'Вопросы к интервью

И. Воробьева Здравствуйте. Это программа «Полный Альбац». Но прежде чем Евгения Альбац начнет свой эфир, у меня короткое, но важное сообщение. Особенно тем, кто был с нами в прошлом часе и оставался с Ютубе. Завтра после 11.05 в эфире «Эхо Москвы» продолжается интервью официального представителя МИДа РФ Марии Захаровой по тем темам, которые не успели озвучить в интервью в радиоформате. Так что завтра можете возвращаться, слушать. Будет и в Ютубе и в радиоэфире. А теперь я передаю полностью эфир Евгении Альбац.

Е. Альбац Спасибо. Добрый вечер. 20.07. В эфире радиостанция «Эхо Москвы». У микрофона Евгения Альбац и я начинаю нашу передачу, посвященную ключевым событиям недели, тем событиям, которые будут иметь влияние на политику ближайших недель и месяцев. В студии «Эхо Москвы» Ирина Воробьева. Звукорежиссер – Светлана Ростовцева. А я с вами снова из Кембриджа. Куда я вернулась после нескольких дней в Пенсильвании, где решалась судьба американских президентских выборов.

Три темы доминируют в мировых СМИ. Одна – болезнь Владимира Путина, сразу несколько таблоидов на обеих сторонах океана заявили, что у Путина болезнь Паркинсона. И он в следующем году может оставить президентский пост. О том же пишут разные Telegram-каналы. Но проверить информацию совершенно невозможно. Информация о здоровье первого лица в России почему-то держится под грифом «секретно» и «совершенно секретно». Так было и в советские времена. Когда страной 18 лет правил генсек, сильно подсевший на наркосодержащие снотворные препараты. Так и под конец не способный произнести самые простые слова. Так было и при первом президенте России Борисе Ельцине. 3 июля 1996 года страна голосовала за человека, находившегося чуть ли ни при смерти. Так теперь при Владимире Путине. Но если при Брежневе было хоть какое-то политбюро ЦК КПСС и принцип коллективного принятия решений, при Ельцине сильное правительство во главе с тяжеловесом Виктором Черномырдиным, которое принимало все основные решения, когда Ельцин был болен. То кто принимает решения кроме Путина, мы не знаем вовсе. Казалось бы, 21 век, высокотехнологическое общество, ядерная кнопка, а правление как при царе Горохе. Опричники по периметру, озерные бояре и все и вся под ковром.

Вторая тема недели, — конечно, ковид. Дикий рост заболеваемости в России и в Европе, и в США. В США в день сейчас заболевает 100 тысяч человек и тысяча умирает. В Европе во Франции заболевает больше 60 тысяч человек, это значительно больше, чем в пик первой волны весной. 40 тысяч заболевших за день в Италии. Больше 20 тысяч в день в России. Собственно, так и было сто лет назад во время испанки. Вторая волна была тяжелее первой. Правда, смертность сейчас значительно ниже, чем весной. Научились лечить, появились какие-никакие лекарства. Дело за проверенной на эффективность и побочные действия вакциной. Вот и немецкая Pfizer сегодня заявила, что закончила клинические испытания и с 90% результатом. То есть люди, которым делали вакцину – в 90% случаев не получали пневмонию ковида.

Ну и конечно, третья, на самом деле по интересу всех мировых СМИ первая тема этой недели, прошедшей недели и следующей — президентские выборы в США. С невероятной явкой. Больше 66%. Почти 146 миллионов американцев, это подзадумайтесь – больше населения всей России, проголосовали на этих выборах. Причем во многих штатах явка была свыше 70%. Победил, как вы уже знаете Джо Байден. 77-летний вице-президент при президенте Бараке Обаме. Победил не только по голосам, за него проголосовало 75 миллионов американцев. Но победил по числу выборщиков. Которые должны собраться в середине декабря и объявить президента США. Согласно Конституции США, выборщики совершенно не обязаны голосовать так, как голосовали штаты, которые они представляют. Но в абсолютном большинстве случаев они сохранят лояльность своим избирателям. Те, кто голосует не в тон со своими штатами, так и называют – неверные выборщики. В 2016 году, когда победил Дональд Трамп – семь человек нарушили эту лояльность. Двое республиканцев, которые не захотели голосовать за Трампа и пять демократов, которые не стали голосовать за и так проигравшую Хиллари Клинтон. Но фигу в кармане ей все же показали.

Мои собеседники многочисленные и из числа юристов и профессоров убеждают меня, что трудно представить себе, что два десятка демократов окажутся неверными в декабре этого года. Такое категорически отвергают. Впрочем, опросы прогнозировали голубую волну. Голубой – цвет демократов. Но в результате Байден прошел, что называется, на ниточке. 0,62% — такой разрыв в штате Висконсин. Меньше 3% — в штате Мичиган. 10 тысяч голосов – в Джорджии и так далее. Потеряли демократы места в нижней палате конгресса, хотя обычно победивший президент паровозом привозит в Капитолий и конгрессменов и иногда вместе с ним сенаторов. Больше 71 миллиона американцев отдали свои голоса Дональду Трампу, который пока отказывается признавать поражение и обещает судиться. Все абсолютно мои собеседники и политологи, и бизнесмены, и профессора полагают, что из этого ничего не выйдет. Если где-то и были какие-то несообразности, то это сотни голосов.

Е.Альбац: Если вице-президент Камала Харрис вдохновляет одних, то очень многих она пугает

Как известно, выборы в США очень чистые. В той же Пенсильвании к выборам в которой и у Трампа и у адвоката Джулиани больше всего претензий — Байден победил с перевесом в 43 тысячи с лишним голосов. Напомню, что когда спор шел между Гором и Бушем в 2000 году, там разница составляла 5200 голосов. Вы возможно знаете, в США победителя в том или ином штате объявляет не какой-нибудь избирком, ТИК или ЦИК. А объявляют СМИ. И они, памятуя 2000 год, когда победителем называли то Гора, то Буша, были в этот раз крайне осторожны. В этот раз подсчет голосов шел 3,5 дня. А в некоторых штатах идет до сих пор. Там все еще досчитывают и в Аризоне, и Джорджии, и на Аляске. Но что важно – из СМИ, тяготеющим к демократам, такие как «Нью-Йорк таймс» или ABC или CNN или нейтральные как агентство «Associated Press» и консервативные как «Фокс ньюс» — действовали практически синхронно.

Кстати говоря, так было в США испокон веков. Дело в том, что именно вокруг газеты и еще молельного дома и создавались, образовывались общины мигрантов, которые приезжали на новый континент из Европы. Газета и церковь. Любой молельный дом. Вот что всегда было в центре любой общины в США. Так сохраняется. Однако не менее важно и другое, что так много людей проголосовало за Трампа. Это после 230 тысяч смертей от ковида, вранье про опасность вируса в первые месяцы пандемии, нарочный отказ носить маску. Как уже доказано – защищает от коронавируса. И так далее. Нация совершает ошибки. Иногда трагические. Как было в Италии, носившей на руках Муссолини или в Германии, источавшей оргазм по поводу Адольфа Гитлера.
Есть примеры и менее трагические. Тот же Орбан в Венгрии, Эрдоган в Турции, правые в Польше – их тоже раз за разом переизбирают. Про Путина я и не говорю, потому что происходящее в России давно перестало быть выборами.

Так вот огромное число американцев, проголосовавших за Трампа – это результат вполне в русле популистской политики. Популистов чаще, чем нет переизбирают. И надо отдать должное тем американцам, среди которых больше женщин, чем мужчин, а треть – люди с небелым цветом кожи, которые не позволили Америке войти в популистскую колею. Из которой так трудно выбраться. В этом смысле США продемонстрировали силу гражданского общества, способного объединяться. И предотвращать опасность. Я об этом рассказывала в прошлой передаче.

У великого Филипа Рота есть книга «Заговор против Америки». В ней он подробно показывал, как маленькими шажками великая демократическая нация выбирает популистов. В конце концов, превращается в фашизоидную страну. Шаг за шагом. Там согласились, тут гопников не остановили. Там позволили черносотенной волне подняться. Здесь всех не янки на перевоспитание отправили. Это страшная книга. И 71 миллионов, проголосовавших за Трампа, они ведь тоже никуда не денутся. На Луну их не отправят. И они постараются взять реванш. Через два года, на промежуточных выборах или через 4 – на следующих президентских.

Я ездила по северо-восточной Пенсильвании, а до этого по Висконсин и Миннесоте, по Южной Дакоте и говорила ровно с такими сторонниками Трампа, спрашивая их, почему Трамп их привлекает. Сразу скажу, я лучше стала понимать социологов, которые в очередной раз опростоволосились с опросом. Напомню, что накануне американских выборов они предрекали оглушительную победу Байдену и победу многим кандидатам от Демпартии на идущих параллельно выборах в палату представителей в сенат. Ничего этого не случилось. И я теперь понимаю, почему социологам так трудно. Большая часть людей, которым я пыталась задавать вопросы в Карбондейле, в Уилкс-Барре, в Москве, да, в Москве, но об этом чуть позже. Отказывались говорить. Это мое частное дело – следовал ответ. Или: я даже своему бой-френду не говорю, как я проголосовала. Или: в моем ресторане мы не говорим о политике. Впрочем, думаю, что мой русский акцент тоже был тому причиной. Я из России и часто вызывала настороженный взгляд. Никакой резкости. Поджатые губы и разговор прекращался. В СМИ о России иначе как о противнике, который славен своей дикой коррупцией, фальсификациями и попыткой убить своих политических оппонентов – за редким исключением ничего больше нет. О разговорах с трампистами я сейчас расскажу. Но прежде о другом.

Еду я в прошлую пятницу вечером по хайвэю. Темно. Слушаю то National Public Radio — американское публичное радио, очень похожее на «Эхо Москвы». То «Эхо Москвы». Звоню в Москву приятельнице. Она мне как-то очень взволнованно говорит: «Женя, как ты? Ты в безопасности?» Я ничего не понимаю. «Да, вроде бы без проблем», — отвечаю. Она мне говорит: «У вас же вся Америка вышла на улицу. Кругом мордобитие». «Что, откуда ты это взяла?» — спрашиваю я. Ну да, была стычка в Детройте, да, помахались немного. Были протестные акции в Аризоне и Джорджии и Висконсин. Может еще в десятке мест. Выходили и за белых, и за красных. В смысле за демократов и республиканцев. Я на одной такой была в Филадельфии. Все было мирно, без проблем. Каждый скандировал свой лозунг. Кругом куча полиции. Ну и все. Откуда, спрашиваю, такая информация, что вся Америка на улицах и все друг другу морду бьют. Она мне отвечает: «Все наши каналы только и показывают, что в Америке протестные драки». И продолжает: «Вот ты, Женя, все ратуешь за демократию, а кому нужен этот хаос». Занавес. Так вот должна вам как свидетель, который провела 4 дня в абсолютно трампистской части Америки. Не было этого ничего. Не было. Это вранье. Я была в бедных городах Пенсильвании, бывших шахтерских городках, где шахты закрылись, работы не стало. Городок Карбондейл, который был основан еще в первой четверти 19 века, и там была большая угольная компания антрацитов. И вот здание этой компании и сейчас на главной улице. И была большая торговая палата. И она стоит. Только все это в ужасном виде. И куча была сопутствующих бизнесов. А сейчас почти все витрины пустые. Седьмая часть населения живет за чертой бедности. На одной улице просто как иллюстрация к письмам о толерантности… и принципам американской Конституции шесть молельных домов. И католики, и протестанты разных направлений, которые в прошлые века в Европе друг друга жгли как еретиков и массово убивали. Но католический собор говорят, закрывается. А в соседнем… А там была и синагога, и русская церковь. Там мне сказала Мария, владелица антикварного магазина, у которой я что-то купила по мелочам. Я, когда будет перерыв – покажу. Купила я не потому что мне так это было нужно – а потому что надо было завязать разговор. Поскольку это повторю, трудно. Так вот, католики закрылись, и синагога закрылась. А то, что она называла русской церковью, на самом деле было собором грекокатоликов. То есть украинской общины. Здесь одно с другим часто путают. Закрываются центры общин, в которых традиционно было в Америке, где люди собирались в субботу в синагоге. В воскресенье — в разных других храмах. Читали молитвы, часто на своих языках. Обсуждали, общались. Делились разными новостями. Приходили люди с разными политическими взглядами. Как-то они научились друг друга не убивать. А вот теперь эти общины закрываются. И люди оказываются один на один с социальными сетями, где все — от информации до мракобесия. И это большая проблема, которая политологам и политикам придется еще много и много иметь дело, чтобы понять, как с этим быть. Правда, на главной улице Карбондейла есть прекрасная публичная библиотека. Публичные библиотеки в Америке строил олигарх Карнеги, у которого были сталелитейные заводы, где рабочие зарабатывали деньги в ужасных условиях. Вот потом он решил часть денег отдать на благотворительность. Публичная библиотека находится рядом с мэрией и полицией, двери в которые тоже были закрыты. Если вам вдруг понадобился бы полицейский, то на стенке висела бумага. Бумажка с телефоном. Позвоните и вызовите полицейского. А в мэрии в предбаннике стоял ящик, куда жители могли положить отчеты по своим налогам.

Е.Альбац: Еще одна причина, почему люди голосовали за Трампа – это страх перед левыми

Самый интересный у меня был, не поверите – в городке под названием Москау. Еду я по хайвэю, из Уилкс-Барре, в этом городке я с удивлением совершенно вдруг неожиданно обнаружила большой новодел. 50-летней давности, православный собор Святой Троицы. Абсолютно копия наших церквей. Я рассматривала и удивлялась. И понимала, что где-то здесь должны жить русские. Правда, этот собор оказалось, принадлежит тому, что называется восточное христианство. С центром в Дамаске. Но и купола, и построение абсолютно наши церквухи. Так вот я еду я по хайвэю и вдруг вижу указатель – Москау. Ну, отлично понимаете, что я тут же по тормозам и вправо и через несколько миль натыкаюсь на надпись: район Москва, по-английски, естественно. Основан в 1908 году. Короче, где-то в последней четверти 19-го века сюда в леса северо-востока Пенсильвании, а места это потрясающе красивые и это холмы, они называются – Поконо-Маунт, индийское у них название. Все заросшие лиственничным лесом. Безумно красиво осенью, невероятно. Очень красивые…, очень красивые овраги, реки, текущие внизу. Потрясающе красивые места. Вот сюда приехали русские. В конце 19-го века из России. И колонизировали эти места. Рассказала мне уже упомянутая Памела Морган. Она продавщица в местном цветочном магазине. Я вот как увидела, что местный цветочный магазин открыт, а почти все закрыто, я туда сразу и пошла. И первое, что спросила: «Объясните мне, каким образом это место называется Москва. Как такое могло произойти. Я из Москвы. Из России». Из Москвы. Это вызвало, конечно, охи и ахи. И она стала мне рассказывать. Муж ее бизнесмен, бухгалтер оформляет налоги всем местным. Местных москвичей немного, примерно 2 тысячи. В радиусе 50 километров как минимум у православных собора. Из них два – московского патриархата. Это я проверила уже в Интернете. Памела принадлежит именно, как она сказала к РПЦ. Но об этом она, правда, сказала как-то апропо, а подчеркнула, что она человек консервативных взглядов. Кстати, я удивилась, что она принадлежит к РПЦ, потому что каким-то боком она оказывается еще родственница Джо Байдена. Да, да, избранного президента США. Он на самом деле жил неподалеку, он из этих же мест, из городка примерно в 40 милях от Москвы. Городок называется Скрантон. И моя Памела даже с ним дважды встречалась. Джо Байден — католик.

Кстати говоря, эта тема — тема того, что Джо Байден католик, совершенно не будировалась на этих выборах. Хотя он всего лишь второй католик в истории президентских выборов США. Если память не изменяет. Первый был, как известно, Джон Кеннеди. Так вот, но Памела о Байдене была весьма критична. Он далеко не мистер Роджерс, сказала она. А мистер Роджерс это был ведущий семейной телевизионной программы, пастор и такой вот образ совершенно идеального семьянина мужчины, всего остального. Так вот, Байден по утверждению Памелы далеко не он. И в его биографии много теней, сказала Памела и глубокомысленно вздохнула. Дескать, знаю, но распространяться не хочу. Она, конечно, сама голосовала за Трампа, как и подавляющее большинство жителей этого городка. Это звучит почти символично. Москвичи голосовали за Трампа. Но, судя по дискуссии в твиттере, Telegram-каналах и в реальной Москве у Трампа много было сторонников.

Я сейчас должна уйти на новости и рекламу. А потом вернемся в студию «Эхо Москвы». Но не уходите те, кто на Ютубе. Сейчас я вам покажу, что я купила в антикварном магазине.

НОВОСТИ

Е. Альбац Еще раз добрый вечер. 20.33. В эфире радиостанция «Эхо Москвы». И только что вы увидели, что в эфире для слушателей Ютуб-канала был Алексей Венедиктов, которому я показывала фигурки, которые я купила в антикварном магазине в Карбондейле. Что было очень важно для того, чтобы поддержать разговор. Так вот, как раз меня А.А. Венедиктов и спросил: «Почему в этих бедных рабочих городках Пенсильвании поголовно в прямом смысле слова голосуют за Трампа». Это я расспрашивала людей там.

Во-первых, Памела мне объяснила, что значительно проще стало бизнесу. Вот она рассказывает, что ее мама, у нее был бизнес, она представляла всякую помощь ветеранам. Так ее замучили всякими указаниями, что она должна, например, поставить новую противопожарную систему. Если работает старая, говорила Памела, то зачем ставить что-то новое. Откуда у маленьких бизнесов на это деньги. Но чиновники влезали в каждую мелочь и, в конце концов, ее бизнес закрылся. И действительно надо сказать, я проверила. Один из первых указов Трампа касался дерегуляции. Он отменил целый ряд регуляционных правил, которые были приняты администрацией Барака Обамы. И как утверждают мои собеседники и в Карбондейле, и в других городках, это дало возможность вздохнуть малым бизнесам. Памела мне говорила, что ее муж делает налоги для всех практически бизнесов вокруг и всем стало лучше. Ровно то же самое мне говорила и Мария из антикварного магазина в Карбондейле. Она тоже говорила, что экономика немножко поднялась при Трампе.

Конечно, все это было до пандемии. В магазинчике Марии все выглядит как символ уходящей жизни из городка. Все под завязку набито разными домашними пустяками. Которые, наверное, были бы интересны антропологам. Все продается за гроши. 3-5 долларов за любую покупку, тебе очень благодарны. В моем случае, я как журналист благодарна… О своих электоральных предпочтениях Мария говорить отказывалась. Говорила о взглядах мужа. Так вот, еще раз повторяю, она говорила о том, что бизнес стал подниматься. Действительно на въезде в Карбондейл висит плакат о найме на завод. Это первая и важная политика. Что Трамп снизил налоги для корпораций, а это в результате положительно сказалось и на средних и малых бизнесах. И плюс ко всему действительно экономика росла как на дрожжах в первые три года правления Трампа. Понятно, что причиной этому были действия, предпринятые правительством еще Барака Обамы. Но, конечно, дерегуляционные решения Трампа сыграли свою роль.

Е.Альбац: Это звучит почти символично. Москвичи голосовали за Трампа

Вторая причина, почему люди голосуют за Трампа – антимигрантская политика. Никто из моих собеседников в Пенсильвании или других штатах не говорил прямо: нам надоели все эти приезжие. Они так не говорят. Формулировки были обтекаемые. Памела горячо меня уверяла, что Трамп обожает просто американцев и он лучший друг президента Мексики. А то, что в результате политики Трампа больше 500 детей потеряли своих родителей, которые, видимо, были депортированы и родители сейчас разыскивают и чуть ли ни сам Трамп это делает, говорила Памела. Это лес рубят, щепки летят. Джон Мур из Южной Дакоты был еще более корректен. На мой вопрос: почему он, чьи корни в Англии, в Германии, так против мигрантов, ответил: «Америку сделали граждане, а не иммигранты». Что, конечно, совершенно не соответствует действительности. Это знает любой человек, кто был в музее иммиграции на Эллис-айленде. Сначала были иммигранты, которые потом стали гражданами. Впрочем, эту же в точности фразу я накануне своего разговора с Джоном услышала в одной из передач «Фокс ньюс». Жесткая политика в отношении нелегальных иммигрантов, а именно это и поддерживают и работяги из северо-восточной Пенсильвании, которые многие потеряли работу в результате глобализации. Это очень важный аргумент для них, почему голосовать за Трампа.

В результате глобализации бизнес просто переехал туда, где платить нужно сильно меньше. В Америке базовая ставка достаточно высокая. Где не надо заботиться о медицинских страховках. Третья причина, почему голосовали за… Да, еще одну важную вещь надо объяснить. Демократическая партия в любой другой европейской стране или часто она называется трудовая партия Великобритании или в Израиле или в других странах Европы, в США все немножко перевернулось еще в 80-е годы. Партии стали делиться не по тому, на кого они, прежде всего, ориентируются, а стали делиться по тому, что называется ценности. Республиканская партия стала партией консерваторов. А среди рабочих городков Пенсильвании много тех, кто против абортов. И которые с ужасом смотрят на трансгендеров, кстати, первый трансгендер избран в конгресс США именно в эти выборы. И на геев. Это люди очень консервативные по своим взглядам. И они совершенно не торопятся их менять.

Демократическая партия в этом смысле значительно больше стала партией больших городов или как некоторые говорят: профессурой университетов на побережье. В то время как республиканцы — это в большей степени партия тех реднеков, тех, кто живет посередине между побережьем.

Так вот третья причина, почему люди голосовали за Трампа – это страх перед левыми. Пропаганда республиканцев вполне успешно запустила слоган, что голосуя за Байдена – люди голосуют за социализм, а то и коммунизм. Ровно поэтому за Трампа голосовали кубинцы, венесуэльцы, никарагуанцы в Майами. И в целом вообще во Флориде, где очень много латинос. Во Флориде Трамп с большим отрывом победил. Голосовали за Трампа и выходцы из СССР в самых разных штатах, говоря, что они объелись социализма у себя дома. Левое крыло демократической партии действительно стало очень слышно в последнее время. Но Байден — известный центрист. Он как раз известен тем, что легко маневрировал или как здесь говорят — переходил через проход сзади сената, отделяющий сектор демократов от сектора республиканцев. Ровно поэтому он и выиграл номинацию от партии, что Байден, прежде всего, устраивает американский мейнстрим. Американский истеблишмент. Но поэтому же он прошел, что называется по ниточке.

Одни боятся социализма, другие напротив его хотят. Третьи видят во всех приезжих конкурентов. Что в известной мере правда. Ибо иммигранты готовы на любую работу и работают локтями, пробиваясь наверх. Наконец, еще одна причина голосования за Трампа. Это расизм. Страх других или чужих. Журналисту, тем более иностранцу это старались открыто не демонстрировать, заменяя разными эвфемизмами. Джо Байден выбрал в качестве своего вице-президента Камалу Харрис. Темнокожую с корнями из Индии. Харрис станет первой темнокожей женщиной, поднявшейся на второй пост в государстве. Это вызывает невероятный энтузиазм у темнокожих в разных штатах Америки. В том числе одна из причин, почему за демократа Байдена вполне возможно отдадут свои голоса и такие республиканские штаты как Аризона и Джорджия заключается в том, что там увеличилось число афроамериканцев, которые голосуют. И для них избрание Камалы Харрис, а я с некоторыми из них говорила, — это конечно, свидетельство, что их дети, их дочери смогут сделать карьеру в Америке, что совсем непросто.

Но если вице-президент Камала Харрис вдохновляет одних, то очень многих она пугает. И вот та самая Памела из пенсильванской Москвы мне говорила: а что будет, если Байден умрет и президентом станет Камала. Она самый либеральный член сената. Она сама про себя говорила. В устах Памелы слово «либерал» однозначно имеет негативный оттенок. И заменяет собой все остальные, которые воспитаны в духе политкорректности и толерантности американкам, в данном случае не позволяло ей произносить при посторонних. Целый ряд терминов, я думаю, употребляются в семейных разговорах – они заменяются словом «либерал». Например, Джаред Кушнер, зять Трампа и его старший советник, один из ключевых людей в западном крыле Белого дома и проводник ближневосточной политики Трампа в классификации Памелы – либерал. «Как либерал?» – удивлялась я. Какой либерал, как это может быть. Он миллионер, сын миллионера, всегда был за республиканскую партию. «Либерал, либерал», — говорила Памела, вздыхала и отводила глаза.

И тут я поняла, я хотела ее даже спросить: «Либерал — в смысле еврей?» Но я быстро сообразила, что задавать такой вопрос не надо. Если я хочу продолжения разговора. Но мои коллеги мне подтвердили, что моя догадка была вполне справедливой. Иванку Трампа – любимую дочь Трампа, жену Кушнера Памела отнесла к центристам. Ну, и кроме того, Памела мне конечно объяснила, что главный виновник проигрыша Трампа, да и вообще многих проблем в стране – это либеральные медиа, которые производят «фейк ньюс». Ровно в этом через свой твиттер Трамп убеждал американцев все 4 года. «У нас у консерваторов нет своих медиа», — сетовала Памела. А как же «Фокс ньюс»? – спрашиваю ее я. А «Фокс ньюс» Руперт Мердок продал либералам. «Какому такому либералу?» – удивлялась я, потому что конечно Руперт Мердок никому ничего не продавал и по-прежнему владеет большинством консервативных СМИ в Америке. «Нет, точно либералам», — говорила Памела и даже при мне позвонила своему сыну 22-летнему, который является активистом республиканской партии, и сын подтвердил: продал либералам. О сыне Памела с такой гордостью сказала: «Он единственный у нас политический в семье». Ну так вот, конечно, Мердок никому ничего не продавал. Но, видимо, «Фокс ньюс» заслужил репутацию либерального СМИ после того, что первым объявил, что Байден выиграл обычно республиканскую Аризону. Ну а, кроме того, в последние дни и «Фокс ньюс», и «Нью-Йорк пост», которые очень поддерживали все время кампанию Трампа, весьма резко высказались по поводу того, что Трамп отказывается признать поражение. Это в представлении тех американцев, с которыми я говорила, это поведение абсолютного лузера. Надо уметь достойно проигрывать, говорят они.

Е.Альбац: Огромное число американцев, проголосовавших за Трампа – результат в русле популистской политики

Конспиративные теории, которые так любят Трамп, как все, впрочем, популисты, в которых есть объяснения всем страхам и всем непонятным вещам, ими голова моей собеседницы набита, конечно, под завязку. Журналисту, тем более иностранному не пристало спорить, даже мне иногда казалось чересчур.

Тут мы с Памелой заговорили о русском языке. Ее бабушка была из России, дед – западный украинец. Карпат. Он был подданный Австро-венгерской империи. Бабушка ходила в РПЦ. А дед – грекокатолик. То есть в украинскую церковь. Большой разницы между ними здесь не делают. Памела по-русски знает только самые простые слова: здравствуйте, до свидания, пожалуйста. Хотя дедушка с бабушкой дома говорили по-русски и на смеси русского и украинского. Другие пенсильванские москвичи в разговоре были значительно более сдержанны, либо вовсе отмахивались, либо коротко бросали: Трамп, конечно, Трамп. А как же ковид, пандемия. 230 с лишним тысяч погибших. Ну что же ковид. «Разве где-то по-другому?» – ответила мне Мария из антикварного магазина. Упоминание об успехах Южной Кореи и Тайваня на нее не произвели впечатление. Когда я сказала, что в Германии лучше, она вскинула глаза. «Что они сделали?» — спросила. Впрочем, ответа не слушала. Памела тоже убеждена, что Трамп ни в чем не виноват, будем носить маски, пока не появится вакцина, – сказала она.

Не хочу упрощать. Среди тех, кто поддерживает Трампа и с кем мне приходилось говорить на Среднем Западе – немало людей, которые либо разочарованы в политике демократов, либо считают, что они совершенно оторвались от земли и не хотят иметь дело с настоящей Америкой. Их кстати принято называть реднеками, что почти стало синонимом определений – тупой, необразованный и так далее. Это часто совсем не так. Джон Мур из Южной Дакоты меня поразил тем, что когда я ему сказала, что я и России, тут же задал вопрос про изменения в российскую Конституцию, которые внес Путин. У Джона Мура на правом боку был револьвер, на голове – красная бандана. Он бывший полицейский из Оклахомы. А встретились мы совершенно в глухом углу. В том, что называется Кастер-парк, долго объяснять, поверьте, туда я приехала смотреть бизонов и совершенно не ожидала увидеть дом постройки середины 19 века, который был единственный на многие десятки миль вокруг. Другой мой собеседник – Джон Керар, парикмахер из городка Маркет. Стоящего на берегу красивейшего озера в Мичигане. Первое, на что я обратила внимание, войдя в его парикмахерскую – на несколько стеллажей, полных различных книг. Большие толстые биографии Трумэна, Рузвельта и так далее. Он тоже был вполне хорошо осведомлен о том, что происходит в России. И очевидно очень хорошо начитан. Ему не нравилась риторика Трампа, еще меньше – что он правит государством посредством твиттера. На мой вопрос о словосочетании «враги народа», коими Трамп бесконечно метит прессу, иногда заменяя на слово «уголовники». Он ответил, что ему тоже не очень нравится. Но.

И вот тут начинается главное «но». Америкой правят чиновники, то самое глубинное государство, которое отнимает у него у Джона право распоряжаться своей жизнью так, как он считает нужным. В чем это выражается? Вы не поверите. Например, в том, что от него требуют носить маску. «Люди в Вашингтоне не могут мне указывать, что мне надо надевать на лицо». Следом мы выяснили, что из-за этого Джон, владелец парикмахерской, из-за того, что он не носит маску — он потерял треть своей клиентуры. Люди боятся к нему приходить, боятся, что они могут заразиться ковидом. Но это ему не мешает настаивать на своем.

Подробнее я расскажу об американских консерваторах на страницах «The New Times». Здесь лишь замечу, что сторонники Трампа на Луну не улетят. И партийная система США настолько ригидна, что записывать в противники таких политиков как центрист Байден, отнюдь необязательно расистов или тех, кто любит разгуливать по улицам с оружием. К сожалению, записывают в сторонники Трампа людей, которые просто не видят себя рядом с левыми. А ступенчатая система выборов президента – это система выборщиков – она, конечно же, нивелирует голоса и большинства, точнее ставит их в зависимость от голосов 4-5 штатов Америки.

Что можно сделать Байдену для преодоления раскола в американском обществе за 4 года — большой вопрос. Учитывая, что к концу президентского срока ему будет уже 82 года. Но Байден позиционирует себя как старейшина. Я президент всех американцев, в том числе и тех, кто голосовал против меня, — не устает повторять. Одного у Байдена не отнять – его колоссальный политический опыт. Он прошел через десяток избирательных кампаний, дважды раньше пытался номинироваться от Демпартии на президентских выборах. И дважды сходил с дистанции. Опыт, знание всех ходов и трюков вашингтонской политики, понимание, кто когда и как будет ставить ему палки в колеса и какие конкретно люди ему нужны, чтобы эти трудности преодолевать, — способность договариваться с республиканцами, которые, скорее всего, будут иметь крайне незначительное, но большинство в сенате. Вот ровно на это рассчитывает та половина Америки, которая голосовала за Байдена.

А Байден уже объявил, хотя да, инаугурация 20 января, еще 80 с лишним днем, о создании группы экспертов, то есть ученых, которая будет заниматься прежде всего проблемой ковида. Поставить распространение вируса под контроль он считает главной своей задачей. Без этого, говорит Байден, не будет никакого роста экономики. Первостепенные шаги Байдена во внешней политике, восстановление отношений с союзниками в США, возвращение США в Парижское соглашение по глобальному потеплению, кстати говоря, я это глобальное потепление вижу из своего окна. Ноябрь, это восточное побережье, неделю назад здесь был снег, а сейчас здесь 24 градуса тепла. Американские СМИ уже прогнозируют, что отношения с Путиным, которого Байден в 2012 году уговаривал не возвращаться в Кремль и позволить Медведеву пойти на второй срок – вряд ли будут теплыми. Байдена уже поздравили все лидеры ЕС и лидеры Австралии, Новой Зеландии и других демократических стран. Поздравили все действующие президенты США, включая республиканца Буша. Владимир Путин его по-прежнему не поздравил.

Е.Альбац: Казалось бы, 21 век, высокотехнологическое общество, ядерная кнопка, а правление как при царе Горохе

Что касается действующего до 20 января президента США Дональда Трампа, то он собирается судиться во всех судах. Впрочем, как показывают мои интервью со сторонниками Трампа, они мало обращают на его риторику и то, что он лузер и не умеет проигрывать – это скорее важно для тех, кто голосовал против него. Памела мне сказала: «У меня все время поднимается давление, когда я думаю о том, что следующие 4 года будет Байден». В любом случае впереди нас ждет интереснейший политический спектакль. Роли в котором распределены, а вот финал пока совершенно неизвестен.

И, конечно же, мы плохо пока понимаем, насколько Байдену удастся объединить эти две Америки. Скорее всего, это задача очень трудная и вряд ли за 4 года это удастся сделать. Байден поздравляет Камалу Харрис с победой. Сказал ей: «Ты следующий президент». Станет ли действительно Камала Харрис, в прошлом генеральный прокурор крупнейшего штата Америки – Калифорнии, президентом или нет, это бабушка еще надвое сказала. А сейчас в Америке досчитывают результаты в Джорджии, Аризоне и в некоторых других штатах. В Аляске как всегда побеждает республиканец Трамп. Джорджия, скорее всего, отойдет Байдену. С Аризоной пока все еще непонятно.

Вот такой мой вам отчет о моей поездке и наблюдениями за президентскими выборами в США. Более подробно – на сайте «The New Times».

Это была Евгения Альбац, «Эхо Москвы». Услышимся через неделю. Пока.



Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире