'Вопросы к интервью
АМАЛИЯ: Пятница после 23-х, это значит в эфире «Эхо Москвы», на «Территории Амалии», бич-клаб. Много гостей было объявлено сегодня. Итак, кто же у нас на «Территории…»? Наталья Моторина, ген. директор продюсерского центра «Открытие», Любовь Успенская, певица, спешит к нам из Шереметьево. Ибо только что приземлилась. И думаю, что скоро присоединится к нашей беседе. Ксения Собчак саботировала сегодняшнее мероприятие, так сказать, заседание бич-клаба, поэтому из бича вычеркивается временно, но ее заменяет доблестно, вот буквально через несколько секунд Нарусова Людмила Борисовна, мама Ксении Собчак принимается в почетные члены бич-клаба, членши. И лидер движения «Все свободны» Гарик Мартиросян. Тоже как-то… Гарик, надеюсь, что у Вас пробка где-нибудь. Ну, т.е. на улице, или где-нибудь еще. Экс-капитан команды КВН «Новые армяне». Взял и бич-клаб просто просаботировал. Я в шоке. Не просто бич-клаб, на «Эхе Москвы». Извините, Гарик, не поняли мы Вас вместе с нашим главным Алексеем Алексеевичем Венедиктовым. Тоже не поняли. Участник «Комеди-Клаб». Да, вот он. Тема «Может ли современная женщина быть праведной». И мы с Теоной Контридзе, всем привет, любителям ее творчества, мы сегодня и с Натальей Моториной начнем говорить на эту тему. Ну, во-первых, хотелось бы на первых строках определиться в терминологии. Что же это такое праведность? Вот, Теона, что для тебя праведность?

ТЕОНА КОНТРИДЗЕ: Понятия не имею. Я думала об этом целый день. Что ж такое праведность?

АМАЛИЯ: Только сегодняшний день, Теона. Ты меня пугаешь.

Т. КОНТРИДЗЕ: Потому что в последний раз, честно говоря, я стыд, как эмоцию, испытывала , наверное, в классе 4-м. Соответственно вот эти вот грани – праведность, не праведность, правильно, не правильно, дозволено, не дозволено, у меня, я даже не знаю, есть ли вообще эти грани, понятие этих граней. Я какие-то вещи, может быть, не делаю, потому что не нравится. Не потому что я там праведная.

АМАЛИЯ: Вот так вот. А какие вещи ты, кстати, не делаешь? Вот из тех, которые считаются неправедными. Ну, все-таки, если пройтись…

Т. КОНТРИДЗЕ: Не изменяю мужу.

АМАЛИЯ: Ну, например. Уже неплохо. Теона, я предлагаю поаплодировать. (Аплодисменты).

НАТАЛЬЯ МОТОРИНА: Волшебница.

АМАЛИЯ: Волшебница. Не изменяет мужу. А, казалось бы, джазовая певица. Казалось бы, имела все возможности для этого.

Т. КОНТРИДЗЕ: Опять же потому что не хочу.

АМАЛИЯ: Вот.

Н. МОТОРИНА: А если захочешь, что с этим будешь делать?

Т. КОНТРИДЗЕ: Ну, если захочу, я думаю, что разведусь. Потому что не надо, зачем с человеком, с которым живешь, ставить рога, потом чтобы разные соседи, чтобы вешали свое белье на эти рога.

Н. МОТОРИНА: Слушай, она не только праведная, она еще и честная. Это редкость для современной женщины.

АМАЛИЯ: Вот Наталья Моторина присоединилась к нам. Казалось бы, ведь бизнес-вумэн. Казалось бы.

Т. КОНТРИДЗЕ: Блондинка еще, красавица.

АМАЛИЯ: Блондинка, красавица. В таких резиновых сапогах по сегодняшней погоде.

Н. МОТОРИНА: Потоп, товарищи, потоп.

АМАЛИЯ: Потоп, да, практически всемирный потоп сегодня начался, как только мы подняли тему праведности.

Т. КОНТРИДЗЕ: Может быть, Наташа расскажет, что такое праведность?

АМАЛИЯ: Вот именно.

Н. МОТОРИНА: Ой, девочки, об этом почти неделю думала. И всем задавала вопрос «Может ли современная женщина быть праведницей?» Знаете, люди как-то вытягивались в лице, задумывались и уходили молчать в угол. Я тоже в пробках как бы рассуждала на эту тему. Может? Не может? А потом подумала, что в принципе есть такое понятие «грешница», «праведница», да. Потом пыталась там порыть в интернете и нашла, скажем, не буду врать имя.

АМАЛИЯ: Интернет нам поможет, в праведности.

Н. МОТОРИНА: Нет, то что во время Великой отечественной войны в Белоруссии немцы как бы карали белорусов, ну, и на Украине тоже за то, что они прятали еврейских детей. И в принципе, как бы, в семье белорусской или украинской, в которой находился еврейский ребенок, их расстреливали всей семьей, вместе с этим ребенком, либо увозили в лагеря. И была одна такая семья. Мать этой семьи, она спрятала двух еврейский детей, мальчика и девочку. Ей в Израиле, я даже не знаю, как сказать, присвоили этот статус, вручили орден там. Вот ей как бы присвоили звание праведницы. Хотя в принципе человек по жизни, ну, мать двоих детей. Ну, может быть, на кого-то наругалась, может быть, мужу изменила, не знаю, история умалчивает, дали вот этот статус праведницы. Это очень глобально. Вот просто праведница. Максимально, глобально праведница. Достаточно в принципе одной какой-то заповеди, которая внутри тебя, которую ты никогда не нарушишь. Потом к ней прибавляется еще одна, и еще одна.

АМАЛИЯ: И вот тебе праведница готова.

Н. МОТОРИНА: Наверное, да. Наверное.

Т. КОНТРИДЗЕ: Самое элементарное вообще. Элементарный рецепт.

АМАЛИЯ: Просто не кури. Ну, не кури, называется.

Н. МОТОРИНА: Кстати, стой, стой. А ты знаешь, то, что как бы Господь, и первая заповедь, которая у него была, первая заповедь Господня…

АМАЛИЯ: Не кури.

Н. МОТОРИНА: Нет. Плодитесь и размножайтесь.

АМАЛИЯ: Так ведь в семье же. Хотя там не пояснено.

Т. КОНТРИДЗЕ: Гарик, хочешь на ушко.

АМАЛИЯ: Гарик, Вы знаете, к нам вернулся вычеркнутый. И вот она и Людмила Нарусова. Просто в нами уже. И Гарик Мартиросян с нами. Вы знаете, в наших рядах все-таки…

ГАРИК МАРТИРОСЯН: Здравствуйте.

АМАЛИЯ: Здравствуйте, Гарик. Вы наш второй мужчина. Знаете, почему?

Г. МАРТИРОСЯН: После кого?

АМАЛИЯ: После кого? Спокойно. После Аркадия, ресторатора, который был на прошлой программе. У нас же бич-клаб. У нас всегда были только женщины. А теперь мы решили иногда, по большим праздникам женским. Вот у нас сегодня женский праздник. Пятница называется. Шабат. Вот мы решили пригласить Вас, Гарик. Итак, знаете. Как хорошо, что Вы пришли. И вот Людмила тоже вот пришла. Людмила, совершенно не обязательно. Вы можете говорить не в наушники, а в микрофон. Вот, добрый вечер.

Г. МАРТИРОСЯН:: Здравствуйте.

АМАЛИЯ: И снова здравствуйте. Значит, мы говорим на тему женской праведности. Гарик, что Вы можете сказать по этому поводу. Что такое праведность вообще? Ну, просто, что не путаться потом в терминологии.

Г. МАРТИРОСЯН: Вы знаете, я думаю, что праведность в современном мире, она все-таки восходит к внутренней воспитанности, а не к каким-то фразам, которые написаны в книгах. Не важно, в каких книгах. Потому что книги есть разные. И если у женщины есть внутреннее воспитание, она сама себе выбирает именно этот путь. И может сказать, что я праведная во всех отношениях, если внутреннее чувство и внутреннее воспитание. Оно у всех разное, но хочется надеяться, что у всех…

Н. МОТОРИНА: Все равно слышно армянского мужчину.

Г. МАРТИРОСЯН: Почему?

Н. МОТОРИНА: Потому что всех армянских девочек хорошо воспитывают.

АМАЛИЯ: Наталья наполовину из Еревана.

Н. МОТОРИНА: На Наталье все половины хороши. С какой не посмотри. Гарик. Правда.

ЛЮДМИЛА НАРУСОВА: Нет, не будем ксенофобией заниматься.

АМАЛИЯ: Действительно.

Т. КОНТРИДЗЕ: Учитывая, что их всего два.

АМАЛИЯ: Итак, значит, наша сегодняшняя интернациональная и разнополая компания в бич-клабе на «Территории Амалии», в эфире «Эхо Москвы». Еще раз перечислю наших гостей. Теона Контридзе, джазовая певица, по-прежнему, Наталья Моторина, по-прежнему, генеральный продюсер продюсерского центра «Открытие», Людмила Нарусова, ну как сказать? Людмила Нарусова. Иначе не скажешь. И Гарик Мартиросян, со всеми званиями, экс-капитан команды КВН «Новые армяне», участник «Комеди-клаб» и лидер движения «Все свободны». Что за движение, кстати?

Г. МАРТИРОСЯН:: Я в первый раз слышу об этом движении. Но раз уж я его лидер, то все свободны.

АМАЛИЯ: Прекрасно. Отлично.

Л. НАРУСОВА: Амалия, я, наверное, должна прояснить ситуацию. Потому что на моем месте должны была сидеть, или должен был сидеть лидер движения «Все свободны» Ксения Собчак.

Г. МАРТИРОСЯН:: Ах, вот оно что.

Л. НАРУСОВА: А так как она на своем «Доме-2» в Нахабино оказалась там в какой-то размытой канаве из-за огромной грозы страшной, которая там размыла, она уже извиняясь, позвонила, что я никак не могу. А прямой эфир. А она человек, не смотря на свою гламурность, очень ответственный. Поэтому я как бы здесь вместо нее, хотя за базар не отвечаю.

АМАЛИЯ: Хорошо. Итак, что же о праведности. Скажите, Людмила, скажите.

Л. НАРУСОВА: Ну, я скажу свою только точку зрения, которая может в корне отличаться от той точки зрения, которая существует у моей дочери, можно?

АМАЛИЯ: Конечно, ну, а как же.

Л. НАРУСОВА: Вы знаете, я считаю, что праведность женщины заключается в искренности тех чувств, которыми она руководствуется в своей жизни. Вот когда женщина начнет руководствоваться больше головой, а не эмоциями, на мой взгляд, это уже не очень праведная женщина. В каких-то ситуациях да, но вот изначально, мне кажется, женщина изначально, это приоритет эмоция. А все остальное, что, ну, так сказать, в обыденной жизни принято считать праведным таким – правильной девочкой, отличницей, читает правильные книжки, выходит замуж девственницей, целуется только с разрешения мамы…

Т. КОНТРИДЗЕ: И то без языка.

Л. НАРУСОВА: Да. Вот это такие какие-то, конечно, может, хорошие стереотипы, но очень часто бывает, знаете, как говорят «в тихом омуте черти водятся». Я 20 лет работала со студентами. Я таких девочек много видела. Потом, когда они вдруг оттягиваются, простите за жаргон, Боже упаси от такой праведности. Хотя мама думает, что она такая супер, супер, супер праведная. Поэтому, мне кажется, праведность, ну, наверное, по Канту. В нравственном законе внутри нас. И если этот нравственный закон внутри нас есть, то совершенно не важно, может быть даже эпатирующая внешняя стилистика поведения. Если женщина руководствуется своим нравственным законом внутри и эмоциями, вот это для меня убедительно.

АМАЛИЯ: Хорошо, вот опять же, если женщина руководствуется там нравственными законами внутри себя, а, ну, эмоции то женщины ох куда могут завести. Ох, Людмила.

Л. НАРУСОВА: Главное, чтобы они были искренние и чистые.

АМАЛИЯ: Искренние и чистые эмоции. Допустим, муж уехал куда-нибудь в командировку, например.

Л. НАРУСОВА: А я же еще сказала про нравственный закон внутри. Если он позволяет.

АМАЛИЯ: Хорошо. Давайте эти законы попробуем поднять. Что это за законы такие праведности нравственные внутри? Ну, например, ну, не курить, это мы уже определили.

Н. МОТОРИНА: Слушай, ну, мы не курим уже давно. Уже 10 минут.

Т. КОНТРИДЗЕ: Мы же не курим. Не потому что это безнравственно, мы не курим, потому что нам это разонравилось на каком-то этапе, нет?

Н. МОТОРИНА: А я вообще никогда не курила.

Т. КОНТРИДЗЕ: А мы курили.

АМАЛИЯ: А мы как.

Л. НАРУСОВА: А я курю. Еще как.

Т. КОНТРИДЗЕ: Ну, это просто разонравилось. Дети опять же маленькие.

АМАЛИЯ: Ну, да, употребление психотропных, наркотических, психоделических, веселящих просто…

Л. НАРУСОВА: Какая-то у Вас прокурорская терминология.

Г. МАРТИРОСЯН: Ну, почему, я думаю, что это не только к женщинам относится. Давайте, говорить то, что к женщинам. Курение и наркотики да, но во всяком случае мужчины тоже могут употреблять наркотики и курить. Это не чисто женская, скажем, в кавычках забава, которая безнравственна.

Л. НАРУСОВА: А вообще мне кажется, женщин в этом смысле делает мужчина. Потому что как мужчина ее либо боготворит и делает из нее либо богиню, либо низводит до положения такой подружки на один час…

АМАЛИЯ: Ой, Людмила, ну, а как же, если он потеряется этот мужчина, что же женщина сразу «Собака мордой вниз», как поза в йоге? Извините. Немедля упала.

Л. НАРУСОВА: Нет, ну, есть масса женщин, которые вообще живут в одиночестве без мужчин.

АМАЛИЯ: И они безнравственны?

Л. НАРУСОВА: Я имею в виду тот момент, когда женщина во власти эмоций, вот тогда очень многое зависит от того мужчины, который рядом с ней.

Г. МАРТИРОСЯН: Я согласен с этим. Вообще мне кажется, вот то, что сказал великий наш, что «чем больше женщину мы любим», я думаю, что это не очень правильно. Потому что на самом деле мы очень мало любим женщин. Нам надо больше любить женщин.

Н. МОТОРИНА: А Вам некогда в этот век.

Г. МАРТИРОСЯН: Нет, нет. Надо ходить время. Причем оно должно быть доминирующим, это время. И любить женщин в самом широком смысле понятия.

АМАЛИЯ: А ну расскажите.

Г. МАРТИРОСЯН: Ну, вот , например, о курении речь идет. О курении и о наркотиках.

АМАЛИЯ: Поподробнее, как Вы нас будете любить.

Г. МАРТИРОСЯН: Понимаете, если бы женщинам уделялось больше времени со стороны конкретных, частных случаев. Я не имею в виду, чтоб выйти всем мужчинам на улицу и просто дарить всем цветы и говорить всем комплименты и всех приглашать в ресторан. Я имею в виду общее отношение в частности.

АМАЛИЯ: Какая жизнь настала бы тогда.

Г. МАРТИРОСЯН: Вот каждый мужчина в своей жизни, если бы уделял больше внимания, чем…

АМАЛИЯ: Футболу.

Г. МАРТИРОСЯН: Да, чем, например, футболу. Вы совершенно правы.

Л. НАРУСОВА: Почему только своей? Вот Вы, например, идете по улице, видите очаровательное, красивое, длинноногое созданье идет с сигаретой и с банкой железной пива. Она не Ваша женщина, а вот Вы, как мужчина, можете подойти и сказать…

Г. МАРТИРОСЯН: Да, могу.

Л. НАРУСОВА: Цены бы тебе не было, если б ты.

Г. МАРТИРОСЯН: Да, могу.

АМАЛИЯ: Дай затянуться.

Л. НАРУСОВА: Вот просто чужой девушке.

Г. МАРТИРОСЯН: Да, я сделаю так.

Л. НАРУСОВА: Вот я думаю, что на нее это очень бы подействовало. Я как бывшая девушка могу сказать, что вот если бы такой молодой человек подошел бы в такой момент и сказал, это бы подействовало.

Г. МАРТИРОСЯН: Я бы сказал это с улыбкой и не с высоты такого понятия, как я вот мужчина, со стороны очень сильно мне нравится то, что ты, вот женская особь куришь. Не в этом смысле. Я бы с улыбкой сказал, что, девушка, ну, Вы такая молодая…

Л. НАРУСОВА: Красавица.

Г. МАРТИРОСЯН: Красавица Вы наша, ну, чего же Вы курите.

Л. НАРУСОВА: Тебя ведь поцеловать противно будет.

Г. МАРТИРОСЯН: Может быть.

АМАЛИЯ: А вот это лишняя фраза уже, кажется, для девушки, Людмила.

Г. МАРТИРОСЯН: Я понимаю, что девушка заранее бы поняла, что это начало какого-то разговора. Но я совершенно искренне подошел…

Л. НАРУСОВА: Ну, Вы же не папа, не дядя.

Г. МАРТИРОСЯН: Я бы на этом остановился и пошел бы дальше. Я бы даже сказал, Вы знаете, я подошел к Вам только лишь для того, чтобы сказать, что некрасиво на улице курить, это вредно для Вашего здоровья. И не пейте, пожалуйста, пиво. Есть вино, которое…

Т. КОНТРИДЗЕ: Ну, оригинальную фразу ты подобрал.

Г. МАРТИРОСЯН: В этом смысле я хочу быть не оригиналом. Ничего страшного. Я как раз врач по образованию. Ничего страшного. Во фразе «курение вредно для здоровья», она для меня не банальная. Это правильна фраза.

АМАЛИЯ: Итак, все-таки признаем, что употребление… Вот это был звонкий поцелуй грузинской женщины и армянского мужчины.

Т. КОНТРИДЗЕ: Кстати, Гарик, мой давнейший … (ГОВОРЯТ ВМЕСТЕ).

Н. МОТОРИНА: … У грузинской женщины есть брат армянин.

АМАЛИЯ: По очереди, девчонки, не то нас не услышат. Итак, Теона, еще раз про фетиш.

Т. КОНТРИДЗЕ: Я говорю, Гарик, мой давнишний фетиш, я сижу и не могу говорить. Смотрю и любуюсь.

АМАЛИЯ: Вот так вот.

Т. КОНТРИДЗЕ: Абсолютно честно.

Г. МАРТИРОСЯН: Лучше поговорите.

Т. КОНТРИДЗЕ: Да, ладно. Мы всю жизнь говорим. Лучше смотреть.

АМАЛИЯ: Итак, мы, значит, говорим что? Мы говорим о женской праведности. И может ли современная женщина быть праведной? Что этого определяем, что у нас такое. Ну, употребление всех этих вышеперечисленных напитков, куришек, колишек, нюхашек и прочего, является ли оно праведным или не праведным. По-моему, я не знаю как по-моему. По-моему, гости важнее. Итак.

Г. МАРТИРОСЯН: Ну, я уже слишком долго говорю.

Т. КОНТРИДЗЕ: Ляля, что-нибудь изменилось вообще? Есть разница между 21 веком, 20-м, 19-м? Чуть, наверное, соблазнов стало больше. Все остальное-то ничего не менялось. Почему современная женщина не может при желании быть праведной. Почему она не может быть честной, искренней с собой и с окружающими. Что изменилось?

АМАЛИЯ: Об этом и говорим. Такое впечатление, будто я уже сказала, что она не может быть праведной. Почему ты сейчас на меня нападаешь?

Т. КОНТРИДЗЕ: Ну, тема чуть-чуть так странно сформулирована. Да, современна женщина ну часто очень врет, хотя бы визуально надутыми сиськами, да, губами. Ну, да. Могу сказать, мне кажется, это субкультурой какой-то стало. Ну, это ее правда.

АМАЛИЯ: Это ее такая силиконовая правда.

Т. КОНТРИДЗЕ: Она так мечтала с детства. Это ее правда, поэтому праведно может быть.

АМАЛИЯ: Кстати, вот интересно, допустим, преобразование себя является ли правдой? Т.е. правдой-то это не является, а вот, скажем так, относится ли это к праведности, вот так вот себя потрошить? Ну, не по Божески, типа, ну, Он же тебя создал такой. Вот такой.

Н. МОТОРИНА: Не каждый может себя принимать такой, как тебя создали.

Л. НАРУСОВА: Если так рассуждать, то тогда и нос пудрить не надо и ресницы подкрашивать не надо, но это извечное занятие женщины перед зеркалом. «Свет мой, зеркальце, скажи, да всю правду доложи». И стремление быть на свете всех милее, всех румяней…

Т. КОНТРИДЗЕ: Тушь все-таки это не силиконовая грудь.

Л. НАРУСОВА: Конечно, но это право выбора…

Т. КОНТРИДЗЕ: Даже в контексте выбора вред не вред.

Л. НАРУСОВА: Девочки, понимаете, речь ведь идет о праве выбора. Я не скрываю свой возраст, но я никогда не была у пластического хирурга. И не пойду, Бог даст, если уж совсем что-то экстраординарное не случится. Но это право выбора. Другие, я смотрю, уже в 35 лет бегут подтягивать себе лицо и что-то делать.

Т. КОНТРИДЗЕ: В 20 ботекс.

Л. НАРУСОВА: Да, пожалуйста. Но это право выбора. Другое дело, что это право выбора зависит и от общей культуры. И от представления об эстетике, и о собственной индивидуальности. Потому что хочется быть как на картинке в глянцевой журнале всем одинаково. Ну, это право выбора. Но это никакого отношения к праведности не имеет, мне кажется.

Н. МОТОРИНА: Вот я абсолютно с Вами согласна. Ведь, смотрите, может быть, такой момент. Женщина, у нее может быть двое детей, трое детей, у нее замечательный муж, она прекрасная хозяйка. Она ни разу мужу не изменила. Она любит своего мужа, она видит, что она как бы стареет. И она имеет право изменить свою внешность для своего любимого человека. И говорить, что она не праведна в данных своих желаниях, мне кажется, не верно.

Т. КОНТРИДЗЕ: В смысле «изменить внешность для своего любимого человека»?

Н. МОТОРИНА: Сделать подтяжку, например, закачать гель в губы.

Л. НАРУСОВА: Ну, у нее трое детей, у нее отвис живот. Фартук на животе. А она хочет на пляже рядом с молоденькими девчонками своему мужу нравиться. И чтобы дети говорили «представляете, какая у нас мама».

АМАЛИЯ: Кого она выбрала себе в мужья, извините. О’кей, хорошо, продолжим.

Т. КОНТРИДЗЕ: Ляля, нам не понять.

АМАЛИЯ: Во именно. Вот именно. Ну, с фартуком, я по-моему, тоже буду нравиться своему мужу.

Т. КОНТРИДЗЕ: Еще как. Фартук – главный аксессуар.

АМАЛИЯ: Вот именно, фартук у женщины. Оп. Фартук. Значит, вот тут такой вопрос задал нам Борис Годунов: «А нужна ли современным мужчинам праведность современной женщины? Если да, зачем, а если нет, почему?»

Н. МОТОРИНА: Ну, если Вы муж, я думаю, нужна. Если Вы любовник, то не очень.

АМАЛИЯ: Вот я хотела бы этот вопрос для начала задать современному мужчине.

Т. КОНТРИДЗЕ: Гарику.

АМАЛИЯ: Согласитесь. Потому что как мы можем…

Г. МАРТИРОСЯН: Да, безусловно нужна праведность в женщинах современному мужчине. Потому что я знаю много людей, достаточно молодых, которые уже успели жениться и разойтись. И очень жалеют, что им попалась такая девушка, которая по их мнению не праведно себя вела в жизни. И по каким-то моральным качествам не соответствовала образу жены и в современном и в несовременном понимании того слова. Поэтому очень важно для мужчины ,чтобы он считал… Я не говорю, что это на самом деле она праведная или нет. Чтобы он искренне считал женщину, которая находится рядом с ним, праведной.

Л. НАРУСОВА: А если она претворяется.

Г. МАРТИРОСЯН: Возможно и такое. В конце концов это выясняется. Эта ложь вскрывается.

АМАЛИЯ: Конечно.

Г. МАРТИРОСЯН: И все заканчивается разводом или другими какими-то плохими ситуациями жизненными. Но для мужчины, я говорю, на каком-то из этапов, например, перед свадьбой, или за два года до свадьбы, или через 4 года после свадьбы очень важно искренне считать и видеть в глазах своих друзей, знакомых, мамы и папы, что они тоже искренне считают женщину, которая рядом с ним праведной, правильной. Стопроцентно хорошей, без изъянов.

АМАЛИЯ: Чистая.

Г. МАРТИРОСЯН: Чистая. Вот аура прямо. Вот пришла наша вот.

АМАЛИЯ: И так пахнет вкусно.

Г. МАРТИРОСЯН: Такая хорошая. И мужчине не надо искать в этой женщине. Уже не важно в слова превращать эти ощущения. Это праведность, это правильность, это воспитание. Достаточно чувствовать и осознавать, что это искренне. И я ее так люблю, потому что она еще и в отличие от некоторых, она еще моя жена и с ней все нормально у меня. Потому что еще потому что она такая правильная и праведная. А уже на самом деле, какая есть женщина на самом деле, это уже лотерея, как говорится. Банальное тоже слово. Либо тебе повезет и ты встретишь такую женщину, которая на самом деле такая и тебе такой кажется, либо тебе будет так казаться, а за твоей спиной будут происходить…

Т. КОНТРИДЗЕ: Странные вещи, которые ты будешь всегда чувствовать.

Г. МАРТИРОСЯН: Могут и не происходить. Но если у нее в голове уже происходят такие какие-то мысли, или какие-то вот ситуации, это значит, что тебе не повезло.

АМАЛИЯ: О, да, Наталья Моторина.

Н. МОТОРИНА: Я хотела спросить. И что вот твоя жена, если ее придет там на вечеринке пригласит один из твоих знакомых на медленный танец, и она пойдет с ним танцевать, праведность уже теряется?

Г. МАРТИРОСЯН: Нет, ну Вы говорите о степени….

Н. МОТОРИНА: Ну, вот мне интересно понять эту степень.

Г. МАРТИРОСЯН: О степени того, насколько мужчина отошел в эволюционной цепи от, например. Ягуара. Т.е. если это мужчина, который еще не слишком отошел от ягуара, то ему кажется, что всякий, кто приглашает жену на танец, уже потенциально как бы начинает ломать ауру и принципы праведности. Например, если кто-то из моих знакомых приглашает мою жену на танец, я даже не смотрю на этот танец по причине, что я настолько доверяю своим знакомым и своей жене, что мне даже не надо смотреть на это. Потому что теоретически все мои знакомые знают, что если они как-то по-другому будут танцевать с моей женой, я им просто, извините, набью морду. И моя жена знает, что я ей настолько доверяю, что она даже не спросив меня, может пойти потанцевать с моими друзьями, либо там с моими знакомыми. Изначально зная, что это так.

Н. МОТОРИНА: А может современная жена быть кокеткой?

Г. МАРТИРОСЯН: Конечно. Конечно, может.

Н. МОТОРИНА: Ну, просто, она не изменяет, но она кокетка. Она ничего не может с собой поделать.

Г. МАРТИРОСЯН: Конечно. Но достаточно поры замечаний и фраз и она перестанет быть кокеткой в определенных…

Л. НАРУСОВА: А если это ее сущность? Она просто кокетка.

АМАЛИЯ: Легкая, шаловливая.

Г. МАРТИРОСЯН: Тогда надо ее принимать такой. И иметь смелость быть мужем кокетки.

Н. МОТОРИНА: Ну, вот у меня дед армянин. Прожил с женщиной кокеткой всю жизнь. В 83 года я прихожу к ним домой…

Л. НАРУСОВА: Поколачивал?

Н. МОТОРИНА: Нет,нет,нет. Вы что, интеллигентная пара. Вот прихожу, они сидят в разных комнатах. Я говорю: дед, что случилось? Он грустный абсолютно. Говорит: я с твоей бабушкой не разговариваю. Я говорю: а что такое? Ты представляешь, мы стояли в очереди за хлебом, а она кокетничала с соседним стариком.

АМАЛИЯ: Вот так вот.

Н. МОТОРИНА: Она пронесла свое кокетство через всю жизнь.

Г. МАРТИРОСЯН: Браво.

Н. МОТОРИНА: Но она была абсолютно правильной матерью, она была абсолютно правильной бабушкой.

АМАЛИЯ: Я аплодирую дедушке в данном случае.

Л. НАРУСОВА: а вот знаете, люди если прожили жизнь, судя по тому, что бабушка и дедушка вот так, то это уже априори праведная пара. Если они эту свежесть чувств сохранили. Если могут еще обижаться за то, что она там кокетничает со стариком на скамейки или в очереди. Вот это праведность.

Н. МОТОРИНА: Это красота чувств и отношений.

Л. НАРУСОВА: И даже если она всю жизнь кокетничала, она праведнейшая женщина.

АМАЛИЯ: Я думаю, что это их личная игра, конкретно этой пары. Но у нас есть сообщение. «Праведных людей нет, в контексте бытия праведность невозможна. Материальный мир греховен по сути». Ну, знаете ли.

Н. МОТОРИНА: Пойдемте, посыплем голову пеплом.

АМАЛИЯ: Вот именно. Давайте, посыплем голову пеплом, но, Вы знаете, каким Вы его, этот мир то нарисуете, таким он и будет. Людмиле: «Будет ли считаться экстремизмом, если я скажу женщине, что у нее искусственная грудь?» Вот, скажите, пожалуйста.

Л. НАРУСОВА: Почему только экстремизмом? Потому что, видимо, сегодня на совете федерации у нас было голосование очень спорного закона по экстремизму. И я там выступала весьма с негативной оценкой некоторых моментов. И видимо это связалось в сознании этого человек. Если Вы скажете человеку, что у нее силиконовая грудь, что он там пишет, это будет невоспитанность, но никак не экстремизм.

АМАЛИЯ: Или наблюдательность.

Л. НАРУСОВА: Вам, может быть, это нравится или не нравится. Вы догадались, или на ощупь это определили. но повторяю, это можно сказать женщине или мужчине, ну, знаешь, у тебя дурно пахнет ото рта. Даже если это так…

АМАЛИЯ: Иногда необходимо сказать.

Л. НАРУСОВА: Конечно.

Т. КОНТРИДЗЕ: Особенно визажистам.

Л. НАРУСОВА: Да, но вы понимаете ведь одну и ту же фразу, во-первых, можно сказать более деликатно.

Т. КОНТРИДЗЕ: Конечно, главное тон подобрать.

Л. НАРУСОВА: А потом ну это ее право сделать себе силиконовую грудь. Если для Вас именно эта часть туалета, вернее тела. В данном случае туалета, да. Столь основополагающая и главенствующая в женщине, то это и Вас характеризует.

АМАЛИЯ: Я всегда хотела спросить у девчонок, а вот если на одну нажать, то другая становится при этом больше?

Г. МАРТИРОСЯН: А почему у меня не спрашиваете?

АМАЛИЯ: Кстати, Гарик?

Т. КОНТРИДЗЕ: Ты думаешь, там внутри шланг или что?

АМАЛИЯ: Ну, мало ли что?

Л. НАРУСОВА: А если иголочкой? Такой мазохизм.

АМАЛИЯ: Не надо, не надо. про иголочки не надо.

Г. МАРТИРОСЯН: Не надо сейчас такие темы заводить, а то радиослушатели сейчас просто ломануться нажать, посмотреть. Не надо нажимать. Это вредно.

АМАЛИЯ: Так. надо поконкретнее. Может ли женщина, начитавшись женских журналов и насмотревшись развратной телепрограммы, типа «Дом» и тому подобное, оставаться праведной. Ну, например, тому подобное «Комеди-клаба», например, какого-нибудь, оставаться праведной.

Л. НАРУСОВА: Или «Секс в большом городе».

Г. МАРТИРОСЯН: Да. Я думаю, что «Секс в большом городе» это просто смешной фильм или сериал. Я думаю, что праведная женщина, если воспринимаем ее таковой, то она может смотреть, смеяться и оставаться праведной, причем тут этот фильм вообще.

Н. МОТОРИНА: Ну, жвачка для глаз. Ты смотришь и все.

Г. МАРТИРОСЯН: Например, да. И то же самое, что сказать, что люди смотрят фильм про войну, они становятся жестокими и убийцами, это же не так.

Н. МОТОРИНА: Абсолютно верно.

Л. НАРУСОВА: Я тоже считаю, что нет. Потому что скажите, пожалуйста, Амалия, Вы актриса, Вы считаете Настасью Филипповну, например, не праведной женщиной?

АМАЛИЯ: Настасью Филипповну? Сложный образ. Безусловно она содержанка. Поэтому ни в какие рамки праведности…

Л. НАРУСОВА: Но это социальный статус. Но когда она бросает деньги в камин, за которые ее пытаются купить.

АМАЛИЯ: Да какая разница. Она была долгое время содержанкой.

Л. НАРУСОВА: А прозрела. А праведность одолела.

АМАЛИЯ: Ну, вот, теперь дальше путь. Секунду, Людмила. Дальше путь. Пройди путь. Закрой лицо, иди в монастырь.

Л. НАРУСОВА: А Соня Мармеладова праведная женщина?

АМАЛИЯ: И Соня Мармеладова туда же в монастырь. Есть в России места, где можно сохранять чистую праведность. Монастырь и ежедневный труд. С 3-х часов утра.

Л. НАРУСОВА: А на каторгу за Раскольниковым? Это разве что?

АМАЛИЯ: И прекрасно. И на каторгу за Раскольниковым. Только опять же в чистоте. Я за праведность, за абсолютную. За абсолютную праведность. Ну, потому что я считаю, либо праведность, либо не праведность. Либо силиконовые сиськи для всех в огромном вырезе, и для всех, и для любимого мужа, или для его друзей. Ну, все-таки, посмотрите, как у моей-то сделано. Т.е. знаете, а Настасья Филипповна, она как бы, да, жалко. А кого же не жалко. Я люблю, тоже женщины с Украины приезжают и у всех приблизительно одна легенда про детей и т.д. Даже если кто-то говорит правду, ну, даже если у нее дети, ну, есть другие способы заработков. Но тоже было, там я не знаю, и денег не хватало и т.д. Никогда чего-то не приходила в голову мысль, ну, не помню.

Г. МАРТИРОСЯН: А если вот проститутки приезжают в Москву, да, и одна из них своей работой проституткой спасает несколько тысяч мужчин от одиночества и от самоубийства, это она праведно поступает? Или одно другому не противоречит или одно перечеркивает второе? Это очень важно….

АМАЛИЯ: Гарик, дорогой, неужели Вы думаете…

Г. МАРТИРОСЯН: Нет, меня никто не спас таким способом от одиночества.

АМАЛИЯ: Вот именно, и никого не спасли, дорогой.

Г. МАРТИРОСЯН: Я как психотерапевт сейчас говорю.

АМАЛИЯ: Никого.

Г. МАРТИРОСЯН: А почему Вы считаете, что никого не спасли?

Т. КОНТРИДЗЕ: А никого. Потому что от одиночества разовым контактом с уличной женщиной не лечатся…

Г. МАРТИРОСЯН: Нет, почему, есть много тысяч мужчин, которые не ограничиваются одним контактом. А в течение нескольких десятков лет встречаются с одной и той же проституткой.

АМАЛИЯ: Может, ему на ней и жениться?

Н. МОТОРИНА: А если б ее не было, может он и женился?

Г. МАРТИРОСЯН: А непонятно. Никто не проводил подобных исследований.

Н. МОТОРИНА: А почему? Вот смотри, нет проституток. Банально хочется, да. И начинаешь знакомиться с женщиной, а в процессе знакомства открываешь и понимаешь, что это твой человек.

Г. МАРТИРОСЯН: А я толстый, лысый, мне 52 года и я не могу знакомиться. Никто не хочет со мной знакомиться.

Н. МОТОРИНА: Почему? Потому что я некрасивый. Я не умею разговаривать элементарно. Я не могу сказать, девушка, можно с Вами познакомиться.

Н. МОТОРИНА: Я тебя умоляю, я знаю столько незнакомых мужчин, которые абсолютно счастливы….

АМАЛИЯ: Господа, у нас абсолютно справедливое сообщение. «Амалия, представьте Ваших гостей пофамильно, мы недавно пришли». Итак, к нам присоединились, наверное, не только Ирина и теми, с кем она пришла недавно. Поэтому я хочу еще раз представить гостей, своих пламенных, своих страстных сегодняшних гостей на «Эхе Москвы». Итак, Наталья Моторина, ген. директор продюсерского центра «Открытие», Любовь Успенская продолжает ехать из Шеремертьево и вместо Ксении Собчак приехала Людмила Нарусова, ее мама. А Ксения Собчак, кстати… Да. Потом опять же Теона Контридзе, тоже приехала.

Т. КОНТРИДЗЕ: Вечный гость.

АМАЛИЯ: Вечный гость Теона Контризде, которую мы раскручиваем. И Гарик Мартиросян, всея Руси, участник «Комеди-Клаб» и команды КВН, экс-капитан «Новые армяне». Мы беседуем на тему «Может ли современная женщина быть праведной?» Вот всего лишь то. Не должна, а может ли. Есть ли у нее вообще такие возможности?

Л. НАРУСОВА: Может. Потому что даже если она там курит, что вызывает неприятный…

АМАЛИЯ: Осадок… во рту.

Л. НАРУСОВА: Осадок. Даже если она… Вы понимаете, вот все внутри. Вот мы сейчас спорили с Вами, можно ли назвать праведной Сонечку Мармеладову. а для меня она ничем не отличается от Марии Волконской, которая поехала ха мужем в Сибирь. Праведная женщина со всех точек зрения. Потому что предыдущая ее жизнь, вызванная обстоятельствами. по сути дела вот этим ее поступком, ее раскаянием и ее внутренней чистотой, была перечеркнута.

Т. КОНТРИДЗЕ: Я так понимаю, что главное осознавать то, что что-то не то. Вот это праведность.

АМАЛИЯ: Смотрите, что-то не то, это уже пошло практически прощение на мой взгляд. потому что если все то, это опасно.

Т. КОНТРИДЗЕ: Даже если ты употребляешь все, что угодно и делаешь все, что угодно, главное осознавать, когда одна в туалете сидишь, хотя бы, на унитазе осознавать, что что-то не то делаешь. Вот это шаг уже к праведности.

АМАЛИЯ: Не то что делаешь в данный момент на унитазе не то, это всегда прекрасно.

Т. КОНТРИДЗЕ: Нет, это нормально.

АМАЛИЯ: И то не всем дано.

Г. МАРТИРОСЯН: Еще я думаю, что надо говорить о праведности не только применительно к бытовым ситуациям. Мы почему-то говорим только о курении, и употреблении чего-то, и о ходьбе в каких-то юбках.

Т. КОНТРИДЗЕ: Ну, это максимум того, что мы делали.

Г. МАРТИРОСЯН: Нет, ну, надо делать и другое.

АМАЛИЯ: Об изменах. Я предлагаю об изменах поговорить. Потому что ну вот измены. Во многих, ну, начиная прямо даже с «Девяти с половиной недель», по-моему, вот там как бы так ядрено познакомились, потом как-то ядрено…

Г. МАРТИРОСЯН: С лицом крутого парня (НЕ РАЗБОРЧИВО) там, да.

АМАЛИЯ: Да. Вот он ее и так и сяк возюкал. И шарф опять же измазал продуктами всячески. Всю из себя разложил по всячески. Конечно, вот живет себе женщина и ей с мужем хорошо. И тут вдруг ей такое показывают. вначале она пугается, например. И стыдливо молчит.

Л. НАРУСОВА: Ну, надо показать мужу, как методическое пособие.

АМАЛИЯ: Методическое пособие мужу. А если он не такой.

Т. КОНТРИДЗЕ: Сначала «Плэй бой» положить на холодильнике случайно. Первый шаг.

Н. МОТОРИНА: А у меня как бы мысль куролесит. Вот смотрите, встречаются двое людей. Кто-то из них женат, либо за мужем, не важно. И вот они влюбляются реально. Вот они влюбились. Они поняли, что они жить друг без друга не могут. Один из них априори изменяет. Даже если этот человек потом уходит из семьи. И они создают новую ячейку общества…

АМАЛИЯ: Разбив предыдущую вдребезги.

Н. МОТОРИНА: Но это чувство. Человек, представляешь, встретил свою половинку, он это понял. А он уже не свободен.

Г. МАРТИРОСЯН: Ну, надо сказать: извини, жена, я тебе изменяю со своей будущей женой. И аннулируется тогда.

Н. МОТОРИНА: Хорошо, вот как вот это расценивать?

Л. НАРУСОВА: Вы когда-нибудь пробовали такое говорить женщине живой?

Г. МАРТИРОСЯН: Нет, конечно, нет.

Н. МОТОРИНА: Живой. Нет, я боюсь, он бы после этого не был бы жив.

Г. МАРТИРОСЯН: Это, конечно же, измена, как рассчитывать…

Н. МОТОРИНА: Хорошо, измена, но измена это честно. Потому что человек развелся.

Т. КОНТРИДЗЕ: Жена тоже когда-то была половиной.

Г. МАРТИРОСЯН: Я думаю, что в данном случае это экстраординарный случай в жизни, хотя этих случаев много бывает в жизни.

Н. МОТОРИНА: Почему, люди же женятся, разводятся, опять женятся.

Г. МАРТИРОСЯН: Я говорю, что этих случаев много. Но это экстраординарные случаи, выходящие из рамок семейных отношений. поэтому мужчина должен взять на себя ответственность либо перед тем, как изменить, придти и сказать жене извини, но я сейчас буду тебе изменять, до свидания, мы больше не увидимся.

Н. МОТОРИНА: А если это была жена?

Г. МАРТИРОСЯН: Чья?

Н. МОТОРИНА: Ну, если это не муж как бы…

Г. МАРТИРОСЯН: А жена то же самое, она должна придти и сказать, извини, по-моему, я влюбилась в другого. Либо убей меня сейчас, либо я от тебя ухожу. До свидания.

Н. МОТОРИНА: О, Отелло.

Г. МАРТИРОСЯН: Ну, как еще.

АМАЛИЯ: Отелло, платок.

Г. МАРТИРОСЯН: Ну, если у нее есть хоть капелька уважения к своему мужу и…

АМАЛИЯ: «Вы так говорите, как будто самое главное в жизни, мужчина ты или женщина».

Г. МАРТИРОСЯН: Ну, это самое главное, на самом деле.

АМАЛИЯ: Нет, это сообщение.

Г. МАРТИРОСЯН: Если радиослушатель не понимает этого.

АМАЛИЯ: «Это вряд ли, главное, что ты человек». Ну, мы с Вами совершенно согласны.

Т. КОНТРИДЗЕ: Гомосексуалисты подтянулись, или что произошло?

АМАЛИЯ: «А мне неправедные девушки нравятся больше праведных до одурения». Чем же они Вам нравятся, расскажите, поясните, например, чем, чем, чем.

Л. НАРУСОВА: А на ком он женится? На праведной или на неправедной?

Т. КОНТРИДЗЕ: Энди Гарсиа сказал, что нравятся нам блондинки, а женимся мы на брюнетках.

Н. МОТОРИНА: Что ж мне теперь пойти перекраситься?

Л. НАРУСОВА: Действительно. что нам то теперь делать?

Т. КОНТРИДЗЕ: С рыжими мы дружим.

АМАЛИЯ: Значит, так, «Госпожи, действительно, с одной стороны, праведных нет, но с другой стороны Иисус сказал (ну, наконец, хоть одна цитата): Кто без греха, пусть первый бросит в Магдалину камень. Проститутки тоже люди. Николай». Николай, кто бы сомневался. Разве мы сейчас оспорили принадлежность проституток к хомо сапиенс и опять же к отряду приматов.. Опять же нет. «Амалия, давно ли Вы стала праведной?» Давно ли мы стала праведной. Ну, как сказать. «Смешно слушать, как Вы осуждаете проституток. Ну, не стояли Вы на панели, но чтобы называться содержанкой, не обязательно сп…» Извините, «сп» это конец сообщения. Мы не можем ответить на Ваш вопрос. Давно ли я стала праведной? Не знаю, не помню. Наверное, давно, если не помню. А как бы, что там «сп». Ну, как-то так не получилось. Но типа принято. «Гарик Мартиросян – чудо, гений, муся», Вот. «Милые дамы, ну, как же можно в прямом эфире так непоэтично называть такую красивую поэтичную часть тема, как грудь. Немножко обидно». Немножко обиженный мужчина.

Т. КОНТРИДЗЕ: Это камень в мой огород.

АМАЛИЯ: Да. Принимай. Держите камень. Теона…

Т. КОНТРИДЗЕ: Не сомневаюсь, что сами называете.

Г. МАРТИРОСЯН: Очень мягкие мужчины в стране.

АМАЛИЯ: «Не должна и не может, а имеет право. Михаил». Имеет право, да, не в контексте. Женщина имеет право на все.

Т. КОНТРИДЗЕ: На лево?

АМАЛИЯ: На лево.

Л. НАРУСОВА: Нет, он, наверное. имеет в виду быть праведной. Должна быть праведной, может быть праведной, имеет право.

АМАЛИЯ: Людмила, благодарю Вас, спасибо, просто замечательно. Ну, конечно, имеет право быть праведной. Как хорошо. «А почему это будет невоспитанно, сказать женщине, что у нее искусственная грудь? Вам предлагают неорганический товар, выдавая его за натуральный. получается, дво…» Опять же не дошло.

Л. НАРУСОВА: Ну, женщина откроет Вам рот и будет смотреть, есть ли у Вас коронки на зубах? Все ли у Вас там натуральное. Ну, это какой-то уровень. Вы понимаете, либо это какая-то случка двух особей, либо это какие-то эмоции.

Г. МАРТИРОСЯН: Я согласен. В общении с женщиной фильтр должен иметь маленькое отверстие, не все должно проходить в разговоре через этот фильтр. Очень осторожно и деликатно надо общаться с девушками.

Т. КОНТРИДЗЕ: Конечно.

Л. НАРУСОВА: Она же именно для того, чтобы понравиться этому мужчине «Х» и пережила эту операцию, и потратила на нее массу денег, потому что кто-то втюхал, извините, ей в голову, что это сексопильно, и что мужчинам это нравится.

АМАЛИЯ: А была бы праведная, не втюхали бы.

Л. НАРУСОВА: Наверное так.

АМАЛИЯ: «Измена действительна, если о ней узнают. Изменяя втихаря, уважаешь партнера»

Г. МАРТИРОСЯН: Вот какой хитрый.

АМАЛИЯ: Вот какой он хитрый. «Оставьте примитивную мораль. Секс, деньги, дурман. Как насчет системы внебанальных догматов. Мы наслаждаемся властью над материей. Это грех. Фамилия, которую не читайте. СПБ».

АМАЛИЯ: Ну, какое-то странное сообщение.

Т. КОНТРИДЗЕ: Это уже сектанты пошли.

АМАЛИЯ: Пошли сектанты колонной. «Гарик, скажите. были ли у Вас в жизни какое-либо приключения с неправедными женщинами?» Москва спрашивает нас.

Т. КОНТРИДЗЕ: Гарик, давай.

Г. МАРТИРОСЯН: Нет. Вы знаете, у меня никогда не было приключений никаких.

АМАЛИЯ: Признайтесь, признайтесь.

Г. МАРТИРОСЯН: У меня очень скучная, серая, однообразная жизнь. Напишите мне или позвоните.

АМАЛИЯ: Отлично, письмо с фотографией.

Л. НАРУСОВА: А как, Вы спасаетесь от одиночества?

Г. МАРТИРОСЯН: Я не одинок просто. У меня очень много друзей, жена, ребенок, папа, мама, нам весело. Мы не заметили еще этого, извините.

Т. КОНТРИДЗЕ: А еще «Комеди-клаб» гастролирует.

АМАЛИЯ: Итак, мы не договорили про измены.

Н. МОТОРИНА: Вот и начнем. А то мы уходим от этой темы.

АМАЛИЯ: Да нет, не будем уходить. Потому что все-таки в понятие праведности супружеская верность входит. Как Вы считаете? Вот если там влюбились, не влюбились, а вот как же, ну, семья, ну, уже все есть. уже там дети и так далее. Что ж, на всех наплевать что ли? А если он продолжает любить, а она взяла и влюбилась. Она имеет право. Она опять же насмотрелась фильмов, она ему пособие, она ему «Плэй бой» на холодильник. А он продолжает в своем ритме.

Т. КОНТРИДЗЕ: Ампуле.

АМАЛИЯ: Ну, да. в своей ампуле абсолютно. Потому что он такой. Его таким создала природа. Опять же. Уже в каком-то возрасте…

Т. КОНТРИДЗЕ: Не до революции.

АМАЛИЯ: Не до революции. Опять же никто никуда не идет. какой есть, такой есть. потом масса всяких особенностей у человека.

Т. КОНТРИДЗЕ: И потом ему так нравится.

АМАЛИЯ: Усталость на работе, потом ему так нравится, когда не устает на работе. В выходные дни.

Т. КОНТРИДЗЕ: И потом есть любовница, которая его хвалит.

АМАЛИЯ: Ну, например.

Т. КОНТРИДЗЕ: И причем тут…

АМАЛИЯ: Да, причем тут влюбилась? Ну, вот я так. Что значит влюбилась. приковал цепью к батарее на несколько…

Л. НАРУСОВА: Ой, Алексей Каренин мог Анну Каренину приковать цепью? И что бы было?

АМАЛИЯ: Ну, не знаю. может быть, она не попала бы под поезд.

Л. НАРУСОВА: Но была бы она счастлива?

АМАЛИЯ: А она счастлива была бы под поездом?

Л. НАРУСОВА: Нет, ну, просто это настолько тема сложная, потому что в измене всегда виноваты двое. Не тот третий, который влюбился. Либо женщина, либо мужчина. А вот что-то не ладно между ними, или какая-то трещина, или какая-то неудовлетворенность есть, поэтому и происходит этот процесс влюбленности, потому что энное количество лет назад и для него, и для нее казалось, что именно она или именно она и есть моя половина.

Т. КОНТРИДЗЕ: Поэтому в момент измены тебе кажется, что все нормально.

Л. НАРУСОВА: Тебе кажется, ах, вот это твой шанс найти другую половинку. А ты поройся в себе, может быть, ты в чем-то виноват, а не только он, твой, тот, который когда то был твоей половинкой.

Г. МАРТИРОСЯН: Ну, в 99% случаев так и происходит. Но есть еще один процент случаев, простите, когда это происходит очень спонтанно. они любят друг друга, но вдруг появляется он или она. Ну, абсолютно до этого никаких претензий друг другу. И абсолютно никаких подводных течений.

Л. НАРУСОВА: Ну, может быть, они это и внутри себя даже не осознавали, но были, потому что…

Г. МАРТИРОСЯН: Ну, может быть, да, может быть, да.

АМАЛИЯ: Ой, тут таких столько много вопросов. Я так благодарна нашим слушателям. просто вал вопросов. Вот какая тема. «Гарик, Вам вообще все прощается, я Вас люблю. Открытость спасает. Оленька». Улыбочка припечатана. Значит, «Я 20 лет прожил со своей второй… второй…

Т. КОНТРИДЗЕ: Половиной?

АМАЛИЯ: Нет, со своей. «Второй раз не хочу. Уже 10 лет не женат. Сколько разных ну всего тут попок, сисек написано, эмоций много. Но силикон не нравится. Лучше натуральная висит». Вот так.

Г. МАРТИРОСЯН: Какая радость, да?

АМАЛИЯ: Какая радость.

Т. КОНТРИДЗЕ: Кайф. Есть надежда.

АМАЛИЯ: Значит. А! Ну, ладно. Не буду. Извините, держитесь в рамках приличия. Не надо так сильно нападать на гостей. Я им, конечно, ничего не покажу. Вот вообще, даже не думайте об этом. «Дамы, современная и не современная женщина должна быть праведной, скромной везде, кроме как в постели с любимым мужчиной». Вот.

Н. МОТОРИНА: А у нее любимый мужчина матрос.

АМАЛИЯ: И вообще ей нравятся матросы, матросы. «Именно таких женщин мужчины стараются взять в жены. Распущенные женщины тоже нравятся мужчинам, но только как любовницы и не более». Вот такое суждение.

Н. МОТОРИНА: Это мужчина написал.

АМАЛИЯ: Да, Анатолий, инженер.

Л. НАРУСОВА: Почему-то у Анатолия, инженера впечатление, что все женщины только и мечтают, чтоб выйти замуж. И потому хотят притворяться праведными, чтобы выйти замуж.

АМАЛИЯ: Есть такие суждения. Их миллион.

Л. НАРУСОВА: Да, да, это какой-то такой мужской шовинизм, что вообще без них просто беда.

Т. КОНТРИДЗЕ: Потом не всем мужчинам на самом деле, праведность женщины важна.

Г. МАРТИРОСЯН: Ну, есть же миллион случаев, когда на порно актрисах женятся.

Т. КОНТРИДЗЕ: Конечно.

Г. МАРТИРОСЯН: И в данном случае это антимысль.

Т. КОНТРИДЗЕ: мне кажется, что вообще на певице или на актрисе жениться, это уже смело, нет?

Г. МАРТИРОСЯН: Мне кажется, что вообще жениться, это смело.

Н. МОТОРИНА: В наше время.

АМАЛИЯ: Да, и выходить замуж тоже, знаете ли.

Г. МАРТИРОСЯН: Ну, в моем случае это большая смелость требуется.

Л. НАРУСОВА: Знаете, сам факт женитьбы означает то, что мужчине в принципе все равно, кем женщина была до него, с кем она была до него. Он любит ее сегодня, он верит ей сегодня, такую, как она сегодня, он любит.

Т. КОНТРИДЗЕ: И что родня думает о ней.

Л. НАРУСОВА: Можно придумать себе какую угодно легенду. О том, что ее там в 12 лет продали в рабство и прочее. Но вот если для мужчины в данный момент та женщина, которую он любит или думает, что он любит, она ему нравится, какое значение имеет, кем она была до него.

АМАЛИЯ: А Вы думаете, ее прошлое имя никаких отпечатков не накладывает, ну, вот так, случайно.

Л. НАРУСОВА: Ну. уже это он, он это должен чувствовать. Понимаете, как мне кажется.

Г. МАРТИРОСЯН: Ну, мне кажется, немного по-другому. тут речь идет не о таких экстремальных случаях, когда жена была порно актрисой. Это все-таки…

Т. КОНТРИДЗЕ: Или трансвеститом.

АМАЛИЯ: А самый любимый фильм «Стриптизер, претти вумэн»?

Г. МАРТИРОСЯН: Ну, «Претти вумэн» это сказка веселая. Если анализировать подобного рода произведения, там очень много разных …

АМАЛИЯ: Несостыковок

Н. МОТОРИНА: Современная Золушка.

Г. МАРТИРОСЯН: Да, да. Мне кажется, что главный принцип, по которому мужчина должен выбирать жену, не ее прошлое, будущее, а у мужчины есть родители. И мама в данном случае, это… Я сейчас говорю не Кавказские прописные истины, я говорю о другом совершенно. Что твоя жена в первую очередь должна быть достойна твоих родителей и мамы. Вы понимаете, что привести порно актрису домой и сказать, мама это после тебя вторая женщина в моей жизни. И я где-то буду ее любить и уважать больше, чем тебя, в последующем, может быть. Или чуть меньше. Но сравнивать ее, а это придется сравнивать, потому что это две основные женщины в глобальном смысле в твоей жизни. Вы понимаете. Надо быть, по крайней мере, идиотом, чтобы привести эту женщину домой. Даже если у тебя нет мамы. И ты никогда ее не видел. Даже если тебя нашли под дверью и воспитали. я не знаю, на островах, где не живут люди. Мужчина должен быть идиотом, чтобы так поступить. Он должен поступиться всеми своими принципами. Он должен думать, не знаю, плечами, ногтями, чтобы так поступить. Именно в этом случае мы говорим о прошлом этой женщины. А когда речь идет о прошлом в легком смысле. У нее было три парня до этого. Они там целовались на вечеринки. В этом смысле я могу сказать, что да, можно. Ну, у нее была веселая молодость, в какой-то степени.

Н. МОТОРИНА: А у нее был муж и ребенок. Есть.

Г. МАРТИРОСЯН: Нет, ну, это другой случай. Но если она, например, была замужем. И сейчас разведена, это совершенно другое. У нее было такое будущее, они друг друга любили. Сейчас они друг друга не любят. я сделаю ее счастливой. Тот не смог, я сделаю. и так далее. Это совершенно другой случай. И потому мы должны в частностях разбирать все эти случаи и не обобщать. И тем более это к праведности не имеет ни какого отношения. Женщина может выйти замуж 40 раз в жизни своей. При этом оставаться праведной. И наоборот. Как Вы уже несколько раз сказали. Быть замужем за одним человеком в течение 100 лет и быть самой худшей представительницей вот прекрасного пола.

АМАЛИЯ: Дело в том, что у нас остается всего 3 минуты, и мы не можем на «Эхе Москвы» в пятницу, ну, т.е. на исходе уже практически пятницы, но не на исходе шабата. Значит, мы не можем не пожелать чего-то нашим радиослушательницам и радиослушателям, которые написали нам много всего. И мы на все не успели ответить. просто я продолжаю шуршать бумажками и щелкать кнопочкой. Столько много интересных вопросов и тем не менее у нас остается только пожелания от наших гостей. Вот Гарик Мартиросян сейчас так говорил. Я предлагаю поаплодировать. Потому что я прямо даже…

Н. МОТОРИНА: Красавец мужчина.

АМАЛИЯ: Просто красавец мужчина, умница. И быть достойной его мамы. Правда, маленькая поправка. Главная, чтобы мама тоже была… правда?

Г. МАРТИРОСЯН: Да, конечно.

АМАЛИЯ: Ну, да, на уровне. Это же мама. Имейте совесть иногда тоже. Уступайте место на кухне. Итак, пожелания. Пожелания от Теоны Контридзе. У нас очень мало времени.

Т. КОНТРИДЗЕ: Воздержание – путь к Богу.

АМАЛИЯ: Вот так.

Н. МОТОРИНА: Будьте счастливы и любите.

АМАЛИЯ: Наталья Моторина.

Г. МАРТИРОСЯН: Я желаю всем женщинам быть женственными и счастливыми. Тогда все в мире будет хорошо, если женщины будут такими всегда.

АМАЛИЯ: Людмила? Говорите, говорите, Людмила Нарусова.

Л. НАРУСОВА: Живите эмоциями. Голову включайте только тогда, когда это надо.

АМАЛИЯ: При переходе дороги.

Г. МАРТИРОСЯН: Например.

АМАЛИЯ: Ну, например. Вы знаете, у нас остался. Я думала, у нас обычно гости так долго всего желают. Теона, пой.

Т. КОНТРИДЗЕ: Нет.

АМАЛИЯ: Ну, начинается. Тогда Моторина.

Н. МОТОРИНА: (Поет)

Т. КОНТРИДЗЕ: Что у нас время осталось?

АМАЛИЯ: Ну, да. Сейчас его уже не останется, поэтому у нас есть еще вопросы. «Каковы мотивы праведной жизни? Есть ли смысл? Праведность предполагает ли определенный аскетизм в образе жизни? Или женщина вынуждена вести около праведный образ жизни, чтобы удачно выйти замуж. А дальше праведность сохраняется в зависимости от материальных возможностей (Я бы добавила мужа и самой женщины)». Будьте, мне кажется, все-таки праведными. Ну, не знаю. Вы как, гости дорогие? За или против

Н. МОТОРИНА: Ну, знаешь, чтобы эта праведность не была показушной, вот это самое правильное.

Л. НАРУСОВА: Ханжеской. Самое главное.

Н. МОТОРИНА: Она должна быть внутренняя. Она должна быть вся внутри.

Л. НАРУСОВА: Смотрите все, какая я праведная. Вот приводит меня Гарик в дом, а я говорю маме, вот я праведная. Я буду Вам говорить, что я праведная, понимаете. Это ханжество, это притворство.

АМАЛИЯ: А мама все видит. Маму не обманешь.

Т. КОНТРИДЗЕ: Нет, наоборот, мама иногда требует от тебя такого праведного поведения.

АМАЛИЯ: Мы продолжим беседовать сейчас, но, к сожалению, Вы нас сейчас не услышите, поэтому до следующей пятницы.



Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире