТРОИЦКИЙ: Я что-то говорю, в это время смотрю в другую сторону. Одним ухом слушаю радио. Кстати, «Эхо Москвы» обычно в машине звучит. Я вообще не помню, о чем я там говорю, и что я сказал, ну, естественно по поводу Димы Белана, что я мог еще сказать, кроме того, что у него нет никаких шансов.

АМАЛИЯ: А шансы то есть, Артемий.

А. ТРОИЦКИЙ: У Димы Белана…

АМАЛИЯ: Ну, как, ну, он звезда. Он гиганскаяа звезда, он мега звезда. На минуточку.

А. ТРОИЦКИЙ: Ребята, я не знаю, может, для Вас он и звезда, а мне на него смотреть не интересно…

Е. НОВИКОВА: Почему?

Е. ГОРДОН: Он симпатичный, он смуглый.

Е. НОВИКОВА: Почему, расскажите. Не потому, что он нам нравится, почему?

АМАЛИЯ: У него большие глаза.

А. ТРОИЦКИЙ: Но у него тупая физиономия. Он тупой, провинциальный парнишка, который ничего не пишет, ничего не сочиняет.

АМАЛИЯ: Но он любимец всех женщин.

А. ТРОИЦКИЙ: Я слегка испорчен вот этой самой рок-культурой, да.

Е. НОВИКОВА: Ну, да, подростковых женщин.

А. ТРОИЦКИЙ: Я как-то без особой симпатии отношусь к тем музыкальным исполнителям, которые не написали ни одной мелодии, и ни одного слова своих песен. А которые поют исключительно то, что им втюхивается их продюсером. Да, вот как этому самому Диме Белану.

Е. НОВИКОВА: Дайте ему шанс, может быть, он что-нибудь напишет.

А. ТРОИЦКИЙ: Нет, значит, у Димы Белана есть шикарный шанс среди школьниц и птэушниц нашей необъятной родины. Я думаю, что если он эту целину вспахает, как следует, то это будет очень хорошо.

Е. ГОРДОН: Она им вспахана уже.

А. ТРОИЦКИЙ: У меня как бы Дима Белан не имеет никаких шансов просто потому, что он мне категорически не интересен…

АМАЛИЯ: Может быть, Вы не гомосексуалист еще вдобавок?

А. ТРОИЦКИЙ: Ни как парень, ни как артист.

Е. НОВИКОВА: Просто Артемий не школьница.

А. ТРОИЦКИЙ: Я уже отучился.

Е. ГОРДОН: А можно сказать, что Вы нетерпимый человек. Что у Вас с толерантностью?

А. ТРОИЦКИЙ: У меня все очень хорошо с толерантностью. Т.е. я так думаю, что я очень терпим во всем том, что касается всяких человеческих слабостей. Т.е. я все прощаю. Мне, в общем-то, все по фигу, на самом деле. Но когда заходит речь, например о каких-то оценках профессиональных, вот не человеческих, а профессиональных, то вот тут, я думаю, я некоторой нетерпимостью отличаюсь, да.

Е. ГОРДОН: А когда за рулем едете…

А. ТРОИЦКИЙ: И отличаюсь я этой самой нетерпимостью исключительно потому, что, как правило, у всех людей наоборот, т.е. все, как правило, крайне нетерпимы к человеческим качествам. А вот когда их начинают спрашивать, а что Вы думаете о том-то и том-то. И вот все эти наши там какие-то критики, журналисты, публицисты, они тут же, как в рот воды набрали, и начинают говорить: ну, вообще-то я не хотел переходить на личности. Вообще-то, я сам, в общем-то, имею некоторое отношение. И поэтому я не хотел бы своих коллег… И все так говорят. И это очень скучно. И я в этом смысле составляю контраст этому большинству. И всегда могу сказать Вам, кто мне нравится, кто нет, и по какой причине.

Е. ГОРДОН: А когда Вы за рулем едете, и Вас подсекает очередной камикадзе на девятке, Вы на него матом ругаетесь, или Вам по фигу?

А. ТРОИЦКИЙ: Я ни разу… Т.е. я, конечно, брал в жизни в руки руль. Я машину умею водить. Но… мне это очень не нравится. Меня водитель возит. Меня возит водитель, и поэтому я спокойно…

АМАЛИЯ: А Вы ругаетесь матом, когда его подсекают?

А. ТРОИЦКИЙ: Могу разговаривать по телефону о Диме Белане.

АМАЛИЯ: Ой, давайте поговорим. Ой, прямо моя такая животрепещущая тема. Но перед тем, как я о ней заговорю, я хочу напомнить то том, кто же в эфире «Эхо Москвы», которое Вы сейчас слушаете, этот самый эфир.

А. ТРОИЦКИЙ: Юрий Айзеншпис.

АМАЛИЯ: Да.

А. ТРОИЦКИЙ: С того света.

Е. ГОРДОН: Уже в другом эфире.

АМАЛИЯ: В другом эфире. Итак. Значит, итак. Артемий Троицкий у микрофона. Не грузин, эстонец. Ну, временный грузин, на время эфира. Значит, грузинка Катерина Гордон…

Е. ГОРДОН: Какая, я эстонка, девчонки. У меня (ГОВОРЯТ ВМЕСТЕ) фамилия.

Е. НОВИКОВА: Она эстонка, я грузинка, прошу не путать.

А. ТРОИЦКИЙ: Мы двое эстонцев против Вас двоих грузинок.

АМАЛИЯ: Да, и Елена Новикова, грузинка. И Амалия, Амалия, грузинка же. В казахской бейсболочке. Итак,…

Е. ГОРДОН: Эклектика.

А. ТРОИЦКИЙ: Амалия, кстати, это грузинская фамилия. Точнее не грузинская, гурийская.

АМАЛИЯ: Вы, знаете, мой друг…

А. ТРОИЦКИЙ: И они там, кстати, тоже все рыжие, вот эти гурийцы. И фамилии там Амалия, Берия, Гагурия и т.д.

АМАЛИЯ: И еще один друг мне сказал: Ты грузинка? Спросил меня. Грузинский грек он сам был и есть. Царст… Т.е. дай Бог ему здоровья. Ну, так вот он мне говорит: ты грузинка? Нет. Он говорит: нет, в Грузии, чем дальше в горы, тем больше Амалий. Вот какой-то вот такой у меня есть факт. Итак, значит, кто же у нас сегодня? На кого охотимся? Он не грузин, а скорее эстонец. Он уже не школьница, любит Агузарову, а не Белана и еще и не гомосексуалист. Вот какие собственно выводы сделаны на сегодняшний…

А. ТРОИЦКИЙ: Ну, много у нас таких, на самом деле, парней в Российской Федерации.

Е. НОВИКОВА: Нет, мало, все меньше и меньше.

АМАЛИЯ: А Артемий Троицкий – один. Итак, Артемий, скажите, как Вы относитесь к ненормативной лексике в литературе и искусстве?

А. ТРОИЦКИЙ: Ну, это такой вопрос Вы мне задали…

АМАЛИЯ: Прямой.

А. ТРОИЦКИЙ: Коварный, коварный вопрос. К ненормативной лексике я отношусь спокойно.

АМАЛИЯ: Т.е. вот Вы считаете, вот приходите Вы в театр. А там мат перемат, мат, перемат и художеств…

А. ТРОИЦКИЙ: Но надо же знать, что,. скажем, ты пришел не н детский спектакль. И соответственно, я пришел не со своим ребенком, а там с кем-нибудь еще, кто эти слова понимает.

АМАЛИЯ: С женою.

А. ТРОИЦКИЙ: С женой, например. Да. Или еще с кем-нибудь.

Е. НОВИКОВА: Представил так себе жена рядом.

Е. ГОРДОН: Да, вполне.

А. ТРОИЦКИЙ: Соответственно, да, нет. Я думаю, что тут многое зависит от того, с какой степенью, долею вкуса, или чего-то еще…

Е. ГОРДОН: Ну, от уместности.

А. ТРОИЦКИЙ: Все это дело ввернуто. Т.е. если это идет просто как-то нарочито. Т.е. очень часто это бывает, что даже какие-то вполне приличные слова, вот типа «ж*па», скажем… Ну, это же не мат. Стоп, вот такие слова, видно, что автор, или актер, или кто-то еще, видно, какой-нибудь там рок-певец, то видно, что вот он вставил вот это, значит, безобидное слово на букву «ж» не потому, что оно там обязательно требуется, а потому что это для оживления текста и общего… Т.е. вот за эту самую «ж*пу» прячут свою неспособность развеселить публику более естественным, талантливым и органичным образом. Вот тогда мне это не фига не нравится. А если это находится на своем месте, и несет соответственно всевозможные художественные, смысловые и прочие нагрузки. То, в конце концов, имеется масса ситуаций, имеется масса определений, где иначе, как матом, ну, в общем-то, и не выразишься.

Е. ГОРДОН: А умных женщин Вы встречали больше или меньше, чем умных мужчин по жизни?

А. ТРОИЦКИЙ: Я думаю, что умных женщин больше, чем умных мужчин.

АМАЛИЯ: Точно не гомосексуалист.

А. ТРОИЦКИЙ: Т.е. для меня лично, т.е. я мужчин гораздо лучше понимаю. И, как правило, мужчин я просекаю довольно быстро и легко. И ну, т.е. у меня с ними нет проблем. Женщин я понимаю значительно хуже. Они для меня гораздо загадочнее. От того они мне интереснее. Я от того они мне представляются более умными.

АМАЛИЯ: Масса сообщений. Не знаю, хотите ли Вы отвечать на этот вопрос.

А. ТРОИЦКИЙ: По поводу Димы Белана я на вопрос отвечать не хочу.

АМАЛИЯ: Нет, Нет, Сергея Лазорева.

А. ТРОИЦКИЙ: Я не знаю, кто это такой.

АМАЛИЯ: Все.

Е. ГОРДОН: Младший брат Димы Белана.

АМАЛИЯ: «Мы смеемся, молодец», я не знаю, к кому это относится. «Я Троицким очарована. Особенно его искренностью». Галина Николаевна.

Е. ГОРДОН: А сколько Вы лет браке?

АМАЛИЯ: «Респект Вам», — АКТ. Это Вы, АКТ.

Е. ГОРДОН: А сколько лет Вы женаты?

АМАЛИЯ: Ну, подожди, ну, Кать. Сколько лет, ну, дай…

Е. ГОРДОН: Цифру и все. Сколько?

А. ТРОИЦКИЙ: Мой последний брак продлился 11 лет.

Е. НОВИКОВА: А сколько было всего?

А. ТРОИЦКИЙ: Три.

АМАЛИЯ: А первый?

А. ТРОИЦКИЙ: А первый, по-моему, 8 месяцев.

АМАЛИЯ: А второй?

А. ТРОИЦКИЙ: Второй лет где-то 5 или 6.

Е. ГОРДОН: А Вы сейчас в каком состоянии, разведенном?

А. ТРОИЦКИЙ: А сейчас я одинок.

Е. ГОРДОН: О-о.

Е. НОВИКОВА: Вау!

АМАЛИЯ: Ну, начинается.

А. ТРОИЦКИЙ: Эстонский бобель.

Е. НОВИКОВА: Кстати, о разговоре про ж*пу, можно немножко вернуться туда назад?

АМАЛИЯ: Т.е. как только узнала, что холост…, решила вернуться к ж*пе. Ах, ты, шалашовка.

АМАЛИЯ: Респект Вам. Дай зачитать то.

Е. НОВИКОВА: Не важно, все, короче. Опять же в том же самом интернете прочитала…

АМАЛИЯ: Елена, но позвольте мне зачитать. Я начала, а Вы не даете мне кончить.

Е. НОВИКОВА: Я же нАчила.

АМАЛИЯ: НАчила. «Респект Вас, АТК, Вы лучший, порвите всех на британский флаг». Панк. Кого рвать будем?

Е. НОВИКОВА: Ты кончила?

АМАЛИЯ: Да.

Е. НОВИКОВА: Хорошо. Опять в том же самом интернете написано, что Троицкий не смог ограничить свой круг интересов в журнале «Плэй бой» только редакторской работой. Что обозначает эта фраза?

АМАЛИЯ: Хо. хо, хо. То, что он не гомосексуалист.

А. ТРОИЦКИЙ: Ну, я даже не знаю. По всей видимости, имеется в виду…

Е. НОВИКОВА: Причина ухода из журнала, потому что…

А. ТРОИЦКИЙ: Что я там был не только редактором, но еще там и каких-то моделей, что ли, окучивал.

Е. НОВИКОВА: Нет, это не написано.

АМАЛИЯ: Вот мы и не знаем.

А. ТРОИЦКИЙ: Это не совсем так.

Е. НОВИКОВА: Что это за двусмысленность какая-то. А кроме редакторской работы, какой еще у Вас там был круг интересов?

А. ТРОИЦКИЙ: Ну, например, мы в «Рлэй бое» организовали партию защиты зайцев. Так что у меня еще там был партийный круг интересов.

Е. НОВИКОВА: Вы не по теме просто. Вы не по теме да?

А. ТРОИЦКИЙ: Какой теме?

Е. НОВИКОВА: Не по плэйбойской. Почему так написано?

А. ТРОИЦКИЙ: Нет, ну, почему, партия защиты зайцев – это по плэйбойской теме.

Е. НОВИКОВА: А это кролик или заяц?

А. ТРОИЦКИЙ: У «Плэй-боя» символ же такой.

АМАЛИЯ: Так это кролик или заяц?

А. ТРОИЦКИЙ: Ну…

АМАЛИЯ: Рэббит или как-то там кто там…

А. ТРОИЦКИЙ: Вообще то это называется бани по-английски.

Е. НОВИКОВА: Ну, бани значит заяц все-таки.

А. ТРОИЦКИЙ: Зайчишка, да. Зайчишка серенький, в данном случае беленький обычно. Нет, у меня там были по началу разнообразные интересы в «Плэй бое». Я там и судился, и…

АМАЛИЯ: Например, с кем и за что?

А. ТРОИЦКИЙ: Нет, это был ведь, журнал же был запущен в 95 году. И это был первый журнал такого плана. И к тому же «Плэй бой» это такой скандальный брэн. «Плэй бой», ЦРУ, Пентагон, в общем, это все так…

АМАЛИЯ: В 95-м году уже все-таки…

А. ТРОИЦКИЙ: С одной стороны уже такой жупел, с другой стороны запретный плод, все такое прочее. И было очень много всяких приключений, связанных с изъятиями тиражей, с какими-то там петициями, с судебными процессами и прочее и прочее. В общем-то, это интересно было. А работа редактора она как раз самая скучная. Вот то, что было вокруг, это все было намного живее.

Е. ГОРДОН: А Вы эротические журналы сами любите смотреть?

А. ТРОИЦКИЙ: Ну, вот я, по-моему, с тех пор, как из «Плэй боя» ушел, а было это в 90…, нет, не в 99-м, в 2000-м году, с тех пор ни одного не видел.

Е. ГОРДОН: А порнографию смотрите?

АМАЛИЯ: Т.е. моего Вы не видели, в самом начале 2000-го года, я как дура, оголилась…

Е. НОВИКОВА: Ну, принесла бы с собой.

АМАЛИЯ: Ну, что, а он уже ушел.

Е. ГОРДОН: А порнографию смотрите?

А. ТРОИЦКИЙ: Порнографию я смотрю иногда. Это вот если я живу где-то за границей, и останавливаюсь в гостинице, и вот там вот имеется «Пэй ТиВи», платное телевидение. И просто бывает так, что ты в каком-то ну совершенно, в общем-то, не интересном месте, где-нибудь там в Германии какой-нибудь, где вообще делать нечего…

Е. ГОРДОН: Нам эстонцам.

А. ТРОИЦКИЙ: Нам, да, настоящим рыбакам. И соответственно и, в общем, тогда вот я как правило, придя ночью в гостиницу, если спать не охота, то вот я нажимаю на соответствующие кнопки, и врубается этот самый «Пэй ТиВи». Обычно так идут какие-то актуальные голливудские фильмы, которые, но я считаю, что это хуже порнографии…

АМАЛИЯ: Лучше уж порнографию, да?

А. ТРОИЦКИЙ: Намного хуже. И я их не смотрю никогда. Т.е. мне стоит увидеть просто мордочку этого Тома Круза, ну, т.е. что угодно, только не это. Ну, и соответственно, там возникает порнография…

Е. ГОРДОН: Ничего не остается.

А. ТРОИЦКИЙ: Я эту порнографию смотрю.

Е. НОВИКОВА: Я представляю, с каким лицом умным, вот как сейчас, смотрите порнографию.

А. ТРОИЦКИЙ: Да, я смотрю, анализирую.

Е. НОВИКОВА: Где она там ошиблась.

АМАЛИЯ: Наврала.

Е. ГОРДОН: Ж*па было не к месту.

АМАЛИЯ: Ой, а я анекдот люблю очень. Всегда досматривала порно фильмы до конца. Хотела узнать, женится или нет.

Е. ГОРДОН: Да, там еще блондинки…

АМАЛИЯ: Блондинки? Ну, я его знала, когда еще просто про женщин было, про хороших, добрых женщин. Знаете, я сейчас, можно не про женщин? Напомню о том, кто в эфире. Катерина Гордон в эфире, блондинка, опять рыжая Елена Новикова…

Е. НОВИКОВА: Опять рыжая, всегда новая. И сегодня поэтому рыжая.

АМАЛИЯ: Всегда новая Елена Новикова.

Е. НОВИКОВА: И Амалия!

АМАЛИЯ: Амалия в кепке. И Артемий Троицкий. Не школьница.

Е. НОВИКОВА: Без очков.

АМАЛИЯ: Без очков. Итак, значит, о чем хотелось бы. Вот тут вот сказано опять же, что еще в школе он увлекся рок-музыкой. Маленький Артемий увлекся музыкой в школе. В 1967 году, когда ему исполнилось 12 лет, начал делать рукописный журнал, посвященный рок-музыке, а вовсе не, допустим, учиться играть на гитаре, как мальчишка, допустим.

А. ТРОИЦКИЙ: Вопрос в чем?

АМАЛИЯ: В чем вопрос? Почему рукописный журнал, а не учиться играть на гитаре. Почем вот писать о музыке, а не играть самому?

А. ТРОИЦКИЙ: Я так думаю, что я так почувствовал, что вот мое призвание, вот оно вот именно…

АМАЛИЯ: Как это Вы могли в 12 лет почувствовать?

А. ТРОИЦКИЙ: Ну, а что 12-летня, по-вашему, Амалия ничего не чувствует? Нет, я почувствовал. Т.е. мне никогда не хотелось быть музыкантом. А всегда мне было интересно что-то писать, сочинять, поругивать, похваливать, восхищаться или там…

АМАЛИЯ: А самому быть вне критики?

А. ТРОИЦКИЙ: А самому… Вот об этом я не думал никогда. У меня был один заход в музыкантство, я играл на соло гитаре в группе «Звуки му». Вот, и мы, значит, с Мамоновым. Слепницким, Пашей и там и прочими ребятами репетировали, но мне это показалось очень скучным, потому что музыканты все время должны играть одно и то же. И у меня с Петей из-за этого на всех репетициях возникал конфликт. Т.е. мы играли одну и ту же песню, скажем, раз за разом. Как в кино дубли. И я всякий раз старался сыграть по-другому что-то новое, что-то попробовать, чтобы мне самому было интересно. Естественно, один раз получалось лучше, другой раз получалось хуже. И Петя поэтому требовал, чтобы я все время играл одно и то же, вот так вот, как когда-то я поймал, ему понравилось, и вот играй вот так вот, и хватит варианты свои просчитывать. А мне это было очень скучно. И поэтому как-то я поиграл, поиграл и бросил. И никогда мне не хотелось, на самом деле, быть ни музыкантом, ни тем более, этой какой-то поп-звездой и т.д. Т.е. все эти банальные разговорчики, что музыкальные критики – это неудавшиеся музыканты или композиторы, ну, т.е. очень может быть, что к кому-нибудь они имеют отношение, но ко мне точно не имеют.

Е. ГОРДОН: А у нас сейчас есть рок-музыка в стране. Потому что это чего-то вот от сохи, мне кажется, протестное, а у нас сейчас все рокеры так, которые более-менее на плаву, они дружат вот с верхом получают бонусы всякие, участвуют в концертах… У нас он есть правда? И где протестный рок вообще?

А. ТРОИЦКИЙ: Я думаю, что у нас сейчас снова начнется такая протестная рок-музыка по той причине, что рок-группы практически перестали приглашать на корпоративные мероприятия.

АМАЛИЯ: Угадала, я так хотела сказать.

А. ТРОИЦКИЙ: И они ужасно обижаются. И поэтому они ходили к зав. главы президентской администрации Суркову. И жаловались, что их не крутят по радио, их не показывают по телевидению, поэтому соответственно слава…

Е. ГОРДОН: Да, естественно, выступим против.

А. ТРОИЦКИЙ: Их тает. И из-за того, что слава их тает, их не приглашают на…

АМАЛИЯ: Корпоративки.

А. ТРОИЦКИЙ: На корпоративки. И вот это, конечно, ужасно. Т.е. вот приглашают всякую эту гадость, попсу эту, Сердючку эта «Виагру», там, каких-то Диму Маликова, а вот группу «Би-2» не приглашают. И там всякие эти прочие. Ну, вот я считаю, что как раз вот на этой волне протест весь и забурлит рок-эн-рольный.

Е. ГОРДОН: Я просто не понимаю, почему Вы испытываете больше симпатии к невостребованной проститутке, чем вот к попсе, правда.

А. ТРОИЦКИЙ: К какой проститутке невостребованной?

Е. ГОРДОН: Ну, вот сейчас эти самые рок-музыканты ведут себя так же паяцки, как и все другие попсовые звезды. Технология поведения та же. Этим просто меньше бабок платят, поэтому они ругаются. А их прикормили, она молчат. Все.

АМАЛИЯ: У меня тут кто-то на компьютере пасьянс раскладывает.

А. ТРОИЦКИЙ: Я так понял. Кать, что невостребованные проститутки, это рок-музыканты.

Е. ГОРДОН: Ну, да, да.

А. ТРОИЦКИЙ: Я только не понял, почему это Вы решили, что я к ним симпатию испытываю.

Е. ГОРДОН: А нет? Заодно узнаю.

А. ТРОИЦКИЙ: Я к ним симпатии не испытываю. Т.е. если как-то взвешивать их способности и таланты, то я так думаю, что группа «Звери» по способностям и талантам находится где-то на уровне Димы Белана, но есть, в общем-то, люди вполне способные. И Гребенщиков, Шевчук, Шнуров и т.д. Вот почему они себя ведут, как проститутки, это уже не ко мне вопрос, а к ним, но то, что они люди очень даже не бездарные, это непреложный факт.

АМАЛИЯ: Так, сейчас, я хотела…

Е. ГОРДОН: Прочитать что-то?

АМАЛИЯ: Да, да, да. «Когда на ногу падает 80 кг болванка, не скажешь, ах, елки-палки, как не повезло. Николай». Это я думаю, что это про ненормативную лексику. Николай, а Вы попробуйте сказать что-нибудь другое, чем трехэтажный мат какой-нибудь. Может быть, Вашим близким станет приятно. Они подумают, что Вы духовно растете. «Расскажите немножко, Артемий, о Вашей учительницы литературы в школе». Оля просит. В чем дело? У Вас было что-то с учительницей литературы? И Оля про это знает?

А. ТРОИЦКИЙ: Нет, у меня на самом деле была очень хорошая учительница литературы. Я учился в школе номер семь…

АМАЛИЯ: И Вы Оле уже об этом рассказывали?

А. ТРОИЦКИЙ: На улице Надежды Крупской.

АМАЛИЯ: Оля, Вы с улицы Надежды Крупской?

А. ТРОИЦКИЙ: Значит, и, к сожалению, я уже забыл, как эту учительницу звали. Но учительница была очень хорошая, и я писал очень вдохновенные сочинения, и даже они на какие-то там олимпиады попадали. И конкурсы выигрывали. Но больше ничего сказать не могу, поскольку все забыл.

АМАЛИЯ: «Уважаемый Артемий, с большим удовольствием слушаю Вас. Но ужасно мешают голоса женщин, перебивающих друг друга, чей хохот заглушает слова и целые фразы. Возьмите, пожалуйста, линеечку потяжелее и наведите вокруг себя нормальную дисциплину…

Е. ГОРДОН: Учительница литературы.

АМАЛИЯ: Благодарю за отзывчивость. Ольга».

Е. ГОРДОН: Подпишусь практически под этим сообщением.

АМАЛИЯ: Опять человек спрашивает горестно, куда делись материалы про Чечню, которые забрали следователи после убийства Анны Политковской. Артемий, Вы знаете что-нибудь об этом?

А. ТРОИЦКИЙ: Знаю. Я знаю, что эти материалы, на самом деле, сохранены. Насколько мне известно, они имеются не только у следствия, но и в редакции «Новой газеты».

Е. ГОРДОН: А Вам нравится вообще, что ну как-то Вы себя комфортно ощущаете в этой стране новой?

А. ТРОИЦКИЙ: Нет, я себя не комфортно ощущаю в этой стране, но мне не привыкать.

Е. ГОРДОН: Да, она столько раз менялась.

Е. НОВИКОВА: А что, да уже несколько раз менялась страна наша?

Е. ГОРДОН: Конечно, при мне их только три было.

Е. НОВИКОВА: Я тут недавно просто живу, не знаю.

А. ТРОИЦКИЙ: Ну, я себя очень комфортно ощущал только, наверное, где-то вот в конце 80-х годов, тогда у нас было очень весело. Была вот эта гласность и перестройка. И как-то в общем-то тогда мой вектор более или менее совпадал с тем, что происходило в стране. А вот уже то, что началось при Ельцине, особенно после 93 года, это мне уже не нравилось. То, что сейчас происходит, мне уже просто категорически не нравится. А вот то, что нас, грузин, стали депортировать штабелями, ну, так это уже просто караул какой-то. Мне даже, т.е. вот при всем том, что я вполне трезво и критично к нынешней власти отношусь, но вот такого выверта я, пожалуй, что и не ожидал.

Е. НОВИКОВА: Ну, Вы же не сидите целыми днями, не гнобите, все плохо, все плохо. Что-то веселит все-таки, что-то радует, наверняка.

Е. ГОРДОН: А чего радует, кстати?

А. ТРОИЦКИЙ: Ой, я вообще радостный тип.

Е. НОВИКОВА: Это видно, это заметно.

А. ТРОИЦКИЙ: Я сейчас сонный просто. А радует меня очень много. Меня радуют дети, меня радуют друзья, меня радуют подруги, меня радует хорошая музыка. Т.е. на самом деле, почти все вещи, с которыми я в жизни имею дело, я выбираю сознательно, кстати, и все мои работы, у меня их довольно много, он меня тоже радуют, все, что я делаю, я делаю с большим удовольствием.

Е. ГОРДОН: А что Вы сейчас делаете, кстати?

А. ТРОИЦКИЙ: Я сейчас только фразочку закончу.

Е. ГОРДОН: Пордон.

АМАЛИЯ: Шалашовка.

А. ТРОИЦКИЙ: Я говорю, что вот Вы считаете, что вот я такой мезантропический тип. И очень многие так считают, но это происходит из-за того, что…

Е. НОВИКОВА: Что Вы – эстонец.

А. ТРОИЦКИЙ: Нет, нет, нет. Эстонцы, они вообще в другой плоскости находятся. Вот Катя знает, по ту сторону любви и ненависти. У нас рыбная республика. Считается, что я такой мезантроп и какой-то там…

АМАЛИЯ: Медленный…

А. ТРОИЦКИЙ: И какой-то там, значит, гнусный тип. В основном из-за того, что вот эти средства массовой информации, они меня всегда пытают на предмет того, что мне не нравится? Т.е. вместо того, чтобы спросить меня, там скажем…

АМАЛИЯ: «Что Вы думаете о русском роке? С уважением Александра Ахтырко, г. Саранск.»

Е. ГОРДОН: Подожди, фразочку докончим.

А. ТРОИЦКИЙ: Вот вместо того, чтобы спросить меня о какой-нибудь красивой девушке, меня спрашивают о русском роке, а еще хуже там о Евровидении, о Диме Белане, или о Филиппе Киркорове, или о еще чем-нибудь еще таком ужасненьком.

Е. НОВИКОВА: И что Вы думаете о какой-нибудь красивой девушке?

А. ТРОИЦКИЙ: И поскольку я откровенный парень, то я начинаю говорить, что это все дерьмо, дерьмо, дерьмо. И вот считается, что я все считаю дерьмом. На самом деле…

Е. НОВИКОВА: Давайте поговорим о красивой девушке.

А. ТРОИЦКИЙ: Этого дерьма в моей жизни очень мало.

АМАЛИЯ: Ну, давайте, давайте. Ну, хорошо, девочки, не подеритесь.

Е. ГОРДОН: А чем Вы сейчас занимаетесь. Артемий? Вы сказали, что много чем. Просто интересно.

АМАЛИЯ: Отвечает на твои вопросы.

А. ТРОИЦКИЙ: Я веду радиопередачу на «Эхе Москвы». Она называется «FM Достоевский», выходит в ночь с субботы на воскресенье. И 22 числа, т.е. в следующую ночь с субботы на воскресенье будет 500-й выпуск юбилейный. Это будет первый выпуск программы «FM Достоевский», который пойдет в прямом эфире. Т.е. обычно…

Е. ГОРДОН: Записные.

А. ТРОИЦКИЙ: Не то, чтобы обычно, а всегда эта программа идет в записи, а тут я выползу в прямой эфир. Значит, это радиопередача. Потом я пишу в разные журналы, газеты, потом я участвую в некоторых природоохранных акциях. Я сотрудничаю с «Гринписом», с Фондом охраны дикой природы, с центром гуманного отношения к животным. У меня есть фирма грамзаписи, у меня имеется концертное агентство «Кавер ланж». Мы приводим многих иностранных артистов…

АМАЛИЯ: Ну, например?

А. ТРОИЦКИЙ: В московские клубы. Некоторые из них даже стали очень популярными. Ну, вот скажем, у нас сейчас довольно популярна такая группа «Бразавиль». Эту группу я отыскал в Америке, ее вообще никто кроме меня не знал. Вот я ее сюда притащил. И сейчас они всем известные. И вышло у них 5 альбомов. И гастролируют и получают большое удовольствие.

Е. НОВИКОВА: Ну, хоть заулыбался человек наконец-то.

А. ТРОИЦКИЙ: Вот, что еще?

АМАЛИЯ: А помните группу «Чулбон»? Где они?

А. ТРОИЦКИЙ: Группу «Чулбон» я помню. Это группа в Якутии. Поскольку из Якутии сейчас очень трудно добраться до Москвы. Билеты стоят дорого, однако, то в общем-то они там у себя в Якутии, к сожалению, и загнили, Хотя это замечательная группа. Они мне в свое время очень нравились. Прекрасные такие психоделические якуты. И еще я преподаю в двух университетах. В МГУ на журфаке, и в государственном университете управления.

АМАЛИЯ: Управления чем?

А. ТРОИЦКИЙ: Веду семинар, читаю лекции. Управление всем.

Е. ГОРДОН: Вы старости боитесь?

А. ТРОИЦКИЙ: До сих пор не боялся. Ну, вот Вы мне задали этот вопрос.

Е. ГОРДОН: Ну, не одна я бояться буду.

А. ТРОИЦКИЙ: И что-то у меня все стало подкашиваться и подламываться, поджилки трястись. Да, я убоялся.

Е. ГОРДОН: Попугиваюсь.

А. ТРОИЦКИЙ: Неожиданно.

Е. ГОРДОН: Извините, не хотела.

Е. НОВИКОВА: Давайте про красивых девушек. И то, что радует.

Е. ГОРДОН: А кого из известных тетек Вы считаете красивой?

А. ТРОИЦКИЙ: Что значит из известных тетек?

Е. ГОРДОН: Чтобы Вы назвали фамилию, и радиослушатель бы…

Е. НОВИКОВА: Да, вот какая красота Вам нравится? Визиализ…

А. ТРОИЦКИЙ: Лолобриджида, тетя.

Е. НОВИКОВА: Ну, а помоложе.

АМАЛИЯ: Ну, как-то помоложе, да. Ах, Вы геронтофил! О! Вот и попался.

Е. НОВИКОВА: Просто ее старую никто не видел ведь.

АМАЛИЯ: Ее не видел, да. Никто не видел мертвого осла, еще скажи. Ну?

Е. ГОРДОН: А еще кого-нибудь посвежее?

Е. НОВИКОВА: Софи Лорен тоже хороша.

Е. ГОРДОН: Ой, классная. А посвежее все-таки?

А. ТРОИЦКИЙ: А, т.е. совсем посвежее.

Е. ГОРДОН: Ну, да чтобы еще…

АМАЛИЯ: Маленечко.

Е. ГОРДОН: Чуток.

А. ТРОИЦКИЙ: Совсем посвежее, это какие-то мои просто личные подруги мне приходят в голову. А вот каких-то известных я что-то даже и не припомню.

Е. НОВИКОВА: Ну, Вы кино же смотрите.

А. ТРОИЦКИЙ: Я очень редко.

Е. ГОРДОН: А из нашенских, из российских?

А. ТРОИЦКИЙ: Я очень редко смотрю кино. Последний фильм, который мне понравился, там была одна мертвая, как раз очень симпатичная, порно тетка. Фильм такой тайваньский, под название «Капризное облачко».

Е. ГОРДОН: А Волочкова красивая?

АМАЛИЯ: Балерина.

А. ТРОИЦКИЙ: Я знаю, я знаю. Анастасия.

Е. ГОРДОН: Скандал с квартирами, напоминаем.

А. ТРОИЦКИЙ: Мы с ней однажды за одним столиком сидели. Да, по-моему, такая довольно миловидная такая особа, да.

Е. НОВИКОВА: А Вам нравятся темные, блондинки или брюнетки?

АМАЛИЯ: Темные блондинки или…

Е. ГОРДОН: Или светлые брюнетки?

А. ТРОИЦКИЙ: Мне нравятся очень разные. Т.е….

АМАЛИЯ: В этом-то и проблема.

Е. НОВИКОВА: Блондинки, брюнетки – это образ жизни.

А. ТРОИЦКИЙ: В этом не проблема, в этом решение. Очень трудно сказать, потому что не по цвету волос, на самом деле…

Е. НОВИКОВА: Ну, а Ваши три жены отличались друг от друга? Кардинально внешне?

А. ТРОИЦКИЙ: Любовь постигается, правда? У меня, да, да. В общем, первая была среднего роста, вторая очень высокая, третья тоже среднего. Да, и цвет волос тоже был разный. Вообще, очень разные все были, в общем-то, все очень были хороши.

Е. НОВИКОВА: А все вот Вы были в семье и царь и бог, или они тоже занимались они тоже были такие личности, которые…

А. ТРОИЦКИЙ: Нет, ну, вот что у меня было в первой семье, я уже давно не помню, поскольку это все было по хиповому делу…

Е. ГОРДОН: В 16 лет.

А. ТРОИЦКИЙ: Да. Вторая семья у меня была такая очень мобильная, я бы сказал.

АМАЛИЯ: Что это значит?

Е. НОВИКОВА: Переносная.

А. ТРОИЦКИЙ: Т.е. это была семья, а вроде бы как бы и нет. Что-то такое типа партизанского отряда такого. В общем, это была, конечно, не настоящая семья. А вот третья семья у меня уже была настоящая семья. И у меня до сих пор, ну, что значит, до сих пор. Мы недавно, на самом деле решили разъехаться. Отношения у нас прекрасные. Насчет «царь и бог», ну, нет, царь и бог – это что-то такое там монархизм…

Е. НОВИКОВА: Ну, имеется в виду, я работаю…

А. ТРОИЦКИЙ: Монархизм и мракобесие – нет, ничего такого не было. Все работают. Все отдыхают, все радуются, и все решается сообща.

Е. ГОРДОН: А чего разошлись тогда?

А. ТРОИЦКИЙ: Я виноват.

Е. НОВИКОВА: А, может быть, вернуть что-то можно?

Е. ГОРДОН: Подкорректировать (НЕ РАЗБОРЧИВО).

А. ТРОИЦКИЙ: Дело в том, что то, что стоило бы вернуть, оно собственно никуда и не ушло. Т.е. хорошие отношения остались, и дружба осталась, и ребенок опять же все время под рукой.

АМАЛИЯ: Прекрасно. «Уважаемый Артемий, поделитесь, пожалуйста, опытом, как Вам удалось так замечательно говорить по-английски? Посоветуйте, какой лучше купить учебник? На какие лучше курсы записаться? Чтобы так свободно и красиво говорить». На какие курсы ходили, Артемий?

Е. НОВИКОВА: Вообще это был грузинский сейчас.

А. ТРОИЦКИЙ: Я отвечу. Я в общем-то, английский выучил…

АМАЛИЯ: Только за то…

А. ТРОИЦКИЙ: 8, 9, 10, 11 лет. И выучил я его практически самостоятельно. И выучил потому, что я безумно увлекся рок-музыкой, т.е. ну 8 лет мне было в 63 году. Т.е. Вы можете себе представить, в какое хорошее время я годил. И поэтому для того, чтобы понимать, о чем поют всякие «Битлз», «Роуллинг стоунс», «Бич бойс» и т.д. и читать музыкальные журналы и вообще вот быть во всем этом обеими ногами, я сам взял и выучил английский язык. Вот. С тех пор знание его только расширялось.

Е. НОВИКОВА: Вы его учили по песням.

А. ТРОИЦКИЙ: И углублялось. Да, фактически я его учил по песням.

Е. НОВИКОВА: Самый лучший учебник – песни.

АМАЛИЯ: Вот так вот. «Артемий Кивович, как же Вас жаль, с такими дурами в эфире приходится общаться. Вайлдвест». Сам дурак. «А Моника Белучи Вам нравится?» Упырь спрашивает.

Е. ГОРДОН: Упырь, ой. смешно.

А. ТРОИЦКИЙ: Да, Упырь, мне нравится Моника Белучи.

Е Е. ГОРДОН: Ой, а мне как нравится, Девчонки. Она офигенная. Причем толще, тем она краше. Правда.

АМАЛИЯ: Тебе нравятся толстые женщины? Брюнетки?

Е. ГОРДОН: Но ей это так идет. Прямо какое-то тело. А чего Вас в тетьках бесит больше всего?

А. ТРОИЦКИЙ: В ком бесит?

Е. ГОРДОН: В тетьках? В женщинах, в бабах? Как Вам удобнее.

А. ТРОИЦКИЙ: Нет, меня, в общем-то, в них ничто не бесит.

Е. ГОРДОН: Вообще?

А. ТРОИЦКИЙ: Т.е. если мне тетька, она же баба не нравится, то, в общем-то, я делаю все для того, чтобы с ней разойтись на почтительное расстояние, и не довожу до того, чтобы хоть что-то…

Е. ГОРДОН: Бесило.

А. ТРОИЦКИЙ: В ней меня бесило.

АМАЛИЯ: Оба на.

Е. НОВИКОВА: А Вы могли бы обойтись без женщин? Вообще?

А. ТРОИЦКИЙ: Я думаю, что, ну, в общем-то, трудно сказать. Т.е. у меня бывали периоды в жизни, когда…

АМАЛИЯ: Ну, наконец-то мы его затруднили.

А. ТРОИЦКИЙ: Т.е. обойтись без женщин в каком смысле?

АМАЛИЯ: В сексуальном.

А. ТРОИЦКИЙ: В сексуальном или…

Е. НОВИКОВА: Ну, одно другое не заменяет, ну, как, одно ведет в другое.

АМАЛИЯ: А в каком еще?

Е. НОВИКОВА: Конечно.

АМАЛИЯ: Артемий…

А. ТРОИЦКИЙ: В сексуальном смысле, может быть, и мог бы. Т.е. я не считаю себя…

Е. НОВИКОВА: Женщина стимул для Вас?

А. ТРОИЦКИЙ: Я не считаю себя каким-то сексуально озабоченным типом, каким-то бабником, или плэй-боем, нет.

АМАЛИЯ: Но все-таки не гомосексуалист.

А. ТРОИЦКИЙ: Я думаю, что нет. А вот в плане того, чтобы вдохновлять, стимулировать, да, вот это очень важно. Я так думаю, что тут женщина для меня, может быть, даже и важнее.

Е. НОВИКОВА: Т.е. в тот момент, когда Вы расстаетесь с женщиной, Вы сразу начинаете ее искать подсознательно.

А. ТРОИЦКИЙ: Ну, вот это Вы мне такой психоаналитический вопросик задали. Да, нет. Что я вообще могу сказать о своем подсознании? Оно на то и подсознание, чтобы действовать на меня подсознательно. Так что, что я там подсознательно делаю, а фиг его знает.

Е. ГОРДОН: А Вы бы могли с красивой, сексуальной женщиной дружить? И не вожделеть ее?

А. ТРОИЦКИЙ: Вот это сложно.

АМАЛИЯ: «Солист «Чолбон» Н. Семенов погиб. Дмитрий. Москва», — сообщает. Вот.

А. ТРОИЦКИЙ: н. Семенов – это Никифор. Да, очень жаль. Это Вы меня расстроили.

АМАЛИЯ: Вот так случилось, прошу прощения. «Подтверждаю, что у Вас замечательная третья жена. Я видела Вас на юбилейном концерте, посвященном 50-летию Макаревичу в театре эстрады», Вот так вот. видели Вас с третьей женой. Опять о солисте «Чолбон». Оказывается, многие знают.

Е. ГОРДОН: А насколько Вы рациональный, такой конъюнктурный, даже вот в своей ненависти к каким-то… т.е. в любом случае Вы же яркий именно за счет вот этих высказываний против того, что Вас бесит. А если бы Вы были одно сю-сю, Вас бы никто и не полюбил. У нас вообще народ любит протестных людей. Вот насколько Вы конъюктурно иногда протестуете? О. Только не обижайтесь.

А. ТРОИЦКИЙ: Да, нет. Я не обижаюсь абсолютно. Т.е. это очень законный вопрос. И я думаю, что, может быть, на самом деле, это выглядит вот так вот, что все это делаю…

Е. ГОРДОН: Нет, нет, это не выгляди, это просто вопрос.

А. ТРОИЦКИЙ: По трезвому расчету. Но, по-моему, нет, т.е. я об этом вообще никогда не думал. Т.е. я просто делаю то, что хочу. Т.е. очень может быть, что конъюнктурность, она просто настолько глубоко во мне сидит, и настолько органично в меня въелась, что я уже просто не ощущаю, как конъюнктурность. Но я абсолютно никогда ничего не рассчитываю. не калькулирую, не рефлексирую. Никогда в жизни не задумываюсь о последствиях. Вот.

Е. ГОРДОН: А глупости делаете какие-нибудь в последнее время? Какую-нибудь однозначно глупость и бред, и чревато, а Вы берете и делаете …

АМАЛИЯ: Ну, курите, например.

Е. ГОРДОН: Ну, чего-нибудь пожестче хочется.

А. ТРОИЦКИЙ: Ну, я думаю. что делаю, разумеется.

АМАЛИЯ: Пьете?

А. ТРОИЦКИЙ: Ну, а как же без глупостей-то?

Е. ГОРДОН: Нашла жестче.

Е. НОВИКОВА: Все-таки, так все-таки…

Е. ГОРДОН: Да, конкретная какая-нибудь глупость из последнего.

А. ТРОИЦКИЙ: Из избранного. Да, да, да. Какая-нибудь избранная глупость. Ну, я даже не знаю. Я думаю, например, очень глупо с моей стороны соглашаться участвовать во всяких ток-шоу. Вот, это…

АМАЛИЯ: Намек?

А. ТРОИЦКИЙ: Намек. Это скорее намек на то, что я иногда опять же абсолютно от балды, и не думая о том, зачем я это делаю, а просто, потому что взял, и брякнул. О'кей, т.е. я очень легок на подъем и очень покладист. И особенно, вот если женщины меня начинают меня уговаривать, я иду у них на поводу почти всегда. Из-за этого очень часто попадаю в какие-то дурацкие компании, в какие-то идиотские телепередачи. И вот я когда уже сижу рядом с каким-нибудь придурком, типа Жириновского и думаю, а чего я тут делаю, вообще. И зачем мне это нужно, и не дурак ли я. И потом сам себе отвечаю на этот вопрос: да, дурак.

Е. ГОРДОН: А Вам приятно было с нами сейчас вот находиться в одной комнате? Какие-то эротические были ощущения?

АМАЛИЯ: (Смех). (НЕ РАЗБОРЧИВО).

А. ТРОИЦКИЙ: Эротически ощущения у меня были бы, если я был бы выспавшимся, бодреньким, и не с защемленной башкой. Я сюда просто приехал после того, как часа 2 или 3 работал, писал, ну, и вот такой вот ватный…

АМАЛИЯ: Отговорчики.

Е. НОВИКОВА: Зверь был просто несвеж сегодня.

АМАЛИЯ: Артемий, скажите что-нибудь на уикенд. У Вас 30 секунд.

А. ТРОИЦКИЙ: Другой бы спорил, а я согласен.

АМАЛИЯ: Что-нибудь на уикенд скажите, у Вас уже 25 секунд.

Е. НОВИКОВА: Пятница, 13-е заканчивается.

А. ТРОИЦКИЙ: Как, ну, прекрасных всем выходных. Хороших выходных. И чтобы…

Е. НОВИКОВА: Ну, по-грузински.

А. ТРОИЦКИЙ: Лето снова началось. Гомар джоба. Мадлобт. Что-нибудь еще?

Е. ГОРДОН: И спойте, как обычно.

А. ТРОИЦКИЙ: Ну, могу сказать по-эстонски что-нибудь. Эрейхтуст, дорогие друзья.

АМАЛИЯ: Возвращайтесь в пятницу, в следующую пятницу на наш бич-клаб.

Е. ГОРДОН: Целованки.

Е. НОВИКОВА: Обниманки.



Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире