'Вопросы к интервью

Время выхода в эфир: 03 ноября 2018, 12:05

С. Белковский Доброй субботы, дорогие друзья! Это специальный проект «Белковский ТВ» для «Эхо Москвы» «Русская провокация». Мы в студии «Эха Москвы». Сейчас 12 часов 8 минут московского времени. Смотрите, слушайте, осязайте, обоняйте нас на «Эхе Москвы», на сайте «Эха Москвы», Ютюб-канале «Эха Москвы» и непосредственно на Ютюб-канале «Белковский ТВ».

Кстати, прежде чем мы перейдем к теме нашего занятия, хочу сказать, что сейчас в том же здании, где «Эхо Москвы»…вот почему мы задержали даже начало программы с 12-05 до 12-08, потому что лишних 3 минуты я провел здесь в театре «Эрмитаж», который сейчас находится в этом же здании, и выяснил, что уже (искусство поскольку следует в наши времена непосредственно за жизнью, ее реалиями, в том числе и геополитическими) театр «Эрмитаж» дает премьеру нового спектакля «Леля и Минька в школе клоунов».

Этот спектакль посвящен предполагаемым работникам Главного управления Генштаба Вооруженных сил Российской Федерации господам Петрову и Боширову (они же – Мишкин и Чепига). Я, к сожалению, просто не помню, кто как соответствует Петров и Боширов, Мишкин и Чепига. Эта пьеса «Леля и Минька в школе клоунов» основана на реальной жизни Главного управления, которому снова возвращается название «Главное разведывательное управление».

И автор пьесы, конечно, Маргарита Симоновна Симоньян, руководитель канала «Раша Тудей», которая извлекла из общения с этими господами бесценный совершенно опыт, позволивший ей в рекордные сроки завершить столь сложную драматургическую конструкцию. Так что, премьера уже 4-го ноября «Леля и Минька в школе клоунов». Спешите! Билеты, кажется, еще есть.

Теперь напомню вкратце концепцию нашей программы «Русская провокация». Мы читаем газету «Известия ВЦИК» за 1918 год, и в тех сложных, драматических, трагических и трагикомических событиях находим параллели с днями сегодняшними, 2018-м годом. И сегодня параллелей будет более чем достаточно, поскольку мы читаем «Известия» за 2-е ноября, субботу. А посвящено оно Решению ВЦИК и Совета народных комиссаров РСФСР от 30-го октября, а именно декрету о единовременном чрезвычайном революционном налоге. Давайте послушаем.

«Международное положение, сложившееся в связи с последними событиями на театре всемирной империалистической войны и создающимся единым международным фронтом пролетарской армии, заставляет напрячь все силы в борьбе на защиту не только русской, но и всемирной революции. И Российская Социалистическая Федеративная Республика создает мощную Красную армию. Для организации, снаряжения и содержания этой армии нужны колоссальные денежные средства, которых не могут дать обыкновенные государственные доходы.

Между тем, городская буржуазия и деревенские кулаки за годы империалистической войны сумели приобрести и еще продолжают приобретать преимущество путем хищнической спекуляции предметами первой необходимости и особенно хлебом огромные денежные средства. Богатства эти необходимо немедленно и целиком взять у паразитических и контрреволюционных элементов населения и обратить их на неотложные нужды революционного строительства и борьбы.

В следствие этого Всероссийский Центральный Исполнительный Комитет постановляет обложить имущие группы городского и деревенского населения повсеместным единовременным налогом в сумме 10 миллиардов рублей, взымаемых на следующих основаниях:

1. Единовременный чрезвычайный налог взымается с лиц, принадлежащих к имущим группам городского и сельского населения.
2.
3. Лица, имеющие единственным источником своего существования заработную плату, жалованье или пенсию не более 1500 рублей в месяц и не имеющие денежных запасов, обложению единовременным чрезвычайным налогом не подлежат.
4.
5. Единовременный чрезвычайный налог не может взыматься с национализированных и муниципализированных предприятий, а также с потребительских кооперативов и сельскохозяйственных коммун.
6.
7. Общая сумма единовременно чрезвычайного налога разверстывается между губерниями Республики согласно приложенному к настоящей статье распределению.
8.
Примечание: По представлениям подлежащих Губисполкомов, основанным на точных данных, Наркому по Финансовым Делам, по соглашению с Наркомом Внутренних Дел предоставляется право изменять общую сумму единовременного чрезвычайного налога, назначенную по распределению на данную губернию.

9. Назначенная на основании предыдущей статьи на губернию сумма единовременного чрезвычайного налога распределяется Губернским Исполнительным Комитетом между уездами и между городами, участвующими в губернских Съездах Советов. (согласно ст.53 Конституции РСФСР).
10.
Уездный Исполнительный Комитет распределяет назначенную Губернским Исполнительным Комитетом сумму единовременного налога между волостями уезда, а волостные Совдепы – между селениями и поселками. (согласно ст.57 Конституции РСФСР).

11. Комитеты бедноты, сельские, волостные и городские советы составляют списки лиц, которые подлежат обложению налогом и производят раскладку причитающихся населению, поселка или города сумм налога между плательщиками сообразно общему имущественному положению и доходам каждого лица. Раскладка эта производится таким образом, чтобы городская и деревенская беднота были совершенно освобождены от единовременного чрезвычайного налога, средние слои были обложены лишь небольшими ставками, а всей своей тяжестью налог пал бы на богатую часть городского населения и богатых крестьян.
12.
13. Введение единовременного налога не отменяет прежних налогов.
14.
15. Ответственность за невзнос единовременного налога устанавливается личная и имущественная.
16.
17. Единовременный чрезвычайный налог зачисляется в общественные средства по сметам Департамента Окладных Сборов.
18.
19. Настоящее положение вводится в действие немедленно с таким расчетом, чтобы вся раскладка была закончена к 1 декабря, а взыскание не позднее 15 декабря с. г.
20.
21. Народному Комиссариату Финансов поручается общее инструктирование местных Советов по проведению в жизнь настоящего декрета и наблюдение за неуклонным соблюдением указанных сроков».
22.
С. Белковский И так большевистская власть решила очередной раз немножечко обобрать собственный народ. Номинально для финансирования армии, но при этом Владимир Ильич Ленин и тогдашний Нарком Финансов, глава Нар. Ком. Фина Николай Николаевич Крестовский особенно указывали, чрезвычайный революционный налог, цель которого финансирование создания Рабоче-Крестьянской Красной армии и не только завершение революционных процессов, но и стимулирование мировой революции.

То есть не только фискальный, но и важный социально-политический характер, потому что он должен усилить расслоение на селе. Он должен политико-психологически отделить кулака, с одной стороны, от средняка и бедняка – с другой, приуготовив две последние группы к последующей интеграции в социалистические формы крестьянского хозяйствования. При этом, как мы видим, никакой формулы налога сообразного дохожу того или иного налогооблагаемого лица в Декрете ВЦИК и Совнаркома нет. Просто расписана…

Это такая типично монгольская формула дани. Суммы расписаны по губерниям и губернским городам, центрам. Вот, например, Москва должна сдать 2 миллиарда рублей; Московская губерния – 1; Петроград – 1,5; Петроградская губерния – 500; Вологодская губерния – всего 60; Новгородская – 75; Воронежская – целых 350, потому что тогда она была значительно крупнее, чем сегодня; Курская – 280. Вообще, мы видим, по мере продвижения на Юг сумма дани растет. Тамбовская – 360; Тульская, которой сейчас руководит бывший адъютант президента Путина Алексей Геннадьевич Дюмин – всего 150; Витебская – 100; Минская – и того 60; Астраханская – 150.

Итого: пресловутые 10 миллиардов рублей, которые должны спасти советскую социалистическую демократию. При этом кому сколько платить должны были решать власти на местах (соответственно, в городах, уездах, волостях), для чего формировались специальные комиссии, но формировались они случайным образом. И поэтому решение кому платить налог, а кому не платить налог принималось очень хаотично и ситуативно. Часто на основании личных предпочтений членов комиссии.

С.Белковский: Со всеми своими деньгами Владимир Ильич Ленин мог уйти на дно частной жизни

Зачастую для того, чтобы избавить своих родственников и знакомых от уплаты налогов, эти комиссии записывали в списки налогоплательщиков (плательщиков чрезвычайного революционного налога) всяческих «мертвых душ» по принципу Павла Ивановича Чичикова, который для России, в общем, бессмертен и предвечен. Возник до того, как Николай Васильевич Гоголь этот принцип в «Мертвых душах» описал. Существовал столько, сколько Россия. Соответственно, если члены комиссии не любили каких-то сограждан, они, безусловно, вписывали их в качестве зажиточных людей и облагали налогом по максимуму.

Если же они кого-то любили, то не включали, какой бы реальный доход ни был. В общем, все делалось в абсолютно правильном российском ключе, дожившим в неизменности до сегодняшних дней. В конце концов, по мере реализации программы взимания чрезвычайного революционного налога большевики наконец определили критерий бедняка, который платить налог точно не должен – это 1 дом, 1 корова и 1 лошадь. Звучит, согласитесь, практически как нацистский лозунг: одна империя, один народ, один фюрер.

Ну и здесь, естественно, случались всякие накладки, потому что где одна лошадь, там и две, и так далее. Забегая вперед, скажу, что программа взимания чрезвычайного революционного налога потерпела полный крах. Как вы только что слышали, высочайший Декрет предполагал, что уже к 15 декабря 1918-го года надо собрать все 10 миллиардов рублей. А 10 миллиардов рублей по тогдашнему курсу – это примерно 2,5 миллиарда долларов США, то есть достаточно крупная сумма.

Но я, честно говоря, не будучи финансистом, не зная точно, как пересчитывать тогдашний доллар США в нынешний, потому что одна финансово-экономическая школа учит нас, что где-то коэффициент 30, другая – 100. Но в любом случае, это десятки и более миллиардов долларов нынешними деньгами. Гигантские деньги, которым позавидовали бы даже сегодняшние российские олигархи, страдающие от американских санкций. Да, так вот, я хотел забежать вперед, так и не забежал. Что-то меня остановило. Видимо, природная робость.

Так вот, к январю 1920-го года (совсем не к декабрю 1918-го), когда официально было принято решение чрезвычайный революционный налог прекратить собирать, собрано было 1 миллиард 620 миллионов рублей. То есть приблизительно 16% от плановой суммы. А ведь усилия по выбиванию из дорогих россиян денег прилагались экстраординарные не только Наркоматом Финансов, но и, конечно, НКВД.

Для выколачивания денег использовались вполне законные методы, в частности, заключение потенциальных налогоплательщиков в нетопленые помещения с нарочно выставленными (то есть разбитыми) стеклами, побои, порки, угрозы расстрелом, аресты, распродажа имущества, купание в ледяной проруби, ну и, в конце концов, переход от угроз расстрелом к расстрелам непосредственно. Причем подвергались репрессиям не только те люди, которые, ссылаясь на собственную бедность, не хотели ничего платить (и совершенно правильно).

Здесь мне хочется вспомнить культовый анекдот советского времени о том, как к вдове Рабиновича приходят комиссары (а известно, что у вдовы Рабиновича достаточно много денег и драгоценностей еще в твердой валюте оставшихся с дореволюционный времен) и говорят: «Вдова Рабиновича, а вы не хотите поделиться с нами своими деньгами на строительство советской власти?». На что вдова Рабиновича отвечает: «А что товарищи, у вас нет денег?». «Нет», — говорят товарищи. – «Ну тогда не стройте советскую власть. У меня нет денег, я и не строю». Это настроение, в общем, господствовало среди налогоплательщиков.

Но Наркомфин и НКВД разрешили жаловаться на местные губернские, волостные комиссии. И жалобщики попадали под раздачу точно так же, как и неплательщики со всеми видами пыток, которые я только что описал. Правда. В январе 1819-го года было заключено особое соглашение между Наркомфином и НКВД о том, что всем занимается только Наркомфин и за ним последнее слово. Но совершенно очевидно, что это все не выполнялось.

И, кроме того, уполномоченные Наркомфину постоянно жаловались, что они вообще людьми себя не чувствуют, потому что нквдшники могут сразу кого хочешь в гроб загнать, а налоговому инспектору, мытарю, судьба которого несчастна со времен Иисуса Христа, остается только подавать в суд. А что такое подавать в суд в то время мы можем хорошо себе представить хотя бы по временам нынешним, когда мы точно знаем, что такое подавать в суд.

Зато попытки взимания чрезвычайного революционного налога вызвали определенные волнения. Ну, естественно, волнения среди крестьян, поскольку и середняки, и даже бедняки попали под раздачу всего того механизма исчисления налога и формирования состава налогоплательщиков, о котором я говорил. Потом разволновались красноармейцы. Волнения перекинулись и на армию частично (ту самую, ради которой налог собирался), потому что выяснилось, что семьи красноармейцев, оставшиеся на селе, отчасти в городах, страдают от проклятого налога.

И тогда уже Яков Михайлович Свердлов строго указал на то, что семьи красноармейцев надо пощадить, что уже заведомо снижало возможность сборов (эффективное администрирование чрезвычайного налога, как сказали бы умные финансисты сегодня).Кроме того, выяснилось, что у центральных властей совершенно нет адекватного представления (даже у губернских властей) о том, кто, сколько и какие населенные пункты, уезды, волости в принципе сколько могут заплатить.

Надо ведь сказать, что я неслучайно обозначил этот чрезвычайный революционный налог как очередной. Собственно, с момента прихода большевиков к власти в отдельных местностях Российской империи сразу немедленно начались какие-то местные сборы и подати, то есть начался абсолютный рэкет населения на поддержание штанов вновь пришедших правителей, которые делались так же бессистемно, безо всякой формулы, просто по принципу – сколько можем взять, столько и возьмем; и сколько нам захотят отдать без вооруженного сопротивления, столько и отдадут.

То есть фактически система налогообложения была механизмом тестирования социальной чувствительности населения: до каких пор русский народ может терпеть. А терпеть, как известно, он может долго, но не до последней степени тяжести. Особенно, с учетом того, что все-таки революция 1917-го года дала русскому народу волю (не свободу, но волю), и это стремление к воле еще не было исчерпано, не было еще утоплено в крови массовых репрессий последующих десятилетий. Вот характерные в этом плане события произошли в Кинешме Ивановской губернии: на город был наложен чрезвычайный налог в 4 миллиона рублей, а затем Исполком взял и удвоил ставку до 8 миллионов рублей.

Горожане обратились непосредственно к Владимиру Ильичу Ленину с просьбой не только отменить новую ставку, но и уменьшить прежнюю, ссылаясь на то, что они до этого неоднократно облагались местными налогами и контрибуциями. Что же сделал Кинешмовский Совет в ответ на это? Арестовал налогоплательщиков чрезвычайного налога. Но, правда, вмешался в дело сам Ильич, председатель Совнаркома, потом, по его указанию, Наркомфин и все стало на свои места.

Но это случай единичный. В огромном количестве населенных пунктов, уездов и волостей ничего на свои места так и не стало. Даже видные большевики выражали сомнение в том, что этот налог можно собрать в тех количествах согласно той развертке, как сказано в Декрете, которую придумали ВЦИК и Совнарком. Например, на заседании Самарского губернского революционного комитета 15-го ноября (то есть практически сразу после Декрета) при обсуждении методов взыскания чрезвычайного налога товарищ Куйбышев… Куйбышев, вы помните, так назвалась Самара достаточно долгое время вплоть до начала 90-х годов.

И как говорил один мой преподаватель, профессор, ныне, к сожалению, покойный, советская власть начнет падать тогда, когда в названии города Куйбышев смягчится одна согласная. Так вот, товарищ Куйбышев заявил, что 400 миллионов рублей наличными, падающими по раскладке Наркомфина на губернию, собрать не удастся. И объяснял он это очень просто и прозрачно. Городская буржуазия, оказывается, большей частью сбежала. И правильно абсолютно сделала, — это я уже замечаю от себя, этого товарищ Куйбышев не говорил. А лиц, получающих жалованье более 1500 рублей в месяц в Самарской губернии нет, а максимум – 800 рублей. Так что, платить налог некому.

И реальная цифра, которую в соответствии с Декретом Самарская губерния (не самая маленькая и бедная в стране) должна заплатить, — ноль. То есть собрать налог невозможно. 30-го января 1919-го года 6-й Ветлужский, например, уездный съезд Советов принял резолюцию о том, что 29 миллионов рублей чрезвычайного налога уезд при всем желании уплатить не в состоянии. И примеров тому еще полно. Так что, как мы уже с вами говорили, план был выполнен с годичным опозданием и на 16%.

С.Белковский: Банковское дело оказалось абсолютной монополией государства

Но надо сказать, что несмотря на относительную неудачу чрезвычайного революционного налога, надо признать, что лидеры советской власти, особенно Владимир Ильич Ленин и Лев Давыдович Троцкий толк в деньгах немножечко понимали. Не нужно считать совершенно безграмотными в этих вопросах людьми. И неслучайно начало обложения страдающего русского народа очередной масштабной контрибуцией совпало с назначением главой Народного банка РСФСР Якова Ганецкого (он же – Яков Фюрстенберг) – это самое доверенное лицо Владимира Ильича Ленина в области финансов.

Скажу сначала, прежде чем разовьем тему Фюрстенберга, о том, что есть, собственно, Народный банк. Как известно, в ноябре 1917-го года по предписанию Петроградского военно-революционного комитета гвардейский флотский экипаж занял здание Государственного банка. Служащие Государственного банка были этому совершенно не рады и, как мы помним, спрятали все ключи от сейфов и шкафов, в которых хранились бумаги, поэтому потом долго их ловили по городу, но шкафы и сейфы все же вскрыли без из помощи в ряде случаев.

Наконец, в годовщину восстания декабристов 14-го декабря 1917-го года Совнарком и ВЦИК объявили о национализации банков, то есть все банки превратились так или иначе в подразделения Государственного банка (того самого Народного банка РСФСР). А сам Народный банк РСФСР, чьей основной задачей была, во-первых, эмиссия денежных знаков, призванная покрыть кричащий дефицит государственного бюджета Советской России, а с другой стороны, изъятие всех ценностей, которые хранились в сейфах банков, в первую очередь чистого золота, которого большевиками очень сильно не хватало, он подчинялся Наркомфину РСФСР.

То есть никакой самостоятельностью, как традиционный Центральный банк государства, конечно же, не обладал. То есть банковский бизнес был объявлен…банковское дело, вернее, а не бизнес, хотя дело и бизнес синонимы, но в русском языке слово «бизнес» звучит все-таки как-то независимо, а там ничего независимого не было и быть не могло. Банковское дело оказалось абсолютной монополией государства.

И вот на сцену выходит человек, который свое дело знает туго – это Яков Фюрстенберг. Дело в том, что согласно моей теории…ее придерживаюсь я еще несколько историков, пожелавших остаться сегодня неизвестными; они выйдут на поверхность чуть позже в рамках программы «Русская провокация»…Владимир Ильич Ленин был весьма состоятельным (если не сказать богатым) человеком. Как же он и стал? Во-первых, еще во время первой русской революции Владимир Ильич Ленин контролировал финансовые потоки большевистского центра, то есть некого прообраза будущего ЦК КПСС, скажем так.

А основой бизнеса тогда (вот уже настоящего бизнеса, скорее, чем дела) большевистского центра были хищения денег богатых россиян, в том числе и с совершенно криминальной подоплекой. Есть основания полагать, что Владимир Ильич Ленин еще в период с 1905 по 1907 годы взял под контроль средства, переданные большевикам двумя очень крупными капиталистами: совсем крупным Саввой Морозовым, как известно, одним из первых спонсоров Московского художественного театра, безнадежно влюбленным в приму художественного театра Марию Андрееву, и Петра Шмидта (не путать с лейтенантом Шмидтом), владельцем мебельной фабрики на Пресне.

Вот сейчас где Шмитовский проезд в Москве на Красной Пресне. И Савва Морозов передал Марии Андреевой очень крупные суммы денег, после чего демонстративно покончил с собой в Каннах на Лазурном берегу. И многие сомневались в том, что он сам действительно себя застрелили из Браунинга. А Петр Шмидт скончался в тюрьме. И обо всем этом мы разговор продолжим после новостей и рекламы. Мы на «Эхе Москвы». Сейчас 20 часов 29 минут московского времени.

НОВОСТИ/РЕКЛАМА

С. Белковский Это «Эхо Москвы», программа «Русская провокация». С вами Станислав Белковский. Сейчас 12 часов 35 минут по времени российской столицы. И мы продолжаем разговор о деньгах Владимира Ильича Ленина. Так вот, фабрикант Шмидт, которого мы коснулись перед новостями и рекламой, был арестован в 1907-м году кровавым царским режимом за содействие большевикам и был зарезан в тюремной камере стеклом (осколками разбитой бутылки).

Причем есть все основания полагать, что те, кто его зарезали, были с большевиками как-то связаны. После чего большевикам и непосредственно под контролем Владимира Ильича Ульянова (Ленина) перешла сумма в 280 тысяч золотых рублей, весьма крупная.

Перешла она через механизм наследования. Дело в том, что любимая дочь и наследница фабриканта Шмидта вышла замуж за большевика Андриканиса, который, кстати, дед известной, выдающейся российской актрисы Татьяна Лавровой.

И, в общем, все эти деньги как-то скапливались у Владимира Ильича. В какой степени они тратились понять невозможно. К тому же, помимо мировой революции Владимир Ильич увлекся еще и личной жизнью во втором десятилетии 20-го века. И по одной из версий, плодом его романа с известной революционеркой и тоже весьма состоятельной женщиной по мужу Инессой Арманд был сын Александр, полное имя которого Александр Стефан (Стефан – это девичья фамилия Инессы Арманд). Он родился в 1913-м году.

Жил сначала во Франции, потом не без участия товарища Сталина был переправлен в Соединенные Штаты Америки, где должен был помогать Сталину бороться с Львом Троцким и троцкизмом. А потом уже, в конце 60-х годов 20-го века, перебрался в Германскую Демократическую Республику, где, по версии самого Александра Стефана, активно пропагандировавшего, что он-таки сын Владимира Ленина и Инессы Арманд, был принят, как родной, генсеком Центрального Комитета Социалистической единой партии Германии Вальтером Ульбрихтом и получил от властей ГДР столько, сколько, в принципе, мог получить.

Поэтому со всеми своими деньгами Владимир Ильич Ленин мог уйти на дно частной жизни. Тем более, что в 1917-м году, как мы знаем, в октябре 1917-го года он сидел в Хельсинки. Формально он скрывался от суда за измену, но фактически последний генерал-губернатор Финляндии Николай Некрасов, позже ставший Николаем Некрасовым-Голгофским, и начальник народной милиции Хельсинки товарищ Густав Ровио полностью прикрывали Ленина, и он де-факто жил на легальном положении.

А подготовкой Октябрьского переворота заправлял в Петрограде, конечно, Лев Давыдович Троцкий. И во многом еврейские комплексы Льва Давыдовича, который не считал, что человек его этнического происхождения может возглавить страну после революции, привели к тому, что все-таки бразды правления сконцентрировались в руках Ленина. И счастливой буржуазной жизни с каким-нибудь иностранным паспортом он предпочел роль вождя российской и мировой революции и пост председателя Совета народных комиссаров Советской России.

И, конечно, настоящая денежная музыка пошла, когда Владимир Ильич начал сотрудничать с германским Генштабом. Дело в том, что сначала он связался, на мой взгляд, с властями Австро-Венгрии. Это произошло прямо в августе 1914-го, когда его задержали как потенциального российского шпиона, но как-то очень подозрительно быстро отпустили и никоим образом больше не ограничивали его свободу. А потом, где-то с 1915-го года, Владимир Ильич начинает тесное сотрудничество с германскими властями через известного всем демона революции Александра Израилевича Гельфанда (он же – Парвус).

На деятельности Парвуса мы сейчас подробно останавливаться не будем, ибо это выходит за пределы тематики нашей программы. И в общей сложности, как принято считать, германские власти ввели в большевиков с 1915-го по 1917-й годы 50 миллионов золотых марок. Это приблизительно 10 миллионов долларов тогдашними деньгами, но дальше применяем повышающий коэффициент одной из финансово-экономических школ современно России: это значит от 300 миллионов современных долларов до 1 миллиарда. В общем-то, сущие копейки.

Мы помним, что помощник государственного секретаря США Виктория Нуланд в разгар «Революции достоинства» на Украине 2013-2014 годов говорила, что Соединенные Штаты потратили на инфраструктуру гражданского общества в Украине аж 5 миллиардов долларов. Но, правда, тогда уточняла, что эти 5 миллиардов были потрачены за 20 с лишним лет и не имели никакого отношения к собственно революционным процессам. Это действительно были доброхотные даяния всяческим некоммерческим организациям, независимым фондам, призванным пропагандировать демократию доступными им способами.

А здесь речь шла, конечно, совершенно о содействии эрозии российской власти, об антивоенной и пораженческой пропаганде, психологическая почва для которой была полностью создана, поскольку российский народ устал от войны, от тотальных мобилизаций, которые затронули широкие слои крестьянства. И призыв к миру, призыв к прекращению войны, конечно, был хорошо расслышан русским народом, на что Владимир Ильич Ленин и рассчитывал тогда, когда вместе с Инессой Арманд в пломбированном вагоне германского Генштаба он добрался сначала до Стокгольма, а потом уже и до Петрограда, где сформулировал свои знаменитые «Апрельские тезисы».

И вот организаторами всех финансовых схем между Германией и Владимиром Ильичем были 3 человека, из которых ключевая роль принадлежала уже упомянутому мною Якову Ферстенбергу (Якову Ганецкому), который именно и стал в конце октября 1918-го года главой Народного банка РСФСР и подготовил тем самым конфискационный революционный налог, правда, не успешный. Дальше был шведский банкир Улоф Ашберг, владелец так называемого «Ниа Банка», через которого шло финансирование, и двоюродная сестра Ферстенберга (Ганецкого) Евгения Маврикиевна Суменсон, которая была в некотором смысле кассиром этого всего дела.

С.Белковский: Гори все синим пламенем, лишь бы российские олигархи были целы

Соответственно, для обеспечения финансирования большевиков использовались торговые компании, созданные господами Ашбергом и Ганецким (Ферстенбергом) в Копенгагене и Стокгольме. Надо сказать, что часть денег действительно щедро расходовалась большевиками, чтобы отчитаться перед спонсорами. Например, после приезда Ленина в Петроград в апреле 1917-го года большевики купили типографию на Суворовском проспекте в Петрограде за 250 тысяч рублей (это эквивалент тогдашним 125 тысячам долларов, дальше применяем повышающий коэффициент кому как надо).

И персонал типографии получал гигантские по тем революционным временам деньги – 30 тысяч рублей ежемесячно. Современная покупательная способность этой суммы – полтора миллиона долларов в месяц. Там печаталась газета «Правда», «Солдатская правда», «Окопная правда», спецвыпуск «Голос правды» для Балтийского флота, листовки огромными тиражами и много еще чего.

Но, конечно, 50 миллионов золотых марок – это была слишком крупная сумма, чтобы вся пойти на нужды революции. Часть этих сумм оставалась под частным контролем. Надо сказать, что большевиков неоднократно разоблачали. Первый раз в июле 1917-го года после конца двоевластия, как мы помним, когда состоялся обыск в штаб-квартире большевиков, в особняке Матильды Кшесинской, близкой подруги последнего на сегодняшний день российского императора Николая II, то ряд документов, доказывающих, что большевики финансировались из иностранных источников незаконно, был изъят.

Но надо сказать, что здесь на стороне большевиков выступил и спустил все дело на тормозах глава Временного правительства Александр Федорович Керенский, который считал, что большевики все-таки ему ближе и идеологически, и политически, чем правое крыло Февральской революции, олицетворявшееся тогда потенциальным диктатором России, организатором неудачного похода на Петроград генералом Лавром Георгиевичем Корниловым. Поэтому, в общем, успеху большевистской гидры, фатальному поражению Александр Федорович Керенский во многом способствовал.

Кроме того, собственно, в те дни, о которых мы говорим, в конце октября 1918-года на Западе были опубликованы так называемые документы Вудро Вильсона, американского президента, которые красноречиво свидетельствовали о том же: о том, что большевики не без греха и активно финансировались немецким правительством последних лет Первой мировой войны. И надо сказать, что тогда еще советская власть была не искушена в пиаре (впрочем, даже и поздняя советская власть была нисколько не искушена в пиаре, если говорить о сегодняшнем уровне развития властей в этой области).

И она буквально вот эти материалы в изложении дала газете «Известия ВЦИК». Но общая философия, если возвращаться к декрету о революционном налоге, состояла в том, что забрать деньги нужно у народа. И никого не должна была обманывать философия того, что забираем у кулака и середняка, а бедняка не трогаем (или даже середняка трогаем в минимальной степени). Владимир Ильич Ленин и нарком Финансов говорили, что дескать не более 10-12% населения будут затронуты этим налогом. Естественно, затронуто было гораздо больше, особенно с учетом пыток НКВД. А денег собрали все равно гораздо меньше, поскольку нельзя до бесконечности стричь уже остриженную овцу.

И когда, собственно, кончаются деньги богатых и середняков (то есть когда богатые и середняки кончаются, сами истреблены физически), тогда забирают деньги уже и у беднейших слоев населения, поскольку бюрократия умеет только делить то, что она может отобрать. Это мы наблюдаем и в сегодняшней России в рамках программы спасения от санкций крупнейших российских олигархов. Мы видим, что Кремль, Владимир Владимирович Путин демонстрируют всяческую лояльность тем людям, которые попали под американские санкции и тем самым разделили его страдания, его одиночество.

Тем более, что поскольку получить деньги на Западе мы ни как государство, ни как корпорации больше не можем, то все должно финансироваться из бездонной бочки государственных бюджетов всех уровней. На федеральном уровне она должна быть бездонной по определению. Именно поэтому реализуются страшные мегапроекты в виде строительства газопроводов, никому не нужных типа «Сила Сибири» за 9 миллиардов долларов.

Мы помним все скандал прошлого года, когда компания «Sberbank CIB» за подпись своего главного аналитика по энергетике Александра Фэка выпустил доклад, в котором утверждалось: все трубопроводные проекты «Газпрома», включая «Силу Сибири», который никогда не окупится, и «Северный поток-2», который окупится через 30 лет, реализуются не в интересах самого «Газпрома», не его подрядчиков, а строителей… В смысле, не его акционеров, а именно подрядчиков, строителей газопроводов, среди которых выделяются ближайшие друзья Владимира Путина, бенефициары этих компаний – Геннадий Тимченко и братья Ротенберги.

Собственно, братья Ротенберги уже построили Крымский мост, как мы знаем, за 250 миллиардов рублей и продолжают его строить на фоне тотального увеличения сметы. Олег Дерипаска претендует также на 14 миллиардов долларов государственного финансирования и добился уже даже того, что можно делать в домах алюминиевую проводку, а не только медную. Алюминиевая проводка была запрещена еще в 1991-м году по нормативам пожарной безопасности.

Но гори все синим пламенем, лишь бы российские олигархи были целы. Потому что, страдая вместе с Владимиром Путиным, они тем самым заслуживают и райского блаженства, о котором российский президент тоже в последнее время много говорит. Ну а кто за это будет платить? А за это будут платить граждане Российской Федерации, чье терпение бесконечно и безгранично, как Вселенная или, как говорил Альберт Эйнштейн, человеческая глупость.

Вот, например, сейчас Правительство предлагает налог на самозанятых людей. Самозанятые люди – это люди, которые ни перед кем не отчитываются о своих доходах, это домработницы, нянечки, репетиторы и так далее. И в России их от 20 до 30 миллионов человек, то есть почти 1/5 часть населения, от 1/4 до 1/3 части трудоспособного населения. Их предлагается обложить налогом 6% для физических лиц и 8% для юридических лиц. Нарушителей налогового режима буду карать тотальным изъятием всех доходов.

Кроме того, уже Минфин придумал в содружестве с правоохранительными органами как будут выявлять самозанятых, отказывающихся платить налоги. А с помощью фиктивных объявлений: приглашаю няню, приглашаю репетитора. Приходишь – а там сидит товарищ майор и изымает все твои доходы, о которых ты еще не отчитался. Поэтому схема воспроизводится та же. Я думаю, с тем же результатом: план будет выполнен на 16%. Потому что сколько бы ни лежало в кубышках у дорогих россиян, изъять больше, чем там есть, невозможно. Но Правительство идет именно этим проверенным ленинским курсом. А чтобы поддерживать проверенный ленинский курс, необходимы, конечно, репрессии. Поэтому нам следует ожидать дальнейшего закручивания гаек, пусть даже и не до конца.

А сейчас мы переходим к вопросам. Поскольку их очень много, то мы сгруппировали их по 3 темам. Один вопрос индивидуальный. Алекс Эльтуко задал его в сети «ВКонтакте»: «Станислав, будет ли продолжена «Русская провокация в 2019-м году?».

Ну, это решение принимает радиостанция «Эхо Москвы». Но ясно, что в этом формате она, конечно, продолжена уже не будет.

И 2 остальных блока вопросов касаются Украины. Первый блок вопросов мы условно назовем вопросом Глеба Пьяных, известного российского журналиста, поскольку он один из тех, кто прислал такого типа вопрос о том, что означают санкции, введенные Россией против Украины только что Постановлением Правительства Дмитрия Медведева, и как бы я прокомментировал список людей и структур, попавших под санкции.

С.Белковский: Приходишь – а там сидит товарищ майор и изымает все твои доходы

Санкции носят чисто формальный характер. Они всерьез не угрожают большинству людей и компаний, в них находящихся. Но я, как и известный украинский бизнесмен Игорь Валерьевич Коломойский, считаю, что при составлении санкционного списка учитывалось мнение Администрации Президента Украины, условно именуемой Банковой улицей, подобно тому, как Администрация Президента России именуется Старой площадью. Потому что в этом списке огромное количество членов команды действующего президента Петра Порошенко.

Оттуда почему-то пропали некоторые крупные бизнесмены. Например, Ренат Ахметов, Дмитрий Фирташ, все тот же Игорь Коломойский. Попали некоторые потенциальные соперники Петра Порошенко на президентских выборах, в частности, бывший министр обороны Анатолий Гриценко и мэр Львова, лидер движения «Самопомощь» Андрей Садовой. То есть здесь содержится достаточно прозрачный намек на то, что те, кто есть в списке – настоящие патриоты Украины, поскольку они подверглись гонениям со стороны путинского кровавого режима и физрастворного медведевского Кабинета министров, а те, кто в него не попал – это, в общем, националпредатели; люди, которых можно уличить в тайном сотрудничестве с Москвой.

Собственно, поэтому я считаю, что санкционный список не только согласован на Банковой в Киеве, но и косвенно указует на то, что Кремль все-таки делает ставку на второй срок президента Петра Порошенко. Напомню, очередные выборы президента Украины должны состояться в мае 2019-го года. Я неслучайно говорю «должны состояться», поскольку если Петр Порошенко не будет со всей очевидностью побеждать на этих выборах, то возможны всякие чрезвычайные сценарии. В частности, какое-то военное обострение с введением чрезвычайного и военного положения и переносом выборов на неопределенный срок.

Но сейчас Владимир Путин через своего главного представителя (неформального и почти формального лоббиста на Украине) Виктора Владимировича Медведчука реализует именно сценарий поддержки действующей власти. Я в этом убежден, кто бы что ни говорил.

Еще один блок вопросов тоже косвенно связан с Украиной. Нас спрашивают: «А что там в очередной раз завис вопрос с автокефалией Украинской Православной Церкви? Что-то вот после того, как 11-го октября нынешнего года в Константинополе Священный Синод Константинопольского Вселенского Патриархата заявил, что автокефалия будет, то потом ничего не происходит и Томос как-то откладывается».

Это не совсем так. Насколько мне известно…ну, Томос, как мы уже говорили, дается определенной церковной структуре; сначала должен состояться Учредительный (он же – Объединительный) Собор Украинской Церкви, а потом уже Вселенский Патриарх издаст Томос об автокефалии. Я всегда был сторонником того, чтобы автокефалия состоялась на базе Украинской Православной Церкви Московского Патриархата, но ужесточенное сопротивление РПЦ МП этому помешало. Ну, собственно, и сопротивление самопровозглашенного Киевского Патриархата тоже, поскольку его предстоятель Филарет (Денисенко) хочет быть патриархом сам.

А если бы автокефальная Церковь создавалась бы на базе УПЦ МП, то у него не было ни одного шанса с учетом его многолетней репутации еще с тех времен, когда он был ключевой фигурой именно РПЦ МП и 24 года (с 1966-го по 1990-й) служил экзархом Украины, а потом даже некоторое время был местоблюстителем патриаршего престола в Москве.

И вот Объединительный Собор (он же – Учредительный) должен открыться в Соборе Святой Софии в Киеве 21-го ноября, то есть приблизительно через 3 недели. И снова стоит вопрос о том, кто же будет предстоятелем Церкви. Филарет (Денисенко), которому 23-го января исполняется 90 лет, и, конечно, он видит свою жизненную миссию и сверхзадачу в том, чтобы все-таки стать предстоятелем Украинской автокефальной Церкви, хотя он Патриархом уже называться не будет. Вселенский Патриархат четко заверил, что предстоятелем этой Церкви будет называться Митрополитом Киевским и всея Украины, не больше.

Но тут против этого выступают и Украинская Автономная Православная Церковь (УАПЦ), наследница автокефальной Церкви 20-х годов, уничтоженной большевиками, и некоторые епархии УПЦ МП, которые хотят присоединиться. Их как минимум 3 (3 иерарха ожидается на Объединительном Соборе), подписавшие в свое время обращение к Вселенскому Патриархату об автокефалии: это митрополит Винницкий Симеон (Шостацкий), это митрополит Переяслав-Хмельницкий Александр (Драбинко) и это митрополит Черкасский и Каневский Софроний (Дмитрук).

И поэтому есть вероятность, что кто-то из них может стать предстоятелем. Также в этом качестве могут рассматриваться экзархи Константинопольского Патриархата на Украине американцы украинского происхождения архиепископ Даниил (Памфилийский) и архиеписком Иларион (Эдмонтонский). Но здесь, на мой взгляд, важно, чтобы предстоятель не был слишком молод, чтобы его фигура не олицетворяла какую-то бесконечную, многодесятилетнюю эпоху в судьбе новой Церкви, а все-таки подчеркивало переходный характер.

Поэтому здесь мне представляется оптимальной фигура как раз митрополита Черкасского Софрония (Дмитрука), которому не 90, как Филарету, но все уже 78 лет, хотя митрополит Винницкий Симеон тоже рассматривается. Именно из-за того, что никак не удается согласовать кандидатуру предстоятеля, ибо Филарет (Денисенко) твердо стоит на своем, этот Собор уже несколько раз откладывался и сейчас, как я сказал, назначен на 21-е ноября.

А сейчас, как обычно, под занавес нашей программы тоже известия о жизни и судьбе Музея новейшей истории России в городе Плес Ивановской области. Как мы знаем, он создается на базе резиденции Председателя Правительства РФ Дмитрия Анатольевича Медведева в Плесе, воспетой известным оппозиционером Алексеем Анатольевичем Навальным в фильме «Она вам не Димон» и других работах. Основу собрания музея составляет личная коллекция Алексея Алексеевича Венедиктова, главреда «Эха Москвы», поэтому неформально все это дело называется Музей Венедиктова.

Но каждую неделю мы получаем подкрепление в виде новых доброхотных даяний наших спонсоров, донатеров и бенефакторов. И они не изменили себе и нам и на этой, не текущей, завершающейся завтра неделе. Геннадий Андреевич Зюганов, председатель Центрального комитета КПРФ, передал уникальный абсолютно экспонат – чашу для Божьей росы. Она изготовлена в Китае во 2 веке н.э., ее связывают с известным китайским отшельником и святым Юи Цзи из НРЗБ. Подарили ее Геннадию Зюганову, конечно, китайские товарищи, коммунисты, правящая партия Китая.

И известно, что всякий раз, когда Коммунистическая партия Российской Федерации идет на новый позорный сговор с Кремлем (то есть, говоря простонародным языком, сливается), то чаша для Божьей росы заполняется определенным количеством Божьей росы. И вот только что Коммунистическая партия Российской Федерации приняла решение отказаться от борьбы за пост губернатора Приморского края и не выдвигать своего кандидата Андрея Ищенко, несмотря на то, что рейтинг Андрея Ищенко почти вдвое выше сегодня действующего и.о. губернатора, представителя партии власти Олега Кожемяко.

И как сообщил Геннадий Андреевич Зюганов непосредственно перед дарением чаши музею, чаша заполнилась Божьей росой практически наполовину. Причем она будет продолжать заполняться по мере очередных фактов сговора КПРФ с Кремлем даже находясь в коллекции нашего музея. Я думаю, когда мы будем слышать из новостей, что сговор готовится или уже состоялся, мы будем устраивать специальные экскурсии к чаше, чтобы посмотреть, как эта роса проступает на ее стенках.

Ну, пополнилась также и коллекция биологических объектов, кунсткамера Музея новейшей истории, которую возглавляет известный российский ученый и исследователь, доктор биологических наук Ревекка Львовна Фрумкина. Главное управление (в скором времени снова Главное разведывательное управление) Генерального штаба Вооруженных сил передало в собрание кунсткамеры кота по кличке «Мэдисон» из штата Висконсин, который сейчас разыскивается американскими властями, поскольку он покусал ядовитыми зубам некого американца (возможно, нашего разведчика перебежчика).

Дело в том, что после серии неудач и провалов российских физических лиц, агентов, Главное управление Генштаба приняло решение использовать в качестве исполнителей деликатных операций животных, в частности, собак и котов. И кота Мэдисона удалось благополучно вывести в Российскую Федерации и доставить к нам в музей. Но сейчас, когда Главное управление переименовали обратно в ГРУ, возможно, этими делами снова займутся люди, которые окажутся более успешными, чем их предшественники.

Большое спасибо! Это была программа «Русская провокация». «Белковский ТВ» для «Эхо Москвы». С вами был Станислав Белковский. До скорой-скорой встречи!



Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире