'Вопросы к интервью


АМАЛИЯ: Пятница после 23-х, это значит в эфире «Эхо Москвы» «Территория Амалии». И на «Территории Амалии» бич-клаб. Еще одно заседание, еще одна тема. Итак, «Чтобы еще съесть, чтобы похудеть? Или коварный заговор рестораторов против женщин». Кто же сегодня в гостях? О! Какие гости. Жаклин Мигаль, певица.

ЖАКЛИН МИГАЛЬ: Добрый вечер.

АМАЛИЯ: Вот так вот. Теона Контридзе. Певица. Как они поют дуэтом, если бы Вы слышали.

ТЕОНА КОНТРИДЗЕ: Добрый вечер.

АМАЛИЯ: Вот так вот. Итак, Эттери Ливиева, руководитель телекомпании «Совершенно секретно».

ЭТТЕРИ ЛИВИЕВА: Добрый вечер.

АМАЛИЯ: Марина Коротавева, генеральный директор ювелирного дома «Петр Привалов»

МАРИНА КОРОТАЕВА: Добрый вечер.

АМАЛИЯ: И что бы Вы думали сегодня в бич-клабе. Сегодня мы, как сказала Теона Контридзе, мы практически теряем невинность. Сегодня в бич-клабе мужчина. Да, да, да. Аркадий Левин, ресторатор, член координационного совета Федерации рестораторов и отельеров, лауреат премии «Гостеприимство». Будьте любезны, Аркадий Левин. (Аплодисменты). Добрый вечер.

АРКАДИЙ ЛЕВИН: Добрый вечер.

АМАЛИЯ: Аркадий – наш первый мужчина. Аркадий, чтобы мы хотели от Вас услышать. Итак, во-первых, кто Вам больше всех нравится вот из присутствующих здесь женщин?

А. ЛЕВИН: Ну, все такие звезды, я даже теряюсь.

АМАЛИЯ: Вот как сказал. Вот так. Хорошо. Так, значит, мы сейчас начнем пояснять тему. Тема такова. Значит, я ее поясняю для наших радиослушателей. Для гостей я ее еще раз повторю. Существуют отрасли заработка на нас, на несчастных женщинах. Во-первых, с одной стороны нам внушают, что мы должны поесть. При этом нам говорят, где мы должны поесть, что мы должны поесть, кто это должен приготовить, кто должен открыть этот ресторан, во что надо одеться в этот ресторан, и с кем туда придти опять же, потому что в некоторые рестораны опять же просто так на кривой козе и не подъедешь. А надо подъехать…

Э. ЛИВИЕВА: На живом банкомате. На роликах.

АМАЛИЯ: Да, живой банкомат и я едем в ресторан. Вот что-то в этом духе. С другой стороны потом, немедленно, недалеко за углом, уже к утру можно зайти в какой-нибудь салон, магазин и т.д., чтобы похудеть после того, как сходил в ресторан модный и т.д. и выпил модное спиртное, модный коктейль, или съел модный бифштекс, или опять же какой-то. Что там у нас в моде сейчас? Аркадий, расскажите, я помню, говорила с одним ресторатором московским, не будем сегодня всуе поминать. У нас сегодня первый мужчина на бич-клабе. Не будем, значит, говорить о других. Но он говорил: езжу по всему миру, выискиваю модное в рестораторском движении. Вот что сейчас в моде? Вот что вообще Вы продвигаете в моду?

А. ЛЕВИН: Ну, моду мы не продвигаем, но стараемся, во всяком случае, в проекте гаучо, стараемся кормить просто моно едой. Т.е. если это мясо. Значит, это не мясо, тушенное в горшке…

АМАЛИЯ: «Эль гаучо» ресторан имеется в виду, да?

А. ЛЕВИН: Да. Это не мясо, тушеное в горшке с майонезом, например, да.

М. КОРОТАЕВА: Ой, как вкусно.

А. ЛЕВИН: Наверное, кому-то это вкусно. Но мы стараемся все-таки давать натуральную еду. И не боясь, что к нам приходят худые красавицы, такие как сегодня окружают меня, и после этого идут в салон для того, чтобы худеть. Т.е. если это салат, то это салат естественно без всяких сметан и майонезов, т.е. это то, что природа в принципе дает. А мясо должно быть пожарено на обычном огне, а не… без всяких ингредиентов, придуманных кем-то, когда-то.

АМАЛИЯ: Китайцами.

Ж. МИГАЛЬ: Французами. Французами в основном.

А. ЛЕВИН: Т.е. правильная еда – это нормально.

АМАЛИЯ: Эттери?

Э. ЛИВИЕВА: Да, действительно, это огромная индустрия. Индустрия, которая завлекает, забирает определенные наши достатки.

АМАЛИЯ: Еще как.

Э. ЛИВИЕВА: Еще какие. И все-таки мне хотелось бы сказать, что многие из нас, а мне кажется, большинство, приходят в рестораны не для того, чтобы просто поесть. А, наверное, за этими историями существуют какие-то интересные вещи. Т.е. каждый ресторан интересен своим каким-то блеском что ли, который он излучает.

АМАЛИЯ: Блеском еды.

Э. ЛИВИЕВА: Блеском еды, блеском бриллиантов, блеском одежды, блеском людей, потому что в каждом из этих ресторанов, за каждым стоит своя история, собираются определенные люди, определенные компании. И они тоже очень любопытны, и очень интересны. Поэтому мы не просто приходим в ресторан поесть, а мы приходим встретиться с деловыми партнерами, с хорошими знакомыми или просто провести вечером время. Ну, и соответственно хорошо поесть. Поэтому, мне кажется…

АМАЛИЯ: Вечером, Эттери? Вечером поесть?

Э. ЛИВИЕВА: Мне так нравится есть вечером. Особенно после 10 часов вечера. Это самое, самое замечательное.

Т. КОНТРИДЗЕ: Я так тебя понимаю, моя дорогая.

Ж. МИГАЛЬ: А как же диеты?

Э. ЛИВИЕВА: А в этом тоже есть своя прелесть. Ты как бы как в христианской религии сначала грешишь, а потом как бы …

Т. КОНТРИДЗЕ: Каешься. Потом активно каешься.

Э. ЛИВИЕВА: Да, а потом тебе приятно прийти в какой-то замечательный салон, как правильно сказала Лялечка, и постараться как-то себя привести в надлежащий вид. И так круговорот происходит в природе.

АМАЛИЯ: Денег первым делом.

Э. ЛИВИЕВА: Тому, кому надо, получает свои деньги. Мы получаем удовольствие. Это удовольствие, как мне кажется.

АМАЛИЯ: Вот так вот. Вопросы к Аркадию есть?

М. КОРОТАЕВА: Есть. Почему у Вас нет ресторанов специально для женщин? Потому что мне кажется, что мясо – это удел мужчин.

А. ЛЕВИН: У нас есть не только мясо, у нас огромное количество блюд, которые даже Амалия может кушать. Потому что она и рыбу не ест, и мясо не ест. И ест только всякую зеленку. И она там наверняка нашла бы салат из сердцевины бамбука, например. И получала бы огромное удовольствие. А кроме этого, есть масса зелени, которая раньше была недоступна. А сейчас она есть в России. Всякие латуки и море, море разных.

М. КОРОТАЕВА: Ну, Вы согласны с тем, что спаржа и рукало сейчас уже выходят из моды.

А. ЛЕВИН: Не знаю, я очень люблю спаржу.

АМАЛИЯ: А рукало как хорошо.

А. ЛЕВИН: А рукало с криветками….

АМАЛИЯ: Удел блондинок.

Т. КОНТРИДЗЕ: Нет, мене кажется, это лучший салат вообще, рукало с креветками.

А. ЛЕВИН: Да, очень вкусно.

Т. КОНТРИДЗЕ: Или с пармезаном. Такого салата нет.

А. ЛЕВИН: А потом, знаете, я Вам скажу. Конечно, Москва – моднейший город, супер город и с точки зрения одежды, машин.

АМАЛИЯ: И еды.

А. ЛЕВИН: Еды. И, конечно, все ведущие рестораны, летая по миру, каждый находит какое-то блюдо, пытается его как-то адаптировать к Москве. И оно на какой-то промежуток времени может стать модным. Но если одежду можно, мода все время пульсирует и меняется, то если блюдо вкусное. И там реально человек получает удовольствие от вкуса, то оно остается навсегда. И его не нужно менять. Т.е. мода может быть на какие-то невкусные вещи. Да. Они как вспышка, появились…

М. КОРОТАЕВА: Ваши рекомендации вот какие, да?

А. ЛЕВИН: Ну, знаете, раньше Москва с ума сходила от лягушачьих лапок.

АМАЛИЯ: Какая гадость.

А. ЛЕВИН: Вы все, наверное, это помните. Прошло время. Где сейчас есть лягушачьи лапки? А в то же время в Москве раньше…

АМАЛИЯ: У Макаревича спросите.

А. ЛЕВИН: 10 лет назад еще никто не знал, что такое устрицы, тем более наименования…

АМАЛИЯ: Тем более в месяцы, в которых нет «р».

А. ЛЕВИН: Да, и в месяцы. Вообще никто не имел представления. А сейчас устрица стала нормальным продуктом. И в Москве ее едят…

Т. КОНТРИДЗЕ: Круглосуточно.

А. ЛЕВИН: Не ради того, чтобы показать, что да, там круто, то, се.

Т. КОНТРИДЗЕ: Мне кажется, устрицы можно только во время поедания… Я не понимаю, как от этого получают удовольствие. Их можно только терпеть. Сборище соплей посоленное.

Ж. МИГАЛЬ: Ой, ой, ой, не говори, это очень эротично.

Ж. МИГАЛЬ: Я предлагаю обсуждать не сами блюда и еду, а все-таки последствия.

М. КОРОТАЕВА: Аркадий, можно вопрос?

А. ЛЕВИН: Да.

М. КОРОТАЕВА: Скажите, пожалуйста, Вы как-то следите каким-то образом за модными тенденциями в диетах? Потому что какое-то время тому назад все сидели на Волкове. Какое-то время тому назад люди приветствовали Кремлевскую диету. Сейчас всем нравится, когда считаются калории, еще что-то происходит. Вот Вы считаете калории в блюдах? Вы вообще думаете о девушках, когда Вы готовите? Скажите, пожалуйста. Вы туда льете. Вот Вы говорите, что у Вас нет майонеза в блюдах. А бальзамический уксус. Вот Вы думаете о том, как выглядят после того, как мы от Вас вышли?

А. ЛЕВИН: Да, шикарно. Я очень люблю бальзамический уксус. Конечно.

Ж. МИГАЛЬ: Опухли мы с утра.

АМАЛИЯ: Аркадий, как мы выглядим с утра, Вас волнует вообще? Вот попробуйте, посмотрите на нас с утра.

А. ЛЕВИН: Конечно, меня волнует, как Вы выглядите с утра, несомненно.

Ж. МИГАЛЬ: Нет, и объясните, что Вы для этого делаете?

А. ЛЕВИН: Нет, вот я хочу сказать, что все фамилии в названии диет, которые Вы произнесли, я слышу первый раз. И не имею никакого представления…

Т. КОНТРИДЗЕ: Еще бы.

АМАЛИЯ: Ужасно.

Т. КОНТРИДЗЕ: Еще бы, если бы Вы слышали не первый. Вот и задумались бы как-нибудь. А не «Эль гаучо» строить.

М. КОРОТАЕВА: Нет, а как же так. Вы же неплохо выглядите. Что Вы строите?

А. ЛЕВИН: Ну, я как-то себя практически не ограничиваю. Я много занимаюсь спортом. Ну, конечно, стараюсь после эфира, т.е. он закончится, не поехать в «Эль гауча» и еще там ряд ресторанов. И дать по полной программе.

М. КОРОТАЕВА: А мы хотели поехать с Вами.

А. ЛЕВИН: С Вами с удовольствием. Но есть я там вряд ли буду.

АМАЛИЯ: Не удалось удержаться. Придется есть.

А. ЛЕВИН: А то, что касается диет, я не готовлю еду. Я пробую те блюда, которые предлагает шеф-повар. Кстати, вот Габриэль у меня работает уже девятый год.

АМАЛИЯ: Красавец.

Т. КОНТРИДЗЕ: Еще тот.

А. ЛЕВИН: Ну, Амалия знает, да, красавец. Конечно же, он старается готовить сбалансированную еду. Т.е., например, мясо с картошкой, грубо говоря, у нас Вы вряд ли найдете. Т.е. можно заказать и мясо, и картошку, но это нонсенс для наших ресторанов.

АМАЛИЯ: Но Габриэль будет против.

А. ЛЕВИН: Да, он придет к столу и скажет: ну, что ж Вы такое делаете? У нас есть к мясу там зеленка всякая разная. Или к рыбе, например, есть… кукуруза. Или к рыбе есть из шпината такой штрудель. Такой совершенно потрясающий.

АМАЛИЯ: Я забыла задать вопрос уважаемым радиослушателям, которые могут звонить 725-66-33. Что бы такого съесть, чтобы похудеть? Пишите, пожалуйста, может быть, у Вас есть какие-то рецепты? Ждем от Вас с нетерпением. Что бы такого съесть, чтобы похудеть? Может быть, рецепты какие-то, тайны выдадите. Какой такой еды. Кстати, вот эту фразу я услышала от мужа одной актрисы. Опять же не будем называть. Все в секрете сегодня. Такая привычка была у девушки. Она после спектакля открывала холодильник. Садилась перед ним и говорила: что бы такого съесть, чтобы похудеть? А еще у меня бывший муж говорил: ну, давай, давай, ешь, ешь, а потом любимая диета. Бить себя палкой по бедрам и животу с криками «ненавижу». Хорошая тоже диетка есть. Итак, напоминаю, кто у нас сегодня в студии на «Территории Амалии» в бич-клабе. Аркадий Левин, наш первый мужчина, ресторатор, член координационного совета федерации рестораторов и отельеров, лауреат премии гостеприимство, Жаклин Мигаль, джазовая певица, Теона Контридзе, джазовая певица, Эттери Ливиева, джазовая певица… (Смех). При этом руководитель телекомпании «Совершенно секретно». И Марина Коротаева соответственно джазовая певица и генеральный директор ювелирного дома «Петр Привалов». Т.е. сегодня здесь грузинский женский хор и Аркадий Левин.

Т. КОНТРИДЗЕ: И еврейский муж.

АМАЛИЯ: И один еврейский муж. Итак. Он же ресторатор.

Т. КОНТРИДЗЕ: Ляля, тебе не кажется вообще после Индии, что весь ресторанный бизнес в Москве в частности чистой воды развод?

АМАЛИЯ: Абсолютно. Вот, кстати, хотелось бы поделиться. Тем более что сегодня Жаклин хотели встретиться чуть пораньше, чтобы рассказать ей про Индию. Вот что с нами там происходило? Вот я утром съедала такую ладошку такой интересной какой-то смеси. Это была острая какая-то каша, со специями какими-то.

Т. КОНТРИДЗЕ: Маис.

АМАЛИЯ: С какой-то острой подливкой. И какой-то маленькой плюшкой там, например. При этом мы выпивали там чай или кофе. Но кофе это цикориевый он, по-моему, был какой-то.

Т. КОНТРИДЗЕ: Масало тоже.

АМАЛИЯ: Да, да, да. Не кофе – кофе. Такой чай-чай и кофе-кофе. Такой: ом, сайрам, кофе-кофе. Ну, так. И при этом мы туда добавляли священный пепел випути.

Э. ЛИВИЕВА: Випути. Священный пепел випути.

Т. КОНТРИДЗЕ: Символизирует, откуда мы пришли, и куда мы и уйдем.

АМАЛИЯ: И после этого мы на этой самой еде в 38градусную жару прекрасно себя чувствовали. И самое главное ушел какой-то ингредиент этого питания, как модное место. Или даже какое-то сексуальное место. Или место сексуального самовыражения. Потому что ели то мы отдельно от мужчин. У нас были отдельные входы в столовки. Т.е. вот этот весь морок, вот эта майя насчет еды была снята. Да простит меня Аркадий, но, тем не менее, поесть-то можно…

Т. КОНТРИДЗЕ: И все единогласно сказали в Индии, что походы в рестораны надо не то что уменьшить, а их надо прекратить, потому что это безумная трата, абсолютно неразумная трата денег. Можно эти деньги инвестировать….

А. ЛЕВИН: В поездки в Индию.

Т. КОНТРИДЗЕ: Например, в поездки в Индию. Да, например, в поездки в Индию. Или помощь родным. Что угодно.

М. КОРОТАЕВА: Если бросить есть в ресторанах, бросить курить, бросить покупать духи, заправлять машину, то вообще можно купить, я не знаю, остров, наверное, в Средиземноморье.

Т. КОНТРИДЗЕ: Я согласна. И это хорошо.

А. ЛЕВИН: Остров замечательно.

Т. КОНТРИДЗЕ: Но еда, мы возвели в какой-то нереальный ранг удовольствий его.

АМАЛИЯ: Возвели.

Т. КОНТРИДЗЕ: Т.е. еда – это заместитель Бога в Москве. Вот прямо очень важно…

АМАЛИЯ: Не только еда, а время препровождение в ресторанах. Боба говорил «еда – это таблетка от голода». Все, не больше.

Ж. МИГАЛЬ: А как удовольствие? Как можно не получать удовольствие от еды? Это же вот нужно спросить у Аркадия. Он знает. Между ним и Богом нет посредников. Пусть он нам расскажет, кто у нас заместитель Бога, еда или что.

Т. КОНТРИДЗЕ: Можно ли получить в Вашем ресторане удовольствие за 10 долларов?

А. ЛЕВИН: Ну, в одном из моих ресторанов точно можно. Они все разного уровня.

Т. КОНТРИДЗЕ: Вот прямо не больше потратить. И выйти с кайфом прямо.

АМАЛИЯ: Сытым.

А. ЛЕВИН: Ну, это не Индия, конечно.

Э. ЛИВИЕВА: Нет, можно пойти в Макдональдс и получить удовольствие …

Т. КОНТРИДЗЕ: Нет, не вредя себе.

АМАЛИЯ: Кучка руколы. Опять же.

Э. ЛИВИЕВА: Наши дети получают удовольствие в Макдональдсе, как известно.

Т. КОНТРИДЗЕ: И получаю большое удовольствие в Макдональдсе, честно говоря.

Э. ЛИВИЕВА: Вот, их увлекает эта история.

АМАЛИЯ: Там существуют добавки химические, которые нам не позволяют не испытать это удовольствие. Это наркотик. Настоящий пищевой. Вы знаете, что на макдональдсной котлете… О, услышьте меня, о, родители. Услышьте обязательно, пожалуйста. У меня приятель работал на фабрике пищевых добавок. После чего он перестал есть большинство продуктов, которые покупаются в супермаркетах. Включая молочные, особенно ярких цветом колбасы. Вот этих радостных, красных…

Э. ЛИВИЕВА: Это известная история.

Т. КОНТРИДЗЕ: С оранжевым таким отливом мясо. Как они этого добиваются?

АМАЛИЯ: Ну, так. Так вот этот приятель еще мне рассказал историю такую. Он говорит, не наблюдала, ведь котлеты то в Макдональдсе вот так прямо не жарят, вот в этих самых ресторанчиках. Иначе там бы стоял угар такой конкретный. Говорю: да, да. А вот если ты заметишь, на котлете там существуют такие отпечатки решетки. Ну, т.е. что котлета пожарена на решетке. Так вот существует химический карандаш, которым наносятся эти линии. А плюс есть еще такая интересная химическая жидкость, в которую, опуская рыбу, можно ее достать практически копченной.

Э. ЛИВИЕВА: Это очень известные вещи, и мы все это знаем. Давайте спросим у Аркадия, дает ли он какие-то добавки.

АМАЛИЯ: Доколе?

Э. ЛИВИЕВА: Есть ли химические добавки в блюдах?

А. ЛЕВИН: Вот я могу ответить за мои рестораны. Это «Штольня», «Джинжер», «Японец», три «Эль гаучо», «Пивная 01», за свои фабрики, которые производят индюшатину под маркой «Краснобор». Нигде ничего не добавляется. Я Вам даю честное слово. Мало того. По индюкам, у меня маленькому мальчику было 5 месяцев, мама ему готовила как мусс из грудки индейки. И я не боялася своему ребенку давать это мясо. Потому что это с обычного конвейера все получалось. И, ну, я не знаю, насколько вообще можно говорить о Макдональдсе в лоб. Но, конечно, в Америке сейчас совершенно поменялось представление о фастфуде, как таковом. Почему? Потому то произошли достаточно серьезные изменения в женских организмах молодых. Т.е. говядина, которая используется для быстрого питания, она вся на гормонах роста. И когда молоденькие девочки едят котлеты, гамбургеры, вот эту всю тему, то у них происходят гормональные нарушения. И один из основных, видовых показателей, это то, что огромное количество молодых девчонок полные.

АМАЛИЯ: Не то слово полные.

А. ЛЕВИН: И Америка очень серьезно задумалась о том, чтобы как-то все-таки давать не антирекламу, но популяризировать, перестать уже фастфуд.

АМАЛИЯ: Ну, во-первых, не давать антирекламу фастфуда, я считаю, преступления. Поэтому я хочу дать антирекламу. Извините, как Вы знаете, Волан де Морт. Кого нельзя называть. Но вот забудьте, пожалуйста, об этих милых киосках, которые ждут Вас, как Вы если заметите, то по всем направлениям выхода из метро. Чтоб Вы ни в коем случае не пропустили фастфуд. Ни в коем случае не пропустили этих куриц, которые катаются на каруселях. И там сосиски, которые на тех же каруселях катаются. Ну, и так далее, и так далее.

А. ЛЕВИН: Это все опасная еда.

Т. КОНТРИДЗЕ: В Грузии, например, Макдональдсе вообще не прижился.

АМАЛИЯ: Но какое красивое здание Макдональдса в Тбилиси.

Т. КОНТРИДЗЕ: Здание прямо стоит. Это больше была политическая акция, нежели бизнес. Потому что грузины просто не пошли есть.

А. ЛЕВИН: Культура еды другая.

Э. ЛИВИЕВА: Они теперь обязаны пойти, обязаны пойти. Куда деваться, если там есть улица имени…

АМАЛИЯ: Макдональдса?

Э. ЛИВИЕВА: Американского президента. Значит, они должны есть Макдональдс в честь общепринятой еды.

Т. КОНТРИДЗЕ: Ну, должны, не должны, не ходят.

Э. ЛИВИЕВА: Правильно делают, потому что нормальные люди.

М. КОРОТАЕВА: А потом бедные грузины получат просто культорологический шок. Они знали, на что они подписывались.

Э. ЛИВИЕВА: Я хочу сказать, что в Америке, совершенно справедливо, это страна фастфуда, это всем известно. Но там же и другая индустрия более развита, чем у нас, индустрия борьбы с лишним весом. Т.е. там есть пищевые добавки, специальные продукты, целые магазины, значит, специальные…

АМАЛИЯ: Какой прекрасный бизнес!

Э. ЛИВИЕВА: Специальные институты, которые поставляют тебе высококачественную еду, низкокалорийную. Они могут привезти тебе в офис, домой и т.д. Вот ты можешь это все попробовать. С другой стороны должна сказать, что мне нравится ходить в рестораны, потому что я еще раз повторяю, с этим связано много приятных эмоций. Это просто приятно. Это атмосфера.

АМАЛИЯ: Я сейчас напомню радиослушателям, кто у нас по теме беседует. Значит, а тема у нас такая сегодня. «Чтобы еще съесть, чтобы похудеть?» Это важно, Вы знаете. Причем важно на любом уровне, питаетесь ли Вы недорого, или питаетесь дорого. Почему тои те и другие одинаково легко полнеют. О, милые женщины, о милые дамы. Итак, Аркадий Левин сегодня в бич-клабе, наш первый мужчина, ресторатор, член координационного совета федерации рестораторов…

Т. КОНТРИДЗЕ: Ляля, ты сейчас с кем разговариваешь?

АМАЛИЯ: Я с радиослушателями. (Смех_). Отельеров, лауреат премии «Гостеприимство». Минуточку. Я бы хотела сказать…

М. КОРОТАЕВА: А можно спросить, что такое «отельеры», очень интересное слово.

АМАЛИЯ: Подожди. Я представлю Вас всех, потом спросите.

Т. КОНТРИДЗЕ: Джазовых певиц.

А. ЛЕВИН: Отели и отельный бизнес.

АМАЛИЯ: Итак, пошли джазовые певицы. Жаклин Мигаль, Теона Контридзе, Эттери Левиева, руководитель телекомпании «Совершенно секретно», Марина Коротаева, ген. директор ювелирного дома «Петр Привалов». Говорим на тему «Что бы такого съесть, чтобы похудеть?» А еще мы говорим на тему коварного заговора индустрии, во-первых, кормления, а с другой стороны индустрии похудения простив нас, против слабых женщин. Вопрос у Марины Коротаевой.

М. КОРОТАЕВА: У меня даже не вопрос. Я хотела тебе рассказать, что нужно есть, чтобы похудеть. Я так хорошо это знаю, ты же понимаешь.

Т. КОНТРИДЗЕ: Поделитесь. Мариша, расскажите лучше мне.

АМАЛИЯ: Это начиналось при мне. Можно я расскажу. Это начиналось на «Кинотавре». Призы которого делала Марина с ее фирмой «Петр Привалов»…

Ж. МИГАЛЬ: После третьего ребенка или после второго?

М. КОРОТАЕВА: После второго.

АМАЛИЯ: Да. И мы встретились с Мариной.

М. КОРОТАЕВА: Значит, есть натуральные жиросжигатели, которые обычно выпускают во всех этих добавках пищевых, но есть они и натуральные. Есть ананасы, которые можно есть, и худеть соответственно.

АМАЛИЯ: Т.е. не только стволы ананаса, Марина. Поясните. Потому что мне говорили, что только в стволе ананаса, вот то, что мы вырезаем.

М. КОРОТАЕВА: В стволе бамбука, наверное.

АМАЛИЯ: Извините, не за то схватилась.

М. КОРОТАЕВА: Да, ну, не за то схватилась. Ананас нормально расщепляет. Можно есть цитрусовые, желательно грейпфруты. Можно есть йогурты, не обезжиренные, но которые без сахара. Оливковое масло. Правильно я говорю? Хотя говорят, что его нельзя греть сильно, потому что оно во что-то такое превращается. Не знаю.

А. ЛЕВИН: Вообще его нельзя греть.

М. КОРОТАЕВА: Кур надо есть непуганных. Вот у Вас индейки пуганные?

А. ЛЕВИН: Нет.

АМАЛИЯ: Т.е. Аркадий их не пугает.

Э. ЛИВИЕВА: Не пуганные и не топтанные.

А. ЛЕВИН: Мы их правильно убиваем. Я не хочу об этом рассказывать в эфире, на ночь глядя.

АМАЛИЯ: Подождите, подождите. Минуточку.

М. КОРОТАЕВА: Это очень важно.

А. ЛЕВИН: Их убивают электрическим током. Они засыпают. Т.е. никто им по голове бейсбольной битой, извините, не бьет.

Т. КОНТРИДЗЕ: Т.е. по голове их не гладят.

А. ЛЕВИН: Абсолютно технологическое производство.

М. КОРОТАЕВА: Т.е. вот правильно. Кур и индеек надо есть счастливых. Они должны бегать, бегать. Они должны иметь много места. Они не должны сидеть…

Т. КОНТРИДЗЕ: Что рогаткой их надо убивать.

М. КОРОТАЕВА: Убивать их надо в тот момент, когда они засыпают от счастья.

Ж. МИГАЛЬ: Ой, какой кошмар, я даже слушать не могу.

Э. ЛИВИЕВА: Это как женщины.

М. КОРОТАЕВА: Это как женщины. Потому что женщины в гневе, ты от этого можешь поправиться. Уж конечно не похудеть, зависимости. Но, тем не менее, т.е. куриц надо есть счастливых. Мясо нужно есть то, которое бегало. И то, которое паслось. Которое вовсе даже отнюдь…

Ж. МИГАЛЬ: Кур надо есть меломанок. (Смех).

М. КОРОТАЕВА: Девочки, я говорю совершенно серьезные вещи. Не надо есть то. что использовало гормон роста, то, что поливалось удобрениями.

А. ЛЕВИН: Пестицидами.

М. КОРОТАЕВА: Да, пестициды используете? У Вас, где растет Ваш латук, Аркадий?

А. ЛЕВИН: Латук? Ну, у меня в Москве не растет латук.

М. КОРОТАЕВА: А где он у Вас растет?

А. ЛЕВИН: Я покупаю у поставщиков.

М. КОРОТАЕВА: А Вы спрашивали происхождение?

Т. КОНТРИДЗЕ: Чем его поливают?

А. ЛЕВИН: Мне тяжело на этот вопрос ответить, потому что…

Э. ЛИВИЕВА: Я хочу пояснить господам радиослушателям, что вчера, вернее, позавчера Марина Коротаева не пользовалась такой здоровой пищей в ресторане…

М. КОРОТАЕВА: Я ела каракатицу. А морепродукты…

Э. ЛИВИЕВА: Счастливую каракатицу.

М. КОРОТАЕВА: Я ела счастливую каракатицу.

Э. ЛИВИЕВА: Т.е. все, что она говорит, абсолютно правильно.

АМАЛИЯ: Значит, джазменши, Жаклин Мигаль и Теона Контридзе поют сейчас. Все, хватит. У нас музыкальная пауза.

Т. КОНТРИДЗЕ: Запевай. Кстати, цыгане это из штата Кашмир выгнанное племя.

АМАЛИЯ: Из Индии в смысле.

ПЕСНЯ

АМАЛИЯ: Браво!

А. ЛЕВИН: Вау! (Аплодисменты).

АМАЛИЯ: А теперь спросите, где можно услышать таких замечательных певиц? Скорее всего, в ресторанах.

Т. КОНТРИДЗЕ: И как нам обидно, когда, слушая нас, люди едят.

Э. ЛИВИЕВА: Нет, слушая Вас, нельзя есть.

АМАЛИЯ: Жаклин, скажи, пожалуйста, ты недавно, месяцев 9-10 назад родила. Как ты умудрилась сохранить такой живот? Извините, пожалуйста, мои дорогие, Вы этого не видите.

Ж. МИГАЛЬ: Я сейчас поделюсь с дамами секретом. Во-первых, если можно, я сейчас поздравлю мою маленькую девочку. Ей сегодня годик и месяц. И у нее было сегодня причащение первое.

АМАЛИЯ: Поздравляем. (Аплодисменты).

Ж. МИГАЛЬ: Я открою секрет. Я увидела свою подругу, которой было 4 месяца, как она родила. И она разделась, примеряла какое-то платье. И я обалдела, потому что ну вообще не видно, что она рожала. Я говорю, как так? А она очень состоятельная дама. Она может позволить много разных штучек. Она говорит: я тебе скажу, это оливковое масло. Так что, дамы, если Вы ждете прибавления, пусть оно будет радостным для Вас. И клянусь Вам…

М. КОРОТАЕВА: А что она делала с оливковым маслом?

Ж. МИГАЛЬ: Мазала животик, да. Хорошее оливковое масло и все прекрасно. Да, правда. Это секрет ее.

Э. ЛИВИЕВА: Если уже живот присутствует, это работает?

Ж. МИГАЛЬ: Работает. Да, да, да. Это шикарная вещь, на самом деле. Хорошее оливковое масло это какой-то чудодейственный бальзам оказался. И я на себе могу Вам сказать, это правда.

АМАЛИЯ: Вот у нас подошло время. У нас слегка завис компьютер сегодня. Поэтому я, к сожалению, все, кто написал нам рецепт, я прошу прощения, пока я их не в состоянии прочитать. Поэтому я прошу здоровых рецептов от своих гостей. Вот от души. Поскольку кормить человека, вот Аркадий знает, можно только от души. А все-таки уже предложила. Развис обратно компьютер. Извините, мы перезагрузились. Это прекрасно. Николай, спасибо. Это единственный мужчина этой программы, но он постоянный. Он практически отец этой программы. Николай. Итак. Эттери, кормить от души. Вот чтобы было, вот чтобы пришли к тебе подруги, ну, вот мы все. Которые все все-таки мучаются, когда едят лишнее. Вот чем бы ты нас покормила?

Э. ЛИВИЕВА: Я бы покормила зеленью, огурцами, помидорами, т.е. все, что не прибавляет веса. И, наверное, там фрукты, понятно, на десерт. И, наверное, что-то связанное с рыбой. Хотя я слышала, что Вы рыбу не едите, Амалия.

АМАЛИЯ: Рыба – дурные мысли. Рыба – это дурные мысли.

Э. ЛИВИЕВА: Я очень люблю рыбу, мне кажется, что ее можно делать в разных видах. А если бы это еще было бы загородом…

Т. КОНТРИДЗЕ: А если бы она улыбалась. Если бы она была счастливая.

Э. ЛИВИЕВА: Можно сделать ее на гриле. И это потрясающе вкусно.

АМАЛИЯ: Прекрасно. Марина?

М. КОРОТАЕВА: Я бы кормила тебя, девушек? Или я бы кормила смешанную компанию?

АМАЛИЯ: Смешанную компанию, вот эту, включая Аркадия.

М. КОРОТАЕВА: Ну, Аркадия, может быть, я бы попросила принести все с собой. Всех нас накормить. (Смех). Все остальное, не смотря на то, что я безумно люблю готовить, я бы, скорее всего, заказала в ресторане. Я не знаю, почему.

Э. ЛИВИЕВА: Очень правильно.

М. КОРОТАЕВА: Потому что на самом деле, я готовлю сейчас, наверное, только для семьи. Т.е. когда приходит мама, когда приходит семья. Последний раз моя мама собрала семью, я готовила. 17 человек.

Э. ЛИВИЕВА: Некоторые вообще не готовят.

М. КОРОТАЕВА: Но это как раз ре случаи, когда я готовлю. И я, конечно, очень хочу, чтобы они не поправлялись. Потому что все уже немолодые, со всякими осложнениями в сосудах, в сердцах и во всем остальном. Но когда приходит компания, я либо заказываю китеринг, когда это достаточно много народу, либо просто заказываю что-то из ресторана, если это немного. И в основном в зависимости от … Вам бы, себе бы я точно закала бы креветку с руколами.

АМАЛИЯ: Криветка – это не кашерное, извините. Аркадия, я понимаю… А вот если бы нас дома принимал, вот сам как?

А. ЛЕВИН: А у нас принято готовить дома. У меня жена потрясающе готовит.

Э. ЛИВИЕВА: Повезло.

А. ЛЕВИН: Т.е. борщ, который готовит моя жена, не готовит больше никто и нигде, даже на Украине. При том, что она коренная москвичка. Ну, и масса таких нюансов. Мы когда возвращаемся из поездок, то нас всегда дома ждет лимонный пирог. У нее есть свой рецепт. Абсолютно фантастическая тема. И не было такого, чтобы мы вернулись, и не было лимонного пирога. А если приходят к нам гости, то в принципе, если это гриль, то, конечно, все подряд – мясо, рыба. Но все очень просто. Если приходят такие изысканные люди, как, например, Саша Сенаторов, такой у меня есть приятель. Привет, Саша. Он очень любит капустные котлеты.

М. КОРОТАЕВА: Ой, как это вкусно. У Вас капустные котлеты в ресторанах?

А. ЛЕВИН: Для Вас, конечно, найдем капустные котлеты.

М. КОРОТАЕВА: Ой, как хорошо. А морковный торт?

А. ЛЕВИН: Морковного нет. А есть медовый торт, который уже 11 лет. И он без сахара. И Амалия тоже знает. И Алла Борисовна заказывала на день рождения, мы ей делали. И с того времени…

АМАЛИЯ: Как? Та самая?

А. ЛЕВИН: Ну, в общем, очень вкусно, серьезно.

М. КОРОТАЕВА: Здорово ты любишь капустные котлеты?

АМАЛИЯ: Я их умею готовить.

Т. КОНТРИДЗЕ: Серьезно?

М. КОРОТАЕВА: А расскажи нам рецепт.

Т. КОНТРИДЗЕ: Почему я знаю только о минусах людей? Почему я не знаю об их плюсах?

АМАЛИЯ: Прожив со мной в одной комнате, практически бок о бок, потный бок о бок….

Т. КОНТРИДЗЕ: Самый главный плюс я пропустила.

АМАЛИЯ: Значит, капустные котлеты. Значит, на крупной терке натираете капустные листы. Если в комбайне, то на самой крупной. И все это в кипяченую воду. Это залог того, что котлеты не будут горчить. Капустный лист не будет горчить. Дальше яичко, по вкусу соль, все это дело слепляете, да, хотите в панировочке, хотите без панировочки. Но самое главное, не забудьте в кипяточек. А остальное, все как в обычных котлетах. Кто любит с добавлением размоченного белого хлебушка, кто любит без добавления размоченного белого хлебушка.

А. ЛЕВИН: Амалия, а сейчас после эфира мы можем поехать, я открою одну из кухонь, поговорю с Габриэлем. И на всю компанию….

АМАЛИЯ: И нарубать капустных котлет.

А. ЛЕВИН: Да, и нарубать котлет.

АМАЛИЯ: Видишь ли в чем дело, ночь – не время для еды, друг мой.

А. ЛЕВИН: Так это же диетическое.

АМАЛИЯ: Даже капустные котлеты, пожаренные на масле. Итак, Аркадий, предложите девушкам артистическую диету. «Два дня кефир, творог, затем (ох, кефир, творог, как я от него толстею!). Затем два дня отварное мясо, в том числе и курица. Два дня овощи. И напоследок сыр с белым вином или соком.

Т. КОНТРИДЗЕ: Артистическая диета – это предельные наркотики, моя дорогая. Ошибаетесь.

АМАЛИЯ: Это будет очень хорошо, и здорово, и популярно. Деньги за диету пришлите». Ну, знаете ли.

Ж. МИГАЛЬ: Жестокий человек. Это мужчина или женщина?

АМАЛИЯ: Это сообщение. «Амалия, скажите, почему в каждой Вашей передаче присутствует Теона Контридзе? Скажите, Вы что, ее раскручиваете?»

Ж. МИГАЛЬ: Да, мы все ее раскручиваем, потому что она замечательная певица.

АМАЛИЯ: Заметьте, теперь еще и Жаклин Мигаль у нас будет присутствовать.

Т. КОНТРИДЗЕ: И заметьте, еще три.

Э. ЛИВИЕВА: Три джазовых певца, во главе с Аркадием.

АМАЛИЯ: Она уже начинает фуэте. Она уже встала практически в позу. «Дорогие дамы, уверяю Вас, что изменение веса плюс минут 20 кг абсолютно никак не сказывается абсолютно ни н а карьере, ни на личной жизни…»

М. КОРОТАЕВА: А на гардеробе?

АМАЛИЯ: Правильно, а на гардеробе. Немножко да.

Ж. МИГАЛЬ: А на финансах?

Т. КОНТРИДЗЕ: А на финансах очень, очень. Я свидетель.

Т. КОНТРИДЗЕ: Если Вы себя хорошо чувствуете, объясните, зачем худеть. Зачем худеть, если себя хорошо чувствуешь?

Э. ЛИВИЕВА: Если нравишься себе, то я считаю да, не нужно.

Ж. МИГАЛЬ: Не нужно, совершенно.

Т. КОНТРИДЗЕ: Нет, Ну, как? Ты нравишься себе…

Э. ЛИВИЕВА: Лучше съесть кусок, ем ходить злой.

М. КОРОТАЕВА: Послушайте, а наверх по лестнице подняться?

Ж. МИГАЛЬ: А можно мне передать привет? Можно мне передать привет своему мужу Геннадию, потому что так, как готовит мой муж вообще. не готовит никто. И на самом деле в нашей семье готовит он. И большое ему за это спасибо.

АМАЛИЯ: Геннадий, мы прожили бок о бок практически как с Теоной Контридзе. Т.е. имею в виду на соседней площадке. «Сейчас идет короткое лето. Лучше расскажите о землянике, клубнике, чернике и изделиях из них. Рецепты. А устрицы можно есть и зимой».

М. КОРОТАЕВА: Ой, черничный пирог — гениально же.

АМАЛИЯ: Опять же ну пирог.

М. КОРОТАЕВА: А там нет теста совсем. Там чуть-чуть совсем. Там черника.

Т. КОНТРИДЗЕ: Вот товарищ прав. Потому что нет ничего вкуснее малины в чистом виде без сахара. Конечно, какие рецепты? Природа сама дала рецепты.

АМАЛИЯ: «Мне 43 года. После рождения ребенка очень поправилась. Вместо ужина ешьте клетчатку «Наше наследие»».

Т. КОНТРИДЗЕ: Что такое клетчатка?

АМАЛИЯ: Клетчатка «Наше наследие». И за полгода с 56 до 48 размера.» Мы Вас поздравляем (Аплодисменты).

Т. КОНТРИДЗЕ: Здорово, молодец.

Ж. МИГАЛЬ: Браво!

АМАЛИЯ: Итак, клетчатка «Наше наследие», как вариант. Опять же ведь история такая, что кому-то да, а кому-то нет, так что пробуйте.

Т. КОНТРИДЗЕ: Очень многое зависит от воды в похудении. От качества воды.

АМАЛИЯ: Так. «Аркадий, по всей видимости, Амалия, заныкал мой рецепт. См. выше для себя. И будет очень хорошо худеть. Судя по тому, что она не читает его в слух. Обидно. А я для всех его посылал». Вы имеете в виду, Валерий, что? Я не ныкала. Клянусь. Я читаю все подряд. «Не правда, их жарят прямо там», — говорит Леонид, споря сам с собой. (Смех).

Ж. МИГАЛЬ: Это котлеты из Макдональдса.

АМАЛИЯ: А! «Неправда, их жарят прямо там.».

Ж. МИГАЛЬ: Вот видите, я – единственный, кто следит за мыслью.

Э. ЛИВИЕВА: Я думаю, этот человек там работает просто.

АМАЛИЯ: Леонид, Вы топ-менеджер Макдональдс? Тогда мы с Вами согласны.

Т. КОНТРИДЗЕ: Да, и они говорят правду, наверное.

АМАЛИЯ: Вот. А в ресторанах вообще не известно, что в составе блюд. (Леонид опять же). В нескольких ресторанах Москвы были случаи отравления. Что Вы делаете для того, чтобы не допускать подобного? Просим Амалию не допускать базар в эфире. Слушать невозможно". Итак, не допуская базара в эфире, спрашиваю Аркадию, что Вы делаете, чтобы у Вас не травились?

Ж. МИГАЛЬ: Держит скорую помощь.

М. КОРОТАЕВА: Два пальца возле рта.

А. ЛЕВИН: У нас есть контроль выхода каждого блюда по качеству. И, конечно, ну, это завод. Правильно, ресторан – это реальное производство. Где есть составляющие. Насколько составляющие качественные, настолько ты уверен в качестве конечного продуктов. Конечно, если рыба второй свежести используется где-то, то качество пожаренной рыбы второй свежести и блюда под названием рыба с картошкой может привести к летальному исходу. Но везде разный бизнес. У нас нет такого понятия, что вторичного использования, например, т.е. кто-то взял, приготовил салат…

М. КОРОТАЕВА: Т.е. и такое может быть?

А. ЛЕВИН: Конечно, сколько хотите. Чем ниже уровень, вот то, что Вы меня спрашивали о 10долларовой еде, да. Вот чем ниже стена, тем Вы больше становитесь заложником того, что Вы попали на некачественный продукт. Того, что Вы попали…

АМАЛИЯ: Кришнаиты не травят, а у них дешево.

А. ЛЕВИН: Ну, кришнаиты, они там и живут в Индии. Мы же говорим….

АМАЛИЯ: Нет, здесь есть несколько кришнаитских мест, в которых готовят с мантрами.

А. ЛЕВИН: Может быть.

Т. КОНТРИДЗЕ: Скажите, пожалуйста, а, сколько стоят у Вас в ресторане блюда из индейки?

А. ЛЕВИН: Дело в том, что индейки катастрофически не хватает. И у меня всего в двух….

Т. КОНТРИДЗЕ: Вот тебе на.

А. ЛЕВИН: Ресторанах есть индюшатина. При том, что опять, к сожалению, сейчас строится огромная фабрика. Там и будет достаточное количество свежей птицы. Но основные блюда – это печенка и есть шашлык из индейки, из белого мяса, т.е. специальным образом приготовленное, очень вкусное. Но они, птица недорогая. В ресторане это будет стоить Ваши 15, может быть, 17 долларов за пару шампуров шашлыка.

Т. КОНТРИДЗЕ: Т.е. Ваша индейка, и все равно 17 долларов, 15 долларов.

А. ЛЕВИН: Ну, сегодня белое филе стоит 8 долларов в прайс листе.

Ж. МИГАЛЬ: А в буфете государственной думы во много раз дешевле.

А. ЛЕВИН: Просто это немножко не российская индюшатина.

Ж. МИГАЛЬ: У них скидка, как у детей. Как на детей.

А. ЛЕВИН: Нашпигованная всякой разной ерундой. То, о чем мы говорили несколько минут назад.

М. КОРОТАЕВА: Гормоны роста прилагают?

А. ЛЕВИН: Да, с гормонами роста. С сприцеванием, со всем.

Т. КОНТРИДЗЕ: Интеллектуального и духовного.

А. ЛЕВИН: Поэтому лучше аккуратно. И вообще лучше есть российские продукты.

М. КОРОТАЕВА: Вот я с Вами согласна. Они ходят. Они счастливые.

Т. КОНТРИДЗЕ: Нет, просто вот я все время удивляюсь. В одном грузинском ресторане, допустим, вменяемые цены, а в другом грузинском ресторане не понятно дорогие. Грузинская кухня, по сути, не может быть дорогой.

АМАЛИЯ: А музыканты те же самые поют.

Т. КОНТРИДЗЕ: Русская кухня тоже, по сути, не может быть дорогой. Вот за русскую не могу так прямо ответить. А грузинская кухня не может быть такой дорогой, как допустим в ресторане «Тифлис». Потому что там нет никаких перепелиных яиц с какими-то навороченными утками и посыпанные золотом.

А. ЛЕВИН: Я люблю «Генацвали» на Арбате. Хожу туда.

Т. КОНТРИДЗЕ: А «Генацвали ВИП» как Вам рядом? Где то же самое.

А. ЛЕВИН: Нет, ну, я в ВИП не хожу я хожу на Арбате. Я очень люблю это место. И когда я хочу к грузинам, я Вам скажу, что я беру мацони на шарап, смешиваю 50 на 50.Хачапур.

АМАЛИЯ: Что за программа в пятницу ночью.

М. КОРОТАЕВА: Да, что Вы вообще делаете?

АМАЛИЯ: А знаете, как прекрасен мацони, когда с 14 этажа, в городе Тбилиси слышишь «мацони!», выглядываешь и кричишь «мне, мне сюда!» И он поднимается пешком, когда лифт отключен, электричества нет. Он на 14 этаж с мацони, который только что практически лился из груди коровы.

А. ЛЕВИН: Сказка. А, кстати говоря, вот сейчас еду возвели в такой ранг, что это как преклонение а у всех из Вас, и у меня слюнки текут. Потому что мы говорим о горячем…

Т. КОНТРИДЗЕ: А сказать, чем бы я Вас накормила бы.

АМАЛИЯ: Да, скажи.

Т. КОНТРИДЗЕ: Если бы Вы ко мне приехали. Вот смотрите. Ровно на 10 человек делаю прекрасный ужин. Трачу максимум 100 долларов. 10 человек. Пхай лист шпината, фасоль, без орехов на горячее. Баклажаны с орехами. Хороший сыр…

А. ЛЕВИН: А жаренный сулугуни какой.

Т. КОНТРИДЗЕ: Или пожарим, или не пожарим. И миритинский сулугуни лежит. И из кукурузной муки каждому человеку лепешку.

АМАЛИЯ: Какие у нее лепешки из кукурузы!

Т. КОНТРИДЗЕ: Все прекрасно чувствуют себя и налегке.

А. ЛЕВИН: А мацони и на шарап? А замешать?

Т. КОНТРИДЗЕ: Ну, хорошо, да, кашку поставим тебе. Мацони на шарап и макай, сколько хочешь.

Ж. МИГАЛЬ: А что же с грузинским вином? Все.

А.ЛЕВИН: В «Генацвали» французское вино вместо грузинского.

А. ЛЕВИН: Что с грузинским вином, кстати?

Т. КОНТРИДЗЕ: В моем доме не пьют. Вот когда звоните, Вы зададите очень несвойственный для Тбилиси вопрос. Что-нибудь нужно? И я Вам скажу: захватите вино. Вот и все.

Ж. МИГАЛЬ: Вот, к сожалению, нас лишили грузинского вина, боржоми, всего остального.

АМАЛИЯ: Итак, можете проверить. «Но по статистике со всей жуткой массовой кухней США находятся далеко позади Японии с ее суши, полезнейшими водорослями по раку желудка. Японцы первые среди передовых стран типа по раку желудка». Но видите ли в чем дело. Они не из-за суши. Наталья, они не из-за суши.

Т. КОНТРИДЗЕ: Они очень много нервничают.

АМАЛИЯ: Это очень стрессовая страна.

М. КОРОТАЕВА: А Хиросима и Нагасаки?

АМАЛИЯ: Минуточку. Вот Хиросима и Нагасаки. Марина напоминает Вам об этом. «У Грузии денег нет. Поэтому и не пошли Макдональдсы». Это заблуждение.

Т. КОНТРИДЗЕ: Т.е. Макдональдс – так дорого, что уже Грузия даже на Макдональс не тянет. Спасибо.

АМАЛИЯ: «В йогуртах холестерин есть.» Точка. Извините, это вопрос, извините, Леонид?

Т. КОНТРИДЗЕ: Да, есть.

АМАЛИЯ: Вот, все. Есть.

А. ЛЕВИН: В индюшатине нет.

АМАЛИЯ: В индюшатине нет. «Ешьте грейпфруты и похудеете. Андрей, резчик по дереву».

Т. КОНТРИДЗЕ: Это так вкусно.

АМАЛИЯ: Похудел на грейпфрутах. Людмила. «Господа, очень хороший сжигатель жира капуста утром натощак». Она пучит. Извините, Людмила, мы не можем, работаем…

Т. КОНТРИДЗЕ: Или капуста или 10 штук «синоде». И ходи целый день, пучься. С пучем в животе.

АМАЛИЯ: С яблочным уксусом и оливковым маслом", О, Людмила, Вы одиноки. Но, может быть, у Вас нет, но у меня, как воздушный шар, извините, я взлетаю. (Смех).

Т. КОНТРИДЗЕ: Индия, было единственное место, где нас не пучило.

АМАЛИЯ: Ом сайрам опять же. «А курочки с гриппом у Вас бывают?» Мы лечим их от гриппа, правда? Или они счастливо умирают.

Т. КОНТРИДЗЕ: Или они умирают от гриппа счастливыми. Ляля, ты не отметишь нюанс. Донт вэйст э фуд. Помнишь надпись, «не оставляйте еду».

АМАЛИЯ: Да. Обязательно сейчас отмечу.

Э. ЛИВИЕВА: А можно вернуться к ресторанной индустрии, о которой мы сейчас говорили, ресторанной индустрии, и все-таки подтвердить то, что говорила справедливо Теона о том, что в Москве действительно заоблачные цены ресторана, они действительно, мне кажется, завышены.

АМАЛИЯ: Но как!

Э. ЛИВИЕВА: Проезжая по всем городам и весям, мы можем сравнить и увидеть, что на самом деле происходит. Но, тем не менее, эти услуги ресторанные пользуются пока спросом. И мне бы хотелось бы отметить в этой связи ресторатора г-на Новикова, не потому что мы хотим прорекламировать, а просто сказать, что в его рестораны ходить приятно….

АМАЛИЯ: Ну, во-первых, он симпатичный парень вообще. Мужчина он хоть куда. Аркадий первый.

Э. ЛИВИЕВА: Он придумывает истории вокруг своих ресторанов. Если бы они еще имели правильную ценовую политику, было бы еще лучше.

АМАЛИЯ: Новиков, пожалуйста, скидку, скидку, скидку!

М. КОРОТАЕВА: Но ты платишь за хлеб и за зрелища. Ты хочешь совсем уже ни за что не платить. Можно еще один маленький вопрос к Аркадию? Насколько зависит ценовая политика ресторана от повара, которого Вы нанимаете.

А. ЛЕВИН: Конечно, зависит.

М. КОРОТАЕВА: Потому что есть безумно дорогие повара. И есть повара нормальные. Вот типа мамы Зои. Или еще какие-то недорогие рестораны, которые очень хорошая кухня, но тем менее там женщина просто хорошая хозяйка, ну, повар.

АМАЛИЯ: Кстати, вот интересно, пришла вдруг мысль. Вот Габриэль у Аркадия когда-то выходил, по-моему, и сейчас, да?

А. ЛЕВИН: Так и есть, Амалия.

АМАЛИЯ: Выходит и знакомится. Говорит, что Вы выбрали. И ты знакомишься с поваром, который тебе будет готовить.

А. ЛЕВИН: Так и есть до сих пор.

АМАЛИЯ: Вот, на самом деле, можно взять на вооружение и просить менеджера, а нельзя ли с Вашим шефом познакомиться. Как он одет? Какой у него фартук?

А. ЛЕВИН: Габриэль выходит, как будто он в реанимации. Я удивляюсь…

Т. КОНТРИДЗЕ: Где Вы такого аргентинца нашли?

АМАЛИЯ: О, как он танцует! Какой у него сын!

А. ЛЕВИН: Повар, который заходит в ресторан в 10 утра и выходит оттуда в 12, в час ночи. И он всегда в кипельно белом одеянии, совершенно фантастический белый колпак. При том, что ему неважно, какое количество людей в зале. И сколько этих людей прошло за день. Т.е. он в этой профессии абсолютно профессиональный экстракласса человек. И, конечно же, стоимость таких поваров во всем мире очень высока.

АМАЛИЯ: И капустные котлеты вынуждены отбивать эту цену.

А. ЛЕВИН: Мы же говорим о бизнесе, а не о ресторане «Мама Зоя» или каких-то частных ресторанах, где работает семья. И для них этот ресторан – это их жизнь. Только вот это вот маленькое место. Это совершенно разный бизнес. А, Кстати, еще по поводу, вот еще ремарка назад. Вы знаете, мне очень нравится смотреть нам то, как люди кушают.

Ж. МИГАЛЬ: Если они еще вкусно при этом кушают.

А. ЛЕВИН: Да, несомненно. И от того, насколько человек аппетитно ест, он вселяет в себя уверенность, что ты ему даешь правильную еду. И это очень важно. И не важно это худая девушка, сидящая всю жизнь на диетах, то се…

Ж. МИГАЛЬ: Или толстая женщина.

А. ЛЕВИН: Или толстый мужчина…

АМАЛИЯ: Который привел эту худую девушку в ресторан.

А. ЛЕВИН: Который пьет и водку и с пивом и все равно он может настолько аппетитно есть, и это красиво. Это, конечно же, когда приходит в ресторан человек, который начинает думать о том, что ну как же так, два лепестка латука и вода без газа, без газа…

М. КОРОТАЕВА: Да, да, очень вкусно с лимоном.

А. ЛЕВИН: С лимоном. Да, то, конечно, это немножко не ресторанная тема.

АМАЛИЯ: А тут еще подсказывает Татьяна сельдерей, чтобы похудеть. Лучше всего сырой и в салатиках. Очень полезно для суставов тоже. «Я похудело, очень хорошо».

Т. КОНТРИДЗЕ: Еще женский организм на сельдерей, кожа входит, гормон входит в какую-то реакцию с сельдереем и выделяет запах, который самец чувствует. Это в Испании сказали.

М. КОРОТАЕВА: Завтра пропадет сельдерей из магазина, я чувствую.

Т. КОНТРИДЗЕ: Серамон, что то такое. Вот Жаклин Мигаль, за вообще историю знакомства с женщинами первая и последняя женщина в моей жизни, которая вкусно ест все и всегда тростинка. А Эва Бледэнс, помнишь, перед спектаклем сало наворачивала всегда.

АМАЛИЯ: Эва Бледэнс, которая говорила, что она всего понемножку любит всегда.

Т. КОНТРИДЗЕ: Всего понемножку, это не ее история.

Ж. МИГАЛЬ: Всегда приносила кусок сала и горилку.

А. ЛЕВИН: Тем не менее, она настолько подвижна.

Т. КОНТРИДЗЕ: Да, подвижна тоже.

А. ЛЕВИН: У нее экшн какой.

Т. КОНТРИДЗЕ: Сало она съедала всегда.

А. ЛЕВИН: Я знаю.

АМАЛИЯ:

Э. ЛИВИЕВА: Не знаю, мне кажется вот, знаете, если все-таки сидишь на диете, то об этом должна знать все-таки, наверное, сама женщина и ее, может быть, тренер по фитнесу.

А. ЛЕВИН: Это правильно.

Ж. МИГАЛЬ: И лучше позволить себе за столом съесть кусочек, и сделать это вкусно, чем быть букой, злой и говорить «нет, нет, нет, я не ем после 6». Я думаю, что из-за маленького кусочка, на самом деле, ничего плохого не случится.

АМАЛИЯ: Именно, вот с этого пожелания Жаклин Мигаль мы начинаем наши очень короткие пожелания нашим вечно молодым, вечно прекрасным слушательницам «Эхо Москвы», «Территории Амалии», бич-клаба. Итак, Эттери Ливиева?

Э. ЛИВИЕВА: Итак, я бы хотела отметить, что если мы выйдем за пределы Садового кольца, там существует несколько другая жизнь. Я хочу отметить красоту и внешний вид замечательный наших женщин, которые умудряются при том, что это действительно дорогой город и территория очень сложная. А мы сейчас на «Территории Амалии» находимся. Мне хотелось бы пожелать им успехов. И они должны себя чувствовать так, как они себя чувствуют.

АМАЛИЯ: прекрасно. Марина Коротаева?

М. КОРОТАЕВА: Нужно позволить себе все, с удовольствием, во всех местах. Но если Вы хотите быть тростинкой, то нужно просто съесть половину того, что Вы хотите съесть.

АМАЛИЯ: Аркадий?

А. ЛЕВИН: А я считаю, что в принципе, любой человек, не взирая, женщина или мужчина, должны от жизни и от еды получать максимум удовольствий. Максимум.

АМАЛИЯ: Теона Контридзе?

Т. КОНТРИДЗЕ: Еда – не удовольствие.

М. КОРОТАЕВА: Еда – это таблетка от голода. Не более. И ничего с угощаю от души не имеет. Потому что еда и душа — это абсолютно антивещи друг с другом. Еда – это тело

АМАЛИЯ: Вот такие разные суждения. Тем не менее, а от любви к Вам, от любви к Вам мы говорили сегодня на эту тему. Берегите себя, питайтесь правильно, с удовольствие и понемножку. И возвращайтесь на «Территорию Амалии» в следующую пятницу. Целуем. Хороших выходных.





Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире