'Вопросы к интервью

Время выхода в эфир: 16 сентября 2019, 20:05

Е. Альбац Добрый вечер. 20.05. В эфире радиостанция «Эхо Москвы». У микрофона — Евгения Альбац. Я сегодня с вами из студии в университете Мичигана, где я в этом году работаю приглашенным профессором. И я начинаю нашу передачу, посвященную ключевым событиям недели, тем событиям, которые будут иметь влияние на политику ближайших недель и месяцев. Сегодня программа будет в формате прошлой передачи: ваши вопросы, мои ответы. Телефон для ваших sms все тот же +7-985-970-45-45. Трансляция идет в Ютубе. Я уже вижу работает Ютуб-чат, я буду брать ваши вопросы из sms «Эхо Москвы». И из чата в Ютубе.

Для начала лишь обозначу некоторые темы, которые мне кажутся сегодня важными. Конечно, это 3,5 года, которые получил актер Павел Устинов, который просто попался под руку на площади перед бывшим зданием газеты «Известия» в день несанкционированного митинга 3 августа — 3,5 года за то, что он якобы вывихнул плечо росгвардейцу, хотя на обошедшей весь Интернет пленке отлично видно, что он вообще ничего не делал. Его поймали, повалили, избили. Унесли. И вот за это он получил 3,5 года. Диссидент советского времени бывший главный редактор «Хроники текущих событий» Александр Подрабинек был в зале суда и вот что он пишет в своем блоге в фейсбуке: «Странную картину можно было наблюдать сегодня в Тверском суде на объявлении приговора Павлу Устинову. Дочитав до решения суда, назначить Устинову реальный срок, когда осталось только назвать цифру этого самого срока судья Криворучко, — господь шельму, что называется, метит, это моя вставка, — судья Криворучко вдруг запнулся и объявил двухминутный технический перерыв. Много в своей жизни слушал приговоров и других судебных решений. Но такой технический перерыв увидел впервые. Что это было? Пошел уточнять срок наказания? В заготовке приговора был один срок, а по телефону перед заседанием назначили другой? Что-то ему показалось неправильным? И правда, через несколько минут пришел и докончил чтение». Пишет Александр Подрабинек по поводу сегодняшнего суда над актером Павлом Устиновым.

Еще одна тема, которую вряд ли широко обсуждали российские СМИ, но я смотрела в прямом эфире на канале Эй-би-си, уже третьи дебаты кандидатов в президенты США от демократической партии. Было 10 человек. По картинке это выглядело немножко как два дедушки и одна бабушка и несколько кузенов обсуждают важные для США проблемы. Между тем, проблемы обсуждалось действительно очень важные. Это прежде всего форма системы здравоохранения США, которая для многих людей становится неподъемная по деньгам, даже при наличии страховой медицины. То что называется «копей». То есть, что человек сам должен платить или «down payment» Оказывается очень дорого, особенно если человек заболевает очень серьезным заболеванием. И не может работать или теряет страховку, потому что не может работать. И так далее. Об этом здесь говорят все. И, собственно, дискуссия, которая шла и на этих дебатах, дискуссия между тем: должна ли быть медицина государственной, как предлагает, например. Берни Сандерс, или же это должна быть по-прежнему страховая медицина. То есть то, что делал тот законопроект, который был внесен при президенте Бараке Обаме, потом отменен. Когда Дональд Трамп стал президентом. Либо это должно быть сочетание государственной медицины и страховой.
Вторая тема, которая обсуждалась на этих дебатах — реформа системы уголовного права. И третья, простите, вторая тема – расизм в США. И третья тема — реформа системы уголовного права. И только четвертой темой стал вопрос о контроле за оружием, поскольку в США вы слышите, регулярно происходит стрельба в общественных местах. Последний раз было в штате Техас в городке под названием Одесса. Где было больше 20-ти убитых и раненых. И кто-то предлагает полностью запретить оружие, это практически невозможно, потому что в США существует вторая поправка к Конституции США. Которая дает право людям на защиту. Точка зрения, которой придерживалось большинство участников этой дискуссии кандидатов от демократической партии — это что надо запрещать автоматическое оружие. Такие как АР-15 и Ока-47. Но ответ республиканцев и особенно сторонников сохранения допуска такого свободного к покупке оружия как, например, опять произошло в Техасе, где еще больше либерализовали закон в отношении покупки оружия. Страхи республиканцев говорят, что вы начнете с того, что будете запрещать автоматическое оружие, а дальше дойдет и до пистолетов. Это вот еще дискуссия, которая была очень активная на этих дебатах.

Е.Альбац: Санкции нельзя отменять. Это единственное, что действует на российскую кагэбэшную номенклатуру

Что вам сказать. Анализ опроса, которые были проведены после этих дебатов, они шли три часа на канале Эй-би-си, в разной степени были интересны, во всяком случае, для меня, человека, понятно, совершенно стороннего от всего этого. Помимо этого, что я просто интересуюсь американской политикой, и когда-то много изучала ее в Гарвардском университете. Так вот, опросы показали, что по итогам этих дебатов вперед вышла сенатор демократ Элизабет Уоррен. Ей 70 лет. Она очень известный специалист в области банкротства, она юрист по первой профессии до того, как ушла в политику. Она много лет занималась вопросами банкротства. Она практически с нуля создала агентство по защите потребителей. И первая возглавила его. Ее относят к прогрессистам в демократической партии. Такая левая часть демократической партии. Что касается Байдена, бывшего вице-президента при президенте Бараке Обаме и Берни Сандерса, то они скорее потеряли на этих дебатах. И действительно Байден выглядел как очень старый человек. Берни Сандерс выглядел как человек, которого сейчас хватит удар или инфаркт. Он на такой все время высокой тональности вел дискуссию. А Байден выглядел как очень-очень пожилой человек. И в различных шоу после этих дебатов журналисты, аналитики ставили вопрос, насколько Джо Байден, которого долгое время считали единственным кандидатом от демократической партии, который способен выиграть выборы у действующего президента США республиканца Дональда Трампа, что вопрос о том, насколько Байден, которому если мне память не изменяет, сейчас 77 лет, насколько он будет способен принимать решения как верховный главнокомандующий, поскольку президент США является верховным главнокомандующим.

Из 10 кандидатов, которых я наблюдала, вот я сказала о том, что Элизабет Уоррен сенатор демократ вырвалась вперед. Байден и Берни Сандерс конгрессмен от штата Вермонт, который боролся против Хиллари Клинтон на выборах 2016 года. И вполне успешно боролся. Они скорее потеряли. Было две женщины Камала Харрис, о которой заговорили после первых дебатов. И сенатор… Скорее мне представляется, что эти участники дебатов пытаются представить себя как возможных вице-президентов.

Я, кстати, смотрела эти дебаты с профессором Полин Джонс, которая возглавляет международный институт в университете Мичиган. Мы с ней вместе учились в Гарварде. Знаем друг друга очень давно. И она тоже сказала, что она раньше считала, что Джо Байден это единственный кандидат, который способен победить республиканца Дональда Трампа на выборах, выиграть у него. Но сейчас ей кажется, что Байден вряд ли привлечет к себе молодых избирателей, а это очень важно. Он просто, как она сказала: не может мобилизовать молодых. Но для того чтобы демократическая партия могла выиграть на президентских, необходимо, чтобы молодые избиратели и представители меньшинств афроамериканцев и испаноязычных американцев, чтобы они пришли на выборы. Что вряд ли Байден сможет привести все три эти группы электората. Ну, посмотрим, что будет происходить дальше. И если у вас будут вопросы по поводу дебатов, тех праймериз, которые идут в США, я обожаю праймериз. Для меня самая интересная часть выборов, когда идут эти дискуссии сначала по телевизору, потом они в личном качестве начнут агитировать своих избирателей в разных штатах. Безумно интересно.

Но надо сказать еще об одной теме, событии. Это что 14 сентября утром крупнейший в мире саудовский нефтеперерабатывающий комплекс в Абкайке подвергся атаке десяти дронов. Которые смогли вывести из строя пока не очень понятно, насколько серьезно, тем не менее, серьезно поврежден нефтеперерабатывающий комплекс. Рынки когда сегодня открылись, нефть поднялась. Но кстати не так высоко, как многие ожидали. Я попробовала, постаралась прочитать все, что могла по этому поводу. Пока оценки очень сдержанные. Тем не менее, как отметил аналитик Аркадий Дубнов, что вот атака дронами, которые вероятно всего пришли с Йемена, с которыми Саудиты ведут войну уже не первый год, что эти дроны могут поставить, взбаламутить мировые рынки такой атакой на саудовский нефтеперерабатывающий завод. К тому, насколько мы сейчас зависимы от казалось бы, от тех сил, которые не играют серьезной роли на мировой поляне.

«Евгения, что нам делать с электронным голосованием. Почему Венедиктов так за него топит». Спрашивает Петр. Его sms пришла на «Эхо Москвы». Ну спросите Алексея Венедиктова. Он бывает в эфире каждую неделю в программе «Будем наблюдать». И конечно этот вопрос должен быть адресован ему. Насколько я понимаю, электронное голосование довольно распространенная вещь, но с моей точки зрения контроль за электронным голосованием в условиях нашей крайне закрытой и очень коррумпированной электронной системы, становится совершенно невозможным. И самое главное, понимаете, вот если у людей нет доверия, а доверие это очень серьезный институциональный фактор. Если у людей нет доверия к органам власти, то всякие такие новшества будут восприняты очень плохо. Коэффициент доверия в РФ держится он примерно 4-5-6 пунктов, это вообще ничего. Люди в лучшем случае доверяют членам своей семьи, дальше соседям. Но совершенно не доверяют институтам власти. Всякое электронное голосование зиждется на доверии людей.

«В США в два раза меньше убийств на тысячу человек по сравнению с Россией». Да, тем не менее, убийств здесь очень много.

Владимир: «А почему вас не удивляет их возраст, где настоящие гонки на лафетах». Почему, меня удивляет. Меня не то что удивляет, я понимаю, что, собственно, Дональд Трамп в той же возрастной группе, что и Джо Байден, и Берни Сандерс. И в известной мере Элизабет Уоррен. И вероятно связано с тем, что все-таки должность главы исполнительной власти, а президент в США именно глава исполнительной власти и особенно важен его опыт во внешнеполитических делах, у Джо Байдена колоссальный опыт именно в этой сфере, например. Связан с умением принимать не только правильное, но мудрое решение. А это во многом функция все-таки возраст.

«По Обаме не скучают?» – Вадим. Если говорить о демократах, то да, конечно скучают. Кстати, в университете Мичигана на первый курс поступила Саша Обама, младшая дочь президента США Барака Обамы.

Посмотрим, что приходит к нам на Ютуб. Вы меня простите, если я замолкаю, я еще не очень привыкла к перемещению от одного компьютера к другому.

Е.Альбац: Президентов, которые способны бороться за каждого гражданина и идти на непопулярные шаги, очень мало

«Почему с вашей точки зрения с Устиновым не сработал эффект Голунова. Почему молчит актерская братия?» Я думаю, что по двум причинам. Первое. Голунов – очень известный журналист. Он, может быть, не такое звучное было имя до всей этой истории, но для тех, кто занимается расследовательской журналистикой, имя Ивана Голунова очень хорошо известно. И я его знаю лет 15 и читаю, и он очень качественный журналист. Это, во-первых, во-вторых, история с подбрасыванием наркотиков – то, что может произойти абсолютно с каждым. А ведь это очень важно, когда люди могут на себе опробовать это, гипотетически представить себя в этой ситуации. А в такой ситуации может себя представить любой журналист. И вообще на самом деле любой человек, который находится в сложных отношениях с российской властью или отдельными представителями полиции, ФСБ и так далее. Это элементарная вещь. Поэтому, например, я всегда своим молодым друзьям говорю: ни в коем случае, если вы приходите куда-то в клуб, не вздумайте где-то оставить без пригляда сумочку или портфель или стакан даже с кока-колой. Это все происходит в одну минуту. Кладется маленький пакетик с белым веществом. Потом облава и потом вы садитесь по статье о хранении наркотиков на несколько лет в тюрьму. В этом смысле, конечно, люди…
Что касается Павла Устинова, то он актер совсем молодой. И мы знаем, что Константин Райкин, у которого, насколько я понимаю, Устинов учился, выступил и пришел в суд и записал ролик и это говорит только замечательно о Константине Аркадьевиче. Но для других актеров, видимо, Устинов мало знаком. И потом не забывайте еще такая профессия, она в известной мере очень эклектичная. Актеры часто люди, которые повторяют чужие тексты. Конечно, гениальные актеры они делают совершенно фантастические вещи. И они проживают заново эти тексты и вносят много своего в тот или иной спектакль. Или фильм. Но в принципе актеры — это люди, которые повторяют чужие тексты. Поэтому ждать от них какой-то инициативы мне кажется, не совсем серьезно.

«Евгения Марковна, что говорят в Америке?» В Америке давно уже поставили, к сожалению, на нас крест. В Америке давно уже поняли, что в России довольно жесткий авторитарный режим. И что до тех пор, пока у власти будет Путин и его клика выпускников КГБ, в России мало что изменится. Собственно, я много раз говорила на «Эхо Москвы», что одним из главных потрясений для американцев было даже не столько то, что Путин взял и росчерком пера аннексировал чужую территорию. А именно Крым. Потрясением было, что 86% россиян из которых многие понимали, что это нарушение международного права, что это первый случай аннексии территории после окончания Второй мировой войны, тем не менее, поддержали президента России. Это был, конечно, такой трудный момент. И я хочу вам сказать, что это на самом деле для переходных режимов не новость. Что, к сожалению, многие переходные режимы оказываются в ситуации, когда поворачивают шею назад и начинают вспоминать, как хорошо было, когда они были рабами.

Я часто привожу этот пример своим студентам, когда в 48-м году в Германии в той части, которая была оккупирована американцами, англичанами, французами, то, что потом стало ФРГ, был проведен опрос. Людей спросили: какую форму правления вы хотели бы видеть в Западной Германии. И я напомню вам, три года после того как Германия была в руинах, как большая часть женского населения была изнасилована, как были разрушены города, как немцы открыли глаза и узнали, что они были частью чудовищных преступлений по отношению к другим народам. И так далее. То есть говорить о том, что немцы в 48-м году уже не знали, что творил Гитлер и его компания, не приходилось. Было понятно, что большая часть граждан Германии были соучастниками этого страшного преступления 20-го века. Так вот в 1948 году на вопрос: какую вы форму правления хотите видеть в своей стране. На первом месте был ответ: режим Кайзера Вильгельма. Того самого, который был свергнут в результате революции в 1918 году. А на втором месте был Третий рейх Адольфа Гитлера. Зато когда тот же опрос был проведен в 72-м году, через 18 лет после конца Третьего рейха. Вопрос был задан: какую форму режима вы предпочитаете видеть у себя в стране. В Западной Германии. Ответ был: республика. Федеративная республика Германия. Демократический режим. Так что, к сожалению, знаете, демократия это процесс обучения, об этом много рассказано. И то, что Россия проходит такой откат назад, это, конечно, ужасно для нас, живущих, неприятно. Но будем надеяться, что не навсегда.

Надежда пишет по поводу суда над Устиновым. «Судья Криворучко запнулся и взял технический перерыв». Так, она повторяет цитату из Подрабинека. В 2002 году институт народных заседателей был ликвидирован, чтобы не мешали правосудию. Ага, вот в чем она видит причину.

«Гайки будут закручивать или резьба уже сорвана?» — Сергей. Москва. Вы знаете, я думаю, что это будет ситуативно. Вот власть очень испугалась протестов в Москве в июле и в августе. И ответила на это очень жесткими приговорами. Как мы помним 5 лет за твит. 4 года – за 4 пикета. И так далее. И соответственно 3,5 года, то есть просто за то, что человек случайно оказался не в том месте. Я думаю, что будет примерно так власть и отвечать. Понимаете, в чем дело, у авторитарного режима есть, собственно, две формы общения со своими гражданами. Одна форма – это репрессии, вторая – кооптирование.

Мы сейчас должны уйти на новости и рекламу, а потом вернемся в студию «Эхо Москвы».

НОВОСТИ

Е. Альбац Еще раз добрый вечер. 20.33. И я сегодня отвечаю на ваши вопросы, до тех пор, пока мы не отработаем эфир, этот формат, звук, новую студию и так далее, мы пока поработаем в таком формате.

Владимир тут пишет: «Евгения Марковна, вы никогда ничего хорошего не говорите про Путина». Вы знаете, он ведь мне не любовник, чтобы я про него говорила хорошо или плохо. Правда, он является институтом. В этом смысле он вообще не человек. Это институт, это президент РФ. У президента РФ есть Конституция. И согласно этой Конституции президент РФ является гарантом прав и свобод. В отличие от президента США, который является главой исполнительной власти и отвечает, в том числе за то, что происходит в экономике и во внутренней и внешней политике. Президент РФ ведь за это не отвечает. Он дает основные направления политики. Но он за это не отвечает. Для этого у нас есть премьер-министр РФ, правительство, которые отвечают за то, чтобы с экономикой было все ничего. А главная задача президента РФ, как это указано в нашей Конституции – это быть гарантом прав и свобод. Вот этим гарантом прав и свобод Путин не является. Он является гарантом обогащения небольшой узкой группы людей вокруг него. Это именно он как президент РФ, которому по распределению полномочий между президентом и правительством подчиняются все силовые органы. Это он распустил силовиков, которые таким безобразным образом бьют людей на улицах. Это он отвечает за то, что суды превратились опять в сплошное телефонное право и сплошное беззаконие. Честно говоря, мне кажется это даже хуже, чем было последние десятилетия советской власти. Даже не «тройки», а один человек некто Криворучко решает, выносит срок, приговаривает к сроку 3,5 года ни в чем абсолютно неповинного человека. И за это тоже несет Путин.

Е.Альбац: Путин является гарантом обогащения небольшой узкой группы людей вокруг него

Кстати, я должна отметить, что на недавно прошедшем экономическом форуме Анатолий Борисович Чубайс выступил и сказал, что силовики наносят ущерб, в том числе экономики России, привел в пример дело Калви, основателя «Baring Vostok», который находится под домашним арестом. И это очень важно, что люди, с которыми связаны реформы и свободы 90-х, что они начали об этом публично говорить. Высказывался по поводу силовиков и Алексей Кудрин, глава Счетной палаты. Высказался и Анатолий Чубайс. И я надеюсь, что либералы, так называемые системные либералы, наконец, поймут, что это угроза не только нам, тем, кто выходит на улицы, кого бьют, сажают и так далее. Это угроза и им тоже. И что если это не остановить, дальше будет только хуже.
А знаете ли, говорить всякие любезности Путину – это пусть делают его любимые женщины.

«Что будет делать оппозиция дальше после того, как прошли выборы, на которые ее не допустили». Вопрос из Пермского края. Вы знаете, я не могу вам сказать, что она будет делать. Я думаю, что то, что она обязана делать – во-первых, защищать и требовать свободы для политических заключенных. Я надеюсь, что те кандидаты, которые избраны в Мосгордуму, будут на этом настаивать, у них есть возможность это делать. Они могут обращаться напрямую к главе исполнительной власти Москвы Собянину. Не надо мне рассказывать, ох, это вопрос федеральной власти. Вот вполне Сергей Семенович Собянин как глава крупнейшего мегаполиса может вести переговоры с федеральной властью за то, чтобы политические заключенные были отпущены на свободу. Вот это первое самое главное, что с моей точки зрения надо делать. И второе: надо готовиться к выборам 2021 года, выборам в ГД. Это будет очередная точка бифуркации и вот к этому надо готовиться на всех уровнях российского общества. И на всех уровнях власти. Это и вопрос муниципальных выборов, и районных. И городских. И областных. И самое главное – выборы в парламент РФ. Который сейчас не является, конечно, никаким парламентом. ГД — это сборище людей, которые на все запросы исполнительной власти или администрации президента отвечают: да, чего изволите. Это орган, который не представляет своих избирателей, поэтому так важно, чтобы к 2021 году оппозиция имела своих кандидатов по всем округам.

От Дмитрия какой-то колоссальный пост. Не смогу прочитать. Невозможно.

«Вы еще скажите, что при Навальном будет по-другому», — Владимир. Я не знаю, станет ли Алексей Навальный президентом РФ, но я думаю, что на сегодняшний день это самый эффективный оппозиционный политик. И при этом мы увидели в прошедшее лето, что рядом с ним вровень встали и другие оппозиционные политики. Илья Яшин, Любовь Соболь, Дмитрий Гудков, Александр Соловьев, Елена Русакова и так далее. В этом смысле лето, горячее лето в Москве 2019 года имеет очень важное значение. Мы увидели, что появилась целая когорта новых, не новых политиков, а политиков, которые способны вставать рядом с Алексеем Навальным по умению обращаться к людям, по готовности сопротивляться и так далее.

Так. Ну что за глупость такая. Зачем задавать глупые вопросы.

Дмитрий Аверьянов: «Навальный будет президентом или нет?» Это от нас ведь зависит, Дмитрий. Сейчас очень важно, чтобы он был на свободе и чтобы он был здоров, а уж дальше, будет он президентом или нет – посмотрим. Я хотела бы, чтобы был бы президентом. Другой вопрос, я считаю, что совершенно необходима реформа, необходима конституционная реформа. Россия не может иметь, давать такие полномочия, конституционные полномочия первому лицу, президенту. Это уже стало совершенно очевидно. То, о чем предупреждал Аристотель, что самый замечательный человек рано или поздно превращается в диктатора. Мы это наблюдаем в очередной раз. И второй раз допускать нельзя этого. Поэтому президент РФ должен не быть избранным монархом, как он является сейчас, а он должен избираться общим голосованием или парламентом. Но, конечно, вся полнота власти должна переноситься в парламент. Россия должна стать парламентской республикой. Потому что, как показывает история Европы, именно парламентские республики являются какой-никакой гарантией от диктаторской власти. Я напомню вам, что по-настоящему демократический режим в условиях президентской республики только в одной стране — США. В той или иной степени сейчас ситуация выправилась в Чили, Аргентине, в Колумбии. Где тоже президентские республики. Но, конечно же, по-настоящему демократия только, я имею в виду именно президентские формы правления, которые так предрасположены к тому, чтобы превращаться в абсолютистские диктатуры – только в США. Это очень опасно, очень опасная форма режима.

«Любовь Соболь – в президенты». Любовь Соболь показала себя очень сильным политиком этим летом.

«Евгения, как вам Зеленский, его действия на посту президента». На меня сильное впечатление произвело то, как был обмен задержанными, военнопленными между России и Украиной. То, что Зеленский добивался и пошел на то, чтобы отдать свидетеля по делу МН-17, чем, наверное, создал себе немало проблем в Европе и прежде всего с голландцами, которые ведут расследование гибели Боинга, рейса малайзийского МН-17 в небе над Донбассом. И, тем не менее, он это сделал для того чтобы вызволить людей. Мне кажется это очень важная история. Важно, что он сам лично приехал встречать своих людей в аэропорт и каждому пожал руку. И Олег Сенцов, наконец, вышел на свободу, и моряки, которые были задержаны. Короче, мне кажется это очень важно и хорошо характеризующая его история.

Понимаете, президентов, которые вообще любят все человечество – их вообще до фига. А вот президентов, которые способны бороться за каждого своего гражданина и добиваться обмена и ради этого идти даже на непопулярные шаги – таких президентов очень мало. И это важная история. Мне кажется, что заявление Зеленского по поводу санкций в отношении той клики, которая правит в России – тоже очень справедливо. Что санкции нельзя отменять. Это пока единственное, что хоть как-то действует на эту российскую кагэбэшную номенклатуру.

«Где сейчас находится Навальный». Навальный находится, как он писал в своем Инстаграме в Калифорнии, в Стэнфордском университете, куда он привез дочь Дашу. Дашу приняли, поступила в Стэнфордский университет. Она поступила в целый ряд университетов и выбрала Стэнфордский университет. Это второй университет США или третий, всегда споры идут между Гарвардом, Йелем и Стэнфордом. Это очень хороший, прекрасный просто университет. И я очень рада за Дашу Навальную, что она там будет учиться. Алексей сейчас ее туда привез. И я его даже спрашивала, не повидаемся ли мы. Но он торопится вернуться обратно в Россию. Говорит, что очень много дел.

Е.Альбац: У авторитарного режима есть две формы общения с гражданами. Репрессии и кооптирование

«Как убедить те 80% не пришедших на выборы, что важно ходить и голосовать?» Это спрашивает Кочевник, человек с ником Кочевник на Ютубе. Я думаю, что, я сама еще раз повторяю, была за бойкот этих выборов. Считала, что невозможно просто голосовать за тех, кого предлагало «умное голосование», но результаты показали, что Навальный был, конечно, прав. Поэтому ну как, только одним образом – рассказывать людям о том, что каждый голос важен, что низкая явка, притом, что нет нижнего порога явки, работает, прежде всего, на власть. И последние выборы это подтвердили.

«Почему оппозиция на выборах не делает вбросы». Послушайте, Денис Белов. Вы это серьезно? Я надеюсь, что это шутка такая. Ребят, если вам нечего спрашивать, давайте не отрывайте мое внимание на всякую белиберду.

«Последнее время можно наблюдать сближение Нетаньяху и Путина. Расскажите, в чем их взаимный интерес и есть ли он?» — Михаил. Это не последнее время, а все последние годы отношения между премьер-министром Израиля Нетаньяху и Путиным очень хорошие. Притом, что в истории с Сирией Россия и Израиль находятся, что называется по разные стороны баррикад.

«Будет ли режим Путина дальше закручивать гайки, особенно после недавно вынесенных приговоров?» — Дмитрий Мезенцев. Я уже говорила. Дмитрий, я думаю, что это будет ситуативно. Вообще для авторитарных режимов, институализированное насилие, то есть насилие как способ управления страной — не характерно. Это то, что всегда есть в тоталитарных режимах. Смотрите Северную Корею или историю Китая и, конечно же, Советский Союз практически до середины 80-х годов. В авторитарных режимах отношения власти и общества, власть выстраивает следующим образом. Прежде всего, она пытается кооптировать, то есть в авторитарных режимах ведь практически одна ветвь власти. Одна нога власти. Это нога исполнительной власти. Куда кооптировано все, засунута и судебная власть, так она теряет свою независимость, и законодательная власть. И муниципальная власть, которая является, как помните, частью бюрократической системы. И организации гражданского общества. Политические партии, лидеры и так далее. Мы наглядно наблюдали, как происходит кооптация в последние месяцы, когда некоторые журналисты вдруг пошли работать на государственный канал «Россия сегодня», известные люди, связанные с НКО тоже начали агитировать за власть. И так далее. Это было очень хорошо видно в ходе московской кампании, московских выборов. Это и есть кооптация.

Кооптация дает разные дивиденды. Для каких-то СМИ это возможность получить рекламу, которая так не придет. Для кого-то это снижение арендной ставки. Если площади арендуются у города. Для кого-то это помощь в получении интересной темы. Информации. Материалов. Для кого-то это возможность стать главным режиссером театра или получить свою программу на Первом канале. А это всегда большие деньги, это корпоративы и так далее. То есть очень разные формы кооптации или покупки, если говорить простым банальным языком базара, могут быть самые разные.

Но есть люди, которых власть точно знает, что купить нельзя. Кооптировать невозможно. Выдать им очередные гранты президентские и тем заставить заткнуться – невозможно. И в отношении этих людей власть применяет точечные репрессии. Причем опять же для авторитарных режимов, в которых нет верховенства закона, как мы наблюдаем это в нашей стране, приговоры служат указанием всем остальным, чтобы не вздумали поднимать голову, идти в политику и так далее. Мы знаем, что на Болотном деле это вполне успешно сработало. Посмотрите, из Болотных людей за исключением разве Полиховича практически никто в политике не остался. А ведь там были очень яркие люди из тех, кто прошел через суды и лагеря. Точно так же как было в истории с Болотным процессом, сейчас тоже задерживают совершенно безвинных людей. Это такая демонстрация всем: вот смотрите, что может быть с каждым, кто позволит себе пойти против власти. Вот так это происходит.

В этом смысле ничего нового Россия в теорию и практику авторитарных режимов не внесла. Она делает ровно то же самое, что делают все остальные авторитарные режимы. Единственное, что это самая большая страна в мире. Страна, у которой есть ядерное оружие, что конечно, очень усиливает ее позиции на мировой арене.

«Кремль мстит за развал СССР, как бы не защитил, а развалил…» Ну это не совсем так. Это вопрос из Татарстана. Знаете, есть гениальная абсолютно книга Егора Гайдара «Гибель империи», где он очень подробно, практически единственный из всех исследователей, а я читала практически все, что на эту тему более-менее было внятно написано. О развале Советского Союза. Очень четко Егор Тимурович Гайдар показал механизм развала Советского Союза. И это в известной мере, кстати, связано с тем самым кризисом представительства, о котором я говорила в прошлой передаче, который привел в конце концов к распаду царской империи. А потом и Советского Союза.

«Вы предлагаете переделать Россию в парламентскую республику, а что нам делать, если после этого как в 90-е парламентские выборы выиграют коммунисты, сформируют правительство». Вопрос из Московской области. Ничего, признать, что коммунисты победили на выборах. Так, как это происходит в целом ряде восточных стран, посткоммунистических стран Восточной Европы. Как это произошло в той же Польше. Почти во всех странах так называемой народной демократии рано или поздно к власти приходили левые партии. Конечно, это был небольшой откат назад, но, как правило, очень небольшой. Даже сейчас, когда в Польше у власти правые и было крайне опасение, что они доведут ситуацию до авторитаризма. Тем не менее, мы видим, они не могут это сделать. Это так называемые режимы уже консолидированной демократии, где по-настоящему откат невозможен. Но я полагаю, что коммунисты лучше, чем чекисты. И, конечно же, те левые, которые могут прийти к власти в России, они будут, я не имею в виду людей Зюганова, они к левым имеют, это скорее правые или даже крайне правые. Правые ортодоксы. С портретами Сталина под мышкой.

Нет, вообще в России необходимо создание серьезной левой партии для того, чтобы, наконец, образовались демократические качели. Когда у власти находятся то демократы или либералы, и они принимают решение, которое выгодно нескольким, одной группе людей. Потом приходят более левые, которые принимают решения, в которых заинтересованы рабочие, фермеры, средний класс и так далее. Это демократические качели, которые очень хорошо себя показали в целом ряде стран мира. И они позволяют удовлетворять разные группы интересов. Меняясь каждые 4 или 8 лет.

«Россия не нашла для себя высокотехнологичной ниши в мировой системе разделения труда. Поэтому вся ее цена сырья и продукции в низкой степени переделана. О чем можно модернизироваться». Россия особенно и не старалась найти себе эту нишу. Правда. Вернее, когда Дмитрий Медведев стал преемником Путина и недолгим президентом РФ, была поставлена задача модернизации, снижения доли нефти и газа, вообще энергетики в российском экспорте. Но, к сожалению, ничего толком не было сделано.

Е.Альбац: В Америке давно уже поставили, к сожалению, на нас крест

«Как вы относитесь к Михаилу Светову и его партии». Я не очень пока понимаю, что за партия. В принципе либертарианцы мне всегда нравятся. Я всегда советую своим студентам читать Хайека и Людвига фон Мизеса. А что касается Светова, он видимо, мужественный человек. Так что, я, к сожалению, мало что о нем знаю.

У нас совсем время подходит к концу.

«Наши коммунисты покончат с реальными выборами, придя к власти». Тульская область. Это смотря какой режим будет в России. Если это будет парламентская республика, то у них не будет большинства. Мы же это сейчас видим, что у коммунистов, они набирают стабильно свои 15-18%. Коммунистический электорат старой коммунистической партии естественным образом убывает. А новые левые потребуются и новые люди для новой левой партии. Поэтому я бы не стала, я, честно говоря, считаю, что и в 1996 году ничего бы особенно страшного не произошло. Во всяком случае, мы прошли бы через этот откат тогда. И не было бы такого мощного отката, как последние 20 лет, когда произошло и огосударствление экономики. Посмотрите, только один большой частный банк остался. И произошло полное сворачивание демократических институтов и прав и свобод граждан. Поэтому ну о чем вы говорите.

«Где коалиция правозащитников, журналистов и всех остальных против политического террора?» — Валентина Соломина. Это совершенно недостаточно. Против политического террора должны бороться все мы, вне зависимости от профессии, принадлежности к той или иной политической партии.

На этом я должна выходить из эфира. Спасибо всем. Услышимся через неделю. Пока.



Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире