'Вопросы к интервью
01 августа 2006 г.

23.08-24.00



В прямом эфире радиостанции «Эхо Москвы» – Владимир Жириновский, лидер партии ЛДПР, Екатерина Гордон, психолог, писательница, Елена Новикова, режиссер, Любовь Успенская, певица, Ольга Субботина, режиссер



Эфир ведет Амалия& Амалия



АМАЛИЯ: Итак, пятница после 23-х, значит, в эфире «Эха Москвы» «Добрая охота!» Ну, уважаемые гости мои на бич-клабе, напоминаю, что охота у нас добрая. И в качестве нашей дичи-цели, у нас сегодня не простой зверь. У нас Владимир Вольфович Жириновский. Итак,…

В.В. ЖЖИРИНОВСКИЙ: Добрый вечер.

АМАЛИЯ: Добрый вечер. В студии Екатерина Гордон, писательница, психолог, режиссер. Недавно, так сказать…

ЕКАТЕРИНА ГОРДОН: Запустившийся.

АМАЛИЯ: Запустивший режиссер. Ну, и опять же недавно запустившийся режиссер Елена Новикова. Режиссер Ольга Субботина осталась на съемках. Я думаю, испугалась поохотиться сегодня.

ЕЛЕНА НОВИКОВА: Поступила как бич просто.

АМАЛИЯ: Да, поступила просто как бич. И так же испугалась поохотиться Любовь Успенская. А это было странно. Она была просто счастлива поохотиться на Владимира Вольфовича Жириновского. И вот что-то не сложилось, вероятно, на съемках. Итак, мы начинаем. Владимир Вольфович Жириновский родился 25 апреля 1946 года в Алма-Ате, русский, среднюю школу закончил в 1964 году. В 1964 г. Владимир Жириновский поступил в институт восточных языков при МГУ. Ну, и т.д. Вот интересная дата. В 46-м родился, в 64-м закончил школу. А каким был маленький Володенька Жириновский? Вот каково Ваше самое яркое впечатление детства, например?

В.В. ЖИРИНОВСКИЙ: Бедность и голод, холодно было всегда мне.

АМАЛИЯ: В Алма-Ате?

В.В. ЖИРИНОВСКИЙ: На улице я был всегда. Дома никого не было, мама на работе. Особых приятелей во дворе тоже не получилось. Ровесников как-то не было, кто-то постарше, помладше. Вот такое уличное детство.

Е. ГОРДОН: А со школой как складывались дела? Сегодня 1 сентября, всех поздравляю с днем знаний.

В.В. ЖИРИНОВСКИЙ: В школу пошел, мужская школа была еще. А уже со следующего года ввели совместное обучение. А вот только сейчас вроде бы снова водят кое-где раздельное.

АМАЛИЯ: А вот Вам как нравилось учиться в мужской школе, или когда совместно?

В.В. ЖИРИНОВСКИЙ: Конечно, лучше раздельно.

АМАЛИЯ: Почему?

В.В. ЖИРИНОВСКИЙ: Ну, а потому что тогда быстрее учеба идет, когда только мальчики и только девочки.

АМАЛИЯ: Ну, ладно, Владимир Вульфович, скажите, ну, как же так. Ну, Вы маленький мальчик…

В.В. ЖИРИНОВСКИЙ: Никто не отвлекает.

АМАЛИЯ: Вы не хотели, чтобы Вас отвлекали, когда Вы были маленьким.

В.В. ЖИРИНОВСКИЙ: Конечно, это же мешало нам, учебному процессу. Одно дело, мальчики. Первый класс отучились, не было никаких проблем. Во второй класс приходим, садимся за парты, с некоторыми мальчиками, в том числе со мной сидит девочка. Все, уже отвлекаешься.

АМАЛИЯ: Как она выглядела? Вспомните, как она выглядела?

В.В. ЖИРИНОВСКИЙ: Хорошо, выглядела. Оля Звонцова. Она и сейчас в Москве. Все, как бы нормально. Но я сразу начинаю думать, ага, девочка, какие там должны быть отношения. Т.е. все уже, с первой минуты

Е. НОВИКОВА: Неужели для мальчика важно только учиться, учиться и учиться. Девочки, по-моему….

В.В. ЖИРИНОВСКИЙ: Ну, в школе-то, для этого мы и пришли в школу. А девочки, там уже пошли конфетки, бантики, так сказать, все эти. И намного хуже. Нравоучения, какие-то замечания к мальчикам, а мальчики к девочкам. Т.е. это хуже вариант. Лучше все-таки отдельная мужская школа, отдельная женская. Потом уговаривать не надо меня. Я так считаю и все. И вот Ваша женская позиция, вот надо обязательно переубедить. Вот Вы каждого человека видите, как ребенка. Порода женская – кормить, как ребенка. Я вот взрослый человек, у меня буфетчица в Думе, она все накладывает много. Я говорю: мне не надо много. Она все не может остановиться. Я уже прекратил питаться в буфете. Потому что она не может понять, что мне 60 лет. А им все равно. Вот она привыкла, как мать, ребенок, чтоб был сытый, сытый, сытый. Т.е. и это, конечно, мешает, мешает.

Е. НОВИКОВА: А Вы в одной школе учились с первый по десятый класс?

В.В. ЖИРИНОВСКИЙ: С 1 по 11 все одиннадцать лет в одной школе. Имя занесено в школьную летопись. Там я был рационализатором. 6 пятерок в аттестате, остальные четвертки. Большинство четверки.

АМАЛИЯ: А рационализатором, это что?

В.В. ЖИРИНОВСКИЙ: Ну, мы ходили на практику на авторемонтный завод. И тогда было движение модное в стране при Хрущеве. И предлагали всем как бы стать рационализаторами. Я там что-то придумал. Обработка шатунных валов, коленчатый вал. И какую-то там схему по-другому их, так сказать, зачищать. И вроде бы это сочли, как рацпредложение.

Е. ГОРДОН: А Вы были симпатичным подростком?

В.В. ЖИРИНОВСКИЙ: Ничего во мне не было особенного. Не был я ни внизу, который как бы был бы изгой, ни на верху отличник, который бы всем нравился. Такой средний, средний и все. И мне в этом плане было как-то скучновато. Потому что внимание к отличникам, двоечникам. Внимание к тем, которые как бы кумиры в классе, или те, кто как бы отрицательный носитель. Но, может быть, это как-то и помогало. Я старался лучше учиться и все.

Е. ГОРДОН: А первый раз, когда влюбились?

В.В. ЖИРИНОВСКИЙ: Влюбился первый раз в 14 лет.

Е. ГОРДОН: А половой опыт первый, когда был?

В.В. ЖИРИНОВСКИЙ: Поздно, в 19 лет.

АМАЛИЯ: Я хочу одну секунду, остановить на очень интересной теме мы как бы остановимся. Но, тем не менее, хочу представить еще одну охотницу, которая все-таки появилась. Ольга Субботина, режиссер, которая все-таки вырвалась с ночных съемок. И естественно приехала поохотиться.

ОЛЬГА СУББОТИНА: Здравствуйте. Здравствуйте, Владимир Вольфович.

В.В. ЖИРИНОВСКИЙ: Добрый вечер.

АМАЛИЯ: Охота у нас добрая. Так что, пожалуйста. Пока я бы сказала, не охота это вовсе, дамы.

В.В. ЖИРИНОВСКИЙ: Допрос, допрос, как у следователя. Где родился, где был, что делал?

АМАЛИЯ: Нет, хотелось бы поподробнее про детство. А Вы все голод, да девочки мешали.

Е. НОВИКОВА: Вот Катя хочет задать, мне кажется, очень важный вопрос.

Е. ГОРДОН: Да, а как Вы думаете, вообще публике интересен человек, у которого все хорошо? У Вас как-то очень выгодно складывается Ваша биография. Потому что голодно, холодно, сразу бабы завыли. Владимир Вольфович…

В.В. ЖИРИНОВСКИЙ: А я говорю правду, потому что я в бедной семье…

Е. ГОРДОН: Ничего счастливого.

В.В. ЖИРИНОВСКИЙ: Конечно, мама на работе. В столовой работала специально, чтобы там она питалась, я приходил днем, и вечером она приносила мне ужин и завтрак. Поэтому здесь как бы все было и вынуждено. Я же не говорил, что я хвалился этим. Я носил старую одежду. Старшие родственники, братья, я их одежду, их одежду мне давали. На барахолке покупали самое дешевое. Нового никогда ничего не покупали мне. Родительский комитет мне ботиночки купил. И преподнес мне. Вот, Вова, ты у нас из самых бедных, мы решили, родительский комитет, тебе ботиночки дать, такие самые дешевые.

АМАЛИЯ: Ну, в столовой-то, подождите, как, не могли самые бедные работать. Я ни в ком, не подозреваю Вашу маму, но при столовой так же как в армии на хлеборезке работать было хорошо…

В.В. ЖИРИНОВСКИЙ: Я об этом и говорю, что мама пошла в столовую, чтоб мы не умерли с голоду. Ибо она не имела профессии. Она окончила школу, вышла замуж. Муж умер, мой отец уехал, и что ей делать? Вот она пошла работать, мне три года. Я в детский сад, а она на работу. Куда? Она и пошла в столовую, чтобы сама питалась и меня прокормить. Только поэтому она пошла, и все. И там проработала лет 20. И еще я в вузе учился, она мне помогала, присылала свою пенсию. Поэтому это было все в детстве. Чего я буду это скрывать.

Е. ГОРДОН: Ну, у нас в стране было у многих, даже у меня был такой период, когда я тоже донашивала благополучно одежду. И там был таз гречки, и мы его ели неделю.

О. СУББОТИНА: А я в столовой работала.

Е. ГОРДОН: Так что в принципе никакой уникальной беды.

В.В. ЖИРИНОВСКИЙ: Вот коньки. Все на каток ходят, а у меня нет коньков. Я узнал, как можно достать. Нужно на прокат сдать пальто. И потом не забирать пальто, а коньки унести домой. У меня было два старых пальто, которые мне подарили от родственников. А мне, зачем два пальто, я в одном ходил. Я одно сдал, и коньки унес домой. Вот так вот. Потом велосипед мне захотелось. 50 рублей.

АМАЛИЯ: Что унесли?

В.В. ЖИРИНОВСКИЙ: А где взять? Тогда кроликов я разводил. Всех продал 15 штук по три рубля. Купил велосипед. Т.е. я себя сам обеспечивал. 18 лет исполнилось, и вот я уехал из Алма-Аты, захотел учиться в Москве. А так вот отчим был, противно было, соседи. Все ругались соседи.

Е. ГОРДОН: Т.е. Вы чувствительный были такой. Раз ботинки запомнили.

В.В. ЖИРИНОВСКИЙ: Ну, а что делать, если тебе говорят, что ты бедный. Никому не говорят, тебе приходят, говорят. Это же эти две женщины, они понимали. Нельзя сказать просто: Вова, праздник, мы тебе к празднику подарочек. А они объясняют, почему. Вот ты из малообеспеченной семьи. Вот мы решение родительского комитета. Она когда это объясняют, не понимают, что ребенку это неприятно слушать, что Вы его выделяете из класса, как самого бедного. Это как бы определенная проблема. У всех шариковые ручки появились, у меня нет. Прихожу на день рождения к кому-то там. Мы любили, традиция была, классный руководитель любила ходить на дни рождения. Там горячая вода в доме. А у меня нет. На столе полно угощений. А ко мне пришли, мне 16 лет было. Стояла сковородка с картошкой, все. Что делать? Мы даже не знали, что придут. Это внезапно было. Классный руководитель решила ко мне привести человек 10-15. Т.е. я видел себя ущемленным. У всех родители, там папа, мама, лучше одеты. На экскурсию ехать в Ташкент, 20 рублей. Я ищу везде, ничего не нашел.

О. СУББОИНА: А говорят, что вот этот комплекс бедности, так же, как люди в блокадном Ленинграде, которые пережили этот голод, они потом не могли остановиться есть. Вот Вы, есть с Вами такое, что Вы после этой бедности не можете остановиться вот наживать добро?

В.В. ЖИРИНОВСКИЙ: Нет, этого нет у меня. Потому что пища была. Просто мне надоела столовская пища. И мама оставляла, чего-то приготовила, только разогреть. Я ленился. Можно было и то, что она приготовила, разогреть. И вот этой жадности не появилось у меня. Потому что у меня дедушка фабрикант. И генетически все были обеспечены. И в принципе понимал, что это временно. Поэтому я не злился, и не завидовал.

Е. НОВИКОВА: Вот интересная тема, мне кажется, возникла, по поводу как раз двигателя, что такой комплекс какой-то определенный сложивший стал там в последствии служил Вам хорошую службу.

В.В. ЖИРИНОВСКИЙ: Конечно.

Е. НОВИКОВА: Потому что где Ваши богатые, сытые одноклассники, и где Вы?

В.В. ЖИРИНОВСКИЙ: Все, все, все в худшем положении.

Е. НОВИКОВА: А вот давайте дальше посмотрим. Вот сейчас у нас, что, мне кажется, складывается. Что уже настолько расслоение существует, наверное, в нашем обществе. По крайней мере, в больших мегаполисах, в городах, что сейчас уже дети, например, там бедные к бедным в одних школах учатся. Богатые к богатым. Там мидл это одно. И нет вот этого перемешивания. Не будет ли так, что будет определенный застой. т.е. все так как-то расслоится.

Е. ГОРДОН: В активности, да? В активности детей

Е. НОВИКОВА: Ну, да, как Вы считаете?

В.В. ЖИРИНОВСКИЙ: Нет, большинство школы по месту жительства. Там они все вместе. Есть богатые школы.

Е. НОВИКОВА: Вот они и бедные. Лицеи, гимназии.

В.В. ЖИРИНОВСКИЙ: Лицеи всякие, элита туда направляет. Но это сложно всем туда.

Е. НОВИКОВА: Они же не общаются, это сложно всем туда.

В.В. ЖИРИНОВСКИЙ: Не общаются, это плохо

Е. НОВИКОВА: Два мира, два детства фактически.

В.В. ЖИРИНОВСКИЙ: Конечно, но большинство в этих обычных школах. Особенно в Москве. В этом плане проблемы нет. А в других городах вообще очень мало это элитное образование. Там еще это не связано. Но это плохо, потому что два мира получается. И они хамы эти вырастают богатенькие. Они все презирают. Они на каникулах обсуждают, кто у них, где отдыхал. В Испании, или там во Франции, Италии. Названия курортов уже знают, начиная уже с 7 лет. И хвалятся Т.е. они этим хвалятся.

Е. НОВИКОВА: Как раньше говорили, загнивающий Запад. Вот мне кажется, такая молодежь то у нас и будет. Начнет загнивать на корню. Может. Как Вы считаете?… Корни такие.

В.В. ЖИРИНОВСКИЙ: Нет, не будет загнивать. Потому что немножко их таких. Немножко. Это балуют родители.

Е. НОВИКОВА: Ну, как немножко. По Рублевке проедете.

В.В. ЖИРИНОВСКИЙ: И поскольку у Вас здесь женский клуб, главную роль здесь играет мамочка. Папочка бы этого не делал. А мамочка все верещит. Как это так вот, наш ребенок, мы никуда его не вывозим. Дети приходят, делятся. А ему нечего сказать. Это все как бы по женской наводке. Перекармливают мамочки.

Е. НОВИКОВА: Слушайте, а у меня знакомые есть артисты, которые работают дедами Морозами, какие-то такие. Так они говорят, что дети несчастны. Сидят в огромных домах, замках одни ребенок. Видит любо няню, либо родителей. Все. Приезжают клоуны, им на день рождения вызывают супердорогие. А они рыдают, бояться, забиваются под стол. НЕ могут видеть. Т.е. они не понимают, что есть другой мир, другие люди.

АМАЛИЯ: Вот и хорошо. Как раз у Владимира Вульфовича тоже есть подрастающее поколение в семье. Два внука. Вот как Ваши внуки. В какой школе учатся?

В.В. ЖИРИНОВСКИЙ: Ну, мне как раз самому, как всегда, некогда этим заниматься. И они тоже где-то там пристроили в какой-то элитный лицей. И там вот они находятся. Это я считаю, не самый лучший вариант. И пытаются их вывозить куда-то тоже отдохнуть в какие-то места. Но опять под влиянием в основном мамы. А не папы, моего сына. Т.е. опять вот ревность, чтобы и их дети, т.е. это мои внуки, были бы не хуже. Машинки уже смотрят, там какие-то гидроциклы, подороже чтобы им купили. Уже цены знают. Они должны об этом даже и не думать и не знать. Но вот конкуренция. У всех есть, пускай и у них будет.

АМАЛИЯ: А вот очень любопытно. Во многих Ваших интервью Вы выступаете, как такой прямо домостровец. Что причем женщина не подымая глаз над тазом или кастрюлей, а мужчина должен собственно рулить семье. Согласна. Но, а как же воля деда? Чтобы вот учились в простой, нормальной, российской школе, адаптировались.

В.В. ЖИРИНОВСКИЙ: Это надо совместное проживание. Тогда будет влияние. А домострой был тогда, когда в доме был дедушка, и он всем командовал. После его место занимал старший сын и т.д. А сейчас все живут отдельно. Поэтому по телефону это не накомандуешься. И каждый раз это как вмешательство какое-то. Ну, пусть попробуют. Конечно, лучше. Плюс есть у элитной школы. Там маленькие классы, там много разных предметов, там много разной техники, конечно, для развития там есть определенные плюсы, но для общения, конечно, хуже.

О. СУББОИНА: Слушайте, а вот еще такая тема. Я прошу прощения. Вот меня очень так волнует образование.

Е. ГОРДОН: Как опоздавшая.

О. СУББОИНА: Я как опоздавшая. Как молодая мать, ну, просто есть такая тема очень интересная. Ведь сейчас же детей более-менее обеспеченные родители… И мне говорят: и Вы будете так делать. А говорю: как так Вы можете. И Вы будете так делать. Ведь вообще дети не заходят в метро, например.

В.В. ЖИРИНОВСКИЙ: Да. На машине. Няня, охранник.

О. СУББОИНА: Вообще. Водители, машина, кружки. Даже просто в кружок, в дворец пионеров пойти.

В.В. ЖИРИНОВСКИЙ: На дом преподаватели.

О. СУББОИНА: Только на машине и вызванный водитель. Вот от 0 до 16 лет. Мне говорят: и Вы будете возить, как Вы думаете. Неужели Вы ее в метро запустите? Ну, представляете, что это такое. Мы же… совершенно другое было время.

Е. ГОРДОН: Ребенок то потом пересядет на машину. Чего ты беспокоишься?

О. СУББОИНА: Нет, ну, подождите. Ну, он же должен как-то адаптироваться. Вот я вспоминаю себя. Я уже в 12-13 лет в час ночи возвращалась, занималась театром, в студии, без звонка, не было телефонов.

В.В. ЖИРИНОВСКИЙ: Я пешком ходил в школу. Даже на трамвае мог ездить. Я не ездил, пешком ходил.

О. СУББОИНА: Да вообще вопросов не было. Понимаете. А сейчас все ходят за руку. Не будет ли это вредно?

В.В. ЖИРИНОВСКИЙ: Вредно, вредно. И всегда так было. Во все времена будут бедные богатые, будут элитные семьи, элитное образование. Это не остановиться, потому что люди не знают, куда деньги вложить. Сейчас самое доходное дело, это платный детский сад и лицей, там платят больше, чем в вуз. До полутора тысяч евро в месяц.

О. СУББОИНА: Да, что Вы, я узнавала уже. Я уже узнавала. 2000 платят.

В.В. ЖИРИНОВСКИЙ: Ну, вот, 2000. Это с ума сойти.

О. СУББОИНА: Я хотела. Евро.

В.В. ЖИРИНОВСКИЙ: Это самое дорогое обучение сегодня вот в этих вот узких, закрытых, элитных школах. Это не вуз. Но это все… Им надо куда-то деньги вложить. У них есть деньги. И они эти цены вполне могут устанавливать. Пускай тратят, лишь бы это на пользу шло. Это лучше, чем покупать клубы.

Е. НОВИКОВА: Оля, сама не охотишься, блин, а отдаляешь, так сказать, мишень, не даешь прицелиться.

В.В. ЖИРИНОВСКИЙ: Это вот женская психология Ваша. Наговорить, наговориться.

АМАЛИЯ: Я вот что хотела спросить. Вот говорили: голодное детство. А институт Востоковедния. Почему, допустим, не какое-то товароведение там? Опять же какое-то сытное.

В.В. ЖИРИНОВСКИЙ: Никогда меня это не прельщало. Меня прельщали международные отношения, политика. Поэтому я пошел…

АМАЛИЯ: Почему, откуда они Вас могли прельщать. В Алма-Ате, в голодном детстве, с мамой в столовой. Вот вдруг… каким Вы политиком восхищались в детстве? Хрущевым?

В.В. ЖИРИНОВСКИЙ: Нет. Я по радио слушал. Радио в Британии какой-то лидер парламентского большинства. Смотрю, какое-то меньшинство, большинство. С 10 лет это меня уже интересовало. Т.е. я на рынке покупал книги «Основы политических знаний», там или какой-то там справочник, связанный с юриспруденцией, обязательно вот с какими-то международными отношениями. Т.е. это генетически возможно. Как бы все это связано. Влияния не было, потому что мать работала в столовой. Действительно, мне, может, было бы желание стать …барменом, или свой ресторан открыть, но нет, вот меня в этом плане тянуло только. Возможно, национальный вопрос.

АМАЛИЯ: Ничего себе. Владимир Вольфович. Вы узнаете эту женщину, которая появилась у нас в эфире?

В.В. ЖИРИНОВСКИЙ: Да. А Вы говорите, что кто-то испугался.

АМАЛИЯ: Вот. Ну, я думала так. Вот так смотрите как. Итак, охотник вначале расцеловался, так сказать, с дичью. Усаживайте куда-нибудь.

В.В. ЖИРИНОВСКИЙ: Женский клуб, видите.

Е. ГОРДОН: Как всегда опаздывают женщины. Показали себя с лучшей стороны.

АМАЛИЯ: Итак, микрофон у нас есть?

В.В. ЖИРИНОВСКИЙ: И опаздывают, и просто покопаться внутри человека….

АМАЛИЯ: Естественно, а как же. Ну, нам интересен человек именно.

Е. ГОРДОН: А Вас это раздражает в женщинах.

В.В. ЖИРИНОВСКИЙ: Вот именно. Нет. Это просто всегда у женщин. У них первична вот эта вот информация. Как кто живет…

Е. ГОРДОН: Ну, а Вы любите женщин?

В.В. ЖИРИНОВСКИЙ: Дело не в этом, что любит, не любит женщин.

Е. ГОРДОН: Можно же их прощать за это.

В.В. ЖИРИНОВСКИЙ: Это исторически уже раздражает мужчин. Это отдаляет мужчин от женщин. Вы это должны понять. Поэтому идут сейчас уже гражданские браки, или безбрачие, или бездетные. Т.е. мы расстраиваем отношения между мужчиной и женщиной.

Е. ГОРДОН: А, может быть, у Вас с детства….

В.В. ЖИРИНОВСКИЙ: Деловая, красивая, самая умная женщина, согласен, нужна, но она нормального мужчину раздражает, он с ней не хочет быть рядом. Поговорить и разойтись. А дома нужна немножко туповатая. Потому что нельзя….

Е. ГОРДОН: Ой, какой кошмар! Ой, какой ужас!

В.В. ЖИРИНОВСКИЙ: Потому что, Вы понимаете, нельзя лечь в постель с умной женщиной. Представляете. Вы вспоминаете, что она говорит.

Е. ГОРДОН: Вы попробуйте. Владимир Вульфович. Рекомендую.

ЛЮБОВЬ УСПЕНСКАЯ: С умной женщиной и разница, и с дурочкой. Какая разница, когда в постели Вы с ней.

В.В. ЖИРИНОВСКИЙ: Я объясняю. В том-то и дело. Падает возбуждение не в прямом смысле физическом, когда умная. Ты вспоминаешь, что она говорила.

Е. ГОРДОН: А если она еще говорит в процессе…

В.В. ЖИРИНОВСКИЙ: Нет, а это вообще чудовищно. Вот вспоминаешь, ты с ней спорил, говорил…

Л. УСПЕНСКАЯ: А можно еще один вопрос. Скажите, какие Вы трусики носите, какой фирмы?

В.В. ЖИРИНОВСКИЙ: Самой обычной я люблю. Обычный, домашний вариант такие.

Л. УСПЕНСКАЯ: Нет, а фирма какая?

В.В. ЖИРИНОВСКИЙ: Никакой фирмы там нет.

Л. УСПЕНСКАЯ: Келвин Клайн….

В.В. ЖИРИНОВСКИЙ: Не надо никаких. Поэтому Вы и не можете понять, женщины, что все, к чему Вы стремитесь, это правильно. Это Вам нужно, это Ваша жизнь, делайте это. Но это всегда большую часть мужчин от Вас будет отдалять. Раздражать. И в этом причина разводов. Они будут постоянные разводы. Чем умнее, красивее женщина…

О. СУББОИНА: Вы сейчас установку даете по радио.

В.В. ЖИРИНОВСКИЙ: Чем умнее, красивее женщина…

Е. ГОРДОН: Может, это боязнь какая-то женщины.

В.В. ЖИРИНОВСКИЙ: Не боязнь. Вы не можете понять психологический момент. Для мужчины нормальная женщина – это самка. Такая она аппетитная, такая, Вы знаете. заяц, кролик… Вот кроликов держал я. Вот я посадил крола в сетку к крольчихе. Он там зерно чего-то, а потом хоп! Я, самка. И набросился на нее. Закончилось все. И опять он ее бросил, и опять занимается своими делами.

Е. ГОРДОН: Вы знаете, среди кроликов и политиков нет, по-моему.

В.В. ЖИРИНОВСКИЙ: Я к чему говорю. Что Вам нужен самец. Но когда Вы очень умные и красивые, он погибает. Он перестает быть самцом. Он начинает пить, он не хочет, разводы. А вот это им нужно внезапно. Она должна быть туповатая, молчать должна она. Им нужна молчащая женщина.

(ГОВОРЯТ ВСЕ ВМЕСТЕ)

АМАЛИЯ: Хочу напомнить нашим радиослушателям, которые вот сейчас. Что Вы находитесь в эфире «Эхо Москвы». Мы тоже в эфире «Эхо Москвы» в бич-клабе, на охоте, «Доброй охоте». В гостях у нас, значит, охотницы – Катя Гордон, режиссер, Елена Новикова, режиссер, Ольга Субботина. режиссер, Любовь Успенская, певица.

В.В. ЖИРИНОВСКИЙ: Вот видите. Вы все режиссеры и певицы. Вам бы сейчас сидеть у детской кроватки и плакать, колыбельную песенку петь.

О. СУББОИНА: Зачем плакать?

В.В. ЖИРИНОВСКИЙ: Чтобы он слышал, чтобы растрогало это его. Ох, она плачет. Чего-то там как-то не получается у нее. Пойду я ее приласкаю. Вы должны вызывать жалость у мужчины. Жалость. А когда Вы такие хамы, такие наглые, богатые, Вы все знаете, все умеете. Вы все видели, все слышали, он погибает рядом с Вами. Все, он не хочет.

Е. НОВИКОВА: Умная женщина может в дуру сыграть? Возможно это?

В.В. ЖИРИНОВСКИЙ: Бесполезно. Он это почувствует. Он же знает ее, слышит. Почему мужчина с удовольствием изменяет?

Л. УСПЕНСКАЯ: А когда мужчина влюблен, он же и хочет верить, что женщина…

В.В. ЖИРИНОВСКИЙ: Всегда с удовольствием изменяет.

Е. НОВИКОВА: Даже и совесть его не грызет?

В.В. ЖИРИНОВСКИЙ: Вот я до сих пор помню эту женщину. На дне рождения познакомились. Мы поехали к ней. Жена режиссера, он уехал в Крым, снимать фильм. Тихо, спокойно. Она просто плакала. До сих пор я это помню. Прошло там 30 лет, или 40, так я это помню. Вот божественная женщина, вот она произвела впечатление. Она дурацких вопросов не задавала, ничего. Она так от него устала, потому что вот режиссеры собрались. У него только работа, работа, работа. И не хотел с ней разговаривать. Она от меня, и я от нее получил то, что мы хотели. Вот и все. И это был как раз вот тот самый вариант, просто отношения мужчины и женщины.

Л. УСПЕНСКАЯ: Нет, у Вас, по-моему, отношение к женщине, потому что Вы политик, и Вам хотелось бы, чтобы женщины не были не в политике вообще, чтобы они поменьше…

В.В. ЖИРИНОВСКИЙ: Как она может быть в политике, или в науке…

Л. УСПЕНСКВАЯ: Она и не говорит даже, она должна молчать…

В.В. ЖИРИНОВСКИЙ: Она не замужем, 100%. Или нет детей, или какие-то у не болезни. Нормальная женщина, ей некогда быть в политике и в делах. Быть директором театра…

АМАЛИЯ: Привет Хакамаде, называется.

В.В. ЖИРИНОВСКИЙ: И что она мучается. Сколько браков уже у нее? Сколько браков?

АМАЛИЯ: Не знаю.

Л. УСПНСКАЯ: Ну, есть женщины очень популярные в политике. И в Германии.

В.В. ЖИРИНОВСКИЙ: Вот и посмотрите на ее лицо эту Ангела Меркель. Ее муж даже не приехал, ему было стыдно приехать на юбилей к нам. С ней там рядом быть. И Кандолиза Райс популярна. На пианино играет она.

О. СУББОИНА: Нет, ну, там много таких в Германии. У них такие лица многих там.

В.В. ЖИРИНОВСКИЙ: Да, вот это порода. Вот это скандинавские, германские, они очень некрасивые, им тяжело в этом плане.

АМАЛИЯ: Хорошо, так, стоп. Владимир Вольфович, какие Вам женщины нравятся? Подождите, бабы, Вы базарите так, что уже ни одну не слышно. Значит, давайте по порядку. Вот так вот. Я сказала.

В.В. ЖИРИНОВСКИЙ: Сразу говорю, какие. Вот я был в Бешкеке. И там мне рассказали. Были французские летчики на стажировке, все взяли местных киргизских девушек. Все. Увезли во Францию. Почему? Покладистая, тихая, дородная такая. Все делает и молчит. Мусульмане, они забитые.

АМАЛИЯ: И ничего не требует.

В.В. ЖИРИНОВСКИЙ: Ничего не требует. Она даже не знает ничего, что можно требовать.

АМАЛИЯ: А французы жадные.

В.В. ЖИРИНОВСКИЙ: Жадные. А француженка, вспомните, какая. Она вся стяблая, вся стянутая. Она вся курит, она всегда такая издерганная. Ну, с ней никогда ничего не получается. И они не виноваты. Я когда говорю…

Е. ГОРДОН: Ну, скажите, есть у нас шанс хоть какой-то?

В.В. ЖИРИНОВСКИЙ: Шанс всегда есть. Мы одно не можем договориться. Что Вы женщины, никогда не можете понять мужскую психологию. Мы то понимаем Вас. Вы не можете. Вот когда с Вами вступают в половые отношения, Вы думаете, что Вас любят. Представляете, ваша глупость.

Е. ГОРДОН: Не правда, не думаем.

В.В. ЖИРИНОВСКИЙ: Большинство думают.

Е. ГОРДОН: Не думают!

В.В. ЖИРИНОВСКИЙ: Ну, как, ты же лег со мной, все!

Е. ГОРДОН: Ты думаешь?

В.В. ЖИРИНОВСКИЙ: Ну, Вам хочется думать, что раз лег со мной в постель, значит, ты меня любишь.

Е. ГОРДОН: Ну, это в 16 лет.

В.В. ЖИРИНОВСКИЙ: Да, какая разница. И так все время.

О. СУББОИНА: Знаете, почему блондинки смотрят порно до конца?

В.В. ЖИРИНОВСКИЙ: Ну?

О. СУББОИНА: Они ждут, когда все поженятся.

В.В. ЖИРИНОВСКИЙ: Ну, вот. Вот. На уме брак. И это правильно.

О. СУББОИНА: И это первого то сентября.

АМАЛИЯ: А вот можно прочитать первое забавное сообщение? «Умная женщина, это как морская свинка». И не свинка, и не морская.

В.В. ЖИРИНОВСКИЙ: Вот, пожалуйста.

Е. ГОРДОН: Мне нравится, что Вы хихикаете. Сами сидите и хихикаете над этим.

АМАЛИЯ: «А какая жена нужна тупому мужику?» Дмитрий спрашивает, вот, Владимир Вольфович?

Е. ГОРДОН: А тупых мужиков не бывает, считает Владимир Вольфович.

В.В. ЖИРИНОВСКИЙ: Самый лучший вариант жена – это глухо-немая. Это самый лучший вариант. Маленького роста, карлик. Негритянка. Под ногами ползает, ковыряется, педикюр в ногтях. Раз, пихнул ее, нет ее. Лег спать, спина, корябкается, чего-то….

Е. ГОРДОН: Вы хотите сказать, что и у Вас по такому принципу жизнь сложилась?

В.В. ЖИРИНОВСКИЙ: Да у всех мужчин. Они все с удовольствием Вас поменяют на глухонемую, тупую, ничего не говорящую.

Л. УСПЕНСКАЯ: А, правда. В Нью-Йорке живет мой родственник, который женат на глухо-немой, после неудачного брака, он разошелся с женой, которая ходит по Брайтон-бич.

В.В. ЖИРИНОВСКИЙ: Да, еще слепая, вот был бы идеальный вариант. Глухонемой чего-то объяснять на пальцах.

Л. УСПЕНСКАЯ: Нет, она видит, но не говорит. И он так счастлив.

Е. ГОРДОН: (ГОВОРЯТ ВМЕСТЕ) можно робот поставить и жить с ней сколько угодно, пожалуйста. С роботом.

В.В. ЖИРИНОВСКИЙ: Без женщин нельзя. Без жены очень… большинство мужчин без жены с удовольствием бы жили. Жена – это кабала, это крепостное право, оно рухнет все равно, потому что это страшно.

Е. ГОРДОН: Кто их заставляет жениться в таком случае?

В.В. ЖИРИНОВСКИЙ: Иметь чистую женщину, только поэтому. Уберите, дайте возможность, материальные условия. Каждому мужчине дайте квартиру и лишние 10 000 в месяц, ни один не женится, близко не подойдет.

Л. УСПЕНСКАЯ: Владимир Вульфович, а у Вас есть любовница?

В.В. ЖИРИНОВСКИЙ: У меня все есть. Но я Вам говорю, что это как бы не доставляет мне радости. У меня другие сейчас потребности.

Л. УСПЕНСКАЯ: Какие?

В.В. ЖИРИНОВСКИЙ: Помогать другим, другим помогать.

Л. УСПНСКАЯ: Женщинам?

В.В. ЖИРИНОВСКИЙ: Да всем.

АМАЛИЯ: Заводить любовниц? Или что? Скажите, какая потребность?

В.В. ЖИРИНОВСКИЙ: Вот я считаю, вот в этой сфере, раз это женский клуб. Нам нужна обязательно служба, вот эти брачные агентства, это не надо, свахи. А вот именно просто познакомиться, чтобы очень много одиноких….

Л. УСПЕНСКАЯ: А проституция?

В.В. ЖИРИНОВСКИЙ: Это плохо. Ни один мужчина не хочет проститутку. Это вынужденная как бы, как пособие по безработице. Кто хочет быть безработным? Ну, безработный получает пособие. Так и тут. Т.е. нужно знакомить одиноких мужчин и женщин. Именно только для личной такой жизни. Никакого не замужества. Потому что когда брачные эти агентства, люди не хотят. Т.е. надо совместить их, чистых, хороших, нормальных, чтобы у них были нормальные свидания, так сказать. Вот они встречаются, потом меняют. Надоел, год, там два, или сколько получилось. Это у нас службы этой не хватает. У нас миллионы разведенных, миллионы таких, которые не хотят вступать в брак. И им тяжело. Проблема жилья.

АМАЛИЯ: «Жириновский – лучший политик России. 100 лет Вам. Руслан. Махачкала».

В.В. ЖИРИНОВСКИЙ: Вот, пожалуйста, вот. Я получаю удовлетворение, когда слышу, что со мной согласны. И миллионы согласны.

Л. УСПЕНСКАЯ: Ну, в основном кто? Кавказ. Кто с Вами согласен?

В.В. ЖИРИНОВСКИЙ: Да. Потому что просто Кавказ – ребята энергичные быстрые. Юг всегда. Они быстрее созревают. Вот они и звонят. А наш русский пока должен подумать еще чего-то такое. А он сразу позвонил, потому что они быстро все делают.

АМАЛИЯ: Нет, потому что я не все зачитываю. Потому что русские почему-то интересуются все политикой, а про женщин как-то… Кстати, можно вопрос задать, вот Вы не считаете, что в России, может, из-за холода, из-за чего-то действительно, мужчины менее горячие, какие-то…

В.В. ЖИРИНОВСКИЙ: Это все такие. Это Север. Все такие, скандинавские такие же, и Канада север. Т.е. это японцы. Т.е. это из-за севера. Ну, погода отвратительная.

Л. УСПЕНСКАЯ: А, женщины? Женщины отличные, мне кажется, темпераментные.

В.В. ЖИРИНОВСКИЙ: Потому что у Вас другой психотип, опять же. Другой у Вас психотип.

АМАЛИЯ: Ну, хочешь, не хочешь, размножаться надо.

Л. УСПЕНСКА: Дети должны быть.

В.В. ЖИРИНОВСКИЙ: Дети должны быть обязательно.

АМАЛИЯ: Почему у Вас один ребенок, Владимир Вольфович?

Л. УСПЕНСКАЯ: Почему у Вас один?

В.В. ЖИРИНОВСКИЙ: Пусть, так считают, что один. И он как бы…

Л. УСПЕНСКАЯ: Ах, в этом смысле? Понятно.

В.В. ЖИРИНОВСКИЙ: Пусть так считают.

АМАЛИЯ: Значит, я напоминаю, что сегодня у нас первый раз в эфире «Эхо Москвы» в бич-клабе охота. Доброй нас охоты. Кто у нас сегодня охотиться? Ольга Субботина, Катя Гордон, Елена Новикова, Любовь Успенская. Кто же у нас сегодня наша цель? Владимир Вольфович Жириновский. Пока ускользает просто. Дамы, зверь получился шелковистый очень.

В.В. ЖИРИНОВСКИЙ: Вот это женский клуб у Вас, это не женский, клуб хищниц.

АМАЛИЯ: Ну, бич.

В.В. ЖИРИНОВСКИЙ: Потому что Вы многие не знаете об этом. Женщина по своей природе хищница. Заложила природа.

Е. НОВИКОВА: Мы знаем.

В.В. ЖИРИНОВСКИЙ: Ваша задача – схватить самца. И выжить из него все на максимум. И потом его отбросить в сторону. И Вы все это делаете правильно.

Л. УСПЕНСКАЯ: А Вам это нравится.

В.В. ЖИРИНОВСКИЙ: И это механизм размножения. Вы не всегда это делаете ради размножения, но это природа заложила. Чтобы как можно больше было контактов. Поэтому Вас так трудно было удовлетворить, женщин.

Е. ГОРДОН: А как Вам кажется, есть какие-то вещи, которые Вы не понимаете в женщинах, ну, не можете объяснить.

В.В. ЖИРИНОВСКИЙ: Все понимаю.

Е. ГОРДОН: Все понимаете?

В.В. ЖИРИНОВСКИЙ: Все понимаю. Поэтому мне противно. Противно жить мне. Все понимаю.

Е. ГОРДОН: Ну, а Вы не допускаете на секунду, что Вы не понимаете на самом деле?

В.В. ЖИРИНОВСКИЙ: Вижу, какой народ, и все мы тупые. Какие мы все наивные, какие мы все, все что угодно, можно навязать.

Л. УСПЕНСКАЯ: А Вас обманывали женщины?

Е. ГОРДОН: Тогда Вы женщинами можете манипулировать, раз Вы все про них понимаете.

В.В. ЖИРИНОВСКИЙ: Ну, это нужно потратить огромное врем. Невыгодно. Любой мужчина соблазнит любую женщину. Месяц, два, три и все будет в порядке. Но зачем трата времени? Представляете, это вот мешает потратить время.

Л. УСПЕНСКАЯ: Владимир Вольфович. Вас когда-то женщина обманывала?

В.В. ЖИРИНОВСКИЙ: Ну, как обманывала? Я не знаю…

Л. УСПЕНСКАЯ: До боли, до слез?

Е. ГОРДОН: Чтобы убить хотелось?

В.В. ЖИРИНОВСКИЙ: Не было такого.

АМАЛИЯ: Чтоб убить хотелось.

Л. УСПНСКЯ: Чтобы Вы хотели, да, отомстить.

В.В. ЖИРИНОВСКИЙ: Я? Ей?! Наоборот, я был рад, когда она уходила к другому. Я был бы счастлив. И чем быстрее это б происходило, я только рад. Вы поймите, устает мужчина от женщины. Просто я говорю откровенно. А когда Вас длительно Ваши любовники Вас содержат, или сами в связи, или думаете, он Вас действительно любит. Не любит Вас ни один мужик. Вы все противны мужикам.

АМАЛИЯ: Вот так вот (плачет)! Это неправда!

В.В. ЖИРИНОВСКИЙ: Ненавидят Вас. Общая ненависть. Из-за этого все войны, вся революция. Вся политическая гадость именно от дисгармонии половых отношений. Все так было, и будет.

О. СУББОИНА: Вот все-таки. 5 копеек ставлю. Вот у меня одна подруга, дизайнер, в Москве известная фамилия, не назову. Она с тех пор, как перевалила за определенный возраст и в силу психофизиологических причин…

АМАЛИЯ: За 40? Ну, скажи.

О. СУББОИНА: Больше.

АМАЛИЯ: За 50.

О. СУББОИНА: Она уже не хочет мужиков. Она резко поменяла философию. Она сказала, что она все знает про всех. Ну, не хочет она мужиков. Что мужики все понятны. С ними не интересно, не рационально.

АМАЛИЯ: Кого она хочет?

О. СУББОИНА: Т.е. в принципе вот она говорила то же самое. что. может, Вы просто как бы их и не хотите, поэтому задним числом Вам так все и понятно.

В.В. ЖИРИНОВСКИЙ: Я объясняю то, что происходит в обществе. Вы сразу переводите на меня.

Е. ГОРДОН: Мы же с Вами разговариваем.

В.В. ЖИРИНОВСКИЙ: Со мной. Вы поймите.

Е. НОВИКОВА: Вы сами-то как считаете?

О. СУББОИНА: Устали уже и взрослые…

В.В. ЖИРИНОВСКИЙ: Почему устали? А какой смысл? Вы понимаете, что нужно потратить много времени. Любая женщина требует…

О. СУББОИНА: Я удовольствие? А любовь?

В.В. ЖИРИНОВСКИЙ: Вот она должна прийти, эта любовь.

О. СУББОИНА: Приходила?

В.В. ЖИРИНОВСКИЙ: Мало очень. В самом раннем детстве. Меня спрашивали, когда первый раз влюбился. В 14 лет. Потом в 16, в 17.

О. СУББОИНА: Кто это была? Ну, кто это?

В.В. ЖИРИНОВСКИЙ: В поезде. Я всегда влюблялся в движении. Девочка, семья, ехали они из Москвы. Я в Алма-Ату, они Джамбул. И на верхней полке лежали. Я на нее смотрел, она на меня смотрела. Имя уже сейчас забыл.

О. СУББОИНА: А вот можно, если Вас положить на верхнюю полку, посадить в поезд, и мы будем по очереди входить в вагон.

В.В. ЖИРИНОВСКИЙ: А в другой раз в поезде ехали. Вот так же были 4 девушки. Тоже познакомился с одной. В Могилев. Туда приехал. К ней. Все встречался. В Будапеште был, Анико, до сих пор помню ее имя. А прошло 40 лет. 66-й год. Тоже, т.е. тогда в молодости, когда много времени, не хватало денег мне тогда. Не было у меня денег, чтобы куда-то там сводить, что-то купить и т.д. И у меня их было очень много. Я их перестал считать, когда стала цифра 200. У многих 1000 переваливает. И нам это противно. Нам нечего вспомнить. Там 100-я, 15-я, какая разница. И все это требует больших, душевных наших сил. И это все изнашивает мужчин. Это все. Потом им трудно и жить с одной то женщин, потому что он вспоминает всех других, которые были. Из всех этих 200, допустим, остановимся на этой цифре, только 2 мне понравились. Кожа. Шелковистая кожа. До сих пор помню. Вот именно кожа. Вот прикасался к ним, и какой-то сразу у меня было…

О. СУББОИНА: Как кролики перед удавом сидел.

В.В. ЖИРИНОВСКИЙ: Т.е. вот это мне понравилось. А остальные все техника, просто техника. Физиология, физиология, физиология.

О. СУББОИНА: И глазами хлопал.

Е. НОВИКОВА: Это, мне кажется, Вы только подтверждаете теорию о половинке. То, что очень мало, может быть, и не нужно перебирать 200. Может, как-то боле аскетично к себе подойти.

В.В. ЖИРИНОВСКИЙ: Пожалуйста, и аскетично. Можно потратить на нее всю жизнь. Сказать: любовь до гроба. Вот они до гроба и живут. А я не хочу всю свою жизнь потратить на просто какую-то женщину. И я не хочу, чтобы так делали все остальные мужчины. Пусть они будут с какой-то юбкой лежать всю жизнь в койке с ней, все ей покупают. Но мне это противно. Мою жизнь потратить, чтобы какой-то женщине будет хорошо. Мы же состаримся все равно. В 60 лет она уже будет противна. Ему 70, ей 60, ему 80… Все это уйдет. А что у него за спиной? Ничего нет. Вот он потратил всю свою жизнь на эту женщину. Он ее холил. Дарил ей подарки. Не изменял ей. Да, противно. Зачем нужна такая жизнь.

АМАЛИЯ: Скажите. Вы щедрый мужчина?

Л. УСПЕНСКАЯ: Вы любите деньги тратить на женщин?

В.В. ЖИРИНОВСКИЙ: Я тратить люблю, но я не люблю, когда они провоцируют это.

Л. УСПЕНСКАЯ: Это очень неприятно. Я Вас очень понимаю.

В.В. ЖИРИНОВСКИЙ: И я не могу понять психологию этих женщин. Если мужчина тебе не дарит, он тебя не любит. Это первый признак. Ан, нет, купи. Ну, хорошо, он купит.

Е. ГОРДОН: Глупая.

В.В. ЖИРИНОВСКИЙ: Не глупая, а просто вымогательство. Купи, вот туда, пошли…

Л. УСПЕНСКАЯ: Мы не спрашиваем у Вас, Вас заставляют, или что. Вы лично от себя, вот как мужчина, ВЫ щедрый?

В.В. ЖИРИНОВСКИЙ: Щедрый, я готов. Пожалуйста. Я говорю, почему не подарить. Да, щедрый. Я считаю, что должен быть добрый человек. Не надо жадничать. Надо больше тратить на удовольствия. Друг на друга. Это все согласен. Не надо быть скопидомом.

АМАЛИЯ: Что мужчина Жириновский может подарить женщине? Вот самый дорогой подарок, какой Вы дарили? Вот не дорогой, как знаете, я подарил ей сына. Это такой духовно-психологический подарок. А вот как бы…

В.В. ЖИРИНОВСКИЙ: Из вещей.

АМАЛИЯ: Из вещей, да. Интересно же.

В.В. ЖИРИНОВСКИЙ: Не помню сейчас, что я дарил. Как обычно…

Е. ГОРДОН: Ну, машины дарили, квартиры дарили?

Е. НОВИКОВА: Мужчина Жириновский, он же совсем не романтичный мужчина. Он все работает…

В.В. ЖИРИНОВСКИЙ: Тогда, когда я был молодой и влюблялся часто, у меня денег не хватало даже купить хорошие билеты в театр. А тем более в театральный буфет. А тем более, на такси привезти туда и обратно домой. В этом же проблема. Что любые отношения требуют денег. Почему мужчины иной раз прибегают к услугам проститутки. Дешевле обходится. Потому что любая женщина – это дорого. Начинаются встречи, какие-то знаки внимания, куда-то вести, дни рождения, дискотеки, балы. Посчитать за год, сколько угробил. Даже самый такой жадный, скуповатый, это куда дешевле прибегнуть к услугам.

Е. ГОРДОН: Как Вы думаете. Вы нравитесь женщинам? Вот Вы идете, на себя ловите взгляды какие-то?

Е. НОВИКОВА: Еще как.

Е. ГОРДОН: Женские, я имею в виду, по-женски.

В.В. ЖИРИНОВСКИЙ: Я известный человек, поэтому есть, конечно, кто-то может сказать, что я там нравлюсь и т.д. И мне нравится.

Е. ГОРДОН: Нет, а Вы как думаете? Вы чувствуете? Нравитесь женщинам?

О. СУББОИНА: А Вы можете определить это, искренность женскую?

В.В. ЖИРИНОВСКИЙ: Да, конечно.

О. СУББОИНА: Какие признаки у искренности?

В.В. ЖИРИНОВСКИЙ: Вот это как бы вот это женщины не могу понять, мужчина любит или не любит. Это всегда заблуждение. А мужчине легче понять, когда он любит женщину. Или когда она его любит.

О. СУББОИНА: А когда любит мужчина женщину? Какие признаки?

В.В. ЖИРИНОВСКИЙ: Ну, это предельная будет у него скромность. Он слова не скажет лишнего. Он чуть ли не начинает заикаться.

АМАЛИЯ: Вы про себя говорите, скажите?

В.В. ЖИРИНОВСКИЙ: Вообще про любого мужчину.

Е. ГОРДОН: Ну, не про актеров, я думаю.

О. СУББОИНА: Думала, он меня любит, а он просто заика.

В.В. ЖИРИНОВСКИЙ: Онеменеие определенное наступает. Когда не ставит на первое место половой акт. А именно желание просто видеть ее, где-то просто встречаться, держаться за руку. Т.е. в этом плане мужчина, он… Но здесь проблема в чем, что опять Вам не понятно женщинам. Что он вечно в борьбе. Вот он хочет ухаживать просто, а у него есть потребность физиологическая. И вот это вот всегда возникает конфликт. Может быть, женщина хочет дольше просто ухаживания. Может быть, сейчас это меньше принято. Но в принципе этот разрыв происходит. Что у мужчины есть любовь к женщине и есть физиологическая потребность. Т.е. Вы должны согласиться с тем, что Он будет Вас любить, за Вами ухаживать, а физиологическую потребность удовлетворять с другой. А этого Вы не хотите. И все, начинается конфликт.

Е. ГОРДОН: А почему ж я не хочу.

В.В. ЖИРИНОВСКИЙ: Ну, Вам не хочется, потому что у него одновременно есть другая женщина.

Е. ГОРДОН: Пусть будет.

О. СУББОИНА: Не будет, ни за что! Всех порвем.

В.В. ЖИРИНОВСКИЙ: Вот все. И сразу конфликт. Всех порвем. Накажем.

О. СУББОИНА: Конечно.

В.В. ЖИРИНОВСКИЙ: Где? Что? Как? Даже посмотрел, уже начинается, это все. Это самая неразрешимая проблема. Это вот мужчины и женщины. Это трагедия человека.

Е. НОВИКОВА: А есть какие-то обязанности у мужчины перед женщиной? Вот женщина должна стирать, а он что должен?

В.В. ЖИРИНОВСКИЙ: А он пускай идет в магазин. Она убирается в квартире, там протирает окна, а он пусть идет, гуляет с ребенком. Он ремонтирует мебель, а она пускай штопает, допустим. Тот, что у них лучше получится.

О. СУББОИНА: Домострой.

В.В. ЖИРИНОВСКИЙ: Он телевизор, допустим, может отремонтировать.

Е. НОВИКОВА: Понятное дело, о чем речь.

В.В. ЖИРИНОВСКИЙ: Он поедет на дачу, там подготовится. Затопит печь. Т.е. всегда можно разделить.

Е. НОВИКОВА: Но может быть такое, что он сидит дома с ребенком, а она зарабатывает?

В.В. ЖИРИНОВСКИЙ: Опять не проводите психологию. Он может все это делать, но не захочет с Вами лечь в постель, он устал, его это все издергало.

Е. НОВИКОВА: А если я устала?

В.В. ЖИРИНОВСКИЙ: Тоже проблема. Но Вы уставшая можете согласиться на повой акт.

Е. НОВИКОВА: Не могу!

В.В. ЖИРИНОВСКИЙ: а он уставший, ну, изнасилует.

О. СУББОИНА: Не могу, но должна!

Е. ГОРДОН: Нет!

В.В. ЖИРИНОВСКИЙ: Проблема. Почему в семье начинается разлад из-за этого. То он устал, то она, то у него чего-то болит, то у нее. То соседи.

Е. ГОРДОН: Что делать?

В.В. ЖИРИНОВСКИЙ: Любовников иметь и любовниц. Иметь две квартиры. Обязательно. Встречаться реже. Иметь две квартиры на одной лестничной площадке. И маленькая дверца. Вот захотел к жене, постучал, зашел туда к ней. А так ты один. К тебе во входную дверь…

Е. ГОРДОН: И тогда будет в семье мир и любовь.

В.В. ЖИРИНОВСКИЙ: Только тогда будет. Тогда будет гармония все. В этом плане французы, пожалуйста. Он знакомит жену со своей любовницей, а она его знакомит со своим…

Е. НОВИКОВА: Не смотря на их кожу…

В.В. ЖИРИНОВСКИЙ: Да, и они понимают, что не могут уже удовлетворять. Нужно, чтобы обязательно был любовник, любовница. И это происходит.

О. СУББОИНА: А Вам не кажется, что вообще не в русском каком-то менталитете.

В.В. ЖИРИНОВСКИЙ: Вот опять пошла политика. А что же делать. И что этого не было?

О. СУББОИНА: Кто сказал? Славянская душа стыдлива.

В.В. ЖИРИНОВСКИЙ: Вот, вот. Это нам мешает все.

О. СУББОИНА: Мешает? А, может быть, помогает?

Е. НОВИКОВА: А Вы можете представить любимую женщину под другим мужчиной?

В.В. ЖИРИНОВСКИЙ: Вот я и говорю, что, конечно, это неприятно. Я же не говорю, что это хорошо. Вот Вы опять не понимаете меня. То, что я предлагаю, как решение проблемы, это вовсе не идеальный вариант. И ей неприятно, и ему неприятно. Но единственный способ…

О. СУББОИНА: Если неприятно, зачем тогда делать?

АМАЛИЯ: Надо заставлять себя.

В.В. ЖИРИНОВСКИЙ: Природа. Потому что есть природа. Вы можете промолчать, Вы можете не поесть, Вы можете снять одежду. Но Вы можете воздержание месяц, полгода, год? Вы же с ума сойдете. Воздержание же не возможно длительное. Это же природа.

О. СУББОИНА: Как? Возможно, отлично.

Л. УСПНСКАЯ: А я знаю счастливейшую семью, они не спят уже 9 лет. У них двое детей.

В.В. ЖИРИНОВСКИЙ: Ну, они друг с другом не спят.

Л. УСПНСКАЯ: Не спят друг с другом. И они счастливы.

В.В. ЖИРИНОВСКИЙ: И у него есть любовница.

Л. УСПННСКАЯ: И у нее есть….

В.В. ЖИРИНОВСКИЙ: Да, да. Они уже не хотят друг с другом. А почему? Она вызывает у него ненависть. Все, он устал от нее.

Е. НОВИКОВА: Нет, не вызывает. А наоборот. Вызывает уважение за то, что она понимает. Они дружат.

В.В. ЖИРИНОВСКИЙ: Дружат, да, но это нагрузка.

О. СУББОИНА: А что Вы считаете, что человек не может воздержание, как бы это невозможно?

В.В. ЖИРИНОВСКИЙ: Это вредно.

О. СУББОИНА: Почему?

В.В. ЖИРИНОВСКИЙ: Да, потому что это природа. Вы кушаете сколько раз в день?

О. СУББОИНА: Пока и один бывает.

В.В. ЖИРИНОВСКИЙ: Хорошо один. А давайте, воздержание. Что, ничего не будет? Это же организм, он же работает? Понимаете? Он работает. Вот Вам опять это непонятно. Женщина может воздерживаться.

Е. ГОРДОН: Ах, ты бессовестный.

В.В. ЖИРИНОВСКИЙ: Мужчина не может, потому что у него идет накопительный процесс. Вот семя вырабатывается каждый день. И должен быть проход семени.

Е. ГОРДОН: Как он нас (НЕ РАЗБОРЧИВО). Это просто какой-то кошмар.

В.В. ЖИРИНОВСКИЙ: Должен быть выброс. Ведь мы что называем любовью? Мы называем любовью простую физиологическую процедуру. Выброс мужского семени. А мы это обступили. Любовь, любовь. Трагедия. Ромео… Да, какая Ромео и Джульетта? Положено мужскому организму хотя бы раз в неделю провести этот выброс. И мы ему запрещаем. Мы его в тюрьму сажаем за изнасилование, в партком там жаловались, в профком, что он хамит, пьянствует. А все из-за этого. Мы нарушили физиологию мужскую. Женщине легче. У Вас нет выброса. Вы принимаете. Мы можете не принимать долго. У Вас просто заржавеет как бы. А у него не заржавеет. У него взрыв. У него взрыв, понимаете. У него взрыв происходит. И Вас могут происходить внутренние какие-то процессы. У него матки нет. У него нет детородного механизма. У него только выработка семени, как слюна. Ему нужно сплюнуть. Полный рот слюней, будете глотать? Слюну Вы можете сглотнуть. Семя как Вы будете глотать? Мужчина не может собственное семя глотать.

Е. ГОРДОН: Я просто знаю теперь модель идеального государства. Живут одни самцы. Где-то в резервуаре женщины. Они ходят заправиться, как следует.

В.В. ЖИРИНОВСКИЙ: Да.

Е. ГОРДОН: А потом они выходят делать свои (ГОВОРЯТ ВМЕСТЕ).

В.В. ЖИРИНОВСКИЙ: Начинают работу.

В.В. ЖИРИНОВСКИЙ: Да, да.

Е. ГОРДОН: Вот это идеальный мир, идеальное государство.

В.В. ЖИРИНОВСКИЙ: И вот я бы всех женщин разделил бы. Те, которые будут выходить замуж, в женах. Это красивые нормальные женщины в жизни. И те женщины, которые готовы просто удовлетворять мужчин. Все.

Е. ГОРДОН: И сразу представляется какое-то такое свинцовое небо, ходят такие самки-роботы…

В.В. ЖИРИНОВСКИЙ: И всем будет хорошо. Вот расслоение социальное, мы же согласны. Всегда будут богатые и бедные. Почему не хотим женщину разделить. Та, которая для брака, т та, которая для удовлетворения…

Е. НОВИКОВА: Найдется какой-то среди мужиков слабак, такой более-менее романтичный. Который одну из этого резервуара…

В.В. ЖИРИНОВСКИЙ: Заберет.

Е. НОВИКОВА: Влюбится. Заберет, уедет на остров.

В.В. ЖИРИНОВСКИЙ: Хорошо. Так я же не говорю, что навсегда. Вот такое разделение.

Е. НОВИКОВА: Так что любовь так ил иначе победит.

В.В. ЖИРИНОВСКИЙ: Естественно. Нужно туда добавить еще.

Е. НОВИКОВА: Ребенок будет тянуть к папе руки. Папа, дай мне немножко любви. А он ему говорит: а я не умею, сынок, я привык в резервуар ходить. Он же учится любви у мамы.

В.В. ЖИРИНОВСКИЙ: Так это другая любовь. К ребенку совсем другая любовь.

Е. НОВИКОВА: Другая. Но он же вырастет тем же самым мужчиной, той же самой женщиной. Он же не вырастет человеком их резервуара.

В.В. ЖИРИНОВСКИЙ: Ребенок в семье? В семье да. Я Вам говорю про других женщин. Вот в семье она и будет любимая женщина и мама и т.д. Я говорю, те, другие. пусть будут всегда на стороне.

АМАЛИЯ: А как? Они же тоже люди. Они тоже живут в нашем государстве.

В.В. ЖИРИНОВСКИЙ: Так они захотят такими быть. Сегодня мы называем их проститутками. Вот им давайте дадим возможность быть такими.

Е. НОВИКОВА: Вы говорите, никто не хочет пачкаться о проституток.

В.В. ЖИРИНОВСКИЙ: Потому что они на улице.

Е. ГОРДОН: Вы же говорили, что умных не хотят брать. Значит, в этом резервуаре должны страдать самые умные женщины. Помните, начался разговор с того, что…

Е. НОВИКОВА: Умных женщин не бывает, Катя.

Е. ГОРДОН: Нет, нет, нет. Мы начали разговор с того, что…

В.В. ЖИРИНОВСКИЙ: Про ум. Ум и секс несовместимы. Это удар по сексу. Это страшно.

Л. УСПННСКАЯ: А Жорж Сант?

Е. ГОРДОН: А говорят, что секс в голове, наоборот. Что секс это и есть…

В.В. ЖИРИНОВСКИЙ: Да, мужчина проводит половину жизни в мыслях о женщине. Вы мучаете мужчин, Вы издеваетесь над ними, они уходят из жизни на 20 лет…

Е. НОВИКОВА: Мне кажется, у них была травма в школе.

В.В. ЖИРИНОВСКИЙ: Постоянно они думают об этом. Постоянно. Вы знаете, что у большинства мужчин каждую ночь стоит член. Каждую ночь.

Е. ГОРДОН: Знаю. Я знаю.

О. СУББОИНА: А я не знаю.

В.В. ЖИРИНОВСКИЙ: Миллиарды мужчин. У Вас то этого нет.

Е. НОВИКОВА: Где эти миллиарды?!

В.В. ЖИРИНОВСКИЙ: У Вас то этого нет ничего. И Вы этого не ощущаете. А у них все трется об одеяла, о простыни. И так каждую ночь, несколько часов.

Е. НОВИКОВА: А Вы знаете, как у нас трется?! Вы не знаете! Наших проблем. У нас еще больше, чем у Вас трется!

В.В. ЖИРИНОВСКИЙ: Вам легче. Вам трется, я согласен. Но это менее чувствительно. Потому что у Вас есть второй механизм. У Вас второй механизм – родить. И у Вас консерватизм.

Е. НОВИКОВА: Вот этот механизм и трется.

В.В. ЖИРИНОВСКИЙ: У мужчины нет детородного механизма. У него только выброс семени.

Е. НОВИКОВА: Вот Вы так говорите, что у мужчин будет этот самый механизм.

В.В. ЖИРИНОВСКИЙ: Самопроизвольное извержение семени. У женщин то не происходит, у мужчины происходит.

О. СУББОИНА: Что-то мы на семени немножко зациклились.

В.В. ЖИРИНОВСКИЙ: А потому что Вы не понимаете смысл любви.

АМАЛИЯ: Знаете, мы еще как понимаем. Вы скажите, почему столько гомосексуалистов в мире стало?

В.В. ЖИРИНОВСКИЙ: Из-за женщин. Только из-за этого.

АМАЛИЯ: Из-за каких таких женщин. Мы хотим любить, рожать от них.

В.В. ЖИРИНОВСКИЙ: Вы хотите любить, но Вы хотите, чтобы за Вами он ухаживал. У него нет времени и денег. Тогда у него длительное воздержание.

Л. УСПЕНСКАЯ: Опять виноваты женщины.

Е. ГОРДОН: Вы думаете, гомосексуалисты друг за другом не должны ухаживать. Еще как!

В.В. ЖИРИНОВСКИЙ: Они сидят в тюрьме, только мужчины.

Е. ГОРДОН: Вот именно.

В.В. ЖИРИНОВСКИЙ: Они в армии. Они моряки. Уходили моряки на 2-3 года. Что он должен был делать? Моряк в плавании. Женщин то не было моряками.

Е. НОВИКОВА: Ловить русалок.

В.В. ЖИРИНОВСКИЙ: Т.е. тысячи лет мужчина был один от женщин. В армию брали на 25 лет. Войны шли.

Л. УСПЕНСКАЯ: Какое счастье, если муж – моряк дальнего плавания. Представляешь, уходит на 3 года. Ты его ждешь. Он возвращается, привозит деньги, чемоданы шмоток. Да, в советское временя, опять уходит в дальнее плавание. Какое счастье.

В.В. ЖИРИНОВСКИЙ: И все, а у тебя любовник. Вот и хорошо.

Е. НОВИКОВА: У меня дед – капитан дальнего плавания, моряк, и больше любви, чем у него с моей бабушкой вообще не видела. А там письма – целые доказательства. А так любовь была.

В.В. ЖИРИНОВСКИЙ: Пока он был в дальнем плавании, у него была буфетчица в постели.

Е. НОВИКОВА: И потом была любовь. Не было!

В.В. ЖИРИНОВСКИЙ: А потом он к бабушке приезжал счастливый и довольный.

АМАЛИЯ: Потому что «Жириновский манипулирует, как всегда. Класс! Я тащусь. Главное, не забыть рассчитаться на первый, второй. Ну, Вы, стервы, хищника, кого пригласили, еще про баб тема. В общем, так, Владимир Вольфович как всегда жжет. 5 баллов. Что, хищница, сделал Жириновский. Вот так. Очень трудно. Руслан». Блин. Вот так вот, дамы.

В.В. ЖИРИНОВСКИЙ: Вы начали про гомосексуализм. Где он в большей степени в большей степени сейчас развит? В США. Почему? Там самые законы в пользу женщин. Там нельзя посмотреть сексуальным взглядом. Вот там в Америке один профессор, из наших бывших приехавших. Шла женщина лаборантка, несла посуду там в химическую лабораторию. Он ей открыл дверь. Все. Пошла в суд. Его уволили с работы. Это считается сексуальное домогательство. Т.е. все законы в Америке сейчас в пользу женщин. И мужчины бояться, с 9 до 6 они вообще не имеют право смотреть. Любой взгляд, я посмотрел, грудь ее увидел. Все. Она идет, жалуется. Или увольняют, или суд, или штраф. И там из-за этого самые вот такие тяжелые отношения. Там зашкаливает уже за 10, за 15, за 20%. Не потому что американские мужчины хотят этой однополой любви. Потому что так расстроили отношения между мужчиной и женщиной, что он боится. Он боится. Он испугался ее. Он ее, американский. Боится.

О. СУББОИНА: Но мужчин не должен быть трусом. Он должен идти напролом.

В.В. ЖИРИНОВСКИЙ: Напролом он идет на работе. А в этом деле напролом – изнасилование. И сидят в тюрьме только мужчины в основном. Хотя есть и женщины. насилуют.

Е. ГОРДОН: Разве женщины не поддерживают в мужчине бойцовские качества?

В.В. ЖИРИНОВСКИЙ: Поддерживают. Вы толкаете к войне…

Е. ГОРДОН: Бойцовские в плане активности жизненной.

Е. НОВИКОВА: А разве она не жарит ему вкусные котлеты?

В.В. ЖИРИНОВСКИЙ: Вы вытягиваете все силы.

Е. НОВИКОВА: Не хорошо она ему гладит рубашки?

В.В. ЖИРИНОВСКИЙ: После полового акта мужчина очень вдохновлен. Особенно молодой парень.

Е. ГОРДОН: Можно шоколадку Вашу? Будете доедать?

В.В. ЖИРИНОВСКИЙ: Да. Но Вы не удовлетворяетесь. Вам нужно больше и больше. И Вы все соки вытягиваете. И он вялый становится. Он ничего уже не может. Т.е. нормальный процесс для молодого парня – раз в неделю. И оставьте его в покое. Пойдем туда, пойдем сюда. И все, и время все его занимаете. Т.е. 5 минут, разбежались. Чтобы близко духа не было в койке. А Вы спите друг с другом всю ночь. Весь день. И еще она ходит в ванну там. Да, то. да, вместе.

Е. ГОРДОН: А он сколько в ванну ходит.

В.В. ЖИРИНОВСКИЙ: И он ходит. И все. Нельзя же. И все. И это все мешает мужчине. Деградирует мужчина из-за этого. Становится слабым, трусливым.

Е. ГОРДОН: Почему мужчины такие нетерпимые? Вот женщина терпит вот эти гербарии, вот, извините, из носков на батареи. Вот эти все ….

В.В. ЖИРИНОВСКИЙ: Мужчины все брезгливые. Любой запах, все. Любой звук, все. Он ничего уже не может.

Е. ГОРДОН: Мужчины брезгливые?! А сами от себя они, извините, не чувствуют что ли?

В.В. ЖИРИНОВСКИЙ: Чувствуют, есть это. Но это, кстати….

Е. ГОРДОН: Но к себе как-то терпимее.

В.В. ЖИРИНОВСКИЙ: Женщину это может возбуждать даже. Мужской пот, какие-то такие грубые повадки, такое храпение, сопение. А если женщина храпит, мужчина скажет, да, все, он убежит.

Е. НОВИКОВА: Наполеон просил Жозефину 2 недели не мыться, перед тем, как приезжал.

Е. ГОРДОН: Подмышки отращивать, да?

Е. НОВИКОВА: Да.

Е. ГОРДОН: Подтверди.

В.В. ЖИРИНОВСКИЙ: Возможно, она какими-то маслами мазала свое дело.

Е. НОВИКОВА: Он любил запах пота. Его это возбуждало.

В.В. ЖИРИНОВСКИЙ: Это не верьте мемуарам этим. В конце жизни Наполеон вообще в женщину превратился. Об этом Вы знаете? В Конце жизни…

АМАЛИЯ: А кто виноват? Жозефина.

В.В. ЖИРИНОВСКИЙ: Ну, эта Жозефина все вытянула из него. Гитлер, может быть, по-другому войну закончил. Это все приставала к нему Ева. Все женись, все жениться. С последним идиотом Вы готовы жениться, с последним уродом. Замуж, вернее, замуж, замуж.

Е. НОВИКОВА: Молодец, Ева Браун.

АМАЛИЯ: Значит, осталось у нас 2 минуты, дамы. Что я Вам хочу сказать. Зверь ушел. В общем, судя по…

Е. НОВИКОВА: Зверь, зачем нам такой зверь, если сексом заниматься не хочет. Ухаживать не хочет. Женщин называет тупыми.

В.В. ЖИРИНОВСКИЙ: Я предлагаю групповуху Вам. Вот раз, два, три, четыре. пять. Да, и изнасилую Вас в самой такой, как это называется? В самой извращенной форме.

Е. ГОРДОН: (НЕ РАЗБОРЧИВО) за нас заступятся.

В.В. ЖИРИНОВСКИЙ: Да, заступятся они за Вас. Вот Вы на это и надеетесь. Вы все пугаете мужчин все. Вот напишу на работу. Позвоню в милицию

Е. ГОРДОН: Вася, дай ему по морде за это.

В.В. ЖИРИНОВСКИЙ: Вася. Вот, все пошло. И он не хочет. Ему выгоднее в этом случае проститутка. Позвал, заплатил, ушла.

Е. ГОРДОН: Ну, а Вы скажите что-нибудь хорошее про женщин все-таки в 1 сентября.

Л. УСПЕНСКАЯ: Одно хотя бы слово, хорошее. доброе.

Е. НОВИКОВА: Хотя бы учителям.

В.В. ЖИРИНОВСКИЙ: Хорошие женщины – старые девы. Очень хорошо. Девственницы – очень хорошо. Ну, все хорошие женщины. Вы молодцы. Вы очень хорошие, красивые. добрые, но лучше бы Вас никогда не видеть.

Е. ГОРДОН: Почему мы так смеемся, девочки, я не пойму, что мы так смеемся.

В.В. ЖИРИНОВСКИЙ: А потому что абсолютное большинство мужчин Вас ненавидят, устали от Вас. И это трагедия человеческая. Коррупция, все взятки из-за Вас. Мужчины, чиновники берут взятки из-за Вас. Женщина, жена и дочь. Все взятки.

АМАЛИЯ: Уважаемые радиослушатели, если Вы меня слышите. Он нас сделал. Он от нас ушел. Этот хитрый, этот изворотливый, этот мощный зверь Владимир Вульфович Жириновский.

В.В. ЖИРИНОВСКИЙ: Насилуйте женщин.

Е. НОВИКОВА: Браво!

Е. ГОРДОН: Вот такой призыв.

АМАЛИЯ: Итак, до встречи на следующей охоте. Мы выберем зверя…

Е. ГОРДОН: Помельче.

АМАЛИЯ: Помельче.

В.В. ЖИРИНОВСКИЙ: Зюганова позовите. Он скажет Вам. Пойдем вместе готовить борщ, картошку жарить, белье стирать.

АМАЛИЯ: Хорошего уик-энда.





Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире