'Вопросы к интервью
АМАЛИЯ – Добрый вечер, в эфире «Эхо Москвы» «Территория Амалии», ибо уже после 23. И с вами в студии Амалия и гости. Начну сразу же с тех, которые были объявлены как «будут и другие». Итак, Руслан Ветренюк, продюсер первой в России премии в области моды и стиля «Астра», которая состоится 19 июня – вот уже совсем скоро. Так, следующее – начну с извинений перед Алексеем Барацем, артистом комического театра «Квартет И» и автором пьесы «День радио». Прошу прощения, в эфире Вы прошли как Александр.
А.БАРАЦ – Ничего, нормально. На самом деле, слава Богу, что Александр, потому что тема у нас такая, довольно стремная, поэтому буду Александром.
АМАЛИЯ – Не, не, не!
А.ПОЛЕЕВ – Ладно? И вообще, речь идет о другой фамилии.
АМАЛИЯ – Нет, нет, «Территория» — это у нас территория откровенности…
А.БАРАЦ – Совпадение… Да? Хорошо.
АМАЛИЯ – Все… нет, нет, нет, все сами только за себя тут говорят, абсолютно только за себя, ни за каких Александров. Вот, Александр у нас один уже есть – Александр Моисеевич Полеев, врач психотерапевт-сексолог, профессор Института психоанализа. Вот такая у нас собралась компания, поэтому, пожалуйста, пожалуйста, сигнализируйте нам. Sms-эфир… что это такое? 970-45-45… Но лучше все-таки на пейджер – 961-33-33 для абонента «Эхо Москвы». Итак, сразу же поясню тему. Вот тут Алексей сразу начал говорить «тема стремная» — ничего подобного! Во-первых, лето – время отпусков. Что такое курортный роман – все знают ото всюду просто, из литературы, кинематографа… Ну, как бы, кто-то из личного опыта, кому-то так и не привелось. Но, я хочу пояснить, о чем мы говорим, о каких случайных связях и о какой пользе и полезности. Ничего развратного – вот! Все абсолютно пуритански, потому что мы говорим о романах. А вот, как кажется в тот момент, вспыхнувшей страсти. Ромео и Джульетту возьмем – вот то, что между ними вспыхнуло, а вдруг бы это абсолютно могло бы не вспыхнуть, если бы два этих молодых человека, Ромео и Джульетта, воспитывались бы долгие годы рядом, видели бы друг друга каждый день…
А.ПОЛЕЕВ – В дальнем Подмосковье…
АМАЛИЯ – Абсолютно, да. А тут вот у них был короткий промежуток времени. Вот что-то такое вот… не знаю, какая-то искра промелькнула, да, и вспыхнуло чувство. Вот, роман настоящий, вот такой вот, как бы, да? Кто знает, что было бы, если бы таки разрешили бы пожениться. Что там дальше, за их смертью? Всякое могло бы случиться. Могли бы прожить не очень счастливую супружескую жизнь, например. Мало ли, если они такие, легковоспламеняющиеся сердца, может быть…
А.ПОЛЕЕВ – Скорее всего, она бы его убила сковородкой.
АМАЛИЯ – Вы знаете, Александр Моисеевич, может быть, она просто так же бы вспыхивала еще и не один раз в своей жизни.
Р.ВЕТРЕНЮК – Может быть. Тем более что, если ты помнишь, это же была для него случайная связь – он же любил в начале другую, не помню, как девушку звали.
АМАЛИЯ – Розалинда, да, что-то в этом роде…
Р.ВЕТРЕНЮК – Какую-то Розалинду, по-моему… Да, да, да. Так что для него это была случайная связь.
АМАЛИЯ – Итак, у меня сегодня гости, так сказать, в основном мужчины, так что за женскую часть мнений буду отвечать я.
Р.ВЕТРЕНЮК – Извини, пожалуйста, вот почему ты, вот, слово «в основном» употребила? Вот мы здесь вот втроем сидим…
АМАЛИЯ – Да, да, вот, начинается – редиски… вот они, мужчины!
Р.ВЕТРЕНЮК – Давай, давай разберемся.
А.ПОЛЕЕВ – Амалия, позвольте мне только с Вами сразу не согласиться, потому что Вы как-то расширили тему до всех женско-мужских отношений, начиная от профессиональной проституции и кончая пожизненным браком. Все-таки в науке сексологии, в психотерапии есть конкретное определение, что такое случайная связь, что такое роман, что такое романтические отношения, что такое супружеская любовь. Все-таки случайная связь – название несколько условное, потому что оно применяется, это название, для отношений мужчины и женщины, как правило – ну, по разному бывает, но обычно мужчина и женщина все-таки – у которых не только знакомство и чувства вспыхнули случайно, но и сама связь продолжалась недолго, потому что если люди случайно познакомились в троллейбусе, абсолютно случайно – он был в этом городе проездом два часа – потом поженились и прожили вместе 27 лет, то, притом, что они познакомились случайно…
АМАЛИЯ – Да, об этом мы сейчас не говорим, не, не, не!
А.БАРАЦ – На самом деле, это тоже может быть случайная…
А.ПОЛЕЕВ – Это не случайная связь.
А.БАРАЦ – Может это просто.
А.ПОЛЕЕВ – По определению. Иначе мы будем говорить о всей массе взаимоотношений…
АМАЛИЯ – Не будем!
Р.ВЕТРЕНЮК – Нет, на самом деле…
А.ПОЛЕЕВ – …давайте говорить, действительно, только о случайной связи. Она предполагает все, что больше пяти сексуальных контактов и все – тут дело не только в формальностях, да, сколько было контактов. Обычно все-таки случайная связь – это один-два сексуальных контакта.
АМАЛИЯ – Ну, либо месяц, который по путевке положен, интересно!
А.ПОЛЕЕВ – Это курортный роман, Амалия, Вы не путайте!
Р.ВЕТРЕНЮК – Так хорошо, о чем мы сегодня говорим – о романах или о связи?
АМАЛИЯ – Давайте все-таки возьмемся.
А.ПОЛЕЕВ – Ты прав, да. Ты прав, да. Второе… давайте только о случайных связях…
АМАЛИЯ – Давайте, хорошо, определимся в теме – меня курортные романы тоже интересуют, извините!
А.ПОЛЕЕВ – Второе – все-таки в случайных связях доминирует сексуальное влечение, да? Вспыхнули. «Сними ладонь с моей груди, мы провода под током».
А.БАРАЦ – Вы кому сейчас сказали?
А.ПОЛЕЕВ – А если чувства на курорте медленно развивались… Что?
А.БАРАЦ – Вы кому сказали сейчас? Я не понял…
А.ПОЛЕЕВ – А, нет, это не Вам, это сейчас я исправлю…
Р.ВЕТРЕНЮК – Достойно!
А.ПОЛЕЕВ – Я, строго говоря, даже не сказал, а процитировал. Вот. Если люди познакомились на курорте и действительно были вместе всего 24 дня, но перед тем, как лечь в постель и заняться любимым делом, они, скажем, в течение 5 дней или недели гуляли по берегу Черного моря – или теперь уже Красного моря чаще гуляют – читали друг другу стихи с ошибками, говорили о жизни… Амалия…
АМАЛИЯ – Александр, ну ладно, люди на курорте на это время особенно, я думаю, все-таки…
А.ПОЛЕЕВ – Люди разные. Люди разные, курорты разные.
АМАЛИЯ – Ну да!
А.ПОЛЕЕВ – Это случайной связью не назовешь, хоть они познакомились случайно…
АМАЛИЯ – Давайте ее назовем сегодня, все-таки тоже включим.
А.ПОЛЕЕВ – Нет, это курортный роман, давайте говорить о нем. Случайная связь – это когда…
АМАЛИЯ – Хорошо, хорошо, тогда включаем и курортный роман. Случайная связь…
(говорят одновременно)
А.БАРАЦ – А вот что такое случайная связь тогда?
А.ПОЛЕЕВ – Да. А вот в-третьих…
А.БАРАЦ – Т.е. да… настолько случайная – что вот, просто подскользнулся и раз – случайно случилось. Да?
А.ПОЛЕЕВ – Нет, ну час, полтора, два, четыре часа…
А.БАРАЦ – Не, ну все-таки неделя – это случайная связь?
А.ПОЛЕЕВ – Нет, неделя – это… неделя…
А.БАРАЦ – Тут я с Вами не соглашусь.
А.ПОЛЕЕВ – Неделя… Леш, неделя – это, по нашим масштабам, уже просто большая любовь. Для моих студентов это было бы невероятное чувство, которому бы они удивлялись. Я имею в виду неделю ухаживания…
АМАЛИЯ – Александр Моисеевич, вот Вы, извините, самый опытный из нас тут, так сказать, по годам, а вот какой же…
А.ПОЛЕЕВ – Ну, я все-таки да, больше 30 лет занимаюсь сексуальными отношениями…
Р.ВЕТРЕНЮК – Александр Моисеевич, а сколько у Вас было случайных связей?
А.ПОЛЕЕВ – Ну, случались они…
Р.ВЕТРЕНЮК – Нет, ну случались – это один, два, три, четыре, пять или пятьдесят?
А.ПОЛЕЕВ – Ну, в принципе…
АМАЛИЯ – Вы угадали. Руслан, Вы угадали, потому что именно с этого я хотела начать. Вот мы определили все-таки, что мы берем под обсуждение нашей темы, случайную связь мы берем… вот, скажем так, как Александр Моисеевич сказал, от полутора часов, которые люди провели вместе, случайно познакомившись, я не знаю, на вокзале – их поезда разминулись…
А.ПОЛЕЕВ – Ну, даже до трех с половиной, скажем…
АМАЛИЯ – Да, да, да, хорошо. И все-таки до… ну, до… до месяца, например. Давайте вот, берем до месяца.
А.ПОЛЕЕВ – До месяца ухаживаний, Амалия? Или месяц они занимались любовью? Тогда это роман, какая же это случайная связь?
АМАЛИЯ – Ну…
А.БАРАЦ – Я бы тут… я бы тут… вот смотрите, я бы тут определил все-таки по-другому, начать. Ну, вот для меня случайная связь – это связь может длиться 20 лет, когда люди познакомились, женились случайно. Потом в силу обстоятельств, в силу того, что неловко, родители, дети вдруг неожиданно появились… Да и вообще, как-то все так складывается, общественное мнение, нехорошо разводиться…
А.ПОЛЕЕВ – Лешенька… Лешенька, ну это…
АМАЛИЯ – Подождите, подождите, Александр Моисеевич, давайте друг другу дадим высказаться…
А.БАРАЦ – 20 лет прожили, прожили так, помучались и в конце концов развелись и поняли, что это было случайной связью, случайной, что это, вот эта женщина и этот мужчина – это случайные люди. Просто нам редко удается совпасть так, чтобы это не было случайностью, понимаете?
АМАЛИЯ – Вот представитель такой, легкомысленной профессии.
Р.ВЕТРЕНЮК – Согласен.
А.ПОЛЕЕВ – Леша, у меня тогда…
АМАЛИЯ – Александр Моисеевич, умоляю, подождите!
А.ПОЛЕЕВ – …такое ощущение, что ты только начинаешь свой путь – извини, в большом сексе. Люди, которые действительно случайно встретились, они не уживутся вместе 20 лет – это не случайная связь. Если бы те, кто…
АМАЛИЯ – Но мы не об этом! Стоп, стоп, стоп!
А.БАРАЦ – Сколько сейчас женщин рассмеялось Вам в лицо, когда Вы сказали, что я только начинаю свой путь…
АМАЛИЯ – Значит, господа, стоп! Мы говорим… Давайте… Давайте…
А.ПОЛЕЕВ – Вы молоды просто, я Вам завидую.
АМАЛИЯ – Давайте на истории. Все-таки на примере истории мы определим хотя бы для наших уже сходящих с ума радиослушателей – от нашего гомона – определим все-таки тему. И мы говорим об именно чувстве, которое возникло между людьми, когда… когда это в какой-то момент – короткий момент – месяца на курорте, часа в поезде, я не знаю – все, что угодно, там, я не знаю, трое суток, там, ехали вместе…
А.ПОЛЕЕВ – В купе.
АМАЛИЯ – В купе. Да. Но это казалось тем, что «дальше мы будем… нет, мы должны встретиться. Вот тебе мой телефон. Вот тебе мой адрес – пиши». И в начале, может быть, даже эти и письма есть, и даже что-то такое еще греет. Мы говорим о том, что греет людей, в рутину, я не знаю, в какую-то ровную жизнь которых врывается чувство, а которое потом…
А.ПОЛЕЕВ – Амалия, дорогая, ну какое чувство в случайной связи? Это страсть, это не романтическая любовь, это не безумная идеализация тебя как человека.
АМАЛИЯ – Почему?
А.ПОЛЕЕВ – Хотя она тоже может быть.
АМАЛИЯ – Именно.
А.ПОЛЕЕВ – Это должно… Тогда это не случайная связь, а романтическая любовь. Давайте это различать.
(говорят одновременно)
А.БАРАЦ – Нет, Вы знаете, бывает по-другому, бывает, что…
АМАЛИЯ – Не будем в кучу. Будем говорить именно об этом, о романтическом чувстве, которое коротко.
А.ПОЛЕЕВ – Тогда это романтическая любовь, а не случайная связь.
АМАЛИЯ – Хорошо. О’кей, Алексей, скажи, пожалуйста.
А.БАРАЦ – Просто бывают, я думаю. Мы сейчас просто расходимся в терминологии…
А.ПОЛЕЕВ – В терминологии, конечно.
А.БАРАЦ – Но бывают случайные связи разные, бывают случайные связи, не задекларированное место любви, о котором никто не знает, такой огонек. И все понимают изначально: и мужчина, и женщина понимают, что, наверное, она закончится, потому что это либо курортный роман, либо это вот какое-то, такой вот мгновение…
АМАЛИЯ – Но идут на это.
А.БАРАЦ – Но идут на это, потому что существует безответственность, существует… Ну, это какая-то мистификация, безусловно, для них, для двоих, да? Вот это вот чувство, но влюбленность… потому что без влюбленности случайная связь становится пошлой и циничной, и глупостью.
АМАЛИЯ – И об этом мы не говорим сегодня вообще.
А.БАРАЦ – И об этом мы не говорим, хотя это тоже может быть.
А.ПОЛЕЕВ – Хотя страсть предполагает страсть. Она всегда заслуживает уважения. Как говорят французы, любая страсть, даже порочная, лучше ее отсутствия. И если у человека… Вот когда я принимаю клиента, Амалия, то что я у него спрашиваю? Я у него спрашиваю о романтических любовях, которых у человека бывает 2-3. Я у него спрашиваю об отношениях в супружестве или долгой связи. И обязательно я у него спрашиваю, сколько у тебя было, у Вас было, если это клиент в каком-то возрасте, внезапных…
АМАЛИЯ – Порывов.
А.ПОЛЕЕВ – Порывов. И если у человека их не было… Они должны быть. У нормального россиянина должно быть от 12 до 15 порывов. Если нет, если бы у него было, ну, к 40 годам, конечно, лучше – больше, ну, где-то…
(говорят одновременно)
АМАЛИЯ – Александр Моисеевич, давайте дадим высказаться все-таки еще гостям. Руслан, Алексей.
Р.ВЕТРЕНЮК – Амалия, вот смотри. Мне кажется, мы сейчас уже даже начали немножко спорить и хорошо. Но ведь любая связь, перед ней возникает, но никто не сказал вот одно то слово, которое с чего все начинается: влюбленность. Т.е. мы смотрим на девушку, идем или она идет, а мы стоим, все равно, и вдруг мы ее замечаем. И мы влюбляемся, и здесь вот где-то там у нас в голове происходит что-то и нам кажется, а влюбился я сейчас вот на секунду или на две, или на 20 секунд, или не влюбился. Девушка пошла дальше, это значит — не влюбился. Или ты влюбился. Ты говоришь: «Девушка, Вы знаете, — могу тупо просто сказать, — хочу познакомиться». Могу тупо сказать: «Пошлите поедим», а могу тупо сказать: «Поехали ко мне домой». И все начинается с влюбленности.
А.ПОЛЕЕВ – Вот третья будет все-таки, третья все-таки будет не столько романтические отношения, правда, если сразу-то домой, сколько страсть, лежащая в основе…
Р.ВЕТРЕНЮК – Желание, я бы сказал, желание.
А.ПОЛЕЕВ – Желание секса называется в науке «страсть».
АМАЛИЯ – Значит, я хочу, опять же, с чего я хотела начать. У нас уже это не начало, уже сильное продолжение спора. Я бы хотела убедиться в компетентности своих гостей по данному вопросу. Алексей, у Вас были такие влюбленности? Давайте сейчас вот не будем брать семью, досемейную…
А.БАРАЦ – Если Вы спрашиваете как Александра меня.
АМАЛИЯ – Нет. Да, вот берем досемейную жизнь.
А.БАРАЦ – Да, конечно, естественно, у меня были масса… И я повторяю, мне кажется, что все-таки мы пытаемся выяснить какую-то тенденцию, а бывают разные случайные связи. Бывает, как Вы говорите, страсть, действительно, какая-то влюбленность. Бывает просто вот, а вечером…
А.ПОЛЕЕВ – Тогда это не случайная связь.
А.БАРАЦ – …а вечером нечем заняться, да? И ты просто вот…
АМАЛИЯ – Не об этом, Алексей, о том, что греет, о том, что грело.
А.БАРАЦ – Безусловно. И Вы знаете, бывает…
А.ПОЛЕЕВ – Если вечером нечем заняться, это отношения с проституткой, это не случайная связь, хотя она продолжалась коротко.
АМАЛИЯ – Тс-с-с… Александр Моисеевич, он нас не услышит, если мы будем…
А.БАРАЦ – Нет, бывают случайные связи, когда ты изначально понимаешь, причем существует влюбленность, и ты изначально понимаешь, что это 2-3 дня или это час, да? Но у тебя нет ответственности в этот момент. Есть такие, знаете, несчетовые случайные связи, когда ты как бы находишься вне времени и вне… Ну, радикальный пример такой несчетовой случайной связи случился с моим другом, когда он летел из Новосибирска выпивши в Москву, в 4 часа он вылетел и в 4 часа он приземлился в Москве. Вот в этот момент, когда не было времени, собственно, этого времени не было, это было несчетовое время, да? Не было ни ответственности друг перед другом. Он познакомился с девушкой в аэропорту. А было понимание, что это закончится, потому что ее встречали, он где-то. Но была абсолютно в чистом концентрированном виде прожита, там, 4 часа лета, как 4 часа жизни. При этом была и влюбленность, и страсть, как Вы говорите и, в общем, желание, и в какой-то момент понимание, что это все глупо и цинично и ничего из этого не получится. В общем, все за эти 4 часа было прожито. Вот. Поэтому я думаю, что бывают разные случайные связи. У меня были, безусловно, до женитьбы, 15 лет назад, а Вы говорите, до женитьбы, конечно, были случайные связи.
А.ПОЛЕЕВ – Но это только начало, Леша, первые 15 лет сексуальной жизни – это, так сказать, вступление.
АМАЛИЯ – А Алексей сказал, два раза даже проявилось это слово, вот безответственность. Действительно в этих связях, курортные ли романы это или вот какая-то вот такая связь, прекрасный пример такой связи, хотя нет, наверное, нет, вот «Вокзал для двоих», вот знаменитая сцена Гурченко и Михалкова. Что это? Но там как-то это уже совсем не очень хорошо.
А.ПОЛЕЕВ – Это больше похоже на застарелое сожительство.
А.БАРАЦ – Нет, Вы знаете, нет, скорее, Гурченко и Басилашвили. Вот это вот, да. Что-то такое
АМАЛИЯ – Да, Гурченко и Басилашвили. Да, что-то такое прожитое людьми.
А.ПОЛЕЕВ – Или между Басилашвили и Михалковым.
АМАЛИЯ – Не, не, не, нет-нет, нет-нет. Мы не об этом. А вот действительно… Но при этом люди, Алексей сказал, действительно испытывают вот весь спектр чувств, и они сильнее намного, чем чувства к партнеру, к которому они, допустим, должны вернуться.
А.БАРАЦ – И ведь… не сильнее.
А.ПОЛЕЕВ – Вы знаете, все-таки не весь: романтичности, полной охваченности, идеализации, характерной для романтической любви в случайных связях нет. Вот Леша, как опытный человек, вот начинающий свой путь, очень точно сказал, что в эти 4 часа у его друга, актера, наверное, который трезвый в самолет не садится, у его друга одновременно была влюбленность…
А.БАРАЦ – Это был пилот.
А.ПОЛЕЕВ – И мысли о том…
А.БАРАЦ – Пилот это был.
А.ПОЛЕЕВ – Да, автопилот. И мысли о том, что это и не влюбленность и нечто иное, и сомнение. В настоящей влюбленности, даже если она неудачная, всегда есть идеализация партнера, охваченность этим чувством и сомнение в том, что твоя избранница, Клава – это единственный человек в этом мире, уникальный, только с ней ты будешь счастлив, таких сомнений хоть на несколько месяцев не должно быть.
А.БАРАЦ – Вы знаете, к Вам ходят довольно несложные люди, просто оказываются в Ваших пациентах. Бывает, бывает именно так.
А.ПОЛЕЕВ – Очень разные люди, Леша.
А.БАРАЦ – Ну, так вот, так люди именно разные.
АМАЛИЯ – Опять же, мы сейчас не об этом.
А.БАРАЦ – Да, да. Все, все, все.
А.ПОЛЕЕВ – Очень, да. Иногда очень сложные, посложнее…
Р.ВЕТРЕНЮК – мы сейчас ударились в рассуждения. Ведь нам, наверное, проще поговорить, хорошо это или плохо, нужно это или ненужно, если нужно, то зачем. Просто пообсуждать вот об этом.
АМАЛИЯ – Вот именно, потому что я говорю: период отпусков на носу, вот вес люди едут, мужчины сейчас, вот его жена одного отпустила в отпуск, да? Вот он сейчас сидит, может быть, даже жены сейчас вот нету рядом с приемником. Вот он думает: что бы ей привезти такое из отпуска?
А.ПОЛЕЕВ – Кроме инфекции.
АМАЛИЯ – Да, и, тем не менее, вот, допустим, решаться человеку на это или нет? Вот что происходит, допустим, вот не знаю, с его психикой и есть какие-то позитивные, вообще, моменты в этом? Потому что негативные и нельзя – это мы все знаем. Да. Вот знаем: нельзя.
Р.ВЕТРЕНЮК – Но хочется.
АМАЛИЯ – Ну, да…
Р.ВЕТРЕНЮК – Но хочется. Ведь самое интересное, что вот, возвращаясь к тому, хорошо это или плохо, ведь если эта мысль возникает, а она все равно, хотим мы этого или не хотим, она возникает. Возникает элемент сравнения. Мы приезжаем на море в одиночестве, неважно, в командировку или по делу, или отдохнуть, так случилось, что один, а у нас любимый человек остался где-то далеко, и мы все равно на любую проходящую девушку смотрим оценивающе. «А вот интересно, а могло ли что-нибудь с этой девушкой у меня произойти?», — думает, ну, мне кажется, каждый.
А.ПОЛЕЕВ – Большинство людей, абсолютное большинство людей, не все, не все. У нас есть 24% верных мужей…
Р.ВЕТРЕНЮК – Да, большинство людей. И большинство людей отказывают своей мысли и говорят: «Нет, я этого не хочу», а большинство людей как раз… Вернее, вот как раз большинство теоретически говорит: «Не хочу», хотя в голове хочет. А некоторые, наверное, вот Леша, как мы с тобой, которые, понимаешь, т.е. они, по крайней мере, думают, все равно хочу, но просто делают или не делают – это другой вопрос. Но думают: «Хочу», и по крайней мере, попробуют познакомиться. А что будет дальше, война покажет, мне так кажется.
(говорят одновременно)
А.БАРАЦ – Вы знаете, вот тут я думаю, хорошо это или плохо, тут мнение меняется даже не в периодах жизни, а буквально, там, каждый день. Когда тебе… И смотря о ком мы говорим. Если мы говорим о себе и подразумеваем, например, своего партнера, который остался там, он может тоже себе это позволить. И сразу тебе становится как-то так себе по этому поводу, и вот тут начинается…
А.ПОЛЕЕВ – Может быть, мои клиенты слишком примитивны, но Ваши знакомые слишком интеллигентные. Обычный средний, не мы с вами, наверное, российский мужчина, завязывая курортный ли роман, не курортный, все-таки при этом надеется, что у его партнера возможностей меньше, и вот у него будет роман, а у нее либо не будет, либо их будет гораздо меньше. И так оно и есть. Статистика показывает, скажем, что у среднего москвича, а средний москвич – это человек со средним специальным образованием и т.д.
АМАЛИЯ – Сейчас мы закидаем вас статистикой просто вот, записывайте.
А.ПОЛЕЕВ – Нет, я не буду.
А.БАРАЦ – Средний мужчина больше, умней, чем средняя женщина.
А.ПОЛЕЕВ – Совершенно верно.
Р.ВЕТРЕНЮК – Кто же эти женщины, с которыми им изменяют мужчины?
А.БАРАЦ – Легкий вопрос.
А.ПОЛЕЕВ – Леша, позволь тебе как врач актеру, не любящему цифр.
АМАЛИЯ – Вот почему, кстати? Барац очень любит цифры.
А.ПОЛЕЕВ – Ну, кроме цифр гонорара, я имею ввиду.
АМАЛИЯ – Ой, как они нас не любят, господи, эти врачи.
А.ПОЛЕЕВ – Леш, вот первое, к 40-летнему возрасту, должен тебе сказать в утешение, да? На 10 женщин живых приходится в Москве только 7,6 живых мужчин этого же возраста. Ну, и соответственно, близких возрастов.
АМАЛИЯ – Вот те, которые 6 десятых – это, наверное, ужасно.
А.ПОЛЕЕВ – Нет, я имею ввиду, на 40 лет, да? 1,6 страдают хроническим алкоголизмом, т.е. в том числе и на 10 свободных женщин приходится только 6 свободных мужчин. 4 из 10 женщин нет партнера.
А.БАРАЦ – Давайте куда-нибудь в духовно-моральную сферу вернемся
АМАЛИЯ – Да, в духовно-моральную сферу…
А.БАРАЦ – Нам же интересно вот об этом поговорить.
АМАЛИЯ – Собственно, у нас так получилось, что вот у нас есть один специалист в области сексологии, ну, скажем так, опытный человек, который именно вот компетентен: почему, как, что это происходит, но с научной точки зрения. Вот представители профессии, которые, на самом деле, являются…
А.ПОЛЕЕВ – Еще более компетентными.
АМАЛИЯ – …самыми обвиняемыми. Вот прямо тут подтверждение, самыми обвиняемыми в нестойкости, да? Потому что я не знаю, я сама как актриса постоянно получала в интервью вопрос о том, а вот как вот, ну, вот гастроли же, ну, как же вот, ну, как же? Ваши коллеги, ну, они же такие интересные, они вот такие интересные. Какие мы с тобой интересные коллеги, Алексей, ведь правда?
А.БАРАЦ – Правда.
АМАЛИЯ – Правда, да. Гастролей у нас, правда, еще не было. Вот и да, там, далеко где-то, в Москве холодной и заснеженной остаются, как Руслан сказал, вот любимые, а тут все очень близко. И беседа интересная, и глаза горят и как-то по-другому друг на друга начинают люди вдруг смотреть. Вот потому что мы всегда бываем в разъездах, вот артистов часто обвиняют в каких-то там бурных и частых романах. Вот. Но на самом деле, и подтверждения даются. На Бреда Пита взгляни: снимается с Пэтроу, опять же женаты, вот сейчас «Мистер и миссис Смит», этот фильм, опять же тоже как-то у них сложилось с партнершей. Вот действительно что-то такое происходит. Алексей, вот…
А.БАРАЦ – Тут специфика. Влюбляются на сцене, на площадке влюбляются. Тут действительно очень сложно устоять. Да, ты хотела спросить?
АМАЛИЯ – Хотела спросить: вот если пофантазировать, не брать, допустим, конкретику, но конкретные примеры, допустим, там можно приводить, но не называя фамилий, естественно, корректны. Ведь это действительно для чего-то нужно, допустим, даже вот для работы, да? Вот, действительно, чтобы партнер был не отвратен, если вы играете любовь, например. Ведь что-то в этот момент реально какое-то хорошее происходит или это все напускное, это фантазии?
А.БАРАЦ – Я думаю, что можно тут вот эту шахматную доску в смысле спора, да, вертеть как угодно, потому что может быть…
Р.ВЕТРЕНЮК – По кругу.
А.БАРАЦ – Да, просто по кругу, безусловно, в человеке очень много всего и это все не умещается в моральные нормы, устои, там, религиозные какие-то. Но если вот я живу с женой очень долго, 15 лет, и мне кажется, что в общем, если друг другу верить, то даже эти…
АМАЛИЯ – Вера – это хорошо, Лешенька, вот мы верим, верим.
А.БАРАЦ – Я сейчас договорю, и ты поймешь, о чем я говорю. Если отношения легкие и при этом с верой друг в друга, то во-первых, даже при наличии этих случайных связей, они не причинят боль, да, потому что… Ну, понимаешь, о чем я говорю, при сторонних случайных связях…
АМАЛИЯ – Вернемся из семьи именно к той случайной связи, которая вдруг возникает и она сейчас и является самой важной для человека. Ведь если мы припомним вот именно такие, самые такие какие-то запоминающиеся в нашей жизни случайные связи, они даже через какое-то время что-то вдруг да защемит.
А.БАРАЦ – Вот я тебе как раз и не договорил.
АМАЛИЯ – Давай, давай.
А.БАРАЦ – Я тебе пытался договорить, что не вмещают наши моральные нормы. Просто мужчина может любить двух женщин, я так думаю.
А.ПОЛЕЕВ – Безусловно. Нормальный человек может любить двоих.
А.БАРАЦ – Наверное, может любить двух женщин.
А.ПОЛЕЕВ – Если у него больше одной извилин, то одной он любит одну за что-то, за какие-то ее достоинства, за отношение…
А.БАРАЦ – Ну, просто, не важно, из-за чего…
А.ПОЛЕЕВ – А другими вполне можно. Причем, это любови разные. К одной любовь более страстная, к другой более стойкая. К одной более сексуальная, к другой более дружеская. Вообще, нормальный человек должен любить…
АМАЛИЯ – К обеим в течение полутора часов, например. Просто я хотела дать Алексею договорить сейчас.
А.БАРАЦ – Да нет, ну, нет. Ну, собственно, о чем я говорю? Значит, двух женщин, наверное, можно любить. Та женщина, которая у тебя в семье это связано с ответственностью, с долгом, да?
АМАЛИЯ – Бытом.
А.БАРАЦ – Бытом, а, соответственно, ответственность, она съедает свободу, съедает кураж, а и актеру, и просто мужчине этот кураж нужен. Более того, эта женщина, жена, может быть, тебя за этот кураж и полюбила. За вот эти твои качества, которые… А потом уже в семье они либо, она их подавила и, собственно, перестает тебя любить, потому что ты стал другим человеком.
АМАЛИЯ – Ровным.
А.БАРАЦ – Да, ровным, без вот этого вот…
А.ПОЛЕЕВ – Скорее, они неуместны в семье эти страсти.
А.БАРАЦ – Нет, вот сейчас договорю. Либо она подавила их, либо они у тебя остались, ну, у мужчины. Я говорю про некоего мужчину, они у тебя остались, но тогда то, за что она тебя любила, они начинают мешать ей, потому что ты связан… понятно, она начинает подозревать, что ты связан с другими женщинами. А другие женщины тебе нужны ровно потому, что отсутствие ответственности, да? Свобода и кураж. И вот тут начинается проблема. И тут начинается вот эта самая, собственно, гирька совести, которой у нас 50 на 50 и ты ее куда-то двигаешь, в одну или в другую сторону и позволяешь себе это или не позволяешь себе это. Вот и все.
АМАЛИЯ – Вот, кстати, Анна Андреева: «Добрейший вечерок вам! Вопрос к Алексею, когда Вы выходите на сцену, а перед Вами полный зал, Вы чувствуете направленное на Вас восхищение и счастье или мы зря стараемся?» Вот это вот к Вам восхищение компенсируется?
А.БАРАЦ – Вы знаете, я на самом деле, восхищения я не чувствую, но я чувствую удовольствие оттого, что я подглядываю за кулисы, люди получают удовольствие. Это прямо действительно сравнимое с сексуальным чувство. Ну вот и почему, кстати, вот Вы говорите об алкоголизме, почему еще актеры пьют, потому что вот испытав это удовольствие, а куда ушли-то люди, которые направляли тебе вот эти вот… И после спектакля как-то …э… стойте…ы…а… и что? Спасть домой? Ну, как-то сложно, странно.
АМАЛИЯ – Да, тут как раз у служебного входа еще там несколько поклонниц стоит.
А.БАРАЦ – Несколько случайных связей.
АМАЛИЯ – Несколько случайных…
А.ПОЛЕЕВ – Вы так красиво купаетесь в этих мыслях и пригласили именно актеров, как бы практическое воплощение, живое воплощение Будды случайных связей. Амалия, это миф, это заблуждение. На первом месте среди случайных связей и вне супружеских связей, романов вовсе не актеры стоят. Я не знаю, что вам мешает: талант ли…
АМАЛИЯ – Публичность.
А.ПОЛЕЕВ – Публичность или что-то стоять на первом месте. На первом месте, по настоящему, стоят врачи, причем и вовсе не психотерапевты и не сексологи. Абсолютно нет. А кардиологи.
АМАЛИЯ – Хирурги.
А.ПОЛЕЕВ – Нет, терапевты-кардиологи. В них прежде всего влюбляются женщины, у них больше всего внесупружеских связей. Это доказано многочисленными исследованиями.
АМАЛИЯ – И много медсестер.
А.ПОЛЕЕВ – Ну, да, да.
АМАЛИЯ – Обычно влюбленных.
А.ПОЛЕЕВ – Да, влюбленные медсестры, но и романы с клиентками. Ты выслушиваешь ее сердце, держишь в руках фонендоскоп, делаешь умный вид, независимо оттого, насколько хорошо…
А.БАРАЦ – А случается случайной связью, когда ты познакомился с девушкой, взял у нее телефон. Более того, даже было что-то романтичное, что-то такое прямо, вот что-то завязалось, и ты понял, что вот тут нужно останавливаться, потому что дальше ты все знаешь, тебе дальше… И ровно для того, чтобы это и осталось случайной связью, отвалил.
А.ПОЛЕЕВ – Лешенька, у нас в медицине все-таки просто: если ты свалил с этим телефоном, узнав только ее имя и даже не прочитав четко номер, то это никакая не связь, потому что связь не состоялась, кроме обмена телефонами, а трусость, часто идеологическое прикрытие снижения потенции, немужественность и т.д. А связь все-таки, Леш, предполагает некий контакт интимный. Нет контакта, даже если вы были безумно влюблены друг в друга, посылали друг другу букеты из Владивостока в Москву и писали ласковые письма.
АМАЛИЯ – А почему же это не считается связью? Пардон, если говорить так, что измена…
А.ПОЛЕЕВ – Интимной связью это не считается. Для интимной связи нужен сексуальный контакт.
Р.ВЕТРЕНЮК – Мы все время в терминологии путаемся.
АМАЛИЯ – Хорошо, но не будем путаться. Мне кажется, даже люди, между которыми не случился, как Вы метко заметили, половой контакт какой-то один или там…
А.ПОЛЕЕВ – Интимный.
АМАЛИЯ – Да, интимный контакт, но при этом они какое-то время испытывают друг к другу чувство, которое, допустим, не испытывают к человеку, который там рядом на кухне пельмени варит или там, не знаю, или лежит на диване, газету читает. Он бегает там с телефоном, где бы спрятаться, выскакивает на площадку там что-то такое сказать, написать SMS-ку и это какое-то время его греет.
А.ПОЛЕЕВ – Это страсть и она греет, но слово связь, даже если ты заперся на ключ в туалете и там говоришь с любимой женщиной…
АМАЛИЯ – Да, Бог с ним. Хорошо.
А.ПОЛЕЕВ – … это все-таки не связь. Это некие отношения…
А.БАРАЦ – Просто, хорошо, а если мы говорим, в продолжение, да, вот как мы говорим: SMS, написали телефон, где-то ушел на балкон, поговорить, ля-ля, тополя. А если все-таки там, например, бах – и просто были на море, целовались, но до постели не дошло. Это связь или не связь?
А.ПОЛЕЕВ – Если пылали страстью, все-таки связь. Если вы дрожали оба…
А.БАРАЦ – Нет, естественно.
А.ПОЛЕЕВ – …а кто-то вам помешал, лодочник, например, или жена позвонила по сотовому, но вы были готовы к этому…
Р.ВЕТРЕНЮК – А если ты всегда к этому готов?
А.ПОЛЕЕВ – Так не бывает. Мы не автоматы. Да? Мы не так часто вспыхиваем.
АМАЛИЯ – Вот, вот, Руслан, вот Вы продюсер, который работает много в области моды. Сейчас еще и в области кино. Вот тоже, продюсеры, они же для того, чтобы что-то сделать, да? Как говорят, что у режиссеров, что у продюсеров, которые сейчас перехватывают у режиссеров их основную функцию сотворения. А нужно же гореть тем предметом, да, с которым ты сейчас что-то делаешь: там, фильм, не знаю…
Р.ВЕТРЕНЮК – Это 100%, причем у меня на первом месте сейчас больше даже кино, да? Вот кинотелеиндустрия. И вот когда все больше…
АМАЛИЯ – Артисток толпа валит.
Р.ВЕТРЕНЮК – Ты знаешь, самое интересное другое, что не только артисток, а что все в основном, вот скажем так, почему-то я вот сейчас вот когда очень углубленно занимаюсь этим вопросом, сейчас много там делаю, как говорится, в киноиндустрии, и ты понимаешь, что все хотят сниматься в кино. Не важно, как вы говорите, врач, который. В общем-то, слушает сердце или таксист. И каждый где-то в глубине думает о кино. И вот если ты встречаешься с девушкой, и так. Ну, так, вскользь, ты уже просто берешь и знаешь, что надо сказать для того…
АМАЛИЯ – Делаешь вид, что хочешь снимать в кино.
Р.ВЕТРЕНЮК – Нет, смотри, но самое интересное, что ведь получается так, есть замужние дамы, вот мы возвращаемся, вернее, подходим к самому такому, т.е. мы здесь говорим о связях и трогаем так…, мы не трогаем… Мы трогаем одну сторону: ты уехал, мужчина уехал, как говорится на курорт, и как бы вот у него так что-то происходит, любимая осталась дома.
АМАЛИЯ – Да можно из подъезда выйти.
Р.ВЕТРЕНЮК – Нет, Мася, отпуск на носу, правильно?
АМАЛИЯ – Да.
Р.ВЕТРЕНЮК – Но ведь туда же так же приезжают женщины, чьи любимые остались где-то там далеко. И вот здесь и возникает вопрос, что, понимаешь, здесь как бы мужчина там, он звонит: «Как ты, дорогая?» Она говорит: «Да, лежу на пляже, загораю…»
АМАЛИЯ – Скучаю.
Р.ВЕТРЕНЮК – «Скучаю без тебя, думаю о тебе», а она в этот момент совсем не скучает.
А.ПОЛЕЕВ – Не на пляже, лежит, но не на пляже.
АМАЛИЯ – Мало того…
Р.ВЕТРЕНЮК – Но даже если на пляже, но она совсем не скучает.
АМАЛИЯ – …мне кажется, даже люди каким-то образом пытаются использовать это время, да? И вот если говорить о пользе, какой-то там, скажем так, вот этих вот самых каких-то бурных, но коротких романов в промежутках, в этом межвременье. Мне очень понравился Алексея пример вот этот, когда в 4 вылетел, в 4 приземлился. Человек как-то даже и… Вот не спроста же смотрит по сторонам, для того, чтобы испытать вновь это чувство, которое он уже со своим супругом, со своим постоянным партнером уже, к сожалению, никогда не испытает.
Р.ВЕТРЕНЮК – И сравнить, понимаешь ты? Или нет сравнения.
А.ПОЛЕЕВ – Амалия, а может быть, все-таки главное не сравнить. Я согласен, Руслан, сравнить тоже. Сравнение, мужское любопытство, мужское – это точно. Уже женское меньше, но есть. Амалия, вот это парадокс и случайных связей, и коротких романов, столь любимых Вами, курортных или гастрольных, что они внешне ведь выглядят как секс, правда? И вообще-то сексом в них занимаются, но в основе их лежит совсем не секс, абсолютно нет. В основе лежит…
АМАЛИЯ – Влюбленность в основе.
А.ПОЛЕЕВ – Влюбленность, конечно, но я бы сказал, что это второй слой. А первый слой – это желание признания. Ведь когда женщина, ты ей там ничего особенного не даришь. Ты ей рассказываешь немножко о себе, там, прочел единственные два четверостишия, которые ты знаешь.
АМАЛИЯ – А может быть, по иному раскрылся.
А.ПОЛЕЕВ – Да, по иному раскрылся.
АМАЛИЯ – Так, как никогда не раскрывался перед женой. И она услышала.
А.ПОЛЕЕВ – Не важно, важно, что ты коротко раскрылся, и она к тебе потянулась и ты к ней. И это признание твоих человеческих и мужских качеств, а секс, который за этим следует, это как печать на справке. Она настолько тебе призналась, что хоть ты и не муж и даже там не кавалер, не ухажер, не даришь ей цветы, не подвозишь ее на работу, ни разу не отремонтировал ей электрокипятильник, тем не менее, она тебя признала и отдалась. А мы – обычные люди, средние люди, мы, наверное, Эйнштейн в таком не нуждался, ему хватало признания, самопризнания.
АМАЛИЯ – Кто знает?
А.ПОЛЕЕВ – Кто знает, да.
АМАЛИЯ – Ой, ой, не знаю.
А.ПОЛЕЕВ – Ничего не знаю про личную жизнь Эйнштейна, он, к сожалению, у меня не лечился. Хотелось бы, конечно. Но мы… Я хотел закончить, мы — обычные люди, нуждаются в таком признании. И вот Вы, Амалия, очень здорово сказали, что вот эти три дня, а иногда, вообще, простите за врачебную прямоту, один половой акт, а помним 10 лет, некоторые из них, не все, не все короткие связи мы помним. Т.е. помним-то все, но вот Вы правильно сказали, Амалия, я совершенно согласен, они нас согревают долгими московскими вечерами.
АМАЛИЯ – До него что-то было, до этого полового интимного акта все равно что-то было.
А.ПОЛЕЕВ – Да, нет, я имею ввиду в широком смысле. Вот этот порыв, вот эту связь, вот ее глаза, когда она готова быть твоей и ты готов быть ее, они нас согревают долгими зимними вечерами. Кстати, есть исследования, которые показывают, что в трудные минуты жизни и в занудные минуты жизни, а таких гораздо больше, потому что жизнь наша, в общем, состоит из серых будней…
АМАЛИЯ – С этим Алексей и Руслан могут не согласиться.
А.ПОЛЕЕВ – Ну, у них жизнь немножко повеселее.
АМАЛИЯ – Да, да, да.
А.ПОЛЕЕВ – Да, они актеры, к тому же, они думают, что они занимают первое место по количеству романов и связей. Руслан уже перестал думать, а Леша по-прежнему думает, хочет обогнать нас, врачей. Размечтались.
А.БАРАЦ – Статистика сильней.
А.ПОЛЕЕВ – Так вот. Все-таки у большинства людей жизнь менее интересная, чем актерская, чем продюсерская, даже чем врачебная. И вот этими долгими зимними вечерами, когда серая, не очень интересная работа, а иногда совсем не интересная, будничные, может быть, даже неплохие отношения. Вот этот день, может быть, эти несколько часов, они нас согревают. Они нас спасают от депрессии, это доказано, что люди, у которых было в течение жизни, до 40 мы считаем, после 40 они реже. Люди, у которых было больше таких связей, но не выше определенного числа, иначе это уже не настоящие связи, а нечто формальное, такие люди меньше страдают депрессиями, у них меньше депрессивных дней в году, они меньше потребляют транквилизаторов и антидепрессантов, они меньше потребляют алкоголя и вообще психически здоровее. В принципе, вообще, женщина – это универсальное лекарство. Не только психологически, но и физиологически.
АМАЛИЯ – Хорошо, скажите, а вот… тут мне любопытно в начале все-таки мнение не специалистов, медицинских, а вот просто… Алексей, ну, вот опять же, если пофантазируем, ведь это же как бы… влюбленности, да, если говорить, что влюбленность испытывать очень хочется, но редко получается, когда к одному партнеру, это счастливые, там, пары, которые никогда не видели никого, кроме друг друга.
А.ПОЛЕЕВ – Но это больше в Урюпинске.
АМАЛИЯ – Не, не, не.
А.БАРАЦ – Нет, бывают. И все равно это не влюбленность, а любовь, потому что влюбленность – это что-то другое.
АМАЛИЯ – И вот эти состояния влюбленности. Ведь можно привыкнуть, потому что кайф от влюбленности вот он возник, но она прошла, девушка уехала на поезде, там, не знаю, на другие съемки, не знаю, на другие проекты. Вот. А его опять хочется получить. А если уже человек…
А.БАРАЦ – Пристрастился?
АМАЛИЯ – Пристрастился. Я знаю, что среди Ваших знакомых вот есть очень такой пристрастившийся человек.
А.ПОЛЕЕВ – Это тот самый, который все время летает из Новосибирска в Москву?
АМАЛИЯ – Ну, да, например, он. Вот скажите, а какие-то откаты. Давайте уже приоткроем шторки, не называя фамилии. Откат этого существует, вот таких вот коротких влюбленностей?
А.БАРАЦ – Да, безусловно. И наступает какой-то момент у моего друга, и не одного друга, бессмысленность вот именно этих случайных влюбленностей и как раз невозможность высечь влюбленность из вот даже красивой проходящей мимо на курорте девушки, невозможность ее высечь. И тогда убегают, собственно, к любви, собственно, к настоящим связям и пытаются их разнообразить и создавать волны себе со своей постоянной любимой девушкой, волны какой-то, в не попытаться еще раз влюбиться. И это я сейчас не кокетничаю, а действительно у нас с женой происходит… т.е. совершенно точно нельзя стоять на месте, совершенно точно нужно создавать какие-то волны. Пусть ревнует, сделать вид, что ты кем-то увлечен или понимать, что она… вот создавать волны. Есть откат, просто наращивая эти темпы, да? Вы правы, это действительно попытка завоевать, попытка показать себя, но это лишь один аспект, мне кажется. Все-таки случайная связь, когда это влюбленность и когда это долгая случайная связь, вот она ценная. Потому что если это страсть секундная, тогда это вот можно довести до абсурда, типа: «Девушка, у Вас не найдется закурить?» И то же самое: «Девушка, извините, минутки нет у Вас? Ну, буквально, сейчас мы отойдем». «Что мне нужно?». «Да».
АМАЛИЯ – Испытать.
А.ПОЛЕЕВ – Лешенька, для того, чтобы отойти нужна страсть. Просто, Леш, я с тобой, знаешь, в чем абсолютно согласен…
АМАЛИЯ – Нет, я сейчас про откат. Я вначале хочу неспециалистов.
А.БАРАЦ – Да, про откат, да, он существует, безусловно, существует, как мне кажется, и возврат куда-то… существует ощущение бессмысленности, если это наращивается: вот влюбился, влюбился, еще раз влюбился, влюбился. Много-много влюбился, и уже это становится бессмысленным.
АМАЛИЯ – А еще очень трудно возвращаться.
А.БАРАЦ – Да. Уже ты начинаешь, о, начинаешь шутить теми же шутками, обольщать теми же приемами. Да? И это… И самому становится так противно от этого.
АМАЛИЯ – А испытывать-то хочется все равно одно и то же, не хочется испытывать как бы в пустую. Руслан, скажите, вот продюсер.
Р.ВЕТРЕНЮК – Маль, ты знаешь, я скажу так, что на самом деле, вот совсем недавно звонит мне мой товарищ и говорит: «Слушай, давай увидимся». Но я чувствую, ему плохо, просто говняно, хотя человек, в общем-то, все у него в жизни хорошо, казалось бы. Там, семья, дети, все замечательно, причем нереально красивая жена. Все. И он говорит: «Ты знаешь, что-то куда-то ушло». Я говорю: «Слушай, но вот что? Почему? Ведь все ведь казалось бы во всех отношениях все хорошо». Он говорит: «Ты знаешь, я перестал быть богом». И, наверное, вот то, что сейчас говорил Леша – это, наверное, правильно, потому что именно когда мы понимаем, что вот для другой половинки мы перестали… ушло вот то состояние, как говорится, и мы уходим в поиск за другим, да? Вот. Это уже идет не то, когда вот долго семейная жизнь, Леша. А вот когда, есть и другая сторона медали. И мы уходим, и мы где-то вот ищем, но мы все равно ищем то…
АМАЛИЯ – Для кого быть Богом?
Р.ВЕТРЕНЮК – Да. Понимаешь, т.е. ведь любая эта связь – это ведь просто, ведь почему это короткое, то, что возникает…
А.ПОЛЕЕВ – Почему оно так греет? Потому что ты был Богом для нее.
Р.ВЕТРЕНЮК – Да, на это время ты был Богом, понимаешь? Т.е. ты пусть на короткое или на длинное и ведь эта фраза: «Я перестал быть для нее богом». А любой мужчина, и я, если кто-то возражает, говорит: «Нет, это не так». Любой мужчина он хочет быть Богом для той женщины, с которой он рядом. Во всех отношениях.
А.ПОЛЕЕВ – Он хочет, чтобы его идеализировали, естественно. А то, что Леша так красиво назвал откатом, я с ним совершенно согласен. В науке и в практике психотерапевтической это называется «постлюбовной астенией». Дело в том, что то чувство, которое мы испытали в курортном ли романе, просто ли романе, в связи, оно ведь… оно довольно сложное, и между прочим, необычное, потому что там имеет место идеализация совершенно обычного человека. правда? Мы с вами – обычные люди, но когда мы бросаемся друг другу в объятья, то Руслан совершенно прав, дня на три точно мы становимся друг для друга Богами. А обычная российская девочка становится самой красивой, самой умной, самой доброй и самой темпераментной, а обычный подмосковный инженер становится интеллектуалом, спортсменом, становится самым добрым и умным человеком…
А.БАРАЦ – Вот я сейчас, для того, чтобы поддержать спор, вот я абсолютно не согласен с моими оппонентами. Вот почему. Как только девушка назвала меня Богом, ну, не назвала, признала все, что я самый замечательный и самый интересный, и вот и да, и масса комплиментов и рядом, и в глаза глядеть, сразу скучно и неинтересно.
(говорят одновременно)
А.ПОЛЕЕВ – Леш, но у нормального человека это вызывает ответное желание ее идеализировать. Вообще, настоящий роман – это когда он взаимный, потому что я идеализирую тебя искренне совершенно. Не так как Леша, осторожненько, с задней мыслью. Ты идеализируешь меня, и хоть на три дня, хоть на 24 дня отпуска мы с тобой друг для друга идеальные люди. Потом это требует гипермобилизации. Кстати, люди очень хорошо функционируют в таких состояниях и психологически, и сексуально, кстати, совершенно потрясающе функционируют. И жены давно уже заставляли их лечиться у специалистов, а тут они неожиданно иногда и для себя совершенно замечательно функционируют во всех смыслах, не только в сексуальном. Они вспоминают стихи, которые они думают, что забыли. И их учителя, которые ставили им двойки думают, что забыли. Они говорят какие-то умные вещи. Мы друг друга индуцируем. И это такое гипернапряжение, после которого нужно отдышаться. Вот мне мои клиентки часто говорят: «А если это будет до бесконечности? Ладно, этот роман у него 3-х-недельный, месячный прошел». Я говорю: «Да ни у кого нормального человека не бывает это до бесконечности». Мы после этого отдыхаем, мы уходим в супружескую любовь, мы уходим в дела…
АМАЛИЯ – В депрессию.
А.ПОЛЕЕВ – … мы уходим в выплату долгов. А вот в депрессию, Амалия, ни за что, почему? Мы отдыхаем от этого, но мы помним, как она бросилась нам на шею, мы помним, как она сама срывала с себя одежду. Она, кстати, тоже помнит, как мы пытались ей в этом помочь. И это нас согревает. Знаете, у Ежи Леца есть такой замечательный афоризм: «Что держит нас на этом земном шаре, кроме силы тяжести?» Так вот нас держат такие моменты, т.е. каких-то суперинтеллектуалов, наверное, держат выступления на суперконференции, каких-то суперпродюсеров и суперактеров держат их главные роли. А обычного, нормального человека держат вот такие моменты на этом земном шаре.
АМАЛИЯ – Хорошо. Вот просто любопытно. Вот обычного человека такие моменты держат на земном шаре, а вот во всех священных книгах, допустим, сказано: «Не прелюбодействуй». И там не отмечено, что, ну, ладно, если уж сильно влюбился как бы, времени немного, ну, хорошо, прелюбодействуй. Везде все-таки — нет.
Р.ВЕТРЕНЮК – Запретный плод – он сладок, Маль.
АМАЛИЯ – Понятно, что сладок, но вот если, допустим, что опять же пофантазировать и представить себе, что ты следуешь вот этой какой-то внутренней заповеди добра и понимаешь, что это – твой стимул, что сейчас ты влюбишься, испытаешь все эти пламенные страсти на короткий промежуток времени, что ты… Ну, не знаю, что ты высекаешь это пламя искусственно, что но все равно где-то на подкорке существует, что это сейчас закончится. Опять же рассказ про друга, который, да, было здорово с этой девушкой в самолете, как было все прекрасно, и все равно где-то на подкорке, все равно понимали: это пройдет. Хорошо, если себя от этого человек удержал, все-таки каким образом вот это чувство можно, допустим…
А.БАРАЦ – Он все равно себя обманул, если он удержал, понимаешь, значит, он искусственно тогда обратное происходит, Амалия.
Р.ВЕТРЕНЮК – Удержал, обманул, а если…
А.ПОЛЕЕВ – В чем-то обманул, а в чем-то нет, а чувство-то у него было. Он рад, что у него страсть была. Так ли много у нас с вами в жизни происходит. Живем серой жизнью.
АМАЛИЯ – Нет.
А.БАРАЦ – Нет, Амалия говорит о другом.
АМАЛИЯ – Нет, именно от переживаний этой страсти он удержал себя.
А.ПОЛЕЕВ – Но она началась, он же от чего-то удерживался.
АМАЛИЯ – Хорошо, такая вот страсть может возникать к человеку, с которым ты давно живешь? Но не знаю, но не хочется какой-то безысходки, потому что если светлой дорогой добра этого делать нельзя.
А.БАРАЦ – Вот смотри, во-первых, может. 15 лет вот живу и периодически у меня вспыхивают какие-то именно такие страсти. Во-вторых, это не исключает того, что могут быть какие-то случайные связи, которые даже провоцируют эти вспышки. Что же касается «Не прелюбодействуй», я думаю, масса великих авторов, манифестами которых буквально была верность, были грешниками. Я подозреваю, что даже и автор, которого ты процитировала, был очень страстным человеком. Вот. Понимаешь? Просто есть и то, и другое в человеке. Но все-таки если говорить о том, что можно ли испытывать к человеку, которого ты любишь, постоянно испытывать эти чувства, мне кажется, все-таки можно, и очень хочется верить, что это именно так.
А.ПОЛЕЕВ – Извини, перебью. Амалия, а в этом и есть, если хочешь, основная функция страсти. Вот живет Леша со своей женой 15 лет. Ну, как-то он там отдыхает в перелетах из Новосибирска в Москву и обратно.
А.БАРАЦ – Ну, перестаньте, что же Вы.
А.ПОЛЕЕВ – Друг его, Леш, я имел ввиду друг. Что удерживает пару? У Леши есть 17 поклонниц, ну, трое из них несовершеннолетние, двое – умственно отсталые, но есть. Что удерживает в браке, Амалия? Один из важных моментов – это воспоминания о тех минутах страсти, о том, как ты горел 15 лет назад. Это горение нельзя сохранить в прежнем виде. Оно иногда вспыхивает.
АМАЛИЯ – Но мы же сейчас говорим не об этом.
А.ПОЛЕЕВ – Если их нет в основе, если в основе супружества не лежит романтическая любовь, оно обречено. Вот я уверен, что Леша, как и я, может быть, вспоминает, когда иногда смотрю на скучную нашу жизнь довольно или не очень веселую, я вспоминаю как, будучи влюбленным, а это еще было, в жену, а это было еще в советские времена. Я провожал ее в Медведково и возвращался к себе в Чертаново на поливальных машинах, потому что на такси у меня, молодого врача денег не было. И мне это было не в тягость. Я приезжал и звонил ей по телефону, что я доехал. Мы только что расстались, мы провели вместе 4 часа, но как-то опять 1,5 часа говорили. Не знаю теперь, о чем. Сейчас 8 минут…
Р.ВЕТРЕНЮК – Знаешь, почему ты счастливый? Потому что вот ты умеешь там находить вот это, но вот потом возникает момент. Ведь что самое главное в отношениях, когда вот долгие, вот долгая семейная жизнь или долгая влюбленность, это то, что наступает момент, когда не о чем говорить. Не о чем просто общаться.
А.ПОЛЕЕВ – Тогда вспомни, как вы занимались любовью в пустом трамвае, потому что больше не было и не обращай внимания. Сразу согреешься.
Р.ВЕТРЕНЮК – Так вот, как было в песне: «Нам рано жить воспоминаниями», да? Вот. Но тем не менее, это хорошо, что это есть, потому что это, наверное, и помогает сохранить вот это.
А.БАРАЦ – Да, я ничего не пытаюсь сохранить, например, с женой.
А.ПОЛЕЕВ – Хорошо сказал.
А.БАРАЦ – Просто я люблю ее и боюсь потерять.
Р.ВЕТРЕНЮК – Стоп, задаю вопрос. Хотя у нас мало времени, но задаю вопрос. Ты вот сейчас красиво говоришь, но такое ощущение, что ты знаешь, что сейчас она слушает тебя.
А.БАРАЦ – Блестяще, да? Нет. Она не слушает меня, слава Богу.
Р.ВЕТРЕНЮК – Но мы подозреваем всегда, что а может быть кто-то скажет или слушает, но смотри, но ты же ей изменяешь?
А.БАРАЦ – Нет.
Р.ВЕТРЕНЮК – О! Смотри. Вот мы сейчас говорили все о романах, о влюбленностях, об этом.
А.ПОЛЕЕВ – Его сюда пригласили как специалиста. А он, оказывается, верный муж.
АМАЛИЯ – Я сейчас потеряла нить. Об изменах Бараца будем говорить?
Р.ВЕТРЕНЮК – Леш, т.е. ты говоришь: «Я не изменяю жене».
А.БАРАЦ – Да.
Р.ВЕТРЕНЮК – Т.е. вот ты прожил 15 лет и ни разу ей не изменил?
А.БАРАЦ – Сейчас мы перешли на личности.
Р.ВЕТРЕНЮК – Согласись, так это ж самое жареное. Это то, о чем мы должны были говорить все эту передачу, потому что это волнует, как говорится, нас всех. Ведь мы сейчас говорим с тем расчетом, что на той стороне нас слышат.
АМАЛИЯ – Я хотела только вот один вопрос задать, чтобы вот абсолютно только искренне ответить как-то. Вот то, что Руслан ты сейчас сказал и вижу, стал оппоеннтом, когда вот это все происходит: вот это вот сгорела страсть, ля-ля-ля, все, расстались, приехал домой. Вот Алексей говорил, намекнул тут, что пусть ревнует и вот тут есть тоже такое и послание от некоторых, что вот, вот это возбуждение ревности и того достаточно, чтобы как-то поддерживать с постоянным партнером какие-то романтические отношения. А это действительно так, т.е. есть какой-то позитив в этих пережитых эмоциях, не губительно ли это сказывается и на семейной жизни тоже?
Р.ВЕТРЕНЮК – Главное, чтобы об этом никто никогда не узнал.
А.ПОЛЕЕВ – Амалия, я всегда своих клиенток и студенток предупреждаю, что самые опасные мужчины – это те, у которых нет романов. У них роман обязательно возникнет, потому что потребность в этом есть, но он возникнет у них в 40, в 42, в 45, и возникнет он настолько сильно, настолько сильна будет их идеализация, потому что мужчина, у которого есть романы, он в принципе вне этих 3 дней или 3 недель, он относится к женщинам реалистически. Он понимает, что его жена не хуже, может быть, не лучше, его постоянная партнерша других. Он относится к ней реалистически, у него есть возможность сравнить. У него есть реальный опыт. Самые страшные – это те, которые вот 15, 18, 20 лет прожили с одной женой, а потом очаровались сотрудницей, да? Потому что им кажется, что она всегда такая, как она на работе. Она всегда в костюмчике, она всегда на высоких каблуках. И вот они безжалостно уходят.
АМАЛИЯ – Заветы студенткам мы поняли, то, что Вы советуете студенткам опасаться мужчин, которые не заводят кратковременные романы, я поняла. А вот у нас остается совсем немного времени. Вот кто-то уже собрал чемоданы в отпуск. Ваши рекомендации о пользе и приятности.
Р.ВЕТРЕНЮК – Влюбляйтесь, но самое главное, чтобы те, которые остаются вот там, на той стороне, они всегда говорили, когда их спрашивали: «А вы не боитесь, что у вас уведут вашего мужа?» А жена всегда отвечала или любимый человек, девушка всегда отвечает: «А я все равно лучше всех остальных». Это моя рекомендация, чтобы так было у всех.
АМАЛИЯ – Алексей?
А.БАРАЦ – Знаете, так по-разному… такая общая мысль: постарайтесь никому не сделать больно.
А.ПОЛЕЕВ – Пылайте страстью 17 извилинами, максимально, настоящей страстью, испытайте страсть, но одну извилину оставьте для мысли, что дома у вас есть, говоря научным языком, объект постоянной глубокой привязанности, и мухи – отдельно, котлеты – отдельно. У нас почти 2 кг серого вещества и в них замечательно уживутся сильный, страстный, короткий роман и долгое, замечательное, с привязанностью супружество.
АМАЛИЯ – Спасибо огромное моим гостям. До следующей пятницы. Не знаю, ни пользы, ни приятности в случайных связях для меня после этой беседы не осталось. До скорого!


Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире