БОРИС БЕЛЕНЬКИЙ: В этом году «Хрустальная Турандот» порадует своих почитателей как всегда хорошим праздником в Третьяковской галерее. Третьяковская галерея – это место выдающегося мецената, дом выдающегося мецената Павла Михайловича Третьякова, который отдал этот свой дом вместе с галереей городу Москва, и вот уместно здесь вручать «Турандот». В этом году как всегда Маша Аронова, актриса театра Вахтангова, будет принцессой Турандот — это лицо премии, я бы сказал очаровательное лицо премии, такая русская красавица. Поскольку китаянка, живущая в Москве уже 17 лет на блинах, икорке, наливочках и прочих закусках неизбежно становится русской красавицей. А помогать ей в этом музыкальном спектакле, коим является церемония вручения премии, будет актер театра Сатиры Федор Добронравов, замечательный актер. И мне, как режиссеру этой церемонии, очень легко и приятно с ними двумя работать, они очень милые люди. Отличие в этом году будет в том, что мы награждаем «За честь и достоинство» двух замечательных людей, и в номинации «За лучший спектакль сезона» тоже получат две работы «Хрустальную Турандот». Поскольку наша премия, в отличие от легкой атлетики, не занимается фотофинишем, то нам не важно, чтобы кто-то прибежал на два сантиметра быстрее к финишу, чем его соперники. Если появилась яркая звезда, зажглась, мы должны ее отметить, увидеть ее на театральном небосклоне и наградить премией. А если таких звезд зажглось несколько, значит, несколько премий нужно вручать. Так мы и поступим в этом году. А в одной из номинаций награжденных не будет, потому что это тоже наше правило: если не случилось никакого яркого явления, значит, так тому и быть. Еще хочу сказать, что в этом году мы будем вручать специальный приз, который называется «Хрустальный росток». Этим призом будет награжден «Театр Простодушных» — так называется театр, в котором играют актеры, страдающие синдромом Дауна. Для нас очень важно наградить этих людей, потому что в вишневом саду московского театра это такой хрупкий, ранимый и потрясающе красивый росток, который нужно беречь и всячески поощрять, что мы и сделаем в этом сезоне.

ЛЕВ ПАРХОМЕНКО: Ну а что касается приза «За честь и достоинство»: вы сказали, что сразу двое будут награждены в этом году. Могли бы открыть их имена?

Б. БЕЛЕНЬКИЙ: С большим удовольствием я назову имена этих почтенных людей: это народный артист России, актер театра «Современник» Игорь Владимирович Кваша и художник, сценограф Борис Асафович Мессерер, действительный член академии художеств России. Вообще 17 лет премия существует – это очень много (с 91-го года прошлого века), и как раз эти замечательные люди, которые получают премию «За честь и  достоинство» являются стимулом для развития. Потому, что может быть так или иначе сыграна некая роль в этом сезоне, так или иначе поставлен спектакль в этом сезоне. Но когда ты видишь людей, которые годами служат искусству, не смотря ни на какие «измы» на дворе: капитализм, социализм, что там было еще. Они просто служат искусству, и награждают нас своим служением. За это доблестное служение и театру и людям мы награждаем этих людей премией «За честь и достоинство». Список этот просто потрясающий. У нас были награждены в свое время: ныне покойные Михаил Александрович Ульянов, Георгий Жженов, ныне здравствующие Владимир Михайлович Зельдин, Владимир Абрамович Этуш, Вера Кузьминична Васильева, Лев Константинович Дуров, Михаил Михайлович Державин и многие другие. Это для нас честь и достоинство награждать таких людей премией. А «Хрустальная Турандот», как уже было сказано, это овации, застывшие в хрустале, которые так нужны актерам.

Л. ПАРХОМЕНКО: А если о составе жюри говорить на этот год, кто в этом году выбирал лучших? И может быть что-то о критериях, которые, если поменялись в этом сезоне?

Б. БЕЛЕНЬКИЙ: Критерии те же: мы отбираем премьерные спектакли, и это наше правило, мы отбираем драматические спектакли, мы отбираем московские спектакли, потому что это московская театральная премия. Мы считаем, что Москва – это Эверест театрального искусства России. Все состоявшиеся люди театра, так или иначе, следуя чеховскому завету, двигаются в Москву, в Москву, в Москву работать, работать, работать. Приезжают все и здесь действительно создаются шедевры. В этом году в жюри вошли как раз те люди, которые в свое время были награждены премией «За честь и достоинство», я обещал имена их обнародовать собственно на церемонии, что я и сделаю. Так что глубокоуважаемым радиослушателям любимой радиостанции я их имена скажу после церемонии с большим удовольствием.

Л. ПАРХОМЕНКО: Насколько я понимаю, в этом году церемония пройдет не там где обычно.

Б. БЕЛЕНЬКИЙ: Уже в прошлом году мы проводили церемонию в Третьяковской галерее. В этом году мы повторим этот опыт, который нам понравился по прошлому году, как я уже говорил вначале. Раньше мы проводили премию в Кусково – это тоже замечательное место. Это место создано графом Шереметьевым как раз как место познаний и увеселений, там Шереметьевы не жили, а познавали и увеселялись. Но время меняется, и поскольку мы проводим наши церемонии в понедельник, а это, как известно театральный выходной, поэтому мы собираем звезд театра по понедельникам. А сейчас в понедельник проехать в сторону области уже просто нереально, гораздо проще собирать людей в центре Москвы. Хотя мы с большой нежностью и сожалением вспоминаем о Кусково, но Третьяковская галерея тоже совершенно замечательное место. Я, пользуясь случаем, хочу поблагодарить генерального директора Третьяковской галереи Валентина Алексеевича Родионова за понимание и сотрудничество, поддержку и сказать, что в Третьяковке нам очень комфортно.

Л. ПАРХОМЕНКО: За «Хрустальной Турандот», первой в серии закрывающих сезон премий в нашей стране и в Москве, поэтому может вы могли бы что-нибудь сказать о прошедшем сезоне: что могли бы отметить, может какие-то конкретные постановки или какие-то может тенденции общие.

Б. БЕЛЕНЬКИЙ: «Хрустальная Турандот» первая и единственная премия, подводящая итоги уходящего театрального сезона. Как было сказано уважаемыми журналистами, когда проходит «Турандот» то становится понятно, что сезон уже закрыт, уже можно расходиться в отпуск. Театр развивается, театр существует: как всегда фонтанирует хозяйство Олега Павловича Табакова, я имею в виду и «Табакерку» и Художественный театр, как всегда нас радует театр Мастерская Петра Наумовича Фоменко. И вообще сегодня театр развивается не по принципу ярмарки в Коньково: больших и могучих каких-то театров, а в небольших камерных домашних уютных театрах-лабораториях. На самом деле для того, чтобы что-то сказать, если человеку есть что сказать, то высокая трибуна совсем не обязательна. Ведь господь привел народ свой к горе Синай для дарования заповедей. Он мог бы людей привести и к Эвересту и к любой самой высокой горе, а он подвел людей к горе Синай, евреи там получили заповеди, потому что Синай-то почти холмик, такая совсем невысокая гора. То есть если есть что сказать, то высокая трибуна совсем не нужна. Сегодня театр развивается в небольших творческих коллективах. Вы знаете, академические театры обрастают очень серьезным грузом невостребованных актеров. Невостребованные актеры создают очень нездоровую обстановку внутри коллектива, а поскольку это немолодые люди и люди, еще ко всему и заслуженные, имеющие кучу всяческих наград, с ними никто не хочет конфликтовать, но и задействовать их по тем или иным причинам не получается. И возникает то, что в свое время Ширвиндт назвал «террариумом единомышленников». А если это молодой, фонтанирующий, искрящийся коллектив, получается замечательная вещь. Этот сезон показал острую нехватку молодых режиссеров. Этот сезон показал, что у нас как всегда целое созвездие актеров и сценографов, драматургов, но нет того самого шампура, на который все это нанизывается. Шампур этот называется «режиссер». Вот мы с нетерпением ждем таких ярких молодых режиссерских работ, кои случились. Вот как только появляется молодой талантливый режиссер, сразу возникает шедевр — вот такая тенденция. Ну еще и тенденция к тому, что нужно брать неожиданные работы, и тогда получается интересная вещь. И еще важно экспериментировать не заигрываясь, то есть помнить, что у сценического искусства за всем присматривает там оттуда сверху Станиславский, Вахтангов: вот они строго судят. И у московской театральной школы и российской театральной школы, в русской театральной школе свои законы, есть своя конституция, которую нельзя нарушать.




Комментарии

0

Пожалуйста, авторизуйтесь или зарегистрируйтесь, чтобы оставить комментарий.

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире