'Вопросы к интервью

Время выхода в эфир: 16 декабря 2019, 20:05

Е. Альбац Добрый вечер. 20 часов с минутами. В эфире радиостанция «Эхо Москвы». У микрофона Евгения Альбац и я начинаю нашу передачу, посвященную ключевым событиям недели, тем событиям, которые будут иметь влияние на политику ближайших недель и месяцев. Сегодня у нас гостей нет, сегодня мы работаем в режиме вопросы и ответы. Я сначала о чем-то поговорю, а потом буду брать ваши вопросы с sms в Интернете. Никак не могу найти вход, поэтому я надеюсь, что сейчас мне пришлют вход в sms «Эхо Москвы» и я смогу брать ваши вопросы.

Конечно, самые важные вещи для внутренней политики России прозвучали на нескольких встречах президента с СПЧ, с региональными омбудсменами. На встрече президента по поводу празднования 70-летия победы. И так далее. И, к сожалению, выводы для нас с вами чрезвычайно неутешительные. И связаны они с тем, что стало совершенно понятно, что президент не обладает никакой иной информацией кроме той информации, которую дают ему силовики. А точнее, его чекистское окружение. Причем если раньше можно было надеяться, что Путин встречается с разными так называемыми системными либералами, сейчас очевидно, что даже, встречаясь с Алексеем Кудриным, он вряд ли задает вопросы по поводу того, что же все-таки происходит в стране. Что творят силовики, как отнимаются бизнесы, нарушаются его же обещания и так далее. И тут, собственно, особенно отчетливо стало понятно на встрече президента с СПЧ. Когда на все вопросы, которые касались избиения людей во время демонстраций протестов в Москве летом 2019 года, или в связи с конвейерным правосудием, когда штампуются уголовные сроки, основанные на показаниях заинтересованных лиц. Или когда люди объявляются виновными и при этом судья отказывается услышать аргументы защиты, принять экспертизу защиты и так далее. Как было в деле Егора Жукова.

Рассуждения Путина по поводу превентивного наказания – это просто за пределами российской Конституции и добра и зла. Все эти рассуждения по поводу: сегодня ты бросил пластмассовый стаканчик, а завтра перевернутые машины – это не выдерживает никакой критики. Такие рассуждения можно допустить от путинских пропагандистов на российском телевидении. Но президент, который является гарантом Конституции, а я подчеркну, это главная функция российского президента согласно нашей Конституции — быть гарантом прав и свобод граждан России. Так вот, когда это произносит гарант прав и свобод – тут становится совсем не по себе. И совершенно очевидно, что президент либо не хочет, либо не может получать никакой другой информации. Не раз и не два говорилось о том, что, к сожалению, президент РФ не пользуется Интернетом, не умеет или не хочет. Мы уже наблюдали в истории с Оливером Стоуном, который снимал пропагандистский фильм о Владимире Путине, когда Владимир Путин показал ему, как будто это была съемка министерства обороны, на самом деле съемка сделана американцами для видеоигры. Мы уже видели, насколько легко президента сознательно или несознательно одурачивают те, кто точно так же как и он не живет в Интернете и не умеет им пользоваться.

Е.Альбац: 2019 год стал годом такого окончательного захвата власти в России чекистами

Но почему это для нас с вами еще важно – потому что в условиях автократии, когда человек находится у власти уже 19 лет и очевидно совершенно забронзовел и совершенно оторвался от земли – его способность как было с тем же Дмитрием Медведевым выйти в Интернет и хоть увидеть какую-то информацию кроме той, которую ему дают в дайджестах, справках и дают силовики – становится совершенно принципиальным. В этой ситуации опасность не только для нас, все наши опасности уже известны. И могу лишь только повторить, это и точечные репрессии, которые в любой момент могут перейти в массовые, но массовые, конечно, не того характера, что были в сталинские времена, просто потому что институту государства не нужна рабская рабочая сила. Как она нужна была Сталину во времена индустриализации. Поэтому такого, конечно, масштаба никогда не будет. Но устроить такие конвейерные аресты и сроки, как мы наблюдали этой осенью в отношении участников московских политических протестов – вполне это может быть. И в значительно больших масштабах.

Вторая, конечно, угроза – это для бизнесменов. Мы с вами наблюдали историю с Яндексом. И сейчас совершенно непонятную какую-то фантасмагорическую историю с компанией Nginx, по-моему, так называется. Которая произвела софт, которым пользуется 30% по всему миру. И сейчас после того как Nginx удачно продал свои платные, у них помимо открытого кода софт и в каждой компании как мне объяснили айтишники, считают за честь, когда сотрудники этих компаний участвуют в написании открытого кода. То есть кода, который доступен всем в мире в Интернете. Как это было с Nginx. Так вот, они еще создали кучу всяких платных сервисов вокруг этого. И на этом стали зарабатывать деньги, именно поэтому капитализация компании больше 600 миллионов долларов была оценена. И она была продана американской компании. Так вот, эта история с наездом через 15 лет после продажи компании Nginx, говорит о том, насколько же бизнесы не защищены. Даже если это какие-то внутрибизнесовые разборки, в чем, честно говоря, я довольно сильно сомневаюсь. Потому что у меня давно сложилось впечатление, что чекисты рассматривают любой софт вообще все, что происходит в киберпространстве как сферу своих интересов. И объявляют это предметом национальной безопасности. Так что это риски, которые и так совершенно очевидны. Оттого, что президент получает информацию исключительно из того, что принято называть «красными папочками». То есть от чекистов. Которые естественно, как вся бюрократия вне зависимости, в погонах или без, заинтересованы в том, чтобы представлять все большие угрозы и под эти угрозы получать все большие бюджеты.

Но вторая проблема заключается в том, что и независимость или какая-то сбалансированность решений, собственно, президента тоже теперь оказывается под вопросом. Еще раз повторяю, мы наглядно убедились за эти последние несколько недель публичных выступлений президента, что все его информационное поле и сферы влияния ограничены чекистами. Очевидно совершенно, что в этой ситуации его решения оказываются впрямую зависимы от этой группы интересов. А я напоминаю вам, что это представители самого репрессивного института советской власти. Я последнее время, так получилось, очень много читаю всего про товарища Сталина, и как была устроена власть при товарище Сталине и так далее. И иногда некоторые, хотя я понимаю, что всякие исторические параллели всегда страдают и не стоит их впрямую проводить. Но просто видно, как сегодняшнее окружение Путина все время берет те инструменты правления, те инструменты подавления, те инструменты контроля, которые сложились в советском государстве при товарище Сталине, лишь развивались при всех следующих генсеках в условиях тоталитарного режима или авторитарного режима позднего Брежнева. В данном случае это совершенно неважно. Так что это одна история, которая для нас, конечно, чрезвычайно опасна. Потому что президент не выполняет свои конституционные функции — быть гарантом прав и свобод всех граждан, а не только тех, кто в погонах. И не только тех, кто выходцы из КГБ.

Вторая проблема заключается в том, что на пресс-конференции после встречи «нормандской четверки» стало совершенно… Путин практически признал то убийство грузинского чеченца или чеченца, жившего в Грузии в Берлине, было им санкционировано. Собственно, президент вполне подробно рассказал об этом человеке, что человек, убитый в Берлине, ответственен за жизнь 99 граждан России. Что этот человек ответственен за взрыв в московском метро и так далее. Я вполне допускаю и соглашаюсь с тем, что это, наверное, был ужасный человек, который достоин суда. Но суда. А не убийства.

Но самое важное другое. Что опять же Владимир Путин в этих своих рассуждениях на пресс-конференции в Париже наглядно показал, что все последние события, которые были связаны с устранением российских граждан на территории других государств, осуществлялись непосредственно по его приказу. Собственно, это из общих соображений было понятно и раньше. Потому что во времена Советского Союза, я напомню вам устранение тех, кого советская власть считала предателем, началось с 1927 года. Когда был принят соответствующий закон и указ Сталина, по которому предатели не имеют срока давности и их нужно найти и убить. Несмотря на то, сколько времени прошло. Впервые был убит таким образом предатель, который был шефом резидентуры в Иране. И его достали спустя 10 лет. И вот теперь из этих разговоров Владимира Путина, собственно, это было такое публичное признание.

Нет сомнений в том, что убийство Скрипаля в Великобритании, убийство Литвиненко в Великобритании и ряд других странных смертей, которые происходили или как журналист Крис Уоллес задал вопрос Путину в Хельсинки: «Почему все ваши политические оппоненты, так или иначе, оказываются убиты». Так вот, что это исходит непосредственно от главного лица российского государства. Это страшная история, потому что это уже когда президент практически публично об этом говорит – это значит, что он точно рассчитывает, что никакого наказания ни для него, ни для страны в виде санкций не последует. А если и последует, его больше это не волнует. Такая ситуация развязанных рук, она опасна и потому что в такой же тональности могут приниматься решения войны и мира.

Короче, я должна сказать, что притом, что мы знали всегда, что решения по устранению политических оппонентов советской власти отдавались Сталиным и как убивали… эмигрантов во Франции, когда убивали болгарского диссидента Георгия Маркова в Лондоне зонтиком. Это операция, которая проводилась непосредственно самими болгарами. Но готовилась она под руководством генерала Олега Калугина непосредственно в советском КГБ. И разрешение на такую операцию, конечно же, давал генеральный секретарь. Всегда разрешение на убийство за пределами страны давалось непосредственно первым лицом советского государства. Очевидно, что и эта практика возобновлена. Это что касается последних заявлений и высказываний Владимира Путина.

Есть из этого еще одно тяжелое для нас последствие. Оно заключается в том, что президент страдает тем, что я называю синдромом стареющего генсека. Все генсеки советской власти, когда они старели или слабели как руководители, как было в случае Горбачева, они окружали себя чекистами, полагали, что это их спасет от переворота. Как вы помните, в результате переворота был отстранен от власти Никита Хрущев. Очевидно совершенно, что для Путина, который просто все сейчас вложил, всю власть вложил в силовиков, в это свое чекистское окружение, он абсолютно зависим от этого окружения. Мы видим, что Путин очевидно побаивается и своих телохранителей. Неслучайно он их все время меняет. Это в принципе считается правильной тактикой в отношении телохранителей. Но он их все время задабривает различными коврижками. То он их отправляет губернаторами, то на всякие Росгвардии и так далее. То есть другими словами, он все время вынужден с этими людьми расплачиваться за то, чтобы они сохранили лояльность и чтобы тех, кто находится около него, тоже понимали и знали, что если они лояльны, то хозяин их отблагодарит, их, их семьи и так далее. До седьмого колена. Еще раз, если бы это касалось какого-то даже олигарха – ну бог с ними. В конце концов, это далеко от нас. Но когда это касается первого главы государства, президента РФ, то это те опасности, те риски, которые стоят уже непосредственно перед нами.

Теперь еще одну историю, которую я хочу рассказать, в том числе в связи с тем, что 2019 год стал годом такого окончательного захвата власти в России чекистами. Собственно, это уже перестало быть каким-то экзотическим заявлением. И если раньше мне все говорили: о, Альбац, ты всю жизнь занимаешься, ты предвзята. Но теперь как бы все уже с этим согласились, и это стало общим местом. Но я вам хочу сказать, что притом, что секретные службы, политические полиции и так далее опасны для прав человека во всем мире, тем не менее, именно потому, что это службы, которые обладают специальными инструментами подглядывания, подслушивания, устранения и так далее и могут это делать так, что мы с вами этого не заметим. И мы это наблюдаем бесконечно в России.

Так вот, на прошлой неделе здесь в США был опубликован крайне любопытный рапорт, который был подготовлен главным ревизором министерства юстиции США. Этот доклад занимался исследованием деятельности ФБР. ФБР – это примерно российская контрразведка. В старой кагэбэшной нумерации — Второй главк, Третий главк, Четвертый. Шестой главк, Седьмой и так далее. Так вот, правоохранительный орган здесь в США и одновременно контрразведка, который, прежде всего, борется со шпионами и с особыми преступлениями на территории США. И ФБР, как и другие 15 организаций разведывательного сообщества США получают свое фундирование, свои бюджеты решением специальных комитетов конгресса США. Это то, что позволяет осуществлять контроль за специальной службой. Соответственно в отношении ФБР было предпринято расследование, и, оказывается, такие расследования предпринимаются каждый год, причем этот доклад вы легко можете найти на сайте министерства юстиции. Доклад по ФБР за 2019 год. Это почти 400 страниц. И это расследование связано с так называемым российским делом, делом о вмешательстве России в президентские выборы. О том, как, собственно, ФБР вело это расследование, там очень много говорится и о качестве, вернее об очень дурном качестве досье Стила. Которое стало отправной точкой этого расследования русского вопроса в американских выборах. Но самое интересное там мне показалось другое. И оно просто показывает, как гражданское ведомство может контролировать такую закрытую службу, как ФБР.

Е.Альбац: Я вполне допускаю, что это был ужасный человек, который достоин суда. Но суда. А не убийства

Я начну с июня 2016 года. В июне 2016 года Российская экономическая школа в конце месяца проводила как всегда свою мемориальную лекцию, лекцию конца года. Сергей Гуриев уже давно к этому времени находился в изгнании. А ректором Российской экономической школы был профессор Шломо Вебер. И вот мы все, кто регулярно приходил на эти лекции и очень многие зарубежные корреспонденты получаем приглашение на лекцию, которую прочтет Картер Пейдж. И Картер Пейдж был обозначен как советник по внешней политике в президентской кампании Дональда Трампа. Лекция проходила в том, что мы привычно называем Хаммеровским центром, это Центр международной торговли на Краснопресненской набережной. Там собралась куча журналистов. Уже к тому времени было понятно, что Трамп станет номинантом республиканской партии на выборах президента в ноябре 2016 года. И это все очень серьезно. Советник по внешней политике приезжает в Москву, масса конспирологии, зачем он приезжает, с кем будет встречаться и так далее. Советник по внешней политике, оказалось, что Картер Пейдж работал в американской «Merrill Lynch» в Москве. На какой-то незначительной должности и всегда занимался энергетическим сектором. В 2003-2007 году. А это уже 2016 год. И вот он дает лекцию. Я сидела, у меня остались записи, я их посмотрела. Я впервые слушала лекцию экономистов, в которой нет ни одного графика, ни одной регрессии, ни одной кривой. Ничего. Это было какое-то безобразие вместо лекции.

Мы сейчас должны прерваться на новости и рекламу, потом вернемся в студию «Эхо Москвы».

НОВОСТИ

Е. Альбац Еще раз добрый вечер. И я продолжаю нашу программу. Сегодня она идет в режиме моих рассказов, ваших вопросов. Я сейчас к вопросам перейду.

Я хочу дорассказать вам эту замечательную историю. Картер Пейдж дает лекцию в РЭШ и все мы журналисты совершенно потрясены. Потому что уровень лекции ниже плинтуса. Я помню, что я подошла к профессору Шломо Веберу, спрашивала: что это такое было. И тут я понимаю, что тому крайне неловко стало, совершенно понятно, что российские власти хотели заранее познакомиться с человеком, который то ли сам себя, то ли его называли советником по внешней политике кандидата Дональда Трампа. И под видом РЭШ пригласили его в Москву. Потом стало известно, что Картер Пейдж встречался с Аркадием Дворковичем, тогда вице-премьером российского правительства. И даже вроде с Игорем Сечиным, главой «Роснефти», человеком, которого называют то ли вторым номером российского государства, то ли уже первым. Тут давно стало не очень понятно.

Казалось бы, что в этом такого. А дело в том, что в этом замечательном совершенно расследовании главного ревизора министерства юстиции США говорится о том, что оказывается, на протяжении 11 месяцев за этим самым Картером Пейджем ФБР установила слежку. Ну нельзя просто так, внимание – установить слежку. Нельзя просто прийти в российский суд, российский суд нашим чекистам дает разрешение на все что угодно, в том числе на изъятие деклараций, которые президент обещал, будут секретными. А тут оказывается все не так. Есть то, что называется в США FISA (по-русски Файза) — Foreign Intelligence Security Act , согласно которому был создан специальный суд, который дает разрешение ФБР на электронную и физическую слежку. То есть тут нельзя прийти и просто Навальному установить везде камеры. Или жучки. Надо на это получить, если вы хотите это сделать в отношении гражданина США, да еще на территории США, вы должны доказать этому суду, что этот гражданин ведет деятельность. После 2001 года это касается и терроризма, но главным образом, что он связан с иностранными спецслужбами, иностранными государствами и ведет деятельность против США.

Так вот, четыре раза ФБР получало такое разрешение на Картера Пейджа. Подозревая его в том, что он является агентом российских спецслужб. Более того, об этом писали и американские газеты, и довольно стойкое было мнение, что, так или иначе, Картер Пейдж, решая свои собственные финансовые вопросы и желая получить какой-нибудь кусочек нефтянки, нефтяного консалтинга оказался связан с российскими спецслужбами. Что вроде бы, когда он был в Москве, с ним встречались российские чекисты и так далее. Самое замечательное в этом расследовании, еще раз повторяю — это абсолютно публично.

Я, гражданин РФ вчера провела целый день, читая 400 страниц этого потрясающе интересного доклада. Оказывается, что когда агент ФБР или целая группа, которая занималась расследованием вмешательства России в американские выборы, когда они составляли этот запрос в суд по поводу Картера Пейджа, они удалили весьма важные данные. А именно, что Картер Пейдж на самом деле то ли работал на ЦРУ, то ли был секретным сотрудником ЦРУ. В докладе употребляется, то есть мы бы его навали таким стукачом ЦРУ. И вот это, конечно, самое смешное и потрясающее в этой истории. Согласно этому докладу Картер Пейдж был, скажем осторожно – завербован ЦРУ, еще когда он работал в Москве. В 2003-2007 годах. И что вице-президент российского правительства и то ли первое, то ли второе лицо государства Игорь Сечин встречались ни с кем иным как с агентом ЦРУ.

Е.Альбац: История с наездом через 15 лет после продажи компании Nginx говорит о том, насколько же бизнесы не защищены

Вот тут я хотела бы спросить наше замечательное ФСБ. Нашу замечательную контрразведку. Наших чекистов. Которые бесконечно заняты тем, что они ловят всяких Егоров и сажают Жуковых, Павлов Устиновых. Отнимают себе немножко Яндекса. И раскошеливают всех других бизнесменов по всей стране. И так далее. И борются с Александром Шестуном, бывшим главой Серпуховского района, который практически умирает сейчас в тюрьме. Так вот, где же вы были, ребята. Как же вы могли допустить то ли агент, то ли сексот, то ли стукач ЦРУ США встречался с первыми лицами российского государства. И вот это классика жанра.

С одной стороны, конечно, я призываю тех, кто читает по-английски, это легко гугульнуть, просто гугульните, наберите FBI Inspector general report – и вам сразу же будет линк на этот замечательный совершенно доклад. Во-первых, познакомьтесь с ним, чтобы увидеть, как происходит контроль за спецслужбой. Как происходит контроль за теми, кто за нами следят, просматривают нашу переписку и так далее. Это безумно важная история. Второе, просто прочитайте все, что касается российского дела, досье Стила и конечно же Картера Пейджа. Ну и наконец третье, связанное с этим, то, о чем сейчас пишут американские газеты – то, что Картер Пейдж в массовом сознании людей, которые, во всяком случае, читали про российское вмешательство в президентские выборы 2016 года, представлялся как своего рода агентом российских спецслужб. Теперь оказывается все не так, что на самом деле он был агентом, но только своих спецслужб. Кто восстановит репутацию Картера Пейджа. Другой вопрос, что вероятно как человек, который идет на такого рода соглашения, он понимает свои риски, наверное. И понимает, что репутации ему это не прибавит. Ну бог с ним, действительно его ославили. И тем более сейчас в Америке, где ты включаешь CNN и слышишь, что Россия наш главный враг. Все-таки для меня это очень новый опыт, я впервые оказалась в США в тот момент, когда моя страна оказалась главным врагом.

Вот такая вот история. Мне кажется, что она поучительна для нас, потому что обычно все говорят, что невозможно следить, поставить под контроль никакую секретную службу. А, нельзя следить за ФСБ. Можно, если захотеть. И можно, конечно, если у вас президент не является одним из тех, кто нарушает наши с вами, относится к тому институту и покрывает тот институт, который совершенно бесконтрольно нарушает права людей, находящихся или живущих на территории РФ. Как мы видим не только на территории РФ. Вот такая замечательная история и можно поздравить ФСБ, что они допустили до первых лиц государства агента ЦРУ, который работал с ЦРУ или на ЦРУ, как минимум с 2003 года. И продолжал работать вплоть до 2017 года, то есть когда уже встречался с нашими первыми лицами.

Теперь я перехожу к вашим вопросам.

Владимир: «Почему оппозиционно настроенная публика так быстро переметнулась от Навального к Жукову? Голосование на «Эхо» это подтверждает». Ну как почему. Потому что это новое лицо, потому что умный хороший, хорошо говорящий молодой человек. Это очень интересно. 21 год. И это очень важно, чтобы Навальный был не один. На исходе протестов и выборов 2019 года увидели, как рядом с Навальным вровень встала и Любовь Соболь. Кстати, потрясающе. Поздравляю коллег из «Новой газеты» с расследованием по поводу вмешательства компании известного всем господина Пригожина, который уже просто в каждой дырке затычка. В то, как они делали фальсификации с подписями Любови Соболь. Теперь мы точно понимаем, что происходило вокруг Любови Соболь. И все разговоры: а, мы знаем, у нее не все было чисто. Теперь мы знаем, кто за это «не чисто» отвечал. Так вот мы видели, как рядом с Навальным встала Любовь Соболь и Илья Яшин, который не только глава муниципального совета в своем районе и показал, что он может работать на земле с людьми и так далее. Но он просто, я это знала всегда, поскольку я Илюшу знаю с 2004 года. И коллега моя Ирина Воробьева, сидящая в студии «Эхо Москвы» может сейчас подтвердить. Что мы всегда знали, что Илья очень талантливый и сильный политик, за что мы его и любим. Она кивает, она подтверждает.

«Какое ваше отношение к прогнозам Валерия Соловья о том, что в следующем году начнутся массовые народные выступления. Что Путин не досидит в Кремле до 2024 года», — задает вопрос Дмитрий. Я не умею гадать на кофейной гуще. Это чисто кофейная гуща. Я думаю, что 2021 год станет очень важным для российской оппозиции и для всех тех, кто понимает, что дальнейшее нахождение Владимира Путина у власти представляет угрозу для страны. Я искренне надеюсь, что люди в элитах начали понимать, что каждый из них завтра может сесть, а послезавтра потерять все свое состояние, как мы это видели неоднократно на протяжении этого года. То ни о какой передачи по наследству своего состояния в условиях, когда у власти в стране находится КГБ, не может быть вопроса. Поэтому 2021 год – год такой бифуркации, год, когда официально выборы в парламент РФ и в другие законодательные собрания на губернаторские посты – в этот момент люди начинают вновь интересоваться политикой, вновь обращают внимание на политику, к этому готовится Кремль, к этому должна готовиться и российская оппозиция. И кого называют радикальной оппозицией и не радикальной. И какой угодно.

«Пожалуйста, будьте внимательны, не 70-летие, а 75-летие». По-моему, я сказала 75-летие победы. Вы знаете, я очень внимательно отношусь к датам, связанным с Великой Отечественной войной, потому что и мама, и папа у меня воевали, и у нас в семье это была ужасно важная история.

Е.Альбац: Рассуждения Путина по поводу превентивного наказания – это за пределами Конституции и добра и зла

«Евгения Марковна, легитимен ли Путин. Шендерович всегда подчеркивает, что Путин нелегитимный президент. Сам выбирал себе спарринг-партнера. Если это так, после его ухода, прихода, например, Навального придется аннулировать все то, что он понадписывал». Легитимность – вы знаете, это не совсем четкое понимание слова «легитимность». В отличие от легальности. Легитимность означает, что большинство той или иной страны признают, что Путин президент. Так вот большинство в РФ признают, что Путин президент. Ровно поэтому Кремль так бился и гнал всех на выборы и потом накидал 12%, как показал Гаусс, так вот чтобы Путин набрал много больше 50%. Он официально набрал, по-моему, 75%, данные скорректированы на фальсификации 62%, тем не менее, это все равно большинство от тех, кто голосовал, признали Путина президентом. В этом смысле он, конечно, легитимный. Но это авторитарный режим. Вы поймите, здесь выборы это профанация. Это чистый перформанс. Выборы нужны для того, чтобы Путин мог сказать своим генералам, это я цитирую Сергея Гуриева, его работу с Даниилом Трейсманом на эту тему. Чтобы он мог сказать генералам: у вас, ребята, есть ресурс спецслужбы или у вас как у Сечина есть вся нефть России, или весь ВПК как у Чемезова. И так далее. Но зато за меня 75 или 62% тех, кто голосовал на выборах РФ. Это его главный ресурс. Поэтому Путин так борется за рейтинг, поэтому вся эта пропаганда безудержная, поэтому борьба со всем и каждым, кто может составить хотя бы в умах альтернативу Путину. Ровно поэтому. Потому что в тот момент, когда Путин теряет свой ресурс, происходит то, что произошло с Мадуро в Венесуэле. Как только Мадуро в отличие от Уго Чавеса потерял свой ресурс поддержки граждан Венесуэлы, то тут же стали появляться альтернативы, которые легко себя провозглашают президентами. Вот ровно оказаться в положении Мадуро или не дай бог в положении Каддафи или Мубарака – это то, чего Путин боится. Именно для этого ему нужно все время делать эти фиктивные выборы и доказывать своему окружению, что у него есть что-то, что нет у них. Это идея и теория, информационная теория автократии Сергея Гуриева и Даниила Трейсмана. Опять вы можете с этим ознакомиться в Интернете.

Читаю вопросы, которые идут на Ютуб. Тут идет какой-то междусобойчик.

«Что Марковна думает про электронное голосование. Ракеты запускают, небоскребы Москвы проектируют, мы тоже доверим ничего не смыслящему в этом дебилу». Не очень поняла. Я думаю, что электронное голосование в наших условиях это открытая дверь для фальсификаций. В условиях, когда у нас федеральная служба охраны является фактически реальным избиркомом, говорить об электронном голосовании не приходится. Защититься тут невозможно. Электронное голосование предполагает большую степень доверия между гражданами и государством. Если вы посмотрите исследования по доверию российских граждан к институтам российского государства, то вы увидите, находится на чрезвычайно низком уровне. Всякие там пятерки, шестерки, четверки. В то время как нормально, чтобы это было 25-30-40 единиц. Поэтому ну о чем тут говорить. При таком уровне отсутствия доверия к институтам государства никакого электронного голосования быть не может.

«Что Евгения думает про Жукова?» Я уже сказала, я думаю, что это умный, очень интересный милый молодой человек. И самое главное – мне кажется, чтобы у него сейчас не поехала крыша. Потому что смотреть уже все эти бесконечные с ним интервью невозможно. Я бы на месте Егора Жукова сказала: ребята, всем спасибо, я раздал свои какие-то долги, я пойду дальше учиться. Вот это было бы очень правильным, мне кажется для него сделать. Потому что один раз послушали – интересно, второй раз послушали – менее интересно. В третий раз ты уже выключаешь, потому что все одно и то же.

Это я прочитаю для Алексея Алексеевича. Ариадна Барышкина: «Я в Венедиктова влюбилась. Как мне его добиваться?» Ребята, рассказываю. Приезжаете на Новый Арбат, покупаете хороший дорогой виски. И встречаете Алексея Алексеевича. Ирина Воробьева тут мотает головой. Говорит, не надо. Нет, не приезжайте на Новый Арбат, а посылайте ему любовное письмо на «Эхо Москвы». Ему будет очень приятно.

«Евгения Марковна, кто такие Хабад-Любавич». Это такое направление или секта а хасидизме. Это направление в иудаизме, которое родилось в Белоруссии. Вообще хасидизм появился в середине 18 века на Украине, был такой Бешт Тов, замечательный мудрец, который жил в Меджибоже. Такое есть местечко и сейчас оно есть в Украине. И он создал это учение, которое в большой степени связано с мистицизмом и является результатом страшных погромов, которые шли тогда на Украине. И попытки евреев найти для себя объяснение, почему их бесконечно убивают.

Дальше. Нет интересных вопросов на Ютубе. Ребята, я не очень понимаю, зачем вы тратите время и чего-то пишите. Бог с ним.

«Профессор Олег Матвейчев в своих Ютуб-роликах «Уши машут ослом» утверждает, что наш суд — самый гуманный суд в мире». Послушайте, ну невозможно это же несерьезно обсуждать этого господина. Почему он при этом преподает в ВШЭ – мне кажется это просто позор для Вышки. Собственно, о ВШЭ трудно говорить последнее время в каких-то положительных коннотациях. Она сама свою репутацию убила.

Е.Альбац: Президент не обладает никакой иной информацией кроме той, которую дают ему силовики

«Михаил Горбачев тоже хорошо говорил на фоне предыдущих товарищей. Кто хорошо говорит — значит, хорошо делает – так говорят в Одессе». Вы знаете, М. С. Горбачев сделал великую вещь. Не стал стрелять в нас с вами, когда мы вышли на улицы в Москве. Многие сотни тысяч из нас, когда миллионные демонстрации шли в Москве, он мог легко отдать команду стрелять. Он не стал этого делать. Михаил Сергеевич Горбачев вместе с Александром Николаевичем Яковлевым исключительно своим решением дал свободу российской прессе. И ликвидировал официальную цензуру, которая существовала. И позволил ликвидировать монополию коммунистической партии. Я жила в это время, я хорошо помню, что такое было работать в газете «Московские новости» при цензуре и что такое после того, как она была ликвидирована. Михаил Сергеевич Горбачев эту свободу нам с вами подарил. Я вам скажу, что это, наверное, один из самых великих людей 20-го века. Я вам напомню, что Михаил Сергеевич Горбачев у власти был 6 лет. И сам ушел. Чтобы не допустить гражданской войны в России. Понимаете. И за это ему надо сказать большое спасибо.

Ирина Воробьева мне показывает, что время с вами прощаться. Всего доброго. До свидания. Услышимся через неделю. У нас будет один замечательный гость. Всего доброго. Пока.



Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире