'Вопросы к интервью

Е. Альбац И это 2020 год, и все будет хорошо, мы будем счастливы и вообще жизнь будет прекрасна. Как всегда, в понедельник я с вами, и я начинаю нашу передачу, посвященную ключевым событиям недели, тем событиям, которые будут иметь влияние на политику ближайших недель и месяцев. В студии «Эхо Москвы» в Москве моя любимая Ирина Воробьева. Ира, с новым годом!

И. Воробьева Женя, с Новым годом!

Е. Альбац Итак, в студии «Эхо Москвы» Ирина Воробьева. Звукорежиссер Александр. Ира, мне не прислали его фамилию.

И. Воробьева Смирнов.

Е. Альбац А в студии университета Мичигана в Анн-Арборе ваша покорная слуга и мои помощники Тодд Остин и Аманда Харди. Я поздравляю всех вас с наступившим Новым годом. Я обожаю этот праздник. Потому что мы точно все уверены, что с сегодня на завтра почему-то, вчера было все плохо, а сегодня будет все хорошо, потому что это Новый год. Но, конечно же, будет. Те, кто справляют Рождество завтра – с православным Рожеством. Те, кто праздновали Хануку и Рожество в конце декабря — вас с прошедшими праздниками. Короче, всем удачи и счастья.

Бенефициарами прошедшего вечера, в Москве уже была глубокая ночь, праздника большого телевизионного и стримингового кино «Golden Globe Awards», стал конечно Квентин Тарантино с его фильмом «Однажды в Голливуде», который мне совершенно не понравился. И режиссер Мендес, которого мало кто из нас знает. Его эпическая драма, посвященная Первой мировой войне, фильм называется «1917», в конце года вышел фильм на экраны. Так вот, его картина получила приз за лучшую драму и лучшего режиссера. Короче, он стал вторым бенефициаром этого вечера. Я отрывочно смотрела, канал NBC показывал прямую трансляцию. Еще, конечно, платья. Совершенно какая-то наступает викторианская эпоха – большие юбки, большие банты. Ну и конечно, дамы обнажены до невозможности, показывая работу косметологов и конечно, тренеров по фитнесу. Тренеры по фитнесу вчера были третьими бенефициарами «Golden Globe Awards», я наблюдала за этими плечами, руками и так далее – и просто глаз не отвести. Так что это что касается «Golden Globe Awards». Замечательный совершенно праздник, я бы сказала, тщеславия трехмиллионодолларовых бирюлек и красивых и талантливых людей. В общем, ничего, можно посмотреть.

Что еще. Да, про 17-й год очень интересно. Я посмотрела трейлер, и мы про Первую мировую войну знаем очень мало в отличие от Второй мировой войны. Хотя на самом деле это война, которая определила 20-й век, следствием Первой мировой войны стала революция 1917 года и потом фашизм. И соответственно, Вторая мировая война. Я когда была в Австралии, я вам давно не рассказывала про Австралию, в столице Канберра есть потрясающий совершенно военный мемориал. И это большой-большой музей помимо прочего. Помимо досок и вечного огня и так далее. Большой музей, и одна часть его посвящена Первой мировой войне, вторая – Второй мировой войне. Это потрясающе интересно. Я не могла себе представить, что люди, жившие тогда в Австралии, уехали воевать на Ближний Восток и в Турцию, и в Европу. И десятки тысяч австралийцев погибли за британскую корону. Далеко от родных берегов. Я очень много узнала тогда, и я понимаю, что Первую мировую войну мы в России очень плохо себе представляем. В общем, примерно только о том, что товарищ Ленин с собутыльниками объявляли поражение своему правительству. Собственно, на этом наши знания примерно и заканчиваются.

Е.Альбац: Уровень экспертизы, которая есть у первых лиц государства, находится совершенно ниже плинтуса

Кстати, я забыла сказать, одна из причин, почему я смотрю, не всегда, но часто «Golden Globe Awards» и «Оскар» – потому что очень интересны те политические заявления, которые делают узнаваемые люди, актеры, принимая статуэтки. И в этот раз не обошлось без политических заявлений. И связаны они с тем, что 2020 год — это год выборов в США. И один за другим выходили, в основном это были женщины, которые напоминали о том, что надо голосовать, и было понятно, что они говорили о том, что надо, хорошо бы в Америке выбрать другого президента.

И во многом это конечно было предопределено и самыми последними событиями. А именно убийством генерала иранского Касема Сулеймани. Который был убит, как мы теперь знаем, по приказу президента Трампа. Пока очень мало информации, почему это произошло. Убили его в аэропорту Багдада – столице сопредельного Ирака. Вчера в Иране были похороны. Сотни тысяч людей вышли на улицы. Над одной из мечетей Ирана был поднят красный флаг – флаг джихада, флаг борьбы с неверными. Парламент Ирана скандировал: «Смерть США!». И конечно, все вздрогнули.

Опять же все исторические параллели всегда страдают и, конечно же, я не сомневаюсь, что сейчас появятся статьи, которые напомнят, как был убит эрцгерцог, что стало триггером или как бы предтечей начала Первой мировой войны. Хотя мы отлично понимаем, что Европа была готова воевать, и сошлись разные интересы. Но некоторым людям, наверное, кажется, что мир и сейчас готов воевать. И опасения, что убийство Сулеймани станет таким триггером, эти опасения, конечно, звучат.

Надо сразу сказать, что генерал Касем Сулеймани — человек, хорошо известный тем, кто занимается Ираном. Еще лет 10 назад, извините, в 2013 году журнал «The New Yorker» опубликовал большой профайл. Сулеймани, как говорят о нем, он был человеком из плохих ребят. Он был, наверное, самым плохим. Или возможно очень плохим. В его руках ежегодно был бюджет примерно в миллиард долларов, который позволял финансировать различные террористические группы на Ближнем Востоке. В том числе «Хезболлу», которая сидит в Ливане. На руках Сулеймани, как утверждают американские официальные лица – кровь сотен американских солдат в Ираке. Это человек, который руководил секретным подразделением в революционной гвардии Ирана. Отвечал за различные скрытые операции. Ему же подчинялся и спецназ. Короче, можно привести много аргументов, почему мир стал чуть-чуть лучше, когда не стало генерала Сулеймани. И не в первый раз, когда мы узнаем о том, что то израильтяне, то американцы, то россияне уничтожают тех или иных плохих ребят. И не всегда плохих ребят. Те же США провели успешную операцию по устранению лидера запрещенного в России «Исламского государства», как будто оно где-то еще разрешено. Каждый раз, когда я это произношу, я думаю: ну как же это глупо. Ну нигде не разрешено «Исламское государство», во-первых, оно не существует. Во-вторых, это слоган. Тем не менее, мы вынуждены по распоряжению Роскомнадзора бесконечно произносить эту абракадабру. Лидер запрещенного в России «Исламского государства» Абу Бакар.

Но проблема заключается в том, что даже когда устраняли Усаму Бен Ладена, это были, что называется, не государственные лица. Это были не государственные акторы. Не официальные лица. Касем Сулеймани был в Иране вторым или третьим лицом. В зависимости от того, считаете ли вы президента Ирана вторым человеком или нет. Он подчинялся непосредственно аятолле Хомейни. Он был такая теневая фигура, которая разруливала различные ситуации на Ближнем Востоке. Он был официальное лицо. И вот то, что ракетой по приказу президента другой страны можно убить официальное лицо — вот это как-то напрягает.

С другой стороны, когда я сегодня про это думала, я задавала себе вопрос: а вот если бы в 37-38 году, когда уже стало понятно все безумство Гитлера, в 39-м году, когда он начал войну 1 сентября 1939 года, напав на Польшу. Если бы тогда кому-то пришло в голову и можно было бы, что было бы что-то вроде дрона, но их не было, конечно. И если бы тогда Гитлера устранили – спасло бы нас это от Второй мировой войны? Я не знаю ответа, потому что конечно история не знает сослагательного наклонения. Я думаю, что слишком много уже было интересов немецких завязано на войну. Весь большой немецкий бизнес был заинтересован в войне, они просто, как мы знаем сейчас из исторических справок, они не ожидали, что Гитлер будет делать то, что будет, и конечно не ожидали, они радовались, когда Гитлер устранил, зачистил еврейскую банковскую улицу. Но они не ожидали, что он начнет евреев сжигать массово в лагерях. Это для них оказалось не здорово, неприятно.

Так вот, не знаю, но, во всяком случае, представьте себе на секунду, что завтра какой-нибудь руководитель какой-то страны, которая записана в ось зла, не будем показывать пальцами, решит, что ему не нравится президент N или премьер-министр N или еще кто-то. И использует дрон. Что вообще будет происходить в мире, если некие правила игры перестанут вообще соблюдаться. Что это будет за безумный хаотический мир, в котором каждый окажется в состоянии войны с каждым. Это абсолютный Гоббс. Поэтому, когда я слышу и читаю, даже известный колумнист «Нью-Йорк таймс» Том Фридман опубликовал колонку, в которой практически благодарит президента Трампа, хотя он вряд ли является сторонником Трампа. Тем не менее, он аплодирует этому решению. Но я вам предлагаю просто задуматься. А что, если завтра Иран решит кого-нибудь так устранить? Ну не нравится им, например, президент Израиля. Или они решат, что надо ответить, нанести ответный удар непосредственно на территории США и непосредственно в Вашингтоне. Или кому-то не нравится президент Франции или Германии, или еще какой-то другой страны.

Вот у нас в конце года президент Путин разразился историческими экзерсисами и практически смешал с пищей для воробьев целую страну. Одну из самых больших экономически успешных стран Европы, я имею в виду Польшу. А если вдруг в воспаленном мозгу антипольских настроений, которые очевидно присутствуют сейчас в Москве и особенно в Совете Безопасности, вдруг им не понравится, они скажут, что нам не нравится заявление, которое сделал по поводу выступления нашего президента премьер-министр Польши Матеуш Моравецкий. Может, его тоже тю-тю. Дроны-то у нас есть. Ракеты у нас есть.

Понимаете, мне все-таки представляется, что цивилизованный мир отличается от мира беспредела, от того, что мы называем природным состоянием человека, тем, что есть какие-то все-таки красные флажки. Собственно, ровно поэтому для тех из вас, кто, например, читает Библию, вспомните первую книгу «Пятикнижия» Моисея, где люди живут в состоянии природы. Все чудесно, все нежно друг друга любят. Но при этом бесконечно друг друга убивают. И потом люди, как мы читаем уже в следующей второй книге, просят, чтобы верховный правитель, Господь Бог дал им закон. Потому что институты, правила игры, договоренности, в том числе в международных отношениях – это не только ограничители. Но это и то, что защищает нас от людей с воспаленным разумом или с обостренным желанием повоевать или отнять чужую землю, или захватить чужое государство.

Что касается оценок, которые есть здесь в американской прессе, то пока мои американские коллеги пытаются выяснить, что стало все-таки причиной. Пока это совершенно непонятно. Хотя госсекретарь Помпео выступал вчера в трех итоговых программах, я его смотрела во всех трех, и каждый раз ему задавали вопрос: почему сейчас? И мы знаем, есть уже заявление Дональда Трампа о том, что вроде бы Касем Сулеймани или его люди готовили что-то. Но мы не понимаем – что. И собирались что-то сделать в отношении американских интересов, но мы не понимаем – что. И пока нам никто не объясняет, собственно, почему решили ударить, убить Сулеймани именно сейчас. И пойти на такое обострение отношений с Ираном. Очевидно совершенно, что этот шаг спровоцирует еще большую кровь на Ближнем Востоке.

Е.Альбац: Пока невозможно понять самое важное — мотивы этого решения — убить официальное лицо Ирана

Вы, наверное, слышали о том, что Иран уже заявил, что отказывается от своих обязательств по ядерной программе. А именно, я напомню, что в 2013-14 году аятолла пообещал, что Иран прекратит программу обогащения урана. И, собственно, это считалось большой победой западного мира над желанием Ирана иметь ядерную бомбу. Иран уже заявил, что он выходит из этого соглашения. Так ли это будет на самом деле или нет, опять идут дискуссии. Может Иран себе это позволить или нет. Опять же мы знаем, что в Иране в последние месяцы в результате санкций, которые были наложены США, очень ухудшилась экономическая ситуация. Иран атаковал, по-моему, 7 кораблей в близлежащих водах, сбил американский дрон, ударил по крупнейшему нефтяному перерабатывающему заводу в Саудовской Аравии. Непосредственно перед убийством Сулеймани Иран нанес ракетный удар, в результате которого погиб американский контрактник в Ираке. Очевидно совершенно, что иранские власти были крайне обеспокоены тем, что пошли очень резкие протестные настроения. Люди выходят на улицу. Убийство Сулеймани с этой точки зрения, конечно же, консолидирует нацию. И, конечно же, консолидирует силы вокруг нынешнего руководства Ирана. И опять непонятно тогда — зачем.

Есть самая простая версия, она много ходит по Интернету и в твиттере. А именно – что поскольку президенту США Дональду Трампу палата представителей вынесла импичмент и дело должно быть передано в сенат, который должен либо отправить в отставку Трампа, либо нет. Что такое развитие событий, обострение международной ситуации делает невозможным отставку действующего президента. Он верховный главнокомандующий, и с этой точки зрения обострение на Ближнем Востоке самому Дональду Трампу может быть выгодно. Но опять же даже сторонники Трампа, например, вчера я слушала одного совершенно зоологического товарища на «Фокс ньюс». Даже сторонники Трампа говорят о том, что Трамп обещал своим избирателям, что он закончит с постоянными войнами Америки в разных точках мира. Тем более на Ближнем Востоке. Трамп недавно сказал, что кому нужна эта окровавленная пустыня. Имея в виду Ближний Восток. И вдруг Трамп делает все ровно наоборот. Уже 3,5 тысячи, по-моему, американских солдат и офицеров переброшены туда на Ближний Восток. Дополнительно. Это к тому, что уже 13 тысяч находятся в Катаре. И очевидно совершенно, что тезис — прекратить бесконечные войны на Ближнем Востоке, уйти оттуда – похоронен.

Между тем, как мы знаем, электоральная база Трампа, для них очень важно, чтобы Америка, чтобы американское правительство перестало тратить деньги в других странах мира и выступать в роли мирового полицейского. Наоборот, создавало больше рабочих мест в самой Америке. И больше вкладывала в инфраструктуру США. Короче, пока понять самое главное, невозможно пока понять мотивы этого решения — убить официальное лицо Ирана. Интересы, которые за этим стоят. Отсюда практически невозможно делать какие-либо выводы. Это вот, пожалуй, самая главная новость этой первой новогодней недели.

Теперь, конечно, тут я уже читаю, задают вопрос. Не станет ли это триггером третьей мировой войны? Честно говоря, я еще раз повторяю, я не верю в простые совпадения и в повторение ситуации, которая была в 14-м году. Я не думаю, что Иран может стать такого рода триггером. Но, безусловно, 2020 год начинается чрезвычайно неспокойно. А учитывая, что у нас два непредсказуемых президента: один – в Вашингтоне, другой – в Москве и плюс у нас брекзит в Великобритании, больная Меркель, которая была основой стабильности ЕС и падающий рейтинг Макрона. 20-й год начинается специфически как-то на такой очень низкой ноте.

Сейчас я ухожу на новости, потом вернусь в студию «Эхо Москвы».

НОВОСТИ

Е. Альбац Еще раз добрый вечер. В эфире радиостанция «Эхо Москвы». У микрофона Евгения Альбац. И я продолжаю. Сегодня наш эфир я должна отвечать на ваши вопросы. Я смотрю на то, что идет по ленте в Ютубе. Просто сборище не проспавшихся людей. Поразительно, обычно Ютуб дает интересные вопросы. Все наоборот.

Вижу, Любовь Вишневская пишет: «Ведь убили официального представителя террористов. Почему его так оплакивают?» Она имеет в виду убийство генерала Касема Сулеймани. Уважаемая госпожа Вишневская. Как бы мы ни относились с вами к Касему Сулеймани, он был генералом иранской армии. Официальным лицом. Руководителем специального корпуса революционной гвардии Ирана. Он был официальным лицом. То, что Иран спонсирует террористов на Ближнем Востоке, не новость. И об этом очень много писали и так далее. Но еще раз повторяю, главная с моей точки зрения новость ситуации заключается в том, что по приказу президента одной страны убито высокое официальное лицо другой страны. Хотелось бы все-таки понимать, живем ли мы в мире, в котором есть какие-то правила, в том числе и международные правила. Или нет. И если нет, то поверьте мне, это тот мир, в котором вы не хотите оказаться. Потому что это абсолютно гоббсианский мир, в котором каждый в состоянии войны с каждым. Это мир чрезвычайно опасен. И в нем практически невозможно нормально растить детей.

Я ухожу на сайт, на sms, которые идут на сайт «Эхо Москвы». Владимир пишет: «Согласны ли вы с негативным прогнозом профессора Соловья на 2020 год для российской власти?» Вы знаете, я читала, я всегда с интересом читаю профессора Соловья, тем более что это человек, который за право высказывать, давать свою экспертную оценку ситуации в России очень серьезно заплатил. Его лишили работы, он преподавал в МГИМО, сначала его лишили кафедры, а потом ему просто пришлось уйти из этого университета. Но должна вам сказать, что я помню, что мы в журнале «The New Times» делали интервью с господином Соловьем года два назад, и он прогнозировал примерно все то же самое. Что будут протесты и так далее. Понимаете, это довольно легкие прогнозы, потому что ну конечно, будут протестные выступления в России. Это понятно. И понятно, что российская власть летом-осенью 2019 года дала понять, что она готова отвечать насилием на протест. Это мы тоже увидели. Мне кажется, что проблема с ситуацией в России связана не с тем, будут ли большие протесты в 2020 году. Думаю, что не будет. Думаю, что все сконцентрируется на выборах в ГД, которые будут в 2021, если конечно мы доживем до них. И тогда стоит ожидать низовой мобилизации.

Е.Альбац: Цивилизованный мир отличается от мира беспредела тем, что есть какие-то все-таки красные флажки

Но проблема мне кажется, российской власти и России в целом сейчас лежит совершенно в другой плоскости. А именно в том, что уровень принятия решений и экспертизы, которые есть у первых лиц государства, находятся совершенно ниже плинтуса. Собственно, наблюдая за выступлениями президента Путина по поводу Польши, мы еще раз имели удовольствие в этом убедиться. Что люди, которые кладут Путину бумажки и документы и так далее, — это люди, которые сознательно или по собственному мракобесию дезориентируют и дезинформируют лидера российского государства. И все было бы ничего, если бы Путин просто был бы вроде Мединского или председателя военно-исторического общества. Ну тогда можно было бы сказать: ну что поделаешь, люди не хотят вспоминать о том, что в сентябре 1939 года на Польшу напали две страны. Одной страной была Германия, которая развязала войну 1 сентября. А второй стран был Советский Союз, который начал войну, вступил на территорию Польши 17 сентября 1939 года. И есть известные кадры, когда бегут поляки по мосту, и бегут от немцев, навстречу им бегут другие поляки. И поляки, которые бегут от немцев, говорят, что куда вы бежите, там наступает немецкая армия. А поляки, которые бежали им навстречу, отвечают: да, да, но там наступает советская армия. И ничего нельзя поделать с тем, зайдите в Интернет и все увидите кадры совместного парада Германии и Советского Союза, который в Бресте принимал комбриг РККА Семен Кривошеин и гитлеровский генерал Гудериан со свастикой на рукаве. Так что совершенно бесполезно пытаться переписать историю.

Но меня в данном случае не этот исторический ревизионизм даже беспокоит. Хотя в условиях, когда история преподается очень однобоко в школах опять, это тоже проблема. Тем не менее, самое главное меня интересует: а кто таким образом выкладывает Путину документы. Кто дает ему справки. Кто пишет ему выступления. Так, что после этого историки хватаются за голову. Кто рассказывает Путину о том, что Лев Пономарев поддерживал Японию в ее стремлении отнять Курильские острова. Лев Пономарев – один из старейших правозащитников России. Его организация «Демократическая Россия» была закрыта по решению Верховного суда РФ. За электричество что ли не заплатили. Или за воду. И когда Путина спросили на встрече с СПЧ по поводу Пономарева, он вдруг начал говорить, что Пономарев еще как-то помогал или советовал или объединялся с врагами России. Но ведь кто-то -Путину сказал всю эту чушь. Ведь кто-то ему забыл сказать, что Пономарев был в составе российской делегации в Японии в 1991 или 1992 году. Но ведь кто-то это все Путину положил на стол. И мы все время видим, что Путину на стол кладут бумажки, которые у него нет возможности никаким образом проверить. Мы понимаем, что вся экспертиза главы государства сейчас, собственно, базируется на этих красных папочках, которые ему предоставляют его же чекисты. То есть никакой альтернативной информации у Путина просто нет. Это было видно и на большой пресс-конференции в конце года. Учитывая, что российский президент не пользуется сам Интернетом, он не может самостоятельно проверить те бумажки, которые кладут ему на стол чекисты. Понимаете? Еще раз повторяю, если бы он просто возглавлял бы вольное историческое общество, ну неприятно, конечно, но не большая проблема. Но Путин Владимир Владимирович согласно Конституции РФ является главой государства и определяет российскую внутреннюю и внешнюю политику. И вот то, что к 20-му году качество экспертизы на высшем уровне, качество российской бюрократии упало ниже плинтуса, мне кажется, нас с вами должно беспокоить значительно больше, чем прогнозы Владимира Соловья.

Я не большой сторонник советской бюрократии и советского государства. Но все-таки при всем маразме, который был в политбюро, где физиология стала основным фактором советской политики, тем не менее, у того же Брежнева или Андропова или Горбачева были все-таки квалифицированные советники. Все-таки Брежневу и Андропову советовали такие люди, как Георгий Арбатов и Александр Бовин. Или Горбачеву такие люди, как Александр Яковлев и Грачев, Шеварднадзе и так далее. То есть качество экспертизы в Советском Союзе особенно в сфере внешней политики было довольно высоким. Можно как угодно относиться к многолетнему министру иностранных дел Советского Союза Громыко. Которого называли «мистер нет», тем не менее, его визави в тех же США признавали, что это человек, который глубоко разбирается в вопросах международных отношений. Да, он был демагог, предельно идеологизирован, тем не менее, было понятно, что он понимает, о чем говорит. Сейчас же российский МИД превратился в какое-то сервисное ведомство. Подай-принеси. Еще плюс танцпол. Ну да, наверное, важно, чтобы представители Министерства иностранных дел могли сбацать на танцполе. Но вообще-то задача МИДа совершенно другая. И мы же видим, опять же мы видим по выступлениям Путина, что они не могут, не хотят, не знаю, им не позволяют, но они не предоставляют необходимую экспертизу. Ведь неслучайно, что к 2020 году Россия оказалась просто в кольце врагов. Потому что Россия рассорилась просто вообще со всем миром. Уже когда и батька Лукашенко в этом знаменитом интервью президента Белоруссии Лукашенко главному редактору «Эхо Москвы» Венедиктову, когда он говорит, что он готов обратиться за помощью к НАТО, ну я не точно цитирую. Но смысл его слов в том, что если Россия будет очень нажимать, то не исключено, ему придется обратиться к НАТО, — это уже вообще полный кошмар. Понимаете? И это полный и абсолютный провал российской внешней политики, что в свою очередь является, конечно же, следствием полной деградации экспертиз.

Е.Альбац: То, что ракетой по приказу президента другой страны можно убить официальное лицо — вот это как-то напрягает

Когда ты читаешь заявления на совете по внешней оборонной политике какого-нибудь господина Третьякова, который заявляет, что нам надо думать о том, что мы будем делать с Европой после ее оккупации. То ты начинаешь думать: они там все обкурились. Вроде в России пока еще не разрешено. Когда ты читаешь заявление Сергея Караганова, который практически плачет от желания обнять, поцеловать, прижать к груди Владимира Путина и Сергея Лаврова, ты думаешь: мама родная, что же творится с академическим сообществом. Зачем же нужна вся ВШЭ, если уровень экспертизы сводится к тому, что все делают правильно и они самые замечательные стратеги на свете. Ребята, это же кошмар. Ведь Россия – ядерная страна, были бы мы Люксембургом или Монако – ну бог с ним. Можно было бы, в конце концов, пережить, не обращать внимания на исторические экзерсисы стареющего лидера. Но Россия – ядерная, огромная ядерная страна. Это самая большая по территории страна мира, расположенная во многих временных зонах. От Европы до Дальнего Востока. Вот от этого приходится вздрагивать. Слава богу, российское экспертное сообщество, наконец, (это большое достижение общественной мысли 2019 года) наконец, пришло более-менее к консенсусу, что у власти в России находятся чекисты. Правда, при этом все время используются какие-то эвфемизмы, какие-то слова типа – силовики или специальные службы. Или секретные службы. И коллеги всеми силами уходят от слов: КГБ, ФСБ, не дай бог назвать Патрушева или Бортникова и так далее.

Кстати, главу ФСБ Александра Бортникова тут оказывается патриарх Кирилл наградил орденом Святого Даниила Московского. Но чего, коллеги. Тут надо отдать должное. Они друг друга не забывают. Так вот, понимаете, но при этом, к сожалению, опять если говорить о качестве экспертизы, то использование всех этих эвфемизмов вместо того, чтобы называть вещи своими именами и говорить, что впервые со времен 30-х годов у власти в России находится репрессивный институт, совершенно бесконтрольный. Как бесконтролен был НКВД после расстрельного съезда в 30-х годах. Опять используют все непонятные эвфемизмы: силовики и специальные службы. ФСБ не является специальной службой. ФСБ является политической полицией. Есть классическое определение политической полиции. Это институт, который борется с оппозицией и диссидентами, защищая диктатора или авторитарный режим. Да, конечно, какие-то подразделения ФСБ выполняют специальные задачи, да, конечно, есть еще СВР, который вроде бы собирает информацию. И, наверное, еще какие-то структуры, которые этим занимаются. Но люди, которые, собственно, находятся у власти в России – они не работают в специальной службе. Они работают в политической полиции. Они являются представителями бывшими или действующими политической полиции. Вот в этом надо отдавать себе отчет. И Патрушев, который возглавляет могущественный Совет Безопасности.

А вы посмотрите, какие доклады выходят из-под пера экспертов Совета Безопасности России. Это же за голову хватаешься. Это какое-то просто торжество мракобесия. И вот это все и есть интеллектуальная основа российской внутренней и внешней верховной политики. Вот я думаю, что деинтеллектуализация российской власти – это, боюсь, самый главный и самый тяжелый итог 2019 года. И вообще этих 19 лет несменяемой власти в России. Это было неизбежно.

Еще раз, я много раз уже говорила здесь, я смотрю на вопросы, которые идут. Я говорила в этой студии не раз и не два, что режим, который есть в России, это не какой-то вывих истории. Такие режимы, близкие режимы есть и были. И в Азии, и в Латинской Америке. Но, как правило, эти режимы Хуан Линц знаменитый политолог, человек, который разрабатывал теорию авторитаризма в политической науке, он называл такие режимы военно-бюрократического авторитаризма. Но в этих режимах военные в случае Латинской Америки и Азии это были военные, у нас это выпускники КГБ или действующие сотрудники ФСБ, они всегда действуют в такой коалиции с технократами, с бюрократами, которые отвечают за экономику, за решения ежедневных вопросов государственной жизни. У нас же что еще произошло в 2018, в последние 2-3 года. Собственно, с суда и заключения на 8 лет Алексея Улюкаева. А именно произошел разрыв этой коалиции. Чекисты решили, что они в экономике все понимают лучше других. И если раньше во властном клане были специалисты, к которым Путин прислушивался, тот же Игорь Шувалов или Алексей Кудрин, люди, за которыми он признавал экспертизу хотя бы в вопросах политической экономики, то сейчас ведь их совершенно не осталось. Ну нельзя же принимать за собеседника вечно спящего премьер-министра. Правда. Или бесконечно боящегося всего на свете министра финансов. Или бесконечно смотрящего в зеркало на себя министра экономики. Ну очевидно, что это не собеседники для чекистов в Кремле. Такое ощущение, что осталась одна Эльвира Набиуллина, глава ЦБ, благодаря которой у нас такой низкий уровень инфляции. Но понятно, что одна Набиуллина не способна заменять собой все экспертное сообщество, которое должно было бы работать с российской властью и представлять вот эту вторую важнейшую составляющую режимов военно-бюрократического авторитаризма. Так что с этим у нас, конечно, большая-большая проблема. И как она будет решаться в 20-м году мне не очень понятно. Но совершенно очевидно, что без смены власти, без смены режима эту проблему, проблему деинтеллектуализации российской власти, невозможно решить.

Е.Альбац: Можно привести много аргументов, почему мир стал чуть-чуть лучше, когда не стало генерала Сулеймани

Какие у нас еще вопросы. «Евгения Марковна, с чем связан наезд Кремля на Польшу?» — Дмитрий Мезенцев. Когда нет вопросов, всегда приходит на помощь наш постоянный слушатель Дмитрий Мезенцев. Знаете, это очень интересный вопрос. Я не исключаю, вообще мы знаем, что Путин очень болезненно реагирует на всякие личные уколы. И, к сожалению, с возрастом он все меньше способен скрывать вот эти свои постоянные личные обиды. В данном случае Путин был обижен на то, что его не пригласили на события, связанные с началом Первой мировой войны. Потому что совершенно справедливо считает, что начало Первой мировой войны, как минимум на территории Польши была начата двумя странами – Германией и Советским Союзом. И поэтому Путин не был приглашен на события, в котором приняли участие лидеры Европы и мира. Это может быть самая простая причина. Но вторая причина – что воспаленные умы Совета Безопасности и Путин вместе с ними прокладывают какие-то дорожки к будущей территориальной экспансии.

Вот тут я поставлю точку. Потому что тема слишком серьезная, чтобы заниматься скороговоркой.

Я еще раз поздравляю вас со всеми праздниками, с Новым годом! Всего доброго, до свидания. Пока.



Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире