'Вопросы к интервью

Время выхода в эфир: 27 октября 2018, 12:05

С. Белковский Добрый день, дорогие друзья! Сейчас 12 часов 6 минут по Москве. Мы в студии «Эха Москвы». Это программа «Русская провокация» — специальный проект «Белковский ТВ» для «Эха Москвы». С вами Станислав Белковский. Напомню вкратце концепцию нашей программы. Мы читаем газету «Известия ВЦИК» за 1918 год, и в тех трагических, драматических и трагикомических событиях ищем аналогии, параллели с днями сегодняшними – с 2018-м годом, 100 лет спустя.

И сегодня мы читаем газету «Известия» за среду, 23-е октября 1918-го года, статью Юрия Стеклова, которая называется: «Готовьтесь к юбилею». Юбилей – это первая годовщина Октябрьского переворота (он же – Великая Октябрьская социалистическая революция), который уже отмечается по новому стилю, то есть по Григорианскому календарю, не 25-го октября, а 7-го ноября. И статья «Навстречу светлому юбилею». Давайте послушаем из нее внушительный фрагмент.

«На 5 съезде Советов, кажется, товарищ Свердлов выразил надежду, что к следующему съезду контрреволюция в России будет окончательно подавлена. Другие товарищи по другим поводам и в другое время выражали надежду, что к юбилею Октябрьской революции мы будем иметь счастье присутствовать при мирной социальной революции. Последняя надежда еще не осуществилась вполне, но уже начинает осуществляться. Зарницы социальной революции вспыхивают повсюду, и скоро мы, вероятно, сделаемся свидетелями (а, может быть, и активными участниками) всемирного социального переустройства.

Но вот 6 съезд скоро соберется, а российская контрреволюция еще не вырвана с корнем. Более того, можно сказать, что, напротив, за последнее время она достигла своего апогея. Правда, в отдельных местах она потерпела чувствительные удары. Но в других – она как будто набралась новых сил и даже обнаруживает тенденцию к наступлению. Вместе с тем она стремится объединить для этой цели все свои силы, выработать всеобщий план и предпринять одновременную атака на Советскую Россию со всех сторон.

Наконец, и это самое главное, она повсюду если не связалась, то стремится связаться с союзническим империализмом, находящимся теперь на вершине своего могущества и являющимся сейчас опасным и злобным врагом Российской республики. Но все это не только не способно испугать русский рабочий класс, глава которого оценена объединенной контрреволюцией, но, напротив, может только вдохнуть новую энергию в его сердце и новую силу в его мышцы.

«Тем лучше, — говорит революционный пролетариат. Враги раскрылись – мы будем знать, кого поражать. Они показали свои силы – мы будем знать, какие силы мы должны выставить против них, чтобы нанести им сокрушительный удар. Выяснились центра их сплочения – мы будем знать, куда направить свои удары. Обнаружились их планы и замыслы – все трудящиеся поймут, что примирения между ними и их врагами быть не может; что революционной России объявлена война не на жизнь, а насмерть и что для нее остался один выход: или пасть с честью в бою, отстаивая до конца свои завоевания, или уничтожить своих врагов и тем свои завоевания сохранить»».

Это лишь фрагмент статьи. Она достаточна обширна и общий смысл ее сводится к тому, что крах империализма близок и мы должны так отметить первую годовщину Великого Октября, чтобы в этом не оставалось ни малейших сомнений. Но надо признать, тон статьи от 23-го октября несколько истерический. И шапкозакидательские настроения, которые ясно сквозят сквозь полосу газеты «Известия», во многом обусловлены неуверенностью большевиков в том, что им-таки удастся сохранить власть и Советскую Россию. И связано это ситуацией политической и военной конца октября – начала ноября 1918-го года.
С одной стороны, уже очевидно, что главный союзник большевиков и партнер по Брест-Литовскому мирному договору Германия неизбежно терпит поражение. В прошлый раз мы обсуждали, как критиковала газета «Известия» последнего императорского канцлера Германии Максимилиана Баденского за попытки установления контакта со странами Антанты и достижения мира на компромиссных с Антантой условиях.

Естественно, страны Антанты – злейшие враги советской власти, которые в этот исторический момент готовятся как-то от нее отделаться, как только будет завершена Первая мировая война.

С другой стороны, антибольшевистские силы подняли голову и продолжают ее всячески поднимать в самых разных районах и регионах страны. Но, как мы знаем, в августе 1918-го года успехом завершился второй кубанский поход Добровольческой армии, в то время возглавлявшейся генералом Михаилом Алексеевым, бывшим начальником Ставки Верховного главнокомандующего императора Николая II, и Антоном Деникиным.

С.Белковский:Шапкозакидательские настроения обусловлены неуверенностью большевиков в том, что удастся сохранить власть

Кстати, Антон Иванович Деникин, один из самых известных деятелей белого движения в период Гражданской войны, был человеком очень простого происхождения. Его отец – Иван Деникин, крепостной крестьянин, перешедший в рекруты, из рекрутов уже близко к финишу жизни выбившийся в офицеры. Как правильно отмечали историки, по своему происхождению Антон Иванович Деникин был гораздо ближе к трудящимся и эксплуатируемым массам, чем вожди Октябрьского переворота – Владимир Ильич Ленин и Лев Давыдович Троцкий.

Также Антону Ивановичу Деникину в союзе с Донским казачеством удалось взять под контроль значительные территории Северного Кавказа и дойти до Сочи. Кроме того, в этот момент большевики никоим образом не контролируют ситуацию за Уралом. С одной стороны, есть Чехословацкий корпус численностью около 40 тысяч человек, который восстал против большевистской власти (так называемый мятеж Чехословацкого корпуса по версии советской историографии).

Я напомню вкратце историю вопроса. Чехословацкий корпус был сформирован во время Первой мировой войны из пленных чехов и словаков, которые за милую душу готовы были воевать против Австро-Венгрии, одной из центральных держав, участницы Четверного союза и союзницы Германии. Имея в виду, что в случае поражения Четверного союза центральных держав в Первой мировой войне будет создано единое государством чехов и словаков.

И такой исход и чехов, и словаков вполне устраивал. Кстати, одним из бойцов Чехословацкого корпуса был великий писатель, создатель «Швейка», Ярослав Гашек. Правда, в собственном мятеже Чехословацкого корпуса он не участвовал, поскольку, пав жертвой большевистской пропаганды, дезертировал оттуда и перешел на сторону восставшего эксплуатируемого народа в явном виде.

И в 1918-м году было принято решение, что Чехословацкий корпус покинет территорию России через Владивосток и присоединится к французским войскам для того, чтобы добивать Германию на финише великой войны. Но что-то пошло не так. Лев Давыдович Троцкий, который в это время де-факто был вторым (а во многом и первым) лицом Советской России и был народным комиссаром по военным и морским делам, то есть непосредственно руководил ходом Гражданской войны со стороны большевиков, принял решение от Чехословацкого корпуса отделаться и не допустить его присоединение в силам Антанты, что, в общем, абсолютно отвечало логике и философии как Брест-Литовского мира, так международно-военного поведения большевиков в этот исторический момент.

Чехословацкий корпус со своими 40 тысячами штыков в долгу не остался, и до Владивостока в тот момент не доехал, а вместо этого взял под контроль значительную часть территории Сибири (всю территорию, находившуюся вдоль Транссибирской магистрали) и во многом способствовали становлению альтернативной власти в Омске – власти эсеровского правительства, которое называлось тогда «Директорией». Кстати, всего лишь одному из отрядов Чехословацкого корпуса в составе всего 3300 человек удалось в то время взять даже Казань. Правда, большевики потом из Казани Чехословацкий корпус выперли, однако, Чехословацкий корпус успел забрать в Казани значительную часть золотого запаса России.

И потом вокруг этого золотого запаса шел большой торг. Все-таки он оказался в Омске уже под контролем будущего Верховного правителя России адмирала Александра Васильевича Колчака, и чуть было не уехал из России через Владивосток, но все-таки вроде как был возвращен большевистскому правительству. Хотя на эту тему есть множество спекуляций. Также до сих пор не ясно, в полном ли объеме он был возвращен, в частичном и куда делась часть бывшего императорского золота при перевозке. Но эти интриги будут обсуждаться еще очень и очень долго пока мы живы. И даже после того.

Соответственно, вот именно в эти дни, в конце октября, уже Директория в Омске себя в значительной степени дискредитировала своей недееспособностью при решении политических и управленческих вопросов. И адмирал Колчак, уже находившийся в Омске, готовился провозгласить себя Верховным правителем России, что вскоре и произошло. Таким образом, ситуация для России становилась все более уязвимой, особенно на фоне высадки английского десанта в Мурманске, японцев – на Дальнем Востоке.

С.Белковский: По своему происхождению Деникин был гораздо ближе к трудящимся массам, чем вожди Октябрьского переворота

И было совершенно очевидно, что поражение Германии и подписание с союзными державами (оно, собственно, и случилось вскоре – то самое Компьенское перемирие) развяжет Антанте (Великобритании и Франции) руки для того, чтобы вторгнуться уже на территорию России и поддержать все антибольшевистские силы – белое движение и другие силы, пусть не входившие формально или неформально в состав белого движения, но готовые к борьбе с большевизмом. Поэтому первая годовщина тревожная. Да, конечно, большевики, с одной стороны, рады тому, что им удалось продержаться у власти целый год. И 25-го октября 1917-го это было совершенно неочевидно.

Но с другой стороны, нарочитое стремление большевистского руководства убедить паству в том, что окончательная победа социализма близка (причем чуть ли не в мировом масштабе), отражает явное недоверие к самим себе и нежелание заглянуть в ту самую бездну, в которую, впрочем, в последствии довелось заглянуть адмиралу Колчаку. Мы помним роман «Заглянуть в бездну», посвященный Колчаку, написал известный писатель Владимир Емельянович Максимов.

Но тем не менее самое главное было создать ощущение праздника, а также всячески подчеркнуть, что в истории России началась новая эпоха, которая никогда не закончится, прошлое ушло навсегда. И здесь Владимир Ильич Ленин очень тщательно подошел к организации торжеств 7-го ноября как в Москве, так и в Петрограде. И важной составной частью сей системы торжеств была монументальная пропаганда, которой Ленин заинтересовался официально весной 1918-го года, по воспоминаниям наркома Просвещения Анатолия Васильевича Луначарского.

Анатолий Васильевич Луначарский связывал это с увлечением Владимиром Ильичем Лениным книгой известного утописта Томмазо Кампанеллы «Город Солнца», где, собственно, и описаны основные элементы монументальной пропаганды в том самом городе Солнца. Но, собственно, город Солнца – это некий аналог рая, куда собирается сосватать нас Владимир Владимирович Путин, только на Земле.

Как выглядела монументальная пропаганда по Кампанелле? Ну, например, фрески, которые содержат некую полезную для райского обитателя информацию («Мойте руки перед едой»). Вот идет рабочий или крестьянин, торжествуя, на дровнях обновляя путь, по городу Москве и видит фреску – «Мойте руки перед едой» с изображением вождя мирового пролетариата Владимира Ильича Ленина. Какие чувства переполняют его в этот момент? Самые торжественные, потому что отвертеться от этой фрески и завета вождя «Мойте руки перед едой» он никак не может. Это книжку надо раскрывать, там мелкий шрифт. И вовсе не факт, что рабочий и крестьянин владеет русской речью в достаточной степени, чтобы этой книжкой овладеть.

Потом книжку надо куда-то девать, правильно? Можно ее потерять легко. А фреску не потеряешь. Она смотрит на тебя прямо со стены. Шрифт там очень крупный. И даже если ты не в полной мере разобрал фразу: «Мойте руки перед едой», то взгляд вождя говорит сам за себя, и он убедит тебя, что с грязными руками за пролетарский или крестьянский стол садиться совершенно необязательно.

Поэтому была разработана целая программа замены памятников в крупнейших городах и особенно, конечно, в Москве и в Петрограде. Всего было принято решение поставить 66 новых памятников, старые (не в таком количестве, а в меньшем) снести. Собственно, снос памятников на протяжении 1918-го года шел полным ходом. В частности, был снесен крест в память об убийстве великого князя Сергея Александровича в 1905-м году в Кремле. Там же в Кремле снесли памятник Александру II. А перед Храмом Христа Спасителя тогда еще существовавшим памятник императору Александру III.

С.Белковский: Пока памятник Энгельсу 2 дня висел в воздухе над Кропоткинской, он приобрел статус призрака коммунизма

Зато было решено поставить памятники революционерам, поэтам, террористам (в частности, Максимилиану Робеспьеру и Ивану Каляеву, который убил великого князя Сергея Александровича в 1905-м году). И эта программа уже начинала реализовываться. Надо сказать, что в первую очередь она произвела очень благоприятное впечатление на скульпторов, потому что они поняли, что они-таки нужны новой власти. И, в частности, известный очень скульптор Шервуд говорил, что именно в этот момент он почувствовал себя неотъемлемой частью нового государственного организма.

Важнейшие события в связи с монументальной пропагандой в Москве 7-го ноября 1917-го года, — было 2 события. Первое – это открытие стелы работы скульптора Сергея Тимофеевича Коненкова непосредственно в Кремле на Сенатской башне. Сейчас я прочитаю отрывок с вашего позволения из воспоминаний, собственно, скульптора Сергея Тимофеевича Коненкова.

Огромное количество цитат, которые я подбираю для программы, иногда мешает мне очень быстро сориентироваться в том, где же какие находятся. Но я не могу не прочитать отрывок из Сергея Тимофеевича Коненкова, потому что он слишком красноречив. А пока скажу, что непосредственно на открытии выступал Владимир Ильич Ленин на Красной площади. И поэтому я предложил бы сейчас послушать текст его выступления.

«Мы открываем памятник вождям Всемирной рабочей революции – Марксу и Энгельсу. Века и века страдало и томилось человечество под гнетом ничтожной кучки эксплуататоров, которые измывались над миллионами трудящихся. Но если эксплуататоры прежней эпохи – помещики – грабили и теснили крепостных крестьян раздробленных, распыленных, темных, то эксплуататоры нового времени – капиталисты – увидали перед собой среди угнетенных масс передовой отряд этих масс – городских, фабрично-заводских, промышленных рабочих.

Их объединила фабрика, их просветила городская жизнь, из закалила общая стачечная борьба и революционные выступления. Великая всемирно-историческая заслуга Маркса и Энгельса состоит в том, что они научным анализом доказали неизбежность краха капитализма и переход его к коммунизму, в котором не будет больше эксплуатации человека человеком. Великая всемирно-историческая заслуга Маркса и Энгельса состоит в том, что они указали пролетариям всех стран их роль, их задачу, их призвание подняться первыми на революционную борьбу против капитала, объединить вокруг себя в этой борьбе всех трудящихся и эксплуатируемых.

Мы переживаем счастливое время, когда это предвидение великих социалистов стало сбываться. Мы видим все, как в целом ряде стран занимается заря международной социалистической революции пролетариата. Несказанные ужасы империалистской бойни народов вызывают всюду геройский подъем угнетенных масс, удесятеряют их силы в борьбе за освобождение. Пусть же памятники Марксу и Энгельсу еще и еще раз напоминают миллионам рабочих и крестьян, что мы не одиноки в своей борьбе! Рядом с нами поднимаются рабочие более передовых стран. Их и нас ждут еще тяжелые битвы. В общей борьбе будет сломан гнет капитала, будет окончательно завоеван социализм».

Я, к сожалению, чуть было вас грязно не обманул. Это речь Ленина не на открытии стелы Коненкова, а на открытии памятника Карлу Марксу и Фридриху Энгельсу на Воскресенской площади (ныне – Площадь Революции), к которой мы сейчас вернемся. А пока возвращаемся к воспоминаниям Сергея Тимофеевича Коненкова.

С.Белковский: Монументальная пропаганда, полная расхлябанность и явная угроза свержения советской власти

«7-го ноября 1918-го года к 11 часам Красная площадь запружена народом, раздаются звуки «Интернационала» и стройными рядами начинают прибывать войска. С Театральной площади направляется колонна Всероссийского ЦИК, колонна подходит к башне, где мемориальная доска. Сюда же подходит и устраивается колоссальный хор и оркестр Политкульта».

Замечу, кстати, на полях воспоминаний скульптора Коненкова, что мемориальная доска была бетонная. То есть какие-то дорогие материала типа мрамора или бронзы использовать было нельзя, поскольку не было бюджета для этого. И, соответственно, использовались бетон, цемент, дерево. Но еще было придумано добавлять иногда в бетон и цемент мраморную крошку для облагораживания цвета этих мемориальных сооружений.

«По площади движется большая колонна членов 6 съезда Советов. Торжество начинается. Владимир Ильич Ленин, поднятый на руки окружающими (так вспоминает Коненков), срезал ножницами печать на задрапированной доске, — и покров падает к ногам. Глазам присутствующих представляется белокрылая фигура с веткой мира в руке и надписью: «Павшим в борьбе за мир и братство народов».

Считается, что эту формулировку (это я уже от себя добавляю) придумал лично Ленин.

«Площадь оглашается скорбными звуками. Склоняются знамена. Вся площадь, вся толпа как один человек обнажает головы».

И в этот момент читается знаменитая Кантата, написанная Сергеем Александровичем Есениным в содружестве с поэтами Михаилом Герасимовым и Сергеем Клычковым. Поскольку считается, что я неплохо читаю стихи, вот я сейчас сам вам лично без помощи наших аудиопомощников прочитаю эту Кантату на первую годовщину Революции, открытие мемориальной доски на Сенатской башне Кремля.

«Сквозь туман кровавый смерти,
Через страданье и печаль
Мы провидим, — верьте, верьте —
Золотую высь и даль.

Всех, кто был вчера обижен,
Обойден лихой судьбой,
С дымных фабрик, черных хижин
Мы скликаем в светлый бой.

Пусть последней будет данью
Наша жизнь и тяжкий труд.
Верьте, верьте, там за гранью
Зори новые цветут».

Ну, «за гранью» — тоже напоминает путинский рай, который мы сегодня еще обсудим.

«Спите, любимые братья,
Снова родная земля
Неколебимые рати
Движет под стены Кремля.

Новые в мире зачатья,
Зарево красных зарниц…
Спите, любимые братья,
В свете нетленных гробниц.

Солнце златою печатью
Стражей стоит у ворот…
Спите, любимые братья,
Мимо вас движется ратью
К зорям вселенским народ.

Сойди с креста, народ распятый,
Преобразись, проклятый враг,
Тебе грозит судьба расплатой
За каждый твой неверный шаг.

В бою последнем нет пощады,
Но там, за гранями побед,
Мы вас принять в объятья рады,
Простив неволю долгих лет.

Реви, земля, последней бурей,
Сзывай на бой, скликай на пир.
Пусть светит новый день в лазури,
Преображая старый мир»

С.Белковский: Сочетание традиций с гибкостью при решении тактических вопросов и сделало большевиков победителями

Затем Владимир Ильич Ленин перемещается на Воскресенскую площадь и там уже открывает памятник Марксу и Энгельсу. Надо сказать, что памятник Марксу и Энгельсу не произвел должного эстетического впечатления даже на современников, поскольку был сделан на скорую руку по проекту скульптора Сергея Мезенцева. Опять же он был цементный с мраморной крошкой. И Маркс и Энгельс стояли там по пояс, приобнимая друг друга, почему складывалось впечатление, что они как будто находятся в общей ванной или в бане, учитывая, что как раз недалеко от Воскресенской площади было большое скопление в то время столичных бань, частично закрытых.

И поэтому памятник простоял недолго. К тому же, даже современники отмечали некие гомоэротические аспекты этого художественного произведения. Тем не менее вот именно на открытии этого памятника Владимир Ильич Ленин произнес ту самую речь, которую вы только что услышали. И потом уже на Театральной площади возник известный нам всем памятник Марксу работы Льва Кербеля. А памятник Энгельсу переместился на Кропоткинскую (на пересечение нынешних Пречистенки и Остоженки, столичных улиц). И это было в начале 70-х годов уже 20-го века. Памятник Энгельсу благополучно стоит по сей день.

И в связи с этим связан еще один московский апокриф, согласно которому памятник примерз к крану из-за того, что были морозы. И поэтому 2 дня, собственно, его не могли установить на постамент – он висел в воздухе на кране. При этому он был закрыт белым полотном, неким аналогом савана. Поэтому пока памятник Энгельсу 2 дня висел в воздухе над Кропоткинской, он приобрел неформальный статус призрака коммунизма. Так он называется, собственно, и по сей день.

Кроме того, в рамках программы монументальной пропаганды (а это было очень важно, еще раз подчеркну, для большевиков), чтобы показать, что символы прошлого навсегда ушли и теперь будут только символы будущего, было очень важно застолбить в народном сознании само представление о незыблемости Республики Советов. И здесь роль монументальной пропаганды трудно переоценить. Было установлено еще большое количество барельефов и горельефов с разными изречениями именно в стиле: «Волга впадает в Каспийское море» и «Мойте руки перед едой». Часть этих барельефов и горельефов сохранилась по сей день. А вот некоторые цитаты, некоторые лозунги, которые я приведу.

Вот на здании второго дома Советов (бывшей Городской Думы), где сейчас находится филиал Исторического музея, в прежде находился музей Владимира Ильича Ленина, — «Религия – опиум для народа». Или доска с надписью: «Уважение к древности – есть несомненно один из признаков истинного просвещения» на правой части фасада здания Исторического музея: «Все наши надежды покоятся на тех людях, которые сами себя кормят» с изображением рабочего, тянущего огромное колесо на здании типографии Коминтерна (это в Большом Путинском переулке) существует и сейчас. Слова Кропоткина: «Обществу, где труд будет свободным, нечего бояться тунеядцев». Я с этим абсолютно и неотвратимо согласен.

Или «Творите будущее, стремитесь к нему, работайте для него, приближайте его, переносите из него в настоящее сколько можно перенести», — развернутый свиток на правой колонне портика Большого Театра. Вот такая у нас тогда была монументальная пропаганда, призванная утвердить незыблемость большевистского строя. Такого же незыблемого, как цементные Маркс и Энгельс на Воскресенской площади. А сейчас мы прервемся для новостей и рекламы.

НОВОСТИ/РЕКЛАМА

С. Белковский Дорогие друзья, в Москве 12 часов 35 минут. Это «Эхо Москвы», программа «Русская провокация». С вами Станислав Белковский. Обсуждаем мы, напомню, первую годовщину Великой Октябрьской социалистической революции (она же – Государственный Октябрьский переворот) 7-го ноября (уже по новому стилю) 1918-го года. До рекламы и новостей мы обсудили торжественную составляющую и смысл сам празднований, которые должны были убедить российский народ в неизбежности, неодолимости Советской России и большевистской власти.

Вместе с тем, празднования внятно показали в очередной раз, что управленческий механизм большевиками еще не налажен и вышедший из берегов повиновения российский народ-богоносец далеко не всегда дисциплинированно выполняет требования властей. Кстати, я сейчас приведу несколько цитат из книги Павла Лопатина «Москва», изданной в 1954-м году, где подробно описана изнанка всех этих торжеств.

С.Белковский: В сегодняшнем свободном мире –США, в Евросоюзе – полицейского порядка неизмеримо больше, чем в России

В частности, там сказано, что расходы по устройству иллюминации, украшений в Кремле на время празднования годовщины составили 14 914 рублей 94 копейки. Но вместе с тем организация торжеств, как и 100 лет спустя, сопровождалась известными эксцессами, в том числе и хищениями. Например, 8-го ноября 1918-го года заведующий дворцовыми зданиями Григорьев и старший команды надсмотрщиков Юшкин написали рапорт о хищении муки из склада автобоевого отряда в Кремле в здании Потешного дворца.

Они обратились за разъяснениями по этому делу к товарищу Конопко, которого, собственно, подозревали в организации хищения муки, и последний сказал, что это дело рук дворцовых служащих, живущих рядом с помещением. Такое обвинение мы бы нашли слишком односторонним и смелым, не имея на то решительно никаких доказательств. Тем более, что дворцовые служащие (это я уже добавляю от себя) были еще сотрудниками старого режима и с ними в этом смысле можно было иметь дело. «Мы предполагали, — пишут авторы рапорта, — что виновных нужно искать в другом месте».

Приведем разительный пример, каким путем легко можно утащить муку, не вылезая окном, — какой высокий стиль. Я с товарищем Юшкиным свободно взошли по ходам у Троицких ворот в место хищения муки, стояли у окна, где таковая хранится не менее четверти часа. Наконец, сошли тем же путем вниз, никем не замеченными и не спрошенными о цели нашего хождения по стене. Кроме того, вахтер Николаев, окна квартиры которого выходят на кремлевскую стену, показал, что и днем, и ночью свободно разгуливают по стене невооруженные солдаты (и сами, и с женщинами).

И что на неоднократные его предупреждения о запрещении кроме часовых ходить кому бы то ни было по стене получили ответ, что это не его дело и что только при старом режиме нельзя было ходить. В общем, форменный бардак, который даже сегодня невозможно себе представить.

Тот же Юшкин пишет в Управление московскими народными дворцами 14-го ноября о том, что дежурный надсмотрщик по наружным постам Федор Носов доложил: «При обходе постов у Боровицкой башни стоящие на том посту часовые от военного караула отрывают доски с пола, имеющегося в названной башне под колоколом, и жгут их на костре. А также разбирают каменные плиты на стене и разбившиеся из них выбрасывают за стену».

Зав. технической части Дворцового управления и Управления московскими дворцами 25-го ноября пишет: «Настоящим довожу до сведения Управления, что необходимо просить коменданта Кремля принять необходимые меры против бросаний со стены Кремля возле Троицкой башни камней на крышу электрической станции, так как камни, пробивая стеклянные фонари крыши, приводят в негодность отопление станции. Кроме того, лица, работающие внутри станции, подвергаются опасности быть ушибленными камнями».

То есть помимо воровства было еще и много вольных действий, что называется, «по приколу», к чему наш с вами народ-герой всегда был склонен. Так прошли торжества. Монументальная пропаганда, полная расхлябанность и разгильдяйство и явная угроза свержения советской власти крупными антибольшевистскими формированиями при предполагаемой поддержке Антанты (Великобритании и Франции) сразу после окончания Первой мировой войны.

И, казалось бы, выжить у большевиков было шансов немного. Тем не менее они выиграли Гражданскую войну и создали тоталитарный режим, который продержался более семи десятилетий. И в этом смысле, то, что писали «Известия» 31-го октября 1918-го года и то, о чем говорил Владимир Ильич Ленин на открытии временного памятника Марксу и Энгельсу на Воскресенской площади, оказалось кровавой правдой, хотя тогда звучала какая некая смесь истерики с фанаберией. Почему так произошло, ведь, казалось бы, противостоявшие большевикам силы были достаточно внушительны и могущественны, чтобы этот режим низложить.

С.Белковский: Важным инструментом управления в чингисхановой традиции была жестокость. Большевики им овладели вполне

Тем более, уже была эпоха Военного коммунизма, уже продразверстка, уже большевики вошли в значительный конфликт с крестьянством, составлявшим 80% населения тогдашней России. И тем не менее им удалось не только выстоять, но и победить. Это случилось потому, что большевики оседлали российскую историческую традицию, чего белое движение сделать не могло. Вместе с тем, большевики проявили огромную гибкость в тех вопросах, в которых белое движение проявить гибкость не могло. Вот это сочетание традиций с гибкостью при решении определенных тактических вопросов и сделало большевиков победителями.

Антон Иванович Деникин, Александр Васильевич Колчак и большинство других вождей белого движения были, в общем, либералами. Они по взглядам были ближе всего к кадетам, к «Партии народной свободы», возглавлявшейся Павлом Николаевичем Милюковым. Антон Иванович Деникин, вообще, сочувствовал Февральской революции и категорически противился восстановлению монархии. Александр Васильевич Колчак хотя и считался умеренным монархистом, но тоже поддерживал идею передачи власти Учредительному собранию и конечной целью всего белого движения было проведение Учредительного собрания, которое должно определить государственный строй в России.

При этом белые обещали российскому народу порядок, забыв о том, что российский народ, русский народ только что вкусил воли, это сладкого эликсира воли. А воля – это не свобода, это нечто совсем иное. Свобода – это, скорее, порядок. Когда мы в наши уже времена рассуждаем о том, что лучше: свобода или порядок, мы забываем о том, что это одно и то же. Всякая свобода для каждого человека заканчивается там, где начинается свобода другого человека, может быть построена только на полицейском порядке, держаться только на наличии этого полицейского порядка.

И в сегодняшнем свободном мире – в Соединенных Штатах Америки, в Великобритании, в Евросоюзе – полицейского порядка неизмеримо больше, чем в России, согласитесь. Хотя мы считаем, что там есть свобода, а в России ее нет. Воля же – это выход на поверхность самых темных, низменных энергий человека, который не хочет признавать никакого порядка и живет по принципу: хоть день, да мой. Да, может быть, завтра меня убьют, но сегодня я отомщу всему миру, времени и пространству, в которых нахожусь, за унижения прежних лет, былых эпох (не только своих собственных, но и моих предков).

Я буду жечь, грабить и убивать, и ничего мне за это не будет. И вот эта стихия воли во многом символизировала и обозначала контрреволюции в 1917-1918 годах. И призывы к либеральному порядку не могли найти отклик в душе большинства народа, обуреваемого и одержимого этим, опьянившим его ощущением воли. Кроме того, лидеры белого движения все еще стояли за единую и неделимую Россию. Антон Иванович Деникин запрещал называть Украину Украиной и требовал, чтобы области Малороссии, как он нарочито называл, именовались «Юг России» и никак иначе в официально переписке.

В то время как большевики действовали очень гибко. Они были готовы предоставить независимость и автономию кому угодно. С одной только единственной поправкой: став на ноги, окрепнув, приобретя должную военную мощь, они могли в любую секунду отменить любую независимость автономии и вернуть все себе. Но в смысле тактической гибкости они неизмеримо превосходили белых.

Ну и наконец, следование исторической традиции. Российская историческая традиция…а традиция – это, как известно, все, что переходит; это некий набор ценностных, ментальных и моральных приоритетов, образцов, стереотипов, обычаев, переходящих из поколения в поколение. При этом традиция существует анонимно, хотя у нее есть отцы-основатели. Но когда мы следуем традиции, мы не думаем об этих отцах-основателях. Традиция существует на уровне бессознательного. Она абстрактна как вексель. То есть неизвестно, откуда она взялась у нас.

С.Белковский: Советский Союз распался еще и потому, что был исчерпан концептуальный проект коммунизма

Эта традиция во многом была заложена монгольскими завоевателями, потомками Чингисхана. Сам Чингисхан, основоположник Великой монгольской империи и нашей политической традиции, как известно, в детстве после гибели его отца Есугея был рабом-колодником некоторое время. Жену его Борте тоже угнали в рабство и поэтому считалось, что, возможно...где, собственно, она подвергалась сексуальному насилию…и старший сын Чингисхана…Тэмуджина…Чингисхан – это титул, а не имя. Поэтому старший сын Чингисхана Тэмуджина Джучи, возможно, не был его биологическим сыном, что и предопределило сложности в отношениях отца и сына и убийство Джучи по указанию отца.

И Чингисхан был безграмотен: он не знал даже азбуки, он не умел читать и писать. Но при покорении цивилизованных народов окружающих (сначала самого интеллигентного монгольского ханства Нейманов, которые имели собственную письменность) он познавал многое. В частности, он познавал каноны бюрократии. У Нейманов он приобрел волшебный предмет, который назывался «тамга» (тамга – это печать). Отсюда, кстати, происходит русское слово «таможня». И верить можно только бумаге, к которой приложена тамга (печать). Отсюда повышенная ценность печати в русской историко-политической деловой традиции. Ведь на Западе такого уважения к печати нет.

Там роль играет подпись, которой в России доверяют гораздо меньше в силу именно имперсонализма нашего мышления. Что такое подпись по сравнению с печатью? Подпись – это всего лишь человек, а печать – это целый государственный институт. Потом Чингисхан начал строить свою бюрократию, опираясь на советы своего ближайшего конфидента, бывшего китайского чиновника Елюя Чуцая. Собственно, сверхзадачи Монгольской империи в исполнении Чингисхана, его преемника Угедея и их общего советника Елюя Чуцая были такие. Во-первых, постоянное поддержание состояния войны.

Во-вторых, самовоспроизводство бюрократии. Потому что для решения любой задачи нужно создать бюрократию. Это относится и к современной России. Скажем, есть какие-то проблемы на Дальнем Востоке – давайте создадим Минвостокразвития; есть проблема на Северном Кавказе – давайте создадим Министерство Северного Кавказа. То, что эти бюрократические наросты только мешают решать проблемы, поскольку чиновники в состоянии пилить бюджет и больше ничего, а бюджет не бездонный, это не соответствует базовому типу российского политического мышления.

А важнейшим инструментом управления народом в рамках чингисхановой традиции является жестокость. И большевики всеми этими инструментами овладели в полном объеме. Только они смогли задушить русскую волю (вот этот страшный набор вышедших из-под всякого разумного контроля энергий) с помощью беспрецедентной жестокости, на которую белое движение было неспособно и в силу воспитания их лидеров, и в силу той ценностной системы, которая, как говорил Иван Алексеевич, пусть и не белее цвета Альпийских вершин были одежды вождей белого движения, но на убийство миллионов своих сограждан белые все же не были способны. Поэтому большевики победили. И Советская Россия в 1922-м году трансформировалась в Советский Союз.

И в конце 80-х годов коммунизм пал. Советский Союз распался не только и не столько, на мой взгляд, в силу экономических причин (хотя и в их силу тоже в очень значительной степени), но и потому, что был исчерпан концептуальный проект коммунизма. Стало ясно, что если мы больше не строим коммунизм, то Советский Союз не нужен вообще. Реформы 90-х годов были достаточно радикальны, в том числе и в смысле попытки отказаться от чингисхановой традиции.

Но они потерпели историческую неудачу, потому что новой традиции предложено не было. И сейчас при Владимире Путине мы вернулись в объятия нашего основоположника Чингисхана. Путин идет путем наименьшего сопротивления. Он будет в русском коллективном бессознательном то, к чему привычно на протяжении столетий. Сверхзадача государства – это поддержание состояния войны и самовоспроизводство бюрократии. Механизм управления этим государством – жестокость.

И в таком состоянии прямо из объятий Чингисхана мы движемся в направлении рая, обещанного нам Президентом Российской Федерации Владимиром Владимировичем Путиным.

А сейчас мы переходим к ответам на ваши вопросы, дорогие друзья. Мы всегда очень рады, когда этих вопросов много. А с каждой нашей программой их становится все не меньше. Вот Эрдем Гомбоев спрашивает нас: «Сходство Путина и Ленина или Сталина с Путиным».

С.Белковский: При Путине мы вернулись в объятия Чингисхана. Путин идет путем наименьшего сопротивления

Много с середины первого десятилетия 21-го века, когда начал кристаллизоваться нынешний курс путинского Кремля, было и остается рассуждений о ресоветизации современной России, о том, что возвращаемся в Советский Союз. Так это или нет? Это не совсем так. Путинская Россия все-таки очень кардинально отличается от Советского Союза по некоторым базовым и ключевым параметрам. И Советский Союз был действительно страной тотального огосударствления всего. Там не было почти ничего частного. В современной же России все частное, даже то, что выглядит как государственное. Ясно, что так называемые государственные корпорации или открытые акционерные общества, в которых контрольный пакет принадлежит формально государству (такие как «Газпром» или «Роснефть»), не работают в интересах государства. Они работают в интересах группы частных лиц бенефициаров: своих собственных топ-менеджеров или людей, вообще стоящих за кадром.

Советский Союз, как мы знаем, был фактически религиозным государством: у него была государственная религия коммунизм и органы религиозной власти стояли выше органов светской власти, то есть партийные комитеты, комитеты Коммунистической партии выше Советов (сформированных ими органов исполнительной власти). И поэтому Советский Союз был заинтересован в воспроизводстве масштабных систем социализации человека. Это, собственно, и система образования, это и Комсомол, и Коммунистическая партия, и много еще что.

Советский Союз, как и нацистская Германия, были высшей и последней стадией модерна в этом смысле, поскольку важная отличительная часть модерна – это именно создание системы масштабной социализации, в объятиях которой (или в жерновах которой, если использовать некую негативную коннотацию) человек оказывается буквально с момента рождения. Путин режим – это режим десоциализации. Он не нуждается в этом инструменте. Советский режим был режимом коллективизма.

При Путине Россия достигла предельной атомизации, где каждый играет только за себя. Однако, действительно, при Владимире Путине страна вернула много из советской символики и полностью реабилитировала самого страшного из большевистских вождей – Иосифа Сталина. Но это связано с возвращением к каким-то элементам коммунистической идеологии или базовым ценностным основаниям Союза Советских Социалистических Республик.

Это связано, во-первых, с необходимостью успокоить старшее поколение, которое ностальгически все еще относится к Советскому Союзу, и примирить их с сегодняшней реальностью на эстетическом, на символическом уровне с той самой реальностью, которая должна быть им абсолютно отвратительна. С другой стороны, возвеличение Сталина – это дань вот той самой чингисхановой традиции, на путь которой Россия полностью вернулась в 21-м веке.

Еще раз повторю, что во времена Бориса Ельцина были попытки отказа от этой традиции, но новая традиция не была ни сформулирована, ни тем более вербализована. Да я думаю, что и у правящей элиты тех времен не было задачи формулировать и формировать какую-то новую традицию. Все-таки сам Борис Ельцин при всем уважении к нему и к его харизме, к его смелости, которая во многом позволила сокрушить Государственный комитет по чрезвычайному положению СССР в 1991-м году, затем перейти к радикальным реформам, чей радикализм явно не соответствовал мировосприятию бывшего крупного партийного работника.

С.Белковский: При Путине Россия достигла предельной атомизации, где каждый играет только за себя

Но Ельцин овладел этим языком реформ. Все-таки он не был большим интеллектуалом, а властная команда, которую он собрал, не нуждалась в механизмах метафизического осмысления того, что происходит с Россией. Поэтому Россия завернула к чингисхановой традиции очень легко. И какая чингисханова традиция без Сталина, который буквально и абсолютно воплощенный Чингисхан 20-го века. То же самое… Постоянное поддержание страны и народа в духе войны и в состоянии войны, самовоспроизводство бюрократии и как ответ на любой вызов.

Кроме того, напомню, что в соответствии с первым законом Серила Паркинсона, это уже не имеет прямого отношения к чингисхановой традиции: любые преобразования, направленные на сокращение бюрократии, ведут к ее разрастанию. Это то, что мы наблюдаем в сегодняшней России. Недавно председатель Правительства России Дмитрий Анатольевич Медведев заявил, что для очередных кардинальных преобразований и создания цифровой экономики России не хватает 5 миллионов чиновников. Это, конечно, можно было бы считать изящной шуткой, если бы это не прозвучало из уст Дмитрия Анатольевича Медведева. Чиновников нам не хватает, когда и так уже, мне кажется, каждый второй россиянин скоро станет чиновником.

И, конечно, жестокость как механизм управления. Люди должны бояться. И недавно на Валдайском форуме в Сочи (а Валдайский форум в Сочи – это тоже нечто кафкианское, согласитесь) Владимир Владимирович Путин в очередной раз подчеркнул, что этот народ выдержит все. Он сказал, что до воцарения в Кремле он еще недостаточно хорошо знал Россию, но сейчас он изучил ее в полном объеме.

Ну, конечно, понятно, как он изучил. В ходе поездок по стране, когда окружен несколькими плотными кольцами сотрудников ФСО. Кстати, для того, чтобы войти в юрту Чингисхана, нужно было пройти 9 костров, потому что эти костры как бы выжигали все плохие мысли у тех людей, которые прижимались к юрте, дверь которой была из чистого золота.

Так вот, Владимир Владимирович Путин в окружении нескольких колец ФСО на бронированных «Мерседесах», на соответствующих самолетах поездил, полетал по России. Конечно, изучил Россию как свои 5 пальцев и теперь они понимает, что этому народу все нипочем: вынесет все и широкую, ясную грудью дорогу проложит себе. Ставка на терпение русского народа, на то, что русский народ выдержит любое давление, любую жестокость неизбывна в рамках той политической традиции, в которой мы с вашим, товарищи, сердцем и именем учим, боремся и живем.

А теперь под занавес нашей «Провокации» я обязан доложить вам свежие новости Музея новейшей истории России в городе Плес Ивановской области. Напомню, что Музей новейшей истории России создается на базе резиденции Дмитрия Анатольевича Медведева в том самом плесе; резиденции, воспетой известным оппозиционером Алексеем Анатольевичем Навальным в фильме «Он вам не Димон» и других работах. Эта резиденция передана под музей. Основу собраний музея составляет личное собрание Алексея Алексеевича Венедиктова, главного редактора «Эха Москвы», поэтому неформально это учреждение культуры называется «музей Венедиктова».

Но каждую неделю, за редким исключением, собрание музея пополняется и новыми экспонатами. И вот на этой неделе основная коллекция музея пополнилась сразу двумя очень важными артефактами. Первый артефакт передал нам Вселенский Константинопольский патриархат от имени патриарха Варфоломея – это Томос на предъявителя (Томос о предоставлении автокефалии Церкви). При этом он подписан патриархом Варфоломеем, освещен Священным Синодом Вселенского патриархата, но там не вписано какой именно Церкви предоставляется автокефалия, а также не указана дата.

Поэтому если, дорогие коллеги, мы с вами завтра создадим Церковь, то мы можем вписать ее название в Томос, поставить правильную дату и с этого момента мы будем совершенно легальной автокефальной институцией по НРЗБ Вселенского патриархата. Это очень ценный артефакт. Я обратил особое внимание службы безопасности музея, что его надо тщательно охранять, поскольку количество желающих создавать автокефальные Церкви при овладении этим документом может превысить все разумные пределы.

Кроме того, певица Шинейд О’Коннор ирландская, которая перешла в ислам на минувшей неделе, передала нам свою коллекцию алкоголя, поскольку теперь ей пить больше нельзя. В этой коллекции преобладает, конечно, ирландский виски (там 120 бутылок «Талмор Дью»). Это надо охранять не меньше, чем Томос, поскольку, сами понимаете, почему. Кстати, до сих пор не ясно, является ли алкоголь биологическим объектом или нет. Ревекка Львовна Фрумкин, доктор биологических наук, заведующая кунсткамерой Музея новейшей истории в Плесе, известная российский ученый-исследователь, считает, что алкоголь можно считать биологическим объектом.

С.Белковский: Путин в окружении колец ФСО изучил Россию как свои 5 пальцев и теперь понимает, что народу все нипочем

Потому что в свое время она защитила докторскую диссертацию на тему: «Алкоголь как биологический субъект», в которой кроме всего прочего анализировалась генетическая предрасположенность к потреблению тех или иных видов алкоголя. То есть с помощью анализа ДНК можно понять, что человеку надо пить: водку, вино, виски, коньяк и так далее. И коль скоро алкоголь – биологический субъект, а современная философия стоит все-таки на позициях снятия субъект-объектной оппозиции, то можно считать его и биологическим объектом. И поэтому коллекция Шинейд О’Коннор, которая, кстати, включает в себя и 60 бутылок русской водки «Праздничная», передать в кунсткамеру, где она, что называется, целее будет.

Но кроме того, Павел Николаевич Грудинин, руководитель совхоза «Московский», бывший кандидат в президенты Российской Федерации, передал в кунсткамеру под руководством Ревекки Львовны Фрумкиной растение асфодель. Асфодель – это спиртосодержащее растение, которое растет в раю, как принято считать со времен Гомера. И поскольку Владимир Владимирович Путин нам готовит райское блаженство, то мы можем уже к этому привыкать. И кроме того, ходят слухи, что в раю благодаря наличию асфоделий постоянно поддерживается концентрация алкоголя в воздухе 3,17 промилле, что избавляет от необходимости в раю выпивать. Приходите к нам в Музей новейшей истории.

Спасибо большое, дорогие друзья! Это была программа «Русская провокация» — специальный проект «Белковский ТВ» для «Эхо Москвы». С вами был Станислав Белковский. До очень скорой встречи!

Комментарии

53

Пожалуйста, авторизуйтесь или зарегистрируйтесь, чтобы оставить комментарий.

sutara 28 октября 2018 | 15:10

Эта тема прекрасно освещена в книге Оруэлла "1984".
Не удивлюсь если эта книга на сходит с рук у нашего кормчего! Ведь все по ней!
В 90-х читалось как анти-утопия того что быть не должно. Сейчас - как тяжелые реалии нашего настоящего!


ex_ex 28 октября 2018 | 16:44

sutara: При некотором сходстве есть существенные различия. Главное из них заключается в том, что вождей в романе (как и большевистских вождей) интересовала исключительно власть, которая была для них самоцелью. Вождей же нынешней РФ больше всего интересуют деньги и материальные блага, и власть они рассматривают, в первую очередь, как инструмент для получения денег. Поэтому, если говорить о литературных аналогиях, то это скорее романы о диктаторах Латинской Америки, например, "Превратности метода" Карпентьера, "Я, верховный" Бастоса, "Сеньор Президент" Астуриаса и ряд других.


atlantic34 28 октября 2018 | 16:45

sutara: Недоедаете?..... Тяжелые реалии.... Я плакал))) Что Вы знаете о "тяжёлых реалиях??


don_ballon 28 октября 2018 | 17:52

Я в предопределённость не верю. Чингиз, влияние "степи", рабское самосознание... Да ничего подобного, это тнтеллигентские умствования. Народ хочет сытного корыта и вождя? Так это любой народ хочет, если сложить векторы миллионов воль. А выбери Ельцин приемником Черномырдина, Степашина или вообще Немцова, и жили бы в России, при всех традиционалистских предпочтения народа, с выборами, многопартийностью, политической конкуренцией и свободой слова. Скорее всего, много лучше бы жили, ибо такого тотального воровства и милитаризации бюджета не было бы.


zaryad 29 октября 2018 | 06:10

don_ballon: Скорее всего жили бы в нескольких небольших россиях. При демократии любая империя распадается. В 90х это было наиболее заметно. На местном уровне появились разговоры о Сибрской республике. Поволжской, дальневосточной, Татарстане, не говоря уж об отделении Чечни. Именно в этот момент (как мне видится) большинство людей, попавших на руский трон с перепуга превращаются из демократов (даже если такого качества в них чуток оставалось) в полных тиранов. Ни кто не желает быть последним царем единой русской империи.

Всех достала российская колониальная система с её вертикалью. Но ни кто не знает как от неё избавиться… вернее хотят, но что бы ни чего не менялось и рашка оставалась целой. А ведь что бы устранить это колониальное наследие достаточно поделиться на реальные ФЕДЕРАЦИИ, области подконтрольные гражданскому населению, а не кремлевским гопникам, иначе так и будем платить бесконечную дань маскве. А для этого следует покончить с вертикальным чекизмом - преступной ОПГ, заменившей демократию в рашке её ИМИТАЦИЕЙ. В этом отношении чекистам побоку, что имитировать… что думу, что демократию, что выборы, что федерацию… все это на сегодняшний день не настоящее, это симулякры западной цивилизации, созданные для обдиравлова населения и сохранения феодальной имперской колониальной структуры .


kazachok984 28 октября 2018 | 20:55

Белковский просто пересказал книгу Акунина - История Российской империи. Классные книги. Вот что нужно преподавать на уроках истории! Мне 50 лет, и благодаря этим книгам я переосмыслил ИСТОРИЮ! Нашу историю, а не то фуфло чем нас пичкают! Прчитайте или послушайте, есть аудио книги!


mashulya 29 октября 2018 | 00:04

"... он будИт( от слова Будить) в русском бессознательном обществе....."


zaryad 29 октября 2018 | 05:27

Белковский Станислав: А воля – это не свобода, это нечто совсем иное. Свобода – это, скорее, порядок. Когда мы в наши уже времена рассуждаем о том, что лучше: свобода или порядок, мы забываем о том, что\\\\\\\\\\\\\\\

Станислав батькович, харош гнать пургу и вводить людей в заблуждение. Свобода, это примат ЗАКОНА. В 1917 году в стане социалистов произошел раскол, или как говорил ленин – размежевание. Социал-демократы пошли строить социализм в Европе на основе Закона, а коммунисты с гнидушкой лениным пошли строить коммунизм на основе диктатуры быдла и красного террора. Результат на лице (о). Теперь в паРашер нет ни Закона, ни коммунизма. Спустя 70 +20 лет такого «воспитания» в рашке практически невозможно встретить человека, который хотя бы мыслил категориями права и закона ( и вы в том числе)… вот до чего довела стадо диктатура гопников-чекистов.

Сами силовые группировки, управляющие территорией рашки , КГБ и МВД уже 100 лет стоят над законом… о какой свободе и вообще деятельности в этом государстве можно говорить.

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире